святитель Григорий Палама

Антирретики против Акиндина

Первое из слов возражения к Акиндину, содержащее в себе перечень ересей, впасть в которые подвергся опасности он, а также и те, кто заодно с ним говорит, что сущность и энергия применительно к Богу – одно и то же и совершенно не различаются друг от друга. ГЛАВА 1. О том, что мы надлежащим образом решили писать снова. ГЛАВА 2. Какова цель слова, и за какие наши высказывания богоборцы ложно обвиняют нас в двубожии. ГЛАВА 3. Об общих нетварных энергиях Высочайшей Троицы, которые Акиндин многообразно пытается отвергать. ГЛАВА 4. Доказательство на основании большего числа примеров, что злочестиво этот [человек] говорит, будто эти энергии суть Сын и Святой Дух. ГЛАВА 5. Еще доказательство того, что злочестиво он говорит, будто единственной нетварной божественностью является сущность Божия. ГЛАВА 6. О том, что и главу божественного Максима, [где говорится], что «Бог не принадлежит ни к числу мыслящих, ни помышляемых», он приводит против себя самого. ГЛАВА 7. О том, что из того, как учили о божественной сущности и энергии Акиндин и согласные с ним, [получается, что] они впадают более, нежели в пятьдесят злохулений, и что они открывают дверь для входа всех вообще от века бывших лукавых ересей. ГЛАВА 8. Об их растленном нраве и о том, как подобающим для них образом, воспользовавшись временем гражданской смуты, снова бесстыдно восстают против православия, хотя уже дважды были разбиты наголову. ГЛАВА 9. О том, что они и по отношению к собственным словам не последовательны, но скорее впадают даже и в противоречащие друг другу худые [мнения], отчего и делаются виновными в диаметрально противоположных нечестиях. ГЛАВА 10. О том, что на свою голову они стараются перетолковать Соборный Томос, и что его страшными прещениями и официальными опровержениями они многообразно показаны виновными. ГЛАВА 11. О том, что все, что первый Варлаам, а за ним Акиндин пытались говорить против православия, охватывает и оговаривает появившийся в результате осудивших их великих соборов «Томос». ГЛАВА 12. Кроткое увещание варлаамитам к обращению и избравшим благочестие к отвращению от них, покуда они не обратились. ГЛАВА 13. О том, что своевременно и последовательно по отношению к своим лукавым ухищрениям злоначальник посредством послушных ему выступил ныне в поход против божественной благодати Божией. ГЛАВА 14. О том, что и те выражения, которыми Варлаам и Акиндин притворяются соблазнившимися, обличают их злославие. Второе слово возражения к Акиндину, приверженцу ереси варлаамова злославия, писавшему в ее защиту после бегства и соборного осуждения первого. ГЛАВА 1. О том, что общим местом для всех еретиков является под предлогом простоты Бога называть православных двубожниками или троебожниками, коим еретикам поревновал и Акиндин, оклеветав Паламу в двубожии. ГЛАВА 2. О том, что все словесные усилия Акиндина направлены к тому, чтобы показать тварным сияние божественной природы, которым на Фаворе Господь облистал и учеников. ГЛАВА 3. О том, что на основании того, из чего он якобы выводит обвинение в двубожии, Акиндин сам показывается безбожным, и в которой также содержится краткое изложение касающегося тех же вопросов Варлаамова злочестия и его соборного осуждения. ГЛАВА 4. О том, что своим коварством Акиндин пытается всех увлечь за собой в безбожие. ГЛАВА 5. О том, что Палама не о двух говорит божественностях, а скорее увлеченных Акиндином и Варлаамом спасает от их безбожия и одновременно двубожия, показав, что светлость божественной природы, будучи нетварной и называясь божественностью, нисколько не мешает божественности быть единственной и простой. ГЛАВА 6. О том, что невозможно и пророчески запрещено кому-либо из живущих после Христа впадать в двубожие, и что те, кто клеветнически выдвигает это обвинение против православных, сами бывают повергаемы в него собственной злобой. ГЛАВА 7. О том, что Акиндин иным путем ведется то к той же пропасти, что и Арий, то к той же, что и Савеллий. ГЛАВА 8. О том, что он изобрел кроме этих и иное, третье злочестие, и о том, каково оно. ГЛАВА 9. Повторение и по частям обличение сказанного Акиндином о божественности, и доказательство того, что слова Паламы о ней являются основательными. ГЛАВА 10. Содержащая свидетельства святых о том, что божественная природа есть источник божественных энергий, и в которой ясно показано, что Акиндин является арианином. ГЛАВА 11. Свидетельства святых о том, что Божия сущность превосходит свою нетварную энергию, но Божество, тем не менее, не выходит за пределы простоты. Здесь же и о самих-по-себе-причастиях. ГЛАВА 12. Ясное доказательство на большем числе примеров, что Акиндин является арианином, изложение и опровержение измышленного им учения о тварности всего, что, согласно божественному Максиму, сущностно созерцается окрест Бога. ГЛАВА 13. Еще одно доказательство того, что нетварная энергия отличается от нетварной сущности. Здесь же и о божественности. ГЛАВА 14. О том, что Акиндин, приводя изречение богодухновенного Григория Нисского как будто бы сказанное Паламой, безумно противоречит ему. ГЛАВА 15. Разъяснение еще одного высказывания Акиндина против Божественнейшего света и ясное на основе его исследования доказательство того, что он заставляет богодухновенное Писание звучать само против себя и что он не защищает никакую божественность. ГЛАВА 16. Еще раз о божественнейшем свете: о том, что он, хотя и является нетварным, но не есть сущность; и что он бывает видим не какой-либо тварной силой, но неизреченно, хотя написано, что он видим был очами. ГЛАВА 17. О том, что и свидетельства из божественных отцов, которые Акиндин приводит, он приводит против себя самого, а посему и ими он изобличается как единоверный Евномию. ГЛАВА 18. О том, что из того, что Акиндин пишет и думает, [видно, что] он измышляет, будто сущность Божия зрима сама по себе. ГЛАВА 19. Свидетельства святых о том, что божественная энергия, которая и божественностью называется, и отлична от божественной сущности, не является ипостасью, и вместе с тем нетварна. И что выводящий из этого, будто Бог сложен, единоверен Евномию. ГЛАВА 20. О том, что Акиндин единого мнения с эллинами, и даже с самим Эпикуром. И что из того, что говорит Палама, явствует один Бог, простой и не сложный, в одной божественности. ГЛАВА 21. Еще доказательство того, что нетварная сила, которой положено и наименование божественности, не есть ни сущность, ни ипостась, и при этом не препятствует быть одной божественности. Третье слово возражения на написанное Акиндином против Божией божественной благодати и ею божественно облагодатствованных. ГЛАВА 1. О том, что не несправедливо Акиндин превзошел Варлаама непоследовательностью своих речей и многообразным в соответствии с ними заблуждением и мошенничеством. ГЛАВА 2. О том, что и Варлаам из того, что божественнейший свет был видим глазами апостолов, брался доказать, будто бы он тварен, и о том, как он был изобличен. ГЛАВА 3. Свидетельства святых, показывающие, что о ставшие причастными благодати называются по ней безначальными и бесконечными. ГЛАВА 4. Изречения Акиндина, противные этим речениям святых, и его ложные обвинения против святых, направленные как будто бы в адрес Паламы, коего тут же излагается антитезис, защищающий святых и представляющий благочестивое исповедание. ГЛАВА 5. О том, что Акиндин, отвергая прибывшее воспринятому от нас Господом [человечеству] достоинство, о котором и Самим Господом было сказано, и Павлом проповедано, и после него бывшими боговидцами, снова показывает себя, – исходя из того, что он говорит, – безбожным. ГЛАВА 6. По возможности краткое изложение таинства, каким образом один Христос и много христовидных. И почему они зовутся то новой тварью (2Кор. 5:17), то безначальными и вечными. И что мы по этой благодати рождаемся, а не создаемся. ГЛАВА 7. О том, что как о человеке о Христе говорится, что Он принял нетварную благодать Духа и что от этой нетварной благодати Он уделил и уделяет Своим. ГЛАВА 8. О том, что даруемую Богом и принимаемую святыми боготворящую благодать Духа Акиндин то творением называет, то самим Богом, самой Его сущностью, отчего и изобличается во множество нелепостей, в которые тем самым впадает. ГЛАВА 9. О том, в скольких значениях к Богу применяется имя «благодать», и что божественная светлость есть одно из означаемого ей, и что она отличается от божественной природы. ГЛАВА 10. Изложение и опровержение речений Акиндина, с помощью которых он измышляет, что эта благодать есть сущность Божия, и благодаря которым он изобличается как нечестивейший даже Евномия, будучи одновременно безбожником и многобожником, составляя божественность и одно и то же по одному и тому же помышляя и тварным, и нетварным. ГЛАВА 11. Другие высказывания Акиндина, среди которых и свидетельство из писаний Василия Великого – оборванное, но и в таком виде всячески оказывающееся противоположным его весьма хульному мнению, как показывается и здесь. ГЛАВА 12. Иные речения Акиндина, свидетельствующие о том же, из которых явствует, что для него по-прежнему отнюдь невозможно единомудрствовать со святыми. ГЛАВА 13. Доказательство того, что то, что допускает [для своего обозначения] одно и то же слово, не всегда и не во всем одно, и что нетварная сущность допускает не только то же слово, что и нетварная энергия, но также и не то же, согласно Василию Великому. Здесь же и многообразное опровержение всего дурномыслия Акиндина. ГЛАВА 14. Сильное и более пространное доказательство того, что нетварной энергии Божией, а не сущности причащаются святые. ГЛАВА 15. Изложение другого изречения Акиндина, на основании которого показывается, что он согласен, что святые и свет божественного преображения называли нетварной божественностью, но сам убеждает не внимать им, как двубожникам и лжесвидетелям. ГЛАВА 16. О том, что называющий тварным этот свет не может говорить об одной божественности, и что из того, что говорит Палама, воистину возвещается единая божественность. ГЛАВА 17. Затем еще одно изречение Акиндина, из анализа которого тотчас станет явным, что божественный свет нетварен, а сам Акиндин будет показан многообразно уничижающим сочинения божественных наших отцов и открыто называющим их никчемными. ГЛАВА 18. Следующее речение Акиндина, при проверке которого оказывается, что он устанавливает закон, противный Христову Евангелию, выступая заодно с Варлаамом и всеми еретиками, будучи безбожным и противостоя святым, и измышляя, будто у Бога есть две сущности, противоположные друг другу. ГЛАВА 19. О том, что из того, что говорит Палама, показывается один Бог в одной, простой и равной нетварной божественности; а из того, что говорит Акиндин, показываются два бога и две божественности, неравные, неподобные и воистину превосходящие и уступающие. ГЛАВА 20. Доказательство того, что все приготовленное у Бога любящим Его, – ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша (1Кор. 2:9), – нетварно; и обличение слов Акиндина, которые представляют, будто это тварно. ГЛАВА 21. Еще что предстает, что Акиндин называет самих святых многобожными и новыми богословами, словно они учат, что божественное над и выше по сущности немного выше изреченного нетварного наследования. ГЛАВА 22. Еще одно доказательство, что невозможно Богу по другому быть в одной божественности, если не так, как говорит Палама, последуя отцам. В этой же главе и разрешение некоторых антитез. ГЛАВА 23. Как бы в виде эпилога краткий обзор нечестий Акиндина, хотя и не всех. И о его похвальбе благоречивостью своего имени. На написанное Акиндином против света божественной благодати и ею облагодатствованных божественно слово возражения четвертое. ГЛАВА 1. О том, что Акиндин, многими ухищрениями внушая слушателю предубеждение, затем явным образом отделяет от нетварной божественности свет божественного Преображения. ГЛАВА 2. О том, что, сам себя запутав, он, ко всему прочему, показывается и двубожником. ГЛАВА 3. Доказательство того, что он касается и любопытствует о том, что сам назвал неприкосновенным. ГЛАВА 4. Разбор Акиндинова речения, коим показывается, что он думает, будто святые мыслили непоследовательно по отношению к самим себе и друг другу. ГЛАВА 5. О том, что облиставший на Фаворе учеников свет неотделим от божественности, поскольку он естественно присущ ей и является светлостью божественной природы. ГЛАВА 6. О том, что сама по себе божественная природа не явлена и самим тем, кому неизреченно является этот божественный свет. ГЛАВА 7. О том, что не те, кто говорит, что божественная природа превышает всякое явление вовне, но те, кто не говорит этого, поистине впадают в многобожие. ГЛАВА 8. О том, что не те, кто говорит о божественном свете, что он нетварен, но те, кто говорит, что тварен, рассуждают о природе божественного. ГЛАВА 9. О том, что невозможность познавать Бога из природной выразительности не отнимает возможность познавать Его из Его божественных выступлений [вовне] и энергий. В ней же Акиндин изобличается в том, что делает божественный промысл тварным и божественную природу постижимой. ГЛАВА 10. Другие речения Акиндина и свидетельства святых, худо понимаемые им, пытающимся представить, будто Бог не является непостижимым по природе и познаваемым от Своих энергий. ГЛАВА 11. О том, что Акиндин и толкует все противно приводимому им же самим из слов божественного Максима свидетельству, и выставляет святого говорящим противоположное предшествующим ему богословам, и склоняет [слушающих его] избегать и отвращаться всех наших божественных отцов. ГЛАВА 12. Доказательство того, что хорошо сказал божественный Максим, что Бог выше беспредельности, [ибо] хотя и нетварна беспредельность, но не как это понял Акиндин, нечестиво извратив [слова святого]. ГЛАВА 13. О том, что, исходя из творений, мы приходим в осмысление не божественной сущности, но божественных энергий, а отвергающий это Акиндин, считая творения совечными Богу, изобличается как соглашающийся с эллинами и Евномием. ГЛАВА 14. Еще одно опровержение учения Акиндина, запрещающего духовно зреть божественнейший свет. Здесь же и доказательство того, что не только свет нетварен, но и сила, посредством которой он видим. ГЛАВА 15. Изложение и опровержение другого речения Акиндина, опять пытающегося показать неотличимой от божественной сущности божественную энергию и тварной явившуюся на Фаворе апостолам светлость Божию. ГЛАВА 16. О том, что божественный свет был видим хотя и телесными очами, но переустроенными силой Духа. ГЛАВА 17. Другое речение Акиндина, посредством которого он обличается как совершенно безбожный, когда берется отрицать, что Христос есть Бог, и показывать всех святых противниками самому Господу и друг другу. ГЛАВА 18. Показывающая на многих примерах, что Акиндин согласен с Варлаамом, и попутно содержащая в себе краткое опровержение мнений обоих. ГЛАВА 19. О том, что то, чему не свойственно быть созерцаемым тварной силой, также не является тварным, и что те, кто видит Бога из того, что окрест Него, видят именно силою Духа. ГЛАВА 20. О том, что осиявший апостолов на Фаворе свет не является чем-либо из числа чувственных явлений. ГЛАВА 21. Гимн этому свету, и что он возвышает и то, что кажется написанным о нем смиренным образом. ГЛАВА 22. Другой гимн тому же свету и кроткое побуждение неверным к возвращению. Еще на написанное Акиндином против света благодати и духовных даров – слово возражения пятое. ГЛАВА 1. Что Акиндин разумом слепее тех, кто слеп чувственным зрением, как не просто не знающий, но противоположные друг другу вещи утверждающий о божественном свете. ГЛАВА 2. Изречения Акиндина, на основании анализа которых подробно раскрывается, что об одном и том же свете он утверждает, будто сей является и творением, и сущностью Божией. ГЛАВА 3. О том, что из-за многозначности слова «Бог» отцы то учили, то запрещали зреть Бога, и что не уразумевший этого Акиндин [как бы] заставляет слова святых противоборствовать себе самим, используя их друг против друга. ГЛАВА 4. О том, делая что то же самое из слова «видеть», имеющего двойное значение, он вместе с тем изобличается, как думающий, что божественный промысл тварен. ГЛАВА 5. Доказательство и из его собственных слов того, что воссиявший на Фаворе свет нетварен, и не есть божественная сущность, хотя бы он сам того и не желал. ГЛАВА 6. Повторное рассмотрение его высказывания, которое когда снова исследуется, то становится явным, что божественный этот свет есть общее священное видение святых; а сам он изобличается как никого из них не полагающий истинным богословом и противоборствующий евангельским проречениям. ГЛАВА 7. О том, что он, кажется, не только показывает этот свет то творением, то сущностью Божией, но и что он невидим и самим тем троим, которым одним, как он прежде заявлял, он был видим. ГЛАВА 8. О том, что, выставив двух свидетелей, – Златоуста и Григория Богослова, – последнего он выставляет против самого себя, а на Златоглаголивого отца еще и клевещет. ГЛАВА 9. Еще о том, как он лишает видения того священного света и взошедших вместе с Господом на Фаворскую гору. ГЛАВА 10. О том, что и Дух Святой из того, что он говорит, показывается тварным. ГЛАВА 11. Другое высказывание Акиндина, благодаря которому он изобличается, как говорящий, будто Бог безволен и бездеятелен, а творения Ему совечны. ГЛАВА 12. Другие его же высказывания, благодаря которым он изобличается как заявляющий, будто все боговдохновенные богословы и единомысленные с ними суть многобожники. ГЛАВА 13. Другие его высказывания, среди которых и свидетельство из сочинений великого Дионисия, благодаря которым он изобличается, как искажающий и перетолковывающий его и сам почитающий многих богов и многие божественности. ГЛАВА 14. Другое его же высказывание, благодаря которому он изобличается, как измышляющий, будто Бог не истинно обетовал нам Духа, не различая между благочестивыми и нечестивыми. ГЛАВА 15. Доказательство того, что почившие на Христе, согласно пророчеству, семь духов – это есть сам Дух Святой. И что Акиндин называет творением Дух Святой, говоря, что эти семь духов – творения. ГЛАВА 16. О страхе [бывающем от] Духа: что это такое, и как оно возникает в удостоившихся. ГЛАВА 17. Еще об этих семи духах, что они нетварны. И разъяснение свидетельства, которое Акиндином худо приведено против них. В этой же главе и о значении слов «творить» и «действовать». ГЛАВА 18. О том, что Акиндин и речение Златоустого отца, подделав его, привел против даров Духа. ГЛАВА 19. Изложение и верное разъяснение этого речения Златоуста. ГЛАВА 20. Еще разъяснение, каково и к кому, и от кого, то увещевание, о котором говорит он в этом изречении. ГЛАВА 21. Выводимое из этого доказательство того, что Акиндин измышляет, будто и неверные, и бессловесные животные, и сами – увы! – демоны являются членами Христовыми и прежде верных сподобляются будущего обетования. ГЛАВА 22. Показывающая, исходя из разделения, какие дары духовные, а какие – не духовные. ГЛАВА 23. О том, что не нетварны все духовные дарования, и что среди них нетварное. ГЛАВА 24. Более обстоятельное доказательство того, что не является сущностью Духа нетварная энергия и благодать Духа. ГЛАВА 25. О том, что Акиндин, худо истолковывая слово «весь» применительно к Богу, показывает себя самого высшим – увы его безумию! – даже Самого Христа. ГЛАВА 26. О том, что святыми слово «весь» применительно к Богу понимается различным образом, и сколькими способами, и что речения Акиндина здесь явно противоречат святым и оказываются чудовищными хулениями. ГЛАВА 27. О том, что поскольку относящееся к Богу различение – двояко, как принято у богословов, то когда об одном из них говорится «все», этим [словом] не объемлется и другое, и что божественной энергии, а не божественной сущности причащаются причащающиеся Бога. ГЛАВА 28. О том, что и та мудрость и доблесть, которую Бог подает пребывающим в Боге, есть божественная деятельность божественного Духа.

 

Еще на написанное Акиндином против божественного света и общих божественных деятельностей Отца, Сына и Святого Духа слово возражения шестое. ГЛАВА 1. Какова цель каждого вида каждой философии: той, что по миру, и той, что по Христу, и что в отношении слов для каждой предметом исследования является истина, отпавшие от которой необходимо поражаются ложью. ГЛАВА 2. Об Акиндиновом, следовательно, ложном писании. ГЛАВА 3. О том, что из того, что он пишет о [явившемся] в преображении Господа свете, видно, что он считает его неким непостоянным явлением, тварным и чувственным, и измышляет, что у Христа три природы и две божественности: высшая и во всех смыслах уступающая. ГЛАВА 4. Доказательство того, что хотя Акиндин и притворяется, будто защищает одну божественность, но [на самом деле] никакую не почитает нетварной. ГЛАВА 5. О том, что и о пренебесном и предмирном, и премирном свете Акиндин измышляет, будто он есть творение, и явным образом высказывает это. ГЛАВА 6. Доказательство того, что Акиндин зовет двубожниками не только нас одних, но и богоносных отцов, и осудившую Варлаама церковь и империю. ГЛАВА 7. О том, что, слыша богоносцев, говорящих, что свет предмирный и явившийся на Фаворе – один и тот же свет, нужно было отойти от заблуждения и не думать, будто этот свет с горы получил начало, а он коварно пренебрегши ими, осуждает нас за то, что мы называем этот свет премирным. ГЛАВА 8. О том, что предмирный и премирный и вечных ангелов свет – это сам Бог, и что Акиндин, показывая тварным этот свет, заявляет, что Он тварен. ГЛАВА 9. Доказательство того, что это не мы, а Варлаам и Акиндин суть учащие, будто между Богом и ангелами находится свет, который не есть ни Бог, ни ангел. Здесь же и о том, что светом Бог называется не по сущности, но по энергии. ГЛАВА 10. Доказательство того, что великий Василий сказал, что пренебесный свет прерывается небесной оболочкой, не потому, что он материален и поэтому не может проходить через нее, как это умоповрежденно понял Акиндин, а потому, что чувственные [предметы] не могут вместить оное сияние, и также им не свойственно быть видимыми сквозь него. ГЛАВА 11. Доказательство на основании приведенных Акиндином цитат из великого Дионисия и также написанного им от себя того, что мы почитаем одну божественность, а он – две чуждые и неравные, и совершенно обособленные друг от друга. ГЛАВА 12. О том, что в искаженном виде он приводил и речение честного Максима, благодаря которому изобличается, что он впал во многие странности, выдумывая, будто свет преображения есть плоть, и с разных сторон показывая себя многобожником и одновременно безбожником. ГЛАВА 13. О том, что раньше изобретатель зла пытался прельщать многобожием, а теперь, якобы защищая единство, коварно пытается отвести от единого Бога. ГЛАВА 14. О том, что вздор говорит Акиндин, будто это из-за бессилия нашего знания мы называем энергии Божии многими и различными. ГЛАВА 15. О том, что, поскольку он говорит, что Сын и Дух Святой суть энергия, он соглашается с Савеллием. ГЛАВА 16. О том, что он худо понимает, в каком смысле говорится, что сила и энергия Отца – это один только Сын. И что, правильно понимаемое, это утверждение показывает, что общая сила и энергия Отца, Сына и Святого Духа является нетварной и отличается от общей сущности. ГЛАВА 17. Что есть благочестивое разумение, согласно которому каждое из трех покланяемых Лиц зовется силой и энергией. Здесь же снова и об общей силе и энергии Трех. ГЛАВА 18. О том, что тогда как богословы говорят, что энергия и не есть Бог, и есть, и каждое из этих утверждений [понимают] двояко, и к тому же показывают, что нетварная сила и энергия является общей для трех Лиц, Акиндин, за исключением того, что называется «силой и энергией», все прочее отвергает. ГЛАВА 19. Доказательство того, что созерцаемая в сущности Святого Духа энергия, согласно Богослову, нетварна, и никакого не причиняет составления, хотя и отличается от сущности. ГЛАВА 20. О том, что Акиндин, явным образом учащий, что сия [божественная сила] тварна, полностью отвергает пятый и шестой из вселенских соборов. ГЛАВА 21. Демонстрация того, что хотя эта деятельность и называется в некотором роде акциденцией, но не в том смысле, чтобы она была не присущей Богу. Здесь же и пространное доказательство того, что нетварная энергия отличается от нетварной сущности. ГЛАВА 22. О том, что эта энергия богословами засвидетельствована и как сущностным образом присущая Богу, и как действующая; и что, открыто называя ее творением, Акиндин делает творением Бога. ГЛАВА 23. О том, что говорить, подобно ему, будто Сын и Дух Божий есть сущность Божия, весьма нелогично, а еще более – нечестиво; в каковой главе опять предстает, что и безначальной является отличающаяся от божественной сущности божественная энергия. ГЛАВА 24. Доказательство того, что это не мы, а Варлаам и Акиндин являются учащими, что не равны и не подобны божественная сущность и божественная энергия, и потому говорящими про две божественности – высшую и низшую. ГЛАВА 25. О том, что Акиндин, вдобавок ко многим другим нечестиям, и божественные ипостаси показывает неравными по отношению друг к другу, и единое таинство Бога и Святой Троицы многими способами упраздняет, тогда как Палама воистину является почитающим единого триипостасного Бога в одной божественности. На написанное Акиндином против света благодати и тех, кто им в различные времена был просвещен, слово возражения седьмое. ГЛАВА 1. О том, что правильно [наше] слово, планомерно продвигаясь, остановилось на словах священно безмолствующих о созерцании. ГЛАВА 2. О том, что боготворящая благодать и божественный свет не из-за чего-то другого божественен и нетварен. ГЛАВА 3. О том, что нам-то приятно, когда нас ругают вместе с благочестием, но достойны сожаления те, кто ругает нас за него. ГЛАВА 4. О том, что не иначе может Акиндин говорить против нас, кроме как разными способами скрывая нашу [подлинную] мысль и клевеща на нее. ГЛАВА 5. О том, что Акиндин, в подражание арианам и северианам, приняв покровительство богатой женщины, пытался – при ее поддержке деньгами – священную Церковь восстановить против себя самой; и издревле [бывших в ней] святых – друг против друга; и каждого из них – против себя самого. ГЛАВА 6. Разбор его речения о созерцательном видении. ГЛАВА 7. Разбор другого его речения, где он обманчивыми советами пытается упразднить явление достойным божественной благодати. ГЛАВА 8. Опровержение иных речений Акиндина, учащего, что одно лишь знание является непрелестным светом, и преобразующагося в ангела светла вооружающего против света благодати. ГЛАВА 9. Против эллинского воззрения и согласной с ним ложной теории, и о непрелестном и божественном просвещении и его явных признаках, и что из него предстает преизбыток Божией к нам любви. ГЛАВА 10. Глава святого Диадоха о свете созерцания, приведенная Акиндином против этого света, будучи испытана нами, показывается написанной в защиту этого света и против того, кто худо ее выставляет. ГЛАВА 11. О праздности ума и о том, что от нее рождается. Здесь же снова и о божественном просвещении, и из чего возможно распознать стяжавших его. ГЛАВА 12. О том, что и лукавым Акиндин пытается показать свет Господнего преображения, и не считающих его таковым думает, называет несведущими в непрелестном светоявлении и утешении, а наше слово показывает этот свет воистину божественным и сущим выше [всякого] непрелестного утешения. ГЛАВА 13. О том, что бездумно Акиндин говорит, что очищенный добродетелью ум видит и свой собственный особый свет без божественного просвещения, и неразумно убеждает избегать его более, чем любого другого утешения души. ГЛАВА 14. О том, что из того, что он сам теперь снова говорит, следует, что этот несчастный объявляет всех от века и пророков, и апостолов, и отцов, и мучеников прельщенными и одержимыми. ГЛАВА 15. О том, что он и клевещет и на таинство Господнего вочеловечения, говоря, что тело Христово является символом того света, как и увиденный Крестителем голубь – символ Духа. В этой главе, и что вере, а не показанию принадлежат высказывания, которые мы изрекали о пророческих видениях и божественном свете. ГЛАВА 16. О том, что он сам, разумеется, одержим безумной прелестью, в которой выше ложно обвинял богоносцев.

Вам может быть интересно:

1. Против Иоанна Векка святитель Григорий Палама

2. К эллинам. На основании общих понятий святитель Григорий Нисский

3. Диспут в Визии преподобный Максим Исповедник

4. Простота Божественной природы, согласно учению святого Григория Паламы профессор Георгий Мандзаридис

5. Опровержение на защитительную речь злочестивого Евномия святитель Василий Великий

6. Его же другие главы преподобный Григорий Синаит

7. Слово о вере против несториан преподобный Иоанн Дамаскин

8. Новый эклогион – Часть 3 преподобный Никодим Святогорец

9. Ответы на вопросы латинян святитель Марк Эфесский

10. О Дионисии, епископе Александрийском, а именно, что он, как и Никейский Собор, думает противно арианской ереси, и напрасно клевещут на него ариане, будто бы он единомыслен с ними святитель Афанасий Великий

Комментарии для сайта Cackle