блаженный Иероним Стридонский

Глава 6

Еккл.6:1–6. Есть зло, которое видел я под солнцем, и оно часто бывает между людьми: Бог дает человеку богатство и имущество и славу, и нет для души его недостатка ни в чем, чего не пожелал бы он; но не дает ему Бог пользоваться этим, а пользуется тем чужой человек: это – суета и тяжкий недуг! Если бы какой человек родил сто детей, и прожил многие годы, и еще умножились дни жизни его, но душа его не наслаждалась бы добром и не было бы ему и погребения, то я сказал бы: выкидыш счастливее его, потому что он напрасно пришел и отошел во тьму, и его имя покрыто мраком. Он даже не видал и не знал солнца: ему покойнее, нежели тому. А тот, хотя бы прожил две тысячи лет и не наслаждался добром, не все ли пойдет в одно место?

Есть зло, которое я видел под солнцем, и часто оно у людей. Человек, которому дал Бог богатства и имение, и славу, и у которого нет недостатка ни в чём для души его из всего, чего он желал; но не дал ему Бог власти, чтобы пользоваться этим, а человек чужой пользуется им. Вот суета и зло наихудшее: если родит человек сто детей, и поживёт много лет, и очень многи будут дни лет его, а душа его не исполняется благами и не будет ему погребения. Я сказал, что мертворожденный лучше его. Ибо в суете он пришёл, и во тьме отошёл, и во тьме скроется имя его. И хотя не видел и не знал он солнца, покой ему больше, чем тому. И если бы даже прожил тысячу лет вдвойне и не видел добра; то не к одному ли месту все стремится? Изображает скупого богача и говорит, что вот какое частое зло у людей: нет у него недостатка ни в чём, что в мире считается благом, а тем не менее он мучится глупейшею скупостью, сберегая богатство на растрату другим. Гиперболически присовокупляет и то, что если бы даже он родил сто детей и прожил бы не около тысячи лет, как Адама, а две тысячи лет, а между тем, если душа его изнывает от жадности и скупости, то его состояние хуже мертворождённого, который умер тотчас как, по-видимому, родился. Ибо этот не видел ни худого, ни хорошего; а тот, обладал благами, и постоянно мучился заботами и страданиями: больше покоя имеет этот мертворожденный, чем тот долголетний скупец. Но тем не менее обоих их постигает одинаковый конец, когда и тот и этот похищаются тою же смертью. Можно понимать это и в отношении к Израилю, – что Бог дал ему закон и пророков, завет и обетование, а между тем Спаситель говорит: «яко отнимется от вас царствие Божие, и дастся языку, творящему плоды его» (Мф.21:43). Все это будет передано чуждому и собранному из язычников народу, а те (Израильтяне) видят блага свои и не пользуются ими. И мы в гораздо лучшем положении, мы, считавшиеся как бы мертворожденными и последними в глазах тех, которые хвалились древностью, превозносились своими предками и говорили: «отца имамы Авраама» (Ин.8:39). И однако, и мы и они идём к одному месту, – к суду Божию. А сказанное в средине: и «даже погребения не будет ему» означает или то, что богач тот не думает о своей смерти, и владея всем, скупится даже построить себе гробницу, или то, что часто погибая насильственною смертью, он бросается без погребения, или, что признаю лучшим, означает то, что он ничего не сделает доброго, чем бы мог оставить себе память в потомстве и не прожить своего века безследно, подобно скотам, хотя имел средства, которыми мог бы заявить о своём существовании.

Еккл.6:7–8. Все труды человека – для рта его, а душа его не насыщается. Какое же преимущество мудрого перед глупым, какое – бедняка, умеющего ходить перед живущими?

Весь труд человека во рту его, и даже душа его не наполнится. Ибо какое преимущество у мудрого пред глупым и чтo у бедного, как не уметь ходить против жизни? Все, что приобретают люди трудом в мире сем, истребляется ртом, и пережёванное зубами, предается для сварения желудку. Несколько услаждая горло, оно, по-видимому, даёт удовольствие, но только до тех пор, пока находится во рту; а когда перейдёт в желудок, то перестаёт ощущаться различие между пищей. И после всего этого душа идущего не наполняется: или в том смысле, что он опять хочет съеденного, что как мудрый, так и глупый не могут жить без пищи, и что бедный ни о чём другом не заботится, кроме того, как бы ему поддержать орган своего тела и не умереть с голоду; или в том, что душа не получает никакой пользы от удовлетворения тела, и пища равно необходима как мудрому, так и глупому, и бедный стремится туда, где увидит богатство. Но лучше понимать это в отношении к церковному мужу, который, будучи просвещён в небесных Писаниях, весь труд свой имеет в устах своих, и душа его не наполняется, так как постоянно жаждет учиться. И в том мудрый имеет преимущество пред глупым, что сознавая себя нищим (тем нищим, который в Евангелии называется блаженным), стремится к усвоению того, что относится к жизни, идёт узким и тесным путём, ведущим к жизни, беден злыми делами, и знает, где пребывает Христос, – жизнь наша.

Еккл.6:9. Лучше видеть глазами, нежели бродить душею. И это – также суета и томление духа!

Лучше смотрение глазами, чем бродящий в душе. Но и сие суета и мечтание духа. Ясно перевёл это Симмах, поставив: «лучше предусматривать, чем бродить как угодно», то есть лучше делать все по указанию разума, который есть око души, чем следовать произволению сердца. Ибо, это именно значит «бродить в душе», как говорит Иезекииль: «которые ходят в воле сердца своего». Или, обличает гордого и самодовольного, и говорит, что лучше тот, кто ко всему внимателен, чем тот, которому ничего не нравится кроме сделанного им самим; хуже этого последнего нет ничего, и он пустее ветра. Акила и Феодотион и здесь «томление духа» перевели: «пасение ветра», а Симмах – «сокрушение духа». Следует заметить, что у евреев и дух, и ветер обозначаются одинаковым словом, то есть "ruah".

Еккл.6:10. Что существует, тому уже наречено имя, и известно, что это – человек, и что он не может препираться с тем, кто сильнее его.

Что есть, что будет, – уже названо имя тому, и известно, что это человек, и не может он судиться с сильнейшим его. Ясно проповедуется о пришествии Спасителя, что когда Он еще имел явиться, прежде чем был видим во плоти, уже названо было в Писаниях имя Его, и известно пророкам и святым Божиим, – известно, что Он есть человек, и по человеческой стороне не может равняться Отцу, как говорит в Евангелии: «пославый Мя Отец болий мене есть» (Ин.14:28). Поэтому в дальнейших словах и повелевается, чтобы мы не испытывали более того, чем сколько о Нём написано нам, чтобы человек не желал знать больше, чем сколько засвидетельствовало Писание. Ибо, поелику мы не знаем о своём состоянии, и жизнь наша приходит как тень и будущее неизвестно: то для нас неполезно допытываться бoльшего, чем сколько можем. Некоторые думают, что в этом месте указывается то, что Бог уже знает имя всех людей, кои имеют быть и будут облечены телом, и что человек не может препираться с Творцом своим, зачем Он сделал так, или иначе. Ибо чем больше мы будем допытываться, тем больше обнаруживается суета наша и суесловие. Но предведением Божиим не уничтожается свободная воля, так как прежде существуют причины, почему все произошло так.

Еккл.6:11–12. Много таких вещей, которые умножают суету: что же для человека лучше? Ибо кто знает, что хорошо для человека в жизни, во все дни суетной жизни его, которые он проводит как тень? И кто скажет человеку, что будет после него под солнцем?

Ибо есть слова многие, умножающие суету. Какая выгода человеку? Ибо, кто знает, в чём благо человеку в жизни, в числе дней жизни суеты его? И сделает их как тень, ибо кто возвестит человеку, что будет после него под солнцем? поелику, говорит, человек не знает о своём состоянии, и все, что, по-видимому, знает и видит, видит не так, как есть истина сама в себе, но чрез тусклое стекло, видит как тень и образ; поелику он не знает будущего и в многоглаголании не избегает греха: то пусть он полагает молчание на уста свои, и верует, что пришёл Тот, о Котором написано, верует не разыскивая, кaк, каковым и каким пришел Он.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс