святитель Иларий Пиктавийский

Беседа на псалом 130*

Пс.130:1. Господи, не вознесе́ся сердце мое, ниже́ вознесостеся очи мои1..

1. Этот краткий псалом, требующий скорее аналитического, нежели проповедческого рассмотрения, дает нам урок смирения и кротости. Поскольку у нас есть большое количество других мест2, говорящих о смирении, то нет нужды́ повторять сейчас то же самое. Конечно, мы должны помнить, как велик недостаток нашей веры, стоя́щей в смирении, когда мы слышим пророка говорящим о нём как о равнозначном совершению превосходнейших дел: «Господи, не вознесе́ся сердце мое». Ибо утесненное сердце – замечательнейшая жертва в глазах Божиих (ср. Пс. 50:19). Поэтому, сердце не должно́ возноситься преуспеванием, но, по страху Божию, смиренно держаться в пределах кротости.

Ниже́ вознесостеся очи мои.

2. Точное значение греческого перевода3 выражает иной смысл: οὐδὲ ἐμετεωρίσθησαν οἱ ὀφθαλμοί μου, т.е. «не возносились» от одного объекта ради взгляда на другой. Покамест, глаза́ должны «возноситься» в соответствии со словами пророка: «Воззрите на высоту очима вашима и видите, кто сотвори сия вся» (Ис. 40:26). И Господь говорит в Евангелии: «Возведите очи ваши, и видите нивы, яко пла́вы суть к жатве уже́» (Ин. 4:35). Далее, глаза́ были возведены, однако, не переместили взгляд на что-либо иное, но пребыли неподвижно на том, к чему возводились.

3. Затем следует:

Ниже́ ходих в великих, ниже́ в дивных паче мене́4.

Наиболее опасно – ходить среди веще́й ничтожных и не задерживаться среди "дивных". Божьи глаголы – "велики"; Он Сам – "дивен" в вышних: как, тогда, может Псалмопевец ставить себе в заслугу то, что он не ходит среди веще́й "великих" и "дивных"? Здесь есть еще слова́: «что выше меня», которые показывают, что – хождение не среди тех веще́й, которые люди обычно считают "великими" и "дивными". Ибо Давид, пророк и царь, некогда был уничижен и презрен, и недостоин сидеть за столом своего отца, но обрел благоволение у Бога, был помазан в царя, вдохновлен пророчествовать. Царствование не сделало его надменным, он не был движим ненавистью: он любил тех, кто преследовал его, оказывал честь своим мертвым врагам, щадил своих, виновных в кровосмешении и убийстве, детей. В его положении правителя он был презираем, поскольку был уязвляем как отец, страдал как пророк; вдобавок, он не призывал возмездия, как мог бы пророк, не настаивал на наказании как отец, не отмщал за обиды как правитель. Таким образом, он не ходил среди веще́й "великих" и "дивных", которые были выше его.

4. Давайте посмотрим, что следует далее:

Пс.130:2. Аще не смиреномудрствовах, но вознесох ду́шу мою5.

Какая несообразность на долю пророка! Он не возносит своего се́рдца: он возносит свою "ду́шу". Он не ходит среди веще́й "великих" и "дивных", которые выше его; однако, мысли его не ничтожны. В разуме он возвышен, в сердце же – сокрушен. Он скромен в своих поступках, но не убог в мышлении. Ибо мысль его достигает небес, душа́ вознесена горе́. Но сердце его, – из которого, согласно Евангелию, «исходят помышления злая, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы́, лжесвидетельства, хулы́» (Мф. 15:19), – смиренно, преклонено долу благим игом послушания. Нам следует держаться срединного курса между застенчивой скромностью и превозношением, чтобы мы могли быть смиренными в сердце, но вознесенными в душе́ и мышлении.

5. Далее он продолжает:

Яко отдое́ное на матерь свою, та́ко возда́си на ду́шу мою6.

Мы говорили, что, когда Исаак был отнят от груди́, Авраам устроил пир, ибо отнятый от груди́ стал на границе отрочества и миновал пределы питания молоком. Апостол всех, кто несовершен в вере и еще младенец в предметах Божиих, кормит молоком познания. Таким образом, переставать нуждаться в порциях молока – существеннейшее достижение. Радостное торжество объявил Авраам, когда его сын достиг твердой пи́щи, и апостол отказывает в хлебе помышляющим плотское и тем, кто – младенцы во Христе. Соответственно и пророк молит Бога так, потому что не возносит своего се́рдца, не ходит среди веще́й "великих" и "дивных", кои выше его; поскольку мыслью он не согбен, но возносил ду́шу свою, то может воздать должное своей душе́, лежащей как отнятое от груди́ дитя при матери своей, т.е. сказать, что он может считаться достойным награды истинного, небесного и живого Хле́ба, так как, по его уже́ отмеченным делам, он теперь минует этап питания молоком.

6. Но он просит этот живой хлеб с небес не только для себя, он призывает к таковой надежде всё человечество, говоря:

Пс.130:3. Да уповает Израиль на Го́спода отныне и до ве́ка.

Он не ставит временно́го предела нашей надежде: ожидание нашей веры он предлагает продлить до бесконечности. Мы – к упованию от ве́ка и до ве́ка, завоевывая упование будущей жизни7 (1Кор. 13:12), через упование жизни нынешней, которую мы имеем во Христе Иисусе Господе нашем, благословенном от ве́ка и до ве́ка. Аминь.

* * *

1

«Господи! не надмевалось сердце мое и не возносились очи мои»:

2

Священного Писания.

3

Септуагинты.

4

«Не входил я в великое и дивное, что выше меня» (здесь и далее в примечаниях – перевод П. А. Юнгерова).

5

«Если я не смиренномудрствовал, но возносился душою моею».

6

«Как вскормленное дитя к матери своей, то так и воздай душе́ моей».

7

Очевидное недомыслие. Надежда, как и вера, присуща только эпохе домостроительства и потеряет свое значение в веке будущем – когда мы увидим «лицем к лицу», тогда из трех, пребывающих ныне (1Кор. 13:13), значение сохранит только любовь, которую св. апостол и называет "большей" (прим. пер.).

*

Статья прот. Александра Ме́ня из его «Словаря по библиологии»: Святитель Иларий Пиктавийский (Hilarius Pictaviensis) (ок. 315–67), зап. Отец Церкви, один из первых латинских экзегетов. Родился в г. Пиктавии (ныне г. Пуатье, Франция). По некоторым сведениям, Иларий пришел к христианству в результате самостоятельных духовных поисков, хотя некоторые биографы считают, что он с детства получил христианское воспитание. Своей обширной образованностью Иларий обязан родителям, богатым галльским аристократам. Он знал греческий язык, нача́ла философии и классической риторики. Крещение Иларий принял, будучи уже́ отцом семейства, а вскоре его единодушно избрали на кафедру Пиктавии (ок. 353 г.). Годы святительства Илария пришлись на период арианских споров, в которых он принял горячее участие, выступая как защитник Православия. Господство ариан при дворе императора Констанция привело к гонениям на Илария. Епископ Арльский Сатурнин оклеветал его и добился ссылки в Малую Азию. Но и там святитель не прекращал борьбы, составляя трактаты против еретиков. На Востоке он познакомился с греческой церковной традицией и еще больше укрепился в своем противостоянии арианам. В 360 г. он возвращен в Галлию, а его противник Сатурнин низложен на Парижском соборе. Однако до конца жизни Илария силы ариан на Западе оставались несломленными.

Первое экзегетическое произведение Илария – комментарий на Евангелие от Матфея, составленный им в нача́ле своего служения. Не установлено, насколько этот труд создавался под влиянием Оригена, но очевидно, что Иларий предпочитал уделять больше внимания тем местам, которые требовали не прямого исторического толкования, а иносказательного. Главным принципом Илария как экзегета всегда оставались поиски «таинственного смысла» Писания.

Еще больше, чем в комментарии на Евангелие от Матфея, проявился этот момент в «Толковании на псалмы» (оно сохранилось лишь частично). В этих комментариях Иларий углубил свою экзегезу, часто обращаясь к греческому тексту ввиду несовершенства существовавших тогда латинских переводов. Еврейским оригиналом Иларий пользовался, прибегая к помощи своего сподвижника Илиодора (Толкование на Пс. 2:2). Применяя на практике аллегоризм, святитель не считал его единственным возможным подходом к Библии. «Он хотел, – как замечает архиепископ Филарет (Гумилевский), – идти средним путем между бездушием буквалиста и своеволием аллегориста, но иногда более склонялся к аллегориям».

Толкования Илария на книгу Иова уцелели в отрывках. Судя по ним, это было лишь свободное изложение комментария Оригена. Есть сведения о толковании Илария на Песнь Песней и послания апостола Павла, которые до нашего вре́мени не дошли.


Источник: Русский перевод выполнен Евгением Волохиным с английского перевода Уотсона (E. W. Watson) и Пуллана (L. Pullan), изданного в Баффало в 1899 г. Увы, но у переводчика не было возможности работать с латинским оригиналом.

Вам может быть интересно:

1. Толкование на Псалом шестой святитель Григорий Нисский

2. Беседа на псалом 50, во вторую неделю Поста святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

3. Объяснение псалма LXVII святитель Филарет Московский (Дроздов)

4. К изъяснению Псалтири профессор Владимир Петрович Рыбинский

5. Единение верующих с Богом святитель Иларий Пиктавийский

6. О пророке Ионе священномученик Зенон Веронский

7. Иларий, епископ Пиктавийский мученик Иоанн Васильевич Попов

8. Послание к папе Вигилию святитель Евтихий, патриарх Константинопольский

9. Толкование на книгу Песнь песней I, 4 и VIII, 5 священномученик Дионисий Александрийский

10. Толкование на книгу пророка Наума святитель Кирилл Александрийский

Комментарии для сайта Cackle