Библиотеке требуются волонтёры

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 29

Иисус в храме: протест и сопротивление (Мк.11,15–19; Мф 21,12–17; Лк 19,45–48; ср. Ин 2,13–22). Продолжение.

15 Пришли в Иерусалим. Иисус, войдя в храм, начал выгонять продающих и покупающих в храме; и столы меновщиков и скамьи продающих голубей опрокинул; 16и не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь. 17И учил их, говоря: не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников. 18Услышали /это/ книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его, ибо боялись Его, потому что весь народ удивлялся учению Его. 19Когда же стало поздно, Он вышел вон из города.

Гнев Иисуса Христа на торговцев и продавцов, на обменщиков денег и продающих голубей в храме современниками должно было, как ни странно, почти неизбежно восприниматься как нападки на храмовый жертвенный культ. И разве могли «книжники и первосвященники» смотреть на все это и при этом бездействовать, особенно если всё это происходило в их непосредственной близости, во дворе язычников святилища?

Сейчас мы несколько внимательнее посмотрим на некоторые особенности прочитанного отрывка. Мы уже обсуждали стих, в котором говорится, что Иисус «не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь». Мы объясняли это место Евангелия следующим образом: Иудеи мало думали о святости наружных дворов храма, что пользовались ими в качестве путей сообщения, бегая по своим делам, что было запрещено законом. Поэтому, Иисус, Которого огорчало осквернение святого места Божия, обратил внимание иудеев на их же собственные законы. – Однако, как показали новейшие исследования этого вопроса, все не так просто!

Вот в чем дело: во время Пасхального праздника наряду с обязательным участием в богослужении и в жертвоприношении происходило также зримое представление священных сосудов, которые c этой целью выносились во внешний двор храма. Это зрелище манило народ в храм. Об этом свидетельствуют законы того времени.

Теперь обратим внимание, какое слово употреблено в оригинальном Евангелии от Марка, которое у нас переведено как «какую-либо вещь: не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь». Там употреблено слово σκευ ος, то есть «сосуд». Так и в славянском переводе: «и3 не даźше, да кто2 мимонесе́тъ сосу́дъ сквоз­Э це́рковь». Если речь идет о священных сосудах (стол с хлебами предложения, светильник, кадильница), о тех сосудах, которые выносились из храма и демонстрировались паломникам, то замечание Евангелиста приобретает иной смысл, нежели простой упрек нерадивым, спешащим по своим делам иудеям. Своими возмущенными и запретительными словами Иисус переступал дорогу тем, кто хотели впечатлить народ великолепием культа, чтобы народ удивлялся. Но в последующих стихах сказано: "И учил их и весь народ удивлялся учению Его». Удивлялся не сосудам, а учению. Что это означает? На место культа, в котором священники из верующих делали зрителей, Иисус Христос ставил учение – Его учение! Такое поведение Иисус Христос было очень вызывающим и ниспровергающим основы! Поскольку это принципиально важный вопрос, бросим взгляд на понимание культа во времена Иисуса Христа.

О значении храмового культа.

Благодарить Бога жертвой было самим собою разумеющимся делом уже для Каина и Авеля, Ноя и патриархов Израиля. И в то время, когда Израиль колебался между почитанием его Бога Яхве и богов Ханаана, жертва давала возможность привязать сердца израильтян к Господу:

«Всё, разверзающее ложеснa, Мне, как и весь скот твой мужеского пола, разверзающий ложеснa, из волов и овец; ... пусть не являются пред лице Мое с пустыми руками. ... Три раза в году должен являться весь мужеский пол твой пред лице Владыки, Господа Бога Израилева, ... Самые первые плоды земли твоей принеси в дом Господа Бога твоего» (Исх 34,19–20, 23, 26).

Когда израильтяне приносили жертвы Яхве, а не Ваалу, – в благодарение и как прошение дальнейшего благословения, – они провозглашали ЕГО как единственного истинного подателя жизни. Самый яркий пример этому – замечательная история пророка Илии в 3Цар 17–18.

Бог не нуждается в том, чтобы Его кормили.

Конечно, дары, приносимые израильтянами Богу, и культ, празднуемый ими для Его почитания, не привязывали людей автоматически к Богу. И, разумеется, ошибочно было бы предполагать, что Бога можно «кормить» этими дарами. Было утрачено чутьё, по какой причине Бог желает привязать к Себе Свой народ. Так пришло время пророков Амоса и Осии, Михея и Исаии:

«Слушайте слово Господне, ... К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Я пресыщен всесожжениями овнов и туком откормленного скота, и крови тельцов и агнцев и козлов не хочу.Когда вы приходите являться пред лице Мое, кто требует от вас, чтобы вы топтали дворы Мои?Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие – и празднование!Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их.И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови.Омойтесь, очиститесь; удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло;научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис 1,10–17).

Еще более ясно и понятно предостерегает свой народ пророк Иеремия: нельзя путать две вещи – посещение храма и богослужение с исполнением воли Божией:

«Слово, которое было к Иеремии от Господа: стань во вратах дома Господня и провозгласи там слово сие и скажи: слушайте слово Господне, все Иудеи, входящие сими вратами на поклонение Господу. Так говорит Господь Саваоф, Бог Израилев: исправьте пути ваши и деяния ваши, и Я оставлю вас жить на сем месте. Не надейтесь на обманчивые слова: «здесь храм Господень, храм Господень, храм Господень». Но если совсем исправите пути ваши и деяния ваши, если будете верно производить суд между человеком и соперником его, не будете притеснять иноземца, сироты и вдовы, и проливать невинной крови на месте сем, и не пойдете во след иных богов на беду себе, – то Я оставлю вас жить на месте сем, на этой земле, которую дал отцам вашим в роды родов. Вот, вы надеетесь на обманчивые слова, которые не принесут вам пользы. Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи и кадите Ваалу, и ходите во след иных богов, которых вы не знаете, и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: «мы спасены», чтобы впредь делать все эти мерзости. Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое? Вот, Я видел это, говорит Господь. Пойдите же на место Мое в Силом, где Я прежде назначил пребывать имени Моему, и посмотрите, что сделал Я с ним за нечестие народа Моего Израиля. И ныне, так как вы делаете все эти дела, говорит Господь, и Я говорил вам с раннего утра, а вы не слушали, и звал вас, а вы не отвечали, – то Я так же поступлю с домом /сим,/ над которым наречено имя Мое, на который вы надеетесь, и с местом, которое Я дал вам и отцам вашим, как поступил с Силомом. И отвергну вас от лица Моего, как отверг всех братьев ваших, все семя Ефремово» (Иер 7,1–15).

Искупительная жертва.

Когда пророчество Иеремии вскоре сбылось, в Израиле возникло новое понимание храмового богослужения. Ибо отныне невозможно было игнорировать следующее: избавиться от самих заповедей Божиих невозможно! Они непреложны. Но ведь не всегда можно было и удовлетворить их требованиям! Неужели неизбежны новые катастрофы? суды Божии, в которых Израиль понесет следствия своих деяний?

Жертвы в этой ситуации обрели новое значение. А именно, если некий грешник, совершив проступок, приходил в храм с жертвой, то не становилась ли тогда эта жертва доказательством того, что грешник желал вернуться, обратиться к Богу, возобновить свою связь с Ним и быть Ему послушным?

Так укрепилось убеждение (сначала в кругу священников) в том, что Бог даровал Израилю храмовый культ на горе Синай прежде всего для того (Исх 25–31), чтобы Израиль, несмотря на свои грехи и преступления, имел возможность и далее жить, жить в союзе с Богом.

Жертвы отныне понимались как то условие, которое израильтяне должны были исполнять, чтобы искупить себя из той гибельной судьбы, которую они снова и снова навлекали на себя своими преступлениями! Жертвы понимались как условие того, что Бог отказывался от Своего права в отношении Израиля! Поэтому жертвы, день за днем приносимые в храме, служили искуплению преступлений всего народа и каждого израильтянина в отдельности: искупление жизни, право на которую по собственной вине потеряно!

Какое интересное наблюдение! Ветхозаветный Израиль полагал, что своими преступлениями он утратил право на жизнь, и, чтобы сохранить себе жизнь, приносил искупительные жертвы. Сегодня наши законы без всяких жертвоприношений настоятельно утверждают право на жизнь как одно из основных прав человека! Насколько разные миропонимания и понимания человека в мире перед лицом Божиим!

Вот только если мы примем во внимание, что храмовое богослужение было для Израиля воистину небесным даром, которым Бог желал освободить Свой народ от последствий его грехов и преступлений, только тогда мы поймем, почему «книжники и первосвященники» столь остро реагировали на поведение Иисуса в храме.

И когда Иисус «начал выгонять продающих и покупающих в храме», и когда Он «опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей», тогда это было воспринято как преступление против того единственного, что могло сохранить и гарантировать существование народа Божия!

Иисус Христос смотрел на все это совсем иначе.

Язычникам, как мы уже упоминали, было запрещено входить в храм – и, собственно, ничто в поведении Иисуса не свидетельствовало о том, что Он хотел изменить именно это положение. Язычники – это была «не Его тема»49. Однако язычникам никто не запрещал совершать паломничество в Иерусалим, чтобы молиться Богу и жертвовать на храм – и они часто делали50, хотя они и знали, что им нет доступа в храм и они не имеют права вкушать от тех жертв, которые они от своего имени в храм приносили.

Поэтому, когда Иисус оправдывал Свое поведение в храме пророческими цитатами – «Не написано ли: дом Мой домом молитвы наречется для всех народов? а вы сделали его вертепом разбойников» (ср. Ис 56,7 и Иер 7,11), – то речь у Него не шла о том, чтобы дать и язычникам возможность поклоняться Господу Богу и молиться Ему. Они и так это с известными ограничениями делали. Не молитва язычников Господу была проблемой для Иисуса Христа, но само храмовое богослужение Израиля. Почему? – Потому что оно в то время, невзирая на многочисленные жертвы и пение псалмов, мало чем отличалось от богослужения времен пророка Иеремии: «Как! вы крадете, убиваете и прелюбодействуете, и клянетесь во лжи ... и потом приходите и становитесь пред лицем Моим в доме сем, над которым наречено имя Мое, и говорите: «мы спасены», чтобы впредь делать все эти мерзости. Не соделался ли вертепом разбойников в глазах ваших дом сей, над которым наречено имя Мое?»

Конечно, все они, собравшиеся, верили Богу, даровавшему Своему народу храм и литургию. Но вера-то эта была ложной – не вера, а почти языческое обрядоверие. Молящиеся и жертвующие, не слишком-то задумываясь, верили в автоматическое действие богослужения. И то, что храм был домом молитвы, для Иисуса Христа означало не то, что в храме произносятся молитвы, но то, что люди в нем должны быть готовы приблизиться к Богу и сделать Его волю основанием своей повседневной жизни. Поэтому он такой литургии противопоставил Свое учение.

Сила веры, а не чуда (Мк.11,20–26).

20 Поутру, проходя мимо, увидели, что смоковница засохла до корня. 21И, вспомнив, Петр говорит Ему: Равви! посмотри, смоковница, которую Ты проклял, засохла. 22 Иисус, отвечая, говорит им: 23имейте веру Божию, Аминь говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему[, что ни скажет]. 24 Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам. 25И когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши. [26 Если же не прощаете, то и Отец ваш Небесный не простит вам согрешений ваших.]

Итак, Евангелие снова возвращает нас к несчастной смоковнице, которая, как оказалось, действительно засохла. И это снова вызывает у нас вопросы. Нам следует, наконец, окончательно разобраться в этой истории с проклятием смоковницы и подвести некие итоги.

Мы уже говорили, что история с проклятием смоковницы, с одной стороны, простая, но, с другой стороны, одно из самых трудных мест в Евангелиях. Обсуждался вопрос о том, действительно ли Иисус проклял некое дерево, и какой смысл в его устах могло иметь это проклятие. Тогда мы склонялись к мнению, что слова Иисуса, вызванные реальным (и естественным) неплодоношением смоковницы, приобрели высший, символический смысл осуждения храмового богослужения Израиля, его бесплодной религиозной практики. Но теперь перед нами новая проблема: Действительно ли по слову Иисуса засохло дерево? Прочитанный нами новый отрывок заверяет нас в том, что да, проклятие осуществилось, чудо свершилось, смоковница засохла.

Странно то, что здесь мы имеем дело с примером использования Христом сверхъестественной силы в разрушительных целях. Еще более странно то, что смоковница по природе не могла давать плодов в это время года, и, тем не менее, Иисус ее проклял, и она погибла. Ведь это – пример несправедливости. – Далее мы читаем о вере, силе веры, о молитве и прощении. Но если с верой и молитвой проклятие еще можно как-то связать, то уж с прощением – никак!

Предлагались разные гипотезы, которые пытались обойти указанные трудности. Например, такая гипотеза: Предполагают, что, возможно, мы здесь имеем дело с отголоском притчи, приведенной в Евангелии от Луки?

«И сказал сию притчу: некто имел в винограднике своем посаженную смоковницу, и пришел искать плода на ней, и не нашел; и сказал виноградарю: вот, я третий год прихожу искать плода на этой смоковнице и не нахожу; сруби ее: на что она и землю занимает? Но он сказал ему в ответ: господин! оставь ее и на этот год, пока я окопаю ее и обложу навозом, – не принесет ли плода; если же нет, то в следующий /год/ срубишь ее» (Лк 13,6–9). В этой притче Иисус Христос не насылает проклятие, но пророчествует гибель Иерусалима. В своем Евангелии Лука тоже ведь, как и Марк, рассказывает о пути Иисуса с учениками в храм непосредственно перед изгнанием там торгующих. Но ни слова о смоковнице в рассказе Луки нет. Зато есть сообщение о том, что Иисус в этот момент снова предсказал гибель Иерусалима, уже не в притче, а прямо! Но как Он это сделал?! Не проклиная, а плача и скорбя! – «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего. И, войдя в храм, начал выгонять продающих в нем и покупающих» (Лк 19,41–45).

Поэтому предполагают, что в предании Евангелиста Марка притча о бесплодной смоковнице и предсказание о гибели Иерусалима какими-то путями превратились в чудо проклятия бесплодной смоковницы. Но... такое предположение произвольно, тем более что мы знаем о том, что Евангелие от Марка – самое раннее, и что сам Евангелист использовал свидетельства очевидцев, особенно Апостола Петра. Так что нет, это скорее Лука не пожелал вводить в свое Евангелие смущающую читателя историю, а Марк остался верным факту. Поэтому мы имеем все основания принять этот факт без дополнительных гипотез. Что было – то было! И в разрушительном чуде, описанном в Евангелии от Марка мы должны видеть торжественное предупреждение о том, что на самом деле случится в 70 году, то есть увидеть пророчество о гибели Иерусалима. И иссохшая бесплодная смоковница должна быть воспринята как символ бесплодного Иерусалима, отвергнувшего истинную веру. Что касается смущающего замечания о том, что «еще не время было /собирания/ смокв» (Мк.11,13), то, как бы мы ни понимали ботанические причины неплодоношения, само это замечание тоже звучит символично. Оно лишь подчеркивает, что Израиль упустил свой срок51 эсхатологического посещения Спасителем и Судией. К Израилю пришел его Спаситель, но Израиль не готов к его принятию: он не готов принести плоды своей веры. Речь, конечно, идет не о каждом отдельном израильтянине, но об Израиле как народе Божием в целом, о его религии. Речь идет о вере!

Это дает повод Евангелисту Марку привести три высказывания Иисуса Христа о вере. После императива «Имейте веру Божию!» Он говорит 1) о вере, которая может сдвигать горы, 2) о вере как основе молитвы и 3) о том, что вера не может быть связана с желанием зла кому-либо.

Эти высказывания можно понимать и в связи с сомнениями относительно чуда проклятия смоковницы. Обратим внимание на два из трех высказываний Иисуса.52 Одно из этих высказываний обращено к тем, кто сомневается в возможности такого чуда. Другое – к тем, кто в нем не сомневается.

1. Всякого, кто сомневается в таком чуде, Евангелие спрашивает о его вере – не о вере в него самого и его силы, но о вере в Бога: «Верю ли я Богу?». Ибо «Аминь говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему» (Мк.11:23).53

Разумеется, поскольку речь здесь идет не о том, чтобы верить собственным силам, но о том, чтобы верить Богу, эта вера может быть выражена только в молитвенной просьбе. Только в молитве человек может сказать Богу, как сильно он Егу доверяет: «Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, – и будет вам» (Мк.11:24).

2. Это утверждение важно в ситуации Евангелиста Марка. Христиане были гонимы, им было трудно, и гонимый христианин, вспоминая проклятие Иисусом смоковницы, мог бы однажды прийти к мысли употребить силу веры против своих преследователей. Молитва действует не автоматически, она не должна уподобляться магическим заклинаниям и, к тому же, она не может быть направлена во зло другим. Такое в молитве невозможно! Поэтому: «Когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши» (Мк.11:25). Молитва ожесточенного человека не может проникнуть сквозь стену его вражды. Бог есть любовь. Если же человек строит все на враждебности, он воздвигает стену между собой и Богом. Чтобы получить ответ на свою молитву такой человек должен сначала просить Бога очистить его сердце от духа враждебности и вложить в него дух любви. Лишь после этого он может обращаться к Богу, и Бог может ответить ему. Здесь утверждается мысль: Вера не есть чудесное оружие против кого-то. Наше Евангелие говорит это всем тем, кто не сомневается в чудесной власти веры и силе молитвы.

* * *

49

Достаточно вспомнить слова Иисуса языческой женщине: «Дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Мк 7,27), или Его слова при послании двенадцати на пооповедь: «Сих двенадцать послал Иисус, и заповедал им, говоря: на путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите» (Мф 10,5).

50

Об этом напоминается в Евангелии от Иоанна: «Из пришедших на поклонение в праздник были некоторые Еллины» (Ин 12,20).

51

В оригинале стоит не слово «время», как в нашем переводе, а именно «срок» (καιρòς), неизменно указывающий в Новом Завете на эсхатон, на конец века сего и пришествие Царствия Божия.

52

Возможно, три высказывания в предании сначала существовали независимо друг от друга. В Евангелиях от Матфея (Мф 17,20) и от Луки (Лк 17,6) тоже приводится высказывание о вере, сдвигающей с места горы. Но в каждом Евангелии оно приводится в разном контексте. То же можно сказать и относительно высказывания о необходимости прощать нашим ближним (Мф 6,12, 14).

53

Полагаю, что здравомыслящему читателю понятно: утверждение о том, что истинная вера способна передвигать горы, – явная гипербола, столь характерная для восточной речи. Ее, как и всякую гиперболу, нельзя воспринимать дословно.

Комментарии для сайта Cackle