протоиерей Григорий Дьяченко

Часть 3, Глава 26Часть 3, Глава 28

О разделении заповеди на две скрижали, или о любви к Богу и ближнему и о любви к самому себе, как вытекающей из того, что себя самого любить должно, как ближнего

Г. Добродетели, предписываемые четветою заповедью

1. Посещай храмы Божии в праздничные дни

а) Примеры усердного посещения храмов Божиих.

Преп. Феодор Сикеот с ран них лет начал обнаруживать любовь к церкви Божией. В особенности он любил ходить в храм великомученика Георгия, живописно стоявший на уединенной горе, довольно далеко от дома Марии, матери Феодора.

Будучи восьми лет, Феодор, обучаясь в училище, не ходил домой обедать, особенно в великопостные дни, но обыкновенно отправлялся в свою любимую церковь молиться Богу; уже вечером возвращался он к матери и тогда уже принимал пищу. Мать несколько раз строго приказывала ему приходить домой к обеду, но юный отрок трапезу духовную предпочитал трапезе телесной, и телесное обучение освящал благочестием, которое на все полезно.

Бывало, все домашние спят глубоким сном, а Феодор встанет с первым проблеском зари и уйдет в свою церковь на утренние молитвы: его влекла туда любовь к святому великомученику Георгию. В ночное время, на пути в церковь, приходилось ему видеть страшные привидения, в виде свирепых зверей, устремлявшихся на него с ревом и визгом: а он шел себе смело и ничего не боялся: он верил, что ему, с копьем в руках, сопутствует великомученик Георгий.

Случалось, что мать и прочие женщины, желая отклонить Феодора, чтобы он не ходил в церковь до рассвета, рассказывали ему, будто по ночам ходит волк и пожирает всех встречных; но женские рассказы не могли удержать его дома, – он непременно уйдет в церковь, так что, покоясь крепким сном, домашние и не заметят его ухода.

Однажды Мария, проснувшись рано утром и не застав сына в постели, с гневом побежала в церковь, извлекла его оттуда за волосы, и во весь день продержала при себе, а на ночь привязала к кровати. Но св. Георгий предстал в ночном видения пред Мариею, обнажил меч, и грозил ей отсечь голову, если она впредь будет препятствовать сыну ходить в церковь. Четырнадцати лет от роду Феодор совершенно оставил родительский дом, и начал жить в пещере, которую выкопал близ церкви св. Георгия, чтобы удобнее посещать любезный ему дом молитвы. Восемнадцати лет он рукоположен был во священника, и начал совершать бескровную жертву, достойно предстоя алтарю Господню. Так протекли детские и отроческие годы св. Феодора. Сколько здесь уроков для нынешних детей, которые ленится ходить в храм Божий, под предлогом малолетства, слабости тела, отдаленности от церкви, непогоды и других препятствий! («Чет.-Мин.»).

II. Пример самого живого усердия к посещению храма Божия и явленной за то помощи Божией мы находим и в житии св. Порфирия, еп. газского. Св. Порфирий с 25 лет оставил родительский дом и посвятил себя иноческой жизни. Пять лет он жил в одном скиту, потом перешел в окрестности Иерусалима и поселился в одной пещере. Здесь он тяжко заболел и, при содействии одного инока, прибыл в Иерусалим. В Иерусалиме не смотря на свою болезнь, он каждый день обходил св. места, и когда не мог идти ногами, то ползал на коленах, но не пропускал ни одного дня, чтобы не побывать в храме Воскресения, где находилось древо животворящего креста. За такую любовь в святыне храма Господь вознаградил св. Порфирия внезапным чудодейственным исцелением. Об этом св. Порфирий так рассказывал: «был я на всенощной службе в церкви Воскресения и от сильной боли лег у св. Голгофы и впал в забытье; вдруг я увидел Спасителя, пригвожденного на кресте и на другом кресте одного висевшего с Ним разбойника; я стал звать: «помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии Своем!» Спаситель сказал разбойнику: «сойди со креста и исцели его от болезни телесной, как я исцелил тебя от болезни душевной». Разбойник сошел со креста, обнял меня, поцеловал и, подняв с земли, сказал: «приди во Спасителю». Я подошел к Господу и увидел, что Он сошел с креста и сказал мне: «приими это дерево и храни его». Я взял крест Христов, и когда пришел в себя, то нашел себя совершенно здоровым»... Вскоре Порфирий был посвящен в пресвитера и ему поручено было хранение бывшей в то время в Иерусалиме части животворящего креста Господня в золотом ковчеге. Чрез три года св. Порфирий был посвящен во епископы города Газы. (По «Чет.-Мин.» 28 февр.).

III. В жизни препод. Маркиана повествуется, что в один праздник, когда в храме было огромное стечение народа, одна женщина, не найдя себе места в самом храме, взобралась на кровлю его, откуда по неосторожности упала и убилась до смерти. Но Господь за ее усердие явил ей Свою милость: по молитвам св. Маркиана ей тут же возвращена была жизнь. («Чет.-Мин.» 10 янв.).

IV. Когда св. Варсонофий, еп. тверской, от дряхлости не мог уже ходить в церковь, то, по его просьбе, ученики возили его на тележке к богослужению: так он любил молитву и славословие во храме! («Русские святые», Филарета, архиеп. черниг.).

V. Был в Вышгороде огородник, именем Мирон, – он имел слугу, у которого одна нога иссохла и скорчилась, так что он мог ходить только при помощи деревянной ноги. Этот несчастный был человек благочестивых правил и имел обычай во все праздники ходить на церковную службу; особенно часто ходил он в храм святых мучеников Бориса и Глеба, и там, припадая к гробам их, просил у них исцеления. Однажды ночью явились ему святые мученики и сказали: «о чем ты просишь?» – Благочестивый слуга, показав им иссохшую свою ногу, молил исцелить его. Святые мученики трижды перекрестили его ногу, и он, пробудившись от сна, почувствовал себя здоровым, и встал, благодаря и прославляя Бога. («Чет.-Мин.» мая 2 дня; сн. «Душ. чт.» 1860 г.).

VI. Из жития преп. Исаава Сарина известно следующее обстоятельство: переходя однажды из Сирии чрез город Споломану, он зашел в церковь и просил, чтобы по окопчании богослужения ему дозволено было остаться в храме. Там онь молился непрестанно – и без изнеможения около трех суток. («Чет.-Мин.» 12 апр.).

А мы, к стыду своему, должны сознаться, что тяготимся иногда прочитать молитвы утренние и вечерние и выслушать без усталости всю утреню и литургию. Это от того, что мы не имеем любви к Богу, а если бы имели ее, то имели бы охоту и к молитве.

VII. Один человек, по имени Варда, впал в страшный недуг: на груди его сделались глубокие раны, и неисцельные язвы, долго и жестоко страдал он. В день св. мученика Мокия врачи, бывшие при больном, и прочие домашние ушли в храм мученика на всемощное бдение. Больной, лежа на одре своем, от души скорбел о том, что недуг не позволяет ему идти в храм и поклониться чудотворному гробу преподобного Сампсона страннопримца, находящемуся в том храме. В утешение скорби его явился к больному некий муж, видом старый, и сказал: «встань»! Страждущий отвечал: «я не могу встать: все члены мои расслабли от тяжкой и мучительной болезни». Явившийся старец повторил свое приказание: «я тебе говорю: встань, или в храм св. мученика Мокия, которого сегодня вспоминает св. церковь, и помолясь у гроба св. Сампсона». Сказав это, старец стал невидим. Больной ощутил в себе крепость сил, начал понемногу подниматься с одра и не чувствовал более болезни в ранах своих. Отказав повязки и сняв пластыри, он к радости своей увидел, что раны его совершенно закрылись и исцелели. Надел Варда праздничные одежды, поспешил в храм и там благодарил Бога за свое чудесное исцеление. («Четьи-Минеи» 27 июня, житие препод. Сампсова странноприимца).

VIII. Св. мученица Сира, заключенная в темницу за исповедание имени Христова, сердечно желала и от всей души молилась Богу, чтобы Он даровал ей средство посетить храм мучеников, прежде пострадавших в Персии. Приблизился день памяти св. страстотерпцев и христиане поспешили в храм. Находясь в оковах, св. Сира скорбела, что не может помолиться с ними. Но Господь не оставил ее моления: один богатый христианин дал стражам темничным золота, чтобы они позволили сходит на всенощное бдение заключенной мученице в храм, и поручился, что к рассвету она возвратится в темницу. Стражи согласились, и св. мученица Сира сходила в храм, исцелила там бесноватого и снова возвратилась в темницу, полная великой радости, что вместе с другими христианами вознесла свои молитвы к Господу. (Ч.-М. 24авг.).

IX. Храм Божий – наше земное небо; там таинственно пребывает Сам Бог; там многий обретали спасение не только вечное, даже временное.

Один бедный человек доведен был голодом до того, что продал сына своего в неволю. Не без слез расставаясь с дорогим детищем, несчастный отец давал ему последний совет: «сын мой! ходи всегда в церковь и никогда не выходи оттуда до окончания службы». Добрый сын свято хранил наставление отца. Однажды товарищ его оклеветал его пред господином, и тот, не разобрав дела, решился предать смерти верного раба. В тот же день, встретив судью, господин сказал ему: «я пришлю тебе одного из своих рабов с плащом; ты прикажешь ему отсечь голову и, завернув в плащ, отдашь тому, кто придет после него». Добрый слуга, не зная ничего, по приказу господина, отправляется к судье; но увидав, что пред одною церковию совершают молебствие, вспомнил наставление отца, остановился и остался здесь до конца служения. Вслед за ним послан был к судье клеветник его – недобрый раб и, увидав доброго юношу, спрашивает его: «ты был у судьи?» – «Нет, отвечал добрый юноша; но сделай милость, поменяемся поручениями: ты отнеси судье этот плащ, а я дослушаю молебствие и схожу вместо тебя за ответом». Клеветник-слуга взял плащ, пошел к судье и в ту же минуту потерял голову. Молебствие окончилось. Набожный слуга также отправился к судье; там получил что-то завернутое в плащ и не рассматривая принес домой. Злой господин чуть не умер от страха, увидав в плаще голову любимого раба; но, узнав в чем дело, признал во всем этом волю Господню и перестал нападать на доброго слугу. («Воскр. чт.» 1885 г. № 4).

б) Увещание ходить в святой храм. «В храме я возвещаю вам слово Господа, читаю вам грамоту Христову, говорит один из древнейших русских проповедников, епископ Кирилл туровский. Когда приносят грамоту царскую или княжескую в город подвластным, не допытываются, каков по жизни своей принесший: богат ли он, или беден, грешник, или праведник, а только со вниманием выслушивают то, что читается, и заботятся о том, как бы чего не проронить... И если бесчинный человек произведет при этом шум, то прогоняют его.

Если же для земного царя столько внимания: еще более должны мы оказывать внимания здесь в св. храме, где Владыка Господь беседует с ангелами. Потому-то умоляю вас, приходящих в храм – вразумляйте не приходящих, чтобы ходили в храм...

Не понимаете, что поется? Научу вас и большему того, если станете внимать и учиться. Если же не будете внимательны, вы будете осуждены за то, что имели учителя, да не внимали. Скажи мне, если при восходе солнца станет кто-нибудь закрывать глава, с нежеланием видеть свет и будет говорить: для меня мрак лучше света, – одобрите вы его, или осудите? Тоже и слово учения в храме. Божие слово называется в Писании светом, при том таким, который выше всего видимого света. Видимый свет озаряет плотские очи, а тот душевные. Если бы раздавали вам в храме каждый день или мед или другое сладкое питие – не стали ли бы вы ходить даже без зова? Вы перегоняли бы друг друга. Но в храме преподаются слова Божии, лучше золота и дорогих каменьев, более сладкие, чем мед и сот, и вы лишаетесь их, не приходя в церковь! Порицаю и осуждаю тех, которые не ходят в церковь слушать слово Божие, но вас, приходящих, хвалю и благословляю». (Из поуч. св. Кирилла еп. туровского).

в) Храм есть земное небо. «Поистине храм есть земное небо, ибо где престол Божий, где страшные тайны совершаются, где ангелы служат с человеками, где непрестанное славословие Вседержителя, там истинно небо и небо небесе. Итак, да входим в храм Божий, наипаче во Святое Святых, со страхом Божиим, с чистым сердцем, отложив страсти и все житейское попечение, и да стоим в нем с верою, благоговением, разумно, внимательно, с любовию и миром в сердце, да исходим обновленными, как бы небесными, да живем во святыни, свойственной небу, не связуясь житейскими похотями и сластями». (Из кн.: «Моя жизнь во Христе» прот. кронштадтского Иоанна Сергиева, т. II, изд. 1-е, 1892 г. стр. 224).

г) Царское приглашение. Если кто из подданных удостоивается приглашения к государю, тот считает это особенным счастием для себя и конечно с большою радостию спешит явиться на зов царя. И если бы от того места, где живет царь, отдаляло позванного к нему подданного значительное расстояние, он не затруднился бы с возможною скоростию проехать десятки и сотни верст, – лишь бы только удостоиться лицезрения царского. Нельзя и представить, чтобы какое-либо препятствие помешало верноподданному исполнить желание своего повелителя. Похвально это усердие служителей царя земного. Но с такою ли готовностию отзываемся мы на приглашение Царя небесного, с какою все спешат на зов царя земного? Каждый праздник, каждое воскресенье с особенною силою и настойчивостию зовет нас церковь в дом Божий, где присутствует Своею благодатию и силою Сам Царь небесный, и где желает Он видеть нас, чтобы удостоить нас божественной трапезы и осыпать нас щедротами Своей благости. А мы, или по крайней мере, многие из нас, – так небрежны и невнимательны, что как будто и не слышим этого зова Царя небесного. Иных от дома Божия отделяет только несколько шагов, – и их трудно пройти обленившемуся христианину, заглушившему в себе религиозное чувство. В то время, когда, в назначенный час, мимо окна его жилища проходят другие в храм Божий, он собирается на какое-либо гульбище, чтобы шумом его изгнать из своей души все, напоминающее нам о долге по отношению в Царю небесному, или предается занятиям, иногда не только не важным, а прямовредным и предосудительным. (Из «Воскреен. чтения» 1879 г. стр. 474).

д) Два соседа (рассказ). Жили рядом два ремесленника, которые оба занимались одним ремеслом: были портные. Один из них имел жену, отца, мать и много детей; но он каждодневно ходил в церковь. Однакож, не смотря на то, что чрез это не мало отнимал у себя времени для работы по ремеслу, он достаточно содержал и прокармливал себя со всем семейством, благодаря благословению Божию, ежедневно испрашиваемому на труд и на дом свой. Другой же слишком много отдавался ремеслу, так что нередко в праздничные дни, которые должны быть посвящаемы на служение Богу, не был во храме Божием, а сидел за работой, но богатым не был и с трудом кормился. Вот он и стал завидовать первому и ревновать; однажды он не вытерпел и с раздражением спросил соседа: «с чего это и как ты богатеешь? ведь вот я больше тебя тружусь, но беден». А тот, желая, чтобы сосед почаще вспоминал о Боге, ответил: «вот я, каждодневно ходя в церковь, нередко нахожу золото по дороге и так мало по малу приобретаю. Если хочешь, – станем вместе ходить в церковь, и буду каждый день звать; но только все, что каждый из нас ни нашел бы, – делить пополам». Бедняк поверил, согласился, и стали они вместе каждый день посещать храм Божий, где душа невольно располагается к молитве, и где благодать Божия незримо касается сердца человека; скоро призыв и другой в такому благочестивому обычаю. Но что же? Вот видимо благословлял его и труд его: он стал поправляться и богатеть. Тогда первый, подавший добрую мысль, признался своему соседу: «я не совсем правду говорил тебе раньше, но от сказанного мною ради Бога и твоего спасения какая польза для души твоей и для твоего имения! Поверь, что я ничего не находил на земле, никакого золота, и не из-за золота посещал храм Божий, но именно потому, что Бог сказал: ищите прежде царствия Божия и сия вся приложатся вам. Впрочем, если я говорил, будто находил золото, не погрешал: ведь ты нашел и приобрел». – Так Господне благословение на свято чтущих Господа служит лучшим и надежным споспешником трудам, почему апостол, заповедуя солунянам труд, заповедует и непрестанно молиться: «в молитве терпите» т. е. будьте постоянны133. (Сост. по Прол. 9 июля).

е) Святоотеческие наставления о необходимости посещения храма Божия.

I. «Не оставляй, возлюбленный, – поучает ов. Иоанн Златоустый, – чаще посещать св. церковь. Если мучит тебя какая тоска, здесь она рассеется; если заботы житейские, здесь оставят тебя; если безумные страсти, здесь укротятся. Если бы ты ходил сюда как можно чаше, забыл бы все неудовольствия, которые терпишь вне; но так как ты удаляешься и убегаешь отсюда, то всякий раз губишь все те блага, какие получаешь здесь от слушания божественных писаний... Как тот, который всегда стоит на скале, презирает нападение волн, так и тот, который постоянно ходит на богослужение и внимает слову Божию, не может быть уловлен мирскими предметами, потому что стоит выше всего житейского». («Троицк. лист.», № 154).

II. Прекрасно поучаю о необходимости и пользе посещения храма Божия и отцы нашей православной русской церкви. «Как дождь растит семя, – говорит св. Симеон, епископ владимирский, – так церковь оплодотворяет духовную землю для произращения добрых дел. Что ни сделаешь дома, не имеет силы той, как совершаемое в храме Божием. Читаешь ли дома псалтирь или поешь, это не сравняется с одним церковным пением: Господи, помилуй/" (Там же).

III. «Оставив все дела свои, – научает св. Алексий, митр. московск., – без лености собирайтесь в церковь на молитву. Не говорите: «дома помолюсь». Как храмина без огня не может нагреться от одного дыиа, так домашняя молитва без церковной».

IV. «Много может, – наставляет патриарх Иоаким, – молитва и одного праведника ко умолению Владыки, но еще больше может молитва многих. И если один член церкви имеет какой-либо недостаток, то другой член восполняет этот недостаток. Кроме того: молитва многих, возносимые в церкви, подкрепляется еще и молитвою святых Божиих, которых св. мощи во св. храмах почивают». («Троиц. лист.», № 192).

ж) Рассказ, показывающий, что необходимо посещать храм Божий. Необходимость посещения храма Божия видна из того, что даже Сам Бог удостаивает призывать некоторых людей на молитву во св. храм. Так, однажды праведная Иулиания (память ей 2 января), во время суровой зимы, не имея ни одежды, ни обуви, некоторое время не ходила в храм. Священник церкви св. Лазаря, придя однажды к утрени в храм, внезапно услышал голос от иконы Богоматери: «иди, скажи милостивой Иулиании, что напрасно не ходит она в церковь: домашняя молитва приятна Богу, но не так, как церковная; а вы уважайте ее: Дух Божий почивает на ней». Священник, испугавшись, прибежал к Иулиании и рассказал, что слышал в церкви от иконы Богоматери. С того времени, не смотря ни на какую погоду, праведная Иулиания ходила в церковь, когда только бывало богослужение. (См. житие праведной Иулиании).

з) Правило 80-е святого вселенского шестого собора константинопольского о необходимости посещать храм Божий. «Если кто, епископ или пресвитер, или диакон, или кто-либо из сопричисленных к клиру, или мирянин, не имея ни какой настоятельной нужды, или препятствия, которым бы надолго устранен был от своей церкви, но пребывая во граде, в три воскресные дни в продолжение трех седмиц, не придет в церковное собрание, то клирик да будет извержен из клира, а мирянин да будет удален от общения».

Различные другие правила иначе наказывают епископов и клириков, на значительное время отлучившихся от своих церквей; а настоящее правило не только епископов и клириков, но и мирян, пребывающих вне своих мест на чужой стороне, заставляет иметь общение с верными и с ними молиться, и определяет, что если кто из них без всякой настоятельной необходимости, как-то; болезни, или необходимейшей работы, не дозволяющей таковому присутствовать в церкви в три воскресные дня, не будет присутствовать в собрании с верными и молиться с ними, но небрежно будет относиться к таковому спасительному общению: то, если это клирик, он должен подлежать извержеиию, а если мирянин, должен быть удален от общения, то есть, должен быть отлучен, – ибо из этого открывается одно из двух – или то, что таковый не прилагает никакого попечения об исполнении божественных повелений о молитве Богу и песнопении, или он не есть верный: ибо почему же он в течение двадцати дней не захотел быть в церкви с христианами и иметь общение с верным народом Божиим? (Вальсамон). (Из книги: «Правила св. апостолов, вселенских и поместных соб.»).

2. Посвящай Богу в праздничные дни часть из своего имения

а) Пожертвования верующих на храм. Побуждая в пожертвованиям верующих на храм и его нужды, св. Григорий Богослов пишет: «как бы ни было маловажно приносимое Богу, и как бы ни далеко отстояло оно от совершенства, но оно не столь мало, чтобы Бог не нашел его угодным и вовсе не принял... Когда Моисей водружал на земле скинию во образе небесного; тогда все приносили, что было им велено: одни золото, другие серебро и дорогие камни для верхней ризы, другие виссон стканый и червленицу пряденую; одни багряницу, кожи овни очервлены, другие самое худшее, власы козии (Исх. гл. 25 – 35); каждый и каждая, что имели у себя на тот раз, все приносили в дело скинии, и никто из самых бедных не остался без приношения. Так и мы в честную Божию схинию сея церкви... хотя один меньше, а другой больше, но в,се буден вносить одинаково... Бог измеряет подаяние не достоинством подаваемого, но силами а расположением приносящего. Итак не медли сделаться щедрым, но будь им теперь, и по недостатку достойного не отказывай во всем. Напротив того одно внеси, другое пожелай внести, а об ином молись, чтобы даровал прощение немощи. Никто да не будет тощ и бесплоден; всякий да плодоносит Богу, что у него есть и составляет его собственность». (Григорий Богослов, в русском переводе, т. 2, стр. 152).

б) Построение храмов – дело богоугодное.

Приведем несколько примеров из жизни святых, подтверждающих эту истину.

I. Преподобный Даниил переяславский, любивший заниматься погребением усопших, видел однажды ночью на кладбище огонь над могилою, в которую он недавно опустил тело усопшего странника. Это явление расположило его к мысли построить храм на кладбище, тем более, что в то же время и один благочестивый игумен сообщил ему, что и он на том же месте видел ночью свет и даже слышал звон. Даниил сряду же хотел начать святое дело, но его останавливают три какие-то неведомые странника и говорят: «повремени года три, и ты уверишься, что эта мысль от Бога, а между тем к тому времени найдутся и средства исполнить ее».

Прошли три года, и вот для Даниила открывается новое побуждение устроить храм над прахом усопших: к нему является какая-то жена, и вручая ему сто сребренников, говорит: «возьми и устрой церковь на кладбище, где покоятся и мои близкие: я часто видела во сне своих родителей, которые требовали от меня там моллтвы. Потом столько же сребреников дает ему неизвестный рыбак и говорит: «возьми и устрой церковь на кладбище: я там видел ночью огонь». Приходит наконец еще какой-то муж, и, вручая ему столько же денег, говорит: «возьми и устрой церковь иа кладбище, где и мои родные: я слышал там голос, требующий, чтобы там была церковь». Кто были эти таинственные жертвователи, одному Богу известно; только Даниил, при помощи их, устроил церковь во имя всех святых, чтобы ангелы всех усопших призываемы были на месте их погребения. (См. сочин. Муравьева: «Мысли о православии при посещении святыни русской»; сн. кн. «Минуты пастырск. досуга» еп. Гермогена, т. И, стр. 116 – 117).

II. Насколько построение храмов Божиих дело богоугодное, видно из того, что Сам Бог и святые Его принимают участие и поспешествуют построению и благоукрашению храмов. Однажды препод. Евфросиния полоцкая (пам. ея 23-го мая), видя, что день от дня умножаются сестры в ее обители, задумала создать более обширную каменную церковь во имя Спаса. Началась постройка. Приставником при работах был благочестивый муж Иоанн. Он несколько раз во время отдыха до восхода солнца слышал голос: «Иоанн, встань и иди на созидание храма Вседержителю». Раз он спросил преподобную: «ты ли, святая мать, присылаешь понуждать меня к работе?» Преподобная, разумея, что этот голос свыше, сказала: «если и не я понуждаю тебя, но ты делай, что тебе велят, ибо это дело Божие». Потом, спустя некоторое время, случилось, что на окончание церкви не хватило кирпичей. Преподобная уже усердно молилась Господу о помощи, и утром оказалась полная печь жженых кирпичей, уже остывших и очень крепких. Все с удивлением прославили Господа за Его дивную помощь, (Ч.-М. 23-го мая).

в) Рассказ сборщика на храм. «Был я больнешенек, смерть у изголовья стояла, грехов-то бездна... Пошлет Господь облегчение, пойду, подумал я в себе, собирать на храм. А храм-то у нас совсем ветхий, деревянный, во имя угодника св. Николая. Как встал после болезни, поправился, выправил разрешение на сбор, книжку, помолился Богу и пошел – сам хорошо не знаю куда. Пойду, мол, куда поведет св. угодник (старик показал глазами на икону св. Николая чудотворца у себя на груди). Пошел из дома я весной – и держу путь к Москве, там, думал, посбираю. У нас на севере малолюдно, селения редкие. Лег я под дерево, образок поставил на сучек, заснул... да и вижу сон. Св. угодник показывает мне рукой на полдень и говорит: «иди на Волгу, в Рыбну» (Рыбинск, Ярославской губернии). Добрался я до Рыбной – где пешком, где на барке, где на пароходе... Нигде не останавливаюсь... Пристал пароход в Рыбной к берегу. На берегу богатейший собор; я в собор, на встречу мне от собора идет пожилая женщина, по виду купчиха, и спрашивает: «откуда ты?» Я сказал. «Приди ко мне на дом... я живу вот там»... И указала на дом возле собора. Я пришел. Дом большой, каменный. Просила меня остаться, отдохнуть и переночевать. На утро расспрашивала меня обо всем, а потом и говорит: «вот тебе от меня лепта на построение храма... Начинайте с Богом строить скорее... Тут тысяч»... И подала мне сумку с деньгами.

Я повалился в ноги...и заплакал от радости. Она мне сказала: «у меня дочь – недавно померла и завещала отдать свое приданое на построение храма первому сборщику, который встретится матери в сороковой день".

"Сегодня сороховой день по голубушке моей, я шла из церкви и вот тебя первого встретила».

Когда я ей рассказал про свой сон, она удивилась, прослезилась и сказали: «чего не дохватит, доплачу, стройте храм высокий, пятиглавый, просторный, с приделом во имя св. мученицы Раисы (это имя ее дочери покойной). Колокола, утварь и облачение пришлю отсюда, а на освящение храма сама приеду».

Не велела никому говорить о своем пожертвовании и фамилии своей не назвала, так я и не узнал, кто она такая, просила поминать заупокой девицу Раису, да молиться о здравии Серафимы!»...

Слезы радости не сходили с глаз у сборщика во все время рассказа.

Вырастет – выстроится, благодаря старому сборщику и неизвестной благодетельнице, в далекой северной стране новый благолепный, пятиглавый, громкозвонный храм, на красу и утешение целого края. Гул святого благовеста далеко будет оглащат окрестности и пробуждать в душах сладость молитвы. Пройдут года, сотни лет истлеет прах щедрых жертвовательниц и усердного сборщика; по сохранится новосозданный храм, и каждый раз, как заблаговестят в храме, каждый раз, как соберутся на богослужение в церковь поселяне, понесется к Богу, вместе с гулом колокола, молитва о создателях и благотворителях храма сего, – и вечно будет жить под сводами новосозданного храма память о возлюбивших благолепие храма Господня – о сборщике крестьянине, о набожной невесте, свое приданое завещавшей на святое дело, и об ее благочестивой матери. (Сост. по журн. «Церк.-прих. школа» за 1889 г.).

г) Дары, приносимые Господу, должны быть самые лучшие. В ветхом завете Господь устами пророка Малахии так укорял священников за принесение недостойных жертв к святому жертвеннику: «вы приносите на жертвенник Мой нечистый хлеб, и говорите: чем мы бесславим Тебе? Тем, что говорите: трапеза Господня не стоит уважения. И когда приносите в жертву слепое, не худо ли это? Или когда приносите хромое и больное, не худо ли это? Поднеси это князю: будет ли он доволен тобою и благосклонно ли примет тебя? говорит Господь Саваоф. И так, молитесь Богу, чтобы Господь помиловал вас; а когда такое исходит из рук ваших, то может ли Он милостиво принимать вас? говорит Господь Саваов» (Мал. I, 7 – 9).

Ныне жертвы новозаветные суть жертвы бескровные: хлеб, вино, елей, ладан, свеща и проч., по смысл и значение их то же, а заботливость о достоинстве их от нас, чад нового завета, удостоенных высшей благодати Божией, должна быть еще большая, чем от чад церкви ветхозаветной. Не вынуждайте ваших священников принимать от вас недостойные Господа жертвы и не подвергайте и их и себя осуждению. Все будем «молиться Богу, чтобы он помиловал нас, и да не исходит недостойные жертвы от рук наших».

Итак, обращайте должное внимание на дары, вами Богу приносимые. И свеча неблаговонная и коптящая, и просфора черствая и нечистая, и вино окисшее, это то же, что жертвенное животное слепое и хромое. Покупайте свечи в самых храмах у церковных старост, которые и с своей стороны не будут брать на душу греха, держа в церковном ящике свечи, недостойные Храма Божия; берите просфоры у людей, для изготовления их уполномоченных, а где нет просфорниц, там избирайте их из благочестивых вдовиц и дев, преимущественно сиротствующих и требующих вашего попечения и призрения. Что же касается красного вина, то покупайте его у торговцев богобоязненных, понимающих, для чего это вино назначается. Ныне, по милости Божией, есть в нашем отечестве и свои виноградники, доставляющие хорошее красное вино. Правда, вдали от городов, по селам, не легко приобретать хорошее вино для такого важного дела, как изготовление вещества св. таинства Тела и Крови Христовой, но можно употребить на это и особенную заботу, и лишний расход, и труд. Все хорошее и доброе с трудом делается, легко только грешить. (Из «Пастырского увещания» преосвященного Амвросия, епископа харьковского и ахтырского).

д) Небесная награда за усердие к пожертвованиям на св. храмы. В Царьграде жил один ремесленник, именем Николай. Он был человек богобоязненный и особенно чтил святителя Николая, имя которого получил и покровительству которого вверен был при крещении. Чтил он святителя великого и никогда не забывал в праздник святителя помолиться в храме во время богослужения, совершить по своему усердию посильные пожертвования на храм Божий, поставить свечу пред иконой святителя и устроит у себя скромную праздничную трапезу. Из году в год неопустительно он делал это, памятуя слово Божие: «чествуй Господа от праведных трудов твоих» (Притч. Солом. 3, 9). Так дожил он до глубокой старости. Но тогда уже не мог работать, не мог добывать средств к жизни и потому скоро дошел до крайней бедности. И вот когда приближался день памяти св. Николая, тогда убогий, обедневший старец, не зная как ему восчествовать память святого, обратился к своей жене и сказал: «вот наступает день чтимого нами великого святителя Николая; как же нам быть, когда мы по своей бедности не в состоянии ныне сделать того, что делали бывало прежде?» Жена же отвечала: «ты знаешь, что немного уж остается нам пожить; я стара, как и ты; скоро обоим нам придет конец; не изменять же нам своей любви к Богу и Его святому угоднику Николаю». Сказав это, она достала оставшийся у них один хороший ковер и прибавила: «вот возьми ты это, иди продай, а потом и купи все, что нужно для праздника в церковь Божию; ничего больше нет у нас, кроме этого ковра, а ведь не детям же оставлять, которых у нас нет». Старец обрадовался и с хвалою Господу вышел из дому.

Когда проходил он мимо бывшей в то время церкви св. Платона, чтобы придти на торжшце, то повстречался с каким-то почтенным, благолепным светоносным старцем, который подошел к нему и спросил: «друг, куда ты идешь?» Тот ответил: «мне нужно на торг». И когда оба они подошли к торжищу, тогда повстречавшийся благолепный старец опять спросил: «скажи: за сколько хочешь ты продать свой ковер, так как я хочу такой купить»? – «Сначала он быд заплачен восемь златниц», сказал бедняк, «а теперь возьму сколько дашь». – «Не возьмешь ли шести златниц?» снова спросил тот. – «С радостию возьму, если дашь», ответил обрадованный бедняк. Тогда тот вынул кошелек и, отдавая шесть больших златниц, сказал: «возьми от меня золото, а отдай мне ковер». Убогий старик так и сделал; купивший желудь. Но народ, стоявший по близости, не видел другого старца (покупателя) и не слышал его голоса, а потому с удивлением расспрашивал старика, обрадованного своей продажей: «уж не привидение ли тебе какое? Что это ты один разговариваешь?»

Между тем к жене его, через несколько времени после того, как он ушел, приходит какой-то светоносный, благолепный старец с ее ковром в руках и говорит; «твой муж, давний мой друг, встретил меня на дороге и умолял: донеси ковер этот к жене моей, так как у меня дело есть другое; и вот я принес, добавил старец, возьми, сохрани его». С этими словами он стал невидим, а женщина, в страхе перед светоносностию и благолепием его, не смела расспрашивать его о чем-нибудь и взяла ковер. Но она страшно разгневалась на своего мужа, предполагая что муж ее не захотел сделать прежде уговоренного, забыл свою любовь и благоговение к святому угоднику Божию и пожалел потратить такое добро. Она тяжко горевала и даже начала сетовать на то, что вышла замуж за такого дурного человека, а на ковер и смотреть не хотела: так ей грустно было не почтить память святителя!

А муж, ничего не зная о случившемся, купил что нужно и пошел домой, довольный, что теперь он не изменит своему благочестивому обычаю и удовлетворит святое желание сердца, благоговевшего перед великим святителем. Когда же завидела его жена, то с гневом сказала: «уйди от меня прочь: ты солгал перед святителем Николаем; лучше бы тебе было не обещаться и не задумывать, чем обещавшись не исполнить; возьми твой ковер и владей им: он уже не мой; я не хочу быть более с тобой, ты солгал перед святителем и тем погубил все то благое, что раньше делал». Старик был крайне изумлен и ничего не мог ответить своей жене. Потом, постояв и размыслив, он понял, что совершилось великое чудо; вздохнув от глубины благодарно-радостного сердца, он поднял руки свои к небу и сказал: «слава Тебе, Христе Боже, творящему чудеса чрез дивного святого Своего Николая!» А обратившись к жене, спросил: «по страху Божию поведай мне, кто принес тебе этот ковер? Мужчина или женщина, старый человек или молодой?» Жена отвечала: «муж светоносный, благолепный, в светлом одеянии, в образе важного старца, пришел и принес ковер, говоря мне: вот муж твой упросил меня донести этот ковер к тебе, сохрани его; а я не смела его спросить, – кто ты такой; он был такой почтенный и важный». Услышав рассказ жены, старик, богобоязненный Николай, показал ей золото, купленный хлеб и вино, просфоры и восковые свечи пред икону святителя и сказал: «жив Господь! купивший у меня ковер есть воистину угодник Божий Николай; он принес ковер назад к нам убогим и смиренным его рабам. Ведь и на торжище многие дивились, с кем я говорю, ибо они никого другого не видели, кроме меня; а ведь у меня купил ковер такой же светоносный старец».

Тогда оба вместе, муж и жена, благословили Бога, поспешили в храм святителя Николая и поведали всем о случившемся; и было великое торжество у христиан, узнавших о великой милости Божией к бедным и чтущим память святых Божиих. («Прол.» 9 мая).

Смиренный повествователь, описавший это событие, так заключает свое повествование: ты, отче честный и святый Николае! не забывай раб твоих, творящих верою память твою в святости твоей и святому твоему образу чудотворящему кланяющихся! («Воскр. чт.» 1889 г.).

3. Почитай храмы Божии

а) Почтение древних христиан к святым храмам и благопристойное поведение их в храмах. «Мы домы Божии почитаем, почитая всякое место, созданное во имя Божие» (Гангр. соб. прав. XXI), сказали отцы гангрийского собора, торжественно произнесши проклятие на всех, которые не почитали домов Божиих и учили «невозбранно пренебрегать сии доны». (Гангр. соб. прав. 5-е).

О глубоком почтении древних христиан к св. храмам Божиим свидетельствует заботливость их о соблюдении, при посещении их, возможной чистоты телесной и духовной, братолюбия, смирения и скромности, о благопристойном поведении во время богослужения и об удалении от храмов всего нечистого и мирского.

I. Благоговея пред святостию места, как места особенного присутствия Божия, древние христиане имели обычай, пред посещением храма, заботиться об очищении себя от гнева и всякого худого житейского помысла, чтобы достойно и неосужденно войти в св. дом Божий. Климент александрийский «мужчинам и женщинам, идущим в церковь, поставляет в обязанность возгревать в сердце своем истинную и пламенную любовь христианскую, быть чистыми телок и сердцем, дабы они могли возносить молитвы свои к Святому святых». (Клим. алекс. педаг. к. III, гл. X и XI). Об этой обязанности напоминали древних христианам и надписи, полагавшиеся на дверях, которые вели в св. храмы. Так, по свидетельству еп. ноланского – Павлина, на дверях одного храма находилась следующая надпись: «мир тебе, кто бы ты ни был, если ты в мире, с чистым сердцем входишь в тайное селение Христа Бога». (Павл. нолан, пис. 12-е к Северу).

II. Обычай древних христиан, пред самым входом своим во храм, умывать свои руки, лице, и даже ноги, чтоб предстать Богу в храме Его чистыми не только по душе, но и по телу, был весьма распространен. В древней церкви, пред входом в храмы, поставлялись умывальницы, или устроялись источники (водоемы), в которых не только священно-служащие, но и все верующие, как иереи Богови (Апок. V. 10), умывали свои руки, лицо и ноги. Евсевий, описывая храм, устроенный Павлином тирским, говорит, что «он (Павлин) вступившему во врата ограды не позволил вдруг нечистыми и необмытыми ногами входить в самое святилище, но здесь, против храма, дал место символам святого очищения, т. е. ископал источники, которые вступающим внутрь священной ограды доставляют в изобилии воду для омовения. (Евс. «Церк. ист.» кн. 10, гл. IV).

III. Благоговея к храмам Божиим, древние христиане ревностно старались, при посещении их, возбуждать и питать в себе чувство глубокого смирения и благоговейного трепета. Это чувство выражалось в их скромной одежде и вообще в наружном виде. Первенствующие христиане, хотя, по словам блаж. Августина, «стекались в храмы с благоговейною торжественностию» (Авг. «О граде Бож.» кн. 2, гл. ХХVIII), однако в одежде простой, чуждой мирской пышности и изысканности. Те из христиан, которые, отправляя высокие обязанности гражданские, при одеянии своем носили знаки мирского своего величия, почитали приличным являться в св. храм без знаков: так военачальники обыкновенно оставляли за дверьми храма свое оружие и знаки своего отличия.

IV. Вступая в храм, древне христиане, в знак благоговения к св. месту, мели обычай лобызать алтарь двери и даже пороги храма. «Приступая к св. жертвеннику, мы со страхом и радостию его целуем», говорит Афанасий Великий. «Не видите ли», восклицал некогда св. Златоуст в одной своей беседе к народу, «не видите ли, как многие лобызают двери сего храма, иные преклоняют главу, или хватаясь за вее руками, или поднося руку к устам». (30-я бес. на посл. к коринф.).

V. Замявши место в храме, древние христиане стояли в безмолвии, неподвижно, с лицом, прямо обращенным к св. алтарю. Диакон обязан был наблюдать за местами, чтобы каждый из приходящих во храм занимал свое место (т. е. сообразно с своим возрастом, полом и проч.) и также смотреть, чтобы никто не разговаривал шепотом или минами, не смеялся и не дремал: «потому, что в церкви», говорит писатель «Постановлений апостольских», «должно стоять благочинно, скромно, бодрственно и с слухом, обращенным к принятию слова Божия» (Пост. апост. кн. 2, гл. 67). Св. Григорий Богослов о матери своей Нонне замечает: «кто благоговейнее ее стоял но время всенощных и дневных псалмопений?.. В священных собраниях и местах, кроме необходимых и таинственных возглашений, никогда не слышно было ее голоса... Она чествовала святыню молчанием, никогда не обращала хребта к досточтимой трапезе, пе плевала на пол в Божьем храме». (Григ. Бог. слово 18. Твор. св. отц. в русск. пер. ч. II, стр. 108 – 109). По словам того же святителя – Григория Бог., император Валент, когда вошел в церковь, где священнодействовал ср. Василий Вел., то при взгляде на невиданное ин никогда в арианских церквах благолепие храма и благоговейное, неподвижное стояние в нем верующих – пришел от изумления в великий страх и трепет. (Григ. Бог., сл. 43, надгробв. Вас. Вел. Твор. св. отц. в русск. пер. ч. IV, стр. 107).

VI. В древней церкви царило благоговейное молчание. Допустившим беспорядок в священных собраниях (напр. разговор, смех, шум) апостол делает упрек: или о церкви Божией не радите? (1Кор. 11, 12). Приведя эти слова, св. Златоуст продолжает (на Кор., бес. 36, отд. 6): «позвольте и мне сказать тем, которые здесь разговаривают: разве вы не имеете домов для пустословия? Или нерадите о церкви Божией, и развращаете желающих сохранить спокойствие? – Церковь не есть место для разговоров».

VII. В древние времена мужчины, женщины, девицы и дети за богослужением помещались отдельно. (Апост. посл. кн. II, гл. 57). Если ныне не везде это соблюдается, то церковный порядок непреложно требует, чтобы всякий оставался на своем месте и не переходил на другое.

VIII. Некоторые в настоящее время дозволяют себе уходить из храме прежде окончания службы. – Быть может, выходить из церкви они не считают и грехом. А какое строгое дано св. апостолами правило: «верных, входящих в церковь, но не пребывающих в молитве до конца, яко беcчестие в церкви производящих, отлучати должно от общения». (Прав. 9). Древняя церковная история знает очень мало примеров нарушения этого правила.

IX. Целование икон есть святой обычай: но прикладываться к иконам, кто когда захочет во время богослужения, запрещалось и теперь запрещается. (Сборн. церк. пост. Барс. том I, стр. 962). Надобно это делать или прежде, или после службы...

X. За неблагопристойное тведение в св. храмах христиане в древности подвергались не только строгому словесному обличению от своих пастырей, но и тяжкому телесному наказанию и отчуждению от храмов. Палладий в своем повествовании о нитрийских подвижниках, упомянувши о стоящих в их церкви трех пальмовых деревьях, имевших при себе по бичу, замечает, что «один из сих бичей назначен был для исправления тех, которые, пришедши в церковь, делали что-нибудь непристойное». (Лавсаик. о нитрийск. подвижн. 7, стр. 21). По суду гражданскому за произведение в церкви во время богослужения явного беcчиния или смятения определялось не только жестокое телесное наказание или заточение в ссылке, но даже и казнь смертные. Так, по поведению императора Гонория, произведенное во храме бесчиние обязаны были областные начальники немедленно исследовать по форме, и после сего виновника преступления подвергать смертной казни (Соd. Тheodos. lib. XVI, tit. 2. de Ерiscop. с. 31; Lib. X. de Ерisс. с. 31). Император Юстиниан, подтверждая это узаконение Гонория, издал следующее постановление: «ежели кто, во время совершения божественной службы вошедши в св. церковь, нанесет какую-либо обиду епископу, или клирикан, или другим служителям церкви, такового повелеваем подвергать бичеванию, и ссылать в заточение. Если же кто произведет смятение и расстройство в священнодействии, или наставит прекратить его, сего подвергать смертной казни». (Iust. поvеll. СХХIII. с. 31).

XI. Попечительность древних христиан об удалении от св. храмов всего нечистого и мирского доказывается многими правилами касательно этого и примерами. Так церковь запретила входить в храмы женщинам, находящимся в очищении, как сие видно из 2-го правила канонического послания св. Дионисия александрийского к еп. Василиду, «О женщинах», говорит в этом послании св. Дионисий, «находящихся в очищении, позволительно ли им в таком состоянии входити в дом Божий, излишним почитаю и вопрошати, – ибо не думаю, чтобы оне, если суть верные и благочестивые, находясь в таком состоянии, дерзнули или приступити в святей трапезе, или коснутися тела и крови Христовы. Ибо и жена, имевшая двадесятилетнее кровотечение, ради исцеления прикоснулася не Ему, но токмо воскрилию».

Воспрещалось совершать куплю в оградах св. храмов. Так св. Василий Вел. признавал неприличным производить какие-либо торги близ храмов, и воспрещал делать это, угрожая страшным гневом Божиим. «Закон», говорил некогда великий святитель своим пасомым, «закон показывает, что неприличны торги, бывающие в местах, где чествуются мученики, – ибо не для иного чего обязаны христиане приходить в мученические храмы, или на места близ их лежащие, как для молитвы и для того, чтобы воспоминающие твердость святых, подвизавшихся за благочестие до смерти, сами возбуждались в подобной ревности, памятуя самый страшный гнев Господа, Который всегда и везде был кроток и смирен сердцем (Мф. XI. 29), но поднял бич на одних тех, которые продавали и покупали около храма, потому что торговля превращает храм молитвы в вертеп разбойников» (Мф. XXI, 13) (св. Вас. Велик. твор. св. отц; в русск. перев. т. ИX., ч. V., стр. 183). Также отцы 6-го вселенского собора 76-м правилом запретили в оградах св. храмов производить куплю под угрозою отлучения от церкви. «Никто», гласит это правило, «не должен внутри священных оград корчемницу или различные снеди поставляти, или иные купли производити, сохраняя благоговение к церквам. Посему аще кто будет обличен в реченном преступлении, да будет отлучен».

Вот в каких высоких чертах история изображает нам почтение древних христиан к храмам Божиим! Какие здесь вразумительные и вместе утешительные уроки для христиан времен последующих! И, напротив, какое горькое обличение должны здесь увидеть те, которые холодны и непочтительны к храмам Божиим! (Сост. по «Душеполезн. чтению» за 1862 г., стр. 287 – 293; 295 – 297; 304 – 306; 311 – 312; 316 и др. указ. в своем месте источ.).

б) Важное значение храма Божия для христиан.

I. Храм Божий есть дом Божий, жилище Божие, видимое небо. В храме Божием таинственно и непостижимо пребывает Сам Владыка неба и земли, Господь наш Иисус Христос, как Он непреложно обещал Своим последователям: «идеже бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их». (Матф. 18, 20). Он присутствует здесь (в храме) в евангелии, в котором Он, по учению святых отцов, сокровен есть, и в святом изображении животворящего креста Его, и в святых мощах полагаемых в основание престола, и во святом антиминсе, преимущественно же Он присутствует в таинстве пречистого тела Своего и святейшей крови Своей.

В храме Божием, как на небе, присутствуют и все силы небесные, пресвятая Матерь Божия, святые ангелы и угодники Божии молятся вместе с нами, подкрепляют и возносят наши молитвы на небо, низводя на нас своим ходатайством благодать Божию. Как на небе святые, окружая престол Царя славы, прославляют Его: так здесь, на земле, – в храме они служат священнослужащим и молятся вместе с ними.

а) Так в житии св. Василия Великого повествуется; однажды, когда св. Василий Великий совершал в храме молитву, благочестивые клирики видели небесный свет, который освещал и озарял алтарь и святителя, и святых мужей в белых ризах, которые окружали великого архиерея. («Ч.-М.», 1 янв.).

б) Пред праздником воскресения Христова, вечером, в великую субботу, св. Нифонт (рассказывается в житии его), стоя в церкви вместе с народом, видел пречистую Богородицу с апостолами и множеством святых, пришедшую в церковь. Матерь Божия замечала, кто из людей стоял с усердием и благоговением, на тех Она смотрела с любовию, а кто стоял в храме небрежно, о тех Она плакала и, простерши Свои пречистые руки, о всех молилась Господу. («Ч.-М.», 23 дек.).

в) Так св. Андрей Христа ради юродивый с учеником и другом своим Епифанием и другие, имевшие чистоту и прозорливость духа, видели под сводом Влахернской церкви на воздухе Матерь Божию с ликами св. пророков и апостолов, молящуюся о мире и честным Своим онофором (покровом) осеняющую молящихся христиан. («Чет.– Мин.», 1 октября).

г) Когда служил литургию преп. Сергий, ангел Господень сослужил ему, как свидетельствовали ученики его – Исаакий Молчальник и Макарий, которые явно видели в алтаре ангела Божия, служащего с ним. А достойный инок обители того же преп. Сергия, – Игнатий, после блаженной кончины преподобного видел, что он во время всенощного бдения стоял на своем игуменском месте и участвовал с братиею в церковном пении. («Троицк. листок», № 63).

д) Во время осады Троицко-Сергиевской Лавры поляками в 1608 г, преп. Сергий радонежский чудотворец, как видели благочестивые старцы, будил иноков и звал в храм на молитву. («Русск. свит.», март, архиеп. черн. Филарета).

Св. отцы и учители церкви смотрели на храм Божий, как на дом Божий, в котором обитает Сам Бог.

Так, св. Алексий, митроп. московск., в своем поучении говорит: «церковь именуется небом; в ней закалается Агнец, Сын и Слово Божие для очищения грехов всего мира; в ней проповедуется евангелие царствия Божия и писания св. апостолов; в ней престол славы Божией, невидимо осеняемый херувимами». («Русск. святые», февр. 12, Филарета, архиеп. черниг.).

«Моисей, – говорит патр. Иоаким, – приближаясь к горевшей купине, снимал обувь с ног своях: так и ты, входя в храм Божий на молитву, отложи всякое житейское попечение. Стоя в храме, помышляй, что ты стоишь на небе... Как на небе, так и в церкви есть престол Божий; как на небе с благоговением предстоят престолу Божию ангелы и все святые Божии: так пусть будет и в церкви. Кто в церкви, сем земном небе, занят бывает земными попечениями, тот небо делает землею, или, по слову Христа, дом молитвы обращает в вертеп разбойников». («Троицк. лист.», № 192).

II. Храм Божий есть училище веры и благочестия. В храме Божием, чрез постоянное слушание слова Божия, мы получаем познание о Боге, Творце неба и земли, о Его безграничных свойствах – вездесущии, вечности, всемогуществе, премудрости, благости, правосудии; в нем мы воспринимаем спасительные истины о Иисусе Христе, как искупителе рода человеческого от греха, проклятия и смерти, и о Духе Святом, как Освятителе церкви с ее благодатными таинствами. 3десь, при взгляде на иконы святых угодников Божиих, нам представляются подвиги благочестия их, проходит пред нашими глазами вся многотрудная жизнь их. В житии Симеона Столпника рассказывается, что однажды в воскресный день, когда стояла дурная погода и ему не приказано было выгонять стадо в поле (в детстве его ничему не учили и он пас стадо отца своего), он, пользуясь свободным временем, пошел вместе с роднтелями в церковь и стал внимательно слушать божественную службу. Особенно глубоко запали в детскую душу слова евангелия: блаженни нищии духом, блаженни плачущии, блаженни кротции» (Мф. 5, 3 – 5). Услышав это, тринадцатилетний Симеон, вместо того, чтобы идти домой, убежал в пустынное место, где мог наедине подумать о том, что слышал в церкви. Тут он бросился на землю и со слезами стал просить Бога, чтобы Он заставил и научил его. Свыше вразумленный к спасению, Симфон отрекся от мира, стал подвизаться на столпе, угождая Богу молитвою и всякого рода лишениями, за каковую подвижническую жизнь наследовал райские обители.

III. Храм Божий служит местом врачевания наших немощей телесных и душевных. В храме Божием преподаются для нас спасительные святые таинства; чрез них мы получаем исцеление от болезней телесных (в особенности в таинстве елеосвящения) и избавление от горестей, несчастий, скорбей и страданий. Несчастные получают здесь утешение, в бедности бывают довольны, в слабости сильны, гордые смиряются, растерзанное скорбями сердце просить тут отрады и находит успокоение.

Что храм Божий служит нам духовною врачебницею, в том убеждают нас многие примеры.

Приведем один из них: жил в Константинополе один юноша, который был в таком расслаблении, что не только не мог ходить, но даже с трудом ползал по земле. Однажды, видя, что народ идет в церковь со свечами на праздник угодника Божия Николая чудотворца, и он тоже, купив себе свечу, пополз в церковь. На дороге является ему сам угодник Божий и спрашивает его: «кто он, куда и зачем ползет? Когда убогий дал ему ответь, святитель Николай велел ему ползти в церковь. Несчастный кое-как приполз в дом Божий, поставил здесь свечу пред образом святителя Николая и начал молиться. Потом, всматриваясь в икону, он заметил, что точно такого же вида старец встретился с ним на пути. Тогда он со слезами стал просить себе помощи у святителя Николая, и что же? Суставы его вдруг сами собой мало-по-малу стали разгибаться: он уже мог стать на ноги, и когда помазался маслом от лампады, горевшей пред образом угодника Божия, то совершенно выздоровел134. (Троиц. лист. № 23).

IV. Храм для нас есть то же, что сердце для тела. В сердце живо отражается всякое движение, состояние и действие нашего тела. Бодренность и дремота, крепость сил и слабость, здоровье и болезнь, льгота и тягота и проч., – все вообще отражается в сердце и вызывает с нашей стороны соответственные тому действия. Не то же ли самое есть между нами и храм? Всякая наша нужда духовная не откывается ли в храме и не вызывает ли из него соответственных действий? – Смотрите: печален кто, – идет в, храм вознести усердную молитву Заступнице рода человеческого, радость получил, – идет туда же воспеть благодарное молебствие; – дом надо строить, – из храма берется благословение; колодезь вырыть – то же; дождя нужно, – храм ходит по полям, чтоб привлечь дождь с неба; болезнь постигла, – церковь приходит ходатайствовать о выздоровлении; родилось дитя, – оно возрождается к новой жизни в храме; согрешил кто, – очищается от скверн в храме; новая семья зачинается, – она сочетавается в храме; в путь собирается кто, – напутствуется молитвами в храме; умер кто, – тело его провожается на покой в недра земли из храма, а о душе его возносится ходатайственная молитва в храме, – и проч., и проч. Вообще нет ни одного значительного дела, которое бы совершалось, как следует, по-христиански, помимо храма, или без соприкосновения с ним. Как нитями какими прикреплены мы к храму. К нему привлекаемся всякий раз, как зачинаем что новое, и из него уже исходим на дело свое. Так, основательно верно, что храм есть истинное средоточие или сердце нашей христианской жизни. (Из брошюры: «Наши отношения к храмам», епископа Феофана, Москва, 1893 г. стр. 17).

V. Храм Божий есть место взаимного общения – небесных и земных. – Раждаемся мы на земле для неба. Отжившие век свой переходят отселе в иной век, и, там пребывая, или требуют нашей помощи, или сами способными соделываются помогать нам. То и другое предполагает, что должно быть особое на земле место для общения нас земных с небесными. – Место сие и есть храм. Здесь поминаем мы отцов и братий, и здесь же призываем святых, прославленных, помощников наших. Святые здесь к нам нисходят, как это неоднократный опыт очевидно доказал, и действие молитв наших, совершанных здесь, к отцам и братиямь нашим доходит, – и все мы тайно, – духовно, – но тем не менее действительно, сообщаясь здесь, – в храме, – составляем единое общество стройно сочетаваемое, на которое милостиво призирает и коим благостно увеселяется Отец наш небесный, со всеми небесными силами. (Извлеч. в сокращении из той же брошюры).

в) В чем заключается святость храма (по учению Филарета, митрополита московского)? «Чтоб взойти к истинному и общему началу святости, принадлежащей богослужебному храму, должно помнить, что первый создатель храма – скинии был Сам Бог; чертеж этого храма принесен был с небес, как и заповедано было строителю скинии Моисею: виждь, да сотвориши вся по образу, показанному на горе (Исх, 27, 28); что по этому же самому образцу, только с новым великолепием, создан потом храм Соломонов; что наконец, когда с христианством открылось поклонение Богу духом и истиною, (представленное прежде в чувственных видах), – и храм христианский содержит в себе ту же святыню в духе и силе, которая в храме Моисеевом и Соломоновом представлена была в образе и явлении.

Что же было знамением присутствия, источником святыни в храме Моисеевом и Соломоновом?

Омовение и помазание, употребительные и в древности, как и ныне, составляли только действия приготовительные в освящению; самая же святыня ознаменовывалась тогда, когда чудесный облак осенял и наполнял скинию или храм и когда небесный огонь нисходил на жертвы, т. е., когда являлось присутствие Бога невидимого и всемогущего. Так святыню храма изъяснил Соломону Сам Господь: освятил храм сей, его же создал еси, еже положити имя Мое тамо во веки, и будут очи Мои ту, и сердце Мое во вся дни (3Цар. 9, 3), и вселюся посреде сынов израилевых ( – 6, 13).

Господь же сказал: идеже еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь и Аз посреде их (Мф. 18, 20) и – в этом заветном слове, всегда действенном и непреходящем, Он положил неоскудевающее начало святости храмов, которые для того и существуют, чтобы собирать верующих во имя Его. Посему и ныне, при освящении храма, возвещается присутствие Божие, когда возглашается вратам, чтоб они возвысили верхи свои, да внидет Царь славы, чем изображается вступление в освящаемый храм благодатного, таинственного присутствия И. Христа – Царя славы, да воссядет Он на престоле храма, подобно как на небесах восседите одесную Бога Отца, и да подает отсюда благодать, подобно как оттуда дает славу.

Итак, глубокое основание святости богослужебного храма заключается в особенном благодатном присутствии Божием в храме, присутствии таинственном и непостижимом, но тем не менее истинном и действительном. Господь Сам во храме святем своем (Псахом 10, 4).

Храм, как небо, исполнен божественным. В его молитвословиях Сам Дух Святый ходатайствует о нас воздыханиями неизглаголанными (Рим. 8, 26); в евангелии глаголет к нам Христос; на алтаре Христос является в Своем теле и крови, с воспоминанием страдания, смерти и воскресения, и предлагает нам божественную пищу; в таинстве крещения мы облекаемся во Христа; в таинстве миропомазания полагает на нас печать Свою Дух Святой; в священноначалие и священство поставляет и в них действует Дух Святой. Не останавливай твоих мыслей на видимом священнодействователе: он, как и ты, человек, и, может быть, немощнейший нежели ты; но Дух Святой, сошедший на апостолов, особенным непрерывным преемством достиг и до него, и чрез него действует; Свидетель исповедания нашего Иисус Христос невидимо стоит над ним, и чрез него святительствует. Уважай и видимое в храме, поелику оно проникнуто святым невидимым; пред невидимым же на- иначе благоговей – как на небеси, как пред очами Самого Бога.

Стоящие во храме! Помыслим внимательно, где мы находимся и что здесь над нами и с нами! Здесь присутствие Господа Иисуса Христа, Сына Божия, – невидимое присутствие Его Божества и даже видимое присутствие Божественного тела Его. А поелику пресвятая Троица неразделима и неразлучна: то здесь и Бога Отца благословение и Духа Святого осенение, и вследствие того – ангелов служение, стражей святыни храма, хранителей и назирателей входящих в него; очи Господни здесь отверсты, чтобы видеть наше благоговение, не скрыто же от них и наше неблагоговение; сердце Господа, Его любовию и милосердием – отверсто для нашей веры, любви, молитвы.

Будем помнить, не станем забывать, что в храме мы обретаем особенное благодатное присутствие Божие, свет и спасительную силу евангелия, приискреннее соединение со Христом в таинстве тела и крови Его, небесную помощь ангельскую, осенение Духа Святого, святыню пребывающую и с благоговением и верою входящих в храм освящающую135. («Слова и речи» Филар. м. м. т. ІІ, стр. 14 – 16; 45 – 46; 84, 112: ч. III. 128, 180, 190: сн. «Воскресное чтение» 1890 г.).

4. Присутствуй с благоговением в храме Божием

а) О благоговейном стоянии в храме Божием. Храм Божий, по слову Самого Спасителя, есть место особого присутствия Его: иде же вста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их. Эту святую истину высказывал и царь – псалмопевец: Сам Господь во храме святем (Псал. V, 3). Благоговейное присутствие при богослужении не только награждается всеобщею церковною молитвою, но и спасительно душам христиан. Вот пример этого: в великую субботу вечером, пред праздником светлого воскресения Христова, святитель Нифонт, стоя во храме с народом, удостоился видеть Саму Царицу небесную, со святыми апостолами и угодниками пришедшую в церковь. Кто из предстоящих стоял с усердием и благоговением, на тех Божия Матерь взирала с любовию; а кто стоял небрежно, о тех Она скорбела и молилась. (Жит. свят. Нифонта, 23 дек. стр. 136).

б) Наставления о благоговейном поведении в храме Божием.

I. «Представь, что кто-нибудь, предстоя царю и беседуя с ним, по зову подобного ему раба оставляет царя и начинает беседовать с рабом; таков и тот, кто разговаривает и предается рассеянию во время богослужения». (Св. Ефрем Сирин).

II. «Если, пришедши в дом царя, ты был бы в опасении и заботе, чтобы не сделать чего-либо несообразного с достоинством места: то с каким благоговением должен ты входить в дом Царя небесного! Если со страхом находился бы ты в доме царя, хотя он тебя и не видит, хотя, может быть, нет его и дома: то с каким страхом должен ты предстоять в доме Божием, где Вездесущий всегда присутствует, где Всевидящий непрестанно тебя видит». (Филар., митр. моск.).

III. «Когда слышишь в церкви молитву: старайся, чтобы слышало не только ухо твое, но и сердце, чтобы молитва церкви сделалась твоею собственною молитвою». (Он-же).

IV. «Когда слышишь слово Божие; преклони пред ним не главу только, по обычаю видимому, но и ум твой невидимо. Слово Божие есть семя плода духовного: проведи глубоким вниманием глубокую бразду в сердце твоем, чтобы принять оное, и возрастить, и принести плод Богови: слово Божие есть роса небесная: положи пред ним душу твою, как землю жаждущую; живо слово Божие и действенно (Евр. IV, 13): не препятствуй ему животворно действовать в тебе, – устрани беспорядочное движения помыслов, желаний, страстей». (Он-же).

V. «Когда слышишь церковное песнопение: воспевай и ты, если можешь, и устами, но наипаче и непременно, по изречению апостольскому, воспевай и пой в сердце твоем Господеви» (Еф. V, 19). (Он-же).

VI. «Когда слышите в церкви учение: ревнуйте и уразуметь оное, и сохранить, и употребить в пользу свою и других. Не обеспечивайте себя ленивою мыслию: мы люди простые; без сомнения, и простым так просто заповедует апостол: не дети бывайте умы, но злобою младенствуйте, умы же совершены бывайте». (1Кор. XIV, 20). (Он-же).

VII. «В церковь идучи, поучает св. Тихон задонский, думай, что ты в дом Царя небесного идешь, где со страхом и радостию должно стоять как на небе пред Царем небесным. В церкви стоя, по сторонам не озирайся и не осматривай, как это стоит и молится, да не с фарисеем осудишься, понеже пришел ты сюда не судить других, а у Бога Судии и Сердцеведца милости просить себе, но к единому алтарю с умилением взирай, где святая жертва приносится. От смеха, разговоров больше всего берегись, ибо кто в церкви стоя смеется или разговаривает, тот не отдает чести святому месту и других соблазняет и другим препятствует молиться». (Из творений св. Тихона задонского).

VIII. «Стойте в храме безмолвно, мирно, тихо, поучает один из святителей, как стоят, например, эти свечи, зажигаемые нами пред иконами: они не движутся с места на место, не производят шума, они горят огнем, который стремится не вниз, не по сторонам, а вверх, на небо. Так и вы стойте, устремляя пламенеющие любовию и молитвою сердца к Богу». (Антоний, еп. смоленский, сн. «Воскр. чтен.», 16, 1861 – 62 г.).

5. Благотвори в праздничные дни

а) Дела благотворения древних христиан в праздничные дни.

I. О преп. Афанасии известно, что она до поступления своего в монашество в воскресные и праздничные дни «соседния жены к себе любезно собирающи, божественныя им прочитоваше писания и отверзаше ум их к Господнему страху и любви, и восставляше их на добродетель». («Ч.-М.» апр. 12).

II. Христиане с любовию чтили праздничные дни обильными приношениями в церковь, из которых одна часть шла на содержание служащих при церкви и церковные нужды, а другая на вспомощетвование бедным. «Приношения эти, говорит один древний христианский писатель, служат как бы залогом благочестия; потому что идут не на пиршества, не на пьянство, не на объядение, но на пропитание и погребение бедных, на отроков и девиц, лишившихся имущества и родителей, на старцев, которые по слабости уже не могут выходит из дома и заниматься работою, также на потерпевших несчастие и на заточенных за веру в рудокопни, на острова и темницы». (Тертул. апол. гл. 39).

III. Многие из людей достаточных, в уважение праздников сами раздавали щедрую милостыню неимущей братии, питали алчущих, призирали странных и ходили по больницам, стараясь словами утешения и разными услугами облегчит страдания болящих. Так писатель жития преподобной Марфы, рассказывая о том, как почитала она божественные праздники, между прочим говорит: «милосерда к нищим бе неизреченно, алчущия питая, и нагия одевая. Входя же часто в больницы, служаше своими руками больным, умирающим же подаваше от своих трудов погребательные, такожде и крещаемым белые одежды даяше от своего рукоделия». («Чет.-Мин.» июнь 4).

IV. Общим обычаем древних христиан было устроят во дни праздничные трапезы для сирот, странников и всех бедных. В первые времена христианства такого рода трапезы учреждаемы были при церквах и гробах мучеников; но впоследствии их стали устроять благотворители только в собственных домах. Щедрость некоторых христиан простиралась до того, что иногда они, по причине большого стечения нищих, в один праздник устрояли несколько трапез одну за другою.

аа) Так известно, что один христолюбивый брат по имени Исаия отличался особенною благотворительностию во дни праздников: создав странноприимницу и больницу, он старался успокоить всех приходящих к нему, и служил больным со всем усердием: «в субботы же и во дни недельные, по две, по три, и по четыре трапезы представляше нищих ради». (Чет.-Мин. июля 18).

бб) Преподобная Афанасия считала столь важным и священным долгом для себя благотворить бедным в дни Господних праздников, что пред самою кончиною своею не забыла наказать своим сестрам по иноческому житию: «блюдите, да ничто оставите от подобающих празднику (это было накануне праздника Успения Божией Матери)... и нищим, сиротам же и вдовицам учреждение по силе да сотворите». («Чет.-Мин.» апр. 12).

б) Примеры благотворительности древних христиан во дни праздничные и воскресные.

I. Преподобная Марфа, мать преподобн. Симеона столпника, постоянно с усердием, а тем паче в воскресные и праздничные дни посещала храм Божий, никогда не оставляя церковного правила; с этою целию она жила не далеко от храма: первая приходила в храм и последнею выходила. На всенощных молитвах и на божественных службах она стояла с таким вниманием и с таким сердечным сокрушением, что слезы обильно лились из глаз ее, и часто причащалась св. божественных таин, пречистого тела Христова и божественной крови Его. Сколь достойно она причащалась, видно из того, что по причащении божественных таин – лицо ее сияло особым светом, как некогда лицо Моисеево.

Весьма была милосердна она также и к нищим: всегда, а тем паче в воскресные и праздничные дни, алчущих питала и нагих одевала; часто входила в больницу и своими руками служила больным, подавала необходимое для умерших, собственными руками шила белые одежды для новокрещаемых; гневающихся примиряла, нехорошо живущих увещевала и не только для женщин, но и для мужчин, служила примером целомудренного, благоговейного, богоугодного жития; из уст препод. Марфы никогда не было слышно какого-либо праздного, ложного и небогоугодного слова; но от благого сокровища сердца своего износила преподобная благая и устами своими. («Четьи-Минеи», 4 июня).

II. Когда преподобно-мученик Стефан Новый за почитание св. икон был заключен в темницу и был томим голодом, ибо получал весьма мало пищи, и притом самой скудной, то супруга одного из темничных сторожей, женщина богобоязненная и боголюбивая, облегчала его страдания: каждую субботу и воскресный день, приносила ему укруг хлеба и немного воды и подавала ему тайно. Достойно при этом особенного внимания то, что преподобно-мученик сначала не хотел принимать из рук ея пищи, пока не удостоверился, что она женщина благочестивая и почитает св. иконы. А удостоверился он таким образом: женщина эта, желая показать, что она с благоговением чтит св. иконы, принесла в темницу из дома своего икону пречистой Богородицы и первоверховных апостолов Петра и Павла и на глазах преподобного Стефана поклонилась им, облобызав их; уходя же из темницы, она вручила их св. Стефану, прося его поминать ее в святых молитвах. («Ч. – М.» 28 ноябр.).

III. О преподобном Макарии египетском, в житии его, повествуется, что он в дни памяти святых уготовлял обеды не для знакомых и друзей, но паче для нищих и убогих. То же самое делал он и в дни воскресные. («Чет.-Мин.», 19 января).

IV. В житии преподобного Памвы рассказывается о двух единоутробных братьях. Имя первому Паисий, второму – Исаия; они были дети богатых купцов: по смерти родителей, разделив наследство, избрали оба иноческое житие. Один доставшуюся ему часть имения роздал нищим, церквам и мирянам и, ничего себе не оставил, удалился в пустыню, снискивая себе пропитание трудами рук своих: другой брат, невдалеке от мирских селений устроив небольшой монастырь, с небольшим числом иноков, всю свою заботу посвятил страннолюбию и питанию нищих; устроил странноприимный покой и больницу, всех приходяших с любовию упокоивал и со всем усердием служил больным; в субботы же и в дни воскресные уготовлял для нищих по две, по три и даже по четыре трапезы. Через несколько лет оба брата скончались о Господе. По кончине их появились у иноков разногласия: одни больше хвалили того, который служил странникам, нищим и больным, а другие отшельника, раздавшего свое имение бедным. Для разрешения своих разногласий, иноки обратились к преподобному Памве, пожелав узнать, которого из этих двоих братьев жизнь была более угодна Богу, и кто из них получил большее воздаяние? Преп. Памва отвечал: « оба совершенны пред Богом; странноприимец уподобился праведному Аврааму, пустынник же святому Илии пророку, и оба равно угодили Богу». Но иноки не удовлетворились этим ответом: одни более хвалили пустынника, ибо он исполнил евангельскую заповедь: продал имение свое, роздал нищим и, взяв крест свой, последовал Христу, пребывая всю жизнь в алчбе и жажде. Странноприимец же, хотя служил нищим, однако имел то утешение, что ел и пил с странниками. Противники же их говорили, что и странноприимец исполнил слово Христово: «не приидох бо, да послужат мне, но да послужу им»: он столь многим послужил, исходя каждый день на дороги и ища странного, нищего, больного и бедного, вводил их в дом свой и упокоивал; если за одну чашу воды, поданной жаждущему, обещана от Бога награда, то сколь великую мзду должен получить странноприимец, который удовлетворил и упокоил бесчисленное множество алчущих и жаждущих и всякому болящему, как Христу, послужил? Слыша такое несогласие братия, преп. Памва сказал им: «подождите, братия, не много, пока я получу от Бога извещение и потом скажу вам».

Чрез несколько времени преподобный отвечал инокам: «пред Богом глаголю вам, яко обоих тех братий – Паисии и Исаию видел купно в раи стоящих». («Чет.-Мин.», июнь; сн. «Воскр. чт.» 1889 г. № 22).

6. Молись с усердием дома в праздничные дни

а) Сила и значение молитвы вообще. Молиться Богу – первое дело в жизни христианина. Святые отцы говорят, что молитва для христианской души то же, что пища для тела. Без пищи мы не живем ни одного дня и даже вкушаем ее несколько раз в день: так и без молитвы истинный христианин не проживет ни одного дня и молится в день несколько раз. Кто же не молится, тот и не истинный христианин.

Приведем слова св. Иоанна Лествичника о действии молитвы: «молитва, по действенности своей, есть утверждение миру, примирение с Богом, матерь и вместе дщерь слез, очищение грехов, мост, проводящий чрез искушения, средостение против скорбей, сокрушение браней, ангельское дело, пища всех бесплотных, будущее веселие, беспредельное делание, источник добродетелей, снабдительница дарований, невидимое преспеяние, пища душе, просвещение ума, секира на отчаяние, доказательство надежды, прекращение печали, богатство монахов, сокровище безмолвников, уменьшение раздражительности, зерцало преспеяния, показание меры, обнаружение состояния, указание будущего и на знаменование славы. Молитва истинно молящемуся – судилище, суд и престол Господень еще прежде будущего суда». (Леств. сл. 28).

Если в будние дни, когда человек развлекается житейскими заботами и трудами, не всегда может он посвятить много времени на молитву, которая, как мы видели, столь необходима для души его, как главнейшее условие его жизни, то в праздничные дни, свободные от трудов, он должен отдать большую часть своего дня этому благочестивому и спасительному занятию. (Д-ко).

б) Пример усердия к домашней молитве. Пример усердия к домашней молитве находим и в житии преподобной Мелании римлянины. Она в намять св. мученика Лаврентия, по болезни, сопровождающей чадородие, не могла быть в храме. Однако не оставила молитвы: всю ночь, когда совершалось в храме всенощное бдение, она провела без сна, в пении псалмов и усердной молитве. Так она встретила и утро, с молитвою на устах. Преклонивши колена, она родила сына. (Чет.-Мин. 31-го декабря).

7. Старайся вфсти благочестивые разговоры в праздничные дни

а) Благотворность для души душеспасительных разговоров. Душа после благочестивых разговоров преисполняется святыми мыслями, чувствованиями, как будто бремя какое с нее спадает; ум становится яснее, светлее, в сердце проникает сожаление о худо-проведенном прошлом; воля так и желала бы творить одно то, что благоугодно есть пред Богом. Как часто бывает, человек где бы то ни было вдруг слышит что либо особенное, чего прежде не слыхал, или на что внимания не обращал, – и вот становится он задумчивым, сериозным, ко всему окружающему внимательнее и, наконец, делается совершенно другим. Таковы плоды бесед душеспасительных!

Но нужно ли усиливаться в доказательствах? Не понятно ли это само собой? От древа доброго разве могут быть плоды гнилые? От хорошего и может только родиться хорошее. О, если бы каждый из нас любил говорить и слушать более о том, что касается Бога и души: тогда вера и добродетель не были бы у вас только на словах, но были бы жизнию и достоянием сердца, всего существа нашего.

б) Примеры душеспасительного действия благочестивых разговоров.

аа) Прежде всего нужно указать на беседу Господа нашего И. Христа с самарянкою, которая не только обратила ко Христу самарянку, но и жителей г. Самарии побудила с любовию слушать учение И. Христа и сделаться последователями Его.

бб) Душеспасительные разговоры препод. Виталия извлекали из глубины нравственн. падения многих женщин.

вв) Св. подвижники не находили лучших средств к приобретению страха Божия, втого основания благочестия – как жить и говорить с людьми, боящимися Бога.

гг) Блаженный Августин долго был удерживаем в узах жизни не духовной, хотя знал и о духовной и желал ее. Что же помогло ему разорвать сии узы? Слышанный им рассказ о просиянии благодатию св. Антония Великого, человека неученого и из простого звания. Услышав это, он воззвал: «се простецы упреждают нас, оставляя нас позади со всею нашею ученостию и всем значением среди людей». И с этой минуты переломил себя, и с жаром пошел тем же путем, каким тек св. Антоний. (См. об этом в кн.: «Что есть дух. жизнь?» еп. Феофана, стр. 113).

8. Читай душеспасительные книги в праздничные дни

О пользе чтения духовных книг. Св. апостол Павел заповедует своему возлюбленному ученику, епископу Тимофею, чтение святых и душеполезных книг, как одно из главных средств для преспеяния в духовной жизни. «Внемли чтению» (1 Тиноф. 4, 13), пишет он ему. И св. отцы, следуя апостолу, заповедуют всем чтение святых книг, как одно из важных средств к духовному совершенству.

Чтение сие необходимо особенно в нынешние времена, когда светское образование и мирские обычаи грозят подавить вкус ко всему духовному и распространяются быстро ложные учения и понятия.

Чтение духовных книг есть занятие почтенное, полезное, отрадное.

1) Упражнение в чтении духовных книг есть занятие истинное. Ибо какое чтение может сравниться с чтением духовных книг? Какую честь получите, если будете читать историю, творения философов, знаменитых писателей языческой древности?... Но если истинная честь и слава состоит в том, чтобы чувствовать близкое к Богу и святым Его, то чрез духовное чтение мы достигаем сей чести и славы, ибо чрез него говорит с нами Бог, чрез него беседуют с нами великие святые, чрез него мы входим в общение со всем царством небесным. Какая честь смертному человеку и бедной твари?!

«Если мы читаем свящ. Писание с верою, говорит св. Василий Великий, то чувствуем, что мы видим и слышим Самого Христа. Что нужды, живым ли голосом, или чрез писание кто говорит нам? Это все то же. Так и в свящ. Писании Бог говорит с нами так же истинно, как мы говорим с Ним чрез молитву».

«Когда я читаю книги о Боге, говорит священномуч. Тимофей, то окружают меня ангелы Божии».

В святых книгах говорится о славе святых, об их блаженстве, об их добродетелях и подвигах, чрез которые они сподобились быть наследниками царствия Божия. Мы сами как будто делаемся гражданами другого мира и жителями неба, слышим только то, что касается рая, так что можем говорить: житие наше на небесех есть (Фил. 3, 20); несте странни и пришельцы, но сожителие святым и приснии Богу (ЕФ. 2, 19). Ужели не великая честь то, что мы входим в общение и беседуем с вельможами Царя небесного?

2) Упражнение в чтении душеполезных книг есть занятие не только почтенное, но и полезное. Какую пользу может приносить чтение других книг? Несколько удовлетворения любопытства, несколько приобретенных знаний. Но многие, особенно противные учению православной церкви, книги приносят только больший вред. Это суть те плевелы, которые враг посеял на поле Домовладыки. Это терние, выросшее на земле проклятой Владыкою Богом. Оне ложь, тьма, прелесть. Бегайте их, особенно люди молодые, чтоб учение их не утвердилось в сердце вашем. Бегайте также книг, описывающих нечистую любовь и возбуждающих страсти, чтобы не отогнать от себя ангелов Божиих и Духа Святого. Бегайте вредных книг; они иссушают слезы, ослепляют сердце и погубили, губят и погубят множество людей. Но «когда я читаю святые книги, говорит св. Григорий Богослов о книгах св. Василия Великого, то просветляюсь и духом и телом, становлюсь храмом Божиим и мусикийским орудием Святого Духа, бряцающим божественную славу; чрез них я исправляюсь и чрез них я получаю какое-то божественное изменение, делаюсь другим человеком». Вот что великий святитель Григорий говорит о чтении святых книг по собственному опыту. Оно всецело преобразует человека, или делает его святым и обожает136.

3) А сколько отрады, радости и утешения доставляет чтение душеполезных книг. Нет ничего приятнее оного. Псалмопевец говорит: коль сладка гортани моему словеса твоя, Господи (Пс. 118, 103)! сладша паче меда и сота (Пс. 18, 11). Эта пища удовлетворяет все вкусы; это истинная манна, пища небесная, ангельский хлеб, приготовленный небом без труда с нашей стороны, имеющий в себе всякую сладость и всякое благоухание, удовлетворяющий потребностям каждого. Что может быть его приятнее? Если вы не знаете сего по собственному опыту, то поверьте опытам бесчисленного множества святых, которые находили в чтении всю свою радость и величайшее для себя утешение. Св. апостол Павел советует римлянам искать утешения в свящ. Писании (Рим. 15, 4). Чем он утешал себя в темнице? Он просит возлюбленного ученика Тимофея прислать оставленные у него книги, чтобы пользоваться ими во время заключения в темнице (2Тим 4, 13)137. (Извлеч. в сокращ. из соч. Платона, архиеп. костромского).

9. Занимайся работою (трудом) в будние дни

а) Библейские изречения о труде.

Труд а) заповедан: шесть дней работай и делай (в них) всякие дела твои (Исх. 20, 9; Втор. 5, 13). – Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости (Еккл. 9, 10). – Утром сей семя твое и вечером не давай отдыха руке твоей, потому что ты не знаешь то или другое будет удачнее, или то и другое равно хорошо будет ( – 11, 6). – Трудись, делая своими руками полезное, чтоб было из чего уделять нуждающемуся (Ефес. 4, 28). Уколнен вас, братия, делать свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедали вам (1Сол. 4, 10,11) . – Когда мы были у вас, то завещевали вам сие: если кто не хочет трудится, тот и не ешь. Но слышим, что некоторые у вас поступают бесчинно, ничего не делают, а суетятся; таковых увещеваем и убеждаем Господом нашим Иисусом Христом, чтобы они, работая в безмолвии, ели свой хлеб (2Сол. 3, 11 – 12).

б) требовался от человека до его падения: взял Господь Бог человека (которого создал), и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его (Быт. 2, 5).

в) требуется после падения: в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, и выслал Господь Бог Адама из сада Едемского; чтобы возделывать землю, из которой он взят (Быт. 3, 19, 23). – Ламех родил сына, и нарек ему имя: Ной, сказав: он утешит нас в работе нашей и в трудах рук наших при возделывании ( – 5, 28 – 29).

г) должен быть оставляем в день Господень и в другие великие праздники: день седьмый – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни (вол твой, ни осел твой, ни всякий) скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих (Исх. 20, 10). – Шесть дней можно делать дела, а в седмый день суббота-покоя, священное собрание; никакого дела не делайте; это суббота Господня во всех жилищах ваших. Вот праздники Господни, священные собрания, которые вы должны созывать в свое время... (Лев. 23, 3 – 4). – Так говорит Господь: берегите души свои и не носите нош в день субботний и не вносите их воротами иерусалимскими, и не выносите нош из домов ваших в день субботний и не занимайтесь никакою работою, но святите день субботний так, как Я заповедал отцам вашим (Иер. 17, 21 – 22).

д) необходим для удовлетворения нужд своих и ближнего: сами знаете, что нуждам моим и нуждам бывших при мне послужили руки мои сии. Во всем показал я вам, что, так трудясь, надобно поддерживать слабых (Деян. 20, 34 – 35). – Вы помните, братия, труд наш и и внурение; ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедовали у вас благовестие Божие (1Сол. 2. 9). – Вы сами знаете, как должны вы подражать вам; ибо мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, во занимались трудов и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас (2 Сох. 3, 7 – 8).

Труд ведет: а) к довольству: душа прилежных насытится; собирающий богатство трудами умножает его (Притч. 13, 4, 11). Не люби спать, чтобы тебе не обеднеть ( – 20, 13). Кто возделывает землю свою, будет насыщаться хлебом ( – 28, 19).

б) к покою: сладок сон трудящегося (Еккл. 5, 18).

в) к уважению и почестям: рука прилежных будет господствовать (Притч. 12, 24).

Пользоваться своим трудом есть дар Божий: не во власти человека и то благо, чтоб есть и пить и услаждать душу свою от труда своего. Я увидел, что и это от руки Божией (Еккл. 2, 24). Если закону человеку Бог дал богатство и имущество и дал ему власть пользоваться от них и брать свою долю и наслаждаться от трудов своих, то это – дар Божий ( – 5, 18).

Бог благословляет труды верного: дай бедному, за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всех дедах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками (Втор. 16, 10). – Если ты будешь слушать гласа Господа Бога твоего, откроет тебе Господь добрую сокровищницу Свою, небо, чтоб оно давало дождь земле твоей во время свое, и чтобы благословлять все дела рук твоих ( – 28, 12). – Сказал сатана Господу: разве даром богобоязнен Ион? не ты ли кругом оградил его и дом его и все, что у него? Дело рук его Ты благословил, и стада его распространяются по земле (Иов. 1, 9 – 10).

Не трудись для обогащения себя: не заботься о тем, чтобы нажить богатство; оставь такие мысли твои. Устремишь глаза твои на него, и – его уже нет; потому что оно сделает себе крылья и, как орел, улетит к небу (Притч. 23, 4 – 5).

Трудись преимущественно для стяжания жизни вечной: старайтесь не о пище тленной, но о пище пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын человеческий (Иоан. 6, 27).

Работник достоин своей платы: трудящийся достоин пропитания (Матф. 10, 10), достоин награды за труды свои (Лук. 10, 7). – Не обижай наемника бедного и нищего; в тот же день отдай плату его, чтобы солнце не зашло прежде того, ибо он беден, и ждет ее душа его (Втор. 24, 14 – 15).

Всякий труд приносит какую-нибудь пользу: от всякого труда есть прибыль, а от пустословия только ущерб (Притч. 14, 23).

Трудящийся достоин плодов: трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов (1Тим. 2, 6).

Благочестивая женщина трудолюбива: добродетельная с охотою работает своими руками; она встает еще ночью. Препоясывает силою чресла свои и укрепляет мышцы свои. Она наблюдает за хозяйством в доме своем и не ест хлеба праздности (Притч. из 13-й гл.).

б) Библейские примеры трудолюбцев.

Господь наш: Он говорить (Спаситель) им: пойдем в ближние селения и города, чтобы Мне и там проповедовать; ибо я для того пришел (Марк. 1, 38). – Иисус же говорил им: Отец Мой до ныне делает и Я делаю. (Иоанн. V, 17).

Ной: Ной начал возделывать землю, и насадил виноградник (Быт. IX, 20).

Рахиль: еще он говорил с ними, как пришла Рахиль (дочь Лавана) с мелким скотом отца своего, потому что она пасла мелкий скот отца своего (Быт. XXIX, 9).

Иаков: вы сами знаете,что я всеми силами служил отцу вашему (Быт. XXXI, 6).

Давид: и сказал Самуил Иессею: все ли дети здесь? И отвечал Иессей: есть еще меньший; он пасет овцы. И сказал Самуил Иессею: пошли, и возьми его: ибо мы не сядем обедать, доколе он не прийдет сюда (I Цар. XVI, 11).

Серна: Петр, встав, пошел с ними, и когда он прибыл, ввели его в горницу, и все вдовицы со слезами предстали пред ним, показывая рубашки и платья, какие делала Серна, живя с ними (Деян. IX, 39).

Павел: и, по одинакости ремесла, остался у них и работал; ибо ремеслом их было делание палаток (Деян. XVIII, 3). – Ибо вы помните, братья, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас мы проповедовали у вас благовестие Божие (1Сол. II, 9).

в) «Ты – человек, и тебе нужно работать, чтоб пропитать себя». (Рассказ). Один подвижник, авва Иоанн Колов, живший в одной келье с братом своим, однажды сказал ему: «я решился не иметь никаких забот, как не имеют их ангелы, которые ничего не работают, а постоянно служат Богу». Вместе с этим он скинул одежду и удалился в пустыню. Видя, что трудно отклонить Иоанна от намерения, брат молчал. Прожив неделю в пустыне, Иоанн пришел к келлии брата своего, но, когда постучался, брат не отворил ему дверей. «Кто ты?» спросил он Иоанна, хотя и узнал его. Иоанн отвечал: «я Иоанн, брат твой». – «Иоанн стал уже ангелом», сказал ему брат: «и его нет между людьми». Иоанн продолжал упрашивать брата, и доказывал ему, что это действительно он, брат его. – Но не смотря на то, брат не отворял ему, и оставил его при дверях скорбеть до утра. Утром брат отворил Иоанну двери, и в назидание сказал ему: «ты – человек, и тебе нужно работать, чтобы пропитать себя». Иоанн, испросив у него прощение, стал работать по-прежнему. («Оказан. о подвиж. св. и блаж. отец», стр. 121).

г) Рассказ, объясняющий ту истину, что «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». О необходимости для всех трудиться и о том, что труд может быть совместным с делами благочестия, вот какое наглядное доказательство привел строгий подвижник благочестия Силуан, бывший игуменом в одном монастыре синайской горы. К Силуану в монастырь пришел однажды посторонний инок и, увидев братию, упражняющуюся в разных трудах, осудил их за житейское попечение и сказал словами евангелия: «делайте не брашно гиблющее... Мария бо благую часть избра» (Иоан. 6, 27. Лук. 10, 4, 2). Игумен, услышав это, велел пришедшего инока поместить в отдельную, уединенную келлию. Между тем иноки, по окончании своих занятий, отправились в трапезу и вкусили пищи. Гость смотрел в окно и ждал, скоро ли позовут его обедать, – но его никто не звал. Побуждаемый голодом, он пришел в настоятелю и спросил: «ели ли ныне иноки?» – «ели», ответил настоятель. «Почему же меня не позвали», сказал гость. – «Ты человек духовный, возразил настоятель, и не требуешь пищи, а мы одеяны в плоть и хотим есть, потому и трудимся; ты избрал благую часть: читай же книги и питайся одними словами духовными!» Инок устыдился своего умствования и, поклонившись до земли настоятелю, просил прощения. Настоятель, вразумляя ослепленного духовною гордостию инока, сказал: «с какой стороны ни рассматривай, – от трудов всегда есть польза». Урон этот опытного старца прямо заимствован из опытов долговременной подвижнической жизни и сообразен с наставлением св. ап. Павла: «если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». (2Сол. 3, 10). (Сост. по «Дост. сказ. о подв. св. и блаж. отцов»).

д) Церковно-исторические примеры любви к труду.

I. Авва Марк отшельник, в продолжение шестидесяти девяти лет, которые прожил близ монастыря Пентуклы, показывал редкий образец постоянного трудолюбия. Постясь по целым седмицам, так что некоторые считали его бесплотным, он день и ночь проводил в трудах для того, чтобы подавать милостыню Христа ради, и подавал ее бедным, а сам ни от кого ничего не принимал. Узнав об этом, некоторые христолюбивые люди пришли было к нему с подаянием: но старец сказал им: «я не беру, потому что по милости Божией мне достаточно моего рукоделия, чтобы содержать себя и приходящих ко мне». («Луг духовн.» гл. 13).

II. Однажды пришли для назидания к авве Ахилле старцы. Они увидели, что авва ночью вил большую веревку, и просили его сказать им что-нибудь в назидание, Он сказал: «с вечера и до сего времени я свил двадцать локтей и, право, не имею нужды в них, но делаю эту работу, боясь, как бы не прогневался на меня Бог и не осудил меня за то, что будучи в силах работать, не работаю, – потому тружусь и делаю по силам моим». («Дост. сказ.» стр. 40 § 5).

III. Преподобный Алипий поступил в киево-печерский монастырь еще в детстве. Когда прибыли в Киев из Константинополя греческие иконописцы для украшения вновь сооруженной великой печерской церкви, то родители Алипия отдали сына своего этим иконописцам в научение иконописанию. Юный художник был свидетелем чудодейственных знамений, бывших при украшении печерской церкви, и без сомнения этим расположен был к благочестивой иноческой жизни. Он не хотел расстаться с монастырем, но постригся в нем и вскоре посвящен во иереи. Вместе с тем он не оставил своего иконописного занятия, но посвятил ему всю свою жизнь, трудясь постоянно день и ночь. Не из корысти и не для собрания богатства трудился он, но ради братий и ближних своих, а также и для своей душевной пользы. Для монастыря Алипий работал совершенно безмездно. Когда же ему были посторонние заказы и весьма много их, потому что в то время иконописцев было мало, то Алипий получаемую плату за живопись разделял на три части: одну употреблял на покупку красок, другую раздавал нищим, третью отдавал в монастырь, от которого получать содержание, пищу и одежду. Лично для себя он ничего не оставлял и, не смотря на такой бескорыстный труд, нисколько не ослабевал в своих занятиях. Совершая неизменно бдения и молитвы, по уставу иночества, он все остальное время посвящал своему рукоделию, подражая древним отцам, да не празден будет ни на единую минуту. Если он узнавал, что в такой-то церкви были ветхие иконы, а средств к их исправлению не было, то он принимался за это исправление безмездно. Так всю жизнь пред. Алипий не преставал трудиться в славу Божию, для пользы братий и ближних своих. За такой труд Господь прославил преподобного еще при жизни чудодейственными знамениями, свидетельствовавшими, что он вполне благоугодил Богу. Он преставился около 1114 г. по Р. Хр. (Киево-печ. пат.).

IV. Про преподобного игумена Дорофея один из учеников его рассказывал следующее: «Труженик Дорофей был необыкновенный и житие проводил жестокое. Он шестьдесят лет прожил в пустыне и имел обыкновение каждый день в самый зной выходит из келлии, собирать камни и строить из них келлии для иноков, не умевших строить их. Однажды я сказал ему: «зачем ты, отче, при такой старости, мучаешь тело свое, работая в нестерпимый зной?» Он отвечал мне: «затем и мучаю, чтобы оно меня не мучило». Ел преподобный один сухой хлеб и нечто из злаков, пил, и то умеренно, одну воду. И Бог мне свидетель, никогда л не видал, чтобы он прилег или уснул на рогоже или на постели; но всю ночь он сидел и плел корзины и тем добывал себе пропитание. И однажды, когда мне пришло на мысль: не при мне ли только он так живет, тогда я спросил лучших из учеников его о его жизни, и они сказали мне: «от юности он так живет и никогда он не уснул как люди, и когда пищу вкушал и тогда работал, а засыпал, или лучше только дремал, на самое лишь короткое время». Но вот, когда однажды все мы стали умолять его, чтобы он хоть на малое время полежал на рогоже, он отвечал нам: «если когда умолите которого-нибудь из ангелов Божиих, чтобы он уснул, тогда умолите и меня».

Видно препод. Дорофей хорошо помнил наставление великого Пимена, «кто живет в небрежении и лености, того диавол низлагает без всякого труда» (Чет.-Мин. авг. 27), а также и заповеди Божии: шесть дней делай; в поте лица твоего снеси хлеб твой. (Пролог сент. 16).

е) Небесная награда трудящимся в низшем звании. Пример небесной награды, заслуженной при прохождении обязанностей низшего звания, представляется нам в житии пр. Евфросина, жившего в 9 веке в странах амморейских, близ Палестины.

Пр. Евфросин родился от родителей простых, но добрыми делами превзошел благородных. Живя в монастыре, Евфросин служил братиям на поварне, но служил не как людям, а как Самому Богу, с великим смирением и послушанием, трудясь в своем деле день и ночь; при этом не оставлял никогда и молитвы с постом. Кротко переносил он многие обиды, поругания, досады. Возжигая вещественный огонь, распалялся он огнем любви Божественной и горел сердцем к Господу. Варя пищу братии, добродетельною жизнию своею готовил себе трапезу в царствии Божием, дабы насытиться с теми, о которых сказано: «блажен, иже снесть обед в царствии Божии».

Он работал Богу тайно и воздал ему Господь явно. Господь явил это воздаяние рабу Своему таким образом: некоторый пресвитер (священник), живший в одном с Евфросином монастыре, всегда молил Господа о том, чтобы Он явил ему чувственно будущие блага, уготованные любящим Бога. И вот в одну ночь было иерею току видение: представилось ему, будто он стоит в раю, со страхом и радостию рассматривая красоту его, и видит ходящего в том раю повара своей обители Евфросина. Подошедши к нему, он спросил: «брат Евфросин, не рай ли это»? Евфросин отвечал: «да, отче, это рай Божий». Иерей опять спросил: «как же ты здесь?» Евфросин отвечал: «по великой благости Божией я поселен здесь жить, ибо это есть обитель избранных Божиих». Иерей сказал: «а имеешь ли какую власть над этими красотами? можешь ли дать что-нибудь из сего?» – «Если хочешь, сказал Евфросин, возьми по благодати Бога моего». Тогда иерей попросил у него яблок, и Евфросин взял три яблока и положил ему в платок. Вдруг ударили в заутрени и иерей, проснувшись, принял видение за обыкновенный сон, но, протянувши руки к платку, нашел действительно яблоки, от которых исходило необыкновенное благоухание. Пришедши в церковь, иерей нашел Евфросина стоящим в собрании на утреннем пении, Он подошел к нему и с клятвою выведывал у него тайну видения, и все, что он видел во сне, подтверждено было свидетельством пр. Евфросина. По окончании службы иерей поведал виденное братии и показал им три райских яблока, от которых все исполнились духовной сладости. Затем пошли в поварне к Евфросину, поклониться сему рабу Божию, но не нашли его, ибо он, вышедши из церкви, скрылся, избегая славы человеческой и больше в монастырь не являлся. Яблоки же братия разделили между собою и раздавали другим на благословение и на исцеление от болезней своих. И получили все большую пользу оть такой святости преп. Евфросина, восходя к подвигам высшим. (Пам. 11 сент.)138. (Сн. «Воскр. бес.» изд. при Общ. люб. дух. пр. за 1887 г., № 37).

ж) Свидетельства св. отцов и учителей церкви о пользе и необходимости труда для человека.

I. «Как многочисленны телесные труды Спасителя! говорит св. Василий Великий; в них Он служит нам примером: в первом возрасте, повинуясь родителям, кротко и благопокорно переносил Он с ними всякий телесный труд, потому что они были люди бедные и не в обилии снабженные необходимым для жизни, чему свидетелями ясли, послужившие честному рождеству, – а потому, как вероятно, занимались непрестанными телесными трудами, снискивая себе тем необходимое на потребности; Иисус же, повинуяся им (Лук. II, 51), без сомнения, показывал благопокорность и в перенесении с ними трудов; с продолжением времени показывая Владычния и Божеские благодеяния, избрав уже учеников и намереваясь проповедать царствие небесное, не от других потребовал Себе служения, но – то путешествует, и всегда пеший, и служит ученикам, как Сам говорил: «Аз посреде вас есмь, яко служай» (Лук. XXII, 27), и еще: «Сын человеческий не прииде, да послужат Ему, но послужити» (Матф. XX, 28), – то умывает ноги ученикам, а потом надолго простирает Свое поучение и нелепостно переходит с одного места на другое». (Тв. св. Василия Великого, т. V, стр. 404 – 405).

II. «Нет ничего, говорит св. Иоанн Златоуст, по истине ничего нет в делах человеческих, чего не губила бы праздность: ибо и вода, если стоят, повреждается, – если же течет, то сохраняет свое свойство, – и железо, если остается без употребления, покрывается ржавчиною, а когда из него что-либо выковывается, приносит пользу и блестят как серебро». (Св. Иоанн Злат. Слово 1, на слов. из посл. к римл. гл. XVI, стр. 3). «Не мягкая постель, учит тот же отец церкви, не посребренное ложе, не тишина в спальне и не другое что-либо подобное делает сон сладким и спокойным, во труд, усталость... Об этом свидетельствует опыт, а еще прежде опыта говорит писание. Соломон, живший всегда в удовольствии, желая показать это самое, сказал: «сон сладок работающему» (Екклез. V, 11). Рабы, например, целый день бегая повсюду на службе своим господан, перенося усталость и нисколько не отдыхая, получают довольную за такие беспокойства награду в приятном сне. И это – дело человеколюбия Божия, что удовольствия покупаются не золотом и серебром, а трудом, работою, нуждою и великим любомудрием. Не так у богатых: лежа на своих постелях, они часто проводят в бессоннице целую ночь, и, не смотря на множество ухищрений, не вкушают приятного сна; а бедняк, окончив дневные труды, с усталыми членами, еще прежде чем упадет на постель, погружается в глубокий, сладкий и правильный сон, и в нем получает не малую награду за свои праведные труды». (Бес. св. Злат. к ант. нар., ч. V, стр. 240 – 241).

Он же говорит: «Бог наложил на человека изнурительные труды, ибо если и теперь, когда наложены на нас такие труды, мы грешник непрестанно, то на что не дерзнули бы, если бы Бог дозволил нам предаваться бездействию». (Бес. Злат. к ант. нар., ч. III, стр. 245).

III. «Мы должны жить, говорит св. Тихон воронежский, не в праздности, но в трудах добрых. Многие христиане, так как хлеб готовый имеют, ни за какое дело приняться не хотят, но в праздности живут и в бесполезных и бездельных разговорах упражняются. Таковая праздность всему их злу научает. Таковые сребролюбцы и тунеядцы непрестанно грешат против Бога, глаголющего: «в поте лица твоего снеся хлеб твой» (Быт. III, 19). Стыдно грешникам лежать, когда Сам Господь ради нас трудился». (Твор. Тихона, еписк. ворон., т. XII, стр. 21 – 22).

з) Мысли о труде.

I. «Бездействие есть образ смерти». (Дух. цв.).

II. «Как свежие воды, превратившись в стоячие, портятся: так точно душа и тело человеческие портятся от праздности». (Дух. цв.).

III. Один мудрый основательно сказал, что «труд есть страж добродетели. (Дух. цв.).

IV. «Матерью пороков признавай леность, потому что блага, какие ты имеешь, она расхищает, а каких не имеешь, не допускает приобрести». (Св. Нил синайский).

V. «Сто лет праздности не стоят одного часа хорошо употребленного». (Дух. цв.).

VI. Один святой муж сказал: «размышляй о добром, чтобы не мыслить о злом, потому что дух не может быть в бездействии». (Дух. цв.).

VII. «Не бывай никогда совсем в праздности: или читай, или пиши, или молись, или размышляй». (Фома кемп.).

VIII. «У кого дело на руках, у того половина горя на душе». (Цв. дух.).

IX. «Неоспоримый опыт свидетельствует, – пишет один из знаменитых архипастырей отечественной церкви, – что в сей земной жизни человека никакая способность его не образуется, никакое знание не приобретается, никакой успех не достигается без того, чтобы человек не впряг себя в какое-нибудь ярмо, не понес какого-нибудь бремени». (Слова и речи Филарета, митр. моск. т. II, стр. 298).

X. «Праздность есть мать всех пороков; от нее, как от ядовитого корня, происходят празднословие и злословие, осуждение и пересуды, распри и свары. Апостол Павел был лучше и святее нас, но и он трудился постоянно, делая своими руками, и трудом рук своих содержал себя и сопутников своих, не смотря на то, что день и ночь был занят благовествованием слова Божия. Сама пресвятая Матерь Божия во всю жизнь Свою пребывала в трудах. В дому Иосифом Он а должна была приготовлять и пищу и одежду всему его семейству. Бесценным памятником Ее трудолюбия остался тот драгоценный хитон, который Она соткала Божественному Сыну Своему и который пожалели раздрать и грубые воины. В дому Иоанновом, по вознесении Господа на небо, Она проводила все время в молитве и рукоделии. Памятником Ее трудолюбия остался драгоценный омофор, который Она сделала для друга Христова – Лазаря. На труд мы осуждены Самим Богом: в поте лица твоего снеси хлеб твой, сказал Он праотцу нашему; а потому нежелающий трудиться есть преступник заповеди Божией, недостойный даже обычной пищи: не трудивыйся ниже да яст, говорит св. апостол». (Из «Полн. собр. проп.», Димитрия, архиеп. херсон. и одесского, т. 5, стр. 146).

и) Цена времени. «Разве ты не знаешь, спрашивает св. Златоуст, что как мы, вручая слугам нашим сребро, требуем с них отчета даже до последней полушки: так и Бог потребует с нас отчета в днях жизни пашей, в чем мы провели каждый день? Что мы скажем? Чем будем оправдываться, когда потребует отчет в одном дне? Для тебя восходило солнце, луна освещала ночь и сиял разнообразный хор звезд; для тебя веяли ветры, текли реки, для тебя возникали травы, и росли растения; для тебя ход природы совершал свойственный себе порядок: наступал день, проходила ночь. Все это делалось для тебя; а ты, при таком служении тебе создания, проводишь время в лености, исполняешь прихоти диавола и, взявши в наем у Бога такой долг, не платишь Ему, что следует139». (Из «Твор. св, Иоан. Златоуста»).

* * *

133

О необходимости храма (по учению Филарета, митр. московского). (Против отвергающих необходимость храма, напр. штундистов и др.). I. "Храм истинного Бога в человечестве есть собственное Божие устроение. Но Богу не свойственно устроять на земле иное, как только благопотребное и спасительное для человеков. Итак, в устроении Божием мы имеем свидетельство Самого Бога о том, колико храм Божий сам нужен и спасителен. Когда люди в Иерусалиме не оказывали должного усердия к созиданию Богу, то Сам Бог послал Своих чрезвычайных посланников – пророков Аггея и Захарию, чтоб побудить к тому. Из этого можно усмотреть, как желает Бог, чтоб создан был храм имени Его; и глубокого внимания достойно то, что Бога Сам желает и требует Себе храма в народе Своем. Бог дарует храм Свой народу Своему, как величайший дар благоволения Своего на благочестие народа; и на оборот, за нечестие народа, как величайшим наказанием, Бог угрожает ни чем иным, как отъятием храма и торжественного богослужения. Так но совершении освящения храма Соломонова Бог возвестил Соломону, а в лице его – и всему народу: аще отвращающеся отвратитеся вы и чада ваша от Мене, и не сохраните заповедей Моих и повелений Моихь: и храм сей, его же освятих имени Моему, отвергну от лица Моего. (3Цар. 9, 6 – 7). Известно, каким печальным и бедственным опытом иудеи дознали угрозу сию, когда храм действительно был разрушен вавилонянами. Тогда, но изображению пророка Иеремии, путие Сиони рыдали, яко не бе ходящияя по них в праздник (Плач Иер. 1, 4); тогда – на реках вавылонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона (Псал. 136); тогда пред самыми развалинами храма Божия иудеи благоговели н его древней святыне; с любовию и умилением взирали на самые камни и персть, как на остатки святилища, в которои обитала благодать Божия: тогда благоволища раби Твои камение Сиона, и перст его ущедрят. (Псал. 101, 16). Пророк Азария, провидя неверность иудеев в служении Богу, возвестил им такую угрозу: многи дни будут во Израили без священника учащего, и без чтения закона; егда же обратятся в печали ко Господу Богу Израилеву, и взыщут Его, – обрящется им (2 Парал. 16, 3 – 4). – Итак, быть без священника и без законного богослужения есть наеазание, посалаемое от Бога на неверных в служения Ему, доколе не вразумятся и усердно обратятся к Нему. Наконец, за беспримерно – тяжкий грех иудеев, за убиение Начальника жизни (Деян. 3, 15), Господа нашего Иисуса Христа, но правосудию Божию, а вместе и по премудрой судьбе Божией, чтоб ветхозаветное богослужение уступило место совершеннейшему, новозаветному, христианскому богослужению, – храм ветхозаветный предан окончательному разрушению, по непреложному предвозвещанию Самого Господа Иисуса Христа: Иерусалим, Иерусалим, избивший пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз Я хотел собрать детей твоих, как собирает птица птенцов своих под крылья, и вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пусть, и – не останется здесь камня на камне: все будет разрушено. (Матф. 23, 37 – 8; 24, 2). (Слова и речи Филарета, митр. м. ч. II, 42, 85 – 7, 91, 93. – Ч. III; 192 – 3, 169). II. Сн. евангелист Лука, вводя нас в некоторое познание о ранних летах земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, проведенных большею частию в безвестности, повествует, что И. Христос, будучи 12-ти лет, с пречистою Материю Своею и Ее обручником и хранителем Иосифом, ходил в Иерусалим в праздник пасхи. Об этом путешествии евангелист упоминает потому, что во время оного двенадцатилетний Отрок Иисус в храме явил премудрость, приведшую в изумление учителей иудейских. Но чтоб не подумали, что путешествие это было случайное и однократное евангелист сказует вообще, что хождаста родители Его на всяко лето во Иерусалим в праздник пасхи (Лук. 2, 41). Примечательно в этом сказании свидетельство о важности храма Божия. Именно; почему Мариам и Иосиф не праздновали пасхи дома в Назарете? Почему нужно было им идти в Иерусалим? – Потому, что там был храм Божий. Чтоб празднование было совершенно и богоугодно, надлежало идти в храм Божий. Казалось бы, что Мариам и Иосиф могли уволить себя от труда ходить в храм иерусалимский – по весьма основательной причине, именно: собственный дом их был свят не меньше храма, если не более; ибо храм был свят потому, что имел в себе прообразование Христа: а они имели у себя Самого Христа. Не знаем, до какой степени разумел это Иосиф, так как Мариань слагала таинст-венные глаголы Господни в сердце Своем; но Сама Она, от самого благовещения архангелова, несомненно, знала, что рожденный Ею от Духа Свята есть Сын Божий, Которого царствию не будет конца. Смотрите же, как важен храм Божий: и те, которые Самого Господа храма имеют у себя в доме, идут покониться Господу в храме. И даже Сам Господь храма, И. Христос, яко человек, идет в храм Божий на ряду с поклонниками, дабы внушить нам благоговение к храму Божию. III. И во время торжественного служения Своего спасению рода человеческого, Христос Спаситель, Сам основатель новой благодатной церкви Своей, не только посещал храм иерусалимский, но защитил достоинство храма против оскорбления, когда изгнал из него продающих и купующих: это без сомнения не для того, чтоб поддержать ветхозаветный храм, которого скорое падение Он Сам предсказал; но для того, чтоб навсегда утвердить мысль о святости храма Божия и о должном к нему нашем благоговении. IV. И апостолы, даже по вознесении Господнем, когда так наполнены были святыни образами сорок дней продолжавшихся явлений воскресшего Господа и Его беседами о царствии Божием, – не просто между собою благодарили и прославляли за сие Бога, но устремлялись в храм; и бяху выну в церкви, хваляще и благословяще Бога (Лук. 24, 28). Даже и по сошествии Святого Духа, когда Он очевидно и торжественно освятил их самих в живые храмы Божии, они еще не излишним почитали восходит во святилище на молитву (Деян. 3, 1). Так свойственно благочестивому духу ощущение потребности в богоучрежденном богослужебном храме. V. И те избранные подвижники христианства, которые и совершенном удалении от мира, на всевозможном отрешении от всего чувственного, в пустынях и недоступных местах, провождали равноангельскую жизнь, входили в общение с небесными силами, получали откровение предметов божественных, сподобились быть я делом явились духовными и богоносными, – и они при всем том еще должны были пользоваться благодеяниями храма Божия, именно приобщением тела и крови Христовых, и провидение Божие не редко употребляло необычайные, даже чудесные средства, чтобы доставить им это напутствие пред их отшествием в вечность, («Слова и речи» Филарета, митр. моск. ч. II; 42 – 3. Ч. III; 138 – 9). VI. Чтоб познать благодать святого храма и посредством веры пользоваться ею к нашему освящению, для этого есть простое средство, именно – взирать со вниманием на тех, которые с особенною силою и очевидностью на себе оную испытали. Вот праведная Анна была нфплодна и горько сетовала, что не имела детей. Как жена благочестивая, она, без сомнения, многократно молилась у себя в доме о разрешения ее неплодства: однако неплодство продолжалось. И когда она при празе двери храма Господня пополилась (1Цар. 1, 9), просд себе сына, и притом обещала посвятить его на служение Богу и храму Его: то тотчас ощутила облегчение от своей скорби, а потом получила и разрешение неплодства: она родила сына, и какого сына – пророка Самуила! Праведные Захария и Елисавета до старости дожили в скорби н, но понятию своего времени, в поношении бесчадства. Долга, и, конечно, крепка и достойна услышания была молитва этой четы, о которой священное Писание свидетельствует, что беста праведна оба пред Богом, ходяще во всех заповедех и оправданиих Господних безпорочна (Лук. 1, 6). Наконец открылось, что молитва святых услышана; но не без помощи святого храма: вшедшу в церковь Господню Захарии, явися ему ангел и рече: услышана молитва твоя, и жена твоя Елисавет родит тебе сына, и наречеши имя ему Иоанн ( – 9, 11, 18). Иоанн, болий которого, по слову Господа, не воста в рожденных женами (Матф. 11, 11). Дщери праведных Иоакима и Анны, Деве Марии судьбою Божиею предопределено было сделаться Матерью воплощаемого Сына Божия, предопределено по беспримерной благодати Божией, по также и по беспримерному достоинству и чистоте избираемой в это служение. Как же сохранена Ее чистота, более нежели ангельская? Как возвращено Ее достоинство, выше нежели небесное? – При помощи Ее воспитания и пребывания во святом храме. Храм Божий был воспитателем, хранителем, украсителем, невестоводителем Матери Божией. С верою праведный Симеон пришел в храм и обрел высочайшее благо: в объятия принял Христа. VII. Если благодать святого храма так благоупотребительна для святых: то еще более она должна быть благоупотребительна для грешников. Мария египетская чрезмерно предана была греху; но когда пример идущих в иерусалимский храм креста, гроба и воскресения Господня возбудил и в ней желание идти в оный, тогда благодатная сила храма явилась чудным образом, именно: за греховную нечистоту Мария невидимою силою была остановлена в дверях храма и не допущена войти в оный; но за то, что она прибегла к храму, она в то же время получила дар совершенного покаяния. В притворе храма, пред образом Богоматери она дала обет исправить свою жизнь: и вследствие этого, быв вновь допущена в храм приложиться ко кресту Господню, а в другом храме напутствовав себя причащением св. таин, она удалилась в заиорданскую пустыню и там вела чудесно святую жизнь». (Филарет, митр. моск. «Слова и речи» ч. II; 95. – Ч. III; 159 – 60, 163; сн. «Воскр. чт.» 1890 г.).

134

Пример духовной пользы посещения храмов Божиих. Однажды блаженный Павел пришел в соседнюю обитель. В это время звонили к вечерня. Павел, никуда не заходя, вошел прямо в церковь и стал у порога. Мимо него шла вся братия на богослужение. Павел был муж прозорливый: он видел, что все иноки входили в храм с веселым видом и каждого из них сопровождал ангел-хранитель. После всех вошел инок растроенный, с унылым видом; злой дух влек его назад на край одежды, а ангел-хранитель шел поодаль их и весьма о чем-то печалился. Видя это, Павел прослезился. По окончании богослужения, когда все монахи обратно проходили мимо Павла, Павел видит, что всех радостно сопровождают ангелы их, даже и расстроенного того инока ангел с веселым видом вел на руку из церкви. Остановя этого инока, Павел сказал: «скажи всем нам, собрат наш, какая перемена с тобою совершилась сегодня во время богослужения?» Все иноки остановились вокруг их. Опрошенный инок видя, что Павел муж прозорливый и что скрыть от кого ничего нельзя, откровенно начал говорить так: «всей братии известно, что я до сегодняшнего дня был человек порочный, слабый, но сегодня, стоя в церкви, я услышал слова пророка Исаии: измыйтеся – и чисти будете, отымите лукавства от душ ваших. Научитесь добро творит. И аще будут грехи ваша яко багряны, яко снег убелю; аще же будут яко червлены, яко волну убелю. Эти слова до того укорили мою совесть, что я с умилением воскликнул: «Боже милосердный! приими меня кающегося; с сего времени обещаюсь и клянусь, что не сделаю пред Тобою зла и буду служить Тебе в чистоте совести. Вот что сегодня было со мною в храме», сказал инок. («Четьи-Мин,» 4 октября).

135

Святость храма Божия. Храм Божий это – небо на земле; это – жилище Божие; это – такое место, выше и святее которого нет другого места на земле. Храм Божий это – святиляще, из которого Бог, Отец щедрот, проливает источник благодати, и в котором верующие приемлют спасительные дары Божии. Поэтому древние христиане высоко ценили святость храма: всякий порок, а тем более тяжкий грех, не допускал христианина в храм Божий до тех пор, пока он (христианин) не приносил всенародного покаяния. Не составляли исключения из этого общего правила и сами императоры. Подтверждение этому можно найти в житии ев. Амвросия, епископа медиоланского. Однажды в Фессалониках произошло народное возмущение. Император Феодосий решил страшно наказать город мятежний. И город был наказан: в один из праздничных дней на жителей этого города неожиданно напали вооруженные солдаты и стали убивать их беспощадно, не различая правых от виновных. После этого убийства Феодосий, не помышляя о тяжести своего греха, по обычаю, шел в храм; но Амвросий заградил ему вход и сказал: «Ты, видно, и не знаешь, сколь тяжко совершенное тобою убийство! Какими очами будешь ты созерцать храм общего Владыки? Как прострешь руки, с которых еще каплет кровь неповинного убийства? Как сими руками примешь всесвятое тело Господа? Как честную кровь Его поднесешь в устам, когда исшедшее из них гневное слово несправедливо пролило столько крови? Отойди и не умножай прежнего греха своего новым!..» Император со скорбию и слезами удалился. И только после 8-ми месячного раскаяния во грехе и с разрешения епископа Амвросия вошел в храм Божий. (По «Воскр. лист.» № 248).

136

Пример действия душеполезного чтения. Св. преподобномученик Роман, живший в конце XVII в., родом простолюдин, неученый и даже безграмотный, сын благочестивых родителей, услышал однажды рассказы соседей о св. гробе Господнем и подготовленная христиански душа его не осталась равнодушною к услышанному; тронутый и взволнованный для его темного ума впечатлениями, он решился немедленно сам отправиться в Иерусалим. Бог помог ему добраться до св. мест, где, поклонившись святым, он пришел в лавру св. Саввы освященного. Здесь привелось ему слышать чтение о мучениках, которые подвергались всяким страданиям ради будущих вечных благ. – Какие же это блага? спросил Роман, не имевший никакого понятия о догматах веры, не знавший ничего, кроме того, что он родился христианином. Получив от добрых иноков разрешение возникших в душе его различных вопросов, Роман и сам пожелал достигнуть царствия Божия путем мученичества... и ушел из Иерусалима в Солунь; здесь явился он городскому судье и смело исповедал пред ним свою веру во Христа; веру же в Магомета назвал ложкою и учение его обманом, за что судья решился покарать добровольного исповедника; он велел бить его и мучить без всякой пощады, но видя его твердость, осудил его на обезглавление. Случилось при этом быть капитану солунских кораблей; он попросил судью уступить ему мученика – в работники на корабле, представляя на вид, что это будет для него хуже смерти, потому что на этой службе он будет мучиться целую жизнь. Судья согласился и Роман взят был на корабль. Спустя несколько времени после этого, несколько христиан, находившихся в хороших отношениях с капитаном, выкупили мученика из тяжкой неволи и доставили ему средства уйти на Афон. Здесь он принял иночество, но душа его продолжала жаждать высшего подвига. Он чувствовал себя на земле точно чужим. Он весь углубился в молитву и строгим постом подготовлял себя к довершению подвига. Наконец решился он отправиться в Константинополь, где снова начал обличать ложное верование в Магомета. Его остановили, бросили в сухой колодезь, продержали в нем 40 дней без всякой пищи, требуя от него отречения от христианской веры. Но видя, что никакие мучения не могут его поколебать, визирь приказал отрубить ему голову – так пострадал преподобномученик Роман в 1694 году. (Из кн. «Жития святых», архиеп. Филарета Гумилевского, янв. 5 д. стран. 71 – 3).

137

Пример любви к чтению духовных книг. 31 октября празднуется святою церковию память преподобного Спиридона печерского. Кто он был? Он был человек простой, происходил не из города, а из села, и был совсем неграмотный. Имея сильное влечение к монашеской жизни, он ушел в Печерений монастырь, и здесь начал учиться грамоте, хотя был человек не молодой, и так полюбил чтение священной книги Псалтирь, что выучил ее наизусть и каждый день прочитывал ее всю, несмотря ни на какую работу. Когда его сделали просфорником, то он не оставлял своего любимого занятия: рубил ли он дрова или месил тесто, он постоянно имел в устах псалмы Давида. Однажды преподобный совершал свою обычную работу и разжег печь для испечения просфор; но вдруг от пламени, выходящего из печи, загорелась крыша дона. Тогда преподобный снял с себя мантию и закрыл ею устье печи, а сам, завязавши во власянице (нижняя монашеская одежда) рукава, пошел на колодец и наполнил ее водою, между тем позвал на помощь братию. Братия, пришедши, увидели чудную вещь: мантия, которою закрыта была печь, не сгорела, и из власяницы вода не вылилась. Погасивши пожар, все прославили Бога. В таком смиренном послушании преподобный Спиридон тихо и преставился. (Чет.-Мин. 31 окт.).

138

О различии воззрений на труд со стороны христианина и нехристианина. ... «Снаружи я материально нет никакого различия между работою христианина и работою, исполняемою нехристианином. Различие заключается в настроении человека, в каком совершается работа, а вследствие этого в смысле и духе, окрыляющем работу, особенно в отпечатке чистоты и безгрешности, какой придается ей. Различие состоит в том, что христианин, творя дела своего земного знания, в то же время трудятся и молится о пришествии царства Божия внутри себя, так как он знает, что существеннейший смысл и глубочайшее значение этого его телесного, земного дела заключается не в этом самом деле, и не в том, чего он достигнет им в мире, а в том, что оно становится воспитательным средством для него самого, для его собственного усовершенствования, для возрастания и созревания его внутреннего человека, который всею этою работою должен глубже укрепиться в вере, послушании и любви... «Светский труженик поглощен внешностью, погружен в свое дело: все у него сводится в тому, что он делает». «Христианский же труженик спрашивает прежде всего и преимущественно не о том, что он совершает, не о видимых плодах, но о том, так ли он исполняет свою службу, как хочет (исполнить ее) Бог. Нам надлежит исполнить свое ежедневное дело с возможно большею энергиею, трудиться, как будто бы от нашей выдержанности и твердости зависит все, но в то же время, что касается возможного успеха нашей работы, мы должны оставаться в верующем самоотречении, в верующей преданности, должны рассчитывать и на то, что, пожалуй, нам и на дано довести свой труд до конца... Истинно-христианский труженик работает, стоя в области христианского воззрения на жизнь, которое присуще ему не только в часы тихого размышления, но и во время самого труда. И потому он знает, что, несмотря на удачу или неудачу своей работы, она не пропадает даром. Он знает, что прежде всего и выше всего в нашем труде есть вода Господня, а она состоит не в том, что мы производим, а в том, чем мы вследствие этого труда делаемся. И потом он знает в то же время, что Божественное Провидение, без воли Коего и воробей не упадет с кровли, питает и над всякою истинною мыслию, над каждым в духе истины произнесенным словом, над каждым добрым и благонамеренным стремлением»... (Мартенсен «Хрис. уч. о нравст.» 11, 307 – 313). Думаем, что представленным различием воззрений на труд с точки зрения истинного христианина и неверующего вполне опровергаются разного рода лжеумствования нашего русского «философа» гр. Л. Толстого, который не видит никакого смысла в труде человека и проповедует новую теорию какого-то «ничего неделания» (Д-ко).

139

Добродетель трудолюбия. Трудолюбие есть нравственный долг наш по трем причинам. Мы должны трудиться как люди: Творец создал нас и сделал способными в труду; мы должны трудиться, как члены человеческого общества: общественное благополучие зависит от деятельного содействия каждого из его членов; мы должны трудиться как христиане: труд заповедан нам Богом. Значат мы должны трудиться, потому что мы люди, потому что мы члены человеческого общества, потому что мы христиане. а) Труд есть первее всего обязанность, налагаемая на нас природою. Господь одарил человека богатством духовных и телесных сил и способностей. Но так как премудрость Божия никогда не творит ничего бесцельно, то и эти силы, дарования и способности даны не без цели, именно человек получил их, чтобы развивать и усовершать и направлять деятельность этих своих сил и дарований в благим, указанным Богом, целям. И человек чувствует в себе естественное побуждение в употреблению своих сил и способностей; уже малое дитя ищет труда. «Труд, говорит св. Василий Великий, прирожден человеку, и праздность совершенно неестественна ему!» Если мы по нерасположению к напряжению, которое связано с употреблением наших сил, оставим их в покое, то мы погрешили бы против цели нашего бытия. «Бог сотворил человека для труда, говорит св. Златоуст, и дал ему для этого члены; ленивый, следовательно, восстает против божественного порядка и делает тщетного цель его бытия.» Такое уклонение от цели нашей жизни не оставалось бы ненаказанным со стороны Жизнодавца. Давший нам пригодные к труду силы, говорит св. Василий Великий, в день суда потребует от нас отчета, как ни трудились». Следовательно, должны трудиться духовно и телесно все люди, даже и те, кои не имеют надобности трудиться. б) Труд ест, во-вторых, долг гражданский. Каждый человек есть член человеческого общества, благосостояние коего зависит от деятельного содействия всех членов. Человеческие потребности, телесные и духовные, так разнообразны, что каждый нуждается в помощи другого, будучи сам не в силах удовлетворить себя во всем. Не всякий же может, например, приготовить себе все необходимые материалы для своего питания, одежды и проч. Поэтому человек должен трудиться, имея в виду других, каждый должен каким-либо образом содействовать благосостоянию человеческого общества, как семьянин, как гражданин, как ремесленник, купец, учитель и т. н. Вместе с тем он должен этою своею деятельностью приобретать и себе достаточные средства для жизни, чтобы не обременять своих ближних. Поэтому, кто не трудится, тот бесполезный член человеческого общества и падает тяжестию на него; он подобен трутню в улье, который (трутень) не собирает ни воска, ни меда, но в ленивом покое сидит в ячейке и пожирает то, что собирают трудолюбивые пчелы. Рассказывается в римской истории, что римский консул Батон от каждого, кто искал приобрести право римского гражданства, требовал показать руки, и отказывал в прошении, у кого не было на руках мозолей, доказывающих его трудолюбие. А об одном египетском царе (Амазисе) известно, что он издал закон, по которому каждый египтянин ежегодно должен был представлять правителю области удостоверение в том, чем живет, и кто не мог указать законного способа пропитания, должен быть лишаем жизни. в) Труд ест, в-третьих, дом религиозный, ясно заповеданный нам Богом. Еще в раю труд был поставлен в обязанность нашим прародителям. И взял Господь Бог человека, говорит Писание, и поселил его в раю, чтобы возделывать его и хранит его (Быт. 2, 15). Правда, то был труд легкий, не изнурительный. После грехопадения Бог обрек человека на труд тяжкий, изнурительный, сказавши Адаму: за то, что ты послушался голоса жены твоей, и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; в поте лица будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из который ты взят (Быт, 3, 17). И на горе Синае Господь заповедал: шесть дней (в неделе) делай и сотвориши в них вся дела твоя (Ис. 20, 9). Следовательно, в труду и перенесению связанных с ним тяжестей обязывает нас ясно выраженная воля Божия. Присудив человека к изнурительному труду, милосердый и всеблагий Бог в самом труде дал человеку средства уврачевания от грехов, к чему так склонна праздная жизнь. И Господь Иисус Христос в притче о талантах яснейшим образом указал, что мы не должны оставлять без упражнения дарованные нам силы и способности и предаваться праздности, произнесши строгий приговор ленивому рабу, закопавшему свой талант в землю (Мф. 25, 30). Мало того, Он собственным примером учил нас добродетели трудолюбия, до тридцати лет помогая в работе Своему мнимому отцу-тектону Иосифу и три последние года Своей жизни неустанно уча народ но городам и весям. К трудолюбию побуждает нас и апостол Христов Павел, убеждая любезно прилежати (поставлять свою честь в том), чтобы жить тихо, делать свое дело и работать своими собственными руками, как мы заповедовали вам (1Сол. 4, 11). Христианская вера не только восстановила честь презираемого язычниками труда, но и строго требовала от новокрещенных труда, как христианской обязанности. Исполнение добродетели трудолюбия приносит нам великое благо, сохранял душу и тело в здоровьи, доставляя средства, достаточные для поддержания земной жизни, Трудолюбием мы можем приобрести мздовоздание на небе. Если мы исполняем дела своего земного звания и состояния, имея в виду исполнение воли Божией и блага ближних, то по окончании земной жизни мы получим в награду радости вечной жизни. Делая добро, да не унываем, пишет апостол Павел, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем (Гал. 6, 9). Если мы в течение своей жизни была неустанно, по христиански, деятельны и трудолюбивы, в конце ее войдем в вечный покой. Блаженны мертвые, умирающие в Господе. Ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними. (Апок. 14, 13). Раб, употребивший с пользою вверенные ему таланты, услышит из уст Господа утешительные слова: хорошо, добрый и верный раб; войди в радость господина твоего. (Мф. 26, 23). Об этой вечной награде трудолюбия мы почаще должны напоминать себе, особенно, если временная награда, земная плата за него кажется нам малою, или если тяжести труда бывают слишком велики. «Труд будет хорошо оплачен, свидетельствует блаж. Иероним; поэтому никакие труды не должны представляться нам слишком большими и время трудов продолжительным, так как этим мы приобретаем славу вечную». И св. Ефрем Сирин убеждает изнемогающих: «во время труда возведи свои очи, и при виде вечных радостей ничто не будет тебе трудным». Не забудем и слов Премудрого: плод добрых трудов славен (Прем. 3, 16). (Сост. по «Поуч. Иринея, еписк. тульского; сн. «Воскр. день», 1893 г. № 61).


Источник: Уроки и примеры христианской любви [Текст] : опыт катехиз. хрестоматии / сост. протоиерей Г. Дьяченко. - Репр. изд. - Москва : Паломник, 1998. - XXVIII, 740 с.

Комментарии для сайта Cackle