архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 11

в) Толкование притчи о сеятеле (Мк.4,13–20)(Мф 13,18–23; Лк 8,11–15)

13И говорит им: не понимаете этой притчи? Как же вам уразуметь все притчи? 14Сеятель слово сеет. 15[Посеянное] при дороге означает тех, в которых сеется слово, но [к которым,] когда услышат, тотчас приходит сатана и похищает слово, посеянное в сердцах их. 16Подобным образом и посеянное на каменистом [месте] означает тех, которые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, 17но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются. 18Посеянное в тернии означает слышащих слово, 19но в которых заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово, и оно бывает без плода. 20А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат.

Понятно, что основным элементом сравнения притчи является та почва, на которую падает семя. Собственно говоря, эта притча не о «Сеятеле» и не о «семени», а о тех, в кого сеется семя. Если следовать общему утверждению экзегетов, что все притчи Иисуса Христа своим содержанием имеют Царствие Божие, то почва – это те люди, которые принимают слово Царствия или не принимают его. Слушателям должна была быть знакома каждая деталь этой притчи, потому что эти детали были элементами их будничной, каждодневной жизни.

1. По обочинам дорог была твердая почва, на которой зерно не прорастает или склевывается птицами. Так и христианская истина вообще не может проникнуть в сердца некоторых людей. Чаще всего это случается потому, что у слушателей отсутствует интерес. И христианская весть не может оказать никакого влияния на многих людей не потому, что они настроены враждебно к нему, а потому, что они просто безразличны к нему. Они считают, что христианство им не нужно, и что они сами вполне могут обойтись без него. Да, так часто бывает. Но жизнь далеко не всегда бывает простой и легкой. И у почти у каждого человека наступает момент, когда ему нужна помощь свыше.

2. Зерно, упавшее на тонкий слой почвы, быстро всходит, но ростки высушиваются солнцем. Всегда легче начать, чем завершить дело. Многие люди встают на христианский путь, но потом отходят, так как увлечение было поверхностным. Ну, а поводов для отхода может найтись множество.

3. Что касается сорняков, которые душат всходы, то это, как указывает толкование, материальные заботы жизни, которые ни на что другое не оставляют времени и сил. Главное отодвигается, суетное берет верх.

4. В случае доброго урожая мы должны обратить внимание на слова «они приносят плод». Но принести плод слушающие слово Божие могут лишь те, кто трудится. Речь идет о том, что христианство должно проявляться в действиях, в жизни. Приняв Евангелие (что само по себе не так уж просто), христианин призван не рассуждать, а действовать.

В толковании притчи о семени слово Иисуса соединяется с жизненным опытом ранней Церкви. Уже первые христиане открыли для себя, что семя, посеянное в их жизнь благодаря вести Иисуса, подвергалось опасности – не только от сатаны, но и от времени с его бедствиями и соблазнами. На что указывал Иисус в жизни природы, обнаруживало себя и в жизни первых христиан. И все же здесь действовало то же правило: тот факт, что семя может не принести плода, – исключение, а не правило. Обычно же посеянное семя дает богатый урожай. Надо полагать, что и первые слушатели Иисуса Христа в Палестине обращали внимание скорее на то, что семя, несмотря ни на что, даст богатый плод. И в этом отношении притча похожа на другие притчи о Царствии Божием, которые говорят о том, что сейчас оно малозаметно как горчичное зерно, как малая закваска, но неизбежно вырастет в большое дерево или сквасит все тесто. Такие мысли могли приходить в голову и ученикам Иисуса, когда они видели, что Его больше не пускают в синагогу и смотрят на Него с подозрением. Казалось, что во многих местах Его весть не имела никакого успеха, ученики были обескуражены. Но притча говорила им, и говорит нам: «Терпение. Делайте вашу работу. Сейте семя. Остальное предоставьте Богу. И вы обязательно получите урожай». О труде, о его необходимости, а также о Божественном домостроительстве Царствия говорит ряд следующих небольших притч, которые у евангелистов Матфея и Луки находятся на других местах их Евангелий и передаются в несколько ином звучании.

г) Притча о свече и мере (Мк.4,21–25) (ср. Мф 5,15; Лк 8:16, 11:33)

21И сказал им: для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике? 22Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу. 23Если кто имеет уши слышать, да слышит! 24И сказал им: замечайте, что слышите: какою мерою мерите, такою отмерено будет вам и прибавлено будет вам. 25Ибо кто имеет, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что имеет.

Стихи Мк.4:21–25 представляют для нас особый интерес, потому что в них мы видим, с какими проблемами сталкивались авторы Евангелий. В этих стихах приведены четыре высказывания Иисуса. В Мк.4:21 – поучение о свече; в Мк.4:22 – поучение об обнаружении скрытого и потаенного; в Мк.4:24 – поучение о том, что нам воздастся той же мерой, какой мы даем; в Мк.4:25 – поучение о том, что у кого есть, тому будет дано еще. У Марка все эти поучения идут одно за другим, а в Евангелии от Матфея они рассыпаны по всему тексту.

Как вышло, что эти поучения приведены у Марка все в одном месте, друг за другом, а у Матфея рассыпаны по всему тексту? Дело в том, что афоризмы Иисуса Христа, Его поучения закрепились в умах людей, но контекст, в котором они были произнесены, и события, с которыми они были связаны, часто бывали забыты. Поэтому евангелисты имели возможность распоряжаться контекстом по своему усмотрению. Евангелист Марк очевидно усматривал между этими высказываниями Иисуса Христа важную для евангелиста логическую связь.

Первое из этих поучений («для того ли приносится свеча, чтобы поставить ее под сосуд или под кровать? не для того ли, чтобы поставить ее на подсвечнике?» – (Мк.4:21)) гласит, что люди не приносят и не зажигают светильник (не свечу!), чтобы потом поставить его под сосуд или под кровать. Свет нужно видеть, и потому светильник ставят на видное место, туда, где он виден всем. Самые привычные и на поверхности лежащие нравоучительные выводы делаются такие:

Истина, мол, должна быть видна людям, ее не полагается скрывать. Практически все экзегеты и толкователи указывают на то, что афоризм о светильнике связан с гонениями на христиан. Бывают времена, когда опасно говорить правду. Но настоящий христианин верен правде, невзирая ни на что. Светильник истины нужно держать высоко, а не скрывать его трусливо в интересах личной безопасности. Действительно, в ту эпоху ранней церкви показать свою принадлежность к христианству иногда было равнозначно смерти. Существовал культ, боготворивший императора, который считался олицетворением всего государства, и ему, как и государственной власти, поклонялись как богу. В определенные дни от людей требовалось приносить жертвы божественному императору, и это была настоящая проверка политической благонадежности. Человек, принесший такую жертву, получал удостоверение об этом, а получив удостоверение, он мог пойти и поклоняться какому угодно богу. До нас еще сохранилось много таких удостоверений. Например: «Уполномоченным по жертвоприношениям от Акея с детьми Эасом и Герой, проживающими в деревне такой-то. Мы регулярно приносим жертвы богам, а сейчас, в вашем присутствии, как того требует правило, принесли жертвы, совершили наши возлияния и вкусили наших жертвоприношений и просим вас дать нам соответствующее удостоверение. Всего вам наилучшего». А за этим следует подтверждение: «Мы, Серен и Герм, свидетельствуем ваше жертвоприношение». И христианину нужно было лишь совершить этот формальный акт, получить эту бумажку, это удостоверение, и ему уже ничего не грозило. Но тысячи христиан предпочитали умереть, нежели сделать это. Они очень просто могли скрыть тот факт, что они христиане, и могли продолжать оставаться христианами в частном порядке, без огласки, без хлопот и неприятностей. Но они считали, что должны засвидетельствовать свою принадлежность к христианству в присутствии людей. Именно им мы обязаны сегодня нашей христианской верой. Афоризм Иисуса Христа говорит о том, что христианская вера всегда должна быть подобна лампе, которую может видеть каждый.

Такое толкование афоризма о свече замечательно, и хорошо подходит к эпохе гонений. Видимо, такой смысл это высказывание и имеет в Евангелии от Матфея, в его Нагорной Проповеди. Но у Евангелиста Марка оно имеет и еще один смысл, связанный с предшествующими рассуждениями о сеятеле и семени. Ведь там речь шла о группе учеников, которым «дана тайна Царствия Божия», то есть о Церкви. Вот и в афоризме о свече речь идет, конечно, не о простой свече, а о тайне Царствия Божия, которая дана ученикам. То есть здесь как бы продолжение того, что было сказано в притче о сеятеле: "Вам дана тайна Царствия Божия, а тем, внешним, всё становится загадочным, в притчах"16 (Мк.4:11). Но эта тайна не должна навсегда оставаться тайной. Назначение этой тайны (света Христова) – не быть навеки сокрытой, а быть именно светом для всех. При этом евангелист Марк сознательно пишет о светильнике как о личности! В нашем переводе это не видно: «Для того ли приносится свеча». Нет, лучше перевел оригинал славянский текст: «eда светилник приходит», то есть «разве светильник приходит». Разумеется, речь у Марка идет об Иисусе Христе. Разве Он пришел, чтобы скрываться от мира? Нет, Он пришел, чтобы светить, явиться миру! Но... не сразу. Не так-то все просто.

Второе поучение на первый взгляд тоже кажется простой нравственной максимой. Так оно обычно и понимается и толкуется. Мол, Иисус был убежден, что истину скрыть нельзя: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу. Если кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мк.4:22–23). Это – убеждение в том, что истина имеет что-то неразрушаемое. Люди могут отказаться признать истину, пытаться подавить ее, стереть или изгладить ее, могут отказаться принять ее, но рано или поздно она восторжествует. Примеров в истории множество.

Так, например, Николай Коперник был осторожным человеком и держал свое открытие в течение тридцати лет в тайне, и лишь в 1543 году, уже перед лицом смерти, убедил одного типографа напечатать свою книгу «Об обращении небесных сфер». Коперник в этом же году умер, разразилась буря, но его идеи сделались достоянием всех.

Галилео Галилей принял теорию Коперника, но в 1616 г. он был подвергнут суду инквизиции и его взгляды были осуждены. Суд вынес такое решение: «Первое утверждение, что солнце является центром и не вращается вокруг земли – глупо, абсурдно и ложно в плане теологическом и является ересью, потому что противоречит Священному Писанию... Второе утверждение, что земля не является центром, а вращается вокруг солнца – абсурдно и ложно с философской точки зрения, а в плане богословском противоречит истинной вере». Галилей уступил и в течение многих лет хранил молчание. Когда на папский престол взошел Урбан VIII, Галилео Галилей подумал, что новый папа более образован и больше понимает, чем его предшественник, и вновь публично выступил со своей теорией. Но надежды его не оправдались. На этот раз он должен был подписать отречение или же подвергнуться пытке. И он подписал: «Я, Галилей, в возрасте семидесяти лет, будучи узником и стоя на коленях перед вашим высокопреосвященством, положив руки на священное Евангелие, которое Вы держите перед моими глазами, проклинаю и ненавижу ошибку и ересь о том, что земля движется». Отречение спасло Галилея от смерти, но не от тюрьмы. И когда он умер, ему даже было отказано в захоронении в семейном склепе. Но не только католическая церковь пыталась скрыть правду. Так, например, Мартин Лютер писал: «Люди обратили уши свои к выскочке-астрологу (он имел в виду Коперника), пытавшемуся доказать, что вращается земля, а не небо, или небесный свод, Солнце и Луна... Глупец хочет опровергнуть всю астрономию; но в Священном Писании говорится, что Иисус Навин приказал остановиться солнцу, а не земле». Да, но что это изменило?

Высказывание Иисуса Христа применимо и к нашей собственной жизни и к нашему поведению. Если человек грешит, он инстинктивно старается скрыть это. Так поступили Адам и Ева, нарушив завет Божий. Но истина выходит наружу. Во лжи нельзя спрятаться надолго, а от Бога человек вовсе не может скрыть истины. Помня об этом, неплохо бы стремиться к тому, чтобы нам не было стыдно за нашу жизнь.

Все это так. Но у Евангелиста Марка смысл высказывания Иисуса Христа приобретает несколько особый и более конкретный смысл. И тут мы снова должны обратить внимание на оригинальный текст, который в Евангелии от Марка передан иначе, нежели у Матфея (Мф.10:26–67). Второе высказывание, несколько точнее переведенное звучит примерно так: «Ибо что сокрыто, сокрыто только для того, чтобы быть обнаруженным, и что становится тайным, становится тайным только для того, чтобы выйти наружу». Здесь действующими лицами являются Бог и Иисус Христос. И это в оригинальном греческом тексте17 много понятнее, чем в привычном русском переводе. Снова речь идет о «тайне», о «тайне Царствия», то есть о тайне Мессианства Иисуса Христа. Это Бог «скрывает», Он же и «обнаруживает», «открывает». И Христос пребывает в Церкви как непонятная миру тайна только для того, чтобы выйти из этой таинственности. Используется тот же глагол, что и в афоризме о светильнике. Светильник приходит, и он же выходит из своей потаенности наружу, становится явным. Тайна стремится быть всем известной, как светильник стремится светить всем!

И если Бог Свою евангельскую весть, «тайну Царствия Божия», все же «сокрыл», «спрятал» в Церкви учеников Иисуса, то это произошло не потому, что Бог захотел спрятать Евангелие от мира навеки. Нет, Бог желает, чтобы Евангелие Царствия сияло в мире именно как Евангелие, как Его Радостная Весть. Бог пожелал, чтобы мессианство Иисуса и Его Богосыновство открылись через крест и воскресение и были возвещены миру через проповедь Евангелия. Конечно, при этом возникает вопрос: Если Бог действительно хотел сообщить Свое Евангелие всему миру, то зачем Он сначала утаил Его от мира? Ответ таков: беда мира в том, что сейчас далеко не все способны принять откровение этой тайны. Полное откровение произойдет тогда, когда с тайны спадут все покровы, то есть в последний день этого мира, при Втором пришествии. Именно тогда произойдет окончательное откровение Царствия Божия.

Есть и еще одна причина, почему Бог скрыл «тайну Царствия»: Бог сокрыл ее от мира потому, что мы, люди очень склонны приписывать самим себе то, что на самом деле является даром Божиим нам. Вспомним: «вам дана тайна Царствия». Дана! А нам часто кажется, что мы этого заслужили, или достигли собственными усилиями, или что мы такие хорошие, что имеем право на подарки. Так мы могли бы приписать нашему уму и находчивости то, что Бог нам даровал исключительно по благодати, то есть по Своей доброй воле. Только когда мы наталкиваемся на границы нашего познания, когда мы бываем вынуждены признать, что дальше мы ничего не знаем и не понимаем, что мы подошли к пределу, – вот тогда Евангелие может воссиять нам своим светом – как дар Божий. Именно об этом мы читаем, например, у пророка Даниила18. Только после того как Даниил понял, что тайна сна Царя Вавилонского может быть открыта только Богом, ему и была открыта тайна, за что он произнес благодарственную молитву: Бог «открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним. Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя; ибо Ты открыл нам дело царя» (Дан 2,22–23).

Даниил был приведен к царю, которому он открыл как сам сон, так и его толкование. И «тогда царь Навуходоносор пал на лице свое и поклонился Даниилу, и велел принести ему дары и благовонные курения. И сказал царь Даниилу: истинно Бог ваш есть Бог богов и Владыка царей, открывающий тайны, когда ты мог открыть эту тайну!» (Дан 2,46–47). Если бы гадатели и чародеи смогли открыть сновидение царя, то разве понял бы царь, что Бог Даниила, Бог Израиля, – «Бог богов и Владыка царей»? Так и у нас: Если бы всякий мог понять и истолковать Евангелие, весть о Царствии Божием, то разве смогли бы мы уразуметь, что Тот, Кто обращается к нам в Евангелии, есть Сам Бог?

Бог только для того скрывает Свое Слово в узком обществе учеников Иисуса («вам дана тайна Царствия Божия» (Мк 4,11)), чтобы оно убедило мир как именно Его Слово! Об этом и говорит высказывание Мк 4,22: Всё, что Богом сокрыто, Богом же будет и явлено. Это понять довольно трудно. Поэтому Марк для своих читателей добавляет: «Если кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мк.4,23). Но тот, кто это понял, поймет и последующее.

* * *

16

Автор в этой беседе цитирует это место по греческому тексту – см. его перевод в Беседе 10

17

οὐ γάρ ἐστιν κρυπτòν ἐàν μὴ ἵνα φανερωθη ι οὐδè ἐγένετο ἀπόκρυφον ἀλλ᾿ ἵνα ἔλθῃ εἰς φανερόν.

18

«Во второй год царствования Навуходоносора снились Навуходоносору сны, и возмутился дух его, и сон удалился от него. И велел царь созвать тайноведцев, и гадателей, и чародеев, и Халдеев, чтобы они рассказали царю сновидения его. Они пришли, и стали перед царем. И сказал им царь: сон снился мне, и тревожится дух мой; желаю знать этот сон. И сказали Халдеи царю по-арамейски: царь! вовеки живи! скажи сон рабам твоим, и мы объясним значение его. Отвечал царь и сказал Халдеям: вот мое непререкаемое слово: если вы не скажете мне сновидения и значения его, то в куски будете изрублены, и домы ваши обратятся в развалины. Если же расскажете сон и значение его, то получите от меня дары, награду и великую почесть; итак скажите мне сон и значение его. Они вторично отвечали и сказали: да скажет царь рабам своим сновидение, и мы объясним его значение. Отвечал царь и сказал: верно знаю, что вы хотите выиграть время, потому что видите, что мое слово непререкаемо. Так как вы не объявляете мне сновидения, то у вас один умысел: вы собираетесь сказать мне ложь и обман, пока минет время; итак расскажите мне сон, и тогда я узнаю, что вы можете объяснить мне и значение его. Халдеи отвечали царю и сказали: нет на земле человека, который мог бы открыть это дело царю, и потому ни один царь, великий и могущественный, не требовал подобного ни от какого тайноведца, гадателя и Халдея. Дело, которого царь требует, так трудно, что никто другой не может открыть его царю, кроме богов, которых обитание не с плотью. Рассвирепел царь и сильно разгневался на это, и приказал истребить всех мудрецов Вавилонских.

Когда вышло это повеление, чтобы убивать мудрецов, искали Даниила и товарищей его, чтобы умертвить их. Тогда Даниил обратился с советом и мудростью к Ариоху, начальнику царских телохранителей, который вышел убивать мудрецов Вавилонских; и спросил Ариоха, сильного при царе: «почему такое грозное повеление от царя?» Тогда Ариох рассказал все дело Даниилу. И Даниил вошел, и упросил царя дать ему время, и он представит царю толкование сна. Даниил пришел в дом свой, и рассказал дело Анании, Мисаилу и Азарии, товарищам своим, чтобы они просили милости у Бога небесного об этой тайне, дабы Даниил и товарищи его не погибли с прочими мудрецами Вавилонскими. И тогда открыта была тайна Даниилу в ночном видении, и Даниил благословил Бога небесного. И сказал Даниил: да будет благословенно имя Господа от века и до века! ибо у Него мудрость и сила; он изменяет времена и лета, низлагает царей и поставляет царей; дает мудрость мудрым и разумение разумным; он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним. Славлю и величаю Тебя, Боже отцов моих, что Ты даровал мне мудрость и силу и открыл мне то, о чем мы молили Тебя; ибо Ты открыл нам дело царя» (Дан 2,1–23).

Комментарии для сайта Cackle