Азбука верыПравославная библиотекапрофессор Георгий МандзаридисОбожение человека по учению святителя Григория Паламы


профессор Георгий Мандзаридис

Обожение человека по учению святителя Григория Паламы

Глава 1

Содержание

Аннотация
Введение
Глава I. Основы учения об обожении человека Образ Божий в человеке Возрождение человеческой природы во Христе Причастие человека Богу в Святом Духе Глава II. Мистериологическая и экклезиологическая природа обожения Таинства как средство обожения человека Таинство Крещения Святая Евхаристия Церковь как Причастие обожения Глава III. Нравственный аспект обожения Природа нравственной жизни Исполнение Божиих заповедей Аскетическое делание и бесстрастие Глава IV. Мистический опыт обожения Молитва Видение нетварного света Причастие Богу и знание Бога Глава V. Состояние совершенного обожения Воскресение и возрождение Видение Бога «лицом к лицу» Послесловие  

 
Аннотация
«Обожение – таинственный процесс, который совершается в человеке божественной силой и как таковой по существу невыразим. Сам Григорий Палама избегал говорить о нем, так как считал невозможным выразить его в словах и логических формулах. Он писал: «Ведь и мы тоже, хоть и много написали о безмолвии, побуждаемые то увещеваниями отцов, то просьбами братии, однако нигде не дерзнули писать об обожении; лишь теперь, раз нужно говорить, скажем нечто благочестивое о Господней благодати, хотя изобразить ее бессильны: даже высказанная, она остается невыразимой, и ее имя, по отеческому слову, ведомо лишь получившим ее в благий удел».
Настоящее исследование не могло выразить то, что и Григорий Палама считал невыразимым; и мы не пытались проанализировать «неизреченную» сущность обожения, а лишь истолковать богословские и антропологические элементы, на которых оно основано и благодаря которым оно совершается».
«Предлагаемое вашему вниманию систематическое исследование учения Григория Паламы состоит из пяти глав. В первой главе рассматривается богословская и антропологическая основа обожения человека. Следующие две главы касаются мистериологического, экклесиологического и нравственного аспекта этого учения. В четвертой главе говорится о мистическом опыте обожения, доступном обновленному во Христе человеку уже в настоящей жизни. И, наконец, в пятой главе речь идет об окончательном уничтожении тления и совершенном обожении, которого достигают святые благодаря полному соединению с Богом».
Предлагаемое вашему вниманию систематическое исследование учения Григория Паламы состоит из пяти глав. В первой главе рассматривается богословская и антропологическая основа обожения человека. Следующие две главы касаются мистериологи- ческого, экклезиологического и нравственного аспекта этого учения. В четвертой главе говорится о мистическом опыте обожения, доступном обновленному во Христе человеку уже в настоящей жизни. И, наконец, в пятой главе речь идет об окончательном уничтожении тления и совершенном обожении, которого достигают святые благодаря полному соединению с Богом.
ВВЕДЕНИЕ
Святитель Григорий Палама (1296–1359) – афонский монах, архиепископ Фессалоникийский, выдающийся православный богослов. Он, в отличие от некоторых богословов предшествующего периода, например преподобного Иоанна Дамаскина, не оставил систематического изложения православной догматики. Святитель Григорий был автором многочисленных аскетических трудов, в которых он изложил православную точку зрения на вопросы, поднятые в его время калабрийским монахом Варлаамом и его сторонниками. Являясь архиепископом Фессалоникийским, он разъяснял своей пастве истины православной веры и заботился о ее нравственном и духовном преуспеянии. По-разному он подходил к освещению богословских вопросов в споре с Варлаамом и в беседах с фессалоникийскими христианами.
Внимание своей паствы он привлекал к богословским, антропологическим и нравственным принципам христианства, касающимся всей Церкви. Например, в «Гомилиях» он пишет о любви Бога к человеку, о грехопадении, о тайне божественного промысла; говорит о значении дела Христа, о возрождающей силе церковных таинств, стараясь поддержать в душах верующих ревность в осуществлении их высокого призвания.
В ходе спора с противниками исихазма святитель Григорий столкнулся с серьезными и новыми для богословия проблемами, труднопостижимыми для большинства верующих, на которые он не мог найти прямого ответа в предшествующей богословской традиции. Ему приходилось самому формулировать ответ. Найти точные слова было не всегда легко. Не стремясь обновлять богословский словарь, Палама в пылу спора порой использовал термины, нетрадиционные для православного богословия. Он сам осознает, что в своих полемических трудах не всегда точен в выборе терминологии, однако его богословская позиция остается строго православной. Ссылаясь на святителя Василия Великого, Григорий Палама замечает: «В полемике не обязательно быть абсолютно точным в использовании терминологии, но в исповедании веры требуется соблюдать точность во всем. Именно в этом духе я строил свои опровержения Вар- лаама и Ахиндина, от святых воспринимая исповедание веры, чтобы читающие наши сочинения могли узнать о предмете спора из исповедания веры»1.
Вопрос о принципиальном различии между сущностью и энергиями Божиими, основополагающий в учении Григория Паламы, как и проблема обожения человека, не рассматривается в «Гомилиях», но является ключевым в больших полемических трактатах. В частности, в творении «О божественном и обоживаю- щем причастии» и в первой книге третьей триады «В защиту священнобезмолвствующих» он анализирует проблемы обожения человека.
Учение об обожении – величайшем божественном даре человеку и цели человеческой жизни – всегда занимало важное место в сотериологии отцов Церкви2. По афористичному выражению архимандрита Киприана (Керна), обожение – религиозный идеал Православия3. Именно к нему искони были направлены сокровенные чаяния человека. Адам, пытаясь присвоить себе обожение через нарушение заповеди Божией, пал и вместо обожения обрел тление и смерть. Однако Бог вернул человеку возможность обожения воплощением Сына Своего: «Солгася древ- ле Адам и, бог возжелев быти, не бысть; Человек бывает Бог, да бога Адама соделает»4.
Сам Григорий Палама, придерживаясь традиций древних отцов Церкви и византийских богословов, считал обожение целью человеческой жизни.
До последнего времени современные богословы не уделяли достаточного внимания святоотеческому учению об обожении человека. Протестантские учёные лишь обрисовали его в общих чертах, католические теологи более основательно изучили этот предмет, что и отражено в нескольких серьезных исследованиях5. Среди православных богословов эта тема была раскрыта Андреасом Феодору в работе «Учение об обожении человека на основе творений греческих отцов Церкви до св. Иоанна Дамаскина» (на греческом языке, Афины, 1956) и М. Лот-Бороди- ной в статье «La doctrine de la deification dans l’Eglise grecque jusqúau XIе sie cle»6.
Насколько нам известно, до настоящего времени отдельного исследования об учении святителя Григория Паламы об обожении человека не проводилось. Некоторые его аспекты отражены в работе архимандрита Киприана (Керна) «Антропология св. Григория Паламы» (Париж, 1950). Однако отцу Киприану и другим авторам, изучавшим различные стороны учения Григория Паламы, большая часть его творений была недоступна, в том числе и наиболее важные труды. Отец Иоанн Мейендорф первый работал с полным собранием трудов святителя Григория, изучив их по рукописям, часть из которых была им опубликована. Основные черты учения святителя об обожении человека отмечены им в работе «Introduction а Ге tude de Gre goire Palamas» («Введение в изучение Григория Паламы». Париж, 1959)7.
Предлагаемое вашему вниманию систематическое исследование учения Григория Паламы состоит из пяти глав. В первой главе рассматривается богословская и антропологическая основа обожения человека. Следующие две главы касаются мистериологи- ческого, экклезиологического и нравственного аспекта этого учения. В четвертой главе говорится о мистическом опыте обожения, доступном обновленному во Христе человеку уже в настоящей жизни. И, наконец, в пятой главе речь идет об окончательном уничтожении тления и совершенном обожении, которого достигают святые благодаря полному соединению с Богом.
GCS – Die griechischen christlichen Schriftsteller der ersten drei Jahrhunderte.
PG – Patrologiae Cursus Completus. Series Graeca. Paris, 1857–1866.
Оixov. – Tou ev ayioig ttcltqo q yiubv ГgyyoQtov, адмгто-хбттои ОеаааХоу́мщ, то и ПаХсцш, 'OfitXiai KB', exS. XocpoxXeovg x. той el; Oixov6fM(ov, AJ&vjvai, 1861.
Xvyyg. i, 2, з – Гоцуод'юи тои ПаЛа/ш Хиуудсцщата:
T. Á. QeócraXov'ix'r), 1962;
T. B'. Qsaa?aXovixTj, 1966;
Т. Г\ Qe(T(raXovix7)t 1970.

* * *

1Святогорский томос, 3 // PG 151, 723 ВС.
2См.: Gross J. La divinisationdu chretiend’apre slesPe resgrecs, contribution historique a la doctrine de la grace. Paris, 1938. P. 344.
3Архимандрит Киприан (Керн). Антропология св. Григория Паламы. Париж, 1950. С. 394.
4Служба Благовещению Пресвятой Богородицы. Стихира на Хвалитех.
5Особенно следует отметить «La divinisation du chrdtien…» Ж. Гросса (Париж, 1938).
6Revue de l'Histoire des Religions. Vol. 105. (Paris, 1932). P. 5–43; Vol. 106. (1932). P. 525–574; Vol. 107. (1933). P. 8–55.
7Ha англ. яз.: MeyendorfT J. A study of Gregory Palamas. Leighton Buzzard, England, 1964. (Далее – MeyendorlT J. Palamas. – Ред.).

Глава 1