святитель Епифаний Кипрский

Часть вторая

Отделение первое

Вступление

В этом первом отделении второй части, четвертом же в порядке счета от начала отделений, содержатся восемнадцать ересей, а порядок следующий:

1) Енкратиты. Составляя отломок ереси Татиана, они отметают брак, признавая его делом сатанинским. Также признают запрещенным едение животных.

2) Еретики фригийские: они же и монтанисты и таскодругиты. Они принимают ветхий и новый завет; но после пророков вводят других пророков: похваляются неким Монтаном, и Прискиллою и Максимиллою.

3) Пепузиане, они же и квинтиллиане, с которыми состоят в связи артотириты (это – две ереси)135 Частью они из Фригийских же еретиков; а частью учат другому сравнительно с ними. Чтут, как святыню, какой-то запустелый город Пенузу, между Галатией, Каппадокией (и Фригией), и признают его Иерусалимом. (Есть впрочем и другая Пепуза) Женщинам предоставляют начальство и священнослужительство. При посвящении в свои таинства, прободают какого-либо малого ребенка (иглами медными, как и принадлежащие к Фригийским еретикам, и замесив в крови его муку, и сделав хлеб, вкушают, как приношение). Баснословят, что там, в Пепузе, Христос открылся Квинтилле (или Прискилле) в виде женщины. Пользуются также ветхим и новым заветом, переделывая по собственному своему мышлению.

4) Четыренадесятники. Эти в один и тот же день года совершают пасху, и в какой день ни придется четырнадцатый день луны, то есть, в субботу ли, или в день Господень, в тот день постятся, а также совершают бдение.

5) Названные у нас алогами: это – те, которые отвергают Евангелие от Иоанна и его Апокалипсис, потому что не принимают, пришедшего от Отца, Бога Слова.136

6) Адамиане, у некоторых называемые ересью живого Адама, содержат учение более осмеяния достойное, нежели истинное. (Бывает же у них нечто сему подобное нагими, как из чрева матери, сходятся в одно место мужчины и женщины, и в этом виде совершают чтения, молитвы, и все такое. Как будто ведут жизнь монашескую и воздержническую, и не принимают брака; и церковь свою почитают раем.

7) Сампсеи, они же и елкесии, еще доселе обитают в Аравии, лежащей за Мертвым морем. Эти введены в обман неким лжепророком Илксаем; из его рода доселе еще существовали две женщины: Марфус и Марфина,137 которым сия ересь поклоняется, как богиням. У сих еретиков все весьма близко к учению евионеев.

8) Феодотиане, последователи Феодота византийского кожевника. Он стоял высоко по эллинской образованности. Во дни тогдашнего гонения был схвачен вместе с иными некоторыми, и один отпал, тогда как те приняли мучение за Христа. поелику за избежание сего был он в поношении: то, по причине обвинения в том, что отрекся от Бога, умыслил говорить о Христе, что Он простой человек.138

9) Мелхиседекиане. Эти чествуют Мелхиседека, утверждают, что он некая сила, а не простой человек, и все дерзнули возводить к его имени и в его имя говорить.

10) Вардисианисты. Этот Вардисан происходил из Месопотамии; сперва держался истинной веры, и блистал философией,139 но уклонился от истины, и учил весьма близко к Валентину, за исключением некоторых частей, в которых разнится от Валентина.

11) Ноетиане. Ноет этот был из Смирны Асийской. Превознесшись надмением, с иными некоторыми стал учить, что Христос Сыноотец, что Он один и тот же и Отец, и Сын, и Святой Дух. А о себе говорит, что он Моисей, и о брате своем, что он Аарон.

12) Валисии. Эти, как дошло до нас, населяют Вакафу, главное селение Аравии Филадельфийской. Приходящих к ним (и пользующихся их гостеприимством) они оскопляют. Да и между ими самими много обрезанных скопцов. Учат и кое-чему другому, исполненному ереси; не покоряются140 закону и пророкам, и вводят нечто другое студодейное.

13) Кафары. Эти, состоя в связи с римлянином Новатом, совсем отвергают второбрачных, и не принимают покаяния.

14) Ангелики. Этих совсем не стало. Они похвалялись тем, что состоят в ангельском чине. Или наименованы так потому, что назывались ангелами.

15) Апостолики, они же и анотактики. Эти еретики – в Писидии; они принимают только апотактиков, и сами по себе дают обеты. Весьма близки к енкратитам: но мудрствуют иначе, нежели они.

16) Савелиане. Во мнениях сходны с ноетианами, кроме того, что не говорят, будто Отец пострадал; о Слове учат, что Оно произносится, и снова возвращается назад.141

17) Оригенисты.142 Это–срамники, делающие то, о чем и говорить не позволительно, и предающие свои тела растлению.

18) Оригенисты другие, от писателя Оригена, который зовется и адамантовым. Они отвергают воскресение мертвых; учат, что Христос и Святой Дух – твари; рай, небеса и все иное толкуют иносказательно; пустословят, будто царство Христово (некогда) прекратится, и прекратится вместе с Ангелами; также, будто Христос с диаволом будет под одним царем (и чудовищно утверждают, что Христос распят бесами).

Вот восемнадцать ересей первого отделения второй части.

Об енкратитах, двадцать седьмой, а по общему порядку сорок седьмой, ереси

 

Гл. 1.

За Татианом следуют некие, так называемые, енкратиты, собственно им введенные в заблуждение и обман, по принимающие и другие мнения кроме ему принадлежащих, и еще более предавшиеся пустым выдумкам. Этих еретиков много и доселе в Нисидии и во Фригии, так называемой, сожженной; ибо, вероятно, по Божию устроению, в мире принято называть их отчизну этим именем от того, что обитатели ее сожжены таким и столь великим заблуждением, в какое совратились, потому что много ересей в той местности. Есть также енкратиты и в странах Асийских, в земле Исаврийской, Памфилийской и Киликийской, в Галатии, и даже в области Римской; а также есть таковая ересь и в Антиохийской области в Сирии, впрочем не везде.

И они утверждают бытие некоторых начал, и говорят, что есть начало противное делам Божиим, то есть диавол, который Богу не покоряется, но имеет силу и действует как бы по собственной своей власти, а не в следствие превращения. Ибо они учат не согласно с церковью, но иначе, не сходно с истинною проповедью. Как первообразными писаниями, пользуются, так называемыми, Деяниями Андрея, Иоанна и Фомы, и некоторыми подложными писаниями, а также, какими им угодно, словами ветхого завета. Брак ясно определяют, как дело диавольское; и гнушаются животными, воспрещая вкушение их не ради воздержания и строгого образа жизни, но по страху и по тому представлению, чтобы не подвергнуться за то осуждению. В тайнах употребляют они воду, а вина совсем не вкушают, утверждая, что оно от диавола, и что пьющие и употребляющие вино беззаконники и грешники. А между тем веруют и в воскресение мертвых: так что у этих заблуждающихся все исполнено безумия. И подлинно разумному человеку стоит посмотреть, подивиться и изумиться на все то, что говорят и делают чуждые нам; потому что все у них говорится и делается необстоятельно, и совсем не имеет вида последовательности.

Гл. 2.

Ибо если они допускают употребление ветхого и нового завета: то как окажутся разные начала, когда два завета согласно говорят о едином Божестве, и проповедуют познание о том, если притом будет воскресение мертвых? Как еще честный брак окажется делом диавольским, когда Бог говорить: раститеся и множитеся (Быт.1:28), и Господь в Евангелии говорит: что Бог сочета, человек да не разлучает (Мф.19:6), и апостол сказует: честна женитва, и ложе нескверно (Евр. 13:4)? Но когда бывают обличаемы еретики сии, тогда прибегают к хуле, и называют апостола пьяницею, а в пользу своего мнения и для подтверждения своего баснословия, нападают на пьющих вино, ловя некоторые речения, и утверждают, что вино – тело лукавого. Ибо говорят, испи Ной от вина, и обнажися (Быт.9:21); и Лот, говорят, упившись, без ведома своего смесился с собственными своими дочерьми; и создание тельца совершено было при опьянении (Исх.32:4–6); и писание говорит: кому молва? Кому брани? Кому горести и свары? Кому сокрушение вотще? Кому сини очи? Не пребывающим ли в вине, и не назирающим ли где пирове бывают (Притч.23:29,30)? И кое что иное, сему подобное, выискивают они и собирают для придания себе вероятия, не зная того, что все чрезмерное во всем прискорбно, и переходящее границы надлежащего воспрещено. И это могу сказать не только о вине, но и о великой ненасытности. Ибо и Господь, уча о сем, сказал: да не отягчаются сердца ваша объедением и пиянством и печальми житейскими (Лк.21:34). И: аще не сытнейший еси, не желай яств богача, сия бο имут живот ложен (Притч.23:3). А святой апостол, чтобы еще более искоренить ненасытных и пресыщающихся, проклиная прожорливые похоти, сказал: брашна чреву, и чрево брашном: Бог же и сие и сия упразднит (1Кор.6:13). Да и Исав, погубил первородство за варение сочива143 (Быт.25:30), как говорит писание, одно и тоже называя варением пшеничным и варением сочевным (ст. 34); впрочем думаю, что оно, может быть, было не из зерен, называемых этим именем (πυρός), то есть, не из пшеницы, но, может быть, это был, опять разогретый на огне, остаток, сваренной уже и еще поставленной на огонь, чечевицы, и сие-то в Писании выражено словом: огненного (πυροῦ), потому что варение, после охлаждения, было подогрето. И как тот вследствие вина обнажился, но не потерпел от этого вреда: так напротив этот вследствие алчбы и ненасытности погубил первородство, и от этого потерпел более вреда, нежели от вина. Так вблизи истины никакой не имеет силы поддельное изречение и какое-либо вымышленное баснословное повествование.

Гл. 3.

Величаются: эти еретики воздержанием: но вся их деятельность шатка: они находятся посреди женщин, и повсюду вводят в обман женщин, с женщинами вместе путешествуют и вместе живут, и пользуются их услугами. Это люди чуждые истине, и обладающие только образом благочестия, силы же его отвергшиеся (2Тим. 3:5). Ибо кто оставит какую либо часть дела, тот, оставив одну часть, всю полноту оставит без внимания. От сего у них тайны совершаются на одной воде, и не суть тайны, но, при подражании истинным тайнам, делаются ложными. По сему и в этом они будут изобличены прямым словом Спасителя, Который говорит: не имам пити от плода лознаго сего до тех пор, когда пию е ново во царствии небесном с вами (Мк.14:25).

Как бы оттолкнув крепкою рукою истины эту еще ересь, подобную зверю, причиняющему боль, но лишенному зубов, перейдем к следующим за нею по порядку, но обычаю призывая Бога всяческих быть путеводителем и защитником от бед, помощником нашему разумению и подателем мудрости, чтобы нам, дознавая от Него истину, получить возможность открыть ее о других ересях, и из многих мироварных видов в слове истины приготовить против ересей врачебное противоядие, для пораженных уже в цельбу и врачевство, если прочитают, а для тех, которые вознамерятся узнать, чего не видали, в предотвращение мук, нам же во спасение и в награду, которую щедро дарует нам Бог.

О еретиках фригийских называемых или монтанистами, или еще таскодругитами, двадцать восьмой, а по общему порядку сорок восьмой, ереси

Гл. 1.

От енкратитов возникла другая еще ересь, так называемая Фригийских еретиков, получившая начало современно с теми, и бывшая их преемницею. Они получили начало при царствовавшем после Адриана Антонине благочестивом, около девятнадцатого года его царствования. А Маркион, последователи Татиана, и его преемники–енкратиты появились во времена Адриана и после Адриана.

Эти, так называемые, еретики Фригийские принимают все писание ветхого и нового завета, и сходно учат о воскресении мертвых. Но они похваляются, что имеют пророка – какого-то Монтана, и пророчиц Прискиллу и  Максимиллу, внимая которым, извратились умом. Об Отце и Сыне и Святом Духе думают одинаково со святою вселенскою церковью; отделились же от нее внемлюще духовом лестчым и учением бесовским (1Тим.4:1), и говоря: «должно нам и дарования144 принимать». И святая Божия церковь также принимает дарования, но действительные дарования, и уже испытанные в святой Божией церкви силою Духа Святого на основании пророков, апостолов и Самого Господа. Так апостол Иоанн говорит в послании: искушайте духи, аще суть от Бога (1Ин.4:1); и еще говорит: слышасте, яко антихрист грядет, и ныне антихристи мнози быша. От нас изыдоша, но не беша от нас: аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами: но чтобы было ведомо, яко не суть от нас (1Ин.2:18,19), для того и пишу вам чадца (1Ин.2:12), и что далее следует за сим. Посему истинно, что они не из числа святых: ибо вышли из него по своей любопрительности, внимая и духам обольщения и баснословия.

Гл. 2.

Ибо вот самым делом обличаются они, что не могут выполнить того, что сами ревниво обещают. Если должно принимать дарования, и должно быть дарованиям в церкви: то почему, после Монтана, Прискиллы и Максимиллы, не имеют более пророков? Ужели благодать стала бездейственна? Но в святых церквах благодать не бездейственна; отнюдь нет. Если же пророчествовавшие пророчествовали до известного времени, и более не пророчествуют: то следует, что и Прискилла и Максимилла не были пророчицами после пророчеств, испытанных святыми апостолами в святой церкви. Посему двумя способами может быть обличено неразумие этих еретиков. Или для того, чтобы благодать, о которой они говорят, не оставалась бездейственною, они должны показать, что есть пророки после Максимиллы; или сообщники Максимиллы окажутся лжепророками, потому что после того, как наступил предел пророческих дарований, дерзнули получать вдохновение не от Святого Духа, но от бесов обольстителей и обманывать своих слушателей. И пусть будет сказано обличение им на основании того самого, что сами они говорят. Называемая у них пророчицею, Максимилла утверждает: «после меня уже не будет пророчицы; но будет кончина». Вот во всем видны Дух Святой и духи обольстители. Ибо что изрекли пророки, и что вещали они с разумением, сохраняя естественный порядок мыслей, то, изреченное ими, совершилось и еще исполняется. Максимилла же сказала, что после нее кончина; а кончина еще не наступила, при всем том, что было столько царей, и прошло столько времени. Ибо с той поры до нашего времени, то есть, до двенадцатого года царствования Валентиниана. Валента и Грациана,145 двести девятнадцать лет,146 не много больше, не много меньше; и нет еще кончины, как предсказывала от себя гласившая пророчица, которая и дня своей кончины не знала. И можно видеть, что все отчуждившие себя от истины не сохранили доброй твердости в учении, а напротив того, как дети, поддавшись обману всегда обольщающего змея, сами отдались погибели и сделались снедью волка, взяты и увлечены из ограды, и таким образом погибли. Не удержав начала, но оставив истину, они сами себя предали крушению и напору волн всякого обмана. Ибо если Максимилла говорит, что более не будет пророка; то сим отрицает, что у них есть дарование, и доселе продолжается; если же дарование, по сказанному мною выше, продолжается до нее: то следует, что и у нее нет дарований.

Гл. 3.

Действительно, она в заблуждении. Ибо Господь запечатлел церковь, и в ней заключил полноту дарований. Когда была нужда в пророках, тогда святые Божии, исполняясь Духа Святого, по мере подаваемых каждому Духом дарований, и по мере веры (Рим.12:6) на пользу (1Кор.12:7), прорекали все в истинном духе, в здравом уме, и с последовательностью в мыслях. Что же полезного, или что соответственного с верою изрекли эти147 пророки? Напротив того, не таковы ли они, о каких сказал Господь: внемлите от лживых пророков, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы (Мф.7:15)? Ибо, сличая то, что изречено ими, и что есть поистине в ветхом и новом завете, и истинно сбылось и было пророчено, исследуем, каково пророчество, и каково лжепророчество. Пророк глаголал все при спокойном и последовательном течении мыслей, и вещал от Святого Духа, говоря все здраво, как Моисей раб Божий, и верен в дому (Чис.12:7). Прозорливцем (1Цар.9:9) назывался пророк в ветхом завете. Видение, сказано, еже виде Исаиа сын Амосов (Ис.1:1) пророк. Видех, говорит, Господа седяща на престоле высоце и превознесенне, и видел Серафимов и Херувимов (Ис.6:1,2), и слышах глас Господа глаголюща ко мне: ступай, рцы людем сим: слухом услышите, и не уразумеете: и видяще узрите, и не увидите (Ис.6:8,9). И, поелику слышал Господа; то, придя к народу, сказал: сия глаголет Господь. Не видишь ли, что это – слова человека, последовательно говорящего, а не исступленного, и что речь была издаваема не в исступлении ума? Точно также и пророк Иезекииль, услышав от Господа: сделай себе хлеб на мотылах человечих, сказал: никако же, Господи: никогда скверное или нечистое не входило в уста мои (Иез.4:12.14). Ибо знал, что сказанное ему изречено в виде угрозы, и не кинулся сделать это, как бы движимый исступлением ума, а напротив того, как имеющий ум здравый и последовательный, умолял и говорил: никако же, Господи. Таковы свойства истинных пророков, что у них, при действии Святого Духа, и разумение, и учение, и собеседование здраво. Разве нельзя также найти, что и Даниил был исполнен всякого разумения и соблюдал естественный порядок в мыслях, – тот Даниил, который разрешил Навуходоносору загадки, и что тем было видено во сне и отступило от самого видевшего (Дан.2:5), то привел на память, и за тем предложил разрешение в здравом состоянии  и по преизбытку дарования; потому что более всякого человека изобиловал мудростью по дарованию Святого Духа, умудряющего действительных пророков и тех, которые через пророка сподобляются истинного учения? А эти, обещаясь пророчествовать, оказываются не владеющими собою, и не соблюдающими последовательности в слове. Ибо изречения их смутны и неопределенны и не заключают в себе ничего прямого.

Гл. 4.

Монтан открыто говорит: «вот, человек – лира, и я касаюсь148 его, как бряцало; человек спит, а я бодрствую; вот Господь приводит в исступление сердца людей, и дает сердце людям». По сему кто из рассуждающих последовательно и принимающих полезное учение осмысленно, и имеющих попечение о своей жизни не осудит этого самодельного предположения и учения человека, который хвастливо причисляет себя к пророкам, а не может говорить подобно пророкам, потому что и Дух Святой не глаголал в нем? Ибо выражения: «прикасаюсь», «ударяю», «бодрствую», «Господь приводит в исступление сердца», суть слова исступленного, а не сохраняющего порядок мыслей, напротив того, иное обнаруживающего отличительное свойство по сравнению с тем, каким отличается Дух Святой, глаголавший в пророках.

Если же захотят приплести ложь к истине и быть невнимательными к точному вниканию в смысл слов, а между тем будут набирать себе изречения, при помощи которых подложно станут представлять свое заблуждение сходным с истиною; а именно, укажут на слова из святого Писания: наложи Бог изступление на Адама, и успе (Быт.2:21): то в этом нет никакого сходства с тем. Ибо здесь149 у Бога нет намерения создать тело из приведенного в исступление, почему бы Он, в преизбытке человеколюбия, хотел навести подобное тому, что наведено было на Адама: ибо на Адама навел Он исступление сна, а не исступление ума. Слово же: исступление (ἐϰςασις) имеет многоразличное употребление. Исступлением называется преизбыток удивления; исступлением называется неистовство, потому что выступает из надлежащего порядка. Там же исступлением назван сон в ином значении, а именно – по отношению к естественной деятельности, более же всего потому, что это исступление, наведенное на святого и созданного рукою Божией Адама, было весьма глубоко.

Гл. 5.

И поистине можно видеть, как справедливо божественное Писание назвало это исступлением. Ибо во время сна человека все чувства отступают, обращаясь к покою. Так например чувство зрения, хотя и присутствует, но не видит: ибо глаза бывают заключены, а производящий движение в человеке дух или душа покоится. Зловоние ли в доме или благовоние, этого чувство обоняния не воспринимает, хотя и присутствует; потому что это чувство отступило, обратившись к покою. Горький ли вкус во рту, или соленый, или сладкий, чувство вкуса не ощущает, потому что, действуя в бодрственном состоянии, в исступлении покоя остается недеятельным. Слух на месте, но чувство слуха бездейственно, и часто, когда кто-нибудь говорит в доме, человек не слышит сказанного, разве как либо  в просонках, потому что деятельность слуха на эту пору отступает. Какие либо животные проходят по нашему телу, а мы, если только животные не налягут на нас тяжело, не чувствуем их прикосновения к нашему телу, потому что всякое орудие чувства, в следствие успокоения во сне, перестает действовать. поелику орудие чувства имеет земную природу и составляет для души внешнюю принадлежность;150 то ему и дается время, в которое деятельнейшая чувствительность сменяется состоянием покоя, потому что так устроено Богом нам на пользу. Сама же душа своею владычественною силою и разумением не отступает. Ибо часто воображает и видит себя как бы в бодрственном состоянии, ходит, работает, путешествует по морю, ведет речи к народу, видя это в больших или меньших размерах во сне. Это однако ж не сходно с исступленным человеком, действующим без ума и находящимся в исступлении, который, бодрствуя телом и душой, предпринимает ужасные дела, и часто причиняет беды себе и ближним: ибо не знает, что говорит и делает, потому что такой пришел в состояние безумного исступления.

Гл. 6.

Но во всем этом, возлюбленные, имели мы нужду по поводу слов: наложи Господь изступление на Адама, и успе: собрали различные виды исступления, и изъяснили, но по какой причине вкушение сна в этом случае названо у Господа исступлением. Именно же потому, что сон, по Божию охранению и человеколюбию, дан всем людям, чтобы человек, успокаиваясь во сне, освобождался от заботы и потребных для жизни дел. А в этом случае сон назван исступлением еще более потому, что Бог сделал человека на время не чувствующим боли, когда вознамерился взять из него ребро и создать из ребра ему жену. Но человек не был в исступлении ума и мыслей: ибо тотчас после того, как встал, узнал и сказал: се ныне кость от костей моих, и плоть от плоти моея: сия наречется жена, яко от мужа своего взята бысть сия (Быт.2:23). Как видишь, он знает и прежде бывшее, и настоящее, и пророчествует о будущем: ибо вот он узнал, что прежде было, когда он был во сне, и говорит: кость от костей моих: узнал и настоящее, по создании жены, признав ее взятою от тела; и пророчествовал о будущем, а именно, что сего ради оставит человек отца своего и матерь, и прилепится к жене: и будета два в плоть едину (Быт. 2:24). А это свойственно не исступленному и утратившему естественный порядок мыслей человеку, но имеющему здравый ум.

Гл. 7.

Если же должно сказать и о словах: аз Рех во изступлении моем: всяк человек лож (Пс.115:2): то опять иную силу имеет здесь слово: исступление; оно означает не какого либо человека, находящегося вне ума и исступленного, – отнюдь нет, а напротив того чрезмерно удивляющегося, и размышляющего свыше обычного размышления о том, что бывает видимо и делаемо в обычной мере. поелику пророк пришел в удивление: то и говорит это от удивления. Бывали и пророки в исступлении, но не в исступлении рассудка. Ибо и Петр был в исступлении не в том смысле, что не сохранил последовательности рассуждения, но в том, что вместо ежедневного порядка, видел иное сравнительно с тем, что видят люди: он видел спускаемую плащаницу, по четырем краем привязанную, и в ней вся четвероногая и гади и птицы небесныя. Смотри же: святой Петр сохранил последовательность мыслей и не был в исступлении ума; ибо когда услышал: востав, заколи и яждь, то не послушался, как сделал бы не здравый умом, но сказал Господу: никако же Господи (Деян. 10:10–14. ): ибо николи же скверно и нечисто вниде во уста моя (Деян.11:8). И святой Давид сказал: всяк человек лож: говоря же: аз рех, сказал отдельно о себе, и о людях, что, как сказано, они лгут. Следовательно сам не лгал, но, изумляясь и удивляясь Божию человеколюбию, чрезмерно удивлялся и тому, что было ему возвещено

от Господа, и видя, что всякий человек нуждается к милости Божией, одному Господу приписал истинность, о всяком же человеке узнал, что подлежит прощению, чем и показал, что истинный Святой Дух глаголал в пророках и открывал им глубины точного боговедения. Был и Авраам в исступлении, но не в исступлении уча, а в исступлении страха (Быт.10:12): ибо видел при захождении солнца пешь и свещы (ст. 17). И другие пророки, видя видения, в здравом уме говорили, как сказал Моисей: пристрашен есмь, и трепетен (Евр.12:21). Авраам же узнал, что сказал ему Господь: ведый увеси, якo преселно будет семя твое в земли чужой лет четыреста (Быт.15:13). Вот видишь, как можно видеть, что пророками истинно все изречено в здравом уме и с здравомысленным рассуждением, а не в помешательстве.

Гл. 8.

Если же захотят и еще сказать, что прежние дарования не одинаковы с позднейшими: то чем могут доказать это? Святые пророки и святые апостолы пророчествовали одинаково, как одни, так и другие. И во-первых, при восхождении Спасителя на небо видевшие двоих в белых одеждах видели не в помешательстве, но в здравом уме слышали: мужие Галилейстии, что стоите, устремив взоры на небо? Сей Иисус от вас на небо вознесыйся, такожде приидет, и что далее следует за сим (Деян.1:11). Потом и Петр, как сказал я, видя, слыша, отвечая и говоря: никако же Господи, по уму был в добром состоянии. Агав говорил пророчественно и загадочно под удивительным прикровением; взяв пояс Павлов и связав себя по ногам, он сказал: мужа, его же есть пояс сей, тако свяжут во Иерусалиме (Деян. 21: 11). А также еще в Антиохию снидоша пророцы, и возвестили, что будет глад по всей вселенней; и не мимо шло слово их, но для показания того, что это были истинные пророки, Писание тотчас присовокупило: иже бысть при Клавдии Кесаре (Деян.11:27,28). Святейший же апостол Павел пророчественно сказал: Дух явственне глаголет (1Тим.4:1): в последния дни настанут времена люта (2Тим.3:1), и что далее следует за сим, и еще в ином месте: яко отступят нецыи от здравого учения, внемлюще обольстителям и учением бесовским, возбраняющих женитися, удалятися от брашен, яже Бог сотвори в снедение приемлющим151 со благодарением (1Тим. 4:1.3). Это и исполнилось на вас и подобных вам,152 как ясно показывает само дело. Ибо многие из сих ересей возбраняют женитися, завещают удалятися от брошен, побуждая к сему не ради строгости жизни, не ради высшей добродетели, наград и венцов, а напротив того думая, что сего153 гнушался Христос.

Гл. 9.

А святая церковь и девство прославляет и похваляет иночество, чистоту, и вдовство, и честный брак чтит и приемлет, а воспрещает блуд, прелюбодеяние и распутство. Из сего можно видеть отличительное свойство святой вселенской церкви и притворные нравы других, и по испытании сего бежать от всякого ведущего к заблуждению и кривого пути и в противную сторону направленной стези. Ибо я выше сказал, что святейшим апостолом предречено, и еще скажу, что, говоря о возбраняющих женитися и удалятися от брашен, он сказал, как дерзновенно законополагают те, которые воспрещают то, что прекрасно учреждено Богом, и этим предостерегает нас и различает свойство святой церкви от еретического обмана. Ибо Бог Слово в евангелии сказал с некоторою умеренностью: хощеши ли совершен быти (Мф.19:21)? Ведая состав и немощь человеческие, Он радуется о тех, кто может представить опытные доказательства богочестия и избирает подвиг девства, чистоты, воздержания; но чтит и единобрачие, хотя и предуказал, чтобы дарованиями священства украшаемы были преимущественно воздержные из единобрачных и проводящие жизнь в девстве, почему и апостолы Его благочинно и преподобно установили это церковное правило священства. Если же кто после кончины его супруги по немощи будет иметь нужду сочетаться вторым браком: истинное правило не воспрещает сего, то есть, тому, кто не священник. А эти еретики возбраняют, во исполнение сказанного: возбраняющих женитися. Ибо извергают сочетавшегося вторым браком, и принуждают не сочетаться вторым браком. Мы же не налагаем принуждения, но увещеваем, побуждая могущего добрым советом; на не могущего же не налагаем принуждения, а также не почитаем его отверженным от жизни. Ибо святое слово проповедано всякому, что должно немощь немоществующих носити (Рим.15:1). А сейчас найдем, что святой апостол, в обличение таковых, как не имеющих того же дарования, говорит: юных вдовиц отрицайся: ибо после того, как разсвирепеют противу Христа, посягати хотят, имущыя тот грех, яко первые веры отвергошася (1Тим.5:11,12). Ибо давшие обещание и обратившие оное ни во что имеют грех; а не обещавшиеся, но сочетавшиеся браком по немощи не будут иметь греха. Если же бы они имели грех: то как бы апостол сказал: пусть посягают, дом строят (1Тим.5:14)?

Гл. 10.

По сему всякий пророчествующий, в ветхом ли то завете, или в новом, оказывается сохраняющим последовательность мыслей. Так и святой Иоанн в Апокалипсисе сказал: сие открыл Господь рабом Своим через раба Своего Иоанна (Апок.1:1), и: сие глаголет, Господь, ст. 8). Говорящий сие имел здравый ум и сохранял последовательность в мыслях. Посему вот: сие глаголет Господь, и: видение, которое виде (ст. 3). А этот Монтан, похваляющийся тем, что он пророк, и вводящий в заблуждение тех, которые поддаются его обману, рассказывает несогласованное с божественным Писанием. Ибо в своем, так называемом, пророчестве, говорит: «что ты говоришь, что спасаемый выше человека? Праведник, говорит, просветится во сто раз более солнца, а малые из вас спасаемые просветятся во сто раз более луны». Но его обличает Господь, имеющий власть даровать просветление лицам святых, просветивший лице Моисеево, и со святыми в святом Своем воскрешении тел совершающий ту перемену, что они, быв посеяны не в честь, восстают в славе (1Кор.15:43). и тела их, хотя и не иные с ныне сущими, а напротив того восстают всецело теми же, что и ныне суть, но по воскресении получают славу от Него, щедро подающего славу святым Своим, потому что, как Бог и Господь, Он имеет власть дать и даровать сие. Но, имея власть даровать сие, Он не так обещал, как учит Монтан, а говорит: лица ваши просветятся яко солнце (Мф.13:43). По сему если Тот, Кто имеет власть и истинно есть Владыка и Господь наш, Иисус Христос говорит, что лица праведников просветятся яко солнце: то почему Монтан обещает, что во сто раз преизбыточнее? Разве только он подобен тому, кто обещал Адаму, утверждая: будете, яко бози (Быт.3:5), и устроил то, что люди извергнуты от славы, которую имели, и райского наслаждения, и низверглись в смертное истление.

Гл. 11.

Тот же самый Монтан прибавляет к этому еще такие слова: «я – Господь Бог Вседержитель, пребывающий в человеке». По сему прекрасно божественное Писание и последовательное учение Святого Духа предостерегает нас, вразумляя, чтобы мы знали, как подделывается под истину, и как противоположен ей чуждый дух. Как скоро сказал это Монтан, подал нам мысль припомнить изречение Господне. Ибо Господь так говорит в евангелии: Аз приидох во имя Отца Моего, и вы не приняли Меня: ин приидет во свое имя, и этого примут (Ин.5:43). Итак Монтан во всем оказался несогласным с божественными Писаниями, как ясно это всякому разумному читателю. Посему если не согласен, то чужд вселенской церкви; чужда ей и его ересь, похваляющаяся тем, что имеет пророков и дарования: она их не получала, напротив того удалена от них. Кто же, рассуждая последовательно, дерзнет назвать этих еретиков пророками? Не обольстители ли они более? Христос научил нас, говоря: Духа Утешителя пошлю вам (Ин.15:26), и, указывая признаки, сказал: Он Мя прославит (Ин.16:14). И действительно можно видеть, что святые апостолы, получив Духа Утешителя, прославляли Господа. А этот Монтан славит себя самого. Господь прославил Отца Своего, и также Христос Господь прославил Духа, называя Его Духом истины (Ин.16:13); а Монтан славит себя только одного, и говорит, будто он – отец Вседержитель и обитавший во Отце Дух, так что по всему видно, что это – не Он, не Им и послан, и не от Него принял. Ибо в Господе благоволило всяко исполнение Божества обитать телесне (Кол.2:9), и от исполнения Его, по слову святого Иоанна, прияли вси пророки (Ин.1:16). Смотри, как все древние возвещали Христа, а последующие прославляли Христа и исповедовали Его; а Монтан выступил выдавая себя за кого-то, чем и показал, что он не то, и не Им послан, и ничего от Него не принял.

Потом еще этот жалкий человечишко Монтан говорит: «не ангел, и не ходатай, но я Господь Бог Отец пришел». Но эти слова обнаруживают, что он чуждый, потому что не прославляет Христа, Которого славит всякое дарование в церкви, истинно данное в святой церкви. Ибо оказывается, что он чужд телу церкви и Главе всего, не держа Главы, из Нея же все тело (Кол.2:19), по написанному, составляемо (Еф. 4: 16), растет. Господь наш Иисус Христос, как подлинно истинный Сын, являл Себя Сыном: а Монтан себя же самого называет и Отцом.

Гл. 12.

Посему как поверить вам, фригийцы, снова восставшие против нас неприятели, по названию, правда, представляющиеся христианами, но поднявшиеся с варварскою войною, и сделавшиеся подражателями неприязни троян и фригийцев; когда вы говорите, будто отделяетесь от церкви из за дарований? Ибо что чуждо дарованиям и, как говорят ваши пророки, обещается не с тем отличительным свойством, какое указано Господом, то не может быть дарованиями. А вы еще вводите к нам и Максимиллу; так отличны и имена у вас, и весьма ужасны; в них нет ничего мягкого и приятного, а есть что-то дикое и варварское. Вот послушайте, чада Христовы, что говорит эта самая Максимилла, так называемая у этих Фригийских еретиков: «меня не слушайте, но Христа слушайте». И думая, что этим прославляет Христа, она обманывает себя. Ибо если бы она была Христовою, то сказала бы подобно святым апостолам, как говорит каждый из них. И во-первых Петр говорит: мы слышахом от Него (Деян.4:20). И Сам Господь говорит: вас слушаяй, Мене слушает (Лк.10:16). И Павел говорит: подражатели мне бывайте, яко же и аз Христу (1Кор.11:1). Впрочем она, хотя лжет, но, сама того не желая, говорит правду: ибо хорошо говорит, когда утверждает, что не ее должно слушать, но Христа. Да и часто нечистые духи, хотя они и не от истины, вынуждаются низлагать самих себя и, хотят ли или не хотят, по необходимости открывать своего Господа. Так отроковица имущая дух пытлив говорила: сии человецы раби Бога вышняго суть (Деян.16:16, 17). И: что пришел еси прежде времене мучити нас (Мф.8:29)? Знаем Тя, кто еси, Святый Божий (Лк.4:34). Так и Максимилла вынужденно сказала, чтобы слушали не ее, но Христа. Почему же те, которые слышали от нее это, и поверили ей, хотят слушать ее, когда ею самою научены слушать не ее, но Господа? И действительно, она вещает земное, и ее не должно было бы слушать, если бы слушающие обладали разумением. И не говори, будто она сохраняет порядок в мыслях. Ибо это не дело сохраняющего порядок в мыслях – учить, и самому себя опровергать. Если она действительно говорит: «не слушайте меня:» то какой дух глаголет в ней? Если сказала это она сама по человечеству: то следует, что она не имела Святого Духа. Ибо явно, что говорящая: «не слушайте меня», говорит по человечески, а не от Святого Духа. Но та, которая говорит не от Святого Духа свыше, но от человеческого разумения, ничего не знала, и, как не имеющая Святого Духа, не была пророчицею, но говорила и вещала по человеческому разумению. Если же она говорила и пророчествовала от Святого Духа: то что это за Святой Дух, Который говорит: меня не слушайте? Велика слепота обмана. И велико слово Божие, всячески вразумляющее нас понимать, каково глаголемое Святым Духом то от лица Отца, то от лица Сына, то от лица Святого Духа. И если бы в Максимилле был Святой Дух, Он не отвергал бы Своих собственных слов: ибо един и тойжде – Святый Дух, разделяющий коемуждо, яко же хощет, (1Кор.12:11). Если же имеет власть разделять, яко жe хощет, и называется Духом ведения и Духом благочестия (Ис.11:2), называется также Духом Христовым (1Петр.1:11; Рим.8:9), и Духом Отца (Мф.10:20), от Отца исходящим (Ин.15:26), и от Сына приемлющим (Ин.16:14,15), как не чуждый Отцу и Сыну: то не скажет: не слушайте меня. Ибо Дух глаголал Христово, и Христос посылает Духа, и о Дусе Святом изгоняет бесы (Мф.12:28), и Господь говорит Отцово, и Отец святи Сына и посла в мир (Ин.10:36), чтобы знали и славили Его, якоже славят Отца (Ин.15:23). Так всячески оказываются несостоятельными мнения тех, которые чуждаются последования Христу.

Гл. 13.

Та же самая Максимилла, – это, скажу смеясь, последовательное ведение и учение, – говорит еще:«Господь послал меня быть защитницей, указательницей, истолковательницей этого труда, завета и обетования; и я вынуждена, хочет ли кто или не хочет, всякого научить боговедению». Посему, возлюбленные, рассмотрим благосостоятельное основание нашей жизни и путь света, и не будем вовлечены в погрешность словами противницы из стада чуждого духа. Ибо смотри: здесь она объявляет, что говорила так по принуждению, а не по добровольному намерению. Но Господь наш не по неволе пришел в мир, и не принудительно послан Отцом; а напротив того, поелику имеет волю общую с Отцом, и преподаяние общее со Святым Духом, то также имеет и то общее с Отцом, что хотение у Него и подаяние всем благодати не по принуждению, но по преизбытку человеколюбия. Так и тех, кого призывал, Оп призывал добровольно, не налагая необходимости, не накладывая ярма. Ибо говорит: жаждущий идите ко Мне (Ин.7:37), и еще: аще кто хощет прийти ко Мне, да отвержется себе, и по Мне грядет (Мф.16:24). И через Исаию вещая тоже самое, сказал: аще хощете, и послушаете Мене (Ис.1:19). И потом пророк, чтобы показать, кто говорит это, сказал: уста бо Господня глаголаша сия (Ис.1:20). Вот по всему видны тебе разногласие сих еретиков с божественным Писанием и инаковость их мнений и предположений сравнительно с Божией верою и правильным учением. Максимилла сказала, что принуждает всех, хочет ли кто, или не хочет; почему из самого сего изречения видна ее ложь. Ибо и хотящих не научила ведению о Боге, в котором не была сведуща, и не хотящих не принудила к тому. Не все даже в мире знают, что за имя: Максимилла, и каковы лживые звуки ее речей. И всячески падает погрешительная выдумка сих еретиков, как чуждая истине Божией.

Гл. 14.

Они еще чтут некоторое запустелое место во Фригии, некогда называвшееся городом Пенузою, который ныне сравнялся с землею, и говорят, что там нисходит вышний Иерусалим. Посему, уходя сюда, совершают на этом месте какие-то таинства, и, как думают, священнодействуют. Ибо этот род еретиков есть в Каппадокии, Галатии, и выше названной Фригии, почему и называется ересью Фригийцев; а также их очень много в Киликии и в Константинополе.

Но чтобы нам не опустить ничего, касающегося имен каждой вышеозначенной нами ереси, сейчас скажем и о имени таскодругитов. Это имя принадлежит или этой самой ереси, или следующей за нею, так называемой, ереси квинтиллиан. Ибо это имя происходит от сих самых ересей. Называются же таскодругитами по таковой причине. Таском (τασϰὸς) называется у них колышек, а друигом (δροῦγγος) называется нос или ноздри; и потому что во время молитвы, будто бы ради печального выражения лица и самовольной праведности, они кладут, так называемый, указательный палец на нос, некоторые и назвали их таскодругитами, то есть закладывающими нос (πασσαλορυγχῖται). В сей же самой ереси, или в сродной с нею, так называемой, ереси квинтиллиан или прискиллиан, как сказывают, делается некоторое страшное и непозволительное дело. В какой-то праздник ребенка, совсем еще младенца, по всему телу прободают медными иглами и добывают себе его кровь, а именно – для совершения жертвы.

Гл. 15.

Но довольно, возлюбленные, сказанного нами о сей ереси. Ибо мы обещали о каждой ереси, которую знаем, не скупясь, объявить, что приняли умом своим частью по слуху, частью из книг, частью из записей, частью из истинного удостоверения некоторых; чтобы, сделав что-либо лишнее против того, что мы узнали, не подать против себя свидетельства, будто и сами говорим о людях неправильно по собственному изобретению, и поддаемся страсти, которой подпали и они, не говоря истины, но возвещая, чего не видели, и не слыхали, и не принимали из истинного учения Святого Духа. Но излагая, как сказал я, тщательно все о каждой ереси, открывая, что есть в них ужасного, для исправления впадших в ересь, и из опровержения их на основании слов Божиих и правильных умозаключений составляя целебное, так сказать, врачевство, приготовленное о Господе для двоякого употребления, а именно: для восстановления принадлежащих к ереси от болезни и столь великого страдания, а тем, которые никогда и не впадали в ересь, в предупредительное, так сказать, пособие, мы преподаем разумным врачевство истины, а сами будем называться учениками учеников Господних и Самого Спасителя, помощника нашего по телу и душе.

Поелику же и настоящее исследование о сей ереси мы изложили довольно; то силою Христовою потщимся пойти вперед к следующим за сею по порядку ересям, древом крестной истины истерев яд и приманчивую отраву зубов этой ереси. Она подобна кровоточивой ехидне, вред от которой состоит в том, что извергается кровь из всего тела уязвленных ею, и за тем причиняет смерть. То же делает и сия самая ересь квинтиллиан: ибо прободает тело нерастленного ребенка, и эту именно кровь приносит для причастия, в тайноводстве от имени Христова повергая обманутых ею в заблуждение.

Приступая же по силе Христовой к следующим по порядку ересям, призовем Христову истину, чтобы, выследив, обнаружив и обличив силу каждого заблуждения, по обычаю воздать Богу благодарность за все.

О квинтилианах или пепузианах, они же и прискиллиане, с которыми состоят в связи артотириты; двадцать девятая, а по общему порядку сорок девятая, ересь

Гл. 1.

Квинтилиане, называемые и пепузианами, а еще артотиритами и прискиллианами, одни и те же с еретиками фригийскими, и от них происходят, но в некотором отношений и разнятся. Ибо эти еретики фригийские, или прискиллиане говорят, о Квинтилле или Прискилле, не могу сказать точно, что одна из них, как сказал я выше, спала в Пепузе, и к ней пришел Христос, и спал с нею в таком виде, как рассказывала сама обольщенная. «В виде», говорит, «женщины, облеченный в светлую одежду, пришел ко мне Христос, и вложил в меня мудрость, и открыл мне, что это место святое, и сюда сходит с неба Иерусалим». Посему, как сказывают, и доселе там на месте также посвящаются в таинства некоторые, как женщины, так и мужчины, для того, чтобы, пребывая там, узреть им Христа. Женщины у них называются пророчицами; впрочем у сих ли самых еретиков, или у фригийских, знаю не совсем ясно: ибо эти ереси совместны и единомудрственны.

Гл. 2.

Они пользуются ветхим и новым заветом, и также признают воскресение мертвых. Начальником у них Квинтилла вместе с тою Прискиллою, которая и у еретиков фригийских. Также приводят много пустых свидетельств. Воздают благодарность Еве за то, что она первая вкусила от древа разумения. В пользу того, что у них женщины поставляются в клир, приводят то свидетельство, что сестра Моисеева была пророчица (Исх.15:20). А также, говорят, у Филиппа четыри дщери бяху прорицающыя (Деян.21:3). Часто у них в церкви выходят семь каких либо девиц в белых одеждах со светильниками, и приходят именно пророчествовать народу. Показывая некоторый вид вдохновения, они причиняют обольщение предстоящему народу, и заставляют всех плакать, как бы возбуждая в них жалость покаяния, проливая слезы, и по наружности как бы оплакивая жизнь человеческую. Епископами у них женщины, и пресвитерами и на иных местах женщины; в этом между полами нет разницы: ибо о Христе Иисусе несть мужеский пол, ни женский (Гал.3:28). Вот что мы узнали. Артотиритами же называют их от того, что они в своих тайнах предлагают хлеб (ἄρτος) и сыр (τυρὸς), и таким образом совершают свои тайны.

Гл. 3.

Но при отступлении от правой веры происходит все достойное смеха: люди поставляются в затруднение и обращаются к различного рода вдохновениям и неистовым обрядам. Ибо у тех, которые не держатся за якорь истины, но по всякой, какой бы то ни было, причине отдаются потоку, умы всегда приходят в неистовство. И если у этих еретиков женщины, по уважении к Еве, поставляются на епископство и пресвитерство: то пусть услышат они слово Господне: к мужу твоему обращение твое, и той тобою обладати будет (Быт.3:16). Оставлено без внимания ими и слово апостольское: жене не повелеваю глаголать, ниже владети мужем (1Тим.2:12), и еще: несть бо муж от жены, но жена от мужа (1Кор.11:8), и: Адам не прелстися: но Ева первая прельстившися, в преступлении быть (1Тим.2:14). И, о как плодовиты заблуждения в этом мире!

Посему миновав сию ересь, как что-то беззубое и исполненное безумия, подобное крапчатой ящерице, перейду, возлюбленные, к следующим по порядку ересям, призывая Бога на помощь нашему смирению, во исполнение нашего обещания.

О четыренадесятниках, тридцатой, а по общему порядку пятидесятой, ереси

Гл. 1.

От сих двух ересей, смешавшихся вместе одна с другою, то есть, от ереси фригийской, и ереси квинтилиан или прискиллиан, снова возникла в мире другая ересь, так называемая, четыренадесятников. Они все содержат сходно с церковью, но во всем погрешают, потому что невнимательны к установленному порядку и учению, а придерживаются еще иудейских басней, но и с иудеями не одинаково учат: ибо не знают, яже глаголют, ни о нихже утверждают (1Тим.1:7). Хотя учение об Отце и Сыне и Святом Духе содержат как должно и одинаково с нами, принимают пророков, апостолов и евангелистов, а также одинаково с нами признают воскресение плоти, будущий суд и жизнь вечную, но наперекор нам каждый год празднуют пасху в один день. Впали же они в эту немаловажную ошибку именно потому, что применили к делу то изречение закона, в котором сказано: проклят кто не будет совершать пасху во четвертыйнадесять день месяца (Чис.9:3).154

А другие из них празднуют пасху в один и тот же день, и в один и тот же день постятся и совершают тайны, и похваляются, будто по актам Пилата в точности нашли, что, как написано в них, Спаситель пострадал в восьмой день перед апрельскими календами, И хотят праздновать пасху в тот день, на какой выпадет четырнадцатый день луны. В Каппадокии же празднуют один и тот же день – восьмой перед апрельскими календами.155 И между ними не маловажная распря: одни говорят, что – в четырнадцатый день луны, другие, что – в восьмой день перед апрельскими календами. А мы нашли еще списки актов Пилата, в которых значится, что страдание происходило в пятнадцатый день перед апрельскими календами.156 В самом же деле мы принимаем, как узнали с великой точностью, что Спаситель пострадал в тринадцатый день перед апрельскими календами.157 А некоторые говорят, что в десятый день перед апрельскими календами;158 но и эти уклонились от правды. Я же боюсь слишком много расширять о сем слово: ибо многое имеем сказать.

Гл. 2.

Изложивший вполне весь закон, законодатель Моисей, получив повеление от Бога, в последней книге, то есть, во Второзаконии (27:15 и сл), излагает все клятвы, не только относящиеся к пасхе, но и к обрезанию, к десятинам и приношениям. Посему хотя и избежали они одного проклятия, но сами себя подвергли множеству проклятий: ибо окажутся подлежащими проклятиям, как не обрезанные, как не дающие десятины, и подлежат проклятию, как не делающие приношений в Иерусалиме. И, о в какое множество пустых выдумок вдаются люди! Поистине, можно сказать при сем оное разумное изречение Екклесиаста, произнесенное нам от Святого Духа: сие познал Екклесиаст, что Бог разумного человека сотвори праваго, сии же взыскаша путей многих (Еккл.7:28.30).

Ибо с какой стороны мнения сих еретиков не оказываются несостоятельными? Во-первых, если они празднуют пасху в четырнадцатый день: то им нужно взять овча с десятого дня и блюсти даже до четвертагонадесять дне (Исх.12:3–6); и уже не один должен быть день поста, но должно быть пять дней: и десятый, и одиннадцатый, и двенадцатый, и тринадцатый, и четырнадцатый. Если же пасха должна быть пожрена к вечеру (Исх.12:6): то с самым наступающим пятнадцатым159днем составится шесть дней поста, и не один уже день будет поста. Так оказывается несостоятельным изыскание еретиков об одном дне, потому что он не один. С сим соединено указание на первообразное; и у еретиков оказывается ущерб в немаловажном Божием деле. Ибо Христу должно было по закону быть заклану в четырнадцатый день, чтобы, с восходом солнца и сокрытием луною своего света, престал у иудеев освещающий их свет закона; потому что с четырнадцатого дня и далее луна является в ущербе. Так и по силе Христова пришествия и страдания померк законный свет иудейской синагоги, просияло же Евангелие, причем закон не был разрушен, но исполнен, и прообраз не был упразднен, но поставил на вид истину. Так, говоря о совершении пасхи в Иерихоне, божественное Писание тотчас присовокупило: и сотвориша сынове израилевы пасху, и ядоша в Галгалех: и преста манна (1. Нав.5:10–12). Сим божественное Писание засвидетельствовало и пророчествовало иудеям, что, по страдании Господнем, за их отречение от Бога, прекратится у них снедь ангельская160 и небесная, как называлась у них манна.

Гл. 3.

А святая Божия церковь, в деле сего тайноводства совмещая все в связи, не отпадает от истины. Она принимает в расчет не только четырнадцатый день, но и седмицу, этот кругообразно повторяющийся порядок семи дней сей субботы, для того, чтобы воскресение и празднество привести в соответствие с тем, что сбылось с Господом, то есть, в соответствие с первообразом. Она принимает еще в расчет не только четырнадцатый день луны, но и течение солнца, чтобы нам в одном году не совершить двух пасх, а в другом не остаться без празднования и одной пасхи. Но этому мы, хотя наблюдаем четырнадцатый день, но переходим за равноденствие, и относим наконец совершение пасхи на святой день Господень; берем же овча с десятого дня, по иоте узнавая имя Иисусово, так что от нас не сокрыто ничто из относящегося по всей истине к церковному и истинному совершению сей животворной пасхи.

Но, запечатленный силою Христовою, миную и этого надувшегося ветона, или раздутую змею, и прострусь умом к следующим по порядку ересям, по обычаю призывая Бога на помощь.

О ереси, которая не принимает Евангелия от Иоанна и его Апокалипсиса161
, тридцать первой, а по общему порядку пятьдесят первой, ереси

Гл. 1.

В след за сими ересями, после ереси фригийской, после квинтиллиан и, так называемых, четыренадесятников, народилась в мире другая ересь, подобная слабому пресмыкающемуся, которое не может устоять против запаха критского бадьяна (τῆς διϰτάμνου), или стираксы, или розмарина (λιβανώτιδος), или божьего дерева, или запаха горной смолы, или фимиама, или камня гагата, или оленьего рога. Ибо люди привычные по опыту говорят, что эти вещества прогоняют ядовитых пресмыкающихся. А критский бадьян иные называют родильною травою (τίϰταμνον), потому что врачи пользуются ею для вспоможения женщинам во время родов; в следствие чего мы по праву можем принять его за подобие свыше, с небес пришедшего Бога Слова, родившегося от Отца вне времени и безначально. Соломон о безумной и злой жене говорит, что она ненавидит слова утверждения (Притч.11: 15). Так и сии ненавидят то, что есть твердого в проповеди: потому что они земные, и им ненавистно небесное. По сему боятся они гласа Духа Святого, который говорит: глас Господень свершающий елени (Пс.28:9), потому что Господь сказал Своим рабам и апостолам: се дал Я вам власть наступати на змию и на скорпию, и на всю силу вражию (Лк.10:19). Вот глас свершающий елени: это – тот глас, который святыми апостолами и их учением и евангелистами преподан миру для попрания сопротивления диавольского. Из числа их, святой Иоанн стал всех выше, и ниспроверг силу впавших в заблуждение, но имеющих образ змия.

Гл. 2.

Но не возымеют силы против ковчега эти еретики. Ибо святым Ноем упрочен ковчег, как повелено ему речением Господним, в котором сказано ему: посмолиши его внутрьуду и внеуду (Быт.6:14). Сим указано подобие святой Божией церкви, которая имеет, подобную силе горной смолы, силу прогонять страшные и пагубные змеиные учения: ибо где курится горная смола, там змея не может оставаться. Посему тяжело для голов этих еретиков святое курение стираксы, и они отрицаются от его благоухания: тяжела и сила божьего дерева или розмарина, естественно противных самому змию и прозябших поверх его норы. Ибо где Евион и Керинф с своими единомышленниками проповедовали, что Христос – простой человек, рожденный от брачного сожития, разумею, в Асии: там Дух Святой возрастил миру сию святую траву или куст, которые прогнали змия и разрушили насилие диавольское. Ибо там святому Иоанну в старческом возрасте повелено Духом Святым проповедать и обратить на путь заблудившихся, открывая в святом Божием учении свет Божий тем, которые не по принуждению, но произвольно послушаются. Но доколе мне длить слово? Я твердо стою на том, что как там, где вырастает божье дерево, не может уже оставаться и гнездиться змея, так и где истинное Божие учение, там не может усилиться жилище змеиного учения, а напротив того изгибает.

Гл. 3.

Итак утверждают алоги,– это наименование я им даю, и пусть отселе они так зовутся, и мы будем, возлюбленные, придавать им это имя, то есть имя алогов. Этою ересью называется та, которая отвергает книги Иоановы. Посему так как они не принимают Слова (Λόγον), проповеданного Иоанном: то и будут названы алогами.162 Итак они, как совсем чуждые истинной проповеди, отрекаются от чистоты проповеди и не принимают ни Евангелия Иоанна, ни его Апокалипсиса. И если бы они принимали Евангелие, а отвергали Апокалипсис: то мы сказали бы, что, может быть, они это делают по строгости суждения, не принимая сокровенного,163 по причине глубоких и темных изречений в Апокалипсисе. Но поелику они не принимают собственно книг, содержащих в себе проповедь св. Иоанна: то всякому явно, что к ним и подобным им относится то, что сказал святой Иоанн в соборных посланиях: последняя година есть: и слышасте яко антихрист грядет, и ныне вот антихристи мнози (1Ин.2:18), и что далее следует за сим. Стыдясь прекословить святому Иоанну, потому что знают, что он принадлежит к числу апостолов, возлюблен Господом, по достоинству открывал тайны, и возлежал на персях у Господа, они употребляют уловку, и пытаются иным способом отвергнуть книги Иоановы. Они говорят, что это не Иоановы книги, но Керинфовы, и утверждают, что они не достойны быть в церкви.

Гл. 4.

И они самым своим замыслом тотчас будут изобличены в том, что не разумеют, ни яже глаголют, ни о них же утверждают (1Тим.1:7). Ибо как может быть Керинфовым то, что говорит против Керинфа? Керинф говорит, что Христос – недавний и простой человек; а Иоанн проповедал, что Он – Слово присносущее, свыше пришедшее и воплотившееся. Посему с самого начала пустая клевета их обличена в том, что глупа и не разумеет того, чем она уличается. По-видимому, и они веруют одинаково с нами; но, поелику не держатся того, что несомненно проповедано нам, по устроению Божию, святым Иоанном, то окажутся изобличенными в том, что сами не знают, почему воздымаются против ведения истины. А если захотят образумиться и уразуметь, то узнают. Ибо мы не отвергаем учений Святого Духа, которые достоверны и свидетельствованы в верности. А они утверждают против самих себя, – не хочу сказать: против истины, – будто книги Иоановы не согласны с прочими апостолами. И потом думают, что уличают святое и божественное учение. Говорят: «что сказал Иоанн? В начале бе Слово, и Слово бе у Бога, и Бог бе Слово (Ин.1:1). И: Слово плоть бысть, и вселися в ны: и мы видели славу Его, славу яко единородного, от Отца, исполнь благодати и истины (–14). И за тем: Иоанн свидетельствует, и воззва глаголя: сей есть, Его же Рех вам (–15), и: сей есть агнец Божий, вземляй грехи мира (–29. 36). И вслед за тем говорит: и реста Ему слышавшие это: Равви, где живеши (–38)? А вместе с тем здесь же говорит: во утрий восхоте изыти в Галилею: и обрете Филиппа, и глагола ему Иисус: гряди по Мне (–43). И после сего немного спустя говорит: и по трех днях брак бысть в Кане Галилейстей: и зван бысть Иисус и ученицы Его на вечерю брачную: и бе ту Мати Его (Ин. 2:1,2). А другие евангелисты говорят, что Он провел в пустыне четыридесят дний искушаем от диавола, и потом возвратися (Лк.4:2.14), и стал принимать учеников». И не ведают того эти несообразительные люди, что у каждого евангелиста было заботою – согласно с другими евангелистами говорить о том, что ими сказано, но также открыть то, что не было ими сказано, а оставлено так. Ибо это было не в их воле; но их последовательность и учение были от Духа Святого. Если еретики хотят уловить Иоанна: то пусть узнают, что другие три евангелиста начали не в одном и том же порядке. Матфей первый начинает писать Евангелие. Ибо ему сначала поручено было возвестить Евангелие, как пространно сказали мы о сем и в изложении другой ереси. Впрочем нам не будет в тягость для подтверждения истины и в обличение заблуждающихся, и еще порассудить о том же.

Гл. 5.

Итак сей Матфей, как сказал я, удостаивается быть евангелистом; и это весьма справедливо. Ибо Матфей, в образец вам, имеющим спастись, обратился от многих согрешений, и востав от мытницы, иде (Мф. 9:9) в след за Пришедшем для спасения рода человеческого и Сказавшим: не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние (Мф.9:13), а потому и должно было ему, возведенному от мытницы и обратившемуся от неправды, предоставить спасительную проповедь, чтобы люди от него дознали, как человеколюбиво пришествие Спасителя. Ибо по отпущении грехов, Спаситель даровал ему и силу воскрешать мертвых и очищать проказу, и силы исцелений, и власть прогонять бесов, чтобы не только словом убеждал он слушающих, но и самым делом проповедал благую весть погибавшим, что будут обретены через покаяние, падшим, что будут восставлены, умершим, что будут оживотворены. Итак сей самый Матфей еврейскими письменами пишет и возвещает Евангелие, и начинает не с того, что составляет начало евангелия, но излагает родословие от Авраама. Авраам, говорит, роди Исаака, и Исаак Иакова (Мф. 1: 2), и так далее по порядку до Иосифа и Марии (–16). И сначала ставит слова: книга родства Иисуса Христа, сына Давидова. Потом говорит: сына Авраамля. Потом, дойдя до того самого, что требовалось, говорит: Иисус Христово рождество сице бе: обрученней бывши матери Его Марии Иосифови прежде даже не снитися има, обретеся во чреве имущи от Духа Свята. И Иосиф, праведен сый, искал пустити ю тай. И се Ангел Господень явися ему во сне глаголя: не отпускай жены твоея: рождшеебося в ней от Духа Свята есть. Ибо вот родит Сына, и наречеши имя Ему, Иисус: Той спасет люди Своя от грех. И сие, говорит, бысть, да сбудется реченное от Господа пророком, глаголющим: се дева во чреве приимет, и что далее следует за сим. И востав, говорит, от сна, Иосиф сотвори так, и прият жену свою. И не знаяше ее, Дóндеже роди Сына своего первенца, и нарече имя Ему Иисус. Иисусу же рождшуся в Вифлеема иудейстем, во дни Ирода царя, се волсви от восток приидоша во Иерусалим, глаголюще: где есть рождейся Царь иудейский? Видехом бо звезду Его на востоце, и приидохом поклонитися Ему (1:18–2:2). Где же событие с Захарией? Где то, что изложено Лукою? Где видение Ангела? Где пророчество об Иоанне Крестителе? Где прощение Захарии, что он не будет иметь силы проглаголати, доколе сбудется глаголанное Ангелом (Лк.1:20)? Где сказанное Гавриилом Деве? Где доказательство, вместе с разумностью, осторожности Марии, отвечавшей сему самому Ангелу вопросом: како будет сие, идеже мужа не знаю (–34)? Где и точное и откровенное объяснение Ангела, который сказал ей: Дух Господень найдет на тя, и сила Вышнего осенит тя (–35)?

Гл. 6.

По сему что скажем? поелику Матфей не возвестил того, о чем сказал Лука: то ужели святой Матфей не согласен с истиною? А также ужели не истину говорит святой Лука, сказав о том, что было прежде изложенного Матфеем? Не каждому ли разделил Бог так, чтобы, долженствовавшие проповедать, четыре евангелиста нашли, что каждому из них сделать, и одно проповедали согласно и одинаково, в показание того, что черпают из одного и того же источника, а другое, оставленное каждому в отдельности, повествовал один тот, кто получил от Духа соответствующую часть? Что же нам делать, когда Матфей проповедует о том, что Мариам родила в Вифлееме, и о Христовом богоявлении во плоти от Авраама и Давида, по изложенным у Матфея родословиям, а Марк оказывается не говорящим этого, но полагает начало Евангелию с событий на Иордане, и говорит: зачало Евангелиа, якоже есть писано у Исаии пророка: глас вопиющаго в пустыни (Мк.1:1–3)? Так и в повествовании святого Иоанна, изложенном несомненно по действию Святого Духа, было заботою говорить не только о том, что уже многократно было проповедано, но о том, что необходимо, и что опущено в проповеди других до него. Все изложение Евангелий имело такое направление.

Ибо Матфей проповедал о Христовом рождении, зачатии от Духа Святого, и происхождении по плотскому домостроительству от семени Давидова и Авраамова; но иные, не уразумевшие сего, слова Евангелия поняв по своему худому умышлению, погрешительно обратили в подтверждение того, в чем сами были убеждены; но не Евангелие было виною их заблуждения, а напротив того их погрешительный образ мыслей. По сей причине признавали Христа простым человеком сообщники Коринфа, Евиона, Меринфа, Клеовия или Клеовула, Клавдия, Димаса и Гермогена, возлюбивших нынешний век (2Тим.4:10) и оставивших путь истины. Противореча ученикам Христовым, они в свое время покушались подтвердить свое безумие родословием от Авраама и Давида, и хотя неправильно думали, впрочем искали предлога к тому в этом Евангелии. Часто они были оспариваемы святым Иоанном и окружающими его: Лунием и многими другими. Но бесстыдство с наглым челом усиливалось навлечь на себя беды.

В след за Матфеем, Марк, бывший спутником святого Петра в Риме, получает повеление изложить Евангелие, и, по написании, посылается святым Петром в страну египетскую. Марк был один из семидесяти двух, рассеявшихся после изречения, которое сказал Господь: аще кто не будет есть плоти Моей, ни пиет крови Моей, тот не достоин Меня (Ин.6:53.66), о чем ясное имеют представление те, которые читали Евангелия. Впрочем, быв возвращен Петром, он, исполненный Духом Святым, удостаивается быть евангелистом. А начинает проповедь с того времени, с которого повелел ему Дух, а именно полагает началом пятнадцатый год царствования Тиверия кесаря, тридцатью годами позднее Матвеева повествования. поелику же он был вторым евангелистом, и не указал ясно на нисшествие свыше Бога Слова, а хотя указал весьма выразительно, но не столь точно: то на вышеупомянутых заблуждающихся во второй раз нашло помрачение умов, но которому не удостоились они просвещения Евангелием. Они говорят: «вот и второе Евангелие дает знать о Христе, и нигде не говорит о Его рождении свыше; а напротив того говорит: на Иордане сошел на Него Дух, и глас: Сей есть Сын Мой возлюбленный, на котором Мое благоволение» (Мк.1:10,11).

Гл. 7.

Поелику же так совершилось это с сими несмысленными: то Дух Святой понуждает и возбуждает святого Луку возвести ум этих заблуждающихся, как бы из самой глубокой бездны, и снова предложить оставленное другими так, чтобы никто из заблуждающихся не мог подумать, будто он баснословно изъясняет рождение. Поэтому Лука издалека начинает слово, излагает все повествование с точными подробностями, и в подтверждение истины вводит свидетелями бывших слугами Словесе. Он говорит: понеже мнози начаша (Лк.1:1), чем указывает на некоторых начавших, разумею сообщников Керинфа и Меринфа, и других. Потом что говорит? Изволися и мне поряду последовавшу выше самовидцам и слугам бывшим Словесе писати тебе державный Феофиле (сказал он это, потому что писал тогда или некоему Феофилу, или всякому человеку боголюбивому), о них же, говорит, научился еси словесех, утверждение (–2,–4). И о научении он сказал, как о прежде учиненном, потому что был уже научен другими, но не твердо научился от них. Потом говорит с точностью: бысть во дни Ирода царя от дневныя чреды Aвии архиерея иерей некий именем Захариа: и жена его от дщерей Аарановых, которой имя Елисавет (– 5). И начинает раньше Матфея. Ибо Матфей указал, с чего начинается тридцатилетнее время; а Марк изложил, что было после тридцати лет, а именно, сходно с Матфеем и Лукою, изложил действительные события на Иордане. И Матфей начал повествование за тридцать лет до событий крещения во Иордане; а Лука сделал известным время, начиная за шесть месяцев до времени зачатия Спасителя во чреве, и в продолжение девяти месяцев с несколькими днями по зачатии Господа, так что всего времени тридцать один год слишком. Он также повествует и о божественном видении пастырями благовествовавших Ангелов, и о том, как Господь родился в Вифлееме, повит был в яслех (2, 7), и в восьмой день обрезан, как в сорок дней совершили за него по закону приношение, как Симеон прием на руку (–28), как исповедашеся Анна, дщи Фануилева (–36. 38), и как Господь уходил из Назарета и на всяко лето восходил во Иерусалим вместе с родителями, совершавшими за него, что следовало по закону (–41); ни о чем этом не повествуют ни Матфей, ни Марк, ни даже Иоанн.

Гл. 8.

В следствие сего и некоторые другие из эллинских философов, разумею Порфирия и Цельса, и Филосавватий, происходивший из иудеев, этот страшный змей обманщик, распространяясь в опровержении евангельского повествования, обвиняют евангелистов, как душевные и плотские, по плоти воинствующие и немогущие благоугодить Богу, а духовного не разумеющие. Каждый из них, по своей невежественной слепоте, претыкается о слова истины, и впадшие в это говорили: «как может быть в один тот же день рождение в Вифлееме, и в тот же самый день восьмидневное обрезание, вознесение во Иерусалим но прошествии сорока дней и то, что сделано было Симеоном и Анною со Христом; потому что, как сказано, в ту же ночь, в которую родился Христос, явился Иосифу Ангел но отшествии волхвов, приходивших поклониться Христу, открывших свои влагалища и принесших Ему дары, именно же сказано: явился ему Ангела, глаголя: встав возьми жену твою и Отроча, и иди во Египет, потому что Ирод ищет души Отрочати (Мф.2:13)? По сему если в ту же самую ночь, в которую родился, был взят во Египет, и бе тамо до того времени, когда умер Ирод (–14.15): то как мог оставаться до восьми дней и быть обрезанным?» Или почему Лука оказывается, как говорят хульники на свою голову, лживо говорящим о том, что было спустя сорок дней, а именно: в сороковой день вознесоста Его во Иерусалим (Лк.2:22), и оттуда в Назарет (–39)? Но эти, одержимые неведением, не знают силы Святого Духа.

Гл. 9.

Ибо Он каждому из евангелистов даровал повествовать о предоставленном каждому времени, и о том, что в это время истинно исполнилось. И Матфей, изложив повествование только о рождении силою Духа Святого, и зачатии без семени мужа, ничего не сказал об обрезании, и ни о чем таком, что было с Ним в продолжение двух лет по рождении, но повествует о пришествии волхвов, как свидетельствует нам истинное слово Господне об ответе волхвов на вопрос и выведывание Ирода от волхвов о времени явлшияся звезды (Мф.2:7): от двою лету и нижайше (–16). Посему это не то время, о котором повествует Лука; напротив же того Лука повествует о том, что было за дна года перед сим, а Матфей, сказав о рождении, пропускает два года времени и делает известным то, что было два года спустя. Посему и Ирод, после того, как волхвы уклонились иным путем, размыслив с собою, подумал, что во множестве детей найдется и Сей родившийся, и вместе с ними будет умерщвлен. Ибо повелел умертвить в пределах Вифлеема детей от двою лету и нижайше, по тот день, в который приходили к нему волхвы. Поэтому, кому не видно из сего, что когда пришли волхвы, родившийся Младенец был двух лет? Да и самое повествование уясняет все до точности. Ибо Лука говорит, что Младенец тотчас по рождении был повит, и положен в яслях в пещере: зане не бе места во обители (Лк.2:7), ибо тогда была перепись. И рассеявшиеся со времени войн, бывших при Маккавеях, рассеялись по всей земле, и весьма немногие остались на жительство в Вифлееме. Посему, в одном из списков евангельских, Вифлеем называется градом Давидовым (Лк.2:4), а в другом он же называется весью (Ин.7:42), потому что земля эта сделалась малою. Когда же состоялось повеление императора Августа, и рассеявшиеся имели нужду прийти для переписи в свое место по родам своим: то стекшиеся толпы наполнили это место, и не бе места во обители по причине тесноты. А потом после переписи каждый ушел в тот край земли, где имел постоянное жительство. Посему на этом месте и стало просторно. И родители Христовы, по окончании первого года и по исполнении второго, так сказать, в память тамошних событий, приходили туда из Назарета, как и на это всенародное собрание. Посему и пришествие волхвов пришлось к этому случаю, и Мария с Иосифом была тогда, вероятно, не в том уже пристанище, в котором, по сказанию Луки, были они тогда, когда приходили для переписи. Ибо волхвы нашли Марию не в пещере, где она родила. Напротив того, как сказано в евангелии, звезда путеводила их до места, идеже бе Отроча. И пришедше в дом, нашли Младенца c Мариею (Мф.2:9.11), уже не в яслях, не в вертепе, но в доме. Из этого можно узнать истину в точности и двухлетнее расстояние времени от рождества Христова до пришествия волхвов. И в эту то ночь, спустя два года по рождении, явился Ангел, и повелел взять Матерь и Отроча в землю Египетскую. Посему Иосиф уже не возвращается в Назарет, но вместе с Младенцем и Материю Его бежит в Египет и проводит там другие два года. И тогда, по кончине Ирода, Ангел снова возвращает его в Иудею.

Ибо в тридцать третьем году царствования Ирода рождается Господь: в тридцать пятом пришли волхвы, в тридцать седьмом умирает Ирод, и преемником его царского достоинства делается сын его Архелай, который царствовал девять лет, как сказано уже мною в других местах.164 Посему слышав об Архелае, отъиде, и пришед вселися в Назарете (–22. 23), и отсюда опять ежегодно восходил в Иерусалим. Видишь ли, сколько точности в божественных евангелиях при каждом повествовании? А увлекаемые невежеством, омрачив ум свой, не знают цели каждого слова, но просто воздвигают уста и высовывают язык (Ис.57:4) против святых, ничего не говоря по истине, а отчуждая самих себя от жизни.

Гл. 10.

За тем Лука, после повествования о первых событиях, говорит еще о пришествии Господа на двенадцатом году в Иерусалим, чтобы не оставить места тем, которые думали, будто Он прямо совершенным мужем явился в мир и пришел к Иоанну на Иордан, как предполагали это Киринф, Евион и другие. Ибо страшный змей, ходя кривыми путями, не останавливается на одной мысли; но одним думается, что Христос родился от брачного сожития и от семени мужа, а другим, что Он явился возрастным человеком. Посему-то святые евангелисты, повествуя обо всем, соблюдают точность до подробностей. И естественно, что Лука, возводя мысль от дольнего к горнему, говорит: бе же Иисус начиная, яко лет тридесять, сый, яко мнимь, сын Иосифов (Лк.3:23). А что мнимо, то не в самом деле. Но хотя Иосиф и признаваем был отцом, потому что так угодно было Богу, однакоже не был отцом, так как не прикасался к Марии, а только назывался ее мужем, потому что был обручен с нею, принял же сие служение старцем, около восьмидесяти лет (несколько больше или меньше), имея от первой действительной своей супруги шесть сыновей, как негде в другом месте я точнее изложил это. Посему как же не касавшийся Жены мог быть Отцом Христовым? Это не возможно.

Гл. 11.

Но скажешь мне: почему же назывался мужем ее, если не имел ее супругою? Сомневающийся о сем не знает того, что по закону, как скоро наименована женою мужу хотя бы то девица, хотя бы даже живущая в доме отеческом, то и называется женою наименованного ее мужем. Посему святой Ангел говорит: не убойся прияти жены твоея (Мф.1:20). И пусть никто не думает, что в евангелиях какая-либо ошибка. Это–поразительное таинство, и превыше человеческое повествование; и только сынам Святого Духа все углаждено и светло. Бе, яко лет тридесять, яко мнимь, сын Иосифов, Илиев, Матфатов (Лк.3:23,24). За тем Лука доводит родословие до Авраама, с чего начал и Матфей, переходит за Ноя и доходит до Адама, чтобы указать на первозданного, а это требовалось потому, что Христос пришел от его смешения, то есть, от святой Девы Марии. Ибо пришел ради сего некогда созданного и родившихся от него, желающих наследовать жизнь вечную. А переступая и выше Адама, Лука говорит: Божий (–38).

Отсюда уже ясно, что Господь был Сын Божий, а пришел во плоти преемственно от семени Адамова. Но впадшие в заблуждение опять не просветились, а прекословили против Слова, сами себя вводя в заблуждение от истины. Говорили же: «вот третье евангелие от Луки». Ибо оно препоручено было Луке, который сам был из числа семидесяти двух, рассеявшихся по случаю слова Спасителева, но святым Павлом опять возвращен к Господу, и получил повеление сам проповедать евангелие. И он проповедует сперва, в Далматии и Галлии, в Италии и Македонии. А начало его проповеди в Галлии, как говорит сам Павел в своих посланиях о некоторых из спутников Луки. Крискент, говорит, в Галлии, а не в Галатии, как думают некоторые по заблуждению, напротив того – в Галлии (2Тим.4:10).165

Гл. 12.

Впрочем возвращусь к предположенному. Хотя, к отвращению заблуждающихся от заблуждения, Лука перенес родословие из дольнего мира в горний и потщился сделать указание на пришествие Бога Слова свыше, а вместе коснулся и плотского Его домостроительства; однако заблуждающиеся не вразумились. Посему напоследок Дух Святой, не смотря на отказ Иоанна, по причине благоговения и смиренномудрия, понуждает его сделаться евангелистом в старческом возрасте, когда ему было за девяносто лет, по возвращении с Патмоса при кесаре Клавдии. И после того, как Иоанн провел довольно лет в Асии, вынуждается он изложить евангелие. И ему не было нужды говорить подробно о плотском пришествии: ибо учение о сем было уже утверждено. Но так как он шел по следам других, и впереди себя видел их уклонившимися на пути стропотные, ведущие к заблуждению и тернистые: то позаботился отозвать их на прямой путь, и для приведения их в безопасность провозгласил и сказал: что вы заблуждаетесь? Куда обращаетесь? Куда заблудились вы: Керинф, Евион и другие? Не так в самом деле, как вы думаете. Ей, Христос родился по плоти; это очевидно. Ибо вот сам я исповедую, что Слово плоть бысть (Ин.1:14). Но не думайте, будто Оно имеет бытие с того времени, как плоть бысть. Оно имеет бытие не со времен Марии только, как каждый из нас существует со времени рождения, а прежде рождения не имеет бытия. Святой Бог Слово, Сын Божий Христос, Господь наш Иисус имеет бытие не со времен только Марии, и не со времен только Иосифа, или Илия, или Левия, или Зоровавеля, или Салафииля, или Нафана, или Давида, или Иакова, или Исаака, и не со времен Адама, или Ноя, или Авраама, и не с пятого, ни с четвертого, ни с третьего, ни со второго дня,166 и не с того времени, как получили бытие небо и земля, ни с того времени, как мир; напротив того, в начале бе Слово, и Слово бе у Бога, и Бог бе Слово. Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин.1:1.3), и что далее следует за сим. И Слово плоть бысть, и вселися в ны: и мы видели Его (–14), Потом: бысть человек послан от Бога, имя ему Иоанн. Сей прииде во свидетельство, да свидетельствует о свете, да вси уверуют чрез него. Не бе той свет, но да свидетельствует о свете. Бе свет истинный, иже просвещает всякаго человека, грядущаго в мир. В мире бе, и мир Тем бысть, и мир Его не позна. Во Своя прииде, и Свои Его не прияша. Елицы же прията Его, даде им область чадом Божиим быти. Иже не от крови и не от плоти, но от Бога родишася. И Слово, говорит, плоть бысть, и вселися в ны. Иоанн свидетельствует, и воззва глаголя: сей бе, Его же рех вам, и от исполнения Его вси мы прияхом (–6. 16), и говорит: несмь аз Христос (–20), но глас вопиющаго в пустыни (–23).

Гл. 13.

И по изложении всего сего говорит: сия быша в Вифаваре, а по другим спискам: в Вифании, обон пол Иордана (–28). И после сего показывает, что ученики Иоановы реста Ему: равви, где живеши? Он же сказал: приидита и видита. И пошли они, и у Него пребыста день той. И на утро, бе час, яко десятый, бе Андрей брат Симона Петра, един от обоих по Нем шедших. Обрете он прежде брата своего Симона, и глагола ему, обретохом Мессию, сказаемого Христа. Сей приведе его ко Иисусови. Воззрев нань Иисус рече: ты еси Симон сын Ионин: ты наречешися Кифа, еже сказается, Петр. Во утрий восхоте изыти в Галилею: и обрете Филиппа, и глагола ему Иисус: гряди по Мне. Бе же Филипп от Вифсаиды, от града Андреова и Петрова. Обрете Филипп Нафанаила, и глагола ему: его же писа Моисей в законе, и пророцы, обретохом Иисуса сына Иосифова, иже от Назарета. И глагола ему Нафанаил: от Назарета может ли что добро быти? Глагола ему Филипп: прииди и виждь. Видев же Иисус Нафанаила грядуща к Себе, глагола о нем: се воистинну Израильтянин, в немже льсти несть. Глагола Ему Нафанаил: како мя знаеши? Отвеща Иисус и рече ему: прежде даже не возгласи тебе Филипп, суща под смоковницею видех тя. Отвеща Ему Нафанаил и сказал: ты еси Сын Божий, ты еси царь Исраилев. Отвеща Иисус и рече ему, зане Рех ти: видех тя под смоковницею, веруеши: больша сих узриши. И сказал ему: аминь аминь глаголю вам, узрите небо отверсто, и Ангелы Божия восходящыя и нисходящыя над Сына человеческаго. И в третий день брак бысть в Кане Галилейстей (1:38; 2:1), и так далее. Сим Иоанн хочет показать, что Господь, после сорока дней искушения и после возвращения от сего искушения и после отшествия в Назарет и Галилею, о которых говорят другие три евангелиста, опять пришел на Иордан. Так оказывается из слов Иоанна, который сказал: когда увидел Его грядуща во утрий, глагола: се агнец Божий, вземляй грехи мира (1:29). И опять в другой день, когда увидел Его идущего, сказал: Сей есть, о немже рех вам: по мне грядущий предо мною бысть, яко первее мене бе (–30). И свидетельствова, говорит, Иоанн, глаголя, яко видех Духа в виде голубя сходяща и приходящего на Него (–32). Слова же: свидетельствова, и: Сей есть, о немже рех вам, показывают, что он говорит о другом и еще другом времени прошедшем, а потому сие время не одно и то же со временем крещения, но другое, а не то. Ибо Господь не тотчас после искушения приходит к Иоанну, но сперва в Галилею, а потом из Галилеи на Иордан, или, что то же, к Иоанну. Посему говорит: Сей был, о немже рех вам. А также и слова: и свидетельствова Иоанн, яко видех, евангелие говорит, как о таком деле, которое сбылось уже за несколько времени прежде.

Гл. 14.

После сего возвещается о начале призвания Петра Андреем. Пришел к Господу Андрей, един от обоих по Нем шедших (1:40), которые, хотя и были учениками Иоанна, но пребывали еще в Галилее и пользовались уроками Иоанна по временам. И в след за тем, как Андрей пребыл день той, бе же час, яко десятый (–39), случилось, что в тот же самый день он встретил брата своего Симона и сказал ему то, о чем выше сказано, а именно: обретохом Мессию (–41), и привел его к Господу, и что следует за сим по порядку, а именно: Господь сказал ему: ты наречешися Кифа (–42). И во утрий восхоте изыти в Галилею: и обрете Филиппа, и глагола ему Иисус: гряди по Мне. Бе же Филипп от Вифсаиды, от града Андреова и Петрова (–43,44). Вот видишь: нам подает повод к размышлению то, что из двоих последовавших за Иисусом учеников Иоанновых об имени одного сказано, что это был Андрей, а об имени другого не сказано; почему мы, на основании единоземства, сожительства, единохудожества, соработничества, домышляемся, что тот, об имени которого не сказано, есть или Иоанн, или Иаков, один из сынов Заведеевых. Ибо должно им сперва быть призванными, а потом Филиппу, соответственно порядку, в котором они перечисляются в евангелиях: первый Петр, потом Андрей, потом Иаков, потом Иоанн, а после них Филипп (Мф.10:2,3). Но оставим теперь говорить о сем. Ибо исследование о сем многосложно.

Гл. 15.

А должно возвратиться к тому, о чем спрашивается, именно же, сообразить то, что как тогда, когда были уже учениками Иоанна, и своим ремеслом занимались, и были внимательными учениками, так точно, и проведши у Иисуса первый день, на следующий ушли, и опять занимались рыболовством, как оказывается из порядка других евангелий. Ибо после того, как Иисус ушел во утрий (Ин.1:43), в след за тем по порядку сказано: в третий день брак бысть в Кане Галилейстей: и бе ту мать Иисусова. Зван же бысть Иисус и ученицы Ею на брак (2:1,2). Из подробного рассмотрения того и другого изречения и содержания оных должно быть известно, что Иисус взял с Собою других учеников, которые с Ним пребывали, может быть, это были Нафанаил, Филипп и некоторые другие. Ибо Андрей с сотоварищами возвратился назад; оставшиеся же при Иисусе и были званы на брачный пир. По совершении сего первого знамения, Господь пошел в пределы Капернаумские (–11. 12), и пришедши туда, водворился, и там уже начинает творить другие знамения: исцеляет имущего суху руку (Лк.6:8–10), а также и тещу Петра, который был из Вифсаиды, а женился в Капернауме, потому что места эти не в дальнем между собою расстоянии. Ее Господь избавил от горячки, и уврачеванная служаше (Лк.4:38, 39). Таков порядок. После сего Господь опять возвратился в Назарет, идеже бе воспитан, и читал книгу Исаии пророка (Лк.4:16,17). Потом предупредил жителей Назарета, и сказал: всяко речете ми притчу: врачу исцелися сам: елика слышахом знамения бывшая в Капернауме, сотвори и зде во отечествии своем (Лк.4,23). Видишь ли, каков истинный порядок? И не сотворил Господь ничего, как сказано, за неверство их (Мф.13:58). И изшедши оттуда, опять поселился в Капернауме. И пришедши в приморские места, как говорит Матфей, виде Симона Петра, и Андрея брата его, вметающа, сети, и еще Иакова и Иоанна сынов Зеведеевых, и окончательно призвал их, и повергши после того сети, по Нем идоша (Мф.4:18–22). А Лука делает в точности известным сие событие, после которого невозвратно уже последовали за Господом, не откладывая уже призвания: он говорит: когда пришел Он на озеро Геннисаретское, то виде Симона и Андрея, починивающих сети, и взошел в корабль, иже бе, как сказано, Симонов Петров и Андреев (Лк.5:1–3). А это показывает, что Он был уже знаем ими. Посему они по знакомству и приняли Его, и Он вошедши сел. Тогда после учения, говорит Петру: поступи в глубину и вверзите мрежи. Они же сказали: Наставниче (–4,5). Ибо уже называли Его наставником по свидетельству Иоаннову, как слышавшие прежде от Иоанна: се агнец Божий (Ин.1:36), вземляй грехи мира (–29), и потому что пробыли у Господа один день, а на другой ушли. После того они были удивлены о ловитве рыб (Лк.5:9), и Петр сказал: изыде от Мене, яко муж грешен есмь, Господи (–8) Ибо, может быть, раскаивался и в том, что зван был прежде, и воротился к рыбам и ко всем работам рыболовов. Но Господь, ободряя его тем, что он не отвержен, но еще может принять призвание, сказал: не бойся, потому что, говорит, отселе будеши человеки ловя (–10). Тогда же помануша причастником, иже беху во друзем корабли, чтобы пришли помочь взять пойманную рыбу, ибо, как сказано, беста обещника Симонови (–7.10). Так на сем основании и выше мною объяснено, что из двоих, слышавших Иоанна и последовавших за Господом, один был Андрей, а еще другой, может быть, один из сынов Зеведеевых, как сказали мы, весьма уместно домыслившись до сего на основании соучастия в деле, товарищества и сообщничества. После сего-то уже эти четверо, оставив все, то есть, и корабли и вообще, как сказано, вся оставлше на землю, в след Его идоша, как свидетельствует Лука (–11). Все это показывает, что в святых евангелиях, и между евангелистами не находится никакой запутанности, ни противоречия, но все ясно, а есть разности во времени. С сего-то времени и после того, когда Петр и Иоанн с братьями уже соединились с Ним и последовали за Ним, Он учил по всей Галилее и Иудее (Мф.4:23), и потом, с распространением проповеди, совершал и следующие по порядку божественные знамения: так что по всему порядок событий таков.

Гл. 16.

Во-первых, крестился Он, по египетскому счислению, как сказали мы, в двенадцатый день Афира, за шесть дней до ноябрьских ид,167 то есть, за шестьдесят полных дней до дня Богоявления, который есть день Его рождества во плоти. Так свидетельствует евангелие от Луки, что бе Иисус начиная быть, яко лет тридесять, сый яко мнимь, сын Иосифов (Лк.3:23). Ибо в самом деле, когда пришел ко крещению, Он был двадцати девяти лет, и десяти месяцев, и хотя тридцати лет, но не сполна. Посему сказано: начиная быть яко лет тридесять. Потом168 взят Он был в пустыню. С этой поры в порядке событий видны: сорок дней искушения, и с небольшим две седмицы, а именно с двумя днями, которые провел Господь, возвращаясь от искушения в Галилею, то есть в Назарет и пределы его, и еще с одним днем, в который пришел к Иоанну, когда Иоанн сказал: се агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1, 29). И во утрий паки стояше Иоанн, и от ученик его два. И узрев Иисуса грядуща, глагола: се Христос, агнец Божий. Потом сказано: слышаста оба ученика его, и по Иисусе идоста (–35–37). Это был восемнадцатый день после искушения, по сказанному нами прежде, а у Иоанна первый, когда Андрей и другой с ним по Иисусе идоста, и у Него пребыста день той час бе яко десятый (–39); тогда же и Андрей, нашедши брата своего Симона, приведе ко Иисусови (–42). Потом евангелие говорит: во утрий же восхоте изыти в Галилею: и обрете Филиппа, и глагола ему Господь: гряди по Мне (–43). Это был девятнадцатый день после искушения; в порядке евангелия к нему относится призвание Филиппа и Нафанаила. И потом сказано: в третий день, после двух дней, о которых выше сказано Иоанном, брак бысть в Кане Галилейстей (2:1). Посему, по приложении сих двадцати дней к сорока дням искушения, получаются два полные месяца, которые с десятью месяцами составляют год. Тогда исполняется Господу тридцать лет от рождения. И оказывается, что Господь сотворил первое знамение претворения воды в вино, когда исполнилось Ему тридцать лет, как можно понять тому, кто тщательно вникнет в порядок евангелий. Потом после этого первого знамения Он содевает и другие знамения, и поучает проповедью, показуя всем людям чудное и неизреченное Свое человеколюбие и евангельское чудодействие, как много раз я вынужден был говорить по причине неведения введенных в обман, которые дерзают говорить против точности евангелий, изложенных в порядке Святым Духом.

Гл. 17.

Ибо столь точное доказательство не оставит места тем, которые идут вопреки самих себе, не говорю: против истины, потому что это для них не возможно. Ясно, что крещение было началом всего дела: ибо оказывается, что Господь после дня крещения подвергался искушению в пустыне в продолжение сорока дней, о которых Духу Святому не было благоугодно дать знать через Иоанна, потому что это было уже приведено в известность тремя евангелистами. А также и у других евангелистов не было заботы об ином; потому что каждому из них помогает каждый. А притом истина, собираемая от всех, оказывается единою и не разногласящею сама с собою. Ибо оттуда, как сказал я, прямо после искушения Господь приходит в Назарет, и остается там, не имея еще ни одного ученика с Собою. Отсюда уходит к Иоанну; затем призывается Петр Андреем, потом Филипп, и Нафанаил Филиппом. И пусть никто с сомнением не вдается в исследование о сем, видя, что Андрей первый тогда пришел к Иисусу, а потом Петр, и что Петр был призван Андреем, и пусть не начинает досадовать поэтому поводу. Андрей первый встретился с Господом; но он меньше Петра по возрасту. Впоследствии, когда отречение их169 сделалось совершенным, дело началось с Петра, ибо он предшествовал своему брату. А еще и потому, что Бог ведает наклонности170 сердечные, и знает, кто достоин быть поставлен первым, Господь и избрал Петра быть началовождем Своих учеников, как все доказывает это ясно. После того171 пришли они к Господу и пробыли у Него первый день, как я сказал; на другой отправились в путь; а в третий день совершено было первое божественное знамение, и некоторые были с Господом: не Андрей, не Петр, не Иоанн, и не Иаков, но, как можно понимать, Нафанаил, Филипп и некоторые другие. В след за тем Господь пошел в Капернаум, и опять пришел в Назарет, а оттуда опять в Капернаум и сотворил некоторую часть знамений, а именно исцеление имеющего сухую руку и тещи Петровой, и снова пришел в Назарет, и читал книгу Исаии пророка, и в ней слова: Дух Господень на Мне: Его же ради помаза Мя благовестити нищым (Лк.4:17,18), и что далее следует за сим. Было же это спустя несколько дней после дня Богоявления. И по предании Иоаннове (Мк.1:14), снова пришел в Капернаум и поселился там. Тогда-то последовало совершенное призвание Петра и Иоанна, когда Господь ходил при озере Геннисаретском. И в этом расчете весь порядок событий таков, что не встречается никакого противоречия, но все евангельское повествование оказывается весьма ясным и во истине проповеданным. Что же этим еретикам, введшим в обман собственный свой ум и изрыгнувшим эту ересь миру, вздумалось отвергать Евангелие от Иоанна? Справедливо назвали мы их ересь бессловесием, потому что они не принимают свыше пришедшего Бога Слова, проповеданного Иоанном. Ибо, не разумея силы Евангелий, говорят: «как другие евангелисты сказали, что Иисус от лица Ирода обратился в бегство в Египет, а пришедши после бегства, пребывал в Назарете; и потом, по принятии крещения, уходил в пустыню, и после того возвратился, и по возвращении начал проповедовать?»

Гл. 18.

«А Евангелие, именуемое Иоанновым», говорят, «говорит ложь. Ибо, после слов: Слово плоть бысть (Ин.1:14), и еще некоторых немногих, тотчас говорит: брак бысть во Кане Галилейстей (2:1)». А не помнят того сами к себе привлекшие неразумие, что Иоанн, после того, как сказал: Слово плот бысть, и вселися в ны, то есть стало человеком, говорит еще: пришел к Иоанну Крестителю на Иордан и крестился от Него. Свидетельствует о сем сам Иоанн, говоря, что Иоанн Креститель сказал: Сей есть, о немже рех вам (1:30), и еще: видех Духа Святаго сходяща в виде голубя и пребывающа на Нем (–32,33), и: Сей есть вземляй грехи мира (–29). Видишь: Иоанн ничего не забывает в повествовании, а опускает то, о чем было говорено Матфеем. Ибо в этом уже не было нужды, а была нужда в изложении совершенного опровержения тех, которые думали, будто Господь от Марии и в этом мире называется Христом и Сыном Божиим, и будто Он прежде всего простой человек, но постепенно принял название Сына Божия. Посему Иоанн имеет попечение о том, что необходимо, и хотя все велико и необходимо, но он более всего изъясняет небесные тайны вышнего домостроительства. А совсем отдавшиеся заблуждению и слепотствующие умом говорят, будто Евангелие от Иоанна не достойно принятия,172 потому что не говорит того самого, что говорят прочие Евангелия, – говорю о сорокадневном искушении,– и не удостаивают сие Евангелие принятия.

Гл. 19.

Пришедши в преемстве евангелистов четвертым, блаженный Иоанн, после Петра и Андрея первый по призванию вместе с братом своим Иаковом, но последний по времени из написавших Евангелие, не заботился излагать то, что прежде него хорошо было изложено, но предпочтительно перед тем, о чем было сказано, избирает то, о чем не было говорено, и о том беседует. Ибо Матфей начинает с Авраама, и после начала и после двух лет по рождестве опять ведет повествование. Марк начинает с пятнадцатого года Тиверия кесаря, и излагает средину из того, что следует за началом. Лука прежде начала полагает еще начало, то есть, повествование о Елисавете и Марии, прежде нежели сделалась она имущею во чреве. А Иоанн, хотя и первый по призванию, но последний из евангелистов по времени проповеди, утверждает свое повествование еще прежде пришествия во плоти. Ибо более всего говорит о духовном, так как относящееся к плоти было удостоверительно изложено. Посему он духовно ведет повествование о даре, свыше от безначального Отца нисшедшем для нас, по благоволению Отца, в ложесна Святой Девы. И не умолчал о том, что необходимо требовалось, но, движимый Святым Духом, представляет предвечно имеющего бытие Бога-Слова, безначально и вне времени родившегося от Отца, и объявляет, что Он ради нас пришел во плоти, чтобы нам от четырех евангелистов в точности получить все ведение относительно плоти, и Божества Господа.

Гл. 20.

Ибо по исполнении всего, относящегося к крещению и к искуплению, Иисус пошел, и, как я много раз говорил, после встречи с Иоанном на Иордане провел несколько дней в Назарете и пределах его и около Капернаума, на другой день принял некоторых учеников, и сотворил первое это знамение в Кане в третий день по встрече с Иоанном, а по возвращении от искушения и с начала проповеди – в двадцатый. Ибо не сказано, что Христос пришел на брак прежде искушения. Да и вообще прежде искушения Христос не содевал никакого божественного знамения и не начинал проповеди, а разве что-либо сотворил в детстве играя, как рассказывается о Нем. Ибо должно было Ему иметь и детские знамения, чтобы не было предлога иным ересям говорить, будто на Иордане сошел на Него Христос, то есть голубь. А это действительно говорят на основании численного значения омеги и алфы,173 которые составляют число голубя; потому что Спаситель сказал: Аз есмь Алфа и Аз есмь Омега (Апок.1:8). Посему и Лука вводит Иисуса на двенадцатом году от рождения, во время собеседования с учителями в Иерусалиме, говорящим ищущей Его Марии: не весте ли, яко в тех, яже Отца Моего, достоит быти Ми (Лк.2:49)? От этого должно пасть учение тех, которые говорят, будто Христос со времени крещения стал Сыном Божиим, когда сошел на Него голубь, который, по их словам, есть Христос. И ясно должно быть ведомо из сего, что Бог Слово пришел свыше, и пришедши воплотился от Марии, и на Иордане сошел на Него Дух, в обозначение того, кто Тот, о Ком свидетельствует Отец: сей есть Сын Мой возлюбленный (Мф.3:17): Того послушайте (Мф.17:5); а также это для имеющих получить от Него просвещение должно служить примером того, что по благодати, от Него подаваемой, и они в купели удостоятся дара Духа Святого и отпущения грехов.

Гл. 21.

После того начал Он во время проповеди творить совершенные божественные знамения, как сказано: сие первое знамение сотвори Иисус в Кане Галилейстей (Ин.2:11); и не прежде крещения, как много раз говорил я, но тогда, когда возвратился после искушения, в третий день после тех двух дней, в продолжение которых были у него два ученика Иоанновы, слышавшие и последовавшие за Ним. Ибо прямо после тех двух дней, в продолжение которых были они у Него. Иоанн присовокупляет; изшел в Галилею, и обретши Филиппа, сказал: гряди по Мне (1:43), а потом в след за сим: в третий день брак бысть в Кане Галилейстей (2:1). поелику вскоре имел совершиться брак, а Господь уходил: то из уважения к Нему и должно было позвать Его для благословения брака. И Иоанн говорит: брак бысть в третий день в Кане Галилейстей; и бе ту Мати Иисусова. Зван же бысть Иисус и ученицы Его на брак (2:1,2); ибо должно было, после того, как он позван был на брак, еще попросить Его о благословении брака. И недоставшу, сказано, вину, глагола Мати Иисусова: вина не имут. И глагола ей Иисус, что есть Мне и тебе, жено? не у прииде час Мой (–3,4). По пришествии из пустыни, в порядке174 искушения Он был взят в Иерусалим и поставлен на криле церковнем (Мф.4:5), и из Иерусалима перенесен на гору высоку зело (–8), которая, как говорят многие, есть гора Фавор, то есть Итавирий; а это – в Галилее. Вот какой порядок изложил Матфей, который сказал: слышав же Иисус, яко Иоанн предан бысть, пошел в Галилею (–12). А Лука, также точно указавший на перенесение с горы, сперва сказал о горе и о царствах, которые показа Господу диавол (Лк.4:5), а потом говорит о криле и Иерусалиме (–9), и о том, как Господь возвратился в Галилею (–14) и в Назарет (–16). Согласно с сим и Матфей говорит: оставль Назарет, пришел в Капернаум (Мф.4:13). Ибо Господь пришел в Назарет и оттуда на Иордан к Иоанну, а по переходе через Иордан опять устремился домой, туда, где был воспитан, то есть к Матери в Назарет, и там пробыл два дня, когда был у Него и Андрей с товарищем; потом поспешил, ради спасения людей, начать проповедь. Здесь, потому, что пришел спустя долгое время, Он пробыл два дня, имея с Собою принятых Им учеников, и отпустив двоих последовавших за Ним, за тем ушел в Галилею на проповедь и на дело божественного знамения, совершенного Им на браке. Смотри, как подтверждается то слово, что Иоанн креститель свидетельствует, глаголя, как о деле уже прошедшем: и аз не ведех Его: но пославый мя крестити рече мне; над него же узриши Духа сходяща в виде голубя, Той есть (Ин.1:32,33). Ибо Отец, посылая Иоанна крестить, дал ему это знамение, чтобы, когда увидит, то узнал свыше посланного миру Спасителя и Благодетеля душ наших. Так эти еретики опровергаются истинностью и точностью сих писаний, а особенно согласием четырех Евангелий. Ибо никто из благомыслящих не отвергнет того, что точно сказано Святым Духом в божественных Евангелиях. Хотя175 еретики и говорят: «евангелисты Матфей, Марк и Лука повествуют о Спасителе, что после крещения возведен бысть в пустыню (Мф.4:1), и провел дней четыренадесять, искушаем (Мк.1:13; Лк.4:2), и после искушения слышав, яко Иоанн предан бысть, пришед вселися в Капернаум в поморие (Мф.4:12,13): а Иоанн лжет, потому что не сказал об этом»: но они тотчас окажутся совсем не знающими точности евангельской, по самому тому, что говорит евангелист Иоанн о первом дне, когда Спаситель пришел к Иоанну, и о других действиях Спасителя. Ибо евангелист Иоанн дает знать, что Господь прежде предания Иоанна Крестителя приходил к нему после дней искушения. По предании же Иоанна, как возможно было Спасителю еще прийти к нему опять на Иордан? А еретики не знают того, что другие три евангелиста повествуют о времени по предании Иоаннове (Мк.1:14), с точностью говоря: слышав же Иисус, яко предан бысть Иоанн, оставль Назарет, вселися в Капернаум в поморие (Мф.4:12:13). Вот видишь, что по истине все четырьмя евангелистами сказано согласно: ибо, по-видимому, Иоанн также повествует в таком порядке: по совершении первого знамения, Спаситель пришел в Капернаум, и сотворил там некоторые знамения, восходил в Назарет и читал книгу, а потом, когда креститель был предан, пришел и поселился в Капернауме на многие дни. Эти дни следовали после дня богоявления, после хождения Его в Капернаум и Назарет, и восхождения в Иерусалим на пасху, и после нового пришествия к Иоанну на место, где он крестил, в Енон, близь Салима. Ибо так говорит евангелист Иоанн: по сем сниде в Капернаум Сам и Мати Его, и братия Его: и ту не многи дни пребыша (Ин.2:11).Он указывает еще не постоянное местопребывание, о котором в последствии, по предании Иоаннове (Мк.1:14), сказано: пришед вселися в Капернаум в поморие (Мф.4:13). И близь бе, говорит, пасха иудейска, и взыде во Иерусалим Иисус. И обрете продаюшыя в церкви волы и овцы и голуби, и пеняжники седящыя. И по изгнании сих самых пеняжников и продавцов голубей и прочего, – сказал:возьмите сия отсюду: и не творите дому Отца Моего дому купли (Ин.2:13–16), и услышал от них: кое знамение являеши нам, яко сия твориши? И рече им: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю (–18,19). И Никодим прииде к Нему (3:1,2). И сказав еще многое, евангелист продолжает: прииде Иисус и ученицы Его в жидовскую землю: и ту живяше с ними, и крещаше. Бе же Иоанн во Еноне близ Салима, яко воды многи бяху ту. Не у бо бе всажден в темницу Иоанн (–22–24). А после многих слов Иоанна о том, что имеяй, невесту, жених есть (–29), Евангелие говорит потом: егда убо разуме Иисус, яко услышаша фарисее, яко Иисус множайшыя ученики творит и крещает, неже176 Иоанн: Иисус же Сам не крещаше, но ученицы Его: остави Иудейскую землю, и иде паки в Галилею. Подобаше же Ему проити сквозе Самарию (4:1–4). Тогда Он сидел при колодезе и беседовал с самарянкою, и самарянка возвестила о Нем жителям города, и приидоша к Нему самаряне, и умоляли Его, дабы пребыл у них: и пребысть ту два дни. И много паче вероваша за слово Его (–40,41). По двою же дню пошел Он в Галилею (–43). И бе некий царев муж, его же сын боляше в Капернауме (–46). В сие-то время сказал ему Иисус: иди, сын твой жив есть. И верова (–50), и отрок исцелился. Евангелие прибавляет: второе паки знамение сотвори Иисус, пришед от Иудеи в Галилею (–54). После сего бе праздник иудейский (думаю, что речь идет о другом празднике иудейском, а именно о празднике или пятидесятницы, или поставления кущей), и взыде Иисус во Иерусалим (5, 1). В это время пришедши на овчую купель, в субботу исцелил Он расслабленного, бывшего тридесять и осмь лет в недузе (–5). После этого исполнилось лето приятно (Лк.4:19), и тогда начали гнать Его с того времени, как при купели исцелил расслабленного в субботу. Потом Евангелие опять говорит: еще более гоняху иудее Иисуса, яко не токмо разоряше субботу, но и Отца Своего глаголаше Бога, равенся творя Богу (Ин.5:16.18). Посему не заслуживают ли осуждения те ереси, которые представляют Сына скуднейшим Отца? Равен ся, говорят, творя Богу. Евангелие продолжает: по сих же иде Иисус на он пол моря Галилеи Тивериадска: по Нем же идяше народ мног, видев знамения, яже творяше над недужными. Посему взыде Иисус на гору, и ту седяше со ученики Своими. Бе же после того пасха, праздник жидовский (6:1–4), о чем говорят прочие Евангелия. По предании же Иоанновом, пришед вселися в Капернаум в поморие (Мф.4:13). Так оказывается, что и сам Иоанн говорить согласно с прочими. Ибо пасха бывает в месяце марте или апреле, а это показывает, что Спаситель после искушения приходит к Иоанну совсем в другие времена.

Гл. 22.

Сии же самые еретики обвиняют еще святого евангелиста, а лучше сказать самое Евангелие, за то, что, как они говорят, по словам Иоанна, Спаситель совершил две пасхи в продолжение двух лет, между тем как другие евангелисты повествуют об одной пасхе. А не знают того невежды, что, как мы повсюду показывали, Евангелия признают не две только пасхи, но сказав о двух первых пасхах, говорят еще об иной пасхе, в которую пострадал Спаситель, так что со времени крещения и от начала проповеди в продолжение трех лет до креста пасх три.

Ибо родился Спаситель в сорок второй год царствования римского императора Августа, в консульство сего самого Октавия Августа, тринадцатое, и Силана, как находится в консульских списках у римлян: ибо так изложено в оных. При сих-то консулах, то есть в тринадцатое консульство Октавия и консульство Силана, родился Христос в восьмой день перед январскими идами,177 спустя тринадцать дней после зимнего поворота и начала пребывания света и дня. А этот день эллины, – говорю об идолослужителях, – празднуют в восьмой день перед январскими календами:178 у римлян это называется сатурналиями, у египтян – крониями,179 а у александрийцев – кикеллиями. Ибо в восьмой день перед январскими календами происходит этот перелом, то есть поворот, и день начинает прибывать, а свет получает приращение. В восьмой же день перед январскими идами, то есть, ко дню рождества Христова исполняется числом тринадцать дней, причем к каждому дню прибавляется по тридцатой части часа. Так и мудрец сирийский Ефрем свидетельствовал о сем в своих толкованиях, говоря: «ибо так пришествие Господа нашего Иисуса Христа, Его плотское рождение, или совершенное вочеловечение, которое называется богоявлением, расположено на расстоянии тринадцати дней от начала приращения света. Ибо надлежало и сему быть образом Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который с Своими двенадцатью учениками исполнил тринадесятное число дней приращения света.180 И сколько еще другого делалось и делается на основании и во свидетельство сего,– говорю о рождестве Христовом? Ибо и первоначальники идольского служения, вынуждаемые признать отчасти истину, хотя и с обманом, к обольщению доверившихся им идолослужителей, во многих местах отправляют в сию самую ночь богоявления величайшее празднество для того, чтобы понадеявшиеся на заблуждение не искали истины. Во-первых, в Александрии, в так называемом Корие; это – обширный храм, то есть капище Коры.181 Здесь целую ночь проводят в бдении, какими-то песнями со свирелями воспевают идола, и по совершении всенощного торжества, после пения петухов, сходят со светильниками в какое-то священное подземелье, и выносят оттуда некоего голого деревянного истукана, сидящего на носилках с раззолоченною печатью креста на челе, и еще с двумя другими такими же печатями на обеих руках, и с двумя другими даже на двух коленах, а всего с пятью печатями, оттиснутыми из золота; этого истукана обносят семь раз вокруг средины храма со свирелями, тимпанами и песнопениями, и после этого ликования уносят истукана опять в подземное место. На вопрос же, что это за таинство, отвечают словами: сего дня в сей самый час Кора, что значит дева, родила век. Это же так же делается и в городе Петре (это – главный город в Аравии, или, что тоже, в Едоме, упоминаемом в Писании), в тамошнем идольском требище: там воспевают деву на аравийском наречии, называя ее по-арабски хааму,182 что значит: дева, или девственница, а также воспевают и рожденного ею Дусара, то есть, единородного сына владыки. Эго же делается и в городе Элузе в ту же самую ночь, как и там в Петре и Александрии.

А что плотское рождение Спасителево, совершившееся в Вифлееме в восьмой час, прилично названо явлением (τὰ ἐπιφἀνεια), это, ради неверующих, вынуждены мы подтвердить многими доказательствами. Спаситель родился и свидетельством Ангелов явлен был пастырям и миру. Он также явлен был и Марии с Иосифом. И в тот же час явилась еще волхвам на востоке звезда, за два года до прихода их в Иерусалим и Вифлеем, когда и Ирод тщательно разведывал от сих самых волхвов время явлшияся звезды (Мф.2:7), и услышал от них: от двою лету и нижайше (16). Да и это самое слово, то есть, что говорит Ирод о явльшейся звезде, дает повод к сему наименованию явления. Посему, когда волхвы говорят: где есть рождайся царь иудейский? Видехом бо звезду Его на востоце, и приидохом поклонитися Ему (–2); Ирод усмотрел, что дело идет не о простом человеке царе. Ибо размыслил о деле, и пришел в удивление от того, что много царей было в Иерусалиме, во-первых Саул от колена Вениаминова, во-вторых Давид от колена Иудина, и сын его Соломон, сын Соломона Ровоам, и его сыновья по преемству, и ни разу при рождении ни одного из них не являлась звезда, и не бывало прихода волхвов, чтобы пришли они поклониться родившемуся царю, а было все это только теперь. рассудив об этом и проникши умом своим до познания истины, он дознал, что это не человеческое знамение, но свойственно только Господу. Посему спрашивает уже не о земном царе или о царе человеке, но о Христе, когда говорит книжникам и священникам: где Христос рождается (–4)? И услышал от них: в Вифлееме иудейстем (–5) Спросив их, он узнал о месте, а от волхвов узнал о времени. Ибо и самые сии волхвы пришли в Вифлеем  через два года в тот же самый день богоявления, и принесоша дары: смирну, злато, и ливан (–11). Подлинно, в оный день богоявления имели начало многие события, служившие знамениями богоявления. А этот день, как выше говорил я, и вынужден много раз говорить, в тринадцатое консульство Октавия Августа с Силаном, – восьмой перед январскими идами, так что от начала пребывания света и дня, или, что тоже, от зимнего поворота, то есть от восьмого дня перед январскими календами, до сего дня рождения и богоявления тринадцать дней, согласно изъясненному выше образу Самого Спасителя, Который, с двенадцатью Своими учениками, составляет тринадесятое число.

Итак Спаситель родился в сорок второй год царствования римского императора Августа, в консульство, о котором выше писано, спустя двадцать девять лет после того, как Август присоединил к себе иудеев. А Август царствовал тринадцать лет до совершенного присоединения Иудеи к римлянам. Со времени воцарения Августа, в продолжение более или менее четырех лет от начала его царствования, римляне были в дружбе с иудеями, посылали им вспомогательное войско, к иудеям поставляем был блюститель, и часть податей платима была римлянам в продолжении более или менее пяти лет, до того времени, когда, с прекращением князей от Иуды, и поставлением Ирода из язычников, хотя и прозелита, Иудея окончательно предана римлянам и сделалась их данницею. Потом Христос родился в Вифлееме иудейском, и пришел на проповедь. Тогда прекратились помазанные вожди от Иуды и Аарона, продолжавшиеся до помазанного вождя Александра и Салины, именуемой и Александрою; при этом исполнилось пророчество Иакова: не оскудеет князь от Иуды, и вождь от чресл его, Дóндеже приидут отложенная Ему: и Той чаяние языков (Быт. 49:10); это родившийся Господь. Все это начало совершаться со времени рождения в Вифлееме, которое совершилось в сорок второй год всего царствования Августа. Этот год был после пятого года, когда началось блюстительство Антипатра отца Иродова, и когда римляне были в дружбе с иудеями и брали с них часть даней; –после блюстительства Антипатра, продолжавшегося от шестого года Августа до девятого года его царствования и года поставления Ирода, при котором даваема была часть податей, начиная с десятого года до тринадцатого (это был четвертый год царствования Ирода, поставленного Августом); после четвертого года правления Ирода, когда Иудея совсем уже предана была римлянам, и вся Иудея была под их властью до тридцать третьего года Ирода, когда исполнилось сорок два года царствования Августа, то есть, как я сказал, спустя двадцать девять лет после того, как она сделана данницею римлянам, и после того, как поставлен был блюстителем отец Ирода Антипатр, а после него по воле Августа Ирод поставлен царем над Иудеей в двенадцатый год царствования самого Августа.

1) Это совершилось в консульства Октавия Августа тринадцатое, и консула Силана, как говорил я много раз; за этим консульством преемственно следовали ниже перечисленные консульства в следующем порядке:

2) Лентула и Пизона,

3) Лукия183 Кесаря и Павла,

4) Виникия184  и Вара,

5) Ламия и Сервилия,

6) Магна и Валерия,

7) Ленида и Арункия.185

8) Кретия и Нервы,

9) Камилла и Квинтиллиана,

10) Камерина и Сабина,

11) Долабеллы и Силана

12) Лепида и Тавра,

13) Кесаря и Капитона,

14) Флакка и Силана,

15) Двоих Секстов: Помпея и Апулея,

16) Брута186 и Фланка,

17) Тавра и Либона,

18) Красса187 и Руфа,

19) Тиверия Кесаря второе и Друза Германика второе,

20) Силана и Бальба,

21) Мессалы и Грата,

22) Тиверия Кесаря третье, и Друза Германика третье,

23) Агриппы и Гальбы.

24) Поллиона и Ветера;188

25) Кефига  и Вара,

26) Агриппы второе, и Лентула Гальбы,

27) Гатулика и Сабина,

28) Красса и Пизона.

29) Силана и Нервы,

30) Двоих Геминов.

Гл. 23.

Видишь: это тридцатилетнее время. Для того мы потщились в точности изложить консульства, как следуют они по порядку, чтобы пробегающие это видели, что в истинном божественном учении нет ничего поддельного, а напротив того все точно проповедуется церковью. Ибо кто, сосчитав ряд консульств, в котором не может быть ошибок, не осудит тех, которые думают, будто есть разногласие в обозначении числа лет у евангелистов? Посему-то и подверглись падению прежние ереси Валентина и некоторых других, баснословно составившие список тридцати эонов, которые думали они уподобить годам Спасителя, именно для того, чтобы получить возможность составить свой баснотворный список эонов и начал. Ибо оказывается, что Единородный хотя и не причастен страданию, как свыше пришедший Бог Слово, но поелику восприял за нас страдание плотью, чтобы разрушить еже на нас рукописание (Кол.2:14) смерти, то пострадал на тридцать третьем году от Своего пришествия во плоти. После же того консульства, указанного в тридцатый год царствования Августа, наступило другое консульство, называемое консульством двоих Геминов, потом еще другое – консульство Руфа и Рувеллиона, и за тем во время консульства, следующего за консульством Рувеллиона, а это, наступившее после сего, консульство, было так называемое консульство Виникия189 и Лонгина Кассия, то есть в восемнадцатом году Тиверия Кесаря, Спаситель пострадал в тринадцатый день перед апрельскими календами. Так изобличается заблуждение всех сих еретиков, потому что из истинного учения ясно открывается, что в Евангелиях встречаются не два только, но даже три, продолжения времени от одного праздника пасхи до другого.

Гл. 24.

Ибо Спаситель родился в январе месяце, именно в восьмой день перед январскими идами; у римлян это шестой день января, наступающий с вечера пятого дня, у египтян – одиннадцатый день Тиви,190 у сирийцев или эллинов шестой день Авдинея,191 у кипрян или саламинцев – пятый день пятого месяца, у пафосцев –четырнадцатый день июля,192 у арабов – двадцать первый день Алсона, у каппадокиян – тринадцатый день Атартавы, у афинян – шестой193 Мемактириона,194 у евреев – пятый день Тевифа. Ибо и в этом должно было исполниться словам пророка: вниде к нам кивот Божий (2Пар.8:11). Говорит же он о совершенном вочеловечении Христовом в пятый день месяца пятого; как совершилось тогда у евреев. Сему первоначально надлежало исполниться по счислению еврейскому; этому счислению последовали и многие из языческих народов, как то: римляне, которые празднуют этот день в вечер пятого дня и на рассвете шестого; кипряне, которые празднуют тот же самый пятый день месяца: природные египтяне и саламинцы, которые этот же месяц считают пятым, как и евреи от празднуемого ими нового года этот месяц ставят пятым.195 За тем прошло двадцать девять выше поименованных полных консульств; а в тридцатое консульство, именно около десятого месяца, Спаситель пришел к Иоанну и крестился в реке Иордане на тридцатом году от Своего плотского рождения, по счислению египтян в двенадцатый день Афира, то есть, в шестой день перед ноябрьскими идами, что у эллинов восьмой день Дия,196 у саламинцев, они же и константийцы, шестой день третьего месяца Хойяка, у пафосцев – шестнадцатый день Апогоника,197 у арабов двадцать второй день Агафалваифа, у македонян шестнадцатый день Апеллея,198 у каппадокиян шестнадцатый день Арататы, у афинян – седьмой день Метагитниона; у евреев – седьмой день Марешвана. В пользу этого моего положения свидетельствует, как неоднократно я говорил, святое Евангелие от Луки, говорящее подобным сему образом: бе же Иисуса начиная быть яко лет тридесять, сый, яко мнимь, сын Иосифов (Лк.3:23). С сего-то времени, то есть с двенадцатого дня Афира, Он проповедовал лето Господне приятно, по предсказанному пророком Исаией: Дух Господень на Мне, его же ради помаза Мя, благовестити нищим посла Мя, проповедати пленником отпущение, и слепым прозрение, проповедать лето Господни приятно, и день воздаяния (Ис.61:1,2)

Гл. 25.

Ибо по истине Он проповедал лето Господне приятно, то есть, без пререканий. В первый год после тридцатого года от Своего пришествия во плоти, Он проповедовал, и все принимали, и ни иудеи, ни язычники, ни самаряне не пререкали, а напротив того все слушали Его с услаждением. В этот год Он входил в Иерусалим, после крещения, и после сорока дней искушения, и тех двадцати дней до первого знамения, о которых сказали мы выше, и после избрания учеников; возвратившись после искушения на Иордан, и, перешедши море Тивериадское, отправляясь в Назарет, очевидно, Он вошел во Иерусалим. И среди праздника зваше, глаголя: аще кто жаждет, да приидет ко Мне, и пиет (Ин. 7:37). Отсюда Он пошел в Назарет, в Иудею, Самарию и в пределы Тирские. По окончании первого года, Он снова восходит в Иерусалим, и тогда-то искаху да имут Его (–30) в праздник, но убоялись. О сем празднике Он сказал: не изыду в праздник сей (–8). И не ложь сказал, отнюдь нет. Ибо сказано: в преполовение праздника пошел, и взыде во Иерусалим (–14). И глаголаху: не сей ли есть, Его же искали схватить? И се не обинуяся глаголет. Не дознали ли священники, яко сей есть Христос? Но вемы, откуду Сей есть (–25–27). Он беседовал с братьями Своими таинственно и духовно; и они не поняли, что Он говорил. А Он говорил им, что в этот праздник не взойдет во храм и на крест, чтобы совершить домостроительство Своего страдания и таинство спасения, воскреснуть из мертвых и вознестись на небо; все сие было исполнено Им по собственной Его власти. И по исполнении двух лет после сего, то есть, со дня крещения и рождения, после месяца ноября, и после месяца января, и следующих за ним, в тридцать третьем уже году от Своего пришествия во плоти, по прошествии двух консульств, о которых мы говорили, а именно, консульства двоих Геминов, и консульства Руфа и Рувеллиона; в третье уже консульство, в третий его месяц, то есть, спустя январь и февраль, в марте месяце совершает Он таинство страдания,– Он Бог Слово, не причастный страданию, за нас пострадавший плотью, но пребывающий в Своей непричастности страданию, как говорит Петр: умерщвлен быв плотию, ожив же духом (1Пет.3:18).

Гл. 26.

Пострадал же Спаситель в тринадцатый день перед апрельскими календами, по прошествии дня в вечеру, то есть, когда ночью был четырнадцатый день луны. Ибо преждевременно ели199 пасху, как сказует Евангелие, и мы много раз говорили. Итак ели пасху за два дня до того времени, когда должно было есть, то есть, в третий день недели вечером; а должно было есть в пятый день вечером, ибо этот пятый день был четырнадцатым.200 А взят был Спаситель в третий день поздно; это был шестнадцатый день перед апрельскими календами, день луны ночью одиннадцатый. Наступавший четвертый день недели был пятнадцатый перед апрельскими календами; день луны ночью двенадцатый. Пятый день – четырнадцатый перед апрельскими календами; день луны днем тринадцатый, а ночью четырнадцатый201. Канун субботы – тринадцатый день перед апрельскими календами; день луны днем202 четырнадцатый. Суббота–двенадцатый день перед апрельскими календами; день луны днем203 пятнадцатый. В наступивший день Господень, день луны ночью204 пятнадцатый; вот когда озарились светом ад, земля, небо, ночь и день: в пятнадцатый день луны, и согласно с течением солнца, потому что воскресение и равноденствие – в одиннадцатый день перед апрельскими календами,205 в следствие чего иудеи, впали в заблуждение, и переступили, как сказал я прежде, один день. При исчислении до тонкости оказывается несколько часов, из которых в продолжение трех лет у иудеев составляется разницы один день: ибо, сверх трех сот пятидесяти четырех дней, они на каждый год по лунному течению прилагают еще четыре часа, из которых в три года составляется один день. Посему206 у них в четырнадцать лет составляется пять добавочных месяцев, при чем до трех сот шестидесяти пяти дней и трех часов207 солнечного обращения не достает одного часа, ибо и с прибавленными часами составляется триста шестьдесят пять дней без одного часа. Посему иудеи, после шестикратного повторения четырнадцати лет, в восемьдесят четвертый год вставляют один добавочный месяц; так что в восемьдесят пять лет таких месяцев у них тридцать один, между тем как по точному счету должно быть тридцать один месяц, и двадцать четыре дня с тремя часами.208

Гл. 27.

Посему-то допустив тогда ошибку, иудеи в замешательстве не только двумя днями прежде надлежащего ели пасху, но еще сверх того преступили один день, и всячески погрешили. В домостроительстве же истины во спасение наше все сделано было со всею точностью. Посему и Сам Спаситель, совершив пасху, изшел в гору (Лк.22:39) после того, как желанием возжелев (–15), ел пасху. И пасху иудейскую ел Он там с учениками, поступив не иначе, но наравне с теми, которые поступили также, чтобы не разорити закон, но исполнити (Мф.5:17). И таким образом по прошествии тридцатого года, в который крестился, на тридцать первом году Он проповедовал целое лето без пререканий; проповедовал и еще другой год среди пререканий, преследования и раздражения против него; и еще, по прошествии сего другого года, от дня Его рождения, то есть от дня богоявления, бывающего с пятого на шестой день месяца января, а по египетскому счислению в одиннадцатый день Тиви, до дня, как сказали мы выше, тринадцатого перед апрельскими календами минуло целых семьдесят четыре209 дня; и тогда, а по египетскому счислению в двадцать четвертый день Фаменофа, исполнилось ему со дня богоявления тридцать два года полных и семьдесят четыре дня. Воскрес Он, по египетскому счислению, в двадцать шестой день Фаменофа (когда по прошествии ночи было равноденствие, а равнонощие было после двадцать пятого дня), и в одиннадцатый перед апрельскими календами. Из сего оказывается лживость всех тех, кто не сыны истины.

Гл. 28.

Вот первый из них Валентин, который сочинил нам лицедейное зрелище тридцати эонов на основании того, что возрастание и возмужание Спасителево продолжалось тридцать лет, как думал он, не ведая того, что Спаситель не тридцать только лет прожил, но на тридцатом году, а именно по исполнении двадцати девяти лет и десяти месяцев, в двенадцатый, как сказали мы выше, день Афира, и в шестой перед ноябрьскими идами, крестился, и потом проповедовал лето Господне приятно, а после этого года проповедовал другой год среди пререканий, и еще среди пререканий же семьдесят четыре дня, со дня крещения, который раньше дня Его рождения; так что всех лет Его пришествия во плоти, от рождения до страдания, тридцать два года и семьдесят четыре дня; а от начала консульства Силана и Нервы – два года и сто тридцать четыре дня.210 Этим обличаются выше названный Валентин и многие подобные ему безумцы. А также обличаются и отвергающие Евангелие от Иоанна, которых по справедливости могу назвать алогами за то, что отвергают Слово Божие, проповеданного Иоанном Бога-Слово Отчее, сошедшего с небес и всем Своим пришествием во плоти содеявшего спасение наше; потому что и перечислением консульств и годов, и свидетельством пророка Исаии, и Евангелием как Луки, так и Иоанна, и Матфея, и Марка, и всем вообще, эти заблуждающиеся обличены в том, что не одну только пасху совершил Спаситель в продолжение годового оборота времени, от начала проповеди, но даже три таких оборота без чего-нибудь совершил после крещения Иоанном. Вот и пало учение этих несообразительных людей, по всему исполненное заблуждения, неразумия и невежества, не только не познающего своей жизни, но и вообще ополчающегося ложью против истины.

Гл. 29.

Ибо, как нашли мы, негде написаны следующие слова: «от Бога родилось Слово Божие в сороковой год Августа». Это или писавший написал ошибкой, или сделалось сорок только лет от того, что число, означаемое витою,211 изгладилось, и осталось одно только ми.212 Ибо Спаситель родился в сорок второй год Августа. Сказано еще: «в двенадцатый день перед июльскими или июньскими (не умею сказать) календами, в консульство консулов Сулпикия, Камирина213 и Бутеона,214 Помпейяна». Но я усмотрел, что это говорившие о дне зачатия, когда Гавриил благовестил Деве, высказали мнение некоторых, говоривших по преданию, будто Спаситель родился через семь месяцев: ибо от этого215 времени до одиннадцатого дня Тиви и восьмого перед январскими идами, когда поистине было богоявление и родился Спаситель, мы нашли продолжения времени семь месяцев без четырех дней по лунному течению. Посему если где-либо в записях найдешь написанным это, не погрешай относительно ведения: ибо подлинно несомненный день рождества Христова есть одиннадцатый день Тиви. А иные, имея в виду изречение Соломона: в десятомесячном времени согустився в крови (Прем.7:2), говорят, что Спаситель был носим во чреве десять месяцев без четырнадцати дней и восьми часов, то есть, девять месяцев и пятнадцать дней с четырьмя часами. Впрочем, во всяком случае, плотское рождение Господне было в вышесказанный одиннадцатый день Тиви по египетскому счислению. В тот же одиннадцатый день спустя тридцать лет сделано было первое знамение в Кане Галилейской, когда вода стала вином.

Гл. 30.

Посему и доныне, но причине совершившего тогда божественного знамения, во многих местах бывает это во свидетельство неверующим, как свидетельствует превращение во многих местах источников и рек в вино, а именно – источника в Карийском городе Кивире в тот час, когда служители216 почерпнули воду, и Спаситель сказал: подайте Архитриклинове (Ин.2:8): свидетельствует также превращение источника в Герасе Аравийской. Мы сами пили из источника Кивирского, а братья наши пили из источника в Герасе, находящегося в храме мученическом (ἐν τῷ μαρτυρίῳ). Многие свидетельствуют это и о Ниле в Египте. Посему в одиннадцатый день Тиви, по египетскому счислению, и в самом Египте и во многих других странах все черпают воду и берегут ее. Ибо вот что находим: после двенадцатого дня Афира Спаситель ушел и, по сорокадневном искушении, пришел в Назарет, и пробыл там около двух недель. Три дня приходил на Иордан к Иоанну, и провел первый и второй день, и возвратился в Назарет, и пробыл там также первый и второй день, а в третий вышел в Кану Галилейскую. Так исполнилось от крещения всех дней шестьдесят: сорок дней искушения, в Назарете две недели,217 и другие два дня, а в третий совершено было на браке знамение над водою. После того Спаситель пошел в Капернаум, и сделал другие знамения, как много раз мы говорили, и снова пришедши в Назарет, читал книгу пророка Исаии, почему говорят Ему: сотвори и зде знамения, яже слышахом в Капернауме сотворены Тобою (Лк.4:23). А потом снова пришел Он в Капернаум, и оттуда перешел на озеро или море Генисаретское, наконец избрал товарищей Петра, и этим совсем завершил там проповедь. Ибо первый день и следующий за сим на утро, как сказали мы, наступили по порядку после сорока дней и других двух недель, и двух дней, проведенных у Иоанна. Спаситель возвратился в Назарет и пробыл от десятого часа до вечера, а на другой день вышел и встретился с Филиппом; вот два дня. После того Евангелие, по причине двух первых дней, которые провел Он по пришествии, с непременною точностью повествует: в третий день брак бысть в Кане Галилейской (Ин.2:1) Это было знамением церкви. Ибо Спаситель, по страдании воскреснув в третий день Своего пребывания в сердцы земли (Мф.12:40), сочетался браком с Каною. Ибо Кана значит: стяжавшая.218 Кто же сия стяжавшая, как не наследница, о которой псалмопевец в пятом псалме сказал: о наследствующей (Пс.5:1), и что далее следует за сим? И по истине благословен сей брак, по той причине, что был образом оного. Ибо там, в Кане Галилейской, брак был чувственный, и вода действительно стала вином. Спаситель зван был по двум надобностям: чтобы водности брака обращающихся в мире придать вяжущее свойство целомудрия и степенности, и чтобы поправить недостающее, доставив веселие прогоняющим заботы вином и удовольствием, и через то совсем заградить уста восстающим против Господа, и показать, что Он, вместе с Отцом и Святым Его Духом, есть Бог, подающий влагу виноградной лозе, и окрашивающий в ней эту влагу в вино, на веселие людям. Но это изложено нами в других местах пространнее; а здесь коснулся я речи о сем как бы мимоходом. Из сказанного же мною в подробности о днях, месяцах и консульствах следует, что Спаситель, после начала Своей проповеди, совершил две пасхи, и в третью пострадал. Так совсем падает погрешительное учение сих еретиков; потому что Евангелия Согласны между собою, и ни у одного из евангелистов не находится противного другому.

Гл. 31.

Но обращусь снова к тому, к чему следует. Лука, свидетельствуя в пользу того, о чем со многими подробностями и многообразно мною сказано, говорит еще: бысть в субботу второпервую (Лк.6:1). Этим он дает видеть, что первая суббота – та, которая от начала установлена и наречена так Господом при сотворении мира, и с того времени доныне возвращается поочередно через семь дней, а вторая суббота та, которая установлена законом. Ибо закон говорит: возьми себе овча единолетно, непорочно, мужеск пол (а это было прообразованием Спасителя), с десятого дня месяца. И будет соблюдено до четвертаго надесять дне, и заколите то вечером в четырнадцатый день. И будет тебе суббота день святой. Ядите опресноки седмь дней, и седьмой день сотворишь святым (Исх.12:3.5,6.14–16). Вот видите, что, после первой субботы, второю субботою называется этот святой день пасхального агнца,219 по освящению делающийся субботою, хотя бы был днем Господним, хотя бы случился во второй, или третий день от субботы. По возвращении же снова с истечением семи дней, вторая суббота называется первою. Из этих слов Луки оказывается, что не только Иоанн, но и Лука и другие дают видеть двухгодовое обращение времени и три праздника пасхи. Ибо закон, имея в виду пятидесятницу, говорит так: да сочтеши себе седмь седмиц от начала вязания снопов, от дня возложения серпа на жатву. И да сотвориши седьмую седмицу220 днем святым Господеви (Втор.16:9,10). Закон же повелевал приносить сноп в пределах трех дней после пасхального жертвоприношения, то есть спустя три дня после заклания агнца (Лев.23:11). Сим указывается тот благословенный Сноп, восставший из мертвых через три дня, который принесен землею, и также Сам Себя изнес из нее, воскресши от гроба, сорок дней пребывал с учениками и в конце пятидесятницы вознес Сам Себя Отцу на небеса; Он – первородный из первородных, святой начаток, сноп, пожатый от Марии, рукоять, объятая Богом, плод чрева, начаток гумна. Ибо после пятидесятницы серп не приносит начатка Богу: как написано: ктому уже Христос не умирает: смерть Им ктому не обладает (Рим.6:9). Видишь ли, какие Божии тайны прообразовал закон, и исполнило Евангелие? И чем не можем мы доказать сие с ясностью? Но боюсь распространять слово. Посему должно снова возвратиться к тому, что следует по порядку. Из того же, что говорится о колосьях, о жатве, об учениках, видно, что Иоанн, Лука и все повествуют о всем этом после сорокадневного искушения.

Гл. 32.

Но эти еретики, думая, нельзя ли им как-нибудь опровергнуть истину, не стыдятся и еще вооружаться против сказанного святым Иоанном, не ведая того, что более против себя самих вооружаются, нежели против здравого учения. В посмеянии над Апокалипсисом они говорят следующее: «что», говорят, «мне пользы от Иоаннова Апокалипсиса, который говорит мне о семи ангелах и семи трубах (Апок. 8:2)?» И не знают того, как это необходимо и полезно при правом изложении проповеди. Ибо что было в законе и пророках темного и загадочного, то Господь, во спасение наше, промыслительно открыл Духом Святым рабу Своему Иоанну, о том, что там было темного, проповедуя здесь духовно и ясно. Тоже самое устраивает для нас Господь духовно. А именно тогда устраивает скинию из кож, кож очервлененых, и синих (Исх.25:5), и прочее, в показание того, что тамошняя скиния, хотя и есть скиния, но устраивается в ожидании совершеннейшей скинии Христовой. Ибо кожа снимается с тела мертвою, как бы оттенком живого тела. Из чего видеть можно, что скинию Божию составляют тела, потому что Бог вселяется в теле святых, при чем исполняется изречение: вселюсь в них, и похожду (2Кор.6:16). Посему у верных родилось бы какое-либо заблуждение, если бы книга не была нам открыта духовно для научения нас, что не в трубах нужда, но в ведении того, что всякое действование Божие духовно, чтобы мы принимали проповедь не так, как иудейские медные или серебряные трубы, но духовно помышляли о том, что церковная проповедь с неба. Так негде и в другом месте сказано: в той день вострубят трубою великою (Ис.27: 13). И пророки были трубами; но труба великая – святой глас Господень в Евангелии. Посему и Ангелам дано сообщить откровение нам. Вострубит бо, сказано, и мертвии воскреснут (1Кор.15:52). Если же вы осмеиваете трубы ангельские, потому что о них написано в Апокалипсисе; то вы осмеиваете и трубу, о которой говорит святой апостол: снидет с небесе в последней трубе, и мертвии воскреснут в последний день во гласе архангелове (1Сол.4:16). Посему если Павел говорит согласно со святым апостолом Иоанном в Апокалипсисе; то остается ли какое-либо извинение? Не обличается ли тотчас же каждое заблуждение свидетельством Божиим, данным у того и другого из святых?

Гл. 33.

Потом некоторые из тех же еретиков нападают еще на это изречение в том же Апокалипсисе, и возражают следующее: «в Апокалипсисе еще сказано: напиши ангелу церкве, который в Фиатире (Апок.2:18): а там в Фиатире нет церкви христианской; как же писал он к той церкви, которой нет?» И оказывается, что тем самым, что проповедуют против истины, они сами себя вынуждают исповедать истину. Ибо если говорят: «в Фиатире нет теперь церкви;» то дают видеть, что Иоанн пророчествовал. Когда поселились там как эти еретики, так и еретики Фригийские, и подобно волкам расхищали умы простых верных; они весь город увлекли в свою ересь, и отвергающие Апокалипсис в то время ополчились на опровержение сей книги. А ныне, в настоящее время, в продолжение ста двенадцати лет, по силе Христовой там есть церковь, и растет, да встречаются и некоторые другие церкви в тех местах; тогда же вся церковь была опустошена ересью Фригийскою. Посему Дух Святой и потщился открыть нам, как имела впасть в заблуждение эта церковь после времени апостолов Иоанна и последующих за ним; а это время, когда тамошняя церковь имела впасть в заблуждение, и расплавиться в ереси фригийской, было через девяносто три221 года по вознесении Спасителя. Ибо Господь прямо так обличает ее, говоря в Апокалипсисе: напиши ангелу фиатирския церкве: тако глаголет имеяй очи Свои яко пламень огнен, и нозе Его подобни халколивану: вем твоя дела, и веру, и любовь, и службу, и то, что последняя твоя больша первых. Но имам на тя, яко попускаешь жене Иезавели обманывать рабы Моя, глаголющей себе быти пророчицу, учащей снести жертву идольскую и любодействовати. И дах ей время покаяться, и не хочет покаяться от любодейства своего (Апок.2:18–21). Не видите ли вы, что говорится о женщинах обманывающихся и обманывающих многих мнением о себе, как о пророчицах? Говорю о Прискилле, Максимилле и Квинтилле. Их обман не сокрыт был от Святого Духа; напротив того, Дух Святой устами святого Иоанна прежде его успения пророчески предвещал о сем. А Иоанн пророчествовал во времена Клавдия222 кесаря, и ранее того, когда был на острове Патмосе (ибо и эти еретики признают, что сие исполнилось в Фиатире); следовательно он пророчески писал жившим в то время там по закону Христову, что женщина будет называть себя пророчицею. Нот и пало воздвигаемое против истины, по всему вымышленное, учение; так как оказывается, что Апокалипсис поистине есть книга пророческая от Святого Духа.

Гл. 34.

Но сии же самые еретики еще надмеваются умом, и невежественно ловят слова, чтобы показаться по праву отметающими книги святого апостола, то есть сего же самого Иоанна, а именно: Евангелие и Апокалипсис, а, может быть, и послания, ибо и послания согласны с Евангелием. Еретики говорят; видех, и сказано Ангелу: разреши четыри Ангелы при Евфрате. И слышах число войска, тьмы meм и тысячи тысяч: и были одеты в броня огненны и жупелны и иакинфовы (Апок.9:1.14.16, 17). Еретики подумали: нельзя ли посмеяться над этой истиной? Но если Иоанн говорит о четырех ангелах сидящих на Евфрате; то для того, чтобы указать на разные тамошние народы, обитающие при Евфрате; а это ассирияне, вавилоняне, мидяне и персы. Эти самые четыре царства встречаются у Даниила в таком порядке, что первым было царство ассириян, а в его времена было царство вавилонян, за тем следовало царство мидян, а после них царство персов, у которых первым царем был Кир. Ибо народы подчинены Ангелам, о чем свидетельствует, по моему мнению, слуга Божий Моисей, последовательно изъясняющий это учение и говорящий: вопроси отца твоего, и возвестит тебе, старцы твои, и рекут тебе: егда разделяше Вышний языки, яко разсея сыны Адамовы, постави пределы языков по числу Ангел Божиих: и бысть, часть Господня, людие Его Иаков, уже наследия Его, Израиль (Втор.32:7–9). Посему если народы подчинены Ангелам, то по праву сказано: разреши четырех Ангелов, сидящих при Евфрате и удерживаемых от допущения между народами брани, до времени долготерпения Господня, доколе Господь повелит, чтобы ими совершено было возмездие за Его святых. Ибо поставленные над народами Ангелы были удерживаемы Духом, и не время им было произвести нападение; потому что правосудие еще не разрешило им разрешить другие народы за обиду святым. Но Ангелы, по пророчеству Иоанна и прочих пророков, разрешаются и нападают на землю, ибо подвигают народы к тому, чтобы устремились они на возмездие. А что Иоанн указал на броня огненны и жупелны и иакинфовы, в том ничего нет сомнительного; ибо такого цвета одежда сих народов. Жупельные брони – одежды из шерсти, так называемого, пепельного (μηλίνη) цвета; огненные – означают червленые одеяния: а иакинфовые означают шерсть зеленоватого цвета (ϰαλλαίνην).

Гл. 35.

Но эти еретики, не приявшие Духа Святого, перед судом духовным оказываются не разумеющими духовного, и хотящими говорить против словес Духа, а не знающими дарований в святой Церкви. Дарования сии раскрывал Дух Святой, а также святые пророки и святые апостолы истинно, в добром состоянии, при сохранении порядка мыслей и здравом уме; в числе сих и святой Иоанн в Евангелии, посланиях и Апокалипсисе от того же святого дарования преподал святой церкви. Но и этих еретиков постигает сказанное: кто говорит хулу на Духа Святаго, не отпустится ему, ни в сей век, ни в будущий (Мф.12:32). Ибо и они ополчились против слов, изреченных Духом.

После того, как сказано это и столько против сей ереси, почитая сие достаточным, и поправ силою и истиною Божией эту ересь, как многоногое пресмыкающееся, называемое тысяченожкою или иулом, которое по силе и боли, причиняемой его ядом, незначительно, а много имеет ног и длинно на вид, снова простремся вперед, и с помощью Божией перейдем, возлюбленные, к следующим за сею по порядку ересям.

Об адамианах, тридцать второй, а по общему порядку пятьдесят второй, ереси

Гл. 1.

Кротом называют некоторое четвероногое животное, живущее низко в земле в норах. Оно роет землю, и имеет свое жилище в самых скрытых ее местах. По-всему это животное похоже на малого щенка, тот же имеет объем роста, и совсем не имеет зрения. Но это животное – опустошительное; оно снизу уничтожает корни у всего, что разводят люди на земле, а преимущественно у всего растущего на овощных грядах, и у пряных насаждений: лука, чеснока, луковичных растений и тому подобных, пырея и других. Если же роясь, само того не заметив, из земли попадет наружу на свет, или будет захвачено и уловлено людьми; то это животное всем изловившим причиняет смех. Так и находящаяся теперь у меня под руками ересь, о которой предпринимаю говорить, слепа сердцем и несмысленна, и причиняет опустошение себе самой, сама подсекает снизу свой состав, и губит много корней, то есть, впадших в нее мужей. Если же когда-либо случится людям разумным подсмотреть ее, доставляет не малый смех: как и выше названное животное по причине своей слепоты подвергается тому, что над ним издеваются в следствие отсутствия зрения, и не находит, куда ему уйти; так и эта ересь. Еретики эти дали себе имя Адама. Говорим же это по слуху, потому что слышали от многих мужей; ибо не нашли сего в письменных сочинениях, и не встречались ни с кем из таковых еретиков.

Поелику же говорили многие: то мы признали справедливым упомянуть и об этой ереси. Посему и справедливо мы уподобили ее вышеназванному слепому животному, которое не скоро могут видеть люди, потому что оно скрывается в земле и снизу причиняет вред. Но эта ересь весьма смешна, и я думал совсем не вносить ее в число прочих: но поелику все-таки есть о ней слух в мире; то пусть разумный слушатель не поставит себе в труд узнать о всех плевелах, посеянных в мире диаволом. Ибо есть ли такая ересь, или нет ее; но, поелику мы слышали от многих рассказы о ней; то для безопасности мне показалось основательным сказать и о ней, а не миновать ее, хотя бы она и разрушилась, и уже не существовала. Ибо не знаю достоверно, есть ли она еще, или ее нет. Но зачем долгое время тянуть предисловие к рассказу? Начну смешной рассказ, а более плачевный (ибо то и другое вместе и смешно и плачевно); плачевно то, как диавол породил в умах людей посмеяние над созданием Божиим, а смешно то, что люди и не видят, и не помышляют о разумном.

Гл. 2.

Ибо во-первых, как сказывают, они свои церкви, или норы и пещеры (я так назвал бы еретические сходбища) устраивают в отапливаемых снизу помещениях, подтапливают же снизу для того, чтоб было тепло для согревания собирающихся внутри презренного дома. А при входе, у дверей, ставят они каких-то хранителей одежд, на подобие сторожей одежды в банях (ϰαμψαρίων); и каждый входящий, мужчина ли то, или женщина, раздевается вне, и входит совсем нагой, как из утробы матери; и все их мнимые начальники и учители, как из утробы матери, сидят одни выше, другие ниже, смешанно и рассеянно. Все у них, конечно, только называются и слывут воздержниками и девственниками, как обманывают они самих себя. И чтения, и все прочее они совершают нагие. А если бы показалось, что кто-нибудь, как и говорят это, подвергся падению; то его уже не принимают в собрание; ибо говорят, что он – Адам вкусивший от древа, и осуждают его на изгнание как бы из рая, то есть из своей церкви. Ибо церковь свою почитают раем, а самих себя общниками Адама и Евы. По какой же причине подтапливают свой домишко, чтобы не коснулась их стужа? Адам и Ева жили не в топленном доме, и никакой жар не удручал их, ни стужа не тяготила. А воздух у них был самый чистый и стройно соразмеренный Богом для полного благорастворения: ни жестокость холода не делала его резким, ни неприятнейшее накаливание от зноя ему не угрожало. Даже питание было нетленное (ἀμβροσία), созданное Богом. Местопребывание назначено было такое, которое создано было для приятности и благополучной жизни; и они, как сказал я, не подвергались ни стуже, ни зною. А эти еретики вот в чем имеют нужду; потому особенно и подвергаются осмеянию.

Гл. 3.

Потом же рассмотрим еще с другой стороны, как все это заблуждение изобличается тем, что Адам и Ева223 не на один только час, но непрестанно нага беста, и не стыдястася (Быт.2:25) А эти еретики обнажаются не потому, что не стыдятся, хотя сами и думают так, но по ненасытности похоти, чтобы потешить зеницы очей. Ибо у них не стало стыда, похваляемого во всех святых Писаниях, и истинно исполнилось на них изречение пророка: лице жены блудницы бысть тебе, не хотела еси постыдетися ко всем (Иер. 3, 3). А после этого часа вне собрания они надевают на себя одежду; и тогда уже они не Адамы. И Адам и жена его не тотчас запаслись одеждами; но сперва листвие смоковное сшиста (Быт.3:7) а потом даны были им ризы кожаны (–21), и спустя много времени их жизни, многоразличная премудрость Божия вложила в них искусство одеваться. И всячески эти еретики подлежат осмеянию, когда называют себя общниками Адама, потому что лгут на себя, но вместе говорят и правду. Ибо с одной стороны они не Адамы, – как это ясно из многих признаков, которые мы и указали; а с другой стороны они делаются игрушкою духовного змея, – это ясно из их поддельного лицедейства, обнажения, срама и смешного обычая.

Но недостойно нас много заботиться об их опровержении. Ибо и для истребления подобного им животного нет нужды в воинских снарядах, или в большом оружии: это животное уничтожается малой палкой, а часто, как только высунется из норы, оставляется так, и гибнет само собою, подвергаясь поруганиям и насмешкам, и не находя убежища, как и эти еретики, быв уличены, приводятся в срам всеобщим осмеянием, нескромным поведением, и вздорным содержанием учения. Приступая же к рассмотрению следующих за сею по порядку ересей, снова будем молить Господа, чтобы помог нам как в разыскании, так и в опровержении других ересей, во спасение нас и читателей.

О сампсеях, тридцать третьей, а по общему порядку пятьдесят третьей ереси

Гл. 1.

Некие сампсеи в Перее называются также и елкесиями. О них мы упоминали уже в других ересях. Эта ересь существует в стране так называемой Перее, по ту сторону соленого или Мертвого моря, в стране Моавитской, при потоке Арноне, и далее, в Итурее и земле Наватеев, как уже много раз было объясняемо это мною. Они похваляются тем, что учитель их Илксай; а еще поклоняются, как богиням, и до ныне остающимся от его рода двум женщинам, за то, что они от благословенного семени. Тою же книгою224 пользовались и оссеи и назореи, как я говорил уже многократно. Собственно же из нее берут учение свое эти сампсеи, которые и не христиане, и не иудеи, и не эллины, но нечто среднее, и вообще ничто. Сказывают, что у них есть и другая книга, называемая книгою Иексея, брата Илксаева. О Боге учат, что Он един, и притом чтут Его, употребляя какие-то крещения; но не по всему близки к иудеям. Некоторые из них воздерживаются и от вкушения животных. Умирают за тех, которые из рода Илксаева. И в настоящее время, как я слыхал, одна женщина, называемая Марфус, умерла, а остается и ныне Марфана, если только и она не умерла. Если когда они, идя куда-нибудь, выходили: следовавшие за ними толпы брали прах их ног, и именно для исцеления, а также выплевываемую ими слюну, и к великому посрамлению, пользовались вместо предохранительных повязок (φυλαϰτηρίοις) и привесок. Ибо во всяком заблуждении сперва есть ослепление, а потом суесловие. Ни пророков, ни апостолов они не принимают; но все у них исполнено обмана. В чести у них вода, и они почитают ее как бы Богом, утверждая, что от нее почти жизнь. Христа признают только по имени, а почитают Его тварью, и думают, что Он всегда по временам являлся, и сперва был создан в Адаме, но снял с Себя тело Адамово, и опять облекается в оное, когда хочет, а называется Он Христом; и Дух Святой, существующий в женском виде, – Ему сестра; и каждый из них, то есть, и Христос, и Святой Дух, имеют девяносто шесть миль вышины, и двадцать четыре мили ширины. И много у них другого вздора.

Гл. 2.

Но уже, много раз повествуя о сем в других ересях, я делал опровержение. Посему не почитаю необходимым придавать важность разрешению того, чем опровергаются эти еретики, потому что это уже сделано нами но отношению к самому Илксею или Илксаю, и его последователям в других выше объясненных ересях. Ибо всем удобно обнаружить, что и он и его ересь в заблуждении. Посему перейдем к следующим за сею по порядку ересям, побив ее, как солнечную ящерицу, жезлом упования Христова и креста. Ибо каким именем эти еретики сами себя наименовали, тем и справедливо воспользоваться для сравнительного изъяснения присвоенного ими себе наименования. Ибо сампсеи значат солнечные. Посему мы и припомнили это животное; так как эту ящерицу люди называют солнечною. Но сия ересь хуже этой ящерицы, и ни мало не заботится о своей пользе. Ибо эта ящерица, когда начнет слепнуть, по времени прозревает при повороте к солнцу: прижавшись в норе, обращенной к востоку, и оставаясь без еды, обращением к востоку избавляется от слабости зрения. А эта, говорю о ереси, по всему имеет неразумие сего животного, но не имеет ни мало того, что заслуживает в нем похвалу. Итак и эта ересь, названная у нас солнечною ящерицею, и попранная истиною Солнца, пусть остается не имеющею никакой силы против истины Божией; а мы, как сказали, устремимся к другим ересям.

О феодотианах, тридцать четвертой, а по общему порядку пятьдесят четвертой, ереси

Гл. 1.

Еще восстал некто Феодот, отломок от бессловесной ереси, о которой выше сказано, то есть, той, которая отрекается от Евангелия Иоаннова и от провозвещенного в нем Бога Слова, сущего в начале, а также и от Иоаннова Апокалипсиса. Кроме того Феодот возник и существовал в сообществе и с другими ересями, о которых выше сказано, по времени же был их преемником. От него-то так называемые феодотиане. Есть ли еще эта ересь, мы не знаем; но скажем, что дошло до нас из письменных сочинений.

Этот Феодот происходил из Византии, ныне называемой Константинополем; ремеслом он кожевник, но по науке муж многоученый. Он вместе с множеством каких-то людей, во время наставшего гонения, а в какое гонение, не умею сказать, был взят в числе многих начальником города и вместе с другими подвергнут истязанию за Христа. Все другие рабы Божии, одержав победу, получили небесные награды, как мученики за Христа. А он, отрекшись от Христа и отступив от истинной цели, сделался отступником, и от великого срама, потому что был поносим многими, бежал из своего отечества. Пришедши в Рим, проживал там; но, быв узнан жившими в Риме, и там опять подвергся тому же самому поношению, потому что знавшие его обвиняли его по причине его многоучености, за то, что он муж многоученый отпал от истины. Для защищения себя, конечно, худого, он измыслил этот новый догмат, а именно сказал: «я не от Бога отрекся: но отрекся от человека». Потом, на вопрос: от какого человека? отвечал словами: «я отрекся от человека Христа». Так по сей то причине утвердил он свой догмат, а также и происшедшие от него феодотиане, которые утверждают, что Христос простой человек и родился от семени мужского. Потом, что нашел пригодного для худой защиты себя самого, не по чистой мысли, но по поводу своего извращения, то собрал, снося к себе в кучу. « Христос сказал», говорит он: «ныне же ищете Мене убити, человека, иже истину волг глаголах (Ин. 8:40). Видишь», говорит, «Он – человек. »

Гл. 2.

Но не узнал окаянный того, что здесь же Христос говорит; истину, юже слышах от Отца Моего. А Отцом Своим называет Бога, а не человека. Ибо если бы слышал от человека, то не хвалился бы свидетельством истины, говоря, что слышал истину от людей. Напротив того сим хочет сказать, что Он Бог, свыше родившийся от Отца, но ради нас сделавшийся человеком, умерщвленный плотью, но по Божеству всегда живой.

Потом Феодот говорит, что и греха не сделал, отрекшись от Христа; потому что, говорит, Сам Христос сказал: всяка хула отпустится человеком. И кто говорит слово на Сына человеческого, отпустится ему: а хулящему Духа Святаго, не отпустится ему (Мф.12:31,32). И не знает жалкий человек того, что Господь, желая обеспечить спасение тем, которые некогда Его хулили, по обращаются к покаянию, чтобы не определить им осуждения, наперед изрекает сие слово по преизбытку кротости и человеколюбия; а поелику знал, что восстанут некоторые и будут хулить Святого Духа и признавать Его состоящим в рабском чипе сотворенном и чуждым Божией сущности; то посему в предохранение говорит: а кто хулит Духа Святаго, не отпустится ему ни здесь, ни в будущем веке, не в похвалу хулящим Его Самого, но показывая Свое предведение и Свое человеколюбие, обеспечивающее спасение тем, которые раскаются в хуле на Него. Ибо Сам говорит еще: отвергийся Мене пред человеки, отвержен будет перед Отцом Моим (Лк.12:9), и еще: отвергуся его, а также: иже исповесть Мя, исповем его пред Отцем Моим (Мф.10:32,33).

Гл. 3.

И еще тот же Феодот говорит: «и закон сказал о Нем: пророка от братии вашей воздвигнет вам Господь, якоже мене, Того послушайте (Втор.18:15). Но Моисей был человеком; также и воздвигаемый Богом, этот Христос, говорит, был не Бог, но человек, потому что был от них, как и Моисей был человек». И опять доведший сам себя до падения Феодот не ведает того, что каждое речение имеет свою несомненность; ибо Господь воздвиг Христа от братии, потому что Он родился от Марии. Так и сказано: се Дева во чреве зачнет, и родит Сына (Ис.7:14); и оставаясь девою, во чреве зачнет не от семени мужского, и родит Сына, очевидно, плотское рождение, какое родится от Девы; но нарекут имя Ему, Еммануил: еже есть сказаемо, с нами Бог (Мф.1:23). Ибо Он Бог и человек: Бог, родившийся от Отца безначально и вне времени, – родившийся, как человек, от Марии, по причине пришествия во плоти.

«Потом», говорит, «и в самом благовестии сказано Марии: Дух Господень найдет на тя (Лк.1:35), а не сказано: Дух Господень будет в тебе». Посему несмысленный этот человек, препираясь по всякому поводу, отпадает от истины. Ибо Писание, всячески ограждая нашу жизнь, хочет всюду и во всяком виде показать Троицу совокупно сущею и совокупно действующею, чтобы не сказали некоторые, как и говорят многие, ища себе повода к худому, будто Дух Святой чужд Христу и Спасителю; по сему Ангел говорит Марии: Дух Святый найдет на тя и сила Вышняго осенит тя; а потом после этого: темже и раждаемое свято, наречется Сын Божий. И не сказал только: раждаемое; но: темже и раждаемое, и, чтобы показать, что вышний Бог Слово был в утробе и Сам для Себя образовал Свое человеческое естество во спасение наше, присовокупляет: темже и раждаемое свято, наречется Сын Божий. Ибо если бы сказал: Дух Святый внидет в тебя:225 то можно было бы еще подумать, что не Сын Божий пришел во плоти, но Дух Святой пришел во плоти. А что Слово пришло свыше, о сем Иоанн, уясняя слова благовестия ангельского, говорит: в начале бе Слово, и Слово бе у Бога, и Бог бе Слово. Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин.1:1.3). Потом, после сего: и Слово плоть бысть (–14,), и не сказал: Дух плоть быть, не сказал также: родился человек Христос. Ибо божественное Писание со всею несомненностью признает Его Богом и человеком, Богом пришедшим свыше от Бога, и человеком, родившимся от Марии без семени мужского. А кто отступает от сих двух истин, тот не от истины.

Гл. 4.

Еще в оправдание себя окаянный Феодот говорит: «и Иеремия сказал о Нем: человек есть, и кто познает его (Иер.17:9)?» И не ведает отчуждивший сам себя от истины, что, как я сказал, каждое речение имеет свою силу в истолковании. Ибо кто человек, того, без сомнения, знают многие знающие его, то есть: отец и мать, братья и сродники, сожители и соседи, сограждане и домочадцы. А здесь Писание, раскрывая чудесность всего Его дела, хотя назвало Его человеком по причине пришествия во плоти, но словами: кто познает Его? дало знать о непостижимости Его Божества. Ибо никтоже уведал Сына, токмо Отец: ни Отца кто уведал, токмо Сын, и ему же аще откроет (Мф.11:27); посему никто не узнает Его, если Он не откроет. Открывает же Он Святым Духом рабам Своим Божество и славу Свою и Своего Отца, будущую Свою вечную жизнь, Свои тайны и учение, и Свое истинное ради нас пришествие во плоти, а именно – то, что Он – Бог свыше и человек от Марии.

Гл. 5.

Потом сей же самый Феодот говорит еще: «и Исаия сказал о Нем, что Он человек, в таких словах: человек, ведый терпети болезнь: и видехом его в язве, и во озлоблении, и бесчестен бысть, и не вменися (Ис.53:2–4)». Но не ведает скотоподобный, как опять обличает себя. Ибо в том же самом месте Исаия сказал так: яко овча на заколение ведеся, и яко агнец пред стригущим его безгласен, тако не отверзает уст Своих. Во смирении Его суд Его взятся. Потом говорит: род же Его кто исповесть? Яко вземлется от людей живот Его (–7,8). И не сказал: вземлется живот Его, но: от людей. Ибо Слово всегда живо, и имеет жизнь Само в Себе, и даст жизнь возлюбившим Его. От людей жизнь Его взята; но Само по Себе Оно есть жизнь. Ибо Слово есть жизнь, и подает жизнь всем, уповающим на Него по истине. Еще Исаия сказал: род Его кто исповесть? Если бы Он был простой человек, родившийся от Марии; то род Его был бы ведом. поелику же Он имеет бытие прежде Давида, прежде Авраама; ибо говорит: Авраам отец ваш желал видеть день Мой: и виде, и возрадовася, а потом, когда иудеи удивлялись и говорили: пятидесят лет не у имам, и Авраама ли еси видел? – то, в обличение Феодота и неверных и богоотступных иудеев, сказал: аминь аминь глаголю вам, что прежде Авраама, Аз есмь (Ин.8:56–58), и действительно имел бытие прежде Авраама, прежде Ноя, прежде Адама, прежде мира, прежде неба, прежде времени мира, прежде всего и прежде тварей, как не во времени имеющий бытие: то посему Дух Святой и возвещает у Исаии о Его неизреченности словами: род Его кто исповесть? яко вземлется от земли живот Его.

Но, говорит Феодот, «апостолы сказали: мужа извествованна в вас знамении и чудесы (Деян.2:22), и не сказали: Бога извествованна». И опять, Феодот, ты обличаешься тем, что сии же самые апостолы в тех же самых Деяниях сказали еще, как говорит блаженный Стефан: се вижу небо отверстое, и Сына человеча одесную Бога (Деян.7:56).

Гл. 6.

Но и еще изыскивает себе оправдания Феодот, и говорит: «апостол сказал

о Нем: ходатай Бога и человеков, человек Христос Иисус (1Тим.2:5)». И не ведает, как опять восстает против себя самого. Ибо сказавший: ходатай Бога и человеков Христос Иисус, сам пояснил сие, говоря: прежде нареченнем Сыне Божии в силе, по Духу святыни, из воскресения от мертвых, Господе нашем Иисусе Христе (Рим. 1: 4), и также: раждаемый от жены, бываемый под законом (Гал.4:4), а приводя в несомненность сии выражения, сказал: аще суть глаголемии бози мнози, и господие мнози: нам же един Бог, из Негоже вся, и един Господь Иисус Христос, Имже вся(1Кор.8:5,6). А если Имже вся, и мы у Него: то Единородный не простой человек от Марии, и отселе, и не от семени мужского; потому что как от Него могло бы иметь бытие все, что прежде Его получило бытие по твоему учению, если бы Он был простой человек? Или как могло бы от Него иметь бытие все; что прежде Его сделалось известным и сбылось? Так со всех сторон падает вздорное Феодотово учение.

Но сказав в сем самом собеседовании, как о том, что можно знать о Феодоте, так вместе и о том, чем можно его опровергнуть по каждому изречению, по обычному порядку минуем эту ересь, как некую часть еще трепещущего пресмыкающегося, которую мы побили истинною надеждою и верою, и, истребив сию ересь, рассмотрим следующие за нею по порядку, и поспешим осмотреть самые зверовидные ереси.

О мелхиседекианах, тридцать пятой, а по общему порядку пятьдесят пятой, ереси

Гл. 1.

Еще другие, может быть, отторгшиеся от так называемых феодотиан, называют себя мелхиседекианами. Они прославляют Мелхиседека, о котором говорится в Писаниях, признавая его некоей великою силою, также по заблуждению своему утверждают, что он находится горé в не именуемых местах, как будто он не только некая сила, но и выше Христа. А о Христе думают, что Он просто пришел и удостоен Мелхиседекова чина, и это – на основании изречения, в котором сказано: Ты иерей во век по чину Мелхиседекову (Пс.109:4); посему, говорят, Христос ниже Мелхиседека. Ибо если бы Он состоял не во втором некоем порядке; то не нуждался бы в Мелхиседековом чине. А о самом Мелхиседеке говорят, что он без отца, без матере, без причта рода (Евр.7:3), и хотят подтвердить это посланием святого Павла к евреям. А еще, обманывая самих себя, лживо вымышляют для себя книги.

Но из тех же самых слов получает начало и опровержение сих еретиков. Ибо когда Давид пророчественно говорит о Господе, что Он поставляется священником по чину Мелхиседекову; то этим самым божественное Писание раскрывает то, что Христос будет священником. Ибо находим, что апостол тотчас же говорит: уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евр.7:3). А если уподоблен Сыну Божию: то не равен Сыну Божию. Ибо как раб может быть равен Владыке? Мелхиседек был человек; а без отца, без матере, не потому, что не имеет отца или матери, но потому, что в божественном Писании они не поименованы со всею очевидностью. Да и многих ввело в обольщение то, что есть в божественном Писании самого глубокого, преславного, и превышающего естественное человеческое разумение. Так жители Петры Аравийской, называемой Роком и Едом, удивляясь божественным знамениям Моисея, некогда изобразили его образ, и в заблуждении стали покланяться ему. Но не этот праведник был для них виновником сего, а напротив того заблуждение их в рассуждении праведника, при невежестве, привело их к ложному представлению о деле. В Севастии же, называвшейся некогда Самарией, обоготворив дочь Иеффая, ежегодно совершают празднество в честь ее. Так и эти еретики, слыша преславные и мудрые изречения Писания, впали в неразумие, и чрезмерно превознесшись разумом, оставили путь истины, и всем могут быть обличены в том, что составили себе басни.

Гл. 2.

Ибо у некоторых и указаны отец и мать Мелхиседека; но этого нет по признанным и принятым писаниям. Λ иные говорили, что отца его звали неким Ираклом, а мать – Астарф, а также – Асторианою. Происходил он от одного из туземцев, обитавших в то время на равнине Савине (Быт.14:17). Город же назывался Салимом; об этом городе один пишет так, а другой иначе. Одни говорят, что это ныне называемый Иерусалим, некогда называвшийся Иевус. А другие говорили, что есть какой-то другой Салим на поле Сиккимском, напротив, ныне так называемого, Неаполя. Итак из этого ли он был города, или из того (места сии не в дальнем расстоянии одно от другого), все равно; изложение показывает, в чем состояло дело. Ибо сказано: изнесе Аврааму хлебы и вино: и бяша священник Вышняго в то время; Он благослови Авраама, и получил от него десятину (Быт.14:18–20). Ибо раб Божий должен был воздать честь священнику Вышнего, и, поелику от самого Авраама имело произойти священство обрезанное, то наперед Авраам должен был сделать приношение священнику, священнодействующему в необрезании, чтобы уничижено было всяко возношение взимающееся на разума Божий (2Кор.10:5), и обрезание, похваляясь священством, не могло говорить против священства во святой Божией церкви, которое не наблюдает плотского обрезания или необрезания, но имеет высшее и совершеннейшее обрезание – баню пакибытия. Ибо если Авраам принес десятину Мелхиседеку, а потомки Авраама приносят ее Левию и Аарону, и после того времени, как опять стало быть обрезанное священство Аарона и сынов его по преемству, спустя двенадцать родов от рождения Левия, и семь226 от начала Ааронова преемства, Писание устами Давида сказует, что восстанет священство Мелхиседеково: то естественно Писание сим показало, что чин священнический не останется за древним обрезанным священством. Ибо оно прилагается в священство, предшествовавшее священству Левиину и Ааронову, священство по чину Мелхиседекову. Сие то227 священство, со времени Господня пришествия во плоти и доселе, отправляется ныне в церкви, при чем уже не семя избирается по преемству, но требуется образец добродетели.

Гл. 3.

Ибо первое священство совершается в необрезании Авелем, а также и следующее за ним – Ноем, и третье – Мелхиседеком, который был священником Божиим не в обрезании, но в совершенной правде и добродетели, по плоти же в необрезании. И что Мелхиседек был человек, это открывает сам святой апостол Божий в послании; говорит же он так: не причитаемый же родом к ним, одесятствова патриарха (Евр.76:6). Посему явно, что не к ним, а к другим причитается родом. А сколько других, которых родословия не весьма явны? Даниил, Седрах, Мисах, Авденаго, Илия Фесвитянин. Ибо во всех священных книгах нигде не указаны их отцы или матери. По чтобы и по сему поводу не произошло какого–либо заблуждения, не отяготимся сказать, что узнали мы из преданий. Ибо мы нашли, что отец Даниила –некто, так называемый, Саваа. А также мы нашли происхождение и род Илии, который я изложу в такой связи: Илия Фесвитянин был брат священника Иодая, очевидно, и сам был из священников, а сын был Ахимаама; а Ахимаам сын Садока; Садок сын Ахитова, сына Амориина; Амория сын Мории:228 Мория сын Зары,229 сына Аазиина; Аазия сын Финееса; Финеес сын Елеазара; Елеазар сын Аарона священника; а известно, что Аарон сын Амрама; Амрам сын Каафа; Кааф сын Левия:Левий третий сын Иакова; а Иаков брат Исава, сын же Исаака; Исаак сын Авраама. В священных же книгах родословия их указаны не совсем ясно; а по отношению к Илии указаны только части родословия в книге Паралипоменон.230 Естественных же отцов трех отроков: Седраха, Мисаха и Авденаго мы не нашли ни в преданиях, ни в подложных книгах. Посему что нам сказать? Неужели и они, то есть, Седрах, Мисах и Авденаго, поведут нас к тому ложному представлению, что мы будем умозаключать, чего не следует, и чрезмерно дивиться каждому из них, заключая, что они не имеют ни отцов, ни матерей? Но да не будет сего. Ибо нам указаны пределы, и основания, и здание веры, и предания апостолов, и святые Писания, и преемства учителей; и истина Божия отовсюду ограждена. И никого не должны вводить в обман новые басни.

Гл. 4.

Но возвращусь снова к предположенному, то есть, к тому, что ложно представляют себе эти еретики о Мелхиседеке. А именно, хотя очевидно, что праведник сей был свят, был священником Божиим и царем Салимским: но не такого Салима был царем, который на небе, и не с неба сошел. Ибо никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын человеческий (Ин.3:13), говорит святой и неложный Бог Слово. А когда божественное Писание подтверждает и Дух ясно учит о чине Мелхиседековом то сим ясно указано на перемену священства после ветхой синагоги и древнего учреждения в учреждение превосходнейшее и высшее, не соединенное с участием в плотском преемстве. Ибо у сего святого Мелхиседека уже не было после него преемства, а также и прекращения священства; он пребывал священником во все время своей жизни, и еще в Писании зовется священником, потому что никто не был его преемником, никто не нарушил его священства во время его служения. Так и Господь наш, не человек, но Бог, святое Слово Божие, Сын Божий рожденный безначально и вне времени, вечно сущий со Отцом, а ради нас сделавшийся человеком от Марии, а не от семени мужского, священствует перед Отцом, прияв человеческое смешение, чтобы стать за нас священником по чину Мельхиседекову, то есть, по такому чину, который не имеет преемства. Ибо пребывает непрестанно приносящим за нас дары, сперва принесши Самого Себя на кресте, чтобы разрушить всякую жертву ветхого завета, и в то же время священнодействуя совершеннейшую и живую жертву за весь мир,– Сам жертва, Сам заколение, Сам священник, Сам жертвенник, Сам Бог, Сам человек, Сам царь, Сам первосвященник, Сам овча, Сам агнец, сделался всем во всем за нас, чтобы всячески стать жизнью для нас, и твердыню Своего священства сделать на веки неподвижною, уже не раздавая оное по телесному происхождению и преемству, но давая сохраняться оному во Святом Духе по оправданию.

Гл. 5.

Но и другие еще, говорящие о сем Мелхиседеке, имеют ложное представление о нем: ибо судят по плоти, а не разумеют духовно того, что сказано святым апостолом в сем самом послании к евреям. Так, египетский ересеначальник Иеракс думает, что сей Мелхиседек есть Дух Святой, потому что, как сказано, уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евр.7:3); и это – как бы на основании изречения, сказанного святым апостолом: Дух же ходатайствует о нас, воздыхании неизглаголанными. Знающий же мудрование Духа, весть, яко о избранных ходатайствует перед Богом (Рим.8:26,27). Но и этот ересеначальник совсем уклонился от надлежащего. Ибо Дух никогда не облекался плотью; а если не облекался плотью, то не мог быть царем салимским и священником какого либо места. Но в свое время, когда буду составлять опровержение сего Иеракса и его ереси, пространно изложу это; теперь же буду держаться порядка. А сколько и другие имеют ложных представлений о сем Мелхиседеке!

Гл. 6.

Самаряне почитают его сыном Ноя, Симом. Но и они окажутся заслуживающими осмеяния. Ибо божественное Писание, все благоустроенно утверждая, всячески оградило истину, не напрасно расположив времена в порядке, и перечислив лета жизни каждого из отцов и преемства. Ибо, когда Аврааму было около восьмидесяти восьми, или и девяноста лет (больше или меньше):231 тогда встретил его Мелхиседек и вынес ему хлебы и вино, загадочно прообразуя таинства, а именно: образы Господа нашего, Который говорит: Аз семь хлеб животный (Ин.6:51), и образы крови Его, истекшей из ребра Его во очищение оскверненных и в окропление и спасение душ наших. А отец Авраамов Фарра роди Авраама на семидесятом году (Быт.11:26); всего стало около ста шестидесяти лет (больше или меньше). Нахор роди Фарру, семидесяти девяти лет (–24): стало двести тридцать девять лет. Серух роди Нахора, ста тридцати лет (–22); стало триста шестьдесят девять лет. Рагав роди Серуха, ста тридцати двух лет (–20); стало пятьсот один год. Фалек роди Рагава, ста тридцати лет (–18); стало шестьсот тридцать один год. Евер роди Фалека на сто тридцать четвертом году своей жизни (–16); стало семьсот шестьдесят пять лет. Сала роди Евера на сто тридцатом году своего возраста (–14); стало восемьсот девяносто пять лет. Кина232 родил Салу на сто девятом233 году своей жизни; стало тысяча четыре года. Арфаксад ста тридцати пяти234 лет родил Кину (–12); стало тысяча сто тридцать девять лет А выше упомянутый Сим, о котором самаряне ложно представляют, будто он Мелхиседек, родил Арфаксада на сто втором235 году своей жизни. Всего стало тысяча двести сорок один год, до того времени, когда Авраам встретился с Мелхиседеком, возвратясь от сеча (Быт.14:17) царей: Амфара,236 Ариоха, Ходоллогомора, Фагара,237 Варсы и Симовора. Но Сим не жил столько лет, согласно их вздорному представлению, но ста двух238 лет роди Арфаксада, во второе лето по потопе: и поживе после сего лет пятьсот, как говорит божественное Писание, и роди сыны и дщери: и умре (Быт.11:10,11). Посему, если он жил шестьсот два года, и скончался: то как он мог достигнуть тысяча двести сорок одного года, чтобы можно было этим еретикам Сима, сына Ноя, который жил за десять родов до Авраама, спустя десять родов и тысячу двести сорок один год называть Мелхиседеком? О как велико заблуждение этих людей! По счету же других списков, со времени Сима до выше указанного времени встречи Авраама с Мелхиседеком, которая была на восемьдесят восьмом или девяностом году жизни Авраама, выходит около шестисот двадцати восьми лет (больше или меньше), так что, во всяком случае, Сим не мог дожить до выше указанного времени Авраама, чтобы можно было его почитать Мелхиседеком. И совсем пало пошлое мнение самарян.

Гл. 7.

Еще иудеи говорят, что хотя Мелхиседек праведен и добр и священник Вышнего (Быт. 14, 18), как сказано в божественном Писании,– но он сын блудницы, и потому говорят, не написано о его матери, и отец его неизвестен. Но не состоятельно и безумное мнение этих. И Раав была блудница, и упомянута в Писании (Нав.2:1); записаны и Замврий, блудодействовавший, а с ним и Хазви (Чис.25:14, 15), хотя она и чужая, и не от Израилева рода ведет происхождение. И всякий не дверми входяй, как сказало святое Евангелия, разбойник, а не подлинно пастырь (Ин. 10:1).

Собственно же в церкви некоторые различно полагают о сем Мелхиседеке. Ибо одни думают, что это собственно Сын Божий явился тогда Аврааму в виде человека. Но и они удаляются от истины: ибо никто никогда не может делаться подобным самому себе, как говорит божественное Писание о Мелхиседеке: уподоблен Сыну Божию, пребывает священник выну (Евр.7:3). А подлинно не причитаемый родом к ним, Авраама одесятствова (–6); потому что не к ним, то есть, израильтянам, причитается родом, а ведет род свой от других людей. Сделанное нами перечисление всего этого мы привели на память по поводу сей ереси, и рассказали о сем в виде уклонения в сторону.

Гл. 8 Выше упомянутая ересь возносит и приношения во имя сего Мелхиседека, учит, будто он вводитель к Богу, и говорит, что через него должно делать приношения Богу, потому что он князь правды, на сие самое поставленный от Бога на небе, как духовный и назначенный быть священником. И мы, говорят, должны239 делать приношения ему, чтобы им сделано было приношение за нас, и мы через него обрели жизнь. И Христос, говорят, избран на то, чтобы призвать нас со многих путей240 к сему единственному ведению, и сделан помазанником и избранником Божиим, потому что отвратил нас от идолов, и указал нам сей путь. А посланный Им апостол открыл нам, что Мелхиседек велик и пребывает священником во век. И: видите, елик сей (–4), и: меншее от высшего благословляется (–7); потому, говорят, благословил и патриарха Авраама, как высший. В его-то таинства посвящаемся мы, чтобы и нам самим получить от него благословение.

Гл. 9.

И о как пуст всякий еретический образ мыслей! Ибо вот и эти еретики отметаются своего Владыки, искупльшаго их (2Петр.2:1) Своею кровью. Он не от Марии получил начало бытия, как они думают, но есть, присносущий у Отца, Бог-Слово, рожденный от Отца безначально и вне времени, как учит все Писание. И рече Отец: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт.1:26). Рече не Мелхиседеку: ибо хотя он и священник Бога вышняго (Быт.14:18), но имел свой собственный род, и не имел после себя преемников, а не свыше, с неба снизшел. Ибо Писание не сказало, что он снес свыше Аврааму хлеб и вино, но: изнесе ему и бывшим с ним, когда принимал патриарха, возвращавшегося после победы царей, и благослови (Быт.14:18,19), его за его правду, верность, и за богобоязненность сего мужа, потому что патриарх, быв искушен всячески, ни в чем не отступил от правды. Но и в этом деле Авраам имел Бога содейственником против действительно нашедших на землю Содомскую и захвативших и племянника его святого Лота, которого и возвратил он со всем награбленным у него и со всею захваченною добычей. И чем не можем доказать, что Сын всегда был с Отцом? Ибо в начали бе Слово, и Слово бе у Бога, и Бог бе Слово (Ин.1:1). А не сказано, в начале бе Мелхиседек, или: Бог бе Мелхиседек. И еще: итак пришел Господь к Аврааму; и одожди Господь от Господа огнь и жупел на Содом и Гоморр (Быт.19:24). И сам апостол говорит: един Бог, из Негоже вся: и един Господь Иисус Христос, Имже вся (1Кор. 8, 6). И пусть никто не говорит: где же Дух Святой, потому что сказано об одном и еще одном? Не должно было Духу самого Себя выставлять на вид: ибо божественное Писание всегда соблюдает то, чтобы быть образцом для нас. От Духа Святого апостол вещал и говорил: един Бог, из Негоже вся: и един Господь Иисус Христос, Имже вся. Говоря это, он был во Святом Духе. Потому нет недостатка в Троице. Сам же Господь ясно говорит: идите, крестите вся языки во имя Отца и Сына и Святаго Духа. (Мф.28: 19). А еще апостол говорит: един же есть Дух, разделяя коемуждо на пользу, якоже хощет (1Кор.12:11). Итак вот Отец, вот Сын, вот Дух Святой: и нигде не сказано о Мелхиседеке, что он подается в дарованиях, или что принадлежит к превыспреннему миру. И напрасно еретиками гласно распространяются лживые и вымышленные претыкания, которые не от истины к ним приходят, но даже нашептываются им драконом, потому что он возымел силу каждую ересь ввести в обман и заблуждение.

А также241 дошло до нас, что некоторые, заблудившись еще более всех, о которых выше сказано, и воздымаясь еще более тщеславною мыслью, осмелились обратиться к безвыходным размышлениям, дойти до хульной мысли, и сказать, будто сей самый Мелхиседек – Отец Господа нашего Иисуса Христа. О как неосторожна мысль человеческая, и как вдается в обман и неустойчиво в истине сердце человеческое! На основании слов апостола о Мелхиседеке, что он без отца, без матере, без причта рода (Евр.7:3), эти еретики, заблудившись мыслью по причине чрезвычайности выражения, и помыслив, что слова эти соответствуют Отцу всяческих, сами от себя вообразили себе хульное заблуждение. На том основании, что Отец всяческих, Бог вседержитель не имеет ни отца, ни матери, ни начала днем, ни животу конца (Евр. 7:3) (ибо это всеми признано), уподобили Ему Мелхиседека, потому что о Мелхиседеке сказано это апостолом, и впали в безумную хулу, не думая о том, что иного сказано о Мелхиседеке. Ибо о нем сказано, что он был священник Вышняго (Евр.3: 1). Посему, если он вышний и отец, то, как священник другого Вышнего, уже не может быть сам Отцом всяческих, в сане священника другого Вышнего. О грубость человеческая, не понимающая истины, но обращающаяся к заблуждениям! Святой апостол, сводя к концу разрешение всего вопроса, сказал: не причитаемый же родом к ним, а, очевидно, причитаемый к другим, одесятствова Авраама (Евр.7:6), а также: иже242 во днех плоти своея творил моления и молитвы к Могущему спасти его (Евр.5:7), но известно, что Отец не облекался плотью.

Но, достаточно изложив об этих еретиках, оставим эту ересь, побив ее, как небольшую землеройку камнем, твердынею крепкой веры, и избежим ядовитой ее заразы. Ибо о землеройке рассказывают, что, когда она кусает, то на тот час не делает вреда тому, кого укусит, но спустя несколько времени губит тело, так что все члены подвергшегося ее угрызению покрываются струпами проказы. Так и эта ересь на первый раз услышавшим о ней кажется ничтожной по своим мнениям: но продолжительная остановка на еретическом учении, оставляя по себе следы, порождает вопросы и как бы пагубу в тех, у кого нет в пособие такого противоядия, каково это, составленное нами, опровержение сей ереси и возражение против нее. Но это животное не спешит показываться: оно ходит ночью, и таким образом причиняет вред, особенно же в стране Египетской. Почему от тех, кому известны сведения об этом животном, можно знать, что не без дела и не вопреки истине мы припомнили об этом животном, приняв оное за подобие вреда от сей ереси: ибо таково мучение, причиняемое сим животным. Но перейду по порядку к другим ересям, чтобы, сподобившись силой Божией исполнить обещание, воздать благодарность Богу.

О вардисианистах, тридцать шестой, а по общему порядку пятьдесят шестой, ереси

Гл. 1.

За сими по порядку следует некто, так называемый, Вардисиан. Этот Вардисиан, от которого произошла ересь вардисианистов, родом был из Месопотамии, из жителей города Едессы. Сперва он был доблестным мужем, и написал немало книг, пока был здравомыслен. Он принадлежал к святой Божией церкви, и знал два языка, а именно: эллинское наречие и сирский язык. Сперва он был своим человеком у властителя едесского Авгаря, мужа праведнейшего и красноречивейшего, с ним вместе действовал и соучаствовал в его образовании, а после его кончины продолжал жизнь до времен кесаря Антонина, не того, который называется благочестивым, но Вера. Много состязался с астрономом Авидою против его учения о судьбе. Встречаются и другие его сочинения согласные с благочестивою верою. Он также восстал против убеждений друга Антонинова Аполлония отказаться от именования себя христианином. Он едва не стал исповедником и, мужественно защищая благочестие свое, отвечал разумными словами, а именно сказал, что не боится смерти, которой быть необходимо, хотя бы он и не стал прекословить царю. И так много этот муж по всему был украшен, пока ошибкой не впал в свою ересь, уподобившись прекрасному кораблю, на который наложена несообразная тяжесть, и который разбился при входе в пристань, и погубил весь свой груз, да и другим, бывшим на нем, причинил смерть.

Гл. 2.

Ибо он растлился в сообществе с валентинианами, и из их негодного учения почерпнул их отраву и плевелы, и сам стал учить о многих началах и горних порождениях и, отвергнув воскресение мертвых, установил сию самую ересь. Он пользуется законом и пророками, ветхим и новым заветом, а также некоторыми подложными книгами. Но и этот еретик, вместе со всеми предшествовавшими ему и последующими за ним, будет опровергнут, как отчуждивший сам себя от истины и из светлого огненного светильника обратившийся как бы в копоть.

О воскресении мертвых сказано уже нами во многих ересях, но не поставим в тягость и теперь сказать несколько слов в опровержение сего еретика. Ибо если ты, Вардисиан, принимаешь ветхий завет, а также и новый: то чем не обличаешь себя в том, что повреждаешь путь истины, и сам себя устраняешь от истинной жизни Господний? Ибо Сам Господь первый, да будет нам залог воскресения и перворожден из мертвых (Кол.1:18), и умер за нас и воскрес, а не мнимо только пострадал, ибо был погребен, и тело Его было носимо. Что это было не мнимо, и не призрачно, свидетельствует о том Иосиф, иже от Аримафеа (Мк.15:4–3), свидетельствуют и жены носящие миро на гроб (Лк.23:56; 24:1), и алое весом литр сто (Ин.19:39). И Ангелы, явившиеся женам, свидетельствуют: воскрес, несть зде: что ищете живаго с мертвыми (Лк.24:5,6)? И не сказали: не умирал, но: воскрес Он, пострадавший плотью, но всегда живой духом, и по Божеству Своему непричастный страданию, свыше вечно рождаемый от Отца, а в последние дни благоволивший сделаться человеком от девы Марии, как свидетельствует святой Павел, который говорит: раждаемый от жены, бываемый под законом (Гал.4:4). Ужели ты не слыхал еще изречения, в котором сказано, что подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор.15:53)? Или не убеждает тебя пророк Исаия, который говорит: и воскреснут мертвии, и востанут, иже во гробех (Ис.26: 19)? А также и Сам Спаситель, Который говорит:  и восстанут сии в живот вечный, а те в муку вечную (Мф.25:46)? Или не помнишь ты о посмертной беседе Авеля к Богу, о которой сказано, что не душа, но кровь обращается с мольбою и вопиет к Богу (Быт.4:10)? А кровь не душа, но в крови душа. Ибо кровь есть тело видимое; а душа, как невидимая, имеет пребывание в крови. И всем изобличается твое, Вардисиан, зловерие, опровергаемое самою истиною.

Гл. 3.

Поелику же о многих началах я много раз много говорил против говорящих это: то здесь не буду много говорить о сем, но припомню слова святого апостола:нам един Бог Отец, из Негоже вся, и мы у Него: и един Господь Иисус Христос, Имже вся, и мы Тем (1Кор.8:6). Посему, как может быть многобожие и много начал, если един, Господь Иисус Христос, Имже вся, и мы Тем? Из сего следует, что Творец один, а не многие боги, и не многие эоны. Ибо сказано:аще многи суть бози глаголемии (1Кор.8:5). Словом: глаголемии, апостол показал, что по существу своему это – не боги. Показав же сие о так называемых богах эллинских, которых боготворили эллины: солнце, луне, звездах, и сим подобных, заградил путь мнениям всех заблуждающихся.

Поелику же здравая вера сохраняется во всем целою, и составляет твердыню и спасение верных: то всякое еретическое измышление странных речений удобно опровергается. Так опровергнут и этот, сам себя сделавший жалким и отчуждавшийся от жизни. Ибо пророк говорит святой Божией церкви: положу анфракс камень твой, и на основание, твое, сапфир, и стены твои камения избранная, и забрала твои иаспис (Ис.54:11,12). Потом после говорит: всяк глас, иже на тя востанет: одолееши им всем на тя же не благопоспешится (–17), ибо не одолеет истинной веры, потому что церковь создана на камени, и врата адова не одолеют ей (Мф.16: 18), как обещал ей святой Бог–Слово, ее Царь и Жених, ее Господь и Владыка, Которому, и Отцу в Сыне, со Святым Духом, слава честь и держава во веки веков, аминь.

Поправ и сию еще ересь, которую побили мы древом жизни, как отсеченную, но еще трепещущую, змеиную голову, сами воздадим, возлюбленные, благодарность Богу, и снова простремся к рассмотрению иных ересей.

О ноетианах, тридцать седьмой, а по общему порядку пятьдесят седьмой ереси

Гл. 1.

После Вардисиана, не за много лет перед этим, но лет за сто тридцать до нашего времени (больше или меньше) восстал еще другой еретик по имени Ноет, уроженец Азийский, из города Ефеса. Увлекаемый чуждым духом, он захотел сам от себя говорить и учить, чего не говорили пророки и апостолы, и чего изначала не содержала церковь, и не имела в мысли. Сам по себе превознесшись безумным превозношением, дерзнул он говорить: будто пострадал Отец. Α возносясь еще большим каким то надмением и сумасбродством, о себе говорил, что он – Моисей, а о брате своем, что он Аарон. Но между тем, после того, как это разгласилось о Ноете, блаженные пресвитеры церковные, вызвав его, допрашивали о всем этом, и о том, предлагал ли он эту самую хулу об Отце. Но он, быв приведен перед собрание пресвитеров, сперва отрицался, потому что до него никто не изрыгал этой страшной и погибельной горечи. Впоследствии же, когда, так сказать, нагрузил других бешенством, которое в нем было, и привлек к себе около десяти мужей, то, превознесшись еще большим надмением и дерзостью, сделался дерзок, и стал уже открыто учить своей ереси. Опять, те же самые пресвитеры, вызвали его и людей, растлившихся вместе с ним, и спрашивали опять о том же. Α он, вместе с введенными им в заблуждение, с бесстыдным челом стал уже открыто прекословить, говоря: «что худого делаю я тем, что одного Бога славлю, одного Бога знаю, и кроме его не знаю иного Бога, родившегося, пострадавшего, умершего»? По сему, так как он остался при этом, то его, вместе с обученными им своему догмату, извергли из церкви. Скончался же он вместе со своим братом не в давнее время, но не в славе, как Моисей, и не был погребен с честью, как брат Моисея Аарон. Ибо они были извержены, как отступники, и никто из богочестивых их не похоронил. После сего растленные по влиянию Ноета умом, утвердили это учение, увлеклись теми же речениями, какими и их худой учитель в начале. Ибо когда на вопрос собрания пресвитеров он сказал, что славит одного Бога: то услышал от них слова любви их к истине: мы и сами одного Бога славим, но, как знаем, правильно славим; и мы одного Христа имеем, но, как знаем, одного Христа Сына Божия, пострадавшего, как пострадал, умершего, как умер, воскресшего, вошедшего на небо, сущего одесную Отца, грядущего судить живых и мертвых. Вот что мы говорим, вот что знаем, наученные божественными писаниями.

Гл. 2.

С сего-то времени и Ноетиане, составляющие обрывок самого Ноета, и его последователи, принимают сей догмат, и пытаются подтвердить свое неистовое учение этими речениями, сказанными Богом Моисею: Аз есмь Бог отцев ваших (Исх.3:6). Аз первый, и Аз по сих (Исх.44:6). Да не будут тебе, бози инии (Исх.20: 3), и так далее. По сему еретики говорили: «поэтому мы и знаем Его одного. А если Христос пришел и родился: то один и тот же Отец, один и тот же Сын, а потому один и тот же Бог вечный и ныне пришедший, как говорит писание: сей Бог твой, не вменится ин к Нему. Изобрете всяк путь хитрости, и даде ю Иакову отроку Своему, и Израилю возлюбленному от Него. Посем на земли явися, и с человеки поживе (Вар.3:36–38). Видишь, говорят, как опять божественное писание вразумляет нас, не признавать Бога и еще Бога, утверждая, что один и тот же Бог пришел, и также один и тот же явился впоследствии.» Α также пользуются другим изречением, в котором сказано: утрудися Египет, и купли Ефиопския, и Саваимстии мужи высоцыи к тебе прейдут, и тебе раби будут, и пойдут в след тебе связани узами ручными, и в тебе поклонятся и в тебе помолятся, яко в тебе Бог есть, и несть Бога разве тебе. Ты бо еси Бог, и не ведехом. Бог Израилев Спас. (Исх.45:14,15). «Видишь ли» говорят «как божественные Писания дают знать о едином Боге, и возвещают о его явлении? И по общему признанию, Он один и тот же, всегда сущий. И посему-то мы говорим, что не много богов, но один Бог, один и тот же не причастен страданию, один и тот же Отец Сына, один и тот же Сын, и пострадал, чтобы спасти нас Своим страданием, и нам нельзя говорить, что есть иной Бог», очевидно, по тому, что от наставника своего научились сему исповеданию, и худому этому мнению, и погибельному безумию.

Потом представляют в свою пользу другие изречения, как и учитель их говорил: и Апостол свидетельствует в пользу сих слов, говоря: ихже отцы, от нихже Христос по плоти, сый над всеми Бог благословен во веки, аминь (Рим.9:5). И хотят объяснить это односторонне таким же способом, как  Феодот. Ибо тот, впадая в величайшую крайность, разглагольствовал, что Христос по естеству простой человек, а этот,243 впадая еще в другую крайность, думал, что единолично один и тот же Бог Отец, Сын и Святый Дух, пострадал, и родился во плоти. По сему ни те, то есть, последователи Феодота, не сказали чего либо по истине; ни также этот разумник244  с своими последователями, лучше же сказать, в самом деле неразумный, как изобличают тех и других и всех введенных в заблуждение божественные писания.

Гл. 3.

Ибо всякому, стяжавшему разум о Боге и просвещенному божественным писанием и Духом Святым, удобообличимо их учение, и является исполненным всякаго неразумия. Ибо это – дерзкое дело и ослепление ума – утверждать, будто один и тог же Отец, и Он же Сын, и Он же пострадал; потому что утверждающие это подлежат осуждению и по правильному и основательному245 рассуждению. Ибо как может, быть Отцем, кто сам же и Сын? Если – Сын, то без сомнения чей-либо, сын того, от кого родился: если же – Отец, то не возможно родить себя самого. Да и опять сыном называют не того, кто сам себя родил, но кто родился от отца. И, о как велико повреждение умов, у этих людей, и как неправильны умозаключения! Ибо подлинно основательно не то, что думают эти еретики, но что показывает нам истина в божественном писании. Ибо вот Господь сказует: се уразумеет (Исх. 52: 13) отрок  Мой возлюбленный, Его же изволих, Его же возлюбила душа Моя: положу дух Мой на Нем (Мф.12:18). Видишь, как глас Отца указывает на естественного Сына, на котором полагает Отец и Духа Своего? Потом Сам Единородный говорит: прослави Мя, Отче, славою, юже имех у тебе прежде, нежели получил бытие мир (Ин.17:5). А кто говорит: Отче, прослави Мя, тот не себя самого называет отцом, а напротив того признает отцом, Своего Отца. Опять в другом месте: пришел глас с неба: Сей есть Сын Мой: Того послушайте (Мф.17:5). И не сказал: Я есть Сын Мой: Меня послушайте, не сказал также: Я сделался Сыном; но сей Сын Мой; Того послушайте. Еще сказано: Аз и Отец едино ecмa (Ин.10:30). Не сказал Господь: Аз и Отец Мой един есмь; но: Аз и Отец  Мой едино ecмa. А слова: Аз и Отец (εγώ ϰαι ο πατηρ), так как посреди их есть член; ο, и союз: и (ϰαί), дают знать,  что Отец подлинно есть Отец и Сын подлинно есть Сын.

Гл. 4.

Также и о Святом Духе: аще иду. Он приидет, Дух истины (Ин.16:7.13). А это весьма ясно: Аз отхожу, и Он приходит. Не сказал Господь: Аз отхожу, и Аз прихожу; но словами: Аз и Он дал знать об ипостасности Сына и об ипостасности Святого Духа. И еще: Дух истины, от Отца исходящий (15:26), и: от Моего приимет (16:14). Этим Господь хочет показать, что ипостасен Отец, ипостасен и Сын, ипостасен и Дух Святой. А еще: на Иордане Отец глаголал свыше, Сын нисходил в Иордан, а Дух посреди явился в виде голубя и пришел на Сына; хотя Дух не носил плоти, и не облекался в тело, но что бы не подумали, будто он в слиянии с Сыном, Дух, Святой принимает, на себя вид голубя, что бы видно было, что Дух по естеству Своему ипостасен. Но и иным чем, не можем мы доказать о этих еретиках, что они сами себе породили повреждение ума? Ибо если истинны их мнение и их речь, вчерашняя и не имеющая ни связности, ни силы, ни разумного смысла или значения: то должны быть отвергнуты Писания, которые повсюду признают Отца Отцом, Сына Сыном. Духа Святого Святым Духом.

Но что ты говоришь? Как бы не ввели многобожия те, которые истинно воздают почтение Троице, то есть, сыны истины и апостольской и единой вселенской церкви? Это не так. Ибо кто не скажет, что единый Бог истинно есть Отец Вседержитель, от Которого Единородный Сын, истинный Бог Слово, Слово ипостасное, истинно рожденное от Отца безначально и вне времени? По сему церковь непоколебимо проповедует, что Отец и Сын – один Бог; потому что Аз во Отце и Отец во Мне (Ин.14:10), и Мы двое едино есма (Ин.10:30), то есть, одно Божество, одно хотение, одно господство. От сего же Отца исходит и Дух, ипостасный и истинно совершенный Дух истины, просвещающий все, от Сыновнего приемлющий Дух истины (Ин. 16:13,14), Дух Отца (Мф.10:20). Дух Христов (1Пет.1:11). Вот почему церковь признает одно Божество: истинный Отец, совершенный ипостасный Отец, и Сын, совершенный ипостасный Сын, и Святой Дух, совершенный ипостасный Святой Дух, – один Бог, одно Божество, одно владычество, одно господство. По сему божественные писания ясно проповедали по всюду о едином Боге, то есть о единосущной Троице, всегда одной и той же по Божеству, одной и той же по господству. И со всех сторон оказалось несостоятельным твое, разумник, неразумное учение. После того, как сказано это и в противоположность речам выше названного Ноета надлежит сначала рассмотреть и за тем опровергнуть главные его основания.

Гл. 5.

По сему так как первое приведенное им основание то, что един Бог из Него же вся, и мы у Него: и един Господь Иисус Христос, для Которого вся и мы Тем (1Кор.8:6): то разве не видишь, как Апостол словами: един Бог из Негоже вся, и мы у Него дает знать об одном начале, для того, чтобы не обратить мыслей ко множеству начал и ум человеческий, проданный заблуждению пустословного многобожия, не ввести снова в многобожие? Видишь, почему Апостол употребляет одно имя и одно именование, хотя не отрицает Божества Единородного? Ибо признает Его Господом, а вместе признает Его Богом, по чему удостоверительно говорит: един Господь Иисус, Христос Имже вся. И говоря это о Том, Кого именует Господь, не то дает разуметь, что один и тот же Отец и Сын, но показывает, что Отец – Отец, а Сын истинно Сын; потому что говорит об Отце: един Бог, не в отрицание того, что Сын есть Бог (ибо если не Бог, то и не Господь: поелику же Господь, то и Бог). Напротив того святой Апостол, понуждаемый Духом Святым употребить одно именование, выразил нам веру так, что ясно дал разуметь, что один Господь, а следовательно и Бог.

Но пусть никто не думает, будто у Апостола, поелику он говорит о едином и едином, недочет до числа троицы, потому что Апостол не поименовал Святого Духа. Наименовав Отца и Сына Богом и Господом, он именовал во Святом Духе (1Кор. 12:3). Ибо тем, что сказал об Отце: един Бог, из Него же вся, не отверг, что Он – Господь.246 A также тем, что сказал: и един Господь Иисус Христос, не отверг, что он – Бог. Но как, говоря об Отце, удовольствовался одним наименованием: един Бог, а ясно, что вместе с тем, как Он Бог, Он и Господь: так и говоря о Сыне, удовольствовался именованием: един Господь; в этом же: един Господь, заключается и: Бог. Итак, говоря об Отце и Сыне, Апостол был не без Духа Святого, но, как сказал я, вещал во Святом Духе. Ибо Святому Духу всегда обычно не выставлять Себя на вид, чтобы не подать и нам образца выставлять самих себя на вид. Итак един Бог Отец, из Него же вся: и Един Господь Иисус Христос, Имже вся, или для Которого вся: и един Святой Дух, не чуждый Богу, но ипостасный, потому что Он Дух Божий, Дух истины, Дух Отчий, Дух Христов.

Гл. 6.

A есть ли нужда говорить и о сем основании: утрудися Египет, и купли Ефиопские и Саваимстии мужи высоцыи к тебе прейдут, и: ты еси Бог, и не ведехом, и тебе раби будут, и пойдут в след тебе связани узами ручными, и в тебе поклонятся, и в тебе помолятся, яко к тебе Бог есть, и несть Бога разве тебе. Ты бо еси Бог, и не ведехом, Бог Израилев, Спас. (Исх.45:14,15)? «Не видишь ли», говорят, «что буквально один Бог ?» Вот на основании скольких изречений, как показали мы, не разумея сказанного, но ухищренно обсекая писания, толкуя вкось, и в превратном виде приводя слова, непоследовательно и невпопад вещает, и не связно учит Ноет, а так же мыслят происшедшие от него Ноетиане. Ибо как худому псу имя лев, и тех, кто совсем не видит, зовут много видящими, а желчь называют сладостью, и оцет иные именуют медом, а еринний евменидами,247 так и этот, по имени разумник, оказывается неразумным, и получившие от него имя вслед за ним неразумничают, и совсем не разумеют последовательности того, что он утверждает, и чего они держатся, так что на них исполняется изречение святого Апостола: ни яже глаголют, разумеюще, ни о нихже утверждают (1Тим.1:7).

Гл. 7.

Ибо посмотрите, мужи братья, как выше говорит божественное писание, лучше же сказать, сам Господь, как сказано в начале главы. Отсюда и должно показать всю истину и все содержание этой главы. Вопросите Мене о сынех Моих, и дщерех Моих, и о делах руку Моею заповедите Мне. Аз сотворих (говорит ) землю, и человеки на ней, Аз рукою Моею утвердих небо, Аз всем звездам заповедах. Аз возставих с правдою царя, и вси путие его правы, сей созиждет град Мой, и пленение возвратит, не по мзде, ни по даром: рече Господь Саваоф (Исх.45:11–13). Потом уже: утрудися Египет и купли Ефиопския, и так далее, яко в248 тебе Бог есть. В ком же, скажем мы, как не в Слове Отчем? Ибо Сын поистине есть Бог Слово, и в Нем познается Отец, как говорит Он: видевый Мене, виде Отца (Ин.14:9); и: Аз прославих имя Твое на земли (Ин.17:4). Потом еще: Аз возставих царя (Ис.45:13). Не видишь ли, что это собственно глас Отца, сам от себя восставляющий царем над всеми истинное Слово, как истинно рожденное безначально и довременно? Отец и паки поставил (ἤγειρε) Его царем, как говорит Святой Апостол, который сказует: аще ли же Дух Воскресившаго ( τοῦ ἐγέιραντος) Христа от мертвых живет в вас, Воздвигий (ὁ ἐγέιρας) Христа из мертвых, оживотворит и мертвенные телеса ваша, живущим Духом Его в вас (Рим.8:11). Так слова пророческие согласны с апостольскими, и апостольские с евангельскими, и евангельские с апостольскими, и апостольские с пророческими. Еще, Аз возставих царя: а здесь Воздвигающий Христа из мертвых. Словами же: в тебе, Бог есть, как таинственно и удивительно излагает все это божественное писание! Здесь было предвидимо и предвозвещаемо чаянию людей, за обращение к Богу, Божество во плоти, как в храме. Ибо Сын Божий – Бог Слово, как бы во святом граде и во святом храме, то есть, во святом вочеловечении и плотском пришествии, говорит, как Бог, обитающий во святом храме: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю (Ин.2:19); потому что Бог Слово, быв послан от Отца во плоти, все устраивает таинственно и показуя союз любви духовной, влечет за Собою, так как и при умалении Себя Самого Он есть великий Бог, есть Само Слово, как единый Сын Божий, рожденный от Девы по действию Духа Святого, соделавший Себя единым по плоти и по духу. Потому говорит: сшедый, Той есть и возшедый (Еф.4:10), Сын человеческий,сый на небеси (Ин.3:13).

Гл. 8.

Что же скажет Ноет в неразумии своем ? Не был ли249 на небе плотию? Очевидно, не был. Как же сшедый с неба, Той есть и возшедый? Но сие сказано в показание того, что пришедшее Слово не есть дольнее, но низошло свыше. поелику Он вочеловечился плотию не от семени мужского, а совершил свое домостроительство духом и плотию: то посему, в показание совершенного единства в соединении и вочеловечении Слова, сказует, что Пришедший свыше восходит горе в совершенстве Божества. Ибо теперь не бывший некогда плотию, но бывший духом, стал плотию от Духа и Девы; таково принесшееся ко Отцу, совершенное Слово, которое прежде сего на небе не было плотию. Чем же было Оно на небе, как не таким Словом, какое послано с неба, по силе имеющим единение с Отцом в единстве Божества? Сим показывается, что на земле и на небе был один и тот же Бог Слово, непреложный и неизменный. Ибо Он был Слово, всегда был Бог, был дух, был сила; но восприняв на себя обычное и вместительное людям имя, стал называться Сыном человеческим, хотя есть Сын Божий, да и у пророков прежде, нежели был Сыном человеческим, именуется им, хотя еще не был во плоти, по тому что это имело совершиться с Ним. Так и Даниил сказал: я видел яко Сына человеческого идущего на облацех (Дан.7: 13). Посему справедливо пророк, называющий Сына человеческого, видел Духом Святым Слово на небе под этим именем, созерцая это прежде, нежели сделалось, и называя Сыном человеческим прежде воплощения. Посему Единородный, после говоря о том, что было прежде, сказует: никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын человеческий (Ин.3:13), как имеющий называться сим именем не потому, что горе был плотию, но потому, что нисшел свыше.

Гл. 9.

Еще на что такое указываешь ты, Ноет ? Сказано: Сей Бог наш, и не вменится иной (Вар.3:36). И весьма хорошо сказано. Так и Апостол утверждает: ихже отцы, и от нихже сын по плоти, сын над всеми Бог (Рим.9:5). Дивное это учение! Он – сый над всеми Бог, потому что Сам учит нас: вся Мне предана суть Отцем Моим, (Мф.11:27); посему Он и над всеми Бог. Так свидетельствует и Иоанн, говоря: еже бе и сперва, еже слышахом, и очима видехом, и руки наша осязаша (1Ин.1: 1). И опять в Апокалипсисе Он говорит: сый от начала, и грядый, Вседержитель (Апок.1:8). Во всех отношениях сказал Он прекрасно: ибо прекрасно сказал: вся Мне предана суть, Отцем Моим, и научил в точности. По сему, хотя Он сый над всеми Бог, но имеет Своего собственного Отца, почему и говорит: отхожу ко Отцу (Ин.16:10). Если же бы Он был Сам Отец, то к какому Отцу отходит Он, скажи неразумный. Еще Он говорит: да будут, едино, как Я и Ты едино есмы (Ин.17:22).

Гл. 10.

Ибо писание всегда, предупреждая впадения людей в крайность, всеми способами собирает ум на средний путь истины. Против тех, которые думают, будто Сын чужд Отцу, разумею, как думает Арий с иными ересями, говорит: Аз и Отец едино есма (Ин.10:30). A против тех, которые потому, что сказано: Аз и Отец едино есма, думают, будто один и тот же Отец, и один и тот же Сын, говорит: сотвори, да они будут едино, якоже и Я и Ты едино есмы, чем постыжает Ноета и его школу, представляя на вид единение учеников. Ибо Петр, Иоанн и следующие за ними разве могли быть одно как бы по слиянию? Но поелику Отец и Сын едино по единству Божества и по единой воле и сил; то сие сказано для отражения всякого предположения, какое могло бы с той или с другой стороны восстать против истины. Святой же Апостол Филипп говорит: покажи нам Отца Твоего; а Он сказал: видевый Мене, виде Отца (Ин.14:8,9). И не сказал: Я есмь Отец; но указывая на Себя говорит: Мене, а: виде Отца говорит не о Самом Себе. Ибо иное: Отца; иное: Мене; и иное: Я, и другое: Мене. Ибо если бы Он Сам был Отец, то сказал бы: это – Я; поелику же Он Сам не Отец, но Сын, то истинно говорит: видевый Мене, виде Отца, чтобы отразить хулу Ариеву, которою Сын отчуждается от Отца.

По сему, когда все писание ясно указует нам путь истины, то будем трезвенны, и так как мы отразили, вместе с иными ересями, сего Ноета и его ересь, то есть, ересь Ноетиан, как дракона, называемого черепокожным, который, при преследовании человека, не может уклониться ни направо ни налево: то, уклонившись от него и его школы и негодного учения, по силе Божией устремим ум к следующим за сею по порядку ересям, для изложения и обличения странных учений, измышленных в сих ересях вопреки истине.

О Валисиях, тридцать восьмой, а по общему порядку пятьдесят восьмой ереси

Гл. 1.

O Валисиях мы часто слыхали; впрочем не знаем, где, кто был этот Валис, или откуда вышел, или чему учил, что внушал или проповедовал. Впрочем, имя это, как арабское, дает нам некоторое основание думать, что он и ересь его еще доселе продолжаются, – что предположительно, как сказал я, есть некоторые в Вакафе, в стране Филадельфийской, по ту сторону Иордана. Туземцы хотят называть их гностиками; но они не из гностиков, ибо мудрования их другие. A что дошло о них до нас, то таково.

Многие из них до некоторого времени собирались в церкви, доколе их безумие распространилось, и они извержены из церкви. Все они, за исключением немногих,250 оскоплены. И о началах, и о властях, и о другом они так251 думают. И когда примут человека в ученики, то во все то время, пока у него не отрезаны половые части, он не вкушает животной пищи; а когда склонят его на то, или с принуждением оскопят его, тогда он вкушает все, что угодно, как уже прекративший подвиг и более не находящийся в опасности от раздражения яствами дойти до похоти сластолюбия. И не только со своими поступают таким образом, но часто и проходящих странников, пользующихся их гостеприимством, располагают к этому состоянию, как много рассказывают об этом. Они тащат таковых внутрь и сзади связав ручными узами,252 с принуждением налагают руки и совершают отъятие членов. И вот что дошло до нас об этих еретиках. Знали мы об них, в каком месте они имеют пребывание; и так как имя это часто встречается в тех странах, а другого имени этой ереси мы не слыхали, то и подумали, что это – ересь Валисиев.

Гл. 2.

Но велико умственное повреждение таковых еретиков. Ибо, если хотят исполнить изречение Евангелия: если соблажняет тя один из членов твоих, то отсеки от себе: ибо полезнее ти внити в царство небесное или хрому, или слепому, или без руки (Мф.18:8): то разве в царстве можно быть кому либо увечному? Если царство небесное все имеет совершенное: то в нем нет ничего несовершенного. И как скоро есть воскресение тела: то все члены восстанут, и ни который из них не будет оставлен. И если вообще, не восстает один член: то и все тело не восстанет. И если оставляется не воскресшим один только член, тот самый, который соблазняет: то не останется вообще ни который из членов; ибо все они соблазняли нас. Но кто отторгнет от себя сердце, от которого все соблазны? Извнутрь бо (сказано) исходят любодеяния, прелюбодеяния, студодеяния, и сим подобное (Мк.7:21,22). Кто же исторгнет сердце свое? А если, согласно с безумным и нечестивым мнением некоторых, тело не восстает: то почему быть разнице в учении, утверждаемом о членах? Ибо если все члены вообще не входят в царство небесное: то какая нужда лишаться одного члена, когда и с другими не исполняется сего? Если же тело восстает, (а оно действительно восстает): то как возможно, чтобы даже в царстве небесном было повреждение в теле? Или разве не будет неприлично быть в царстве небесном телам подверженным повреждению, когда царство это назначено к славе тех, которые в нем? Да притом, если и отсечь член соблазняющий: то он уже отсечен, и не грешит; а если отсечен и не грешит: то ему, не грешившему, должно было бы прежде всех воскреснуть.

Гл. 3.

Те же, у кого довольно смелости на это подручное дело, сами себя делают отверженными от всех и всем чуждыми. Ибо они уже не мужи, по причине отъятия у них члена, а женами быть не могут, потому что это противно естеству. Да не досталось им и то проименование, которым венчается подвиг и награждается. Ибо они окажутся не принадлежащими ни к которому из тех трех разрядов скопцов, о которых говорит Господь. Суть бо, говорит, скопцы, иже из чрева матерня родишася (Мф.19:12). Они не виновны в своем скопчестве; на них нет греха от того, что так с ними сделалось, а также и не могут они делать греха, разумею грех любострастия: потому что у них от природы нет детородных орудий, созданных Богом. Но и не дается им в награду за скопчество царство небесное, потому что они не посвящены в подвиг. Хотя же и они причастны похотям; но, поелику не могут делать, чего не должно делать, и потому не делают, то не имеют награды. Ибо не по тому не сделано ими дело, что они не хотят, но по тому, что не могут. Таково состояние первого разряда скопцов, о которых говорит Господь, то есть тех, которые от матерей родились скопцами. Еретики эти не могут принадлежать к числу сих, потому что их скопчество – дело рук.

Гл. 4.

И суть скопцы, от человек оскопленные (Мф.19:12), говорит Спаситель. Но те, о которых выше сказано, не принадлежат и к числу этих. Те родятся такими; а эти от человек делаются скопцами для службы царской или княжеской. Ибо некоторые из царей, или даже властителей варварских, по ревности и подозрительности к своим супругам, берут по своему желанию почти еще юных отроков, и делают их скопцами, чтобы, когда они возмужают, вверять им, как сказал я, собственных своих супруг. Такова была причина скопчества в мире. Отсюда-то, как думаю, может быть и название евнухов, то есть, от того, что по отъятии членов, они могут быть благомысленными (ἐυνοεῖν) и, как лишенные орудий, не знают телесного смешения. Итак вот второй разряд: это – те, которые берутся с отрочества и делаются скопцами от человек, а не ради царства небесного.

Гл. 5.

И суть скопцы, иже исказиша сами себе, царствия ради небеснаго (Мф. 19:12). Кто же сии скопцы? Доблестные Апостолы и последующие за ними девственники и монашествующие. Это – Иоанн и Иаков, сыны Зеведеевы, пребывшие в девстве, но не отсекавшие членов своими руками, и не сочетавшиеся браком, но подвизавшиеся в собственном своем сердце, и дивно заслужившие славу сего подвига. A после них сколько тем иночествующих в мире и из монастырей и обителей девичьих приобрели славу этим подвигом, сколько не смесившихся телесно с женами, но подвизавшихся совершеннейшим подвигом! Такими находим Илию в ветхом завете, и Павла, который говорит: глаголю же безбрачным, что добро им, аще пребудут якоже и аз. Аще ли не удержатся, да посягают (1Кор.7:8,9). Как же пребывал он сам ? Если бы у него отсечены были члены, и уподобляющиеся ему, во исполнение слов: якоже и аз, пребывали так же, как он: то как бы кто-либо с отсеченными членами мог жениться, если бы уже не мог воздержаться? И ужели не видишь? Да посягают, а не разжигаются, говорит Апостол: о воздержании, а не об отъятии членов. Если же эти еретики утверждают, что они сами себя сделали скопцами ради царства небесного: то разве они могут устранить от самих себя изречение: суть некоторые, иже скопишася от человек (Мф.19:12)? Ибо если кто сам себя, собственными своими руками, делает скопцом: то он человек, и его руки делают непозволительное это дело; а если и не может сам с собою сделать это, но оскопляется другими: то это уже будет не царствия ради небесного, потому что он оскоплен от человек, то есть самим ли собою, или сделавшими это. A также не получит он венца и награды, потому что не милость заслуживает воздержанием от употребления членов, а напротив того не может употребить в дело служащие сему члены вследствие их отъятия. Одному и тому же суду будет подлежать повреждающий у самого себя член, как и посекающий чужой виноградник. Ибо не по воле Божией жительствует такой, но коварно восстает против Господа Бога Зиждителя. A похотью одержим будет такой еще более. Ибо, по изречению Премудрого, и скопец не освобождается от похоти, но не может удовлетворить ей, почему Премудрый и говорит: желание скопче растлить девицу (Сир.20:4). О как много повсюду разнообразных глупостей, измышленных в мире!

Вот что нам известно о сих еретиках. По сему сказав о них вкратце и, как сказал я, предположив, что они те самые, о которых выше сказано, оставим их, и посмеемся над ними, что они, подобно скорпиону о двух жалах, рогами и клешнями прежде всего сопротивляются от отцов наследованным уставам жизни, а другим жалом восстают против установления святой церкви Божией; поправ же их твердыми сапогами, то есть, изречениями евангельскими, и посмеявшись над этими еретиками, этим покончим с их неразумием, по обычаю переходя к следующим за тем ересям.

О Кафарах, нечистых, тридцать девятой, а по общему порядку пятьдесят девятой ереси

Гл. 1.

В след за сими появились так называемые Кафары253 от некоего Навата, как многие рассказывают о сем. Этот Нават был в Риме во время гонения, предшествовавшего гонению Максиминову. Может быть, как думаю, то было гонение Декиево или Аврелианово. По поводу падших во время гонения превознесшись гордостью он, вместе с последователями своими не захотел иметь общения с каявшимися после гонения, и обратился к сей ереси, а именно учил, что это – не спасение, но что покаяние едино,254 а после купели ни для кого падшего не может быть помилования.

И мы также утверждаем, что покаяние одно, и что банею пакибытия сего получается спасение (Тим.3:5); но не отрицаем человеколюбия Божия, ведая истинную проповедь и милость Владыки, и то, что должно заслуживать снисхождения со стороны природы – а именно: способность души к увлечениям, немощь плоти, великое волнение чувств у многих при падении, – почему никто не безгрешен не чист от скверны, хотя бы даже его жизни на земле был один день (Иов.14:4,5). И совершенное покаяние бывает в купели; но если кто пал, святая Божия церковь не губит его, а дает место обращению, и после покаяния раскаянию. Ибо Бог сказал Каину: не согрешил ли еси? умолкни (Быт.4:7), и расслабленному: се здрав еси: ктому не согрешай (Ин.5:14). И Господь призывает к Себе опять Петра после отречения, и соответственно трем отречениям вызывает его трижды к исповеданию: любиши ли Мя, Петр ? Любиши ли Мя, Петр? Любишь ли Меня, Петр ? и говорит: паси овцы Моя (Ин.21:15,16).

Гл. 2.

Кафаров же вводит в ошибку изречение Апостола: не возможно бо просвещенных единою, и добраго вкусивших Божия глагола, и силы грядущаго века, и отпадших, паки обновляти в покаяние, второе распинающих Сына Божия себе, и обличающих. Земля бо пившая множицею сходящий на ню дождь, и раждающая былия добрая оным, ими же и делаема бывает, приемлет благословение: а износящая терния и волчец, не потребна есть и клятвы близ, ея же кончина в пожжение (Евр.6:4–8). И подлинно невозможно обновлять обновленных однажды, и отпадших. Ибо не родится еще Христос, чтобы распяться за нас; ни снова распять Сына Божия, более не распинаемого, никто не может; ни принять вторую купель никто не может; по тому что крещение одно, и обновление одно. Впрочем, Святой Апостол, врачуя церковь и имея попечение о ее членах, тотчас предлагает врачевание им и говорит: надеемся о вас, возлюбленнии, лучших, и придержащихся спасения, аще и тако глаголет. Не обидлив бо Бог, забыти доброго дела вашего (Евр.6:9,10). Видишь ли, как Апостол, хотя решительно объявил, что не может быть второго обновления, однако не лишил спасения тех, которые еще каются, но показал, что они близки ко спасению, и что Господь Бог защитник тех, которые после падений приносят совершеннейшее покаяние, обращение и раскаяние, за их добрые дела?

По сему, как святое слово, так и святая Божия церковь всегда принимает покаяние не по распущенности, не для того, чтобы сделать совершающих поприще нерадивыми, но чтобы не идти наперекор Божией благодати и Божию человеколюбию, потому что знает, как обращаться со всяким делом. Ибо как утративший девство, не может приобрести оное телесно, по естественной невозможности, так и впадший после купели в какие либо великие грехи; и как лишившемуся девства остается вторая по нем честь – воздержание: так и тому, кто, быв крещен, подвергся большему падению, остается другое врачевание; не столько сильное, как первое, однако же и это, приобретенное второе, не отчуждено от жизни. Поэтому Слово Божие не отвергает награды трудящимся в покаянии.

Гл. 3.

А потом эти же самые еретики, от этого переходя еще далее, изобрели и нечто другое. Ибо они говорят, что у них вера та же самая, которую имеем и мы. А не хотят иметь общения с двоебрачными. Если кто после крещения сочетается со второю женою: то он уже не будет принят сими еретиками. Все это малосмысленно. Представим себе человека плавающего в воде, который не умея плавать предается водам, и тонет по своей неопытности, потому что хорошо не знаком с искусством спасать себя при помощи рук и ног, думает, что вода просто переносит человека, без помощи его собственных рук; или как представим человека, который слыша, что правитель наказывает негодяев даже и за малейшие проступки, подумает, что одинаковое наказание распространяется на всех, то есть, как за убийство, так и за клевету на ближнего, или за драку; или представим человека совершенно не сведущего, который видя, что начальник, получив власть, извлекает меч против злодеев, и против чародеев, и хульников, или оскорбителей величества, подумает, что все имеют власть наказывать за такую вину, а увидев казнимых людей, и сам, по подражанию тому, захочет умертвить некоторых, осуждая их, как будто преступников, но быв пойман, сам понесет наказание, потому что не получил от царя власти на подобные дела; думая будто от законного суда исходит одинаковый приговор всем, этой своею неправдой, вследствие своего невежества и своей несообразительности, он сам себя выдаст на погибель. Так и эти еретики, все смешав вместе, всего лишились, и не уразумев в точности Божия учения, погрешительно обратились на другую стезю, а не ведают того, что предание и порядок Божественного писания суть сии самые.

Гл. 4.

Ибо что предано относительно священства по причине преимущественной важности священнодействия, о том они подумали, будто относится равно ко всем. Слыша, что подобает епископу быти непорочну, единыя жены мужу (1Тим.3:2), воздержательну (1Тим.1:8), а точно также и диакону (1Тим.3:12), и пресвитеру, не подумали о том, что это определение, относится к сим санам. И действительно святая Божия проповедь после Христова пришествия, по превосходству чести священства, не допускает до священства тех, которые, по кончине жены первого брака, сочетались вторым браком. И это верно с точностью наблюдает святая Божия церковь. Она даже, в особенности там, где строго исполняются церковные правила, не допускает к священству и мужа, одной жены, еще живущего с женою и рождающего детей, а принимает как во диакона, так и во пресвитера, и во епископа и во иподиакона только того, кто стал воздерживаться от одной жены, или овдовел.

Но конечно, скажешь мне, что в некоторых местах пресвитеры, диаконы и иподиаконы еще рождают детей. Это – не по правилу, но вследствие появившегося со временем расслабления душевного в людях и недостатка в служителях церкви для множества верующих. Ибо церковь, благоустроенная Святым Духом, всегда имея в виду то, что наиболее прилично, признала за нужное заботиться о том, чтобы службы Богу совершались без развлечения, и духовные требы исполнялись с совестью совершенно благомысленною. Разумею то, что пресвитеру, диакону и епископу, по причине нечаянных служб и треб, прилично быть свободными для служения Богу. Ибо если и мирянам повелевает святой Апостол, говоря, чтобы на время освобождали себя от всего для молитвы (1Кор.7:5): то не гораздо ли более повелевает это же самое священнику? Но я говорю о неразвлекаемости для того, чтобы свободно отправлять священнодействия по воле Божией в духовных нуждах. A мирянам по немощи может быть дозволено, если не могут остановиться на первом браке, по смерти первой жены вступить в брак со второю. И хотя имевший одну жену у всех принадлежащих к церкви пользуется большей похвалою и честью; впрочем если кто не мог удовольствоваться одной женою, в случае ее кончины, или разлучения, происшедшего по какой-либо причине: вследствие ли блуда, или прелюбодеяния, или порочной вины, и сочетался со второй женой, или жена сочеталась со вторым мужем: то слово Божие не признает их виновными, и не отлучает от церкви и жизни, напротив того, по причине немощи людей терпит не то, чтобы человек, еще при жизни одной жены, имел в то же время другую, но то, что бы, по разлучении с одною, если случится, сочетался с другой по закону; такому человеку святое слово и святая Божия церковь оказывают милость, особенно если он в других отношениях благоговеен и живет согласно с законом Божиим. Ибо и Апостол не сказал бы вдовам: пусть вступают в брак, рождают детей, управляют домом (1Тим.5:14); не сказал бы также мужу, имеющему жену отчую, и преданному сатане во измождение плоти, да дух спасется в день Господа (1Кор.5:1.5), – не сказал бы: утвердите к нему любовь, да немногою скорбию пожерт будет таковый (2Кор.2:9,8). A он сказал еще: ему же что даруете, и аз: по сему аще что даровах, вас ради даровах, о лице Христове, да необидими будем от сатаны: не неразумеваем бо умышлений его (2Кор.2:10,11). Смотри, как Апостол дает место покаянию и после падения.

Гл. 5.

Еще Господь говорит: отпускайте друг другу согрешения, чтобы и Отец ваш небесный отпустил вам (Мф.6:14). A также и в другом месте Апостол так говорит: и восплачуся о многих, среди вас падших, и не покаявшихся (2Кор.12:21), чем показывает, что если пали и покаялись, то делаются достойными принятия, и не будут отвергнуты, потому что Господь знает, что с каждым делать.

Что таково отличительное свойство правила истины, то ясно всякому. После первого покаяния при посредстве бани пакибытия, в котором обновился весь человек, другого подобного сему нет никакого. Ибо не два крещения, но одно; и не дважды распялся Христос, но однажды, и не дважды умер за нас и воскрес. И по сему должно беречься, чтобы падением не утратить венца обновления. Но аще кто падет и впадет в некое прегрешение, как говорит Апостол, вы духовнии исправляйте таковаго духом кротости: блюдый себе, да не и ты искушен будеши (Гал.6:1). По сему если кто впадет в какое бы то ни было прегрешение, пусть кается. Ибо Бог принимает покаяние, если кто падет и после крещения. A как действует после сего, Он один знает: ибо неиспытани судове Его, и неизъяснимы путие Его (Рим.11:33). И прежде пришествия не должно судить, дондеже приидет Господь, Иже откроет тайная сердца: и тогда похвала (1Кор.4:5) когождо явлена будет: день, бо явит, зане огнем открывается (1Кор.3:13).

Гл. 6.

Посему мы и не обещаем падшим после крещения совсем свободы, и не отчаиваемся за их жизнь. Ибо Бог милостив и щедр (Ин.4:2), и дал, есть кающимся возвращение (Сир.17:20). И первое ясно; а о втором знаем по тому, что Бог милостив, если от всей души покаемся в прегрешениях: ибо в Его руке жизнь, и спасение, и человеколюбие. И что он делает Ему одному ведомо; а только нет никому вреда от покаяния, и не отвержен кающийся во всех прегрешениях. Тем более тот, кто по закону сочетался со второю женою. И первая жена – от установления Божия; а вторая – от немощи человеческой; но если кто сочетался и еще с женою, то сия немощь все еще сносна. Апостол говорит: жена привязана есть законом, в елико время живет муж ея: аще же умрет, муж, свободна есть, за него же хощет посягнути (1Кор.7:39), чем показывает, что по кончине мужа это, без всякого прекословия, свободно от греха, и прибавляет: о Господе, в знак того, что не чужда Господу та, которая по кончине мужа сочетается с другим мужем, или не чужд Господу тот, кто по кончине жены сочетается с другою женою, точию о Господе, как говорит сам Апостол. Еще Апостол говорит: блаженнейша  же есть, аще пребудет тако (1Кор. 7:40). О Господе же значит: не в блуде, не в прелюбодеянии, не окрадывая брака, но благозаконно, открыто, в честном браке, пребывая в чистой вере, в заповедях, в благотворениях, в благоговении, в постах, в благозаконии, в милостынях, в усердии, в добрых делах. Сия бо, если будут вместе и пребудут, не праздных, ниже бесплодных сотворят в Господне пришествие (2Петр.1:8).

И священству присвоены первенство чина и строгое соблюдение всего; а мирянам – умеренность и снисхождение, чтобы все могли научиться и быть помилованы. Ибо Владыка милостив и силен спасти всех собственными Своими добрыми законами и истинной верою в чистую проповедь. Он один только чист. A эти, сами себя назвавшие чистыми, на самом деле делаются совершенно нечистыми. Ибо всякий, утверждающий о себе, что он чист, сам на себя решительно произносит осуждение в нечистоте.

Гл. 7.

Но хотя бы и справедливо было, что учение говорит таким образом о всех мирянах, велико безумие этих еретиков, высоко думающих о себе. Должно было знать, что не за это одно только падает вина на всякую душу, и не этим одним только делается она добродетельною, но и тем, чтобы не злословить, не клясться клятвою ни в правде, ни во лжи, но говорить: ей, ей: ни, ни (Мф.5:37), не лукавствовать, не клеветать, не красть, не обманывать в торговле. От всего этого собираются нами скверны греховные, ибо, как, по сказанному, кол стирается посреде двух каменей: так грех посреде покупающего и продающего (Сир.27:2). Должно было знать, что, конечно, среди множества есть люди нечестные в торговле, лихоимцы, ростовщики, и что, без сомнения, все это и сему подобное есть у этих еретиков, по тому что и обманы следуют за каждым из них. Как же они могут называть самих себя чистыми, думая одним обещанием все дело угождения Богу обезопасить от всех погрешностей? Но они не познали ни учения в точности, ни того, кому строгое это предписание воспретило второбрачие.

А также если и падшие по причине гонения обнаружат совершенное покаяние, сядут во вретище и пепле и восплачут перед Господом: Милосердный силен и их помиловать; ибо от покаяния не бывает ничего худого. Посему как Господь, так и Его церковь принимает кающихся. Так обратился Манассия сын Езекиин и был принят Господом. Так же принят, на время отрекшийся, святой и верховный из Апостолов Петр, который сделался для нас истинно твердым камнем, составляющим основание веры Господней. На сем камне создана церковь во всех отношениях, во- первых потому, что Петр исповедал Христа Сыном Бога живаго, и услышал: на камени сем незыблемой веры созижду церковь Мою (Мф.16:16.18); потому что ясно исповедал Его сыном истинным, ибо сказав: Сын Бога живаго, прибавлением: живаго, показал, что Он подлинный Сын, как говорено о сем много в опровержении всякой почти ереси.

Гл. 8.

A также и о святом Духе он же удостоверяет нас, сказав Анании с женою: что это искусил вас сатана солгати Святому Духу? Не человеку солгали вы, но Богу (Деян.5:3,4); потому что Дух от Бога, и не чужд Богу. Да и в том случае Петр сделался твердым камнем здания и основанием дома Божия, когда, по отречении и обращении снова, обретен был Господом, и сподобился снова услышать: паси агнцы Моя, и: паси овцы Моя (Ин.21:15,16). Говоря сие, Христос ведет нас к обращению через покаяние, так что на нем же опять созидается имеющая доброе основание вера, которая не отказывает в жизни людям, пока они живут и дышат, истинно каются, и в сем веке исправляют свои погрешности.

Гл. 9.

Так в Песни песней сама невеста говорит жениху: отвещает брат мой и глаголет мне: востани, прииди ближняя моя, добрая моя, голубице моя, яко зима прейде, то есть, страшное, мрачное и весьма ужасное скопление облаков прейде, дождь отъиде, отъиде себе: цвети явишася на земли нашей, время обрезания приспе, глася горлицы слышан в земли нашей: смокв изнесе цвет свой, винограды ваша зреюще даша воню (Песн.2:10–13). Чем дает знать, что все прошедшее миновалось, потому что уже цветет весна, море спокойно, страх дождя прошел, старыя ветви на винограде обрезаны, травы уже не только зеленеют, но и дают цветы, глас проповеди вопиет в пустыни, – это значат слова: в земли нашей, – и смоковница, некогда проклятая, износит цвет, то есть, плоды покаяния, появляющиеся на ветвях и деревьях, а в винограднике уже зреет благоуханная проповедь евангельской веры. поелику же Слово Божие сейчас звало невесту и сказало: востани, прииди (ст. 10), – восстань от мертвости греховной, и приди к праведности, востань от падения, и приди с дерзновением, восстань от грехов, и приди в покаянии, восстань от расслабления, и приди неповрежденною, восстань от повреждения и приди здоровою, восстань от неверия, и приди с верою, восстань от погибели и приди обретенною; и поелику знало, что после первого покаяния, и после первого призвания и исцеления, человечеству прилучается, так сказать, много падений: то опять говорит: востани, прииди ближняя моя, добрая моя, голубице моя. Во второй раз зовет ее, а не однажды. И во второй раз зовет не одинаково с первым. Ибо в первом призывании говорит так: востани, прииди ближняя моя, добрая моя, голубице моя. В первый раз: востани, прииди, а не говорит: прииди ты ( – 13,14). Во второй же раз прилагает сию часть речи, в показание того, что второе призывание отлично от первого, а впрочем и при первом призывании после падений снова подается благоприятная рука небесного человеколюбия. И говорит: приди голубице моя в покрове каменне, близ предстения (– 14): в покрове каменне, в человеколюбии Христовом, и в милости Господней, вот что такое покров каменный – покров надежный, верный и истинный; близ предстения, то есть, прежде, нежели заперта дверь, прежде, нежели царь, войдя внутрь ограды, более не станет принимать, а это – после отшествия отсюда и смерти, когда мы уже не близ предстения, но заперты двери, и нельзя исправиться.

Гл. 10.

Ибо в будущем веке, по отшествии человека отсюда, нет пользы от поста, нет призывания к покаянию, нет прибыли от милостыни, а нет также дел заслуживающих обвинения: ни брани, ни любодеяния, ни распутства, нет также и правды и покаяния. Так и колос по сжатии не может ни налиться зерном, ни сделаться поврежденным от ветра, ни потерпеть что нибудь иное. И не говори мне о повреждениях в житнице, то есть о хлебных червяках,255 о червях и моли: ибо это бывает с тем, что принадлежит сему веку; а указанное нам и изреченное под образом дверей и заключенное в житнице назнаменует и преднаписует область веры, где ни грабители не подкапывают, ни тля тлит (Мф.6:20), как говорит слово Божие. По смерти, как сказал я, нет пользы от благочестия и от покаяния. Ибо там ни Лазарь не переходит к богатому, ни богатый к Лазарю: и Авраам не выпускает из своей добычи бедняка, сделавшегося напоследок богатым, ни богач, сделавшийся бедным, не получает, чего просит, хотя в просьбе умолял милостивого Авраама. Ибо хранилище запечатано, время исполнилось, и подвиг кончился, место состязаний опустело, венцы розданы, подвизавшиеся успокоены, не успевшие сошли с поля битвы, не подвизавшиеся уже не имеют к тому случая, побежденные на состязании извержены, ясно, все окончилось с отшествием отсюда. Пока же все в этом веке, и по падении возможно восстание, есть еще надежда, есть еще цельба, есть еще исповедь, и хотя это далеко от полного совершенства, однако же и сему не отказано в спасении, как и прочему.

Гл. 11.

Но всякая ересь, отступившая от истины, слепотствует во мраке и смежает очи, помышляя одно вместо другого. Ибо эти еретики подобны иным невеждам, не знающим качества, назначения и убранства каждого члена в теле; и несмыслие еретиков, можно сказать, как ни смешно то, что намереваюсь говорить, подобно тому, как будто они надевают обувь на голову, венок на ноги, золотую гривну вокруг чрева, или другой случай, как если бы ножные наряды, сделанные из какой либо материи, которые у иных называются исподницей (οδὼνια) или шароварами (βράϰαι), стали надевать на руки, перстни же на ноги. Так ошибочными и беспорядочными оказываются учреждения у этих невежд. Ибо то, что утверждено о втором браке и о прочем относительно священства, то они поставили законом и для всего народа, что возвещено Богом ради преимущественной строгости, чтобы некоторые, вознерадев, не пали, то они, приписывая Богу, довели до бесчеловечия. И как, если кто, взяв одежду за рукав, прикроется только от так называемой ручной кисти до локтя, но будет каждый час подносить рукав к глазам, и посмеиваться над другими, забыв, что у самого все тело голо: так и эти, похваляющиеся тем, что не принимают двоебрачных, возвещают одну заповедь, а все прочие оставили без внимания, хотя они подобны ей, и еще гораздо лучше при сохранении, а несоблюдение их причиняет смерть. Так, забывшись, оставляют все тело голым, потому что все повеления оставляют не приведенными в дело, да и одну заповедь удерживают не в чистом виде.

Гл. 12.

И, о как велико суемудрие человеческое! По всякому поводу, как бы мал иной ни был, каждая ересь отвлекается от истины, и увлекается в великое множество зол. Ибо как если кто-либо, найдя пролом в ограде, при дороге, вздумает пройти через него, и оставив путь, уклонится в сторону, думая, что можно, сделав обход, весьма близко возвратиться снова на путь, а не будет думать того, что стена весьма высока и построена на длинное расстояние, и не находя, как выйти на дорогу, побежит, то, вместо одной версты (σημείον) или мили, пройдя незаметно гораздо более, не найдет пути, и таким образом больше уклонится в сторону, но так изнуряя себя и не имея средства выйти на дорогу, может быть, и не в состоянии будет найти ее, разве только вернется на тот путь, которым пошел сначала: так и всякая ересь; замыслив изобрести, как бы некое сокращение, далеко уклоняется от пути, но находит перед собою несокрушимую стену – сплетение неразумия и невежества, и не найдет, как прийти на истинный путь, разве только возвратится на первоначальный путь, то есть путь царский, как ясно возглашает закон в словах святого Моисея царю Едомскому: тако глаголет, брат твой Израиль пределами твоими пройду землю, которую Господь клялся дать отцам нашим, землю текущую молоком и медом, землю Амореев, Ферезеев, Гергесеев, Иевусеев, Еввеев, Хананеев и Хентеев, землю текущую медом и молоком. Не совратимся ни на десно, ни на лево. Воду будем пить за серебро, и яства будем есть за серебро; не будем уклоняться туда или сюда, путем царским пойдем (Чис.20:14.17). Подлинно есть путь царский; это – церковь Божия и путь истины. А каждая из ересей, оставившая царский путь и уклонившаяся вправо или влево, умножая еще свое приращение, увлечется в заблуждение, и беспутство заблуждения во всякой ереси уже не имеет меры.

Гл. 13.

Итак что же, рабы Божии, сыны святой церкви Божией, ведущие незыблемое правило и шествующие путем истины? Не будем развлекаться голосами, и не пойдем на голос всякого поддельного устава. Ибо погрешительны пути сих еретиков, и поката стезя их ложного образа мыслей. Много хвалятся, а не знают и малого. Свободу обещают, сами раби суще греха (2Петр.2:19). Хвалятся очень многим, а совсем не достигли и малого.

Но достаточно, как думаю, сказанного доселе о сих так называемых, Чистых, а в самом деле, если должно сказать истину, нечистых. Откинув же в сторону сию ересь, как образ василиска, который по-видимому в своем имени заключает нечто превосходное,256 но при случае причиняет смерть, и побив его силою древа крестного, снова устремимся против других ересей, присоединяя туже самую молитву к Богу, чтобы Он сопутствовал нам, спребывал, соприсутствовал, содействовал, спасал нас, наставлял, сподоблял сказать истину, чтобы и самим нам, сказав что-либо лживо, не подпасть тому же самому, чему подпали ереси, обучавшие мир не истине.

А и еще есть в Африке и Визакии,257 мудрствующие подобно сим, непокорники, так называемые по некоему Донату Донатиане. И они, потому что не вступают в общение с отпадшими во время гонения, будут опровергнуты тем же самым, чем и, ходящие вместе с ними под чуждым ярмом, Новатиане, или, так называемые, Касары. По сему нам не было нужды иметь еще какое-либо дело с ними; но мы их поставили в связи с подобными им. Впрочем они и еще более отпали к худшему: ибо мудрствуют о вере по-ариански. Но в худых своих мудрованиях о вере будут опровергнуты точно также, как опровергнут словами истины и Арий, мудрствующий одинаково с ними, как и они с ним. Миновав же еще и эту ересь, перейдем к следующим за нею по порядку, попирая их о Господе, как страшных пресмыкающихся.

Об Ангеликах, сороковой, а по общему порядку шестидесятой ереси

Гл. 1.

Слыхали мы о ереси Ангеликов, и до нас дошел только звук их имени, но мы не совсем ясно знаем, какая это ересь, может быть, потому, что она, в какое-то время составившись, впоследствии прекратилась и в конец уничтожилась. A по какой причине имела она это имя, не знаем. Ибо или от того, что некоторые утверждают, будто мир приведен в бытие Ангелами, но я не могу сказать, та ли самая ересь, которая утверждает это, названа сим именем, или по тому имела она это имя, что еретики эти величаются, будто состоят в чине ангельском и ведут отличнейший образ жизни, но и этого не утверждаю; или они получили это имя от какого-либо места, потому что есть какая-то местность Ангелика, лежащая по ту сторону страны Месопотамской.

Гл. 2.

Но слушатель, если ты памятлив, то в подозрениях не дойдешь до порицания. Мы обещали об одних ересях объявить их корни и содержание, или что-либо из делаемого принадлежащими к ним, а о других упомянуть только по имени; и сколько помогала и подавала Сила Божия до сей ереси из всех, которые мы изложили, ни одной не оставили не объясненною, за исключением одной этой. А, может быть, для нашего знания не совсем ясно понятие о ней, оттого, что она превознеслась надмением на малое время, и в последствии прекратилась. Упомянув же наскоро только о ее именовании, и поступив с именем ее, как с недоноском, минуем это место, чтобы устремиться к рассмотрению других ересей, прося Владыку всяческих открыться нам и, показав малому уму нашему подробности того, что бывает у еретиков, все дать уразуметь в точности, так чтобы нам и самих себя и ближних направить к избежанию негодного и к приобретению себе от Бога постоянства в добре и подлинной истине.

Об Апостоликах, сорок первой, а по общему порядку шестьдесят первой ереси

Гл. 1.

После этих еретиков другие наименовали себя Апостоликами, а также хотят называться и апотактиками. У них соблюдается нестяжательность. И эти также суть отломок учений Татиановых, Енкратитов, Татиан и Кафаров, которые собственно не принимают брака. Но у них изменены и таинства. Величаются они нестяжательностью, между тем понапрасну раздирают святую церковь Божию, и вредят ей самовольным служением, отступив от человеколюбия Божия. Ибо у них не бывает уже принятия ни для кого из падших; а также о браке и о другом они мудрствуют сходно с теми, о которых было выше сказано. Но Кафары пользуются только общепризнанными Писаниями; а эти во всем чуждаясь церковного правила, по большей части опираются на, так называемые, Деяния Андрея и Фомы.

Если брак мерзок, то нечисты все родившиеся от брака. И если святая церковь Божия состоит только из отрекшихся от брака: то брак уже не от Бога; и если всякое основание деторождения не от Бога, то оно чуждо Богу; и если основание деторождения чуждо Богу: то и дети чужды Богу, как родившиеся от брака. К чему же сказано: еже Бог сочета, человек да не разлучает (Мф.19:6)? Ибо чтобы разлучать принудительно, это от человека; а произвольно воздерживаться – дело не человеческое, но Божие, как сказал Господь. И естественная нужда часто подвергается порицанию, потому что совершается не с надлежащим соображением, но выступает из правила: ибо богочестие чуждо принуждения, а того праведность зависит – от произволения. Собственно же необходимо для богочестия, как очевидно, то, что естеству уделено природе человеческой как-то: не блудодействовать, не прелюбодействовать, не распутствовать, в одно и тоже время не вступать во второй брак, не быть хищником, не обижать, не упиваться, не быть ненасытным, не идолослужительствовать, не убивать, не чародействовать, не проклинать, не быть ругателем, не клясться, и хотя приходить в негодование, но скоро укрощаться, гневаться и не согрешать, да не зайдет, солнце в гневе (Еф.4:26). А что сочетаться браком благозаконно, это может сделать явным естество, созданное Богом и получившее на то позволение. Да и все другое сему подобное бывает таким или другим соразмерно с дозволением.

Гл. 2.

Но мы начали говорить об этих еретиках. Они находятся на небольшом пространстве во Фригии, Киликии и Памфилии. Что же? Следовательно сократилась церковь, которая от концов земли до концов земли, и уже не во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их (Рим.10:18)? А также не состоится и изречение Спасителя: будете Ми свидетели даже до последних, земли (Деян.1:8)? Ибо если брак не честен, и не угоден Богу, и жизнь потеряна для брака: то пусть рождаются без брака; а если родятся от брака; то скверны по причине брака. Если же они одни не скверны, хотя происходят от брака: то брак не скверен, потому, что без него не может родиться никто в мире. Так велико заблуждение сих людей, разнообразно и по многим поводам причинившее вред роду человеческому и под благовидным предлогом уклонившее каждого из тех от истины.

Гл. 3.

И в церкви есть отречение от мира; но она не гнушается браком. И в церкви есть нестяжательность; но церковь не восстает против владеющих праведным стяжанием и имеющих оное от своих родителей для удовлетворения самих себя и нуждающихся. И от явств воздерживаются многие, но не надмеваются перед невоздерживающимися: ибо ядый не ядущаго да не укоряет, и не ядый ядущаго да не осуждает: ибо Господеви яст и пьет, и Господеви не яст и не пьет (Рим.14:3.6). Вот видишь: в церкви: одно единомыслие, одна надежда, одна вера, раздаваемая каждому по его собственной силе и по его собственному подвигу в труде. Святая Божия церковь подобна кораблю. А корабль устрояется не из одного дерева, но из различных; и хотя киль у него из одного дерева, впрочем не из одного бревна (ὀυμονοβόλας), а якоря из других,258 да и брусья и настилка на палубе, борт, стойки, и части кормы, стенки, перемычки, ветрила и руль, рычаги, румпели и правила, и прочее, – все это собрано в корабле из различных древ. А каждая из этих ересей какая-то однодеревка и не являет в себе отличительного свойства церкви. Но в святой Божией церкви есть и честной брак, и почитается таковой, потому что честна женитва, и ложе нескверно (Евр.13:4): есть удивительнейшее воздержание, и похваляется оно, потому что церковь подвизается подвигом, и небрежет о сем веке, как гораздо могущественнейшая; но есть также и девство и препрославлено оно, как что-то доблестное и украшенное легчайшими крылами. Находятся в церкви отрекшиеся от мира, но не надмевающиеся перед теми, которые еще обращаются в мире, а радующиеся за них, если они весьма набожны, как поступали и Апостолы, хотя сами были не стяжательны. Да и Сам Спаситель, Владыка всех, быв во плоти, не имел никакого земного стяжания, но не отвергал жен, служивших Ему и Его ученикам: ибо сказано: яже идоша по Нем от Галилеи, служаше Ему (Мф.27:55) и тем, которые с Ним, от имений своих (Лк.8:3).

Гл. 4.

Иначе как исполнится сказанное: приидите, станьте одесную Меня благословении, которым Отец Мой небесный назначил царствие прежде сложения мира. Взалкахся бо, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: наг бех, и одеясте Мя (Мф.25:34–36)? На что они могли бы делать это, если бы не совершали сего от праведных трудов (Притч.3:9), и от праведных своих имений. И если бы сами эти отрекшиеся от мира и ведущие апостольский образ жизни были перемешаны с другими: они не имели бы чуждой отличительной черты, далекой от установления Божия; и если бы они отрекались от жен ради воздержания, то похвально было бы их воздержание, если бы только они не гнушались браком, но ведая дело и достоинство каждого, были в общении с теми, которые еще в браке. Ибо корабль Божий принимает всякого входящего, за исключением разбойника. Зная, кто хищник и морской разбойник, корабль не принимает того, не принимает и беглеца, и вырвавшегося из под власти своих господ. Так и святая церковь Божия не допускает до себя блуда, не допускает прелюбодеяния, не допускает богоотступничества, не принимает отвергающих владычество установленных Богом Апостолами учреждений? Принимает же она иного с великою куплею, иного – по опытности в мореходстве, иного – кормчим и знатоком, одного – на носовую часть корабля, другого, – а именно обладающего наибольшим искусством не терять из виду цели, – на кормовую, иного даже как бы вместо полагаемой на дне тяжести и клади, а иного и для того только, чтобы переплыть, и не потонуть в море. И если кому не подает спасения, то без сомнения не потому, что у него недостает столько-то: напротив того она умеет всех спасти, но каждого по мере его собственного дела. Иначе почему у Апостола целуют иже от дому Кесарева (Флп.4:22)? Почему также Апостолом сказано: если ты почитаешь неприличным для своей девицы, так она и должна поступить; пусть выходит замуж, она не согрешает (1Кор.7:36)? Это слово: не согрешает, не может исполниться без помощи купели. Ибо если вси согрешиша, и лишени суть славы Божия, оправдаеми туне благодатию (Рим.3:23,24): то очевидно, что все оправдываются банею пакибытия (Тим.3:5). Ибо сия баня, омыв всякий грех покаянием, украшает душу и тело. Следовательно как на подлинную деву простирается дар крещения, так и на той, которая уже не дева, есть особенная нужда полагать печать крещения по причине греховности.

Гл. 5.

Но хотя мы сказали о деве, что она, по постановлению апостола, должна выходить замуж; пусть люди, наклонные к распущенности, не думают, будто Апостол постановил это, желая однажды посвятившую свое девство Богу совлечь с ее поприща. Ибо не о сих девах речь, а о перешедших зрелый возраст девах, оставшихся при своей зрелости не ради девства, но за неудобством находить мужей для замужества. Апостолы, как происходившие из Иудеев, и строящие  свою жизнь по закону, когда полагали начало проповеди, то были еще связаны постановлениями законными, не в видах какого-либо оправдания плоти, но в видах приличной твердости в законе и точного соблюдения оного. А закон удивительно проповедовал Израильтянам, чтобы не отдавали дочерей своих иноплеменникам, чтобы сии не совращали их к идолам. Посему в то время каждому из веровавших было предписываемо не выдавать свою деву в замужество за Иудеев, но выдавать только за единоверных и единомышленных христиан. поелику же проповедь была нова; то по местам бывало еще не помногу христиан и христианского учения. Посему имевшие в то время дочерей девиц, не имея средств выдавать их за христиан, много времени берегли своих девиц; а те, перезревши, по естественной нужде впадали в блуд. Потому Апостол, видя урон, происходящий от точного соблюдения сего, и дал позволение, говоря: аще ли же кто хочет деву свою... и не сказал: девство Свое, ибо говорит не о теле своем, но об отце, берегущем девицу; а если девою своею называет и тело свое, то и это – не препятствие; и так говорит: стоит твердо умом своим, и она должна есть это сделать: да посягает, не согрешает (1Кор.7:86,87). Да посягает, говорит, за кого окажется удобным, не согрешает. И по сему привязася ли еси жене? не ищи разрешения: отрешился ли еси жены? не ищи жены (– 27). Говорящий: хощу, да вси будут, якоже аз (– 7), сказал: аще не удержатся, да посягают (– 9).

Гл.6.

Опять обращаясь к безбрачным, сказал: глаголю же безбрачным и вдовицам: добро им, аще пребудут яко же и аз (– 8). Как же еще сказал: привязался ли еси жене? не ищи разрешения? Или как не окажется Апостол законополагающим вопреки Господу своему, говорящему: кто не оставит отца, и матерь, и братию, и жену, и чад, и дочерей, тот не ученик Мой (Лк.14:26)? Как же и Сам Тот, Кто говорит, что должно оставить честную жену и отца, говорит также: чти259 отца и матерь (Мф.15:4), ибо это – заповедь первая во обетовании (Еф.6:2) и: еже Бог сочета, человек да не разлучает (Мф.19:6)? Но нет надобности в иносказании, чтобы видеть, какую силу имеют все речения Божии; а нужны умозрение и смысл, чтобы знать силу каждого положения. Должно также пользоваться и преданием: ибо не все может быть заимствовано из божественного Писания. По сему святые Апостолы одно предали в писаниях, а другое в преданиях, как и говорит святый Апостол: якоже предах вам (1Кор.11:2), и в другом месте: так учу, и тако предал я во церквах (– 7: 17), и аще содержите: разве аще не всуе веровасте (– 15:2).

Посему святые Апостолы Божии предали святой Божией церкви, что грешно по определении себя к девству вступать в брак. А написал Апостол: аще посягнет дева, не согрешила есть (7:28). Как же это согласуется с тем? Но Апостол говорит не о той деве, которая решилась быть девою для Бога, но о той, которая оставалась девою по нужде, вследствие затруднения от немногочисленности в то время уверовавших во Христа. И что это – так, может научить нас сам же Апостол, который говорит: юных вдовиц отрицайся: ибо после того, как рассвирепеют, противу Христа, посягати хотят, имущыя грех, яко первыя веры отвергошася (1Тим.5:11,12). Посему если вдовствовавшая после испытания жизни в мире, потому что так устроено Богом, будет иметь грех, если потом вступит в замужество, как отвергшаяся первыя веры: то во сколько более грех девы, которая, не испытав жизни в мире, сама себя посвятила Богу, если она вступит в замужество? Не гораздо ли более она оказывается рассвирепевшею противу Христа, более отвергшеюся веры, и не будет ли осуждена, как не сдержавшая своего намерения в отношении к Богу.

Гл. 7.

Посему пусть выходят в замужество, рожают детей, управляют домом (– 14): вот краткое и умеренное слово против худо думающих о всяком предмете церковной проповеди. Церковь так отметает от себя тех, которые называют себя Апостоликами, Апотактиками и Енкратитами, так отвергает и тех, которые в церкви наклонны к распущенности и увещевают женщин, не стесняясь требованиями совершенного пути, отказаться от поприща, ведущего к такому совершенству. И хотя отвергший девство, посвященное Богу, и нанесший посрамление подвигу, подлежит греху и суду: ибо как борец, нарушивший правила борьбы, по наказании бичами, извергается с места борьбы, так и тот, кто нарушит девство, извергается с этого пути и лишается венца и награды: впрочем лучше суд, нежели осуждение. Ибо кто из стыда перед людьми творит блуд тайно, прикрываясь иночеством или воздержанием, тот хотя и не открыт перед людьми, но явлен Богу, ведущему сокровенное и в пришествие свое имеющему обличить всякую плоть во всем, чем каждый согрешил. Посему лучше иметь один грех, нежели много до чрезмерности. Лучше явно сойти с высокого пути и взять себе жену по закону, и за несоблюдение девства, принесши долговременное покаяние, снова быть введенным в церковь, как сделавшему худо, как упавшему и разбившемуся и имеющему нужду в перевязке, нежели ежедневно уязвляться сокровенными стрелами зла от диавола.

Гл. 8.

Такова обычная проповедь церкви; таковы целебные врачества; таковы виды мироварного искусства; таково приготовление святого елея по закону; такова благоухающая добрая вера, препоясывающая подвизающегося на подвиг, и своим голосом ободряющая его к продолжению поприща, чтобы он мог получить венец. Таково дело Божие, всех собирающее по царскому повелению для устроения царского чертога: и багряницу с моря, и волну с овцы, и лен с земли, и виссон, и шелк, и кожи очервлены (Исх.85:23), и драгоценный камень смарагд, жемчуг, агат, камни различные между собою по цвету, но равно значительные по ценности, а кроме того золото, серебро, древеса не гниющая (– 24), медь и железо, а также не отвергающее и волну козию (– 26). Такова была тогда скиния, а ныне таков вместо скинии дом, утвержденный в Боге, – основании силы. И да перестанет всякая ересь восставать против истины, лучше же сказать, да перестанет сама себя удалять от истины.

Доселе об этом. Побив же древом креста и покинув эту заносчивую ехидну, подобную так называемому аконтию,260 или слепой змее, или змее мышеловке (хотя эти пресмыкающиеся и не столько имеют яда, впрочем этих еретиков за их искусство втираться хорошо уподобить этим змеям по ходу, по заносчивости и по стремительности в нападении), и презрев этих еретиков, перейдем, возлюбленные, к следующим по порядку ересям.

О савеллианах, сорок второй, а по общему порядку шестьдесят второй ереси

Гл.1.

Некто Савеллий восстал не в очень давние времена; это еретик новый, от которого произошли так называемые савеллиане. И он учил весьма близко к ноетианам, за исключением кое–чего немногого. Этого учения придерживаются увлекаемые каким–то безумием многие в Месопотамии и пределах Рима.

Савеллий с происшедшими от него савеллианами учит, что один и тот же есть и Отец и Сын и Дух Святой, так что это три именования одной ипостаси или как тело, душа и дух в человеке. И Отец, так сказать, тело, а душою можно назвать Сына, и, как в человеке – дух, так и в Божестве – Святой Дух. Или как в солнце, хотя оно, в сущности, одно, находятся три действия, т. е. освещать, и согревать, и еще самый округлый вид. И согревающее, или теплота и жар, есть Дух, просвещающее – Сын, а самый вид всего существа есть Отец. В свое время Сын был послан как луч, и Он сделал в мире все, относящееся к евангельскому домостроительству и спасению людей, а потом вознесся опять на небо, подобно лучу, испущенному солнцем и снова возвратившемуся в солнце. Дух же Святой посылается однажды для целого мира и потом в отдельности на каждого из удостаиваемых этого; такого он духовною силою и сближением, так сказать, оживотворяет и воспламеняет, согревает и делает теплым. Так учат савеллиане.

Гл. 2.

У них в употреблении все писания Ветхого и Нового Заветов, но они пользуются только некоторыми изречениями, которые сами выбирают, согласно собственному измышлению их поврежденного ума и неразумия. Прежде всего они пользуются словами и изречениями, которые сказал Бог Моисею, а именно: Слыши Израилю: Господь Бог твой един есть  (Втор.6:4). Не сотвори себе богов иных. Да не будут тебе бози  (Исх.20:2–3) новые  (Пс.80:10), потому что аз Бог первый и аз по сих  (Ис.41:4), кроме Мене несть иного  (44:6). И все, что подобно этому, согласно собственному их разумению, приводят в подтверждение этого же. Также из Евангелия приводят слова: Аз во Отце и Отец во Мне –  и: Мы двое едино есма  (Ин.14:11; 10:30).

А все свое заблуждение и силу своего заблуждения получили они из некоторых подложных писаний, особенно же из так называемого египетского Евангелия – такое имя придали ему некоторые. Ибо в этом Евангелии излагается много подобного этому как бы украдкой, таинственно; в нем от лица Спасителя говорится, как будто он Сам объясняет ученикам, что один и тот же Отец, Сын и Дух Святой. А когда встретятся с кем–либо из наиболее простодушных или неопытных, не имеющих ясного познания о Божественных Писаниях, то на первый раз приводят в смущение такими словами – что сказать нам, любезные? Один у нас Бог или три бога? Когда услышит это человек богобоязненный, но несовершенно сведущий в истине, тотчас, смутившись умом, соглашается с их заблуждением и оказывается отрицающим Бога, оказывается отрицающим бытие Сына и Святого Духа.

3. Во всем этом действует своими внушениями исконный враг людей, дабы большую часть людей обольстить и совратить с пути истины: одного – так, другого – иначе. Ибо в святой Церкви Божией ясно исповедуется и единогласно признано, что действительно Бог один и нет иного. Не многобожию учим мы, но единоначалие проповедуем. Проповедуя же единоначалие, не впадаем в заблуждение, но исповедуем Троицу – Единицу в Троице и Троицу в Единице и единое Божество Отца и Сына и Святого Духа. Ибо Сын не Сам Себя родил, и Отец не изменился так, чтобы из Отца быть Сыном, и Дух Святой не именовал себя когда–либо Христом, но Духом Христовым, даруемым через Христа, от Отца исходящим и от Сына приемлющим. Личное бытие имеет Отец, личное – Сын, личное – Дух Святой, но Троица не есть смешение, как думал Савеллий, и не изменяется в своей вечности и славе, как учил суесловящий Арий, но Троица всегда была Троицею, и никогда Троица не получает прибавления будучи единым Божеством, единым господством, будучи единою славою. Она, однако же, счисляется как Троица – Отец и Сын и Святой Дух, счисляется не так, чтобы тремя именами называлось нечто одно, но имена поистине совершенны, совершенны и ипостаси, и нет в них никакого изменения. Отец всегда Отец, и не было времени, когда бы Отец не был Отцом, Он есть всегда совершенный Отец, имеющий личное бытие; и Сын есть всегда совершенный, всегда имеющий личное бытие, истинно рожденный от Отца безначально, предвечно и неизглаголанно, – не собрат Отцу, не получивший начала бытия, и не перестававший когда–либо существовать, но всегда, как истинный Сын, существующий с Отцом, довременно рожденный от Отца, равный Ему, Бог от Бога, Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного, рожденный, несотворенный. Но Он не Сам Отец, и Отец не сам Сын. Если же Отец есть Бог, то и Сын и Святой Дух есть Бог.

Гл. 4.

Ибо Дух всегда с Отцом и Сыном; Он не собрат Отцу, не рожден, не сотворен, не брат Сына, не внук Отца, от Отца исходит и от Сына приемлет; не иного с Отцом и Сыном существа, но одного и того же существа, одного и того же Божества, от Отца и Сына,261 со Отцом и Сыном, всегда имеющий личное бытие, Дух Святой, Дух Божий, Дух славы, Дух Христов, Дух Отца, ибо сказано: Дух Отца глаголяй в вас  (Мф.10:20); и еще: Дух мой настоит посреде вас  (Агг.2:6). Он по именованию третий, а по Божеству равный, от Отца и Сына не разнствующий, союз Троицы, запечатление исповедания. Ибо Сын говорит: Аз и Отец едино есма  (Ин.10:30), не сказал: един есмь; но слова: Аз и Отец   означают, что имеет личное бытие Отец и имеет личное бытие Сын, сказал: двое, а не сказал: один. И еще: едино есма, а не сказал: един есмь. Равным образом сказал он: шедше  крестите во имя Отца и Сына и Святого Духа  (Мф.28:19), причем в средних поставлены союзы при слоге τε, τε и τε. Матфей изобличает Савеллия, привносящего смешение лиц, ибо обозначает истинно Отца, истинно Сына, истинно Святого Духа. А когда поставлена Троица в одном порядке и наименована одним именем (во имя), то этим изобличает он Ария, придумавшего в Троице какую–то постепенность, или изменяемость, или различие, ибо хотя Отец возвещается в учении большим Сына, однако же славу достолепно предоставляет Сыну. Ибо кому бы и приличествовало прославлять своего Отца, как не Сыну истинному? И опять, желая показать равенство, дабы некоторые не впали в заблуждение, считая Его, как Сына, меньшим, говорит так: иже не чтит Сына, якоже чтит Отца, не имать живота в себе  (Ин.5:23); и еще: вся елика имать Отец, Моя суть  (Ин.16:15). Что же значат слова: елика имать Отец, как не то, что, как Отец – Бог, так и Я – Бог; Отец – жизнь, и Я – жизнь, Отец вечно, и Я вечно: вся, елика имать Отец, моя суть.

Гл. 5.

Посмотри же, Савеллий, и размысли, открой очи сердца твоего и не слепотствуй; мысль твоя и обольщенных тобою да снидет со святым Иоанном на Иордан. Отверзи уши твои и послушай гласа пророка, глаголющего: аз глас вопиющаго в пустыни  (Мф.3:3). Послушай Предтечу Господня, удостоившегося получить имя ангела, приявшего от чрева матери Духа Святого и взыгравшего при входе Марии к Елизавете. Будучи еще во чреве, он познал пришествие своего Владыки и взыграл. Ему дано было открыть проповедование и уготовать путь Господень. Поверь ему – и не уклонишься от цели истины. Вот он, как только узнал своего Владыку, свидетельствует, говоря: я имею нужду в Тебе, и Ты ли грядеши ко мне. Когда же Спаситель сказал: остави ныне, да исполнится всякая правда  (Мф.3:15), и крестился от него, тогда, как говорит Божественное Евангелие, Иоанн свидетельствова глаголя, яко отверзошася небеса и видех Духа  Святого сходяща  в виде голубя, и грядуща на Него, и глас с небесе: сей есть Сын Мой возлюбленный, о Нем же благоволих  (Ин.1: 32; Мф.3:16–17). О муж спорливый! Отец был на небе, глас сходил с неба. Ежели же глас был с неба, то прошу тебя, рассмотри свое превратное мнение. К кому говорил Отец: сей есть Сын мой возлюбленный, о Нем же благоволих ? И кто был Сей ? Для чего Дух сошел в виде голубя, хотя Дух Святой тела не имеет? Ибо один Единородный облекся в тело и истинно вочеловечился от Приснодевы Марии через Духа Святого. Не от семени мужского, но от Марии, Он – зиждительное Слово – образовал Себе тело, а также душу человеческую и ум и доселе пребывает человеком, все восприяв в Себя совершенно и соединив со своим Божеством – не так, чтобы только вселился в человеке (этого да не будет), но сам Святый Бог – Слово – вочеловечился.

Гл. 6.

Для чего же Дух является в виде голубя? Дабы внушить тебе, который желаешь казаться мудрым, но ничего правильно не разумеешь, чтобы ты не произносил хулы и не думал сливать Духа с Отцом или Сыном. Дух Святой, не имея тела, принимает вид голубя для того, чтобы изобличить твое заблуждение и показать, что Дух сам по себе имеет личное бытие; имеет оное Отец, имеет и Единородный, Божество, однако же, не разделяется, и слава Его не умаляется. Видишь, как счисляется Троица: Отец дает глас с неба, Сын крещается в Иордане, Дух Святой сходит в виде голубя. Скажи мне еще, кто это изрек: се уразумеет отрок мой возлюбленный, о Нем же благоволих, прият его душа моя, положу Дух мой нань, и суд языком возвестит. Не преречет, не возопиет, ниже услышится на распутиих глас его. Трости сокрушены не преломит и льна внемшася не угасит, Дóндеже изведет в победу суд  и т. д. (Мф.12:18–20; Ис.52:13; 42:1–3)? Муж спорливый! Ужели эти слова не могут заключать в себе указания на Троицу? Ужели Отец у пророка сказал это о Себе? А кто это, о ком написано: рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене  (Пс.109:1)? Или еще, как говорит Евангелие, и вознесеся на небо и седе одесную Отца  (Мк.16:19), и придет судить живых и мертвых? Или еще, как не убедили тебя два мужа, явившиеся в одеждах белых и сказавшие ученикам: мужие Галилейстии, что стоите зряще на небо? Сей Иисус вознесеся от вас на небо, такожде приидет, как видите Его возносящимся  (Деян.1:11)? Кого видел блаженный Стефан, когда говорил: се вижу небо отверсто, и Сына человеча стояща одесную Бога  (Деян.7: 56)? А ты, невежда во всем, не понявший гласа святых Писаний, повредил более себе и послушавшим тебя, отпав от святой веры в истину Божию.

Гл. 7.

Бог истинно сказал: Аз первый и Аз по сих, кроме Мене несть иного  (Ис.44:6). Истинно, что нет многих богов, но един Бог первый и по сих, Отец и Сын и Святой Дух – Троица неслиянная и нераздельная в своем единстве; Отец истинно родил Сына, и Сын истинно рожден от Отца и имеет личное бытие безначально и довременно, и Дух Святой истинно от Отца и Сына, имеет то же Божество, от Отца исходит и от Сына всегда приемлет, – един Бог первый и по сих. Говорится же это так и от лица Самого Христа ради некоего иного домостроительства. Хотя Иисус Христос, Господь наш, часто являлся пророкам и возвещал Свое будущее пришествие, но некоторые не приняли Его, ожидая вместо Него другого, поэтому, дабы сыны Израилевы, обезумев и обратившись на сторону суеверных чтителей и идолов и введших в мир многобожие, не поклонились идолам Аммореев, Хеттеев, Хананеев, Ферезеев, Евеев, Гергесеев, Иевуссеев, Арукеев и Асаннеев (Быт.10:15,16), (как, впрочем, и сказано о них, что они поклонились Веельфегору Хамосу, Астарте, Мазурофам,262 Неасте263 и Веельзевафу264 и прочим идолам языческим), сказал им Господь: Аз первый и по сих, дабы отвратить их от прелести басней язычников – поклонников многобожия. И поскольку имели они отвергнуть пришествие Сына Его – Господа нашего Иисуса Христа, то и сказал Он иудеям: Аз первый и по сих, – первый, пришедший во плоти и по сих грядущий судить живых и мертвых, пострадавший на кресте, погребенный и воскресший, с тем же самым телом во славе вознесшийся на небо, так как тело получило участие во славе Божества Его, просияло, уже не подлежит прикосновению и смерти более не причастно, ибо Христос, как говорит Писание, воста от мертвых, смерть им к тому не обладает, говорит апостол (Рим.6: 9). Смотри, как точность (писания) руководствует человека, чтобы он не уклонился в какую–либо сторону от истины. Когда разум вздумал произвести многобожие, тогда человек должен был услышать: Господь Бог твой – Господь един есть  (Втор. 6:4). Когда сыны Израилевы будут ожидать другого Христа, а не того, который пришел, они услышат: Аз первый и по сих. Аз есмь алфа и омега  (Откр.1:18); альфа (Α) отверста книзу, а омега (ω) отверста кверху – да исполнится речевое: сшедый, той есть и возшедый превыше всякаго начальства и власти и господства и всякого имене именуемаго  (Еф.4:10; 1:21). А дабы, размышляя о словах: Аз есмь первый и Аз по сих, Аз есмь алфа и омега, Господь Бог твой Господь един есть, Аз есмь сый  (Исх.3:14), не стал кто–либо отрицать Христа и Святого Духа, для этого сказано: Отец Мой болий Мене есть  (Ин.14:28); и еще: да знают Тебе единаго истиннаго Бога и Его же послал еси Иисус Христа  (17:3). Сказано это не в том смысле, будто Сын не есть истинный Бог, но для того, чтобы наименование Троицы возвести к единству и обратить мысль человеческую от многобожия к единому Божеству.

Гл. 8.

Если же Арий, заблудившись умом, подумает, что один только называется истинным Богом, т. е. Отец, а Сын, хотя и есть Бог, но неистинный, – такого опять иным образом изобличает, говоря: Аз есмь свет истинный, иже просвещает всякаго человека грядущаго в мир  (Ин.8:12; 1:9). Об Отце же сказано, что Бог свет есть  (1Ин.1:5), а не сказано: свет истинный, дабы мы из наименования Бога истинным и света истинным познавали равенство Божества у Отца с Сыном и у Сына с Отцом; и Отец именуется светом, и Сын именуется Богом без прибавления здесь слова истинный; и не было нужды говорить, потому что нет никакого сомнения, ибо словами Бог  и свет  ясно показано единое совершенство одинаковой истинности как Отца по отношению к Сыну, так и Сына по отношению к Отцу. Таким образом, все безумие твоего заблуждения опровергнуто. Ибо Отец есть Отец, Сын есть Сын, Святой Дух есть Святой Дух, Троица – единое Божество, единая слава, единое господство. Ему слава и держава, Отцу в Сыне, Сыну в Отце со Святым Духом во веки веков. Аминь.

Отрясши и эту ересь, как бы ливийского змея, или лягушку, или ужа, или некий иной вид пресмыкающихся, весьма страшных, но не имеющих силы укусами причинить вред, и поправ ее силою Святой Троицы, призовем, идя вперед по порядку ересей, самого Заступника нашего убожества и скудости, да поможет Он достойным образом изобличить то, что говорится и что бывает в каждой ереси, и сделать их опровержение.

Об Оригенистах, первых, – они же и срамные, сорок третья, а по общему порядку шестьдесят третья ересь

Гл. 1.

Некоторые еретики называются Оригенистами; этот род ереси находится не везде. По моему мнению, и эта ересь явилась вслед за теми ересями. A от чего именуются они Оригенистами, не совсем ясно мы знаем, – от Оригена ли адамантового, прозванного Синтактом, (сочинителем), или от кого–нибудь другого, – не знаю. Впрочем, это название у нас принято.

Ересь их признается похожей на ересь Епифана, о котором я сказал выше, при изложении ересей гностических. Они принимают различные писания Нового и Ветхого завета, отвергают брак и не знают границ в сладострастии. Некоторые говорили, что эта ересь родилась в Риме и в Африке. Они оскверняют развратом и тело свое, и ум, и душу. Некоторые из них – по виду монашествующие, а живущие с ними женщины на вид будто монахини. Тело у них истощенное: удовлетворяя своей похоти, они, выражусь скромнее, совершают дело сына Иудина, по имени Авнана (Быт. 38, 9). Ибо как он, когда телом соприкасался Фамари и удовлетворял похоти, не делал надлежащего для произведения потомства, сообразно с дарованным от Бога способом чадотворения, но самым способом худого действия совершал грех против себя самого: так и они пользуются мнимыми женами, совершая это незаконное дело. Для них служит предметом соревнования не невинность, но лицемерная чистота, носящая одно имя. Они заботятся о том, чтобы женщина от растления не сделалась беременною, или чтобы не умножить чадородия в мире, или чтобы их не уличили люди, они хотят быть в чести за этот почитаемый у них, подвиг целомудрия, и однако же вот что делают. Другие же предпочитают совершать это самое срамное дело не посредством женщины, а иными способами, оскверняясь собственными руками. И в этом они подражают вышеупомянутому сыну Иуды, оскверняя землю своими преступными действиями и мерзкими каплями, и своими ногами растирая по земле свои истечения, дабы их семя не было похищено нечистыми духами, к зачатию и порождению демонов.

Гл. 2.

Они, как уже сказал я, пользуются различными писаниями Ветхого и Нового завета и некоторыми книгами апокрифическими, в особенности так называемыми деяниями Андрея и других. Они даже часто хвастались тем, что совершают это открыто, между тем обвиняют тех из принадлежащих к церкви, которые имеют возлюбленных, так называемых сожительствующих (τὰς συνεισὰϰτος) жен, – обвиняют за то, будто и они совершают это тайно, стыдясь людей, так что к беззаконию приобщаются, а по внешности, во избежание людской молвы, украшаются честным именем. Об некоторых из умерших нам рассказывали некоторые, что и они делали тоже, – рассказывали люди, слышавшие это будто бы от самих изнасилованных женщин. В числе таковых выставляли на вид имя одного Епископа, довольно лет проходившего должность епископскую в небольшом городе Палестины, будто он имел у себя в услужении таковых женщин, т. е. сожительствующих; а еще нам известно, что он был из числа исповедников. Однако же мы не поверили тем, которые рассказывали это и говорили, будто они слышали о том от самих женщин, хотя крайняя пронырливость людей, говоривших это, побуждала нас то верить, то не верить дурной молве о прежде упомянутом старце, Епископе, пущенной после его смерти. А вина, взведенная на него, была такая: когда кого-то из таких застали на месте греха с женщиной, и когда мы уличили его, он представлял в свое оправдание, будто женщина, соблудившая с ним, хотя уже пожилая летами и устаревшая, показала ему этот непотребный образ действия и научила его, как делать и скверные свои истечения рассеивать по земле.

Гл. 3.

Таковы-то их гнусные действия, обольщающие их ум, по ослеплению диавольскому. Представлять свидетельства, на основании которых они подвергаются падению, я не считаю нужным, чтобы, желая подробно рассказать с целью отвратить от беззаконного действия каждой ереси, но направить скорее ко злу мысль людей не укрепившихся и всегда способных к расслаблению, наклонных уловлять для себя зло вместо добра. Но для отвращения от этой страшной и свойственной пресмыкающимся ереси, я из многого предложу лишь немногое.

Откуда вы, любезные, взяли мысль о таком беззаконным вашем действии? И прежде всего, для кого не очевидно все это, именно что ваше учение есть демонское, что оно есть злоухищрение, измышленное людьми обольщенными умом и испорченными? Ибо если зачатие (по вашему мнению) есть дело совершенно худое, то, конечно, не по причине чадорождения, а по причине плотского совокупления: за чем же, побеждаемые сладострастием, вы совокупляетесь телом? Если же плотское совокупление не есть дело худое: то не составляет худого дела, чтоб зачатое посредством совокупления соделалось рожденным. Отказавшись от этого, человеку не нужно возделывать землю. Авель например был пастырем овец, а Каин обрабатывал землю. Иной возделывает землю подобно Ною, который был человек делатель земли, и насади виноград (Быт.9:20); он насадил виноград но не затем, чтобы на нем не было гроздов; а насади и испи от плода сего, и упися, как написано (ст. 21). В этом старца можно извинить. Будучи благоугоден Богу, он подвергся опьянению не вследствие невоздержности, но, может быть, от горести впал в состояние несознательное, и не вынесши действия той и другой причины, по слабости и старости подпал немощи, не заслуживая, однако же посмеяния от сына. А посмеявшийся стяжал себе проклятие, в пример того, что наносящие оскорбление родителям будут наказаны, равно как и помыслы восстающие в вас на разум Божий и на прекрасно устроенный порядок.

Гл. 4.

Хотя брак и не так восхвален, как девство, хотя девство выше его, и истинное и неоскверненное девство называется славным и добродетельным: однако же и если имеет целью чадородие, а не обращает прекрасно созданное от Бога к постыдной цели, не надлежащим образом соблюдает учрежденный от Бога порядок брачного общения. Девство истинное таково, каким восхваляет его Святой Апостол: дева и непосягшая печется о Господних, како угодити Господеви, да будет свята и телом, и духом (1Кор.7:34); сим показал он, что одиночество не подает никакой причины даже к подозрению в проступках. Но мы знаем, что и Авраам рождал детей, и между тем был другом Божиим, и Исаак, и Иаков и прочие. Они не осквернили себя делами беззаконными, ибо не прикасались к мерзостям, и не относились враждебно к деторождению, путем честного брака прекрасно устроенному от Бога, и подвизавшиеся между ними в целомудрии и девстве не нарушили законов подвига, и похвального образа подвижничества не исказили облекшись в оный как бы в шутку. Илия совсем почти не входил в города, и не был собеседником с женщинами, но постоянно пребывал в пустынях; и Елисей, и Иоанн, и все, которые, имея в виду этот великий образ последования ангелам, по евангельской заповеди Господа исказиша сами себе, царствия ради небеснаго (Мф.19:12).

Многое имели бы мы сказать об этом, и многими местами Божественного Писания могли бы изобличить их мысли, на посмеяние вложенные в них диаволом, но довольствуемся сим немногим. Ибо совершенно очевидно, что такое дело у них не от разума, не от Бога таковое знание, но по действию демонов бывает это поругание и падение их в беззаконное дело. Отразив и эту ересь как бы страшную змею, именуемую ехидною, которая ростом мала, но испускает ужасное по своей ядовитости дыхание и наносит гибель приближающимся к ней, – сокрушив ее, перейдем к следующим ересям, призвав Бога на помощь к совершению всего труда нашего в Боге.

Об Оригене, который зовется и адамантовым, сорок четвертая, а по общему порядку шестьдесят четвертая ересь

Гл. 1.

За этими по порядку следует Ориген, прозванный адамантовым. Он был сын Леонида, святого и ублажаемого мученика. Сам Ориген в молодые свои годы потерпев много гонений, а в возрасте мужеском хорошо усвоив эллинское образование и воспитавшись в церкви, сделался известен в Александрии, во время царя Декия. Родом он был египтянин, пребывание и воспитание имел в Александрии, и, может быть, несколько времени посещал училища Афинские. Говорят, он много пострадал за святое учение веры и за имя Христово; в городе много раз оскорбляли его, поносили и подвергали жестоким истязаниям. Однажды, как говорят, эллины остригли его, посадили его при входе в так называемый Серапиум, т. е. в капище их идола и велели ему раздавать пальмовые ветви приходившим для нечестивого служения и поклонения идолу, ибо такой обычай имеют жрецы их идолов. Взяв ветви, Ориген, без всякой робости и колебания, воскликнул громким голосом и дерзновенно: „Идите, приимите не идольскую ветвь, а ветвь Христову». И многое еще по преданию рассказывают древние об отличных его поступках.

Гл 2. Но награда за подвиг не осталась за ним до конца; он подвергся великой зависти за то, что превосходил других, своею образованностью и ученостью; особенно это раздражало имевших в то время правительственную власть. По диавольскому злоухищрению делатели зла придумали нанести срам сему мужу и определили ему такое наказание – отдали его ефиону на осквернение его тела. Не в силах будучи стерпеть такого измышленного диаволом действия, Ориген закричал, что из двух предложенных ему дел он скорее готов принести жертву. Хотя он и не добровольно совершил это, как говорят многие; но так как сам он вполне признался, что это сделал, именно что язычники, положив ему на руку ладан, сбросили его с руки на очаг жертвенника, то, по суду исповедников, и мучеников, он лишен был тогда славы мученичества, и извержен из Церкви. Подвергшись сему в Александрии, и не имея сам выносить насмешки ругателей, он удалился отсюда и избрал своим местопребыванием Палестину, т. е. землю Иудейскую. Когда он прибыл в Иерусалим, священноначальствующие убеждали его, как известного и ученого толкователя, проповедовать в Церкви, ибо говорят, что прежде принесения жертвы он удостоен был и пресвитерства. Когда тогдашние священноначальники святой Церкви Иерусалимской убеждали его, как я сказал, проповедовать в Церкви, и много понуждали к этому, он встал и произнес только одно следующее изречение псалма сорок девятого, пропустив все предшествующее: грешнику же рече Бог: вскую ты поведаеши оправдания Μοя, и восприемлеши завет Мой усты твоими (Пс.19:16); за тем согнув книгу, отдал ее, и сел с плачем и слезами: вместе с ним плакали и все.

Гл. 3.

Несколько времени спустя после сего, он, по убеждениям и побуждениям многих, познакомился с неким Амвросием, одним из знатных придворных, которого одни называли последователем Маркиона, а другие последователем Савеллия, и убедил его отступить от ереси, проклясть ее и восприять веру святой Церкви Божией. Ибо Ориген тогда принадлежал к Православной Кафолической церкви. А упомянутый Амвросий, поелику держался иного мнения и был муж ученый и ревностный к божественному чтению Священного Писания, то упросил Оригена, – так как смысл изречений в Божественных книгах глубок, – дать ему изъяснение. Склонившись на его законное желание и убеждение, Ориген решился сделаться толкователем так сказать всего Писания, и изъяснить оное. В Тире Финикийском он, как сказывают, в течение двадцати восьми лет вел превосходный образ жизни, в занятии и трудах; Амвросий в достаточном количестве доставлял пропитание ему, скорописцам и прислужникам, равным образом хартию и потребное на другие расходы; между тем Ориген, проводя время без сна и в сильных занятиях, совершал свои труды над Писанием. Прежде всего он позаботился тщательно собрать шесть переводов: Акилы, Симмаха, семидесяти двух, Феодотиона, и еще так называемого пятого и шестого издания; к сему присоединил он еврейский текст, писаный еврейскими буквами, а на другой странице против него сделал другое сопоставление – написал тот же еврейский текст, но буквами греческими. Так произошел труд, именуемый экзаплами, в котором к греческим переводам сделано два приложения: еврейский текст, написанный еврейскими буквами и еврейский же, написанный греческими; так что весь ветхий завет состоит из так называемых экзапл и из двух списков еврейского текста. Всей этой работой сей муж занимался с особенною любовью, но славу свою до конца не соблюл в целости; ибо обширные сведения послужили для него поводом к великому падению. Желая сообразно со своею целью ничего в Божественных писаниях не оставить без изъяснений, он подвергся обаянию греха и изрек слова смертоносные. От него произошли так называемые Оригенисты, впрочем не те предыдущие, которые занимались срамными делами: об тех, как я уже говорил прежде, я не могу сказать, от этого ли Оригена, – он же и адамантовый – они получили начало, или имели своим главою кого-нибудь другого, называвшегося Оригеном. Впрочем, и об этом Оригене рассказывают, что он умыслил нечто против своего тела. Одни говорят, что он оскопил себя, чтобы не волноваться сладострастием, не разжигаться и не распаляться плотскими движениями; иные же говорят не так, а что он придумал прикладывать к известным членам какое-то лекарство и иссушать их. Другие отваживаются взносить на него и нечто другое, напр. будто он отыскал какую-то траву, целительно действующую на память. Мы не совсем верим необыкновенным рассказам о нем, однако ж не опустили передать эти рассказы.

Гл. 4.

Происшедшая от него ересь сперва открылась в стране Египетской, а теперь встречается между людьми превосходными и принявшими, по–видимому, монашеский образ жизни, между людьми, по влечению природы удалившимися в пустыни и избравшими нестяжательность. Также и эта ересь ужасна и хуже всех древних ересей, с которыми она мудрствует сходно. Хотя она и не располагает своих последователей совершать срамное, но внушает страшное, по своей гнусности сомнение, относительно самого Божества; от нее Арий получил первый повод и за ним Аномеи и другие.

В самом начале он дерзко говорит, что Сын Единородный не может видеть Отца, и Дух не может узреть Сына, и ангелы не могут видеть Духа, ни люди – ангелов. Это его первое заблуждение. Он не хочет, чтоб Сын был из сущности Отца, но признает, Его совершенно чуждым Отца и вместе с сим тварью. Он хочет сказать, что Сыном Он именуется по благодати. Есть и иные, большие заблуждения его. Он допускает предсуществование души человеческой; говорит, что души суть ангелы и горные силы, впадшие в грехи и в наказание за сие заключенные в это тело. Они посылаются Богом в наказание, чтобы подвергнуться здесь первому суду. Бредя древними баснословными гаданиями эллинов, он говорит, что тело потому и называется δέμας, что в теле, как в узах, заключена (διὰ τὸ δεδέσϑαι) душа. К этому он прибавляет и еще басни: ибо говорит, что душу потому мы так именуем, что она охладела ниспадши свыше (ψυχὴ ἐψύχϑη). Согласно со своею мыслью он подбирает и свидетельства из Божественных Писаний, не то означающие и не так преданные. Он говорит, что слова пророка: прежде даже не смиритимися аз прегреших (Пс.118:67) суть слова самой души о том, что она согрешила горе на небесах прежде, чем заключена была в теле. Слова: обратися душа моя в покой твой (Пс.114:6), по его мнению, означают, что проведший здешнюю жизнь в доброделании, обращается за совершение праведных дел. И много подобного говорит он. Утверждает, что Адам лишился того, что в нем было по образу: на это, говорит, и Писание указывает, говоря об одеждах кожаных: и сотвори им ризы кожаны, и облече их (Быт.3:21), то есть, по его словам, облек в тело. И много пустого говорится у него. Воскресение мертвых допускает неполное, и в одном месте признает оное, в другом совершенно отвергает, а еще в ином говорит, что воскреснет только часть некая. Наконец, что только возможно, изъясняет иносказательно, напр. рай, воды его, воды превыше небес и под землею. Такой и подобный сему вздор он говорит непрестанно. Мы уже и в других некоторых местах изложили это, когда упоминали о нем.

Гл. 5.

Для нас, однако же, не будет нисколько не обременительно и теперь, при изложении самой ереси, рассказать опять об его мнении и предположениях, и опровергнуть его же словами то, что он сам против себя говорит; ибо дошло наконец до крайности его безрассудство, неестественность его поврежденных, понятий, и уклонение от истины. Он думал говорить против всех ересей, бывших до него, и опровергать каждую, а напоследок и сам изрыгнул эту небывалую на свете ересь. Итак в изобличение его испорченных, вымышленных понятий, я прежде всего предложу слова его, а потом представлю то, что имеет быть сказано против него нашим смирением. Вот, что написал он в изъяснении на первый псалом. Во всем писании слабо держась буквы, он погрешил в самом существенном. Но весь труд его огромен: ибо говорят, как заметил я, что он написал обширное объяснение на каждую книгу писания, не стесняясь высказывать свои мысли. Впрочем, что у него сказано в беседах и в предисловиях о нравах и естественных свойствах животных и других, то большей частью он изложил прекрасно, держась середины; а в том, чему учил он при изложении догматов и в рассуждении о вере и о предметах высшего созерцания, он оказывается нелепее всех, бывших до него и после него, исключая студодеяний, допускаемых в некоторых ересях. По–видимому он избрал аскетическую жизнь, как у меня было выше показано; оттого и грудь у него, как говорят некоторые, по причине чрезмерной строгости жизни и воздержания от животной пищи, впала.

Предложим же теперь из толкования на первый псалом подлинные слова его созерцаний и его учения, дабы кто не сказал, будто сказанное нами против него–клевета. Не потому мы это делаем, что он только при объяснении первого псалма совершенно отпал от истины, как я много раз говорил, но он таков и в каждом толковании. По причине же обширности его труда мы из толкования на вышесказанный псалом выберем одно, или два или три места и откроем всю негодность его в учении о вере и постараемся сказать против оного, что нужно. В каждой речи у него основная мысль одна, которую ты знай, добролюбивый слушатель; – именно он весьма ясно учил, будто Сын Божий есть тварь, и из этой дерзкой мысли о Христе заключай, что он и Духа Святого признавал сотворенным. Итак представим толкование на псалом с самого начала и теми же словами, как говорил сам Ориген.

Начало Оригенова толкования на первый псалом.

Гл. 6.

«Словеса Божии сказуют, что Священное Писание заключено и запечатлено ключом Давидовым и, может быть, той печатью, о которой сказано: образ печати святыня Господу (Исх.28:36), то есть силою давшего писание Бога, обозначаемою именем печати. A что Писание заключено и запечатлено; об этом Иоанн свидетельствует, в Апокалипсисе, говоря: и Ангелу Филадельфийские церкве напиши: тако глаголет Святый. Истинный, имеяй ключ Давидов, отверзаяй и никтоже затворит, затворяяй и никтоже отверзет: вем твоя дела: се дах пред тобою двери отверсты и никтоже может затворити их (Апок.3:7,8); и не много после того говорит: и видех в деснице Седящаго на престоле книгу написану внутрьуду и внеуду, запечатану седмию печатию. И видех Ангела крепка, проповедающа гласом великим: кто есть достоин разгнути книгу и разрешити печати ея, и никтоже можаше ни на небеси, ни на земли, ниже под землею разгнути книгу ниже зрети ю, и аз плакахся, яко ни един обретеся достоин разгнути книгу, ниже зрети ю. И един от старец глагола ми: не плачися: се победил, есть, лев, иже из колена Иудова, корень Давидов, разгнуши книгу и (разрешити) седмь печатей ея (5:1–5). А об одном запечатлении сказал Исаия в таких словах: и будут вам вся сия словеса, аки словеса книги запечатленныя сея, юже аще дадут человеку ведущему писания, глаголюще прочти сие, и речет: не могу прочести, запечитленна бо. И дастся книга сия в руце человеку, не ведущему писания, и речется ему: прочти сие: и речет: не вем писания (Ис. 29:11,12). Должно думать, что это говорится не только в рассуждении Иоаннова Апокалипсиса и Исаии, – но без сомнения и по отношению ко всему Божественному Писанию, которое, по общему признанию, для могущих даже достаточно понимать Слово Божие наполнено загадками и притчами, темными выражениями и другими различными видами неясности, неудобопонятными для естества человеческого. Желая показать сие, и Спаситель говорит, что фарисеи и книжники, имея у себя ключ, не заботятся найти средство к тому, чтобы отпереть: горе вам, законникам, яко взясте ключ разумения, сами не внидосте, ни входящих оставляете внити (Лк. 11:52; Мат. 23:13).

Гл. 7.

«Это сказали мы в виде предисловия к величайшему труду, который конечно выше наших сил и способностей, но предпринять который мы понуждаемся сильною твоею любознательностью и к которому решаемся приступить, вследствие твоей благосклонности и снисходительности, священный Амвросий. Итак, как ты всячески услаждал меня дружбою и по внушению Божию привел меня к этому труду, хотя я и долго уклонялся, зная опасность – не только говорить о предметах святых, но даже гораздо более – именно писать и оставить потомству: то будь мне свидетелем перед Богом, когда Он потребует от меня ответа за целую жизнь и писания, с каким расположением это сделано. Иногда нам удается, а иногда более мы усиливаемся, нежели успеваем сказать что-либо. Мы пускались в исследование написанного, не забывая того прекрасного изречения: «когда говоришь о Боге, то Богом будешь судим », – равно и другого изречения: «не малая опасность говорить о Боге даже истину». Итак поелику без Бога не может быть ничего доброго и наипаче в разумении Богодухновенных писаний, то мы требуем, чтобы ты, приступив к Богу и Отцу всяческих через Спасителя нашего и Архиерея, соделавшегося Богом, просил Его да дарует нам прежде всего хорошо искать, поелику ищущим дано обетование, что они обретут; тогда как те, которые идут не тем путем, может быть и в самом начале не считаются у Бога между ищущими». Доселе из Оригена.

Гл. 8.

Против велеречивого мнимого мудреца, исследователя о предметах неисследимых, изыскателя вещей небесных, наполнившего весь свет пустословием, как сказал о нем один из лучших между нами, – начну прежде всего говорить о том, кто «соделался Богом». Всякому известно, что в житейском быту встречается много слов и имен тождезначущих; и если другой кто скажет такую речь, то можно сказать, что она употреблена в прямом смысле. Когда же во многих местах мы открыли, что такой человек злонамеренно отчуждает Единородного Бога от Божества и существа Отчего, и вместе с тем с тою же целью назвал Духа Святого соделавшимся Богом: то очевидно, что он признает Его сотворенным.

Некоторые хотят спутать нас своими мудрованиями, и говорят, что соделавшееся – одно и тоже с рожденным: – но этого нельзя принять в рассуждении Бога, а только лишь по отношению к тварям; ибо иное – сделанное (γενητὸν), а иное рожденное (γεννητὸν). поелику он сказал: «соделался Богом», то спросим его прежде всего: каким способом сотворен Тот, Кого признаешь ты Богом по этому словоупотреблению? и почему Он будет поклоняем, если сотворен? Но ты устрани укоризну святого Апостола, направленную против тех, которые тварь называют Богом, и укажи мне такого Бога, Который, будучи сотворен, был бы поклоняем благочестивою верою, поклоняющеюся не твари, но Творцу, и тогда результат твоего ложного учения был бы согласен с разумом и не чужд благочестия отеческого, но ты представить сего не можешь. А если бы ты и отважился откуда-нибудь похитить и насильственно вывести такое толкование, ты, богопротивный, и тем не мог бы совратить в такое нечестие умного смысла людей богочестивых; тебе противоборствует и чувство и разум: ибо все сотворенное не достопоклоняемо, как я сказал. Если же несомненно достопоклоняемо: тогда, – поелику много других существ сотворенных, – для нас не будет разницы, если в предосуждение Единому Творцу будем поклоняться всем существам, нам сослужебным и заключающимся под тем же именем.

Гл. 9.

Посмотрим же в четырех Евангелиях, посредством которых пришедший Бог Слово благоустроил всю нашу жизнь, сказал ли где-нибудь Христос: «Бог создал Меня, или Отец Мой создал Меня». Посмотрим также, возвестил ли Отец в Евангелии: «Я создал Сына и послал к вам». Но об этом теперь здесь довольно; ибо, что касается свидетельств, то мы часто приводили их во множестве против тех, которые вводят тварь. И в настоящем случае для нас нисколько не обременительно показать слабость этого учения и сказать этому мнимому мудрецу: как может быть сотворенным Тот, Который говорит: Аз во Отце и Отец во Мне – и еще: едино есма (Ин.14:10; 10:30)? Как может имеющий равную честь со Отцем быть от Него отличным ? Никтоже знает, Сына, токмо Отец, ни Отца, токмо Сын (Мат.11:27) – и еще: видевый Мене виде Отца (Ин.14:9). А как он сомневается относительно воскресения, об этом, держась порядка, скажем после, взяв в рассмотрение его слова. Из одного изречения его мы покажем весь образ его мыслей и откроем неверность мнения его относительно сего догмата: и хотя у него много раз сказано об этом пространно и солгано во многих книгах: но я в обличение его предложу то, что сказал он в толковании на первый псалом – против нас, уверовавших в воскресение с твердым упованием.

Гл. 10.

Он говорит следующее: сего ради не воскреснут, нечестивии на суде (Пс. 1:6); далее, так как у него есть обычай делать догадки на основании различных изданий, он говорит, что так передают Феодотион, Акила, Симмах, и после сего насмешливо нападает на сынов истины таким образом.

Основываясь на этом, говорит он, более простые из уверовавших думают, что нечестивые не улучат воскресения и не удостоятся Божественного суда, между тем не высказывают ясно, что они разумеют под воскресением и какой воображают суд. А если по-видимому и выражают свои мысли об этом, то исследование изобличит их в том, что они, не поняв образа воскресения и суда, не могут усвоить этого в последовательном порядке. Если мы спрашиваем: что воскреснет? Они отвечают: тела, которыми мы теперь облечены. Потом, если мы спросим их еще: в полном ли существе воскреснут, или нет? Они не исследовав говорят: в полном. А когда мы, применяясь к их простоте и нисколько не рассуждая о том, что существо тел изменчиво, выразим недоумение: уже ли вместе с телом воскреснет и кровь, истекшая при рассечении жил, и плоть, потребленная болезнями, и все волосы, когда-нибудь бывшие у нас, или те одни, которые выпали при кончине, – они иногда негодуют на то, что дан такой вопрос, и думают, что относительно этого Богу должно представить делать, что хочет; иногда же, по-видимому делая снисхождение, говорят, что воскреснут с нами только те волосы, которые были на нас при конце этой жизни. А более решительные из них, чтобы избежать необходимости составлять в уме соображения относительно крови, много раз выделявшейся из наших тел, и плоти, обратившейся во время болезни в пот, или в какую другую материю, говорят, что воскреснет наше тело таким, каким было при конце жизни».

Гл. 11.

Таковы слова вышереченного мнимого мудреца, выражающие сомнение относительно истины: я по необходимости привел их в доказательство желающим знать всю сущность его неверия в воскресение. Есть между прочим и много другого далее в толковании на этот псалом. Он говорит: сего ради не воскреснут нечестивии на суд. На этом основании, как на людей простоватых, нападает он на тех, которые признают воскресение несомненным и с твердым упованием веруют в воскресение мертвых; – он наговорил при этом много вредного и подвел некоторое софистическое предположение, взятое не от веры, а из разума, с тем чтобы они поверили ему во всем к своему несчастию, и на основании того, что случается с нами по природе, он покусился извратить исповедание самого нашего воскресения, ожидаемого с истинным упованием. Я же, как человек незначительный, не желая отважиться быть лучшим, тех, которые уже с успехом потрудились и весьма правильно ниспровергли все его измышленное риторическое злохудожество, признал достаточным удовольствоваться тем, что сказано блаженным Мефодием в слове «о воскресении» против того же Оригена, и предложу это здесь буквально, У Мефодия, как и сам он изложил, говорится именно так:

Сокращение мнений Оригеновых из творений Мефодия.

Гл. 12.

Основываясь на этом, более простые из уверовавших думают, что нечестивые не улучат воскресения, между тем не высказывают ясно, что они разумеют под воскресением и какой воображают суд. A если по-видимому и выражают свои мысли об этом, то изобличит их исследование, так как они не могут усвоить этого в последовательном порядке. Если мы спрашиваем их, что воскреснет; они отвечают: тела, которыми мы теперь облечены. Потом, – если мы спросим их еще: в полном ли существе воскреснут, или нет, они, не исследовав, говорят: в полном. А когда мы, применяясь к их простоте, выразим недоумение: ужели вместе с телом воскреснет и кровь, истекшая при рассечении жил, и мясистые части, и волосы, когда-нибудь бывшие у нас, или те одни, которые выпали при кончине, – они ссылаются на то, что Бог может делать, что хочет. А более решительные из них, чтобы избежать необходимости составлять в уме соображения о той самой крови, которой много раз случалось выделяться из наших тел, говорят, что воскреснет наше тело таким, каким было при конце жизни. Против этого мы высказывали сомнение, по той причине, что естество изменчиво, что как в наше тело поступают снеди и изменяют свое подобие: так и наши тела изменяются, и в плотоядных птицах и зверях становятся частями их тел: эти опять изменяются, будучи снедаемы людьми, или другими животными и становятся телами людей или других животных. Итак, как это повторяется многократно: то необходимо допустить, что одно и тоже тело много раз бывает частью многих людей. Чьим же телом оно будет в воскресение? Таким образом нам придется пасть в бездну безрассудного пустословия.

Гл. 13.

И после всех этих недоумений они обращаются к тому, что для Бога все возможно, и приводят изречения Священного Писания, которые по ближайшему своему смыслу могут подтверждать их мнение: таково место из пророка Иезекииля: И бысть на  мне рука Господня и изведе мя в дусе, и постави мя среде поля, се же бяше полно костей человеческих и обведе мя окрест, их около и се многи зело на лицы поля и се сухи зело: и рече ко мне: сыне человечь, оживут, ли кости сия и рекох: Господи Боже, ты веси сия: и рече ко мне: прорцы сыне человечь, и рцы к ним: кости сухия сия: слышите слово Господне. Се глаголет Аденаи Господь, костем сим: се аз введу в вас дух животен и дам в вас жилы, и возведу на вас плоть и простру по вам кожу, и дам дух, мой в вас, и оживете, и положу вас в землю вашу и уразумеете, яко Аз есмь Господь (Иез.37:1–6). Этим изречением пользуются они, как наиболее убедительным. Приводят и другие изречения, – Евангельские, например: ту будет плачь и скрежет зубов (Мф.8:12): и еще: убойтеся могущаго и душу и тело погубити в геенне (Мф.10:28); и из посланий Павла: оживотворит мертвенная телеса ваша живущим Духом Его в вас (Рим.8:11).

Гл. 14.

Всякий любящий истину должен, остановившись на этом мыслью, подвизаться за истину воскресения, сохранить предание древних и предостеречься от опасности впасть в пустоту жалких мыслей, и невозможных и Бога недостойных. По отношению к тому месту должно так, рассуждать: всякое тело, поддерживаемое природою, которая для питания вводит в оное нечто от вне и вместо введенного выделяет иное, как вы например растения или животные, – никогда не остается одинаковым в материальном отношении. Поэтому тело не дурно названо рекою: так как при тщательном рассмотрении может быть даже в продолжение двух дней первоначальное вещество не остается тем же в нашем теле. Но например, Павел или Петр всегда один не по душе только, сущность которой не разливается в нас и не имеет ничего привходящего от вне, но у них остается тот же самый вид, характеризующий тело, хотя бы естество тела и было изменяемо; равно как одними и теми же остаются формы, представляющие телесную качественность Петра и Павла. Вследствие этих качеств от детства остаются на телах рубцы и другие знаки, напр. веснушки и иное сему подобное. Эта форма, по которой отличаются друг от друга Павел и Петр, есть телесная, и она во время воскресения опять будет окружать душу, переменившись в лучшую и будучи образована совершенно уже не по-прежнему. И как форма остается от младенчества до старости, хотя черты по-видимому получают большое изменение: так и относительно теперешнего вида тела должно думать, что он одинаков с будущим, хотя и будет весьма большое изменение на лучшее. Душе, пребывающей в местах телесных, необходимо иметь тело, соответствующее месту.265 И как, если бы нам нужно было сделаться водяными животными и жить в море, – то нам нужно было бы иметь жабры и другое устройство рыбье: так и тем, которые имеют наследовать царствие небесное и будут в различных местах, необходимо иметь тела духовные, но такие впрочем, чтоб вид прежнего тела уничтожился, но чтобы последовало изменение его в более славное, подобно тому, как вид Иисуса, Моисея и Илии не соделался во время преображения другим против того, каким был.

Гл. 15.

Поэтому не смущайся, если кто скажет, будто первоначальное вещество тела в то время не будет таковым же, так как разум показывает могущим разуметь, что и теперь, даже в продолжение двух дней, не может оставаться одинаковым прежнее вещество тела. Стоит остановить внимание и на том, что иное сеется, а иное восстает: сеется тело душевное; восстает тело духовное (1Кор.15:44). К сему Апостол присовокупляет учение, что мы имеем, так сказать, сложить с себя земное качество, тогда как вид тела сохранится во время воскресения: сие же глаголю, братия, яко плоть и кровь царствия Божия наследити не могут, ниже тление нетления (ст. 50). Может быть святого человека, охраняемого Богом, создавшим некогда плоть, будет окружать уже не плоть, но что некогда отпечатлевалось во плоти, то будет отпечатлено в теле духовном.

И в чем братия наша ссылаются на изречения Писания, об этом нужно сказать, и прежде всего о словах у Иезекииля. Так как на них хотят утверждаться простейшие, то по буквальному их смыслу не будет и воскресения плоти, а только воскресение костей, кожи и жил. Вместе и то нужно доказать им, что они увлекаются, не уразумев написанного: ибо не везде, где говорится о костях, под именем костей должно разуметь именно эти кости, как например в следующих местах: расточишася кости их при аде (Пс.140:7); рассыпашася вся кости моя (Пс.21:15) и еще: исцели мя, яко смятошася кости моя (Пс.6:3). Очевидно, что здесь, говорится о костях не в общепринятом значении. Указывают в словах пророка: тии глаголют: сухи, быша кости наша (Иез.37:11). Но ужели потому говорят они: сухи быша кости наши, что желают воскреснуть, когда будут собраны вместе? Это невозможно. Сказать: сухи быша кости наша – они могли бы как бывшие в плену и потерявшие всякую жизненную влагу. Поэтому они присовокупляют: погибе надежда наша, убиени быхом. И так это есть обетование восстания народа от падения и как бы смерти, которою умерли они, за грехи быв преданы врагам. И грешники от Спасителя называются гробами, полными костей и всякой нечистоты (Мф.23:27). Богу подобает открыть гроб каждого и вывести из гробов нас оживотворенными, также как Спаситель извел вон Лазаря.

Гл. 16.

Что же касается до слов: ту будет, плачь и скрежет, зубом, – то им должно сказать, что как всякий член зиждитель устроил для какого либо употребления в сей жизни, – так и зубы устроены для раздробления твердой пищи. Какая же нужда в зубах для подвергаемых мучению? Находящиеся в геенне не будут есть ими. И еще нужно показать, что не все должно принимать буквально. Говорится: зубы грешников, сокрушил еси (Пс. 3, 8); и еще: членовная львов сокрушил есть Господь (Пс.57:7). Кто же будет так безрассуден, чтобы предполагать, будто Бог, сохраняя тела грешников, сокрушит только зубы их? А если желавший понимать их так, по нужде склонится к смыслу аллегорическому: то нужно допустить такое же исследование и относительно скрежета зубов у подвергаемых мучению. Имеет ли душа способность жевать, чтобы она во время изобличения за грехи, на которые она склонилась мыслью, могла скрежетать зубами, по подобию того, когда сталкиваются зубы? A изречение: убойтеся могущаго и душу и тело погубити в геене (Мф. 10: 24). может быть указывает на то, что душа бестелесна, а может быть показывает и то, что она без тела не будет мучиться, о чем сказали мы в физиологическом исследовании «о виде и первой сущности». И сказанное у Апостола: оживотворит и мертвенная телеса наша – может, так как тело наше смертно и непричастно истинной жизни, означать то, что телесный вид, о котором мы сказали, по естеству смертен, а когда явится Христос, живот наш (Кол.3:4), то и его из состояния смертного тела переменит в оживотворенное, так что силою Духа животворящего оно соделается духовным. Равным образом слова: но речет, некто: како востанут мертвии, коим же телом приидут? – ясно показывают, что прежнее существо тела не восстанет. Ибо если хорошо поняли мы тот пример (о семени), то надобно сказать, что сила семени в зерне пшеницы. овладев окружающим веществом, проникнув его всецело, вкоренившись в самом виде, его, придаст силы, какие имеет, тому, что прежде было землею, водою, воздухом и огнем, и преодолев их качества, изменит в то самое, которого само бывает производителем, и таким образом наполняется колос, который чрезвычайно отличается от первоначального зерна величиною, видом и разнообразием.

Речь Прокла из того же Мефодия.266

Гл. 17.

Вот как бы в сокращении все, что высказал Ориген, занимаясь рассуждением о воскресении, и доказывал свои мысли разными умозрениями. Ты же внимательно рассмотри и то, что следует за сим. Остается к оказанному присоединить еще свидетельства из писаний, дабы речь, подобно статуе, имея все части в соразмерности, была обработана вся вполне и не имела недостатка ни в чем, относящимся до ее формы и красоты. И так надобно сказать, насколько согласуются с сим писания, руководствующие человека к совершенству лучшей жизни. Если кто может, не подделывая настоящего, строго рассуждать, тот узнает, что воскресение должно понимать в отношении не к этому телу, так как оно не может оставаться неизменным в продолжение веков, а в отношении к телу духовному, в котором будет сохраняться тоже отличительное свойство, какое в нем выражается и ныне, так что каждый из нас и по внешнему виду будет одним и тем же, как это сказано и у Оригена. Ибо он полагает, что таково будет воскресение. Так как вещественное тело переменчиво, и никогда даже на короткое время не останется в одинаковом положении, но прибавляется и убавляется во внешнем виде, отличающем человека, от чего и зависит сама фигура: то по необходимости,267 говорит, должно предполагать, что воскресение касается только одного вида человека. И дабы ты не сказал: не понимаю, ибо он темно это изложил, – то я здесь яснее раскрою тебе смысл этих слов.268 Ты, конечно, видал кожу животного, (мех) или другое что подобное, наполненное водою; если выпустив из него воду, снова понемногу его наполнить: то он всегда представляет один и тот же вид; потому что каково содержащее, такой вид необходимо принимает и то, что внутри оного. Представь же себе теперь: если, когда выливается вода, будет кто-нибудь прибавлять столько, сколько выливается не допуская меху совершенно лишиться воды: то прибавляемое, хотя и не таково, по необходимости является таковым, каково все прочее; потому что во время убавления и прибавления воды содержащее есть одно и тоже. И так кто хочет уподобить сему тело, тот не будет постыжен. Ибо таким же образом и пища, принимаемая в замен изверженных веществ, переменяется во образ содержащего вида. Таким образом, что разойдется по глазам, становится сходным с глазами, что по лицу, то с лицом, и что по другим частям, то им уподобляется: от этого каждый представляется одним и тем же, хотя первоначальная материя тела не остается в том же положении, но только вид, сообразно с которым формируется привходящее в тело. И так, если мы даже в течение немногих дней не бываем одними и теми же относительно тела, а только по виду, который имеет тело, так как он один остается в нас от рождения: то тем более в то время не будем теми же по плоти, но только по виду, который и теперь всегда сохраняется в нас и пребывает неизменным. Ибо что там кожа, то здесь вид, и что в приведенном сравнении вода, то здесь прибавление и убавление. И так, как теперь, хотя тело не остается одним и тем же, но внешние черты по самому виду сохраняются одни и те же: так и тогда, хотя тело будет не тоже самое, но вид, возвышенный в более славное состояние, окажется уже не в тленном теле, но в бесстрастном и духовном, каково, например, было тело Иисуса во время преображения, когда Он взошел на гору с Петром, Моисеем и Илиею, Ему явившимися.

Гл. 18.

(а в Петав. изд. 39). И об этом довольно рассуждать; потому что таков вкратце смысл учения Оригенова. Если же кто из сомневающихся, указав на тело Христово, так как Христос называется первенцем из мертвых и начатком умерших (Апок.1:5; 1Кор.15:20), скажет, что как Он воскрес, так, надобно полагать и о всех, что воскреснут подобно Ему, да яко Христос, воскресе, тако и Бог умершия в Иисусе приведет с Ним (1Сол.4:14), а тело Иисуса воскресло с той же плотью и костями, какие Он имел, как убедился в том и Фома: то на это мы скажем: тело Христово было не от похоти мужеския (Ин.1:13), не от услаждения сном сошедшагося (Прем.7:2), не в беззакониих зачатое и во гресех рожденное (Пс.50:7), но от Духа святаго, и силы Вышняго (Лк. 1, 35) и от Девы; тогда как твое тело есть сон, услаждение и скверна. Посему премудрый Сирах говорит: Егда умрет человек, наследит, гады и звери и червие (Сир.10:14); также в 87-м псалме говорится: еда мертвыми твориши чудеса или врачеве воскресят, и исповедятся Тебе? Еда повесть кто во гробе милость Твою, и истину Твою в погибели: Еда познана будут во тме чудеса Твоя и правда Твоя в земли забвенней? (ст. 11–13). Есть и другие такого рода изречения, которые желающий может выбрать из писаний, дабы мы, припомнивши все оные во множестве, не увеличили слова слишком много.

Далее из Мефодия269

Гл. 19.

(40). Итак, когда Прокл с трудом окончил речь и долго молчали присутствующие, довольно увлеченные к неверию; когда я заметил, что он действительно окончил, то приподняв слегка голову и собравшись с духом, как бывает с плывущими, когда уже утихает буря, – но будучи еще в страхе и смущении, (ибо я, так сказать вам, был подавлен и засыпан силою слов – обращаюсь к Авксентию и, назвав его, сказал: «Авксентий! я думаю, что не напрасно сказано у поэта: Двум совокупно идущим.270 Ибо два у нас противника, поэтому мы должны выдержать силу обоих. Я избираю тебя помощником и сотрудником в споре с ними, дабы Аглаофон с Проклом и Оригеном, вооружившись против нас разрушительными доказательствами, не опроверг воскресения. Так выступим же против их софизмов, нисколько не страшась их возражений, которыми они нападают на людей робких. Ибо ничего у них нет вполне здравого и основательного, но один красивый набор слов, подготовленный для поражения и убеждения слушателей, не ради истины и пользы, но дабы показаться присутствующим мудрыми в слове. От этого речи, вытекающие из вероятностей и разукрашенные для вида и удовольствия, иногда у простых людей считаются гораздо лучшими тех, которые направлены к точному исследованию истины. Сами учители ревнуют уже не о том, что лучше и что достойно уважения, но о том, чтоб понравиться и доставить удовольствие, как поступают софисты, которые берут плату за речи, дешево продавая похвалы мудрости. В прежние времена решительно употреблялась краткость в изъяснении, потому что старались не о том, чтобы доставить удовольствие, а пользу присутствующим. Впоследствии, когда изъяснять Писания стало без всякого затруднения дозволенным для всех, и все, исполнившись самомнения, стали тупы к деланию добра, а начали преуспевать в красноречии, величаясь, будто они способны знать все; когда стали почитать за стыд сознаться, что им нужно еще учиться, а более спорили и выступали вперед, как учители: тогда произошло то, что возымев дерзость, уклонились от благоговения и кротости и от веры, что Бог все может сделать, как обещал, а обратились к пустым спорам и богохулениям, не помыслив о том, что не дела нуждаются в словах, а слова – в делах, как бывает во врачебном искусстве, где слова, от которых больные должны получить исцеление, подтверждаются делами. Нужно, чтобы при единомыслии между нами ум наш был в согласии с отборными словами, а нравы с языком, подобно лире, и не было бы ничего грубого и нестройного. Ибо для того, чтобы нам приобрести способность подвизаться за истину, а не казаться только такими, должно упражняться в справедливости, и не идти, хромая, по пути мудрости, заботясь более о славе, нежели о истине и прикрываясь предлогами и видами и всяким покровом лицемерия.

Гл. 20.

(41). Ибо есть, подлинно есть люди, наряжающиеся в пышную одежду украшенных слов, как наряжаются женщины, чтобы прельстить юношей, если кто-нибудь из них, не оградив себя верою и целомудрием, взглянет на них. Посему, прежде тщательного исследования нам должно с опасением принимать к сердцу таковую речь; поелику обольстители часто успевают привлечь на свою сторону учителей, как сирены, которые ненависть свою к людям перед бегущими от них закрывают приятным пением издали. Как, Авксентий, сказал я, думаешь ты об этом? Он отвечал: также, как и ты. О неправо-мыслящих софистах мы можем конечно сказать, что они подделываются под изображения истины, но не знают самой истины, как и живописцы: ибо сии последние стараются подражательно изобразить и кораблестроителей, и корабли и кормчих, но сами не умеют ни строить кораблей, ни управлять ими. Итак хочешь ли ты, чтоб мы, снявши краски, убедили удивляющихся этим рисункам юношей, что то не корабль, что кажется кораблем, и не кормчий, что представляется кормчим, а стена, раскрашенная снаружи красками и рисунками для удовольствия, и что сделавшие это из красок, а не сам корабль, суть копировщики вида корабля и кормчего? Длинно это предисловие, любезнейший, сказал я, – для желающего слушать, однако полезно. Ибо если кто отнимет у них изречение Богодухновенных писаний, которыми они пестро украшают свои мнения для обольщения других, самодовольно именуя их справедливыми и истинными, но сами совершенно не зная справедливости: то как, по твоему мнению, смешны будут они, лишенные таковых именований? «Совершенно так», сказал он. – Как же, Авксентий, сказал я, ты ли хочешь быть вождем на этом пути, или я буду предводительствовать? – «Справедливо, сказал он, тебе быть вождем, потому что ты владычествуешь словом».

Гл. 21.

(42). Теперь исследуем мнение Аглаофона последовательно, по частям с самого начала. Он говорил: «душа получила это тело, в которое мы облечены, вследствие преступления, а в прежние времена проводила жизнь блаженную, без тела. Тела суть кожаные одежды, в которые довелось быть заключенными душам, дабы в смертном теле понести наказание за свои дела». «Не это ли с самого начала было сказано тобою, врач? Но если тебе кажется, что я чего-нибудь не припомнил, то ты припомни». Нет теперь никакой нужды в этом напоминании, сказал он, потому что мы прежде всего сказали это самое. – «Что же? Неужели и то, что часто говорил ты впоследствии, именно: что тело служит для нас препятствием к уразумению и познанию действительно сущего, по причине заботливости нашей об украшении и уходе за ним, и по причине других приражений, относящихся к прихоти чрева? И кроме того, тело бывает виною злоречия и всяких прегрешений; потому что душа сама по себе – одна, без тела совершенно не может грешить, а посему, чтобы, по отшествии отсюда, она могла быть свободна от греха и преслушания на небе, где и будет иметь, пребывание вместе с Ангелами, она должна остаться свободною и отрешенною от тела, потому что тело служит для нее причиною осквернения грехом и содействует сему? Ибо без тела душе невозможно согрешить; поэтому, дабы сохраниться безгрешной в бесконечные веки, она уже не получит тела, которое влечет ее долу к тлению и неправде». Сказано было и это: «Что ж? Неужели ты думаешь, что это сказано тобой справедливо и хорошо?» сказал я. A почему это тебе кажется не так? сказал он. Ты не можешь опровергнуть этих слов. «Нисколько, сказал я. Но я хочу исследовать причину, почему ты сказал так». Это хорошо и справедливо, сказал он. «Хорошо ли и справедливо, по твоему мнению, поступает тот, кто говорит противоречащее себе и несогласное»? Никак. «Не кажется ли тебе, что он невежественно подделывается под истину?» Совершенно так, отвечал он. «Неужели одобришь ты того, кто делает намеренные ошибки для ложной стройности речи?» Никаким образом. «Поэтому ты и самого себя не можешь оправдать в том, что так неосновательно говоришь. Ибо допустив, что души согрешили без тела, нарушивши заповедь, и сказав, что за беззаконие Бог дал им напоследок кожаные одежды, дабы, нося мертвость, они подверглись осуждению, назвав сими одеждами тела, – ты в продолжении речи забыл, что утверждал прежде того, и говоришь, что душа сама по себе не может согрешить, потому что по природе она совершенно неспособна на это, но что тело соделалось для нее виною всяких зол. Поэтому, дабы душа опять не устремилась к неправде, как это случилось с нею прежде вследствие соединения с телом, она навеки останется без тела, хотя сначала сказал ты, что душа согрешила до соединения с телом, когда была еще в раю блаженною и беспечальною. Ибо после нарушения заповеди Божией, когда уже возобладал над нею грех, вследствие повиновения змию, будто бы дано ей тело в наказание, как узы. Посему или первое, или последнее мнение оказывается несправедливым. Ибо или душа еще не имея тела согрешила, и хотя бы не получила тела, тем не менее будет грешить, след., всякое рассуждение о том, что тело не воскреснет, будет напрасным и излишним; или согрешила вместе с телом, а таким образом кожаные одежды не могут быть приняты за тело; потому что человек оказывается преступником заповеди Божией прежде устроения оных: а между тем одежды для того и устроены, чтобы ими прикрыть происшедшую от греха наготу. Наконец убеждаю ли я тебя, и видишь ли ты, как допустил ты противоречие себе самому? Ясно ли это для тебя? Или ты, Аглаофон, сказал я, еще не понимаешь, что я говорю?» Понимаю, сказал он, и не имею нужды второй раз это слушать. Но я и не заметил, что сказал так несправедливо. Ибо мне, когда я допустил, что кожаные одежды суть тела, нужно было признать и то, что душа согрешила прежде нежели вошла в тело, так как преступление совершено было прежде устроения одежд; ибо одежды даны людям по причине преступления, а не преступление произошло по причине одежд. Когда мы согласились в этом, должны вместе согласиться и в том, что причиною греха не тело это, а душа сама в себе, поэтому она будет грешить, хотя бы и не получила тела, так как согрешила и прежде, когда была без тела. Потому безрассудно говорить, будто тело не может воскреснуть ради того, чтобы не сделаться причиною греха для души; ибо как она согрешила до соединения с телом, так будет грешить и по отложении тела, хотя бы опять и не получила тела. Поэтому мне нет нужды верить ни себе самому, ни другому, кто говорит, что кожаные одежды суть тела. Но если я соглашусь в этом, то вместе должен согласиться и в том, что сказано.

Гл. 22.

(43). «Что ж? сказал я. Не кажется ли тебе, Аглаофон, и это несправедливым?» Что такое? «Утверждать, сказал я, будто тело устроено для души, как узы и оковы, на том основании, что и пророк назвал нас узниками земли (Зах.9:11) и Давид окованными (Пс.145:7)?» Тогда он отвечал: я не могу тебе так скоро ответить на это. Но почему ты с другим не рассуждаешь? Тогда я, заметив, что он краснеет и избегает обличения, сказал: «Ужели ты думаешь, будто я стараюсь изобличать тебя по зависти, а не потому, что было намерение сделать разъяснение в споре? Нет, любезный! Не тяготись моими вопросами: ты видишь, что у нас идет речь не о маловажных предметах, но о том, как должно веровать; и я ни откуда не предполагаю столько зла для человека, сколько происходит от ложного мнения о предметах необходимых. Итак, охотно и ясно отвечай на вопросы; и если покажется тебе, что я говорю неправду, обличи, беспокоясь более за истину, нежели за меня; ибо я считаю лучшим благом принимать обличения, нежели самому обличать других, на сколько лучше самому удаляться от зла, нежели других удалять. Итак, сличим теперь наши речи, и посмотрим, в чем они между собою расходятся. Ибо предметы, о которых мы спорим, вовсе не маловажны, а таковы, что знать их прекрасно, а не знать постыдно. Итак, ты не допускаешь воскресения тела, а я допускаю». Конечно, сказал он, я уже сказал это. «Но ты, сказал я, назвал тело узами, темницею, гробом, бременем и оковами, а я не называю так ». Правду ты мне говоришь, сказал он. «Ты сказал еще, что тело есть причина невоздержности, обольщения, печали, гнева и, кратко сказать, всех других зол, которые препятствуют нам в стремлении души к прекрасному и не позволяют нам достигнуть уразумения и познания истинно сущего; потому что хотя бы мы старались уловить что-нибудь из существующего, всегда окружающий нас мрак помрачает ум, не допуская нас ясно рассмотреть истину. Ибо, как сказал ты, сведение, приобретаемое нашими ушами, исполнено обмана, равно как, приобретаемое зрением обманчиво, обманчиво и то, что приобретается другими чувствами». «Видишь», сказал он, «Еввулий, как я готов хвалить тебя, когда ты правильно разъясняешь слова»?

Гл. 23(44). «И так буду еще говорить, чтобы ты более хвалил, меня. Если, по вашему мнению, тело – узы; то нельзя думать, будто оно причина греха и неправды для души, а напротив оно причина – целомудрия и благовоспитанности. Рассуждай об этом так, ибо так лучше поймешь: куда мы отводим страждущих телесными болезнями? Не ко врачам ли?» «Очевидно так », сказал он. «А куда – преступников ? Не к судиям ли?» «Непременно». «Не для того ли, сказал я, чтобы они получили достойное наказание за дела свои?» «Да» «А что справедливо, то и прекрасно?» Согласился. «Значит, судящий справедливо, хорошо делает, ибо справедливо судит?» И на это согласился. «А что прекрасно, то и полезно? кажется так; потому что подсудимые получают пользу; так как от их истязаний злодейство прекращается, подобно тому, как от врачебных операций и лекарств прекращаются болезни: поелику наказать обидевшего, значит исправить душу и устранить сильную болезнь, т. е. неправду». Он согласился. «Что же? Не по мере ли грехов, скажешь ты, определяются и наказания достойно наказуемым, подобно тому, как и врачуемым по мере ран делаются операции?» Он изъявил согласие. «Итак сделавший достойное смерти наказывается смертью, достойное ударов – ударами, – достойное уз – узами?» Согласился. «Итак, сказал я, виновный наказывается узами, или ударами, или другим каким-либо подобным наказанием для того, чтобы раскаявшись перестал делать неправду и сими наказаниями исправился, как исправляется искривленное дерево?» Совершенную правду говоришь ты, сказал он. «Потому что судья наказывает его не ради прошедшей вины, но в предостережение от будущей, дабы он опять не сделал того же?» Это очевидно, сказал он. «Ибо очевидно, что узы отнимают у него стремление к неправде, не позволяя ему делать того, что хочет ?» Истинно так. «Итак он удерживается от греха потому, что узы не дозволяют ему свободно предаваться удовольствиям, но стесняют его и учат уважать справедливость, доколе он, вразумляемый, не научится быть целомудренным?» Кажется так, сказал он. «Итак узы, как видно, не бывают виною греха, потому что уцеломудривают людей и делают их более справедливыми, служа лекарством для души, хотя горьким и едким, но целительным?» Это очевидно, сказал он. – «Что же? пересмотрим еще сказанное прежде. Не допустил ли ты, что тело есть узы души вследствие преступления?» Да, я допускаю это, сказал он. «Еще: что душа грешит вместе с телом, потому что прелюбодействовать, убивать и поступать нечестно тебе кажется грехом, а ведь это душа делает вместе с телом?» Он согласился. «Но мы еще признали, что узник не может обижать?» Признали, сказал он. «От того, что боль от уз мешает этому?» Да! «Но ведь плоть узы души?» Он подтвердил это. «Но находясь во плоти, мы грешим при согласии на это плоти?» Так, сказал он. «А связанный не может грешить?» И на это изъявил он согласие. «От того, что чувствует боль?» Да! «От того, что узы не дозволяют?» Конечно. «Но тело содействует согрешению?» Да! «А узы удерживают?» Он согласился. «И так, сказал я, ни по твоему, Аглаофон, ни по чьему либо другому мнению, тело не есть узы, но в том и в другом, т. е., как в добре, так и во зле, оно содействует душе». Он согласился.

Гл. 24(45). Если это так, то ты, Аглаофон, защищай то, что ты прежде говорил. Ибо ты в прежних Беседах утверждал, что тело есть узы, темница и оковы души, и видишь, как это не согласуется с тем, что ты сказал. Если нужно, любезный, плоть признавать узами, а душа пользуется этими узами, как пособием и содействием к неправде, то возможно ли это согласить? Ведь невозможно. Ибо если наказание определено за грех, чтобы душа, удрученная скорбью, научилась Богопочитанию: то каким образом тело может служить ей пособием и содействием к неправде? Узы, темницы, оковы, и, кратко сказать, все такого рода относящиеся к исправлению карательные средства имеют силу удерживать наказуемых от неправды и греха. Ибо не для того, чтобы обидевший еще более делал неправды, даются ему узы, как пособие к неправде, но для того, чтобы томимый узами перестал творить неправду. Для сего то судии и заключают злодеев в оковы: узы поневоле удерживают их от злодеяния. Да и зло делать свойственно людям, пользующимся свободою и живущим без надзора, а не связанным. Человек сперва совершил убийство, подобно Каину, укрепился в неверии, пристал к идолам, отступил от Бога. Каким же образом тело дано ему вместо уз? Или каким образом, когда человек согрешил до соединения с телом, Бог дал ему тело для содействия к большей неправде? Каким наконец образом после устроения сих уз говорится: се дах, пред лицем твоим жизнь и смерть: избери живот, – благо и зло (Втор.30:15); также: аще хощете и послушаете Мене (Ис.1:19)? Это сказано ему, как обладающему полной свободой, а не как связанному узами и необходимостью. Из всего этого следует, что тело не должно признавать узами, или темницею или оковами, и узники земли по этому не означают того, что души связаны земными узами вследствие осуждения их Богом: ибо как это может быть, когда ничем этого доказать нельзя? Очевидно, нелепо и то мнение, что в вечной жизни тело не соединится с душой по той причине, что оно есть узы и оковы, дабы мы не соделались на веки осужденными узниками тления, когда будем находиться в царстве света. После достаточного опровержения и обличения того учения, в котором признавали тело узами души, уничтожается и та мысль, будто тело не воскреснет, на том основании, чтобы мы не были из за него узниками в царстве света, которое получим.

Какое же наконец нужно представить другое доказательство для убеждения недовольных? Они не удовлетворятся доказательством и яснейшим вышеприведенных. Но это их любопрение можно изобличить как на основании сего места, так и многих других. В дальнейшем продолжении речи, мы естественными доводами, а не предположениями, докажем, что ни Иеремия не называл нас узниками земли ради соединения с телом, ни Давид по этой же причине – окованными (Пс.145:7). Стоит указать и на то, в чем они наипаче оказываются уклонившимися от истины. И так Господа Судьи (я вас, державный Феофил, называю судиями слов) сказав надлежащее о кожаных одеждах и о том, что прежде устроения оных прародители жили с телом, наслаждаясь бессмертием, и еще – о том, что нельзя почитать тело узами и темницею – я обращусь наконец к следующим предметам, как обещал, дабы нам яснее увидеть то, чего желаем.

Гл. 25(18). После того, как Зиждитель всяческих Бог стройно составил вселенную, подобно великому городу, и украсил ее, повелевая словом; после как соразмерно расположил в ней каждую стихию и наполнил все различными животными, дабы мир совершенно возрос в красоте, – Он, сотворивши многоразличные виды естества: звезды на небе, пернатых в воздухе, четвероногих на земле и плавающих в воде, – после всего ввел в мир человека, точное подобие собственного Его образа, предуготовив для него этот мир, как прекраснейшее жилище и своими руками образовав его, как бы прекрасное изваяние в великолепном храме. Он знал, что сделанное Его рукою по необходимости будет бессмертно, как произведение бессмертия, ибо от бессмертия бессмертное бывает бессмертным, так же как и от злобы злое бывает злым, от неправды неправедное – неправедным. Неправедное не есть произведение правды, но неправды, и наоборот, праведное дело не есть произведение неправды, но правды: равно как сделать тленным свойственно не нетлению, а тлению, и обессмертить не есть дело тления, а нетления, – и кратко сказать: каково производящее, таковым (обыкновенно) по необходимости делается и производимое от него. Бог есть и бессмертие, и жизнь, и нетление: A человек – произведение Божие; и так как произведенное бессмертием бессмертно, потому человек бессмертен. Поэтому-то Бог Сам произвел человека, а прочие роды животных повелел произвести воздуху, земле и воде. Человеком в самом истинном смысле относительно природы называется не душа без тела и не тело без души, но то, что составилось в один прекрасный образ из соединения души и тела. Отселе открывается, что человек создан бессмертным и непричастным всякому тлению и болезням. Это достаточно можно узнать и из писания; ибо о других тварях, которые в продолжение времени изменяются, возрастая и старея, говорится: да изведут, воды гады душ живых, и птицы летающие по земли, по тверди небесней. И еще: да изведет земля душу живу по роду, четвероногая и гады и звери земли по роду (Быт.1:20.24) O человеке же не так говорится, как о тех: да изведет земля, или да изведут воды, или: да будут светила: но говорится: сотворим человека по образу и по подобию нашему и да обладает рыбами морскими и птицами небесными и всеми скотами (ст. 26). И взял Бог персть от земли и создал человека (Быт.2:7).

Гл. 26.

(19). A чтобы вы лучше уразумели отличие человека, как он во всем различается от других тварей, и, будучи бессмертным, оказывается поставленным на втором месте после ангелов, – и это мы изложим также в истинном и православном смысле. Прочим животным дана одушевленная жизнь посредством вдыхания духа, разлитого в воздухе: а человеку от самой бессмертной и от личной сущности, ибо вдуну Бог в лице его дыхание жизни и бысть человек в душу живу (Быт.2:7). Тем повелено служить и быть в подчинении: этому – начальствовать и владычествовать; тем даны различные виды и формы естества, какие по повелению Божию породила грубая и видимая природа: этому – нечто боговидное и богоподобное, во всем соответствующее первообразному и единородному образу отца: и сотвори Бог человека, по образу Божию сотвори его (Быт.1:27); посему и позаботился об утверждении в нем Своего образа, дабы он не был удободоступен для тления, подобно тому как это обычно делателям статуй: они заботятся не только о красоте и благолепии своих изваяний, чтобы они были прекрасны до великолепия, но и стараются, – насколько это возможно для них, – о бессмертии своих произведений, чтобы они сохранялись неповрежденными на долгое время, как напр. Фидий, сделавши статую Юпитера Олимпийского (а была она из слоновой кости), приказал налить масла около ног впереди статуи, чтобы сохранить ее по возможности бессмертною. Таким образом, если так поступают художники вещей рукотворных, то не паче ли Бог, высочайший художник, Который все может и из несущего сотворить, – мог совершенно необходимо устроить, чтоб Его разумное произведение – человек был не гибнущим и бессмертным? Ужели бы Он попустил, чтоб так бесславно разрушилось и предано было погибели и тлению то, что Он нарочито удостоил создать Своими руками, образовав оное по образу Своему и по подобию, – украшение мира, для которого и мир создан? Этого сказать невозможно. Дерзнувший так мыслить впал бы в безумие.

Гл. 27.

(20). Но, может быть, не остановившись внимательно на сказанном теперь, вы, Аглаофон, скажете: «если, по вашему мнению, животное было бессмертно от рождения, то каким образом оно соделалось смертным, когда бессмертное непременно должно быть тем, что оно есть, не ниспадая и не переходя в худшее и смертное естество? Это невозможно, иначе оно не бессмертно.» На это скажу: на свободу в избрании добра, данную человеку и получившую этот закон, восстала с злорадством ненавистница добра, зависть. Бог сотворил человека для нетления и сделал его образом собственной вечности: яко Бог смерти не сотвори, ни веселится о погибели живых: завистию же диаволею смерть вниде в мир, как свидетельствует и премудрость Соломона (Прем.1:13–2:24). Но, опять необходимо сказать: откуда же смерть, если Бог смерти не сотворил? Если от зависти: то каким образом зависть могла быть сильнее изволения Божия? Это мы назовем оскорбительным для Бога. Противник спрашивает: откуда зависть? Если от диавола, то для чего получил бытие диавол? А если получил бытие, значит сотворивший его есть виновник существования зла? Но Бог совершенно не есть виновник зла ни в каком отношении; следовательно диавол не получил бытия, а если не получил, то и не подлежит страданиям и погибели и не имеет ни в чем нужды: это по необходимости должно быть с не получившим бытия, а между тем он подвергается уничижению и мучениям. Но то, что подвергается мучениям, – изменяется и страждет, – а Нерожденное бесстрастно, следовательно диавол не есть не получивший бытия, а получивший. Если же он получил бытие и если что получило бытие произошло от какого-либо начала и существует творец сего, значит, есть какой либо творец и диавола. Итак получил ли он бытие, или не получил? Но должно представлять, что имеющее незаимствованное бытие есть только одно, именно Бог: ибо вообще, кроме Его, решительно не может быть другого творца. Аз, сказано, первый, и Аз по сих, и кроме Мене несть Бога (Ис.44:6). Без Его воли ничто не может быть переделано или сотворено, ибо и Сын исповедует, что не может творити о Себе ничесоже, аще не еже видит отца творяща. Яже бо, говорит, Отец творит, сия и Сын такожде творит (Ин.5:19). Нет ничего враждебного, или неприязненного, или супротивного Богу; потому что если бы что-нибудь воспротивилось Богу, то перестало бы существовать, так как бытие его было бы уничтожено могуществом и силой Божьей; только одному создавшему возможно уничтожить и бессмертное.

Гл. 28.

(21). Итак, вы скажете, что такое диавол? Дух обращающийся около вещества, как сказано и у Афинагора, – бытие получивший от Бога, также как и прочие ангелы получили от Него бытие, и им вверено было управление веществом и видами вещества. Таково было назначение Ангелов, быть с Богом при Его промышлении о тварях. Им благоустроенных, так чтобы всеобщее и главное попечение о всем имел Бог. Сам обладая господством и властью над всем и все, как корабль, неуклонно направляя правилом мудрости, а отчасти смотрели бы за тем приставленные к сему Ангелы. Прочие Ангелы пребыли в том состоянии, в каком их Бог сотворил и распределил; но сей возгордился и в управлении вверенным ему соделался лукавым, очреватев завистию против нас, подобно тем, которые впоследствии воспламенились плотью и вступили в любострастное общение со дщерями человеческими (Быт. 6:2). Ибо и им, так же как и людям, Бог определил иметь свободное желание того или другого, чтобы – или, повинуясь Его слову, пребывали вместе с Ним и наслаждались блаженством, – или же, если не будут повиноваться, подверглись осуждению. Был и диавол звездою утренней: како спаде с небесе денница восходящая заутра (Ис.34:12)? Он вместе с Ангелами сиял светом, был звездою утренней, но ниспал и низвержен на землю, направив человека в противную сторону. Ибо Бог гневается на гордых и надменным умышлениям поставляет преграду. Приходит мне на мысль сказать о сем и стихами:

Змей! Ты начало всех зол для людей и конец,

Ты – обольщенье слепого, которое ношу тяжелую зла порождает.

Вождь к безрассудству, – ты радость находишь

В слезах житейских, в стенаниях смертных;

Единокровных к обиде преступной

Братоубийственны руки ты поднял:

Каина ты убедил обагрить кровяными струями

Землю впервые: и праотца ты обольстил,

Так что он с жизни нетленной на землю ниспал.

Гл. 29(22). Таков-то диавол. Смерть же введена для наказания, подобно тому, как детям, начинающим учиться грамоте, дают удары для исправления. Смерть не что иное, как разлучение и отделение души от тела. – Вы скажете: что ж ? значит виновник смерти Бог. Опять встречается с нами та же речь. Да не будет сего, потому что и учители не главные виновники того, что дети испытывают боль от ударов. Итак, хорошее дело – смерть, если введена, подобно ударам для наказания детей, не греховная смерть, мужи премудрые, но смерть, состоящая в разъединении и отлучении души от тела. Ибо человек, будучи свободным и самовластным, и получил самовладычествующую волю и свободное произволение для избрания добра, как сказал я, когда услышал: от всякого древа, еже в раи, снедию снеси: от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него: а в он же ащи день снесте от него, смертию умрете (Быт.2:16,17), сам склонившись ко вкушению, при помощи диавола, убеждавшего к преслушанию разного рода обольстительною хитростью, нарушил заповедь Божию; и это сделалось для него соблазном, сетью и преткновением. Ибо Бог не сотворил зла, и вообще никаким образом не есть виновник зла. Но все, что Им сотворено свободным для сохранении и соблюдения закона, Им праведно постановленного, если не соблюло оный, называется злом. A самый тяжкий вред не слушать Бога, преступив пределы самопроизвольной правды. Посему, когда человек, отступив от указания Божия, запятнал себя и осквернил, и отпечатлел на себе скверны многого зла, которые породил князь сей и отец прелести, зачавший болезнь по Писанию. (Пс.7:15), дабы иметь возможность постоянно увлекать и побуждать человека к неправде: тогда Вседержитель Бог, увидев, что человек, сотворенный бессмертным, до унижения потерпел озлобление от коварства диавола, не позволил ему вкусить от древа жизни, но облек его и жену его Еву в кожаные одежды, и изгнал из рая, определив им смерть и сказав: земля еси и в землю отыдеши (Быт.3:19), дабы воскресением избавив от унижения, как свойственно наилучшему художнику, опять восстановит их в собственном их теле без унижения.

Гл. 30(23). Уже прежде рассмотрено было сомнение и доказано, что кожаные одежды не суть тела. Тем не менее и опять будем говорить (ибо не раз надлежит сказать о сем ). Ибо еще прежде устроения оных первозданный признает, что имеет кости и плоть, когда увидев приведенную к нему жену, воскликнул: се ныне кость от костей моих, и плоть от плоти моея. Сия наречется жена, яко от мужа своего взята бысть. Сего ради оставит человек отца своею и матерь, и прилепится к жене своей: и будут два в плоть едину (Быт.2:23,24) Я не могу потерпеть некоторых празднословящих и бесстыдно насилующих Писание, которые, чтобы провести мнение, будто нет воскресения плоти, предполагают и кости духовные и плоть духовную, и с иносказаниями бросаются туда и сюда, вверх и вниз. А что это надобно принимать так, как написано, подтверждает Писание. Христос, фарисеям, спрашивавшим об отпущении жены, отвечает: разве не знаете, что сотворивый искони, мужеский пол и женский сотворил я есть и рече: сею ради оставит человек отца и матерь и т. д. (Мф.19:4–5). Далее, как можно принимать только в рассуждении душ слова: раститеся и наполните землю (Быт.1:28). И еще: персть взем от земли Бог и созда человека (2:7), что очевидно сказано собственно о теле, ибо не от персти и не от тяжелого вещества душа получила существо. Таким образом из всего этого по всей справедливости следует, что человек сотворен с телом прежде кожаных одежд, потому что обо всем этом сказано прежде его падения, а о том, что касается одежд, – после падения.

Поэтому приступим опять к рассмотрению того, что под руками, достаточно доказав, что кожаные одежды не суть тела, но разумно подготовленный плод смерти животных. Теперь остается рассмотреть, отчего человек выселяется из пределов рая. Бог не потому изгнал его, будто не хотел, чтобы он срывал от древа жизни и вкушал, (ибо опять вкусивши от древа жизни он мог бы жить в век), но чтобы, как мы предположили, зло не сделалось бессмертным. В противном случае для чего и Христа послал с неба на землю, если вполне хотел, чтобы человек умер всеконечно, не вкусив жизни? Если пререкающий скажет, будто Бог сделал это вследствие раскаяния, то рассуждение это слабо, так как допускает в Боге изменение мысли. Нет, Бог не есть не ведущий будущего, и не творец зла, но в высшей степени благ и знает наперед будущее. Таким образом изгнал его из рая не для того, чтобы он не жил во веки, вкушая от древа жизни, но чтобы смертью прежде всего умерщвлен был грех, дабы таким образом по истреблении греха, восстав чистым после смерти, человек вкушал жизнь.

Гл. 31(24). Никто не будет так безрассуден, чтобы отважился утверждать, будто это сказано в другом смысле. Ибо вообще утверждающий, что эта плоть не способна к бессмертию, как поистине подверженный болезни безумия, богохульствует. Для чего же после устроения кожаных одежд Адам изгоняется, получив запрещение вкушать от древа жизни и жить, если бы совершенно было невозможно человеку жить вечно с телом? Но запрещение делается вследствие того, что он мог бы не умереть, если бы взял и вкусил от древа жизни. Ибо говорит: и сотвори Господь Бог Адаму и жене его ризы кожаны, и облече их. И рече Бог: се Адам, бысть яко един от Нас, еже разумети доброе и лукавое. И ныне да не когда прострет руку свою, и возмет от древа жизни, и снест, и жив будет, во век. И изгна Господь Бог из рая сладости, делати землю, от неяже взят бысть. И изрине Адама (Быт.3:21–24). Итак, тело могло жить вовек и быть бессмертным, если бы он не получил запрещения вкушать от жизни. А запрещение получил для того, дабы и грех был разрушен, умерщвленный вместе с телом, и тело восстало по истреблении греха. Итак, чтобы человек не был бессмертным, как я сказал, злом, или вечно живущим, заключая в себе преобладающий, как бы прозябший в бессмертном теле, и имеющий бессмертное питание, грех, – для сего Бог сделал его смертным, облекши мертвенностью. Сию-то цель и имели кожаные одежды, дабы через разрушение и распадение тела грех весь до основания погиб, как бы вырванный с корнем, дабы не осталось ни малейшей части корня, от которой опять пойдут новые отрасли грехов.

Гл. 32(25). Подобно тому, как дикая смоковница, выросши на здании прекрасного храма, разросшаяся в ширину и в высоту, и распространившаяся своими многоветвистыми корнями по всем связям камней, не прежде перестает произрастать, пока совсем не оторвется вследствие распадения камней на местах, на которых она росла (ибо по отторжении смоковницы камни могут опять быть сложены на своих местах, дабы храм сохранился, не имея уже при себе ничего из разрушающих его неблагоприятных условий, а между тем смоковница, отвалившаяся вся с корнем, засохла): таким же образом и художник Бог разрушил храм свой – человека, произрастившего грех, наподобие дикой смоковницы, умерщвляя временными приражениями смерти, как написано, и оживотворяя, дабы по иссушении и умерщвлении греха плоть с теми же членами, подобно возобновленному храму, восстала бессмертная и неповрежденная, после совершенного и окончательного уничтожения греха. Ибо пока еще живет тело до смерти, необходимо жить с ним вместе и греху, который скрывает внутри нас свои корни хотя бы от вне и подвергался ударам со стороны здравых мыслей и внушений: иначе после крещения, по совершенном отъятии от нас греха, не случалось бы никакой неправды. А теперь и после того, как мы уверовали и пришли к воде крещения, часто обретаемся во грехах. Ибо никто не может похвалиться, чтобы до такой степени был вне греха, чтобы даже и не помышлять вовсе о неправде. Из сего следует, что теперь грех сдерживается и усыпляется верою, чтобы не принести вредоносных плодов, а не истреблен до корня. Теперь в этой жизни мы сдерживаем его прозябения, каковы лукавые вожделения, дабы не беспокоил нас некий корень горести выспрь прозябаяй (Евр.12:15), и не позволяем себе открывать глаза, и раскрывать сжатые уста к сим прозябениям, когда разум подобно секире, посекает родившиеся внизу корни горести. В будущем же уничтожится и самое помышление о зле.

Гл. 33(26). Желающие искренно говорить истину не имеют недостатка и в свидетельствующем слове Писаний, поелику Апостол знал, что корень греха еще не всецело уничтожен в людях, когда говорит в одном месте: вем бо, яко не живет во мне, сиречь в плоти моей доброе. Еже бо хотети прилежить ми, а еже содеяти доброе, нет. Не еже бо хощу доброе, творю, но еже не хощу злое, сие содеваю. Аще ли же еже не хощу, сие творю, уже не аз сие творю, но живый во мне грех. И еще: соуслаждаюся закону Божию по внутреннему человеку: вижду же ин закон во удех моих, противувоюющ закону ума моего, и совершенно пленяющь мя законом греховным сущим во удех моих (Рим.7:18–20.22–23). Таким образом еще не произошло того, чтобы грех был пресечен, будучи вырван с корнями, (ибо не умер окончательно) но еще живет (ибо как может быть сие прежде, нежели человек подвергнется смерти?), дабы вместе с ним увянув и исчахнув, подобно растению, совершенно сгиб и разрушился вследствие уничтожения того, на чем, как я сказал, скрытно держался он корнями, и человек воскреснет, уже не имея вновь проникающего в него корня горести. Посему-то для искоренения и уничтожения греха истинный Заступник и Врач наш Бог подобно противоядию допустил смерть, дабы зло, возникнув в нас, как бессмертных, не было вечно бессмертным, а сами мы изувеченные и, подобно больным, лишенные собственной силы, не остались надолго в этом состоянии, питая в постоянно пребывающих и бессмертных телах великую болезнь греха. Посему прекрасно то, что для спасения того и другого, и души и тела, Бог изобрел смерть наподобие врачебного очищения, дабы мы сделались поистине непорочными и невредимыми.

Гл. 34(27). Итак, поелику потребны для сего многие примеры, то мы здесь в особенности рассмотрим оные, не отступая до тех пор, пока слово достигнет до яснейшего истолкования и доказательства. Представляется в пример какой-нибудь искусный художник, который прекрасную статую, устроенную из золота или из другого вещества, соразмерно во всех частях украшенную до изящества, опять бы расплавил, внезапно усмотрев, что она повреждена каким-нибудь злейшим человеком, который из зависти не стерпев, чтобы статуя была благолепна, попортил оную, вкушая суетное удовольствие зависти. Приметь, премудрый Аглаофон, что, если художник желает, чтобы статуя, над которою он трудился с таким старанием и заботою, не была совершенно испорчена и обезображена, то опять постарается, расплавивши ее, сделать такою же самою, какою она и прежде была. А если не расплавит и не возобновит ее, а оставляет ее так, починивая ее и поправляя, то статуя от закаливания в огне и от ковки по необходимости не может уже остаться такою же, но окажется измененною и искаженною. Почему, если хочет, чтобы это была работа прекрасная и безукоризненная, то должен расплавить ее и вновь слить, так чтобы посредством переделки и переливки уничтожились безобразия и все изменения, случившиеся с нею от коварства и зависти, и чтобы статуя опять приведена была в свой неповрежденный и чистый вид, наиболее сходный с нею. Со статуею это делается не для того, чтоб она погибла для самого художника, хотя бы опять обратилась в первоначальное вещество, но чтобы была восстановлена. Нужно, чтобы уничтожились безобразия и повреждения (ибо вместе с перелитием пропадают), а не то, чтоб они опять появились; потому что превосходный во всяком искусстве художник имеет в виду не безобразное или ошибочное, но соразмерность и правильность произведения. Таковым же представляется мне и домостроительство Божие относительно нас. Ибо увидев, что человек, прекраснейшее произведение Божие, поврежден злыми наветами зависти, Бог по человеколюбию не восхотел оставить его таковым, дабы, нося в себе неизгладимое смертью пятно, не подвергся вечному позору, но разрешил его снова в первоначальное вещество, чтобы через воссоздание истребилось и уничтожилось в нем все позорное. Ибо что там расплавление статуи, то здесь смерть и разрешение тела; что там новая форма или переделка вещества, то здесь воскресение после смерти, как говорит и Пророк Иеремия; ибо и он согласно с этим возвещает говоря: и снидох в дом скудельнич, и се той творяше дело на каманех, и разбися сосуд, его же той творяше руками своими: и паки той сотвори из него иный сосуд, якоже угодно во очию его творити. И бысть слово Господне ко мне рекущее: еда яко же скудельник сей не возмогу сего сотворити с вами, доме Исраилев? се якоже брение скудельника вы есте в руку моею (Иер.18:47).

Гл. 35(28). Приметь, как после преступления человека, великая рука, как сказал я, не восхотела оставить дело свое в поношении, как недоброкачественное, когда лукавый беззаконно повредил оное завистливыми обвинениями, но растворив опять обратил его в перст, подобно горшечнику, вновь выделывая сосуд, так чтобы от переделки уничтожились в нем все безобразия и язвины, и все стало по-прежнему безукоризненно приятным. Или не имать власти скудельник на брении, от того же смешения сотворити ов убо сосуд в честь, ов же не в, честь (Рим.9:21)? Это значит (ибо, мне кажется, Апостол точно указывает на это): разве не имеет Бог власти из того же самого вещества, воссоздав и возобновив каждого по своему, одного воскресить в честь и славу нашу, другого в бесчестие и осуждение? В бесчестие тех, которые дурно провели жизнь в грехах, а в честь тех, которые пожили в правде, как показано и у Даниила, который говорит, что мнози от спящих в земней персти востанут, сии в жизнь вечную, а онии во укоризну и в стыдение вечное. И смыслящие просветятся аки светлость тверди (Дан.12:2–3). Ибо в нашей власти не то, чтобы совершенно уничтожить корень зла, но чтобы не попускать ему вырасти больше и приносить плоды. Ибо всецелое и совершенное истребление и уничтожение зла до самых корней совершается Богом, как сказано, по разрушении тела, а нами – по частям, чтоб оно не давало отростков. Посему кто воспитал зло для размножения его и увеличения, а не сделал, сколько мог, бесплодным и не подавил оного, необходимо подлежит суду, потому что, будучи в состоянии и имея власть на это, решился предпочесть вредное полезному.

Гл. 36(29). Итак, никто, сам будучи виновен, да не порицает необузданным языком естество Божие, будто оно несправедливо распределило каждому воздаяние за зло, или за добродетель. Ты кто еси, о человече, против отвещаяй Господеви? Еда речет здание создавшему е: почто мя сотворил еси тако (Рим.9:20)? Ибо как это возможно, когда самовластною волею он избрал зло? Посему и не может сказать Богу, судящему по неизменным правилам правды: для чего ты сотворил меня так, чтоб я осужден был на скорби? Приметь, как Апостол, подобно искусному стрелку, выпустив эти нечестивые слова, обращает однако же не ясное и сокрытое в глубине буквы заключение в самое истинное и православное, и не имеющее в себе ничего неосторожного или хульного. Для тех, которые не с усердием, а с низкими целями внимают словам, иногда кажется, что он говорит нескладно и несообразно; а которые с усердием и с трезвым помыслом – для тех какого порядка и истины исполнены слова его!

Впрочем, тщательное исследование об этом одно само по себе было бы на этот раз делом достаточным. Но смешно было бы, оставив в стороне твое недоумение, ради которого мы пустились в исследование, перейти к другому. Это сказано нами в наказание и осуждение тех, которые намеренно делают худое. Итак, когда яснейшим образом доказано, что смерть устроена не на какое-либо зло человеку, то не с дурною целью внимающий словам должен наконец уразуметь то, что касается воскресения тела. Ибо каким образом смерть бывает не на пользу, когда она разрушает то, что обкрадывает нашу природу, хотя в то время, когда приходит, она и представляется неприятною, как самое кислое лекарство для больного. Но чтобы много раз не говорить того же об одном и том же, то, подкрепив сказанное еще словами из песни второзакония, перейдем к дальнейшему исследованию.

Гл. 37(30). Ибо сказанное Богом: Аз убию и жити сотворю: поражу и Аз исцелю, и несть иже измет от, руку Моею (Втор.32:39), чему другому имеет целью научить, как не тому, что тело прежде подвергается смерти и умирает, для того, чтобы после воскреснуть и ожить? Поражается прежде и разрушается для того, чтобы после образовалось из него целое и здравое. И вообще ничто не в силах исхитить из великой и державной руки Его для уничтожения и погибели, ни огонь, ни смерть, ни тьма, ни хаос, ни тление. Кто ны разлучит, говорит Апостол, от любве Господа (Который толкуется: рука Отца и слово), скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или мечь: якоже есть писано: яко тебе ради умерщвляемы есмы весь день; вменихомся яко овцы заколения. Но во всех сих препобеждаем за возлюбившего ны (Рим.8:35–37). И это вполне истинно, дабы исполнились, как сказал я, сии слова: Аз убию и жити сотворю, поражу и Аз исцелю. И несть иже измет нас от любве Божия, яже о Христе для погибели. По сему-то и вменихомся, якоже овцы заколения, дабы умерши для греха, мы стали жить для Бога. Но о сем довольно; надобно еще рассмотреть то, что находится в связи с сим.

Гл. 38(31). «Все рожденное подвержено болезням (так возражает противник) и в рождении, и в питании растет, говорит, от привходящего, и умаляется от убывающего. Напротив, что не рождается, то здорово, потому что не подвергается болезни, ни в чем не нуждается, и не имеет желаний. А рождающееся желает и сожития и пищи. Желать значит болеть, а не нуждаться и не желать значить быть здоровым. Рождающееся болит, потому что желает, а не рождающееся не болит. Болящее страждет или от изобилия или от недостатка веществ привходящих и убывающих. Страждущее же и погибает и уничтожается, потому что рождается. А человек рождается, следовательно человек не может быть бесстрастным и бессмертным». Но на этом самом и падает умозаключение. Ибо если все происходящее, или рождающееся погибает (ничто не мешает сказать так, потому что и первозданные не рождены, а произведены), а между тем и Ангелы и души произведены (творяй Ангелы своя духи (Пс.103:4); то по мнению их гибнут и Ангелы и души. Но ни Ангелы, ни души не погибают, ибо они бессмертны и неразрушимы, по воле Создателя. По сему бессмертен и человек. Но не пригодно и то, если сказать, что до основания погибнет вселенная, и не будет ни земли, ни воздуха, ни неба. Хотя для очищения и обновления весь мир, объятый нисшедшим огнем, загорится, он не придет однако же в совершенную погибель и разрушение. Ибо если миру лучше не быть, нежели быть, то почему Бог сотворивший мир, избрал худшее? Но Бог ничего напрасно не творил. Посему Бог устроил, чтобы тварь существовала и продолжала бытие, как утверждает сие и премудрость: созда бо во еже быти всем Бог. и спасительны бытия мира, ни бо есть в них врачевания губительнаго (Прем.1:14), И Павел ясно свидетельствует, говоря: чаяние бо твари откровения сынов Божиих чает. Суете бо тварь повинуся не волею, но за повинувшего ю на уповании: яко и сама тварь свободится от работы истления в свободу славы чад Божиих (Рим.8:19–21). Суете бо, (говорит) тварь повинуся, но ожидает, что тварь освободится от такого рабства, желая так называть настоящий мир. – Ибо работает тлению не невидимое, но это видимое. Посему тварь продолжает бытие, будучи обновлена в лучшем и благолепнейшем виде, веселясь и радуясь о воскресении с чадами Божиими, за которых воздыхает и соболезнует ныне (ст. 22), чая и сама избавления нашего от тления тела, дабы, когда мы восстанем, и стряхнем с себя мертвенность плоти, как написано: и стряси прах, и востани, сяди Иерусалиме (Ис.52:2), и когда избавимся от греха, избавиться и ей от тления и работать уже не суете, а правде. Вемы бо, говорит, яко вся тварь совоздыхает и соболезнует даже до ныне. Не точию же, но и сами начаток духа имуще, и сами в себе воздыхаем, всыновления чающе, избавления телу нашему (Рим.8:22–23). И Исаия говорит: якоже бо небо ново, и земля нова, яже Аз творю, пребывают, предо Мною, глаголет Господь: тако станет семя ваше имя ваше (Ис.66:22). И еще: тако глаголет Господь сотворивый небо, сей Бог устроивый землю, и сотворивыи ю, той раздели ю. Не вотще сотвори ю, но на вселение (45:18). Поистине не вотще и не напрасно, не для погибели, создал Бог вселенную, как думают суемудрые, но для того, чтобы она существовала, была обитаема и продолжала бытие. Посему и земля и небо необходимо опять будут существовать после сожжения и воспламенения всего. Почему же это необходимо, слово о том было бы длиннее сказанного. Ибо вселенная, разрушившись, преобразится не в бесформенное вещество и не в такое состояние, в каком была прежде устроения, и не подвергнется совершенному уничтожению и тлению.

Гл. 39(32). Но если вселенная не уничтожится, скажут противники, то почему же Господь сказал, что небо и земля мимо идут, (Мат.24:35). И пророк: погибнет небо, яко дым и земля, яко риза, обветшает (Ис.51:6)? Это потому, скажем мы, что писаниям обычно перемену мира из сего состояния в лучшее и славнейшее называть уничтожением, так как прежняя форма с изменением всего в лучший вид пропадает; в Божественных словах нет никакого противоречия и несообразности. Преходит, бо образ мира сего (1Кор.7:31), а не мир сказано в писании. Таким образом обычно писаниям называть уничтожением обращение прежней формы в лучший и благообразнейший вид, подобно тому, как если бы кто назвал уничтожением изменение в младенце вида в мужа совершенного, когда возраст младенца изменяется относительно величины и красоты. Егда бех, младенец, яко младенец глаголах, яко младенец мудрствовах, яко младенец, смышлях: егда же бых муж, отвергох младенческая (1Кор.13:11). Посему надобно ожидать, что тварь будет страдать, как бы обреченная на смерть во время горения, но для того, чтобы быть воссозданной, а не погибнуть, дабы мы обновленные жили в обновленном мире, не испытывая печали, по реченному в сто третьем псалме: послеши Духа твоего, и созиждутся и обновиши лице земли (ст.30), когда Бог снова дарует благорастворение окружающему воздуху. Когда земля будет существовать и после века сего, то по всей необходимости будут и обитатели, которые не будут умирать, ни жениться, ни родиться, но, подобно Ангелам, неизменно в нетлении будут наслаждаться блаженством. Посему безрассудно говорить какую жизнь в то время будут проводить тела, когда не будет ни воздуха, ни земли, и ничего другого.

Гл. 40 (33). Кроме сказанного, достойно, Аглаофон, рассмотрения и то, в какое великое заблуждение можно впасть, давая себе свободу рассуждать о таких предметах. Ибо сказав , что Господь, когда искушали Его Саддукеи, объяснил, что имеющие улучити воскресение будут в то время яко Ангели (Лк.20:35; Мк.12:25), ты присовокупил: «но Ангелы, как бесплотные, поэтому и пребывают на высоте блаженства и славы, следовательно и нам, имеющим сравняться с Ангелами, необходимо нужно, подобно им, быть обнаженными от тел». Не приметил, любезнейший, что создавший и устроивший вселенную из ничего, естество бессмертных уделил не одним Ангелам и Служебным духам, но и Началам, Престолам и Властям. Ибо иной род Ангелов, иной Властей, потому что не один чин, не один сонм, поколение и племя бессмертных, но существуют роды, поколения и различия. Ни Херувимы, выступая из своего естества, не пременяются во образ Ангелов, равно как ни Ангелы – во образ других. Ибо они должны быть тем, что есть, и какими произошли. Да и человек, поставленный жить в мире, и владычествовать над всем, что есть в нем, по первоначальному распоряжению будучи бессмертен, никогда из человеческого состояния не изменится ни во образ Ангелов, ни других существ, потому что и Ангелы не выходят из первоначального вида и не изменяются во образ других существ. И Христос пришел проповедать не превращение или применение человеческого естества в иной образ, но возвращение в то состояние, в каком человек был сначала до падения, когда был бессмертен. Посему каждому из сотворенных существ должно оставаться в усвоенном ему образе положения, дабы все было наполнено всем, небеса – Ангелами, престолы – властями, светы  служебными духами, Божественные места, чистые и ясные светы – Серафимами, предстоящими великому Совету, правящему вселенною, а мир – людьми. Если же допустим, что люди изменяются в Ангелов, то вместе должны допустить, что и Ангелы пременяются во Власти, а Власти еще в иной и иной вид, доколе слово, коснувшись высших, не запутается в опасности.

Гл. 41 (34). И этого нельзя допустить, будто Бог, создав человека худым, или ошибшись в нем при устроении, вздумал сделать его впоследствии Ангелом, раскаявшись, подобно самым плохим художникам. Или будто сначала хотел сотворить ангела, но не имея сил для сего, создал человека. Это слабо. Почему же сотворил человека, а не ангела, если хотел, чтобы человек был ангелом, а не человеком? Потому ли что не мог? Это хульно. Или отложил лучшее до будущего и сделал худшее? Это нелепо. Он не ошибается в творении прекрасного, не откладывает, не чувствует бессилия, но как хочет, и когда хочет, имеет возможность сделать, так как Он есть сила. Почему желая, чтобы человек был, в начале сотворил человека. Если же чего желает, то желает прекрасного, а прекрасное человек, человеком же называется существо, составленное из души и тела: следовательно, человек будет не без тела, но с телом, дабы кроме человека не появился другой человек. Ибо Богу должно сохранять все бессмертные роды: бессмертен же и человек. Яко Бог, говорит премудрость, созда человека в неистление, и во образ присносущия своего сотвори его (Прем.2:23). Следовательно, тело не уничтожится, потому что человек состоит из души и тела.

Гл. 42 (35). Посему примет, как Господь сему самому хочет научить, когда Саддукеи не веровали в воскресение плоти. Таково было учение Саддукеев. Для сего подготовивши притчу о жене и семи братьях, дабы отвергнуть учение о воскресении тела, приступили к Нему, как показал сам Евангелист, говоря: приступиша к Нему и Саддукее, иже глаголют не быти воскресению (Мф.22:23). Если бы не было воскресения плоти, но сохранилась бы одна душа, то Христос согласился бы с ними, как с прекрасно и правильно мыслящими. Но теперь он ответствует, говоря: в воскресение ни женятся, ни посягают, но яко Ангели Божии на небеси суть (ст. 30); не то, что люди не будут тогда иметь тела, но не женятся и не вступают в замужество, а пребывают в нетлении. И говорит, что в этом подобны мы Ангелам, дабы как Ангелы на небе, так и мы в раю занимались уже не браками и пиршествами, но созерцанием Бога и устроением своей жизни, под управлением Христа. Не сказал: будут Ангелы, но яко Ангели, как увенчанные, по написанному, славою и честию, умаленные малым чим от Ангел (Пс.8:6) и близкие к тому, чтобы быть Ангелами. Как если бы кто, при благорастворении в воздухе и тишине, во время ночи, когда все украшено ясным светом луны, сказал: луна светит, как солнце. И мы бы конечно не стали говорить, будто он свидетельствует, что луна есть солнце, но только как солнце. Равным образом и о том, что не золото, а близко к золоту, обыкновенно говорится, что оно как золото, а не самое золото. Если бы было золото, не стали бы говорить: как золото, но золото. поелику же не есть золото, но близко к золоту, и представляется золотом, то и говорится: не золото, но как золото. Так, когда Господь говорит, что святые в воскресение будут, как Ангелы, то мы понимаем что не так, будто Он обещает, что святые в воскресение будут Ангелами, но близкими к тому, чтобы быть Ангелами. Поэтому весьма безрассудно говорить, что поелику Христос возвестил, что святые в воскресение явятся, как ангелы, потому сии тела не восстанут. Самое выражение ясно показывает такое значение события. Ибо слово: восстание употребляется не о том, что не упало, а о том, что упало и встает. Равным образом когда и пророк говорит: и восставлю скинию Давидову падшую (Ам.9:11). Пала же подвергшаяся изменению скиния души, ниспустившись в землю перстную (Дан.12: 2). Ибо опускается вниз не то, что не умирает, а что умирает. Умирает же плоть, ибо душа бессмертна. И так если душа бессмертна, а тело умирает: то те, которые говорят, что есть воскресение, только не тела, отвергают бытие воскресения; потому что не стоящее, но падшее и лежащее восстает, как написано: еда падаяй не востает? или отвращаяйся не обратится (Иер.8:4)?

Гл. 43 (36). А что душа бессмертна, ясно научил Господь, говоря и Сам, и через Соломона. Сам – в истории о богатом, и о нищем Лазаре, этому последнему, по отложении тела, дав упокоиться в недрах Авраама, а того осудив на мучения; и с ними ввел в беседу Авраама. Через Соломона же – в книге, надписываемой: «премудрость», в которой написано: праведных души в руце Божией, и, не прикоснется их мука. Непщевани быша во очию безумных умрети, и вменися озлобление исход их, и еже от нас шествие сокрушение: они же суть в мире, и упование их бессмертия исполнено (Прем.3:1–4). И так воскресение принадлежит телу, а не душе; ибо не стоящего поднимают, но лежащего, равно как и лечат не здорового, а больного.

Если же кто усиливается утверждать, что будет воскресение души, а не тела, это великая глупость и безумие. Ибо прежде должно доказать тление и разрушение души, чтобы доказать и ее воскресение, дабы показать себя не пустословящим, но основательно говорящим. Впрочем, уступим ему, пусть он признает душу смертною. Тогда одно из двух должно положить: или что Господь возвестил истину, когда учил, что душа бессмертна, и следовательно, несправедливо говорить, что она подлежит тлению: или – что она подвержена тлению и что Христос и в речи о богатом и нищем, и в явлении Моисея и Илии, ложно учил, что она негибнуща и бессмертна. Но Господь ничего не говорил несправедливого и не лгал. Ибо не как призрак и привидение, из желания обмануть Апостолов, показал им на горе Моисея и Илию, но то, что они были на самом деле. Из этого так сказать, и самый не образованный поймет, что Он сим подтвердил бессмертие и негиблемость души.

Гл. 44 (37). Итак воскресение принадлежит телу, а не душе, дабы падшая в тление скиния Давидова восстала; и будучи восставлена и возграждена, пребывала неповрежденною и неразрушимою, яко же дние века (Ам.9:11), потому что Богу свойственно не каменный дом Давиду построить на будущее время, дабы в царстве небесном он имел прекрасное жилище, но восставить обиталище души – плоть, которую Он создал своими руками. Так ты должен рассудить о сем мудрейший Аглаофон! И это всего легче ты поймешь, если обратишь внимание на образ сна и пробуждения. Ибо если за бодрствованием следует сон, а за сном – пробуждение: то в этом заключается учение о смерти и воскресении; так как «сон и смерть близнецы»,271 то оживотворение из мертвых, чтобы плоть ожила, также необходимо как восстание от сна. Ибо как за сном следует бодрствование, и спящий конечно не остается навсегда в одном и том же сонном состоянии, но опять встает: так и за смертью последует жизнь, и умерший конечно не остается после смерти в том же состоянии. Так, если после сна бывает бодрствование, после падения – восстание, после разрушения – воссоздание: то как можно не ожидать, что падшее восстанет и умершее оживет? И мы не обольщаясь исповедуем, что умершие тела снова оживут. Об этом, если хочешь, заключай не только от сна и восстания, но и от семян и растений, так как всеми ими возвещается воскресение. Посмотри на семена, как они голые и тощие бросаются в землю, а оттуда появляются с зрелыми плодами. Если бы семена умирали и сгнивали, и из семян не происходило новой жизни и растения: тогда что другое вышло бы, как не то, что все было бы истреблено смертью?

Гл. 45 (38). Но более говорить об этом теперь, державный Феофил и прочие судии слов наших, мы не станем, а рассмотрим, что следует за сим по порядку, так как рассуждение отошло далеко от надлежащего. Ибо по натянутому и несообразному истолкованию противниками пророчества в 65 псалме, Бог, будто бы в наказание за грехи, заключает душу в тело, как в узы. Это скорее нелепость, чем справедливое мнение. Ибо если ранее преступления, как мы прежде изложили, души, получили тело: то каким образом после преступления заключаются в тело, как в узы, когда нет времени, в которое бы они прежде получения тела согрешили? Тот не умен, кто говорит, то – будто бы души по причине тела согрешили, то – будто бы после того как согрешили, в осуждение за это стало тело темницею и узами. Если души согрешили по причине тела, значит тело соединено было с ними сначала, еще прежде греха. Ибо как они согрешили бы по причине того, что еще не существовало? И еще: если тело человека принимать за узы, оковы и темницу; то не оба вместе виновны во грехе, но одна душа. Ибо что бывает после греха с согрешившим? Ему готовят темницу, узы и оковы. Но мы признали, что тело не может быть названо узами души; потому что тело содействует ей в том и другом, т. е. в праведности и в неправедности, а узы удерживают от неправды. Поэтому, как я говорю, надобно допустить одно из двух: или мы от начала согрешили вместе с телом, и не представляется времени, в которое бы мы были без тела и следовательно тело вместе с душою есть вина и добрых и худых дел; или мы согрешили, когда жили без тела, а посему тело совершенно не виновно во зле. Но душа без тела не побеждается неразумным сластолюбием, а между тем первозданные побеждены, быв уловлены неразумным сластолюбием; следовательно душа была соединена с телом еще до греха.

Гл. 46.

Мне кажется, я уже вполне и со всякою убедительностью доказал, что нельзя думать, будто тело стало узами в наказание за преступление, дабы душа, облекшись в мертвенность, несла, по их мнению, не престающее и постоянное наказание. Посему не состоятельно и невозможно то положение, будто тело есть сеть и узы, и будто Бог заключил души в эту сеть в наказание, свергнув их с третьего неба, за то, что они нарушили заповедь. Ибо на каком основании можно поверить таким опрометчивым словам их? И в псалме этого нет, хотя они натянуто изъясняют оный. Но я представляю самые слова, там находящиеся, дабы обнаружилась лживость толкования их, когда они не хотят правильно понимать писания. Слова сии именно следующие: искусил, ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Ввел ны еси в сеть: положил еси скорби пред лицем нашим. Возвел еси человеки на главы наша: проидохом сквозе огнь и воду и извел еси ны в покой (Пс.65:10–12), и тотчас они присовокупляют: это сказано о душах низверженных с третьего неба, где рай, в это тело, как в сеть, как бы для подвига. Ибо говорят, слова: «проидохом сквозе огнь и воду» означают: или вшествие души в мир через утробу матернюю, так как она пребывает там как бы в пламени и влаге; или – ниспадение с небес в эту жизнь, совершаемое через источники огненные и воды, находящиеся над пространствами тверди. Против них то я почел нужным выступить. Ты, Аглаофон, сам дай за них ответ, что они будут говорить.

Гл. 47.

Во-первых рай, откуда мы изгнаны в лице первозданного, очевидно есть прекрасное место на сей земле, конечно назначенное святым для беспечального успокоения и жизни; откуда истекая Тигр и Евфрат и другие реки здесь показываются, чтобы своим течением орошать наш материк; не с неба они текут и низвергаются, потому что и земля не в состоянии была бы принять такую массу воды, зараз устремляющейся с высоты. Да и Апостол полагает рай не на третьем небе, если кто умеет понять тонкий смысл слов его: вем, говорит, восхищена бывша до третияго небесе; и вем такова человека: аще в теле, или кроме тела, – Бог весть, яко восхищен бысть в рай (2Кор.12:2–4). Он показывает, что видел два откровения, очевидно дважды быв восхищен: однажды – до третьего неба, в другой раз – в рай. Ибо слова: «вем восхищена бывша таковаго до третияго небесе» указывают собственно на откровение, бывшее ему во время восхищения на третье небо; а следующие за этими слова: «и вем такова человека аще в теле, или кроме тела, – (яко восхищен бысть) в рай» указывают на другое откровение, бывшее ему в раю. И так говорить, что души низвергаются с неба, и стремясь в наш мир, проходят через огненные источники и воды над пространствами тверди, есть пустословие и напыщенная речь. поелику и Адам не с неба был низвержен, но из рая, насажденного в эдеме на востоке; и падение – не прежде облечения в тело, как мы достаточно показали: также и это тело, но есть сеть, но падение произошло по соединении души с телом, потому что человек состоит из того и другого, и изгнание из рая случилось здесь же. Но им, Аглаофон, не обращено тщательного внимания на сие слово, но пустился он в рассуждение о таких предметах, которые не имеют безопасного умозаключения, и стал изъяснять псалом согласно с мнением людей неблагонамеренных, о чем говорит больше не станем.

Гл. 48.

Так как мы однажды решились исправить их невежество, то я хочу раскрыть им смысл и сего пророчества: Искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, яко же разжизается сребро. Так мученики продолжительно искушенные ударами мучений во время пыток (ибо многое в пророчествах относится к нам и исполняются они по вере), славно и мужественно подвизавшись, словами: «Искусил ны еси» благодарят Бога за то, что Он, для приобретения у Него большей славы, испытал их многими скорбями, предложив им одержать победу на истинном олимпийском состязании. И посмотрите, как согласно с этими словами и ясно говорит о мучениях и Соломон, (ибо наше слово не лишено свидетельства и из других писаний): яко Бог искуси их и обрете их достойны себе. Яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие благоухания прият я во время посещения их и проч. (Прем.3:5–6): а выше сказал: ибо пред лицем человеческим аще и муку приимут, упование их бессмертия исполнено: и вмале наказани бывше, великими благодетельствовани будут ( ст. 4–5). Да и в 123-м псалме говорится: яко аще, не Господь бы был в нас, внегда востати человеком на ны, убо живых пожерли, быша нас, убо вода потопила бы нас. Поток прейде душа наша, убо прейде душа наша воду непостоянную. Благословен Господь, иже не даде нас в ловитву зубом их. Душа наша яко птица избавися от сети ловящих: сеть сокрушися и мы избавлени быхом, (Пс.123:2–8). Сей псалом поют мученики. Так два лика добропобедных мучеников, – один Нового, другой Ветхого завета попеременно воссылают – Богу–Заступнику и царю всяческих стройную песнь сию: искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Ввел ны еси в сеть, положил еси скорби на хребте нашем: здесь разумеется судилище язычников, или пытки, во время которых истерзанные и опаленные огнем, сильно искушены были. Искуси мя Господи, говорит, и испытай мя: разжзи утробы моя и серце мое (Пс.25: 2). Пусть и Авраам, разжегшийся утробою о единородном и предпочетший всему повеление Божие, после того как услышал глас: Аврааме! пощади сына своего и брось меч, говорит сии слова: искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Пусть и Иов, после того как истек гноем, поносим был друзьями и болел телом, пусть и он, услышав Бога, глаголавшего ему в вихре: мниши ли ты инако тебе сотворша, разве да явишися правдив (Иов.40:3). говорит: положил еси скорби на хребте нашем, да яко злато в горниле искуси нас. Пусть и три отрока, орошаемые в пещи, дабы не были опалены огнем, говорят: искусил ны еси Боже, разжегл ны еси, якоже разжизается сребро. Проидохом сквозе огнь и воду и извел еси ны в покой.... Боже Вседержителю, вечный. Отче Христа! Даруй и мне Мефодию, когда я в день твой безболезненно пройду через огонь и избегну стремления вод пременившихся в огненное естество, даруй сказать: проидох сквозе огнь и воду и извел еси мя в покой. Ибо таково обетование твое любящим тебя: аще преходиши сквозе воду, с тобою есмь, и реки не покрыют тебе: и аще сквозь огнь пройдеши, не сожжешися: пламень не опалит тебе (Ис.43:2). Однако же довольно этого для изъяснения псалма.

Гл. 49.

Теперь должно обратить внимание на то, когда они, подобно сонным, увлеченные многообразными обольщениями, указывают на слова Апостола: аз же живях кроме закона иногда (Рим.7:9), – и вопиют, будто Апостол под жизнью прежде заповеди разумел нашу в первозданном жизнь прежде тела, как показывают последующие слова: аз же плотян есмь, продан под грех (ст. 14); потому что человек не мог сделаться подвластным и подчиниться злу, быв продан ему за преступление, если бы не соделался плотяным: так как, по их словам, душа сама по себе не доступна греху, поэтому Апостол с намерением присовокупил: аз же плотян есмь, продан под грех, сказавши прежде: аз живях кроме закона иногда. От таких слов их многие в тогдашнее время приходили в удивление и изумление, а теперь, когда истина уже яснее обнаружилась, они оказываются не только далеко заблуждающимися, – но и дошедшими до крайнего богохульства, допустив, что души прежде заповеди жили без тела, и рассудив, что они сами по себе совершенно недоступны греху, они опять опровергли свое учение, или лучше самих себя. Ибо усвояют им тела впоследствии в наказание, за то, что они согрешили прежде тела, а вместе с тем возвели на них укоризны, уподобляя тело узам и оковам и говоря другие бессмыслицы. А теперь, как сказано, все дело идет напротив. Ибо душа прежде греха должна существовать вместе с телом; потому что, если душа сама по себе не доступна греху, то она никаким образом не согрешила бы прежде тела; а если согрешила, то уже сама по себе не недоступна греху, но скорее удобопреклонна и легко доступна; следовательно, и опять будет грешить, хотя бы и не получила этого тела, как грешила и прежде получения оного. Да и вообще для чего бы она получила тело впоследствии, после совершения греха? И какая была ей нужда в теле? Если для того, чтобы понести мучения и скорби, то почему же она вместе с телом роскошничает и распутничает? Каким образом также она является самовластною в сем мире? Ибо от нас зависит, веровать и не веровать; поэтому от нас же зависит исправиться и согрешить, от нас – делать добро и делать зло. Да и как еще можно ожидать того будущего суда, на котором Бог воздаст каждому по делам и намерениям? Не признать ли, что суд уже есть и теперь, если родиться и войти в тело для души значит быть осужденной и получить возмездие; а умереть и разлучиться с телом значит освободиться и прийти в покой, потому что, по–вашему мнению, она заключена в тело в осуждение и в наказание за то, что согрешила прежде тела? Но рассуждение достаточно и с избытком доказало, что невозможно признать, будто тело есть место мучения и узы души.

Гл. 50.

И так, доказав из самого Писания, что первозданные прежде преступления состояли из души и тела, можно удовлетвориться и окончить здесь рассуждение об этом предмете. Теперь, дабы не выступать из порядка речи, я разберу их учение в главных основаниях с тем, чтобы возражениями опровергнуть начала их доказательств. Ибо вы уже сами можете видеть, судии, что сказанные в послании к Римлянам слова: аз живях кроме закона иногда не могут, согласно с их мнением, указывать на жизнь души прежде тела, как показывают последующие за тем слова, хотя бы этот знаменитый врач, вырвав последующее, усиливался переделать слова Апостола на пригодный ему смысл, поступив в этом случае не как врач, а как ребенок. Ибо вместо того, чтобы соблюсти члены телесные в их собственных сочленениях и связях, дабы весь естественный вид тела был цел, он, не обратив внимания, изуродовал связь писания, как Скиф, который беспощадно режет члены какого-нибудь врага для его истребления. Пусть так. Как же, скажут, разумел эти слова Апостол, когда ты доказал, что они имеют не такой смысл? Я сказал бы, что он законом почитает заповедь. Ибо пусть будет прежде всего по–вашему предположению, что он заповедь назвал законом, – однако ж при этом он не высказал, что первозданный прежде заповеди жил без тела, а только – без греха. Ибо не много протекло времени от сотворения его до заповеди, когда он жил без греха, не без тела, но с телом. Скоро после заповеди они были изгнаны, очень краткое время проведши в раю. А если кто, воспользовавшись следующим изречением: егда бо бехом во плоти, страсти греховныя, яже законом действоваху во удех наших (Рим.7:5), думает, будто Апостол порицает и обвиняет плоть, и если прибавить к сему и то, что о том же сказано в другом месте, именно: да оправдание закона исполнится в нас; не по плоти ходящих, но по духу или еще: сущии бо по плоти, плотская мудрствуют, а иже по духу духовная, мудрование бо плотское смерть есть, а мудрование духовное живот и мир, зане мудрование плотское вражда на Бога: закону бо Божию не покаряется, ниже бо может. Вы же несте во плоти, но в дусе (Рим.8:4,5,6,7.9); должно ли говорить такому человеку: отрешился ли уже от жизни Апостол и те, к которым он это писал, если он в этом месте порицал не жизнь по плоти, но плоть, или хотя еще был во плоти, но написал это, как бы не будучи во плоти? Не должно говорить так; ибо очевидно, что и сам он был во плоти, и те, к которым он это писал. Если бы ни сам он уже не был во плоти, ни те, к которым он пишет, как мог бы он сказать: егда бо бехом во плоти, страсти греховныя, яже законом действоваху во удех наших? И так он рассуждает о жизни невоздержной, а не о самой плоти. Ибо ему обычно живущего таким образом человека называть плотским, равно как душевным человеком такого, который потерял надежду усмотреть истину и свет таинства. Пускай же говорят, что душа совсем не может спастись. Ибо написано: душевен человек не приемлет яже Духа Божия, юродство бо ему есть: духовный же вся востязует (1Кор 2:15). На ряду с душевным представляется там и духовный человек, – духовный в числе спасаемых, а душевный в числе погибающих, и не потому, будто душа погибает, а другое кроме души спасается; так и здесь, когда говорит, что плотские и сущие во плоти погибают и не могут угодить Богу, он старается истребить не плоть, но жизнь по плоти. Далее он говорит: сущии же во плоти Богу угодити не могут, и тотчас присовокупляет: вы несте во плоти, но в дусе, понеже Дух Христов живет в вас; и несколько далее: поелику дух воскресившаго Иисуса от мертвых живет в вас, воздвигий Христа из мертвых оживотворит и мертвенная телеса ваша живущих Духом Его в вас. Темже убо, братие, должни есмы не плоти, еже по плоти жити. Аще бо по плоти живете, имате умрети: аще ли духом деяния плотская умерщвлясте, живи будете (Рим.8:8,9.11,12,13). Должно обратить внимание на удостоверение Апостола, что не тело умерщвляется, а стремление тела к сладострастию.

Гл. 51.

Если же на это опять возразят и скажут: почему же сказано: мудрование плотское вражда на Бога, закону бо Божию не покаряется, ниже бо может (Рим. 8:7): то надобно сказать, что и здесь они погрешают. Ибо Апостол сказал, что не может покоряться закону Божию не сама плоть, но мудрование плоти, что совсем другое, нежели плоть. Так, если бы кто-либо сказал: примесь в не хорошо очищенном серебре не покоряется художнику, чтобы сделать годный сосуд, ибо не может, потому что нужно прежде отделить и очистить ее через огонь: то этим показал бы, что нельзя выработать в полезный сосуд не серебро, но находящуюся в серебре примесь меди и другое твердое вещество. Так и Апостол, сказав о мудровании плоти, не сказал будто плоть не может покоряться закону Божию, но мудрование во плоти, разумея стремление ее к невоздержанию. В других местах он называл это иногда ветхим квасом злобы и лукавства, повелевая нам совершенно очищать себя от оного (1Кор.5:7), иногда – законом, противовоюющим закону ума и пленяющим (Рим.7:23). Но если бы он говорил о самой плоти, что она не может покоряться закону Божию: тогда мы, будем ли распутствовать или грабить, или делать другие какие-нибудь подобного рода дела при посредстве тела, не могли бы заслужить осуждения от Праведного Судии; потому что плоть не может покоряться закону Божию. Ибо как можно было бы осуждать тело, когда оно живет сообразно с присущей ему природой? Равным образом тела нельзя было бы подчинить требованиям непорочности или добродетели, так как ему от природы свойственно не покоряться добру. Ибо если естество плоти таково, что она не может покоряться закону Божию, а закон Божий есть правда и целомудрие: тогда по необходимости совершенно нельзя было бы быть ни девственником, ни воздержником. Если же девствуют и воздерживаются: то воздерживаются очевидно потому, что покоряют тело; иначе невозможно воздержаться от греха. Если тело не может покоряться закону Божию, то каким бы образом Иоанн подчинил свое тело чистоте, или Петр – святости, или другие – праведности? 3ачем же и Павел говорит: да не царствует убо грех в мертвеннем вашем теле, во еже послушати в похотех его: ниже представляйте уды ваша оружия неправды греху: но представляйте себе Богови яко от мертвых живых и уды ваша оружия правды Богови (Рим.6:12–13)? И еще: якоже бо представисте уды ваша рабы нечистоте и беззаконию в беззаконие: тако ныне представите уды ваша рабы правде во святыне (ст. 19).

Гл. 52.

И так Апостол знал, что эта внешняя храмина может быть исправлена и направлена к добру, чтоб умерщвлены были в ней грехи. Иначе, каким образом человек и в нашем положении может поработиться правде, если прежде не покорит члены своего тела так, чтобы они повиновались уже не греху, но правде, и не будет вести жизнь, достойную Христа? поелику согрешение и не согрешение происходит при посредстве тела, так как душа пользуется им, как орудием, в добродетели или в пороке. И если ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложницы, ни татие, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни досадители, ни хищницы царствия Божия наследить не могут (1Кор.6:9,10), а дела эти совершаются и усиливаются при посредстве тела, – и оправдаться не может никто, если прежде не воздержится от них: воздерживается же от них тот, кто направлен к целомудрию и вере: то отсюда следует, что тело покоряется закону Божию; потому что закон Божий есть целомудрие. Посему-то Апостол сказал, что не покоряется добру не плоть, но мудрование плотское, как бы истребляя самое ее стремление к невоздержанию равно как воспламенение души к неправде. Вооружаясь даже и против невоздержания чревобесия, он сказал, что нужно очищать себя, научая истреблять таковые пожелания и страстные влечения и пристыжая тех, которые думают проводить жизнь в таких удовольствиях, которые признают чрево богом (Флм.3:10), да ямы и пием, утре бо умрем (1Кор.15:32), как ненасытные животные, заботящиеся только о дольней пище и трапезах. Сказавши: брашна чреву и чрево брашном, он присовокупил: Бог же и сие и сия упразднит: тело же не блужению, но Господеви и Господь телу. Бог и Господа воздвиже, и нас воздвигнет силою своею. Или не весте, яко телеса ваша удове Христовы суть? взем ли убо уды Христовы, сотворю уды блудничи? да не будет. Или не весте, яко прилепляяйся сквернодейце, едино тело есть. Будета бо, рече, оба в плоть едину. Прилепляяйся же Господеви, един дух есть. Бегайте блудодеяния: всяк грех, его же аще сотворит человек, кроме тела есть: а блудяй во свое тело согрешает. Или не весте, яко телеса ваша храм живущаго в вас святаго Духа суть, его же имате от Бога, и несте свои; куплени бо есте ценою: прославите убо Бога в телесех ваших (1Кор.6:13–20).

Гл. 53.

Приметь, что Апостол потому сказал эти слова, что тело сие может восприять закон Божий и бессмертие, если очистится от нечистых разжений, совершенно не оскверняясь беззаконными возбуждениями страстей. Ибо что другое может прилепляться к сквернодейце, сближаться и быть одною плотию с нею через соединение и взаимное общение членов, как не это внешнее тело, которым совершаются все эти прегрешения, относящиеся к совокуплению и разжению? поелику всяк грех, его же аще сотворит человек, кроме тела есть: а блудяй во свое тело согрешает (1Кор.6:18). Ибо гордость, неверие, ярость, лицемерие суть грехи души: а блуд, похоть, разврат суть грехи тела; с ними ни душа не может воспарить к истине, ни тело подчиниться правилам целомудрия: но оба должны лишиться царства Божия. И так, если тела наши, содержимые в святости, суть храм, живущаго в нас Духа (1Кор.6: 19), если и Господь пребывает в теле, и члены тела суть члены Христовы: значит, тело покоряется закону Божию и может наследовать царствие Божие. Ибо воздвигий Христа из мертвых, говорит Апостол, оживотворит и мертвенные телеса ваша живущим Духом Его в вас (Рим.8:11), да смертное сие облечется в бессмертие и тленное в нетление и пожерта будет смерть победою (1Кор.15:54). Не о другом теле, как вы думаете, рассуждал здесь Апостол, но об этом умирающем и умерщвляемом, посредством которого можно и блудодействовать и распутствовать.

Гл.54.

Если же они предполагают, что есть различие между телом и плотию, и желают, чтоб и мы согласились на такое их умствование, по которому они телом почитают нечто другое, как бы свойственное самой душе, не видимое, а плотию – это внешнее, видимое: то против сего должно сказать, что не только Павел и Пророки плоть сию обыкновенно называют телом, но даже и другие философы, у которых в особенности наблюдается точность названий. Если они хотят научно исследовать это, то вообще плотию называется собственно не вся эта масса нашей телесной храмины, но некоторая часть целого, как то: кости, нервы, жилы: а телом – всё, целое. Поэтому врачи, которые тщательно исследовали природу тела, называют телом это видимое. Да и сам Платон это самое признает телом. Так в Федоне Сократ говорит: «неужели мы почитаем смертью что-нибудь другое, а не отрешение души от тела? Умереть не то ли значить, что тело, отрешенное от души, существует само по себе, а душа без тела сама по себе?»272 И блаженный Моисей (мы опять обращаемся к Господним писаниям) не это ли тело разумеет, которое и мы называем, когда говорит: и да измыет ризы во время очищения прикоснувшийся к нечистому и да омыется тело его водою,и нечист будет до вечера (Лев.14:9.11.25)? Что же и Иов? Не это ли мертвенное тело обозначает и он сими словами: месится же мое тело в гнои червей (Иов.7:5)? Да и Соломон говорит: в злохудожную душу не внидет премудрость, ниже обитает в телеси повиннем греху (Прем.1:4). И у Даниила говорится о мучениках: не одоле огнь телеси их, и влас главы их не опалился (Дан.3:94). Также и Господь в Евангелии: сего ради глаголю вам: не пецытеся, что ясте, или во что облечется. Не душа ли больши есть пищи, и тело одежди (Мф. 6:25). И Апостол словами: да не царствут грех в мертвеннем теле вашем (Рим.6:12), указывает на это тело, в которое мы облечены: и еще: аще ли же Дух воскресившаго Иисуса живет в вас, воздвигий Христа из мертвых оживотворит и мертвенныя телеса ваша (Рим. 8:11); и опять: аще речет нога, яко несть рука, несмь от тела: еда сего ради несть от тела (1Кор.12:15); и еще: и не изнемог верою Авраам, ни усмотри своея плоти ( σωμα) уже умерщвленныя (Рим.4:19); также: всем бо явитися нам подобает пред судищем Христовым, да приимет кийждо, яже с телом содела (2Кор.5:10); равно как: послания тяжки и крепки, а пришествие тела не мощно (2Кор.10:10) еще: вем человека о Христе, прежде лет четыренадесяти: аще в теле, не вем, аще ли кроме тела не вем (2Кор12:2); и опять: тако должны суть мужие любити своя жены, яко своя телеса (Еф.5:28); еще: Сам Бог мира да освятит вас всесовершенныя: и всесовершен ваш дух, и душа и тело непорочно в пришествие Господа нашего Иисуса Христа да сохранится(1Сол.5:23). Но они ничего этого верно не поняв, подумали, что Апостол находится в волнении и смущении, как будто мысли его не имеют твердости и основательности в словах, но вращаются туда и сюда и сами себе противоречат: то говорит он, плоть воскреснет, то не воскреснет.

Гл. 55.

Посему, дабы не опустить ничего из предложенного, я опять возвращусь к предмету, чтобы совершенно изрубить гидру. Представив в порядке, как я обещал, и другие основания их недоумения, и доказав, что должно сказать против оных, я вслед за сим покажу и то, что касательно веры в воскресение плоти противник сказал согласно и тождественно с нами. Итак, рассмотрим то, что прежде решились мы сказать о словах Апостола. Слова его: аз же живях без закона иногда, как мы показали сначала, означают прежнюю жизнь нашу в лице прародителей, в раю, прежде заповеди, не без тела, но вместе с телом; поелику прежде нежели дана была заповедь, Бог персть вземь созда человека (Быт.2:7): и тогда мы жили без похоти, совершенно не зная приражений неразумной похоти, которая увлекательными обольщениями удовольствий понуждает нас к невоздержанию. Ибо что не имеет определенного закона, сообразно с которым должно жить, ни самостоятельной власти рассудка, какой избрать образ жизни, для того чтобы заслужить справедливую похвалу или порицание, – то, надобно сказать, свободно от всякого обвинения; потому что такой человек не может пожелать того, что не запрещено; а если пожелает, не будет виноват. Ибо желание наклоняется не к присущим и находящимся в нашей власти предметам, но к таким, которые, хотя присущи нам, но не в нашей власти находятся. Как же может кто-либо желать и любить то, что ему не воспрещено и в чем он не имеет нужды? Посему похоти не ведах, аще не бы закон глаголал: не похощеши (Рим.7:7). После же того, как прародители услышали: от древа, еже разумети доброе и лукавое не снесте от него: а в онь же аще день снесте от него, смертию умрете (Быт.2:17), – тогда возымели страсть и похоть. Ибо похотствующий желает не того, что имеет, над чем властвует и чем пользуется, но того, что воспрещено ему, и отнято и чего не имеет: посему прекрасно сказано: похоти не ведах, аще не бы закон глаголал: не похощеши, то есть, если бы не было сказано: не снесте от него. Отсюда грех получил место и повод к происхождению, дабы обольстить и увлечь меня.

Гл. 56.

После того, как дана была заповедь, диавол стал иметь повод посредством заповеди произвести во мне похоть, возбудив и склонив меня хитростью впасть в желание запрещенного. Без закона бо грех мертв есть (Рим.7:8), то есть, доколе не дана была и еще не существовала заповедь, грех был не действующим, и я прежде заповеди жил непорочно, так как не имел определенного закона и повеления, сообразно с которым должно было жить, и которое если бы нарушил, то согрешил бы. Пришедшей же заповеди, грех убо оживе: аз же умрох, и обретеся ми заповедь, яже в живот, сия смерть (Рим.7:9–10), потому что после того, как Бог положил закон и определил, что должно делать и чего не делать, диавол произвел во мне похоть. Таким образом это увещание Божие и повеление, данное мне для жизни и бессмертия, для того, чтобы повинуясь оному и живя согласно с ним, я имел радость и жизнь беспечальную и вечно блаженную, и всегда цветущую бессмертием, по нарушении мною оного, обратилось мне в смерть и осуждение. поелику диавол, которого теперь Апостол назвал грехом, потому что он есть виновник и изобретатель греха, через заповедь получил случай, обманом склонил меня к преслушанию и, обольстив, умертвил, как подлежащего приговору: в онь же аще день снесте от него, смертию умрете (Быт.2:17). – Темже убо закон свят и заповедь Божия свята, и праведна и блага (Рим.7:12); потому что дана не во вред, а для спасения: ибо мы совершенно не должны думать, чтобы Бог делал что-нибудь неполезное, или вредное. И так ужели благо соделалось для меня смертью, то есть закон данный с тем, чтобы быть для меня виною величайшего блага? Да не будет. Потому что заповедь Божия дана не для того, чтобы поработить меня тлению и наложить на меня печать смерти, виновницы погибели, но дабы обнаружился диавол, посредством доброго устроивший мне зло, дабы он оказался и изобличен был, как грешник по преимуществу – изобретатель и строитель греха, и дабы отлучен был от всего доброго, устроивший противное заповеди Божией. Вемы бо яко закон духовен есть, почему никому и ни в чем не может быть причиною вреда; потому что духовное обитает далеко от неразумной похоти и греха; аз же плотян есмь, продан под грех (Рим.7:14) то есть я будучи плотян и поставлен среди зла и добра, как самовластный, дабы мог избирать, что хочу, (ибо говорит: я положил пред лицем твоим жизнь и смерть (Втор.30:15) – когда уклонился к преслушанию закона духовного, то есть заповеди, и послушался плотского, то есть совета змия: то вследствие этого выбора падши во грех, я продан был диаволу. Отсюда зло, осадив меня, сидит на мне и водворившись живет во плоти моей, как трутень в пчелином соте, часто летая и жужжа вокруг него. поелику за нарушение заповеди наложено на меня наказание – быть проданным злу: то я и не разумею, еже содеваю, помышляя о том, чего не желаю. Ибо слова: еже содеваю не разумею, и еже ненавижду, то соделоваю (Рим.7:15), должно принимать не по отношению к совершению и деланию зла, но только по отношению к помышлению, так как посторонние помыслы часто прилетают к нам и склоняют нас к тому, чего не желаем и душа помыслами увлекается ко многим предметам.

Гл. 57.

Ибо совершенно не в нашей воле находится иметь или не иметь помысел о чем-нибудь непригодном, но следовать или не следовать помыслам зависит от нас. Мы не можем воспретить, чтобы от вне наносимые для нашего искушения помыслы не входили в нас: но не повиноваться, или не следовать им можем. Иначе каким образом Апостол зло, которое ему не нравилось, делал гораздо более, а добро менее, если бы он не говорил здесь о посторонних помыслах, которые к нам приходят иногда против нашей воли и неизвестно по какой причине? Впрочем эти помыслы надобно уничтожать и обуздывать, дабы, расширяясь за пределы, они не овладели душою, – а при занятии ими добро возникнуть в нас не может. Посему справедливо сказал Апостол: еже бо содеваю, не разумею: не еже бо хощу, творю: но еже, ненавижду, то соделоваю. Мы хотим, чтобы и не мыслить о неподобающем и беззаконном, потому что совершенное добро состоит в том, чтобы удерживаться не только от совершения зла, но даже и от помышления о нем: но вот добро, которого хотим, не делается, а делается зло, которого не желаем. Ибо часто против нашей воли приходят нам на сердце бесчисленные помыслы о бесчисленных предметах, наполняющие нас заботою и неразумными хлопотами. Посему желать не помышлять о таких предметах состоит в нашей воле, а сделать так, чтобы уничтожить эти помыслы, так чтобы они опять не пришли нам на ум, нельзя, потому что, как я сказал, это не в нашей власти, а в нашей власти только следовать им, или не следовать. Посему смысл сего изречения: не, еже хощу доброе, сие творю следующий: хочу даже и не помышлять о том, что вредит мне, поелику то добро безукоризненно, которое как говорится, «сделано безукоризненно и совершенно и по рукам и по уму»:273 но не еже хощу доброе, творю: но еже не хощу злое, сие содеваю: не хочу мыслить, – и мыслю, о чем не хочу. И посмотрите, не поэтому ли самому и Давид, болезнуя о том, что помышляет о том, о чем сам не хотел бы, просил Бога: от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба твоего; аще не обладают мною, тогда непорочен буду и очищуся от греха велика (Пс.181:13–14); и сам Апостол в другом месте говорит: помышления низлагающе, и всяко возношение, взимающееся на разум Божий и пленяюще всяк разум в послушание Христово (2Кор.10:5).

Гл. 58.

Если же кто, отваживаясь идти вопреки сих слов, возразит, будто Апостол учит, что не в помышлении только мы делаем зло, которое ненавидим и которого не желаем, но в самом действии и совершении оного, потому что Апостол сказал: не еже хощу доброе, творю: но еже не хощу злое, сие содеваю: в таком случае, если говорящий это говорит правду, мы попросим его объяснить: что это за зло, которое Апостол ненавидел и не хотел делать, однако же делал, и что это за добро, которое он хотел делать, и однако ж не делал: но напротив сколько раз хотел сделать добро, столько раз делал не добро, которого хотел, но зло, которого не хотел. То ли, что он, не желая служить идолам, а служить Богу, не мог служить Богу, чего хотел, а мог служить идолам, чего не хотел? Или то, что желая быть целомудренным, сего не делал, а напротив предавался невоздержанию, которым гнушался? И кратко сказать: пьянство, распутство, гнев, неправду и другие дела порочные, которых не хотел, делал: а правды и святости, которых желал, не делал? Однако же он сам, усиленно побуждая всех в церкви удаляться от беззаконий, и стараясь развить в нас праведность без примеси греха, внушает, что блюдутся для погибели и гнева не только те, которые делают непотребные дела и занимаются ими, но и те, которые соизволяют им в этом (Рим.1:32). поелику всякий грех и намерение достигает исполнения посредством плоти, то, ясно научая нас отвращаться всего этого и ненавидеть, он часто говорит в посланиях: не льстите себе: ни блудницы, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложницы, ни татие, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни досадители, ни хищницы, царствия Божия не наследят (1Кор.6:9–10). И, самое главное, убеждая нас всячески совершенно удаляться и отвращаться греха, говорит: подражатели мне бывайте, якоже и аз Христу (1Кор.11:1). Таким образом он сказал вышеприведенные слова не в том смысле, будто он делает, чего не хотел, но в том, что он только помышляет: иначе как бы он был строгим подражателем Христу? А теперь поелику животные помыслы часто нападают на нас, наполняя нас то теми, то другими пожеланиями и неразумными позывами, «как мух неисчетных рои густые»;274 то посему он сказал: не еже хощу, сие творю. Эти помыслы мы должны смело изгонять из души, никак не соглашаясь делать то, что они внушают. Ибо для того ум наш и подвергается смущению от многих помыслов, чтобы мы, испытав всякие удовольствия и скорби, наследовали царство небесное, если не переменимся к худшему, но напротив всячески искушенные, как чистое золото огнем, не отступим от своей добродетели. Поэтому мужественно должны мы противостать помыслам, как храбрые воины, которые, узнав, что, осаждены врагами, нисколько не обращают внимания на стрелы и разные их копья, но бодро устремляются на них для спасения города и нимало не ослабевают в своем усердии, доколе, обратив в бегство их полчище, не изгонят их из своих пределов. Видишь, как помыслы, по причине живущего в нас греха, от вне восстают на нас, подобно бешеным псам, или свирепым и дерзким разбойникам, которых всегда направляет против нас жестокий властитель и князь неправды, и которые испытывают нас, имеем ли мы силу противостать им и воспротивиться.

Гл. 59.

И так смотри, душа, чтобы тебе, поддавшись ему, не быть увлеченною в его власть; тогда мы не в состоянии будем дать за тебя выкупа. Ибо что даст человек измену за душу свою (Мф.16:26)? Хорошо и отрадно было бы, если бы мы не имели противодействующих нам и сражающихся с нами. Но так как это невозможно; и мы не можем достигнуть того, чего желаем (ибо мы желаем не иметь увлекающих нас в страсти – тогда ведь без труда можно бы спастись; – но чего мы желаем, то не делается, а бывает то, чего не желаем, потому что нам нужно, как я сказал, испытание), поэтому не поддадимся, душа, не поддадимся лукавому, но восприимите вся оружия Божия, нас защищающие и приготовляющие к подвигу, облечемся в броня правды и обуем нозе во уготование благовествования мира: над всеми же восприимем щит веры, в немже возможем вся стрелы лукаваго разженныя угасити, и шлем спасения восприять, и меч духовный, иже есть глагол Божий: яко возмощи стати противу кознем диавольским (Еф.6:1–17): и низложить всяко возношение, взимающееся на разум Божий (2Кор.10:5), яко несть наша брань в крови и плоти (Еф.6:12). Это я говорю потому, что таков характер писаний Апостола. Ибо много можно сказать о каждом изречении в этом послании, как правильно и строго оно выражено; но долго было бы таким образом рассматривать каждое из них. Я имел теперь в виду показать только характер и цель его речи. Справедливо говорит он: не еже бо хощу, сие творю, но еже ненавижду, то содеваю. Хвалю закон Божий, яко добр: ныне же не ктому аз сие содеваю, но живый во мне грех. Вем бо, яко не живет во мне, сиречь, в плоти моей, доброе (Рим.7:15,16,17,18). Впрочем, вы помните, что мы выше поставили себе пределы, а если я, при всей поспешности, желая скоро все изъяснить, слишком замедляю, и объем моей речи стал больше, чем я ожидал: то надобно же постараться ее окончить: иначе мы никогда не достигнем конца в продолженном рассуждении.

Гл. 60.

И так мы говорили, если вы помните, что с того времени, как человек, прельстившись, нарушил заповедь, грех, получивший начало от сего преслушания, вселился в него. Таким образом сперва произошло возмущение, – и мы исполнились пожеланий и помыслов чуждых, лишившись Духа (έμϑυσήματος) Божия и исполнившись плотской похоти, которую вложил в нас хитрейший змей, когда мы в короткое время вышли из круга повеления Божия. Посему-то для истребления греха Бог изобрел для нас смерть; иначе в нас бессмертных он и сам, как я сказал, был бы бессмертен. Таким образом словами: вем яко не живет во мне, сиречь во плоти моей доброе, Апостол хочет показать, что вследствие преступления, посредством пожелания, вселился в нас грех, от которого, как молодые отпрыски и побеги, всегда возникают в нас любострастные помыслы. Ибо есть в нас два рода помыслов: одни возникают от вкравшейся в тело похоти, которая, как я сказал, произошла от влияния плотского духа (τῶ ὑλιϰῶ πνεύματος): другие происходят от закона заповеди, который получили мы, как врожденный и естественный закон, возбуждающий нас к добру и исправляющий нашу мысль. Оттого, по уму мы услаждаемся закону Божию (это внутренний человек), а по живущей во плоти похоти услаждаемся закону диавола; – это тот закон, который против воюет и против действует закону Божию, то есть стремлению ума к добру, тот самый, который всегда производит в нас страстные и плотские влечения к беззаконию, совершенно увлекая к сладострастию.

Гл. 61.

Мне кажется, что Павел очевидно предполагает здесь три закона: из коих один соответствует врожденному в нас добру, который он ясно назвал законом ума; другой происходит от приражения лукавого и часто увлекает душу в страстные представления, который назвал он противовоюющим закону ума; третий, – который укоренился во плоти вследствие греха от похоти, и который назвал он законом греховным, живущим во удех (Рим.7:23). Утверждаясь на этом законе и им управляя, лукавый часто вооружается против нас, понуждая нас к неправде и злым делам. От вне внушаемый лукавым закон и через чувства, подобно асфальтовой лаве, изливающийся внутрь в самую душу, поддерживается законом, находящимся во плоти вследствие похоти. Кажется, что в нас самих есть одно начало лучшее, а другое – худшее. Когда лучшее по природе будет сильнее худшего, тогда весь ум устремляется к добру: а когда худшее, усилившись, будет подавлять лучшее, что называется воевать против вложенного в нас добра, тогда, напротив, человек опять влечется к разного рода мечтаниям и худым помыслам.

Гл. 62.

Посему-то Апостол и желает от сего избавиться, почитая это смертью и гибелью, как говорит и пророк: от тайных моих очисти мя (Пс.18:13), Это выражают и следующие слова: соуслаждаюся бо закону Божию по внутреннему человеку: вижду же ин закон во удех моих противувоюющ закону ума моего и пленяющ мя законом греховным, сущим во удех моих. Окаянен аз человек: кто мя избавит от тела смерти сея (Рим.7:22–24): не тело он называет смертью, но закон греховный, который вследствие преступления кроется во удех наших и всегда обольщая душу, ведет ее к смерти неправды. Посему рассуждая, от какой смерти желал он избавиться, и кто избавит его, тотчас присовокупляет: благодарение Богу Иисусом Христом (ст. 25). Должно, Аглаофон, обратить внимание на то, что, если б Апостол тело сие называл смертью, как вы думаете, то не упомянул бы о Христе, как избавляющем его наконец от такого зла. Ибо что особенного или какое преимущество в этом отношении получили мы от пришествия Христова? Да и почему вообще Апостол говорит, будто бы вследствие пришествия Христова может быть избавлен Богом от смерти, когда всем и прежде пришествия Христова в мир приходилось умирать? Ибо все разлучаясь с телами, при исходе из сей жизни, избавлялись; даже одинаково все души – и верных, и неверных разлучались с телами в день смерти. Что же большего старался получить Апостол сравнительно с другими, проведшими жизнь в неверии? Или, если он тело считал смертью души, то для чего он желал избавиться от тела, когда это и без его желания, конечно, случилось бы с ним, так как всем суждено умереть и душам их разлучиться с телами? Итак не тело сие, Аглаофон, он называет смертью, но в теле посредством похоти поселившийся грех, от которого Бог избавил человека пришествием Христовым. Закон бо духа жизни о Христе Иисусе свободил нас есть от закона греховнаго и смерти (Рим.8:2), да воздвигий Христа из мертвых живущим Духом его в нас, оживотворит и мертвенные телеса наша (ст. 11), по осуждении греха находящегося в теле, на истребление; дабы явилось в прежней силе требование закона естественного, согласно с заповедью влекущего нас к добру, – требование, которое, по причине возобладания греха над плотию прежде пришествия Христова сделавшись бессильным, было подавляемо земными заботами. Ибо немощное добра, в нас естественного, в нем же немоществоваше от преобладания находящейся в теле похоти, – Бог укрепил, послав Сына своего, восприявшего плоть, подобную плоти греха (ибо что явилось, то было истиною, а не призраком), дабы по осуждении греха на истребление, так чтобы он не приносил уже более плодов во плоти, оправдание закона естественного исполнилось и приумножилось послушанием в тех, которые ходят не по плотской похоти, но по желанию и наставлению духа (ст. 3,4). Закон бо духа жизни, то есть Евангелие, будучи отличным от вышесказанных законов, посредством проповеди предложенный к повиновению и для прощения грехов, свободил нас есть от закона греховного и смерти (ст. 2), совершенно победив грех, царствующий во плоти.

И так, Феофил! Что они возражают, и что из слов Апостола неправильно толкуют, я разъяснил и изложил. Теперь обращусь к другому, если найдем себе помощника в изложении речи. поелику последующее запутанно и не совсем удобно для опровержения: поэтому я с большой робостью приступаю к этому, видя, как длинны и трудны будут их доказательства: разве только какое-нибудь дуновение мудрости, вдруг повеявшее с неба, приведет нас, к плывущим среди моря, к не обуреваемой пристани и к вернейшему доказательству.

Доселе взято из творений Мефодия.

Гл. 63.

Предложив здесь в непрерывном порядке из рассуждений блаженного Мефодия, называемого и Еввулием, именно из того же слова о воскресении, что говорит он о вышесказанном Оригене и его зловерии, распространяемом посредством софистической прелести, – мы признали это достаточным против его пустословия и вредных для человеческой жизни мыслей, проистекающих от злонравия, приукрашенного эллинским суеверием. Конечно много и еще сказано, и столько же еще стихами, в исследовании об этом предмете у вышепоименованного Мефодия, мужа ученого и крепко подвизавшегося за истину; но поелику мы обещали о каждой ереси, для ее опровержения, говорить немного, то здесь мы удовольствовались тем, что предложили из его труда. Прибавив сами от своего убожества еще немногое против того же пустословия этого человека, мы окончим с ним спор, отдав честь победы победоносному Богу, Который, по особенному своему человеколюбию, всегда украшает церковь свою неувядающими венцами – вещаниями истины. Итак, будем и сами по силам говорить против Оригена.

Ты, любезнейший, насмехаясь, говоришь, как у меня и выше показано: неужели Бог был кожевником, что сделал Адаму и Еве кожаные одежды, когда животные еще не были приносимы в жертву? А если и были приносимы, то и тогда это не были, говорит, кожаные одежды, но земное тело, в которое мы облечены. Растлевая неверием человечество, ты во всем изобличаешься, как последователь лукавства диавола и коварства змия, который и Еву обольстил и всегда растлевает мысли простых душ коварством, действующим на их помышления. Итак, посмотрим, может ли устоять сказанное тобою, над чем ты столько трудился и вотще подвизался в написании стольких книг. Ибо если справедливо, что говорят о тебе, пустой труженик, будто ты написал шесть тысяч книг и весь труд употреблял на укоризны и пустозвонство, то ты по пустому и напрасно предпринял свою работу, погрешая в необходимом, именно превратно толкуя учение о воскресении, – и таким образом лишил сам себя за трудовую работу всякой надежды на приобретение выгоды. Ибо если не воскресает тело, то и душа ничего не наследует: потому что одно и то же общение и одна деятельность души и тела. А верные томятся телом и душою вследствие надежды на наследие по воскресении, которого по твоему мнению не будет. Значит вера наша и надежда наша тщетны вопреки апостольскому и истинному слову, изреченному Духом Святым. И сам ты, в другом случае признавая воскресение, как мнение, вымышленное фантазиею, а не как истину, поставлен в необходимость употреблять одно только название. O каком же воскресении души можно говорить, когда она не умирает и не предается погребению? Из самого названия (ἀνάσταζις – восстание) очевидно, что воскресение принадлежит телу падшему и погребенному, и оно повсюду во всем писании проповедуется сынами истины. Если же тело не воскреснет, тогда во всех писаниях не было бы проповедуемо воскресение; если нет воскресения, тогда напрасно ожидание воскресения мертвых. Ибо воскресение свойственно не душам, которые не умирали, но телам погребенным. Но если и одна часть тела в воскресение восстанет, а другая будет оставлена: то как будет существовать эта часть? Ибо не могут быть в теле одни члены воскресшими; а другие отложенными и покинутыми.

А что есть тело душевное и есть тело духовное (1Кор.15:44), то это должно понимать не так, будто иное есть тело духовное и иное душевное, но что одно и тоже есть тело и душевное и духовное. Ибо, когда мы находимся в мире и совершаем тленные дела плоти: то имеем тела душевные: потому что в мире мы раболепствуем беззаконным делам, как и сам ты отчасти говорил. А когда восстанем, уже не будет рабства души, но будет хождение духом, уже здесь имеющее залог, по словам писания: аще живем духом, духом и да ходим (Гал.5:25), аще ли духом деяния плотская умерщвляем, живи будем (Рим.8:13). Ибо ни браков, ни похотей, ни подвигов, для давших обет воздержания, ни грехопадений, противных чистоте, ни действий, здесь совершаемых, там не будет, но, как говорит Господь, сподобльшиися оного воскресения ни женятся, ни посягают, но суть яко Ангели (Лк.20:35; Мк.12:25).

Гл. 64.

Как преложен бысть и Енох не видети смерти, и не обреташеся (Евр. 11: 5), – не так преложен бысть, чтобы оставил тело, или часть тела; ибо если он оставил тело, то видел смерть, а преложившись с телом не видел смерти, потому что существует в живом теле носимый вследствие преложения духовно, а не душевно, хотя находясь в теле, но духовно. Тоже должно сказать и об Илии, который вознесся на огненной колеснице: и он находится еще во плоти, по плоти духовной, уже не имеющей нужды в том, в чем всегда нуждалась, когда была в этом мире, как-то: питаться посредством вранов, пить из потока Хораф и одеваться милотию: но она питается некоторою другою пищею, духовною, которую подает Бог, ведущий сокровенное и сотворивший невидимое, – имеющий некую бессмертную и нетленную пищу.

Итак видишь, что одно и тоже тело есть душевное и духовное, так как и Господь наш воскрес из мертвых, восставив не иное тело, но тоже самое, которое имел, и не другое, а тоже самое, пременив в тонкость духовную и соединив все духовное; почему и вниде дверем затворенным (Ин.20:26), чего не может быть здесь с нашими телами по их дебелости, и потому что еще не сложились в тонкость духовную. Какое же было это тело, которое прошло сквозь двери затворенные! Иное ли от распятого, или то самое, которое было распято? Ты, Ориген, конечно не можешь не признать, что это было то самое тело, которое было распято: ибо тебя обличает тщательным исследованием Фомы Сказавший ему: не буди неверен, но верен (Ин.20: 27); Он показал язву гвоздинную и место копия и оставил самые язвы на теле, хотя и соединил тело в одно единение духовное. Он мог уничтожить и язвы, но не уничтожает для того, чтобы обличить тебя, богопротивный! Таким образом это было то тело, которое три дня было погребенным во гробе, и с Ним восстало во время воскресения: ибо Он показал и кости и кожу, и плоть, сказав: видите, яко дух плоти и кости не имать, яко же Мене видите имуща (Лк.24:39). Для чего же Он вниде дверем затворенным? Для того, чтобы показать, что это есть тело видимое, и не дух, а тело духовное. И хотя оно соединено с душою и Божеством и всею человеческою природою, но оно духовное: прежде дебелое, а теперь тонкое: распятое и побежденное, а теперь неодолимое, соединенное и срастворенное с Божеством, и уже не разрушаемое, но всегда пребывающее и никогда не умирающее. Ибо Христос воста от мертвых, начаток умершим, ктому уже не умирает, смерть им ктому не обладает (1Кор.15:20; Рим. 6:9).

Гл. 65.

Но дабы ты узнал и то, по какой причине Христос называется начатком умерших, хотя не Он первый воскрес, но прежде Его, через Него воскресли: Лазарь и сын вдовицы и другие, также воскрешенные Илиею и Елисеем: то поелику все они, воскресши, опять умерли, поэтому Христос и есть начаток умерших; ибо, воскресши, уже не умирает, каково и наше воскресение, имеющее быть вследствие Его жизни и человеколюбия. Если же Он есть начаток умерших, то воскресло все Его тело в соединении с Божеством, то есть воскресло все воспринятое в воплощении и ничто из того не было оставлено, ни тело, ни другое что-либо. Ибо не оставиши души моея во аде, ниже даси преподобному твоему видети истления (Пс.15:10). О душе говорит, что она не оставлена была во аде, а преподобному сказал для того, чтобы показать, что святое тело не видело истления, но тридневное воскресло нетленным и в нетлении пребывает вовек.

Ты же говоришь, любезнейший, что кожаные одежды суть сии тела, тогда как связь речи нигде сего не содержит; но эти в тебе семена первоначально брошены баснословным, языческим учением Эллинов, и отселе разрослись в тебе злонравным помыслом неверия в воскресение, когда, то есть Эллины, привели тебя к этому и научили. Ибо душевен человек, говорит Апостол, не приемлет яже Духа Божия: юродство бо ему есть, зане духовно востязуется (1Кор.2:14). Если бы прежде преступления Адаму и Еве даны были одежды: то ложь твоя была бы убедительна и могла бы обмануть; а так как известно, что это было после создания Евы, то откуда же образовалась Ева, как не из тела? Очевидно так; ибо сказано: наложи изступление на Адама, и успе: и взя едино от ребр его; ребро же не иное что есть, как кость: и исполни плотию место его (Быт.2:21). Итак, когда называется плотию, то какого еще ожидать ее сотворения? И выше говорит: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт.1:26) и взем, говорит, персть от земли и созда человека (Быт. 2: 7). Персть и плоть не другое что означают, как тело. Потом далее: и, восстав Адам от сна, рече: се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моея (ст. 23). Кожаных одежд и твоей ложной аллегории еще не было. Итак из слов: кость от костей моих и плоть от плоти моея, очевидно, что это были тела и что Адам и Ева не были бестелесны. И взем от древа и яде (Быт.3:6), когда прельщен был змеем и впал в преслушание. И услышал глас Бога ходяща в раи по полудни и скрыстася Адам и Ева посреде древа. И рече Бог Адаму: где еси? Он же, обличаемый, отвечает: глас твой слышах и скрыхся, яко наг, есмь. Что же он назвал нагим: душу или тело? А листья смоковницы что покрыли: душу или тело? И рече: кто возвести тебе, яко наг еси, аще не бы от древа, его же заповедах тебе сего единаго не ясти, от него ял еси. И рече: жена, юже дал еси мне, та ми даде и ядох (Быт.3:8–12).Откуда же взята жена, как не от ребра, то есть от плоти, прежде нежели даны были им одежды? И жене рече: что сие сотворила еси? И рече жена: змий прельсти мя и ядох и дала мужу своему. Тогда на змея налагает Бог проклятие; на жену болезни чадорождения, а на мужа – есть хлеб в поте. И после сего говорит: се Адам бысть, яко един от Нас. Да некогда прострет руку свою и возмет от древа жизни, и снест и жив будет во век (ст. 22).275 Не подумай, слушатель, будто Господь сказал утвердительно: се Адам бысть яко един от Нас. Ибо изобличительно укоряя желание Адама, поверившего обольщению змея, говорит, что он не сделался тем, чем хотел сделаться, то есть се Адам бысть яко едино от нас. Возжелав соделаться высшим, Адам ниспал в низшее. А слова: изгоним его, да не когда прострет руку к древу жизни, и снест, и жив будет во век, говорит Бог не по зависти, а потому, что позаботился о сосуде, от себя повредившемся, дабы не остался худшим навсегда, но как отличный скудельник, повредившийся сам собою сосуд обратив его в собственный состав, то есть в землю, во время воскресения воссозидает, так что в нем не будет никакого повреждения, и праведный во славе будет бессмертен и может получить царствие, а неправедный во время конечного воскресения может понести наказание суда. Ибо не худое что насадил Бог, да не будет! но и самое древо насадил для нуждающегося в надлежащее время, своим повелением дозволяя ему пользоваться им. Но скажешь напротив: как же исполнятся слова: в онь же аще день снесте от него, смертию умрете, если позволил вкушать от него? Конечно, в какое бы время он вкусил, тотчас бы и исполнил слово: смертию умрете. Говорящему это скажу опять: Бог, ведущий будущее прежде неже быти (Ис.46:10), зная, что человек, будучи обольщен, прежде Его повеления вкусил бы от древа, определил ему смерть за преступление, которое имел он совершить. Заблуждающиеся в сей ереси хулят Бога, говоря: хорош Бог закона, что позавидовал Адаму и изгнал его говоря: изгоним его, да не когда прострет руку и возмет от древа жизни и жив будет во век. Но их клевещущее безумие обличает само себя. Ибо не только с самого начала не запрещал Бог вкушать от древа жизни, но и побуждал, сказав: от всякаго древа, еже в раи, снедию снесте (Быт.2:10), а перед глазами Адама было и древо жизни, одно из дерев райских. От одного только древа еже разумети доброе и лукавое Бог не повелел вкушать. Но ненасытная мысль Адама и жены его Евы, обольщенной диаволом, по неопытности поступила вопреки заповеди. Итак поелику Адам сам от себя впал в унижение, то Бог не восхотел, чтобы он жил во век в унижении, но подобно отличному скудельнику благоволил сосуд, разбившийся сам собою, обратить в его собственный состав, дабы в пакибытие из его собственного состава опять переделать как бы на колесе, исправив и возобновив сосуд без всякого недостатка, так чтобы он мог жить вечно. Поэтому сперва угрожает ему смертью, и потом уже не говорит о смерти, но: земля еси и в нее пойдеши, не предавши человека смерти. И затем говорится: и сотвори Бог, ризы кожаны и облече Адама и Еву и изрине их из рая. Видишь ли, Ориген, как суетно нововводимое тобою пустословие. Ибо за сколько времени были тела у Адама и Евы?

Гл. 66.

Если это тебя тревожит, и ты не можешь, душевно рассуждая, принять благодати Духа, неверный и худший неверных: то скажи мне, сколько чудодейственного и изумительного заключает каждый предмет, сотворенный Богом? Как из ничего простерто небо, подъятое на высоте? Как воссияло солнце, и создана луна и звезды? Из какого первообразного вещества взята земля, созданная из ничего. Из каких пород иссечены горы? Откуда состав всего мира, произведенный Богом из ничего? Откуда состав облаков, который вдруг закрывает небо? Откуда по повелению Бога рабом Его Моисеем произведены комары и скнипы? Как он превратил деревянный жезл в змея живого и ползущего? Как рука Моисея изменилась в вид снега? Так и тогда, о неверный! Богу было угодно, и Он действительно без животных, без всякого человеческого искусства и многоразличной работы, устроил Адаму и Еве одежды кожаные, тотчас же как восхотел: также как и в начале только что восхотел, и явилось и небо и все. Но об этом я часто говорил и в других местах и выше. Для тех, которые желают жизни, спасение близко и зловерие удобно опровержимо: а для тех, которые не хотят принять спасительного учения, недостаточно и целого века на беседу с человеком, подобно аспиду, всегда глухим и затыкающим уши, чтобы не внять голосу обаятеля, заклинателя, искусного в заклинаниях, как говорит слово Божие (Пс.57:5–6). Думаю, что сынам истины эта речь моя немало полезна: хотя она оказывается здесь очень пространною.

Гл. 67.

Но я перейду к рассуждению твоему о воскресении, при изъяснении первого псалма. Ибо, когда ты, пустой труженик, будешь обольщать неведущих, подставляя свое мнение и скажешь: «некоторые из простейших думают, что нечестивые не улучат воскресения,» а в последствии даешь вид, что тех же самых простейших людей опять ты спрашиваешь: для какого тела будет воскресение? и как бы взаимно от лица называемых у тебя простейшими недоумеваешь сам в себе (ибо и это нужно изъяснить), называть ли добрыми тех, которые именуются у тебя простейшими, – речь будет уже не твоя, и благодарить нужно не речь твою, а истину, которая заставляет тебя говорить о признаках достоинства и доброты рабов Божиих. Ибо и языческая пословица говорит: «слово истины просто». Простыми обыкновенно называем мы людей незлобивых, которым у Спасителя во многих местах воздается похвала, например будите цели (просты), яко голубие (Мф.10:16), и еще: оставите детей приити ко Мне, таковых бо, то есть простейших есть царство небесное (19: 14). Эти простейшие, как ты их называешь, отвечали тебе, что воскресение принадлежит этому телу, которым мы облечены. Когда ты высказываешь недоумение и опять спрашиваешь: все ли тело или только часть воскреснет: они отвечают: все тело. Между тем сообразно с изворотливостью широковещательного пустословия ты говоришь, что не может этого быть по той причине, что из тела вытекает кровь, теряется ежедневно плоть, волосы и другие вещества вместе со слюнями, мокротами и другими извержениями, – вот как ты отводишь глаза своим обширным, зловерным медицинским знанием, как уже многими доказательствами изобличил твое баснотворство наш прекраснейший старец и блаженный муж Мефодий. Но кое-что услышишь ты и от меня убогого. Чего всегда ищут? Ищут, чтобы все было самое чистое; а излишнее откидывается от чистого, и его не спрашивают. Кусок материи готов, как скоро вышло тканье из станка, и его отрезают от станка, не прибавляя к нему, ни убавляя. Его отдают к белильщику не с тем, чтобы получил от белильщика в худшем виде, но белильщик представляет его в совершеннейшем виде, так что для всех становится очевидно совершенство ткани. Так и тело не становится худшим от извержения дурных веществ и нечистоты, и конечно художник за то, что тело извергло нечистоту, не потребует от нас тела вместе с нечистотою, но потребует эту одежду в целом, здравом и чистейшем виде. Вот еще другой пример. Ты внес вопрос о том, что выделяется из человека посредством кровопускания, недугов, испражнений и извержения слюней и соплей: но ты будешь опровергнут тем самым, что ты сказал. Ибо не это одно находится в теле, но также и насекомые вырождаются из нас, как например: вши и гниды, которые ни вне тела находятся, ни причитаются к телу. И никто никогда не отыскивал выделившейся из тела гниды, ни вши, выродившейся из самой плоти, для ее сохранения, но скорее для истребления, и никто истребления ее не считает за утрату. Равным образом и то, что вышло из нас, хотя это и так по твоему мнению, не взыщется от нас (это было бы безрассудно), и Бог не возвратит этого в состав наш, но как пятно, находящееся на одежде и смытое с нее для благоукрашения, оставит без внимания, а самую одежду Зиждитель, по превосходству своего искусства, возведет к совершенству, так что она не будет иметь ни недостатка, ни излишества; ибо для Него все возможно. Если бы это было не так, о ты, повредившийся в уме от многословного твоего измышления! – то Спаситель наш и Господь, Сын Божий, пришедший для того, чтобы утвердить в нас надежду, что мы будем живы, и весьма многое изобразивший в себе самом в подтверждение истины сказанного Им нам, мог бы часть своего тела отложить, а часть воскресить, согласно с твоим, о муж спорливый, баснословным построением и собранием множества пустых соображений. Но Он изобличая твой образ мыслей, прямо говорит: аще зерно пшенично пад на земли не умрет, едино пребывает: аще же падет и умрет, много зерен сотворит (Ин.12:24). О каком это зерне Он говорит? Всякому ясно и во всем мире признано, что Он говорил это о себе, то есть, о теле святой плоти, которую принял от Марии, и о всей своей человеческой природе. Словами: упасть и умереть, также как словами: идеже труп, тамо соберутся орли (Мф.24:28), Он указал на тридневное успение своего тела, как и сам ты признаешь. Ибо Божество Его не усыпаемо, неспособно к падению, неодолимо, неизменяемо. Итак, умерло пшеничное зерно и воскресло. Но все ли это зерно воскресло, или часть его воскресла? Иное ли зерно, отличное от бывшего, или тоже самое, которое было, воскресло, то есть тело, которое Иосифом обвито было плащаницею и положено в новом гробе? Конечно ты этого не отвергнешь. Ибо о ком Ангелы благовествовали женам, что Он воскрес? О ком говорят: кого ищете? Иисуса Назарянина? воста, несть зде: приидите видите место (Мк.16:6; Мф.28:5). Как бы так сказал: приидите, видите место и вразумите Оригена, что здесь ничего не осталось лежащим, но все воскресло. И чтобы ты знал, что все воскресло, сказал: воста, несть зде, дабы ниспровергнуть твое пустословие тем именно, что не осталось (во гробе) части тела Его, но что это есть то самое тело, которое было пригвождено, прободено копием, взято Фарисеями и подверглось оплеванию.

Гл. 68.

Но для чего мне много говорить в обличение пустословия этого жалкого и напыщенного человека? Как Господь воскрес и воскресил Свое тело: так и нас воскресит. Ибо на этом Святой Апостол утверждает нашу надежду, сказав: како глаголют нецыи в вас, яко воскресения мертвых несть? Аще воскресения мертвых несть, то ни Христос воста. Аще же Христос не воста, тще убо проповедание наше, суетна и вера наша. Обретаемся же и лжесвидетеле Божии, что сказали, яко воскреси Христа. Его же не воскреси и проч. (1Кор.15:12–15); и наконец присовокупляет, говоря: подобает тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в безсмертие (ст. 53). Не сказал: только смертному или только тленному, или бессмертной душе: но тленному сему – с прибавлением сему, также мертвенному сему – с прибавлением сему. Итак все это зерно Его воскресло, и воскресло не иное зерно, отличное от прежнего, но то самое, которое лежало во гробе, все воскресло. На чем же утверждается твое пустословие? Божественное писание говорит дважды о зернах: один раз в Евангелии, другой – у Апостола. Первое, на основании действительно совершившегося с Господом, со всей ясностью показывает, каков первообраз воскресения: ибо Спаситель, так уча и творя, решительно все сделал для нашего утверждения. Так Он говорил о зерне и воскресил зерно, дабы утвердить в нас верную надежду на действительность нашего воскресения. Последуя Ему, Апостол, водимый Духом Святым, повествуя нам о имеющей быть после воскресения славе святых и наслаждении благами, в проповеди против неверующих, опять указывает на пшеничное зерно: но речешь мне: како воскреснут мертвии? Коим же телом приидут (1Кор.15:35)? И отвечает говорящему это: безумне! Ибо совершенно глуп и безумен тот, кто сомневается в воскресении. Потом говорит: безумне, ты еже сееши не оживет, аще не умрет: и еже сееши, не тело будущее сееши, но голо зерно, аще случится, пшеницы или других семян. Бог же дает ему тело, яко же восхощет, и комуждо семени свое тело (1Кор.15:36–38). И видишь, что не изменяется тело. Ибо никто, посеявши ячмень, не ищет пшеницы: также кто посеял тмин, не найдет ячменя; но что посеяно, то самое и взойдет. Если из того нечто и останется в земле, но зато из него поднимется произрастение. Так и из этой истлевающей пшеницы, не приходящей на суд, оставшаяся часть бесполезна, а произросшее из нее прекрасно. Это восхотел Он ясно доказать по причине неверия тех, которые не имеют надежды на Бога. Действительно пшеничное зерно – самая малая вещь: откуда же из этого малейшего зерна являются и корни, и основания, и стебли, и коленца, и столько трубочек, и верхушка, и луска, и колосья и многочисленные зерна?

Гл. 69.

Но дабы сказать еще яснее, мы представим подобные ему примеры. Откуда у Моисея, сына Иохаведы и Амрама, такая сила, что он, ударив жезлом в камень, извел воду из вещества, к тому не способного, а сухое превратил во влажное (Чис.20:11)? Каким образом он поразил море и повелением разделил оное на двенадцать путей для шествия по морю (Исх.14:21)? Как преложил реку в кровь (Исх.7: 20)? Вдруг собрал столько жаб? Наслал скнип на Египтян (8:6.17)? Соединил град с огнем (9:23)? К темной и безлунной ночи для Египтян присоединил густой мрак (10:22)? Смертью поразил первенцев египетских (12:29)? Огненным столпом указывал путь народу, им пасомому (13:21)? Молитвою и прошением низвел хлеб Ангельский (16:15; Пс.77:25)? Послал крастелей и напитал ими столько тысяч мужей, по повелению Божию (Исх.16:13; Пс.77:27)? Слышал глас Божий? Сподобился среди такого множества людей слышать глас Божий и беседовать с Богом? В продолжение сорока дней и сорока ночей не почувствовал нужды в потребном для нашей природы (Исх.34:28)? Как плоть его изменилась в блеск солнца и светлый луч, поразительный для народа, так что сыны Израильские не могли взирать на лице Моисея (ст. 30; 2Кор.3:7)? Как плоть на руке его переменилась в снег (Исх.4:6)? Как Он повелел земле отворить уста для поглощения бывших с Кореем, Дафаном, Авироном и Авнаном (Чис.16:24.32)? Как наконец он услышал: взыди на гору, и скончайся тамо (Втор.32:49,50), так что не ведает человек погребения его (Втор.34:6)? Божественное писание этим обозначает то, что тело Моисеево не людьми было погребено, но, как можно рассуждать предположительно, Святыми Ангелами. И все это было тогда, когда он находился еще в этом мире, еще в этом душевном теле, соделавшемся вместе и совершенно духовным. В этом мы получили залог в доказательство совершенного прозябения, имеющего быть, тогда, когда исполнится сказанное: сеется не в честь, востает в славе; сеется в немощи, востает в силе (1Кор.15:43). Подлинно не немощно ли то, что сеется и не знает, где сеется? Не бесчестно ли полагаемое во гробе, засыпаемое землею, истребляемое, распадающееся и бесчувственное? Не славно ли воскресающее, во век пребывающее и, по надежде на человеколюбие Божие, приобретающее на небеси царствие, где праведницы просветятся, яко солнце (Мф.13:43), где будут равны Ангелам (Лк.20:36), где будут ликовать с женихом, где с Петром Апостолы воссядут на двоюнадесяте престолу, судяще обеманадесяте коленома Израилевома (Мф.19:28), где праведники получат, ихже око не виде и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1Кор.2:9)? Итак наше воскресение в Боге; и всякий человек воскреснет, и праведный и неправедный, и неверный и верный – одни в жизнь вечную, другие на осуждение вечное.

Гл. 70.

Умолкни же Вавилон, древнее и опять возобновленное среди нас смешение! Утихни, Содом и вопль крайнего твоего нечестия, восходящий к Богу! Ибо приидет от Сиона избавляяй, и отвратит нечестие от Иакова (Исх.59:20): и вострубит, и мертвии востанут (1Кор.15:52): и мы восхищени будем в сретение Ему на воздусе (1Сол.4:17). К тому, что сказал прекраснейший старец, блаженный Мефодий, – и мы сами нечто прибавили для назидания; через такое соединение можно видеть смысл каждого изречения. Святый Апостол, разделяя два рода людей, соединяет их в одном уповании; словами: мы восхищени будем на облацех в сретение Ему указывает, что тело поистине есть то самое, а не иное; поелику восхищенный отнюдь не умирал; а словами: не имамы предварити воскресения мертвых доказывает что невозможное у человек легко и возможно у Бога (Лк.18:27); ибо мы живущии не имамы предварити умерших, и их воскресения. Указал на живущих и восхищенных, дабы словом: живущии, показать, что тела умерших воскреснут всецелыми: а сказавши, что умершие предварят оставшихся в живых, показал могущество Божие.

Воскреснут мертвии и востанут иже во гробех, говорит пророк (Ис.26:19). Чтобы не умолчать и о словах пророка Иезекииля, сказанных о воскресении в его апокрифе, я предложу здесь и их. Иносказательно повествуя о праведном суде, в котором с душою будет участвовать и тело, он говорит, что у одного царя все его подданные состояли в ополчении, а незаписанных в ополчение было только двое, один хромой и один слепой, и каждый из них был помещен и жил особо. Царь, совершая брак своего сына, пригласил всех в своем царстве, а оставил без внимания двух увечных, хромого и слепого. Они вознегодовали в себе и умыслили сделать зло царю. У царя был сад, и слепой издали стал говорить хромому: сколько бы у нас было кусков хлеба от народа, бросившегося на веселие? Так давай же, отомстим ему за то, что с нами так поступил. Другой спросил: каким же образом? Тот сказал: пойдем в его сад и истребим, что есть там в саду. Но этот сказал: а как я могу это сделать, когда я хром и не могу ходить? Слепой отвечал: а я сам разве могу что-нибудь сделать, когда не вижу, куда идти? Но мы ухитримся. Нащипав вблизи травы и свивши веревку он бросил ее слепому и сказал: держи и ступай по веревке ко мне. Когда тот сделал, что ему приказано, и подошел к нему, хромой говорит: ну, будь ты для меня ногами и неси меня, а я буду для тебя глазами,сверху указывая тебе дорогу направо и налево. Сделав это, они сошли в сад. Наделали ли они там беды, или не наделали, – только следы их оказались в саду. Когда развеселившиеся гости пошли с брачного пира отдохнуть в сад, они изумились, нашедши в саду следы и возвестили об этом царю, говоря: «в царстве твоем все воины, и нет ни одного невоенного. Откуда же следы невоенных в саду»? Царь удивился. И так как это говорит притча, очевидно апокрифическая, то она говорит приспособительно к человеку, а Богу нет ничего неизвестного. Повесть говорит далее, что царь послал за хромым и слепым и спросил слепого: не ты ли ходил в сад? Тот отвечал: увы мне, государь! Ты видишь нашу неспособность, знаешь, что я не вижу, где идти. Потом подошел к хромому, и его спрашивал: ходил ты в мой сад? Этот сказал в ответ: государь! Ты хочешь огорчить мою душу ради моей неспособности. И суд не приводит ни к чему. Что же делает праведный судия? Разузнав, каким образом оба они сговорились, сажает хромого на слепого и обоих истязают бичами, и не могут они запереться. Каждый из них изобличает другого; хромой говорит слепому: не ты ли меня принес на себе и вынес? А слепой говорит хромому: не сам ли ты был моими глазами? Так тело в воскресение мертвых соединяется с душою и душа с телом в изобличение общей их деятельности, и совершенный суд бывает за дела, сделанные обоими, и телом и душою, будут ли они добрые или худые.276

Итак пекущиеся о своей жизни смотрите, что все восставшие против истины, сами себе причинили неправду, как и святой пророк Давид говорит: зачат болезнь, и роди беззаконие. Ибо всякий, собирающий себе болезнь чуждых помышлений, порождает неправду себе и доверяющим ему: Ров изры, и ископа, и падет в яму, юже содела (Пс.7:15–16). Если же кто станет всему этому противоречить, тот пусть выступит и дерзнет противодействовать Богу. Ибо Бог крепкий не утрудится, ниже взалчет, ниже есть изобретение премудрости его (Ис.40:28), по которой Он разрушившиеся тела воскрешает, погибающее спасает, мертвое оживляет, тленное облекает в нетление, падшее зерно ведет к воскресению, посеянное и умершее восстановляет и приводит в преизбыточествующую светлость, как выражено во многих писаниях, где иносказательно говорится о нашем воскресении.

Гл. 71.

Так пророк Давид в псалме об обновлении дому Давидова (Пс. 29), как бы ожидая и Духом Святым предвидя будущее, благословно сказал о воскресении: вознесу Тя, Господи, яко подъял мя еси, обновляя дом мой, то есть, падшее тело, и не возвеселил еси врагов моих о мне. Равным образом и Соломон в Притчах, подготовляя все к готовимой в Сионе надежде, увещевал говоря: уготовляй на исход дела твоя (Притч.24:27), называя исходом исшествие отсюда, и уготовися, говорит, на село. Это внушение простирает Он ко всем, как живущим в селе, так и в городе, и к ученым и к занимающимся ремеслами, у которых нет никакой работы в поле: ибо ткачам, серебряных дел мастерам, поэтам и историкам для чего приготовление к обрабатыванию поля? Но голос сей вообще всех без различия призывает, – говоря: уготовися на село. Этим намекается на то, что для всякого человека, и городского, и сельского, отложение тела есть поле, есть конец, по причине погребения. Потом, обозначая самую надежду на воскресение, говорит: и созиждеши дом твой; не сказал: созиждеши дом. Ибо однажды созидается человек, при образовании во чреве, когда каждого из нас во время образования носила своя матерь во утробе; а воскресение из земли, или поля, есть уже не создание, а воссоздание, вследствие постигшего тело разрушения по положении во гроб, как и Спаситель сказал: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю, или созижду ее (Ин.2:19). Будучи сам премудрость, и обладая такою мудростью, которой несть изобретение (Ис.40:28) от людей, Он изводит тела наши из мест недоступных, когда одни из них разрешились в прах, другие находятся в море, а иные истреблены от плотоядных птиц, иные от зверей, иные от червей.

Гл. 72.

Ибо если Он из несущего привел в бытие: то кольми паче существующее легко восстановит в собственное его состояние, и это для того, чтоб определить праведный суд, дабы не осуждать одного вместо другого, дабы не лишить награды изможденное тело. Ибо если одной душе принадлежит наслаждение и наследие царства небесного: то пускай тело наслаждается, чем хочет. Пусть поминаемые с Гедеоном предаются роскоши и не будут озлоблени в милотех и козиих кожах (Евр.11: 37); пусть Иоанн не изнуряет себя напрасно, нося одежду из верблюжьего волоса; и мы не будем умерщвлять плоть свою в уединении и стеснять тела свои целомудрием. Если же тело вместе с душою участвует в подвигах жизни, в целомудрии, в посте и в других добродетелях: то не обидлив Бог (Евр.6:10), чтобы лишить награды потрудившегося и не воздать мзды телу, потрудившемуся вместе с душою. Иначе и суд окажется неполным. Ибо если душа окажется совершенно одна, то, будучи судима, она может возразить, что не во мне вина греха, но от того тленного и земного тела происходили блуд, прелюбодеяние, разврат; ибо с тех пор, как тело отделилось от меня, я ничего такого не сделала; и будет она права в защите и не признает суда Божия. А если бы и тело одно Бог привел на суд (Он может это сделать, как и выше указано мною на основании слов Иезекииля. Хотя дело представлено там в притче, но образ ведет для аллегорического изображения истины, выраженной там приточно, именно как кость соединилась с костью, и состав с составом, тогда как кости были сухие и не было в них ни души, ни движущего духа; не смотря на то, тела, по слову пророка, тотчас составились и окрепли. Так, если Бог захочет, Он силен сделать то, что тело без души будет жить и двигаться, как и кровь Авеля, будучи телом, вопияла по смерти его, а не душа, ибо кровь не есть душа, но видимое тело), то тело без души не может быть судимо: ибо и оно также может возразить, что не я грешило, а душа. С тех пор, как она отрешилась от меня, ведь я не совершало прелюбодеяния, блуда и идолослужения? Итак, и тело будет возражать против праведного суда Божия – и возражать основательно. По этой-то и по многим другим важнейшим причинам, Бог по своей премудрости, умершие тела наши приведет вместе с душами в пакибытие, согласно с своим человеколюбивым обещанием, дабы потрудившийся в святости получил от Бога всякое доброе воздаяние, равно как и творившие суетные дела были осуждены, то есть тело вместе с душою, а душа вместе с телом.277

Для большего удостоверения в нашей будущей жизни, пришедший во плоти и совершеннейшим образом вочеловечившийся для утверждения в нас своей веры, Господь, предвидя имеющее быть в тебе, Ориген, неверие и сомнение у тебя и во многих, подобных твоему неверию, ересях Манихеев и Маркионитов, все действительно сделал для утверждения и укрепления веры в Него и истины, исполнив то на Самом Себе. Ибо воскресши из мертвых, Он воскресил с Собою многа телеса святых, и внидоша с Ним во святый град (Мф.27:52,53), как и в других местах поведал я. Не сказал (Евангелист): восташа святые, дабы не дать, предлога козням неблагонамеренности, но так как естественно существует сомнение у неверующих, то он и старался об утверждении знания нашего о будущей жизни, и сказал: телеса святых, и не только, что Господь воскресил их, но и что они явишася мнозем в городе, причем силою Его исполнились слова: изводя окованныя мужеством (Пс.67:7), то есть, души воскресших тел. Это узники крепости, связанные во аде. Еще говорит: такожде преогорчевающия живущия во гробех, то есть тела воскресших; не сказал: преогорченные или преогорчеваемые, но преогорчевающия. Ибо явившиеся многим в городе были недавно умершие вместе с давно умершими. Я думаю, что Господь начал совершать воскрешение с Адама, воскресил же и недавно погребенных близь Него на Голгофе, Сам будучи распят и исполняя написанное: востани спяй и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос (Ефес.5:14), за тебя распятый. Так как иные из них были узнаны своими, то они прежде всего привели в ужас видевших; так, если какой-нибудь отец встретился с сыном воскресшим, или брат с братом, или родственник с родственником, умершим лет за двадцать или за десять лет, то в удивлении спрашивал: не ты ли такой-то, погребенный нами в таком-то месте? Как это ты воскрес и пришел? Но воскресший в свою очередь спрашивает: что такое вы тут сделали за три дня перед сим, когда земля тряслась? Те говорят: мы схватили и распяли одного обманщика (Мф.27:63), именем Иисуса, обольщавшего народ, – и обман прекратился. Тогда тот исповедует милость Господа и истину и говорит: горе вам! Начальника спасения мира вы отверглись и распяли. Он воскресил нас крепкою силою Своего Божества и человечества, и вот наконец исполнилось Божественное писание: такожде преогорчевающия живущия во гробех. Слыша от воскресших, что они воскрешены Господом Иисусом, даже до смерти преогорчились решившиеся отвергнуться начальника жизни (Деян.3:14,15) и распять Его. Впрочем может быть человеколюбец Господь и это сделал на пользу тех, которые видели воскресших. Ибо мы думаем, что многие, увидев воскресших и пришедши в умиление, получили пользу и уверовали. Поэтому и вы, Оригенисты, уверуйте и не погубите многих вашим заблуждением.

Гл. 73.

Но довольно с меня этого для опровержения Оригена вольно мудрствующего, напрасно присвоившего себе имя Адамантового, и для опровержения его нелепостей и пагубного учения, которое он злонамеренно измыслил против истины во многих частях нашей веры. Покончив и с его ересью, я по порядку буду рассматривать другие, прося, по обычаю, Бога – помощника нашего убожества, чтобы нам быть в силах противостать всякому суетному гласу, восстающему против истины, и победить оный, по слову святого Исаии: всяк глас, на тя востанет, одолееши им всем, повиннии будут же в нем (Ис.54:17).Таким образом, при помощи Божией мы исполнили свое обещание желающим разумного чтения для упражнения в истине и для доставления целительного врачества в виде противоядия против всякого зверя и ядовитого змея, то есть, против разных видов ересей, и этой жабы Оригенистов, образовавшейся от всякой сырости и продолжающей вскрикивать с воплем и громким голосом. Приняв предохранительное питие, то есть учение о воскресении Господа, мы, так сказать, выплюнули прилипчивый яд жабы и неправду скверного змея. Ибо и это случилось с ним со всеми несчастными последствиями; и я страдаю и воздыхаю о нем. Увы! Сколько ты сам потерпел вреда и сколь многим другим повредил! Как ты, укушенный страшною ехидною, то есть мирским образованием, и для других сделался ядом.

Знакомые с естественною историею говорят, что крот живет в норе и рождает детей многих вдруг: до пяти и более, а ехидны ловят их. Если ехидна найдет целую нору, то не могши всех пожрать, съедает для своего насыщения одного или двоих, а прочим, выколов глаза, приносит пищу и откармливает слепых, до тех пор пока не возьмет и съест каждого из них, когда захочет. Если же случится найти их кому-нибудь не знающему и возьмет их для употребления в пищу: то принимает в себя яд от них, как напитанных ядом ехидны. Так и ты, Ориген, ослепив свой ум вышеуказанным Эллинским учением, изрыгнул яд и на доверившихся тебе и сделался для них ядовитою пищею, повредив многим тем же, отчего сам потерпел вред. О самом Оригене мы сказали в предыдущих рассуждениях, как он хулил Сына Божия, называя Его Богом созданным, и сказав, что Он не может видеть Отца, что равно и Дух Святый не может видеть Сына, и как он ложно учил, будто душа предсуществовала и согрешив на небе низведена в тело, и что диавол будет восстановлен в своем начальстве. Осчастливлен же Иоанн Креститель и прочие святые тем, что они будут общниками его (то есть диавола) в царстве небесном! И что рай и воды превыше небес и воды под землею суть иносказание, а не действительность.

Отделение 2

Вступление

Во втором отделении той же второй книги, а по вышесказанному счету – в пятом, в котором содержится пять ересей, порядок следующий:

1) ересь Павла Самосатского. Он утверждает, что Христа почти нет в действительности, вообразив, что Он есть произносимое устами слово, но был и здесь от Марии; сказанное о Нем в Божественных писаниях было возвещено пророчески, но Он не существует, а являлся здесь от Марии со времени воплощения.

2) Манихеи, они же и Акуаниты, ученики Перса Манеса. Они называют Христа призраком, почитают солнце и луну; молятся звездам, силам и демонам; вводят два начала – злое и доброе, всегда существующие. Говорят, что Христос призрачно явился и мнимо пострадал. Ветхий Завет и Бога в нем глаголавшего хулят. О мире же утверждают, что не весь он, но часть его произошла от Бога.

3) Иеракиты – от Иеракса из Леонтополя Египетского, какого-то учителя, отвергавшего воскресение плоти. Они употребляют ветхий и новый завет и совершенно отвергают брак, но принимают монашествующих и девственниц, воздержников и вдовствующих, а о детях, еще не достигших зрелого возраста, говорят, что они не причастны царствию, потому что не подвизались.

4) Мелетиане, составляющие в Египте раскол, а не ересь; они не молились вместе с падшими во время гонения; а теперь соединились с Арианами.

5) Ариане, они же и Ариоманиты. Они называют Сына Божия тварью, – а Духа Святаго тварью твари; утверждают, что Спаситель принял от Марии только плоть, а не душу. Был же этот Арий пресвитер Александра, Епископа Александрийского.

Вот перечень пяти ересей второго отделения второй части, а от начала по порядку пятого.

О Павле Самосатском, сорок пятой, а по общему порядку шестьдесят пятой ереси

Гл. 1.

Павел, называемый Самосатским, появился и следует за Новатом и Оригеном, впоследствии причисленным к еретикам, за то, что он возмечтал о себе высоко, восстал против истины тщеславным своим пустословием и мыслию, поколебленной диаволом. Его должно оплакивать, как поистине завистью диавола отпадшего и падшего с высоты; ибо на нем исполняется сказанное: рачение злобы памрачает добрая, и парение похоти пременяет ум незлобив (Прем.4:12). И так этот, о котором нам следует говорить в нашем изложении, Павел Самосатский, имя которого в начале мы упомянули, и об ереси которого составляем рассказ, был из Самосат, – города, находящегося в пределах Месопатамии и Евфрата. В это время, во дни императоров Аврелиана и Проба, он поставляется епископом святой кафолической церкви Антиохии. Но вознесшись умом отпал от истины и возобновил ересь Артемона, который жил за много лет прежде и сгиб.

Павел говорит, что Бог Отец и Сын и Св. Дух есть единый Бог; а всегда сущее в Боге Слово Его и Дух Его есть, как в сердце человека его собственное слово. Сын Божий не имеет бытия ипостасного, но в Самом Боге, именно как учили и Савелий, Новат, Ноэт и другие. Однако ж этот не одинаково с ними учил, а иначе, чем они. Слово будто бы пришло и вселилось в Иисусе, истинном человеке. И таким образом, говорит он, Бог есть один, и Отец не Отец, и Сын не Сын, и Святый Дух не Святый Дух, но один Бог Отец, а Сын Его в Нем, как слово в человеке. В защиту своей ереси он выставляет на вид свидетельства Писания, именно слова Моисея: Господь Бог твой. Господь един есть. (Втор.6:4). Он не говорит согласно с Ноэтом, что Отец пострадал, но говорит, что Слово, пришедши, действовало одно и взошло к Отцу; и много у него нелепого.

Гл. 2.

Посмотрим же, окажутся ли состоятельными слова этого обольщенного. Он говорит, что Христос сказал: Аз во Отце и Отец во Мне (Ин. 14. 10). И мы сами говорим, что Бог Слово от Отца, и с Ним всегда существует, от Него будучи рожден, но не говорим, что Отец существует без Слова ипостасного. Но Слово Отца, Единородный Сын, есть Бог Слово, как говорит Христос: всяко иже исповесть Мя, исповем его и Аз пред Отцем Моим (Мф.10:32). Выражение: Мя пред Отцем Моим указывает на Отца, ипостасного по естеству. Но последователи Самосатского, искажая Иудейство и ничего больше в сравнении с Иудеями не имея, должны быть названы вторыми Иудеями и Самосатянами: они не что иное, как Иудеи, и перед ними имеют только преимущество в имени. Ибо, отрицая у Бога Бога Сына Единородного и Слово, они таковы же, как и те, которые отверглись Его во время Его пришествия, сделались убийцами Бога и Господа и отрекшимися Бога. Правда, впрочем, что они ни обрезания не имеют, ни суббот не хранят, ни всего другого, как Иудеи.

Гл. 3.

Действительно мы и сами не говорим, что существуют два Бога, или Божества, но едино божество, поелику не говорим, что два Отца, или два Сына, или два Духа Святых; но Отец и Сын и Св. Дух едино Божество, едино достославимое. А он говорит, что Бог один не потому, что Отец есть источник, но что Бог вообще один, уничтожая этим, насколько ему можно, божественность и ипостасность Сына и Св. Духа, и признавая самого Отца единым Богом никогда не рождавшим Сына, так что Отец и Сын оба несовершенны: Отец не рождает Сына, и Слово Бога живого и истинной премудрости бесплодно. Они думают, что Слово таково же, каково оно в сердце, и что мудрость такова же, как в душе человека, какую имеет каждый, стяжавший от Бога разумение. Посему они говорят, что Бог вместе с Словом есть одно Лице, как человек один и его слово, ничего, как я сказал, не думая более Иудеев, слепотствуя ввиду истины и глухие к Божию слову и к проповеди о жизни вечной. Они не стыдятся истинного слова Евангельского , которое говорит: в начале бе Слово и Слово бе к Богу и Бог бе Слово. Вся Тем быша и без Него ничтоже бысть, еже бысть. (Ин.1:1.3). Ибо если в начале бе Слово и Слово бе к Богу, то значит оно существует не по произношению только, но по ипостаси. И если Слово бе у Бога, то уже не Слово Тот, у Которого оно было, потому что Тот, у Которого оно было, не есть Слово. Если Он имеет Бога Слово в сердце и притом нерожденное, то что значит речение: бе и что