праведный Иоанн Кронштадтский

Апрель

2 апреля

Сегодня прошел я сквозь огонь и воду сатанинские, и Ты, Христе, извел меня в покой чрез причащение животворящих Таин Твоих. О! Как сильно, яростно, убийственно было искушение сатанинское в движении злобы и раздражительности на ближнего. Я был омрачен, смущен, воспален, стеснен внутренно; поник совершенно духом и пришел в отчаяние от огня сатанинского, не преставая, впрочем, взывать к Богу о помощи; в довершение моего горя враг изрыгал во мне хулы на Пребожественную Троицу. Стал я читать в церкви на Часах Евангелие от Иоанна – и, увы! без малейшего сочувствия, мертвым сердцем, запинающимся языком, с желанием скорее кончить. Но вот я прочитал входные, или приготовительные к литургии молитвы, помолился Господу и Владычице – и полегче, полегче стало: не стало огня, и тесноты, и страха, и томления мучительного; во время обедни довольно сносно касался меня диавол, а после причащения – о, чудесе! я стал мирен, ясен, радостен, блажен, небесен, как из мертвых воскрес. Оле82 благодеяний, оле чудес Владычних! На мне исполнились слова пророка Давида: По множеству болезней моих в сердцы моем, утешения Твоя возвеселиша душу мою [Пс. 93, 19].

Почему крайне необходимо христианам держать пост или никогда не обременять чрева своего пищею и питием? – Потому что сердце христианина есть храм Божий, обитель Пресвятой Троицы, а Сердце и чрево совместны, и так как Пресвятая Троица есть Дух и ищет сродного Себе в человеке, то есть духа его (угождающий же чреву есть плотской человек, не имеющий духа), то Бог не может обитать в сердце чревоугодника. Не имать Дух Мой пребывати в человецех сих... зане [рус.: потому что] суть плоть [Быт. 6, 3]. Значит, чтобы соделаться христианину храмом Духа Святого, необходимо ему поститься.

Причастившись Святых Таин, храни крепко кротость, смирение и незлобие сердца, беспристрастие к благам земным; будь воздержен в пище и питии; воздерживай язык, говори немного, особенно не празднословь, не смейся, не раздражайся. Будь искренен, простосердечен в любви; как себя уважаешь и любишь, так и других уважай и люби; чего себе желаешь, того и сам другим желай, – словом, от чиста сердца люби всех, как чад единого Отца Небесного.

Что для животных тел и растений воздух, то для духовных существ, для Ангелов и человеков, Дух Святый; потому и Господь сказал: Дух дышит, где хочет, и голос его (дыхание Его) слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит [Ин. 3, 8]. Потому веруй, что душа твоя дышит Духом Святым; знай своего Благодетеля, своего Живота и благоговей пред Ним ежедневно и чти Его любовию и добрыми делами. Бегай смрадного диавольского дыхания грехов и страстей, особенно вражды, нестроения, гордости, неверия. Говори в себе чаще: душа моя дышит Духом Святым, буди убо от Мене вечно слава Духу Святому купно со Отцем и Сыном.

Владычица есть и называется Всеблагомощная. Если всякому верующему всё возможно, то Матери Бога – без всякого сомнения, ибо вера Ее беспредельна.

Пресвятая Богородица после Господа – человеколюбия неисследимая пучина. К кому, как не к Ней, и обращаться нам, после Господа, во грехах, в напастях, в болезнях, в скорбях? В мире обыкновенно все притекают с просьбою о помощи к тому, кто имеет большую силу, знатность, богатство, великий ум или мудрость. О, наше неистощимое сокровище благости, Владычице! О, богатство духовное! О, преизливающаяся на удобоприемлющих благостыня! О, источник, не иссякающий никогдаже!

Пред торжественным соборне служением литургии в праздничные и высокоторжественные дни крайне берегись, чтоб не запнул тебя сильно враг какою-либо страстию, например злобою, или неверием, или скупостию, или другою какою. С вечера пред соборными служениями ешь как можно меньше, и вообще когда служишь. Сытое чрево – удобное средство у врага к запинанию души страстями.

Когда почувствуешь диавольскую злобу к брату в сердце своем, помолись за него о спасении его души, об оставлении его согрешений, по Писанию: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16].

Еще вспомни заповедь: люби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 19, 19].

Еще вспомни, что ты грешнее, мерзостнее всех пред очами Божиими, и если кого можно тебе ненавидеть, так это себя самого, если на кого можешь иметь злобу, так это именно на себя самого. Скажи себе: что ты видишь сучец во оце брата и из-за него питаешь к нему ненависть, а у себя бревна не видишь [Мф. 7, 3], или и видишь, однако ж любишь себя?

Собрат и начальник мой, отец протоиерей и благочинный Павел Васильевич, в какой-то истинной простоте и без человекоугодливости, не думая, что об нем скажут, совершает службу, делает возгласы, совершает священные действия и говорит отпусты. Многим, да и мне иногда, обидна его невнимательность к предстоящим, но напрасно обижаемся: он внимателен к народу, может быть, более, чем мы, с большим сохранением своего достоинства как служителя алтаря. В словах и движениях он прост, добр, спокоен, и его следует любить. А если и есть некоторые погрешности в его действиях, то к нему, как к старцу и начальнику, надо иметь снисхождение и ни в каком случае не терять должного уважения и христианской любви. Надо иметь кротость, смирение, незлобие.

Если препятствует кому-либо начальник получить отличия, то за это негодовать на него не должно. Он начальник и имеет, вероятно, на это достаточные причины. Мы слишком горды и самонадеянны, что мечтаем награждать сами себя. Надо подчиняться начальнику, как Самому Иисусу Христу.

Люби нахождение и утомление в деле Божием. Это делает душу трезвенною и бодрою в вере.

Ложные мысли в вере тотчас сами себя обличают – убивают сердечную жизнь: знак, что они происходят от лжеца, мечтателя, имущего державу смертидиавола [Евр. 2, 14]. Истинные мысли показывают на деле свою истинность: они оживляют сердце – знак, что происходят от животворящего Духа Божия Живота, от Живота Отца исходящего и в Животе Сыне почивающего. Итак по плодам их узнаете их [Мф. 7,20]. Не возмущайся же и не косни в смущении и недоумении, когда убийственные мысли будут толпиться в твоей голове и теснить твое сердце, твою душу: они ложные, они от диавола человекоубийцы. Долой их, и не спрашивай, откуда они пришли, эти незваные гости, – мгновенно по плодам узнаешь их. Не вступай с ними в состязание: заведут в такой лабиринт, что и не выйдешь, запутаешься и измучишься.

Любовь есть исполнение закона [Рим. 13, 10]. Потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [Ин. 13, 35]. Эти слова каждый христианин должен четко и глубоко вырезать на сердце и соблюдать их. 17 марта 1862 г.

Сегодня при соборном служении враг запнул меня после великого входа злобою на сослужившего с нами отца протоиерея так, что я не мог быстро отразить его и в осуждение себе причастился животворящих Таин, Враг палил и теснил меня почти весь день. О, как нужно бояться злобы, этого диавольского исчадия! Ни из-за какого благовидного предлога не должно злобиться на брата! Господь повелел прямо любить даже врагов, благословлять клянущих, добро творить ненавидящим и творящим нам напасть [Мф. 5, 44]. Подражай Богу: Господь долготерпелив и многомилостив... благ и к неблагодарным и злым [Чис. 14, 18; Лк. 6, 35].

Надо помнить всегда, что человек есть дыхание уст Божиих, образ Божий Отца, Сына и Святого Духа, а грехи и немощи в нем – дело случайное, отвне привзошедшие грязные пятна, которые благодать удобно очищает. Окропиши мя... и очищуся: омыеши мя, и паче снега убелюся [Пс. 50, 9].

Надо помнить, что так возлюбил Бог мир, хотя он прелюбодеен и грешен, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную [Ин. 3, 16]. И нам с Богом надо любить всякого человека, как себя. Мы любим себя, хотя мы и великие грешники. Любить надо и другого, хотя он и грешен, ибо нет человека не грешника.

Люблю я взирать на образ воскресшего Жизнодавца с знамением в руке83, с этим символом победы над смертию и имущим державу смерти – диаволом. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? [1Кор. 15, 55]. Какой сильный Победитель! Какого лютого, всезлобного врага Победитель, врага, который величался своими победами несколько тысяч лет! Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне!84 Величаем Тя, Живодавче Христе, нас ради во ад сшедшаго, и с Собою вся воскресившаго85. Совоскресил ecu, Христе, всероднаго Адама, воскрес от гроба86. За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда [Мф. 12, 36]. Видишь, что тебя ожидает ответ и наказание за всякое слово праздное, не только соблазнительное. Почему ответ за праздное слово? Потому что у Господа нашего, Всетворца Слова, нет и не может быть праздных слов: глагол Господень не возвращается к Нему тощ... у Бога не останется бессильным никакое слово [Ис. 55, 11; Лк. 1, 37]; а мы сотворены по образу Божию, потому и наши слова также не должны быть произносимы впусте, напрасно, праздно, а каждое слово наше должно иметь духовную, поучительноназидательную силу. Слово ваше да будет всегда с благодатию [Кол. 4, 6]. Потому в молитве, в разговорах крайне наблюдай, чтобы тебе не говорить слов праздно, на ветер.

Как достойно, с верою и любовию примешь ты Тело Христово, когда ты презираешь члены Его или не милосердуешь о них? Христиане – члены Христовы, особенно бедные. Люби Его члены, окажи им милость, и Владыка окажет Свою богатую милость и тебе. А может ли быть какая другая милость богаче той, которую Любитель наш, Спаситель наш подает нам в причащении самого пречистого Тела и самой пречистой Крови Его?

Какой я грешник! Кто живет так, как я живу? Кто имеет так мало внутри любви к Богу и к ближнему, как я? Кто в большей мере подвержен всем страстям, как я? Кто столько облагодетельствован Владыкою, как я, и кто столько неблагодарен, как я? Не говорите мне, помыслы самолюбия, помыслы гордости сатанинской, что я не хуже других, что я делаю некоторые добрые дела! То благодать Божия во мне творит – не я, а я – зло, весь зло: зол душа моя исполнися, и живот мой аду приближися87. Я в бездне греховней валяюсь. Я это вижу, осязаю, твердо знаю. Между тем, кто так дорого стоит Владыке, как я? Ибо я почти ежедневно сосу самые Божественные сосцы – Тело и Кровь Господа моего! О отец мой – Господи! О мати моя – Господи! О Создателю мой, о Питателю мой и Воспитателю мой, ни на мгновение не покидающий меня без надзора, без руководства, без наказания и без милости! Слава, слава, слава Тебе! Апреля 19-го дня 1862 года.

Слова: Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки [Мф. 6, 13] – значат следующее: Ты един всюду и вечно царствуешь, Царь всемогущий и славный. Или: царство – Отец, сила – Дух, слава – Сын, ибо сказано: Я прославил Тебя на земле [Ин. 17, 4].

Называй от души, с радостию братьями и сестрами всех, особенно братьев и сестер жены своей. Не гордись, ибо кто ты был? Оглянись назад. Что ты есть? Посмотри, сколько в тебе грехов, немощей, слабостей; ты поистине хуже и немощнее всех и за счастие должен считать называть всех братьями и сестрами.

Чай и курительный табак поджигают и расслабляют плотского человека, и без того палимого и расслабляемого многими страстями, действующими во удех его. Надо крайне осторожно пить чай и есть с ним. О, как он расслабляет сердце и возбуждает скрывающийся пламень страстей! Табак также крайнее расслабление сердца, усиление плотского человека против духа. Маловажное ли после этого дело пить чай и курить табак в порядке христианской жизни, где сердце имеет такое огромное значение?

Не будь мертв от сердца [Пс. 30, 13]. Не допусти его до лености, духовного сна и окамененного нечувствия. Иначе горе тебе, когда придется быть с таким сердцем в деле Божием, требующим труда сердечного и умственного.

Всячески искореняй из сердца гордость, противящуюся Духу Святому, – и плотскую, и духовную. Она неприметно таится в сердце и ясно обнаруживается в обращении с ближними или во время молитвы.

Из-за хлеба, из-за съестного никогда ни на кого не негодуй, не гневайся, зная, что всякая неприятность из-за съестного от диавола. Говори ему на подобные случаи: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4]. Всего меньше обращай внимания на пищу и питие. Это область диавола: пищею и питием он крепко всех искушает и губит, паля разными страстьми.

Из существа мыслящего духа рождается слово, соприсносущное ему, в себе показующее мысль и равное ей, и от мысли и с мыслию исходит дух, почивающий в слове и в слове сообщающийся слушающим. Дух этот вполне равен и мысли, и слову и соприсносущен им. Например, в слове «люблю» видишь и любящее начало, и слово, от него рожденное, и ощущаешь какое-то приятное дыхание любви.

Самое обыкновенное дело Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого творить существа по образу Своему или далекие от образа Своего – [духовные или чувственные], Так, Ангелы и человеки сотворены по образу Божию, но даже твари родят существа и виды по образу своему. Так, человек, Богу творящу, производит из себя подобных себе, по образу и подобию своему; живые твари производят подобных себе, но производят подобных себе силою Творца, Который Сам прежде всех век родил Сына соприсносущна и сопрестольна, образ Своея благости, печать равнообразную, в Себе показующую Отца, и произвел Духа Своего, образ Сына Своего, соприсносущного Отцу и Слову. Какие же далекие от образа Своего существа Господь сотворил и выну творит? Так, Он сотворил мир: небеса со светилами, землю с водами, животными, растениями, свет, огонь, воздух. Но что весьма удивительно: и человек, этот образ Божий, этот бог, посаженный на земле (Аз рех: бози есте [Пс. 81, 6]), постоянно творит из себя или, лучше, [...] внутренно открывает ему премудрость, посылает ему [...], творит мысли, слова, поучения, назидания или разные чувственные творения: храмы, домы, разные, разные вещи. Вещественное творчество духа прежде всего проявляется в слове, в членораздельных его звуках.

Мысль непременно облекается в слово, в эту сначала [чисто] эфирную оболочку, когда мыслим словами про себя; потом принимает более материальную оболочку, когда мы говорим членораздельными звуками; потом слово переходит в настоящие вещественные знаки, хотя тонкие – буквы и слова писанные или печатанные и, наконец! в слова высеченные, вырезанные или вышитые. Так свойственно творчество даже духу человеческому, этому живому образу Божию, так оно природно ему. Несколько подобным образом невещественный Творец сотворил весь видимый мир. В основании мира видимого лежат самые простые, эфирные, духовные начала; четыре простые стихии; от взаимного совокупления в разнообразных пропорциях они делаются тоньше или грубее, грубее, больше и больше, мановением всюду присущего Творца соединяются или разделяются, Каждому существу дается свое место, свой чин, порядок – и вот красуется прекрасный Божий мир, от небытия в бытие приведенный Божиею всезиждительною премудростию и совершающим вся Духом.

Когда пожалеешь сладостей чувственных для ближних, тогда вспомни, что сам ты вкушаешь Самого Сладчайшего Христа Господа, Который даровал людям по великой любви Своей всё в наслаждение и пред Которым всякая земная сладость ничтожна.

Когда заберется к тебе в сердце диавол чрез сомнение или чрез другой грех, скажи ему: даждь место Исполняющему вся – это не твое место. И еще говори себе: это смрад диавольский.

Господу Богу моему, Богу спасения моего, восписую благодарственая. Пред исповедию на Страстной неделе враг запнул меня, поразив сердце мое теснотою, смущением и злым унынием. Но вот я помолился от всего сердца, с верою несомненною Ему, Богу спасений моих, сказал: Боже, Отче всеблагий! Ты Единородным Твоим Сыном, Господом моим Иисусом Христом рек: Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят, Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? [Мф. 7, 7 – 9]. Верою убо [объем] в сердце моем Тобою реченная, взываю Ти: даждь ми ныне Духа Твоего Святого, да укрепит сердце мое [...] труда исповеди, ж благорассудному решению [или вязанию] совестей человеческих, к терпению и благодушию [...] и назидательному обращению с моими духовными чадами. [...] Ныне я всю исповедь провел прекрасно: спокойно, любезно, назидательно, без всякого отягощения и беспокойной торопливости. Прославляю милующую десницу всеблагого Отца Небесного. Так и всегда нужно укреплять себя сердечною молитвою Отцу Небесному на всякий подвиг духовный, как Господь наш Иисус Христос молился пред явлением роду человеческому, пред избранием апостолов, пред Своими страданиями.

Ангел Господень ополчился крест меня и избавлял меня от врагов моих.

На следующий день, в Великий Четверток, Господь также сподобил меня милости Своей и спасения Своего. Исповедовал во время утрени спокойно, с величием духа и с отеческою любовию и с назидательностию. Присоединял раскольника после утрени, добровольно обратившегося. Дельный, хотя неграмотный парень лет двадцати трех.

Обедню Василия Великого служил довольно спокойно, с чувством. Причастился не совсем спокойно. Причащал с усиленным благоговением и умилением. После причащения во время чтения благодарственных молитв я сам читал про себя пред святою Чашею благодарственные молитвы. Умилился и успокоился, получил возвышенный дух. Говорил отпуст и крест давал целовать с возвышенным и покойным [духом]. Отпустил всех с радостию. Сам потребил Святая и неизреченно упокоился и возрадовался. Оле благодати Божией! Кто даст тако быти сердцу моему по вся дни! Марта 5-го дня 1862 года.

Не обижайся, если кто-либо неискренно говорит с тобою или поступает с тобою, ибо ты сам искренно ли всегда говоришь и поступаешь с другими? Не часто ли лицемеришь? С Богом в молитве всегда ли беседуешь искренно, нелицемерно? Не часто ли уста произносят слова истины, а сердце лжет, другое поет? Искренно ли, в простоте ли живешь пред Богом? Если сам неправ пред Богом и пред людьми, часто лжив, лицемерен – не гневайся, если и другие относительно тебя неискренни, лицемерны. Чем кто согрешает, тем и наказывается [Прем. 11, 17]. Имей снисхождение к другим в том, в чем сам грешен.

Не бойся являть смирение, унижение, кротость, любовь, уважение к неродным братьям и сестрам. Эта боязнь от твоей гордости. Будь быстр в познании козней диавола и быстро побеждай их, не косня нимало сердцем. Виждь себя в брате и сестре, непременно себя, для того тебе и сказано: люби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 19, 19].

Участие Трех Лиц Пресвятой Троицы в воскресении мертвых. И сказал мне (Господь): сын человеческий (образ Сына Божия)! изреки пророчество на кости сии и скажи (тоже образ Ипостасного Слова Божия) им: «кости сухие! слушайте слово Господне (Ипостасное)». Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете. И обложу вас жилами, и выращу на вас плоть, и покрою вас кожею, и введу в вас дух, и оживете, и узнаете, что Я Господь. Я изрек пророчество, как повелено было мне; и когда я пророчествовал, произошел шум (Сына Божия), и вот движение (образ и знак Духа Святого, как при сошествии Святого Духа) – поколебалось место, где они были собраны [Деян. 4, 31], – и стали сближаться кости, кость с костью своею. И видел я: и вот, жилы были (рече, и бысть) на них, и плоть выросла, и кожа покрыла их сверху, а духа не было в них (у всякого Лица Святой Троицы Свое действование: доселе действовало зиждительное, живое Слово, теперь будет действовать Дух. Какая равночестность!). Тогда сказал Он мне: изреки пророчество духу, изреки пророчество, сын человеческий, и скажи духу: так говорит Господь Бог: от четырех ветров (вездесущие Духа Божия) приди, дух, и дохни на этих убитых, и они оживут. И я изрек пророчество, как Он повелел мне, и вошел в них дух, и они ожили, и стали на ноги своивесьма, весьма великое полчище [Иез. 37, 3–10]. (Слава всемогуществу Твоему, Господи, слава Тебе, надежда воскресения нашего!) Сын Божий Духом Святым оживляет, по тесному общению свойств Божеских; Дух всегда в Сыне почивает, а источная вина жизни Сына и Духа Святого – Отец. Аз живу Отца ради, говорит Сын Божий [Ин. 6, 57].

И телесный состав человека сотворен по образу Божию. В средине туловище – образ Отца, руки по сторонам – Сын и Дух Святой, Потому и говорится: Руце Твои сотвористе мя и создаете мя [Пс. 118, 73].

Твердо веруй, что злоба в тебе – диавола и твоя – никогда не одолевают и не одолеют неизглаголанной, бесконечной благости Господа. Велика злоба в тебе диавольская – благость Господа бесконечно больше. Потому в сомнении, маловерии, хуле, злобе, зависти, скупости, сребролюбии, лицемерии невольном с надеждою умоляй Господа и знай, что Его благость бесконечная преклонится на милость к тебе, если ты обратишься от злобы своей.

Благотвори бедному доброхотно, без мнительности и сомнения и мелочной пытливости и расчетливости, памятуя, что ты благотворишь Самому Христу в лице бедного, по писанному: так как вы сделали... сделали Мне [Мф. 25, 40]. Знай, что милостыня твоя всегда ничтожна в сравнении с человеком, этим любимцем Божиим обоженным; знай, что твоя милостыня есть земля и прах.

Знай, что с вещественною милостию непременно должна об руку следовать духовная: ласковое, братское, с чистосердечною любовию обращение с ближним; не давай ему заметить, что ты одолжаешь его, не покажи гордого Вида. Раздавай, сказано, в простоте... благотвори с радушием [Рим. 12, 8]. Смотри же, не отнимай цены у своей милостыни вещественной чрез неоказание духовной. Знай, что Владыка на Суде и добрые дела будет испытывать.

Помни, что для человека небо и земля, ибо ему соблюдается наследие нетленное на небесах [1Пет. 1, 4]; для человека Бог Отец Сына Своего Единородного не пощадил, но за него отдал на смерть. Увы! Диавол по нашему лукавству запинает нас и в добрых делах наших.

Молясь Богу или Пресвятой Матери Божией, Ангелам или святым или воспевая их, будь крайне смирен, памятуя, что ты молишься или воспеваешь скверными устами, от мерзкого сердца, от нечистого языка, от души осквернены.

Слова молитвы подобны дождю или снегу, если выговариваются с верою и сочувствием: в каждом из них заключается своя сила и свой плод; дождевые капли или снежинки, падающие непрерывною нитью или хлопьями, поят землю, и она прозябает88 и приносит плод; так слова молитвы, этот дождь душевный, каждое в отдельности напояют душу, и она прозябает плоды добродетелей содействующу Святому Духу, особенно если еще есть слезный дождь.

Милостыня человеческая боязлива: боится, как бы не дать тому, кто имеет, или не дать много; милость же Господня не такова – прещедра: Благ Господь ко всем, и щедроты Его на всех делах Его [Пс. 144, 9]. Кто имеет, говорит Господь, тому дано будет, а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь [Лк. 8, 18].

Не твори на молитве угодия ленивой плоти, не торопись: плоть, скучая и тяготясь святым делом, поспешает скорее к концу, чтобы упокоиться или заняться делами плотскими, житейскими.

Простота да сопутствует тебе везде; особенно будь прост в вере, надежде и любви. Побуждения к простоте: Бог простое Существо, Единица присноноклоняемая, – и наша душа проста.

Простоте нашей души препятствует плоть тогда, когда мы угождаем ей, когда, например, сладко и вообще приятно и много кушаем и пием, курим, веселимся, вообще когда угодное ей делаем, ибо тогда она берет перевес над духом.

Бог – любовь неизменяемая, и мы должны быть неизменны и постоянны в любви. Любовь никогда не перестает [1Кор. 13, 8], Нелюбовь, или ненависть, или только равнодушие и пренебрежение – от диавола.

Для оживления и искренности молитвы хорошо ударять постоянно в средине чрева (по пупу), в котором находится сердце, и не просто ударять, а сложивши персты так, как сложил их для молитвы. Легко и сладостно чувствуется во внутренностях при таком ударении в сердце духовное. Враг бежит от знамения Пресвятой Троицы. Ударение будит его от усыпления, к которому оно так склонно.

О себе помни всегда, что ты грязь: и тело твое из грязи земной, и душа твоя грязна и смрадна от зловония грехов и страстей. Помни это особенно тогда, когда молишься Богу. Помни и при обращении с ближними, да не гордишься ни мыслию, ни словом, ни делом.

Как резко различаются в нас, с одной стороны, Дух благий, Дух мира, спокойствия, радости, света, Дух животворящий, с другой – дух злый, дух тесноты и томления, уныния, мрака, дух, убивающий душу нашу. Первый – Дух Божий, Коим живем, [дышим], духовно движемся и существуем [Деян. 17, 28]; второй – дух злый, сатана.

Как свет, воздух, теплота и дождь, соединяясь вместе в благотворном действии на землю, бывают для ней виновниками богатого прозябения, так Господь бывает для нас всем: светом, теплотою, воздухом и дождем – Виновником всякого прозябения душевного, если найдет сердце, готовое к принятию Его всеспасительных воздействий. Святому Духу всякая всеспасительная вина, аще коему Сей по достоянию дхнет, скоро вземлет от земных: восперяет, возращает, устрояет горе89.

Когда плоть твоя будет алкать избранных, приятных яств и питья, вспомни, какова она к тебе бывает, когда ты молишься, или читаешь слово Божие, или сочиняешь что-либо духовное – вообще во всё время твоей жизни, и скажи ей: нет, злая, противная раба, не дам тебе избранных яств и пития, да не вооружу тебя своими руками на упорную и злобную борьбу твою против меня.

Учись смирению и терпению на молитве: не хочется – нудь себя, распинай леность своей плоти.

Всякого алчущего, приходящего к твоей трапезе, покорми, да услышиши от Господа в день Суда оный блаженный глас: алкал Я, и вы дали Мне есть... истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 35, 40]. Поэтому радуйся, когда кого-нибудь алчущего насыщаешь.

Благодарю Тебя, Владыко, яко мое непотребство туками избранных благ земных90 насыщаеши.

Каждое слово Владыки есть бытие духовное или вещественное, потому что Он – Сый и Зиждитель.

Владыка Господь Бог всемогущ, потому что Он бесконечный дух, беспредельная сила и премудрость, а каждая мысль Его есть или может быть по Его воле тотчас делом, вещью, жизнью.

Простота в вере, надежде и любви. Простота, кротость, смирение, незлобие, терпение в обращении с ближними.

Благодарю Тебя, Владыко живота моего, яко вразумил мя еси и нарек меня своекорыстнейшим рукою Ангела Твоего, как я думаю. Ибо на проповеди, которую я отдал цензору и которую я нашел возвращенною в классе, на первой странице было написано: «добрейший пастырь» (это лесть диавольская), а под этими словами: «своекорыстнейший» – другою рукою (это истина). Так, я своекорыстный, и это вразумление от Тебя, мой Владыко; диавол не станет меня обличать в этом, ибо своекорыстием мы ему служим. Итак, доселе я искал своего, хотя и милостыню подавал; я искал во всем своего: своего спокойствия, своей корысти. Я доселе неисправен был, как Иуда, раб и льстец. Ленив писать дружеские письма, потому что не имею дружбы, ищу благоухания, чревоугодия, денег, спокойствия, не люблю трудов, раздражителен и нетерпелив.

Спасе! Будь для меня всяким благом! Спасе! Буди мне избавлением от всякого зла.

Злополучен, кто любит чрез меру удобства в жизни и обставил себя всевозможными удобствами: он будет чуждаться всякого неудобства, изнежится и не привыкнет к терпению. Между тем жизнь христианина вся есть неудобство, путь узкий и шероховатый, есть крест, требующий неудобств и великого терпения. Итак, злополучен тот, кто имеет со всеми удобствами жилище и всю обстановку, Его сердце полюбит удобства мира сего, а не Христа крестоносца. Терпи неудобства, привыкай к неудобствам. Научился быть довольным тем, что у меня есть, говорит апостол [Флп. 4, 11].

Злополучен, кто любит украшения и ищет украшений для тела своего: он не будет прилагать должного старания об украшении души своей верою, любовию, кротостию, смирением, правдою, терпением. Особенно злополучен тот, кто ищет украшения почестей. Он сделает из себя постыдный кумир и, как Навуходоносор, будет надмеваться пред не имеющими его почестей и требовать себе поклонения. Не во украшении лепотнем…91 [1Тим. 2, 9]. А даже и мы, мужчины, как женщины стали, домогаемся украшений и, как идолов каких, украшаем сами себя, а о внутреннем благообразии мало помышляем, даже совсем забросили внутреннюю храмину, или скинию души своей.

Злополучен, кто любит поспешность: он сделает множество претыканий, он встретит тысячи неприятностей и внутренних теснот из-за своей поспешности и будет иметь частые поводы к раздражительности.

Злополучен, кто пристрастен к пище и питию и ревнует о насыщении и наслаждении: он на деле увидит, когда приступит работать Господу, что пища и питие, если ты прилагаешь к ним сердце, есть связание тела, скорбь и крушение духа и что человек весьма, весьма немногим и простым брашном может быть насыщен.

Любовь никогда не отпадает [1Кор. 3, 8], если и душу придется положить за друти своя [Ин. 15, 13], то есть за ближнего своего.

Оставляю братии долги тленные, преходящие и вместе духовные: обиды и погрешности против меня, да и Владыка мой оставит мне долги – и тленные! и духовные, которые вечно могли бы терзать мою душу.

Когда пожелаешь сладких брашен или пожалеешь их для ближнего, припомни слова Спасителя: Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17]. А для чего мы и живем, как не для Царства Божия, в этом преходящем царстве природы и в преходящем теле? Еще: Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое [1Кор. 6, 13].

Душа человеческая (или сердце человеческое) проста, как дух, потому она и в любви должна быть проста, то есть должна любить Бога как Виновника своего, от Которого изшла, и человека, как саму себя, подобная подобного; к вещам же мира сего прилепляться никак не должна ни на минуту, ибо они не сродны ей, и вот по причине несродства их с нашею душою так болезненно ощущает себя душа, когда прилепляется к ним.

Чай, кофе, табак, варенья, пиво, вино, мед, сладкие и мясные кушанья расслабляют сердце и делают его противным Духу Святому. Как многие обуяли от пристрастия к этим вещам – лишились Духа Святого и потеряли духовную жизнь, ибо сделались плотию.

Каждое слово Священного Писания, каждое слово Божественной литургии, утрени и вечерни, каждое слово священно-таинственных молитв и молитвословий имеет в себе соответствующую ему и в нем заключающуюся силу, подобно знамению Честнаго и Животворящаго Креста. Такая благодать присуща каждому церковному слову ради обитающего в Церкви Ипостасного, вочеловечившегося Божия Слова, Которое есть Глава Церкви [Кол. 1, 18]. Да и всякое истинное и доброе слово имеет соответствующую ему силу ради всенаполняющего простого Божия Слова. С каким же вниманием и благоговением надо произносить каждое слово, с какою верою! Ибо Слово есть Сам Зиждитель – Бог, и словом от небытия в бытие вей приведено!

Святые Тайны называются Божественными Дарами, потому что подаются нам Господом совершенно туне, даром, незаслуженно с нашей стороны; вместо того чтобы нас наказывать за бесчисленные наши беззакония, совершаемые каждый день, час, минуту, и предавать нас смерти духовной, Господь в Святых Тайнах подает нам прощение и очищение грехов, освящение, мир душевных сил, исцеление, здравие души и тела и всякое благо единственно только по вере нашей. Если же Владыка даром ежедневно подаст нам для вкушения Себя Самого, Свои Божественные Тайны, то не должны ли мы неотложно давать туне, даром тленных благ – деньги, пищу и питие, одежду тем, которые просят их у нас? И как можем мы негодовать на тех, которые даром едят хлеб наш, когда мы сами вкушаем даром бесценное и бессмертное брашно Тела и Крови Господней? От взявшего твое не требуй назад [Лк. 6, 30].

Ты принимаешь к себе в дом души Божественную Троицу – ты, мерзкий, плотской, богопротивный человек; по раскаянии во грехах и по восприятии Пречистых Таин Тела и Крови как же не принимать тебе в дом свой братию твою, члены твои, члены Христовы, живые образы Пресвятой Троицы, и не угощать их усердно, как тебя прещедро и с любовию угощает Владыко живота твоего Своим Телом и Кровию и Троическим присутствием? Воистину, как Авраам, угощай с радостию всех приходящих к тебе и любезно собеседуй с ними.

Ты живешь в доме Божием, в этом прекрасном мире, туне и пользуешься всеми дарами благости и щедрот Божиих, чрез естество подаваемых, также туне; живешь в доме Божием – в Церкви, или в обществе спасаемых, и пользуешься всеми дарами благодатными к твоему спасению туне – убо и ты не усумневайся туне делать добро братии, поколику можешь; будь благ даже на неблагодарныя и злыя, да будешь сын Отца Небесного [Лк. 6, 35]; принимай охотно в дом свой всех, зная, что ты сам живешь даром в доме Божием, в этой вселенной, и в духовном доме Божием – Церкви, уготовляющей тебя к вечному животу; давай с радостию и туне вкушать всем от твоей трапезы, памятуя, что ты даром вкушаешь ежедневно от трапезы Владычней Самого Его Пречистого Тела и Крови Его. Апреля 16-го дня 1862 г.

Воздеющий руки священник изображает воздеянием Пресвятую Троицу: глава – Отец, а две руки наравне с главою – Сын и Дух Святый.

Если ты холоден, безразличен к человеку, к ближнему твоему, не любишь его горячо, то кто мне поручится, что ты горячо любишь Бога? Не любящий брата своего, которого видит и в коем Бог пребывает, как может любить Бога, Которого не видит? [1Ин. 4, 20]. Не будь же хладен, двоедушен в отношении к ближнему, и ты не будешь хладен, двоедушен и в отношении к Богу. А как много есть хладненьких людей! Вот и я, многогрешный, такой же: не люблю горячо ближнего, не сочувствую ему искренно в скорбях, в болезнях, в печалях, в бедах, в теснотах.

Ты говоришь: что мне делать с моим сердцем? Противоречит всему истинному и святому, расслабляется неверием там, где нужна крепкая вера, изменяет там, где нужна верность до смерти, не трепещет и даже готово смеяться там, где должно трепетать и страшиться. Что делать? Что делать мне, говоришь, с моим сердцем? – Признай твердо однажды навсегда за несомненную истину, что сердце твое – ложь и столп лжи: всяк человек ложь [Пс. 115, 2], а всё, что есть в Церкви, начиная с слова Божия до самой краткой молитвы, есть истина и что Церковь Божия есть столп и утверждение истины [1Тим. 3, 15], как основанная на краеугольном камне – Христе, Который есть истина, и одушевляемая и руководимая ввек Духом Святым, Который есть Дух истины.

Льют ли помои и всякую нечистоту в царскую опочивальню? Разумей, что говорится. Внимай же чреву своему, когда примешь внутрь себя животворящие Тайны, Тело и Кровь Христову.

У кого боль в пояснице? – У того, кто много ест и пьет, У кого боль в голове? – Кто много ест и пьет. У кого сон беспокойный? – Кто много ест и пьет. Кто ходит как будто в чаду всегда? – Кто много ест и пьет. Кто предан лености? – Кто много ест и пьет. Кто меньше всего способен к духовным занятиям? – Кто много ест и пьет. Кто больше всего подвержен страстям, особенно раздражительности и гневу? – Кто много ест и пьет. Кто плохой друг? – Кто много ест и пьет, ибо у того, чье сокровище – чрево и пища с питьем, не ищите сокровища дружбы и любви нелицемерной. Пока ест твое, он льстит тебе, а потом, при удобном случае, поднимет на тебя же из-за твоих же пищи и пития пяту свою. У кого скверные [...] и хульные мысли? – Кто много ест и пьет. Кто дерзок к святыне? – Кто много ест и пьет. [Кто плохой] молитвенник? – Кто много ест и пьет. Кто теряет веру в Бога, в бессмертие свое, [в бытие] духов добрых и злых? – Кто много ест и пьет.

Кто легок телом и бодр духом? – Человек воздержный. У кого легкая, свежая голова? – У воздержного. Кто ходит всегда во свете, имеет ясные мысли и светлое душевное око? – Воздержный. Кто ревнует ко всякому труду? – Воздержный. Кто способнее всех к духовным занятиям? – Воздержный. Кто господствует над своими страстями? – Воздержный. Кто кроток и терпелив? – Воздержный, Кто прекрасный друг? – Воздержный, ибо у него сокровище – Бог и душа человеческая, или человек, в коем он видит вечный образ Бога невидимого. У кого благоговейное и святое направление мыслей?– У воздержного. Кто благоговеет пред всякой святыней? – Воздержный. Кто молится духом и истиною? – Воздержный. Кто стяжал несокрушимую веру в Бога, в бессмертие своей души, в воздаяние по делам каждого, в духов добрых и злых, словом, в мир духовный? – Воздержный, ибо чрез воздержание он сам стал духом. Вот плоды невоздержания и воздержания. Вот что говорит опыт.

Большие мы лицемеры, право: постимся, постимся, да и вознаградим себя в пять раз вдруг за понесенный пост! то есть наедимся [вдруг], так что кости трещат, и таким образом сломаем вдруг то, что строили много дней. Какие мы, право, животные! Как мы жадны! Как мы оскорбляем Владыку скотскою привязанностию к пище и питию и неупованием на Господа! Ну где тут в нас образ Божий? Образ Божий чает быть живым о всяцем глаголе, исходящем изо уст Божиих [Мф. 4, 4].

Можно ли снести лютеранскую гордость, по которой они не почитают икон Спаса Христа, Пречистой Его Матери, Ангелов и всех святых, равно как и самих святых? Это нестерпимо, это бесовская гордость.

Равно можно ли это снести, что они отвергают богоучрежденную [иерархию] православную?

Православная Церковь – торная, надежная дорога к вечному животу. Иди по ней неуклонно, держись ее- и дойдешь до Небесного Царствия. Если уклонишься на распутья суемудрия и неверия – пеняй тогда сам на себя: ты заблудишься и погибнешь. Я есмь путь и истина и жизнь [Ин. 14, 6].

Несомненно, что диавол в сердцах весьма многих людей сидит какою-то сердечною вялостию, расслаблением и леностию ко всякому доброму и полезному делу, особенно к делу веры и благочестия, требующего сердечного внимания и трезвения, вообще духовного труда. Так, он поражает сердце вялостию, а ум тупостию во время молитвы. Так, он поражает сердце вялостию, холодностию и бездействием сердечным тогда, когда нужно сделать добро, например сострадать страждущему, помочь в беде находящемуся, утешить печального, научить невежду, наставить на путь истины заблуждающего и порочного. Надо постоянно внимать своему сердцу и прогонять из него мглу лености и окамененного нечувствия и наблюдать, чтобы оно всегда горело верою и любовию к Богу и ближнему и готово было на все труды и самопожертвования для славы Божией и для спасения ближнего. В усердии не ослабевайте; духом пламенейте; Господу служите [Рим. 12, И].

Диавол сидит в наших сердцах еще необыкновенно сильною раздражительностию: мы становимся иногда так больны самолюбием, что не терпим ни малейшего противоречия, препятствия вещественного или духовного, не терпим ни одного слова негладкого, грубого. Но тогда-то и надо терпеть, когда доходят воды злобы и нетерпения до души нашей. Терпением вашим спасайте души ваши [Лк. 21, 19]. Приидоша реки, и взвеяша ветри, и опрошася храмине той [Мф. 7, 27]. Что будет с нею? Что будет с человеком, когда на него диавол пустит реку своих искушений и повеет на него ветром своих козней? Если твердо христианин стоит на камне Христе, то не падет, а если стоит на песке своего мудрования и страстей, то сильно падет.

Слава премилосердой Госпоже, пребыстрой Заступнице, Деве Богородице, заступившей меня по молитве моей от обышедших меня невидимых врагов, запнувших меня в приятии животворящих Таин пристрастием сердца к тленному брашну и неверием сердечным. О, в каком я был огне и какая мне еще угрожала беда от сопротивных сил, если бы Владычица не заступила меня по молитве моей и не подала мне державно веры непостыдной и не разрешила сердечного пристрастия моего! Слава Тебе, пребыстрая, непостыждающая верных Заступница! С дерзновением я испил животворящие Тайны, с твердою сердечною верою в Господа, сущего, как душа в теле, в каждой частице Тела и Крови. После беспокойства и страха – какое спокойствие и дерзновение! После огня палящего – какая прохлада! После тяжести – какая легкость! После скорби – какая отрада! Сия измена десницы Вышняго [Пс. 76, 11]!

Сегодня я опытно убедился еще раз, что нужно священнику беречься малейшего связания сердечного каким-нибудь земным пристрастием. В жизни духовной не должно пренебрегать ни малейшею язвою сердца, ни малейшею привязанностию к чувственному (ибо враг искру может обратить в великий пламень). Ни к пище, ни к питию, ни к одежде, ни к деньгам, ни к лицу человеческому не должно иметь ни малейшей страстной, плотской привязанности. Иначе запнет, сильно запнет враг. О! Как лукаво наше сердце, когда оно хочет благовидным образом оправдать свою привязанность или жалость к чему-либо чувственному! Прикрывается угождением Богу, почтением к святыне или любовию к ближнему. Но от плодов тотчас познать можно, для Бога, для святыни, для ближнего – или для себя, для плоти своей эта ревность о плотском: если сопровождается ревность миром сердечным, любовию к Богу, то она для Бога, а если беспокойством, теснотою, нелюбовию к Богу, то она для плоти и есть ревность земная, душевная, бесовская [Иак. 3, 15]. От плод познается ревность: Божия она или бесовская. Апреля 18-го дня 1862 г.

Под предлогом как бы Богу или святому, не бери себе лучшего и не оставляй другим хуждшего, и не будь самолюбив даже в деле Божием, и не обращай его в средство к удовлетворению своим страстям. В служении Богу отложи самомалейшее угождение плоти.

Не всё ли Я для тебя, червь Мой, образом Моим украшенный? К чему же ты прилепляешься? На что еще надеешься? Не оставляй Мене, источника воды живы (жизни) [Иер. 2, 13]. Я – сама жизнь.

Живот наш – Господь – прост. Есть Он в сердце – так и довольно. Один Он поддерживает нашу жизнь. Потому и сказано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4]. Сколько раз после сытного обеда или чаю с хлебом я умирал духом, и не помогал мне сытный обед или чай, и я должен был молитвою веры испросить у Господа жизнь душе своей, умершей грехом. Ах! Грех мертвит и душу, и сытое-пресытое чрево, и всё тело! Потому не на брашна, а на Господа уповай. Брашна – тлен.

Не ленись молиться усердно о других по прошению их или сам собою вместе с ними, и сам получишь милость от Бога – благодать Божию в сердце, услаждающую и укрепляющую тебя в вере и любви к Богу и ближнему. Эти слова истинны, они взяты с опыта. Мы обыкновенно не очень охотно, более по нужде или привычке, молимся за других, без полного участия сердца, без горения [духа]; надо принуждать себя молиться от всего сердца, с великою верою, с великим дерзновением, да получим великую и богатую милость от щедрого и великодаровитого Бога. Да просит с верою, нимало не сомневаясь, потому что сомневающийся подобен морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой [Иак. 1,6]. Господу, этому общему всех Отцу, приятно, когда мы охотно, с верою и любовию молимся друг за друга, ибо Он есть любовь [1Ин. 4, 8, 16], готовая миловать всех за взаимную любовь. Святой Дух сказал: молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16]. Видишь, как приятна Богу и действенна молитва друг за друга.

Когда мы в первый раз или даже и часто молимся о чем-либо великом, по нашим понятиям или по понятию, признанию Самого Слова Божия и всей Вселенской Церкви, тогда враг крепко усиливается запинать сердце неверием в возможность исполнения нашей молитвы и этим стесняет и уязвляет наше сердцем не допускает нас чрез неверие получить просимое от Бога. Но что это неверие в возможность исполнения нашей молитвы есть ложь, мечтание диавольское, это очевидно, во-первых, из ясного свидетельства слова Божия, что все возможно Богу [Мк. 10, 27], во-вторых, из бесчисленного множества дел Господа, естественных и Сверхъестественных, доказывающих, что для Него во всё время существования мира доселе было всё возможно и будет всё возможно, потому что Он един бесконечно Сущий, всё создавший и созидающий, творящий и претворяющий, и, наконец, в-третьих, из того, что в самом сознании нашем невозможное становится возможным, когда мы день ото дня будем усерднее об нем молиться и когда козни вражий в нас победим своей усердною верою. Мы сами тогда увидим, что только неверующему в возможность исполнения чего-либо Господом – тому только это и невозможно, а верующему всё возможно. Все возможно верующему [Мк. 9, 23], говорит Сам Господь. Величайшее чудо в христианской Православной Церкви есть ежедневно совершаемое Господом чрез посредство служителя Христова претворение хлеба и вина в истинное, обоженное Тело и Кровь Христову, в истинного, всецелого Христа, Сына Божия. Диавол каждую обедню коварствует над священником, внушая ему, что Хлеб не Тело, Вино не Кровь Христова, то есть всевая в его мысли и сердце помыслы неверия в возможность претворения хлеба и вина. Но не каждый ли раз, как дым, рассеиваются его козни с помощью благодати Божией и священник принимает их как истинное Тело и истинную Кровь Господа, получая о том разительнейшее свидетельство во внутрь себя самого? Не каждый ли раз диавольская мечтательная невозможность остается блаженнейшею возможностию, и не только возможностию, но и действительностию? Слава всемогуществу и благости Господа! Да будет проклято сатанинское сомнение и неверие! Итак, в чем же после этого усумнимся как в невозможном, когда во очию нашею совершается ежедневно такое чудо, каково претворение хлеба и вица в Тело и Кровь Христову? О, Боже чудес! Боже всемогущий! Утверди неколебимо нашу веру во всемогущество Твое молитвами Богородицы и всех Твоих святых, от века Тебе угодивших! Апреля 18-го дня 1862 года.

Когда ты молишься Богу, то ты не иначе представляй себе близость Его, как так, что ты ежеминутно дышишь Им, двигаешься, просвещаешься, освящаешься, упокоеваешься, утешаешься, укрепляешься – словом, живешь Им, по Писанию: Им живем и движемся и существуем... Дая всему жизнь и дыхание и все [Деян. 17, 28, 25]. Близко к тебе Бог, в устах твоих и в сердце твоем... Ибо если устами твоими будешь исповедывать Иисуса Господом и сердцем твоим веровать... то спасешься [Рим. 10, 8–9].

Христианин должен молиться, как за себя, за всех христиан, чтобы Бог даровал им преспеяние живота и веры и разума духовного, а от грехов и страстей свободу. Почему? – По христианской любви, которая видит во всех христианах свои члены и члены Христа Бога, общего всех Спасителя, желает им того же, чего себе, равно как и всеми мерами усиливается делать им то же, что себе.

Не должно гневаться на других без справедливой причины. На кого я буду гневаться, когда должен гневаться на себя за бесчисленные свои беззакония? Как мне гневаться на других, когда я не нахожу средств излить достаточно гнев на самого себя? Если я гневаюсь на других за неприятности, может быть и справедливые, или за обиды, мне ими причиненные, или за неблаговременность и неблагоразумие их требований, вообще за что бы ни было, касающееся меня, – то значит, что я не познал еще самого себя, значит, я во тьме самолюбия и гордости. Пусть гневаются лучше все на меня: я того заслуживаю, ибо не хочу, не стараюсь и не умею служить общему всех спасению, общественной пользе. По грехам моим, по лености моей, по нерадению, по неблагоискусству жить с людьми, по недостатку истинной любви к ним я заслуживаю быть в попрании у всех. Но я да не гневаюсь ни на кого, ни на последнего нищего, ибо я и из нищих самый последний нищий. Нищь есмь аз [Пс. 24, 16; 87, 16].

Как мне осуждать других, когда я вижу сам в себе бездну грехов и страстей, когда я не знаю, как достаточно, по делам осудить мне самого себя, как исправиться самому, чтоб не осудил меня без милости за немилостивый суд к другим Владыка мой в день страшного и праведного Своего испытания! Если я осуждаю других, рассматриваю чужие погрешности, значит, я не познал еще самого себя.

Мы нарицаемся именем Христовым, – какие обязанности людей, называющихся этим славным именем? Все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись. Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями [Гал. 3, 27; 5, 24]. Кто Духа Христова не имеет, тот и не Его [Рим. 8, 9]. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем [Мф. 11, 29]. В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной [Флп. 2, 5 –8].

Слава Спасителю, Богу Отцу и Сыну и Святому Духу, избавившему меня ныне от разжженных диавольских стрел злобы моей! Воззвал я: Отче, Сыне и Душе Святый, помилуй мя, перекрестил перси и чрево – и огнь исчез, и прохлада водворилась внутри. Апреля 19-го, 1862 г.

Вера есть ключ к сокровищнице Божией. Она обитает в простом, добром, любящем и щедром сердце и сама есть щедрость. Щедростию ходатайствуется щедрость, щедросгию веры – Божественные щедроты. Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему [Мк. 9, 23]: видишь, по мере щедрости веры щедр к тебе будет Господь. Вера – духовные уста: чем свободнее они раскрываются, тем большим потоком входят в них Божественные источники; свободно да раскрываются эти уста, как телесные уста, да не сжимаются сомнением и неверием. Сожмешь их сомнением и неверием – и заключится для тебя сокровищница Божиих благ. Чем с большею щедростию и сердечною распашкою поверишь Божиему всемогуществу, тем с большею щедростию распахнется для тебя Божие сердце. Все, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите,и будет вам [Мк. 11, 24].

Господи! Не попусти уклониться сердцу моему в помышления лукавствия! Одебеле сердце мое, ушима моими тяжко слышу и очи свои сердечные смежих.

Иконы мы держим у себя в домах и поклоняемся им, между прочим, в показание того, что очи Господа Бога и всех небожителей постоянно устремлены на нас и зрят не только все дела наши, но и слова, и помышления, и желания.

Бытия конечные, сотворенные разделяются на прошедшие, настоящие и будущие, ибо един только Бог есть Сущий. Бытия или события будущие как настоящие видит только един Владыка Бог Триипостасный, по Его откровению – Ангелы и человеки Божии. Потому и предвидение собственно принадлежит только Богу: у Ангелов и человеков оно заимствованное от Бога. Скажите, что произойдет в будущем, и мы будем знать, что вы боги [Ис. 41, 23].

Слава пребыстрой Заступнице, Госпоже Богородице, осязательно, быстро спасшей меня от диавольского запаления неверия после причащения Святых Таин! Просто, с несомненною верою в близость и благопослушливость Владычицы воззвал я к Ней пред образом Ее Тихвинской иконы в алтаре- и не посрамлен был от Нее.

Слава Господу Иисусу Христу со Отцем и Духом Святым. Воззвал я к Нему в тесноте вражией: Господи! Отмсти мене92 от соперника моего [Лк. 18, 3]! – И Он тотчас спас меня, и легко, легко мне стало после тяжести несносной! Апреля 20-го дня 1862 года.

Во время богослужения, во время совершения всех Таинств и молитвословий будь как дитя доверчивое, руководимое своими родителями. Помни, какие великие отцы, какие светила вселенной. Духом Святым озаренные, руководят тебя! Как дитя, как дитя будь прост, доверчив, несумнителен в деле Божием. Всю печаль возверзи на Господа, а сам будь совершенно беспечален. Не заботьтесь, как или что сказать... ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас [Мф. 10, 19 – 20]. Давно Господь снял с нас эту заботушку, эту печаль, научив богоносных отцов наших Духом Своим, что глаголать Господу при богослужении и при разных случаях и обстоятельствах человеческой жизни, требующих молитвы, низводящей свышнее благословение. Нам с полгоря молиться. Враг-то вот стужает. Да что его стужения, если сердце наше утверждено в Господе! Вот беда, если мы не в Боге, если веры твердой в нас нет, если пристрастиями житейскими мы связали себя, если разум наш горд и кичлив. Тогда и в святейшем непорочнейшем деле богослужения, совершения и причащения Святых Таин диавол будет сильно запинать нас. Ну уж и выучит же он ловко маловера, или кичливого умом своим, или пристрастного к чему-нибудь земному, плотскому. Истомит, измучит так, что ноги едва домой принесет.

Бог есть любовь, простое, прещедрое, премудрое и всемогущее существо. Потому молящиеся да веруют, что всё благопотребное Владыка подаст, как любовь, как простое существо, подаст и скоро и потому просто, как Щедрый – щедро, как Премудрый – мудро, как Всемогущий подаст так и тогда, где и когда не ожидали.

Непочтение, оказываемое протоиерею, восходит на архиерея, его поставившего, и на Самого Великого Архиерея, Господа нашего Иисуса Христа. Всякое почтение имей к протоиерею и в других возбуждай это почтение, если оно дремлет. О, гордыня! Как она неприметно прельщает сердце! Прочь, сатанинское исчадие!

Будь как можно кроток, смирен, прост в обращении со всеми, считая себя нелицемерно ниже всех по душевному состоянию, то есть грешнее и немощнее всех. Из грешных я первый, говори. От гордости происходит напыщенность, холодное обращение без всякой искренности с теми, которые ниже нас или от которых мы не надеемся себе пользы.

Задремали все и уснули [Мф. 25, 5]. Теперь в России дремлют и спят, да и на всем Свете спят духовно весьма, весьма многие. Не спим, но да бодрствуем и трезвимся.

Сердце, отягченное пищею и питием, не вмещает в себе разума или смышления духовного.

Учи усердно, тщательно всякого ученика или всякого христианина, ибо Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного [Мф. 18, 10].

Все люди – дыхание и творение единого Бога: от Бога произошли и к Богу возвращаются, как к своему началу, как к своей стихии; и возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратился к Богу, Который дал его [Еккл. 12, 7]. Будем причастниками Божеского естества, удалившись от господствующего в мире растления похотью [2Пет. 1, 4].

Как дыхание единого Бога и как произшедшие все от одного человека, люди должны естественно жить во взаимной любви и взаимосохранении и не должны отделяться друг от друга самолюбием, гордостию, злобою, завистию, скупостию, необщительностию нрава. Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебё, так и они да будут в Нас едино [Ин. 17, 21]. Апреля 20-го дня 1862 года.

Посмотри на муравьев, как они дружны; посмотри на пчел, как они дружны; посмотри на стаи голубей, галок, ворон, гусей, уток, лебедей, воробьев – как они дружны; посмотри на стада овец и вообще рогатого скота, как они дружны. Послушай о несметных стадах некоторых рыб в морях и реках, любящих ходить непременно стадами, – как они дружны. Подумай, как даже они ревностно охраняют друг друга, помогают друг другу, любят друг друга, и устыдись бессловесных, ты, не живущий в любви, убегающий от того, чтобы носить тяготы других.

Бог долготерпелив и милосерд к тебе – ты это испытываешь каждый день многократно. Будь и ты долготерпелив и милосерд к братии своей. Потому и говорит апостол о любви прежде всего так: Любовь долготерпит, милосердствует [1Кор. 13, 4]. Ты желаешь, чтоб Господь услаждал тебя любовию Своею, – услаждай и ты сердца других нежною любовию и ласковостию обращения.

Как мы быстры на зло и медленны на добро! Вот я хочу быть добрым и выразить на деле свою доброту, но прежде чем я успеваю в сердце сделаться добрым, я уже зол, уже огненные стрелы злобы часто палят мои внутренности; хочу быть терпеливым, но прежде чем утвержу сердце в терпении, я делаюсь раздражителен, нетерпелив; хочу быть смиренным, но сатанинская гордость нашла уже во мне просторный уголок; хочу быть ласковым, между тем, когда нужно оказать ласку, я оказываюсь грубым; хочу быть несребролюбивым и щедрым, но сребролюбие и скупость при малейшем поводе, как голодные и рыкающие львы, уже требуют себе пищи? хочу быть простым, доверчивым, но лукавство и сомнение уже гложут мое сердце; хочу быть важным и благоговейным в служении Вседержителю, но легкомыслие и сердечная невнимательность уже предварили меня; хочу быть беспристрастным, воздержным в пище и питии, но, когда увижу приятную пищу и питие и сяду за стол, я, как невольник, увлекаюсь своим чревом в приятный плен и легко позволяю себе сьесть и выпить больше, чем сколько требует моя природа: жадность и невоздержание опять предваряют и пересиливают мое желание быть равнодушным к пище и питию. Я подобен тому расслабленному, который тридцать восемь лет лежал на одре своем и сколько раз ни приходил к Овчей купели, исцелявшей всякого, кто первый опускался в нее после возмущения Ангелом, – ин прежде его слазил [Ин. 5, 7]. Так бывает и со мною: когда я, расслабленный грехами моими, собираю свои усилия и прихожу сам в себя с намерением погрузиться в Бога и измениться к лучшему, ин прежде мене слазит в мое сердце – грех, диавол упреждают меня в моем собственном доме, в моей собственной сердечной купели, не допускают меня до источника живых вод – Господа, не давая мне погрузиться в очистительную купель веры, смирения, сердечного сокрушения и слез. Кто же меня исцеляет? – Один Иисус Христос. Когда Он увидит мое искреннее и твердое желание исцеления от душевного расслабления и мою теплую молитву о том, тогда скажет мне: возми одр твой и ходи [Ин. 5, 8], и я встану с одра сердечного расслабления и пойду, то есть удобно по благодати Его побежду все страсти и совершу всякую добродетель.

Если ты великого или малого из денег или из пищи, пития, одежды, книг и прочего из земных вещей жалеешь для ближнего, имеющего в них нужду, то несомненно, что сердце твое прилепилось к этим тленным вещам и ты не возлюбил Господа всем сердцем, всею душою и всею крепостию и всем помышлением, далеко не имеешь истинной любви к Богу и не любишь ближнего, как себя. Старайся быт совершенно простым, беспристрастным в отношении всяких земных, тленных благ. Говори: всё для меня Господь.

На молитве необходимо намеренное, обдуманное крайнее смирение. Надо помнить, кто говорит и что говорит. Особенно это нужно во время чтения молитвы Господней Отче наш. Смирение разрушает все козни вражии. Ах! Как много в нас тайной гордости: это я знаю, в этом не нуждаюсь, это не для меня, это лишнее, в этом я не грешен. Сколько самомудрования!

Грех, страсть, диавол во мгновение изменяют лицо человека из светлого в мрачное, из доброго в злое. Заметьте и здесь образовательную силу души. О некоторой актрисе говорят, что она чрезвычайно быстро изменяет черты своего лица, делает необыкновенно быстрые переходы в чувстве, выражая их на самом лице. Что мудреного? К чему не способна душа человеческая? Из этого следует то, что если душа человеческая так быстро может давать иной вид своему лицу, так сильно изменять его, то Зиждитель всего не сотворит ли, что Ему угодно, из всякого вещества, как везде сый и един Сый.

Когда молишься, говори в сердце своем против разных вражиих помыслов и разжжений: Господь – всё для меня. Так и во всей жизни при нападении страстей и при всяких налогах вражиих, в болезнях, в скорбях, в бедах, в напастях говори: всё для меня – Господь. Я сам не могу ничего сделать, ничего стерпеть, превозмочь, победить. Я ничего не могу творить Сам от Себя [Ин. 5, 30].

Слово или название, которое носит на себе каждое живое существо и каждая вещь, означает, что это живое существо или эта вещь произошли от Слова Творца и Словом же содержатся в бытии.

Иной человек (мужчина или женщина) был любодеем в юности и не был наказан Господом соответственно своему беззаконию, или был татем или убийцею вольным или невольным и также не был наказан соответственно своей вине. Но вот приходит время: Владыка вспоминает его грехи мимошедшего времени и, не хотя, да погибнет он чрез них вовеки, наказует его под старость или в зрелом возрасте тяжкими скорбями или болезнями и разными напастями, да очистится, как бы в горниле, душа его от накопившихся в ней греховных нечистот, да выгорит как бы в огне всё зло его сердца и да не попалит его вечный огонь геенны. А как многие, не зная судеб Божественного Промысла, ропщут в своем горестном положении и предаются нетерпению и раздражительности, забывая свои прежние беззакония и не помышляя того, что если бы они не были наказаны и очищена скорбями здесь, то подверглись бы вечному огню там.

Паки и паки обновляю, или паче Ты, о Преблагая Владычице, обновляеши память чудес Твоих, память заступления Твоего нас, грешных! Как быстро, о Госпоже, как благомощно и от какого бедствия изъяла Ты ныне душу мою по причащении Божественных Таин, когда искуситель всеял в сердце мое огненное, убивающее сомнение в истине Тела и Крови Христовой. О, неверное сердце мое! Ты не одну тысячу раз вкушало покой, сладость, жизнь от пречистых Тайн, не одну тысячу раз Жизнодавец и Агнец Божий под видом Хлеба и Вина очищал твои грехи и беззакония – и ты всё еще недугуешь помыслами сомнения и неверия, хотя и невольного! Доколе прелестник будет находить в сердце твоем угол для водворения своей лжи, своей прелести, мечты? Но воспеваю, пребыстрая Заступнице, Твое непостыдное предстательство о нас, грешных, пред Сыном Твоим, Твое ходатайство непреложное ко Творцу. Не презирай убо и прочее время живота грешных молений гласы, но предваряй, яко благая, на помощь нас, верно зовущих Ти; ускори на молитву, и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя93. Апреля 27-го дня 1862 года. Суббота.

Кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий [Мк. 8, 38]. О, презренный стыд! О, диавольский стыд! О, из студенца бездны94 исходящий смрад сатанинский! Как многие недугуют тобою! Как многие не знают твоей прелести и раболепствуют тебе на погибель душам своим! Вот светский сочинитель – журналист, фельетонист! Пишут, пишут, пишут: чего-чего не напишут в продолжение своей литературной или беллетристической деятельности! А о Боге, а о Спасителе Иисусе Христе, а о Церкви, а о богослужении, о праздниках христианских, о воскресении плоти нашей, о Суде, о загробной жизни хоть бы вспомянули. Не наша, говорят, область, не наше дело. Мы от мира есмы и от мира глаголем, а потому мир нас слушает [1Ин. 4, 5]; а станем говорить о Боге – пожалуй, и читать нас не станут. Таким образом, светская литература совершенно чужда христианского духа; она даже стыдится духа Христова. Вот светский кружок: говорят, говорят, большею частию переливая из пустого в порожнее, и опять нет речи о Боге, общем всех Отце, о любви Его к нам, о будущей жизни, о воздаянии. Почему? – Стыдятся Евангелия или боятся завести речь о Боге. Но что удивительнее всего: и даже люди, мнящиеся быть благочестивыми, сами светильники, редко говорят о Боге, о Христе Спасителе, о драгоценности времени, о воздержании, о воскресении, о Суде, о будущем блаженстве и вечных муках в кругу своих семейств и в кругу светских людей, а проводят часто время в пустых разговорах, играх и занятиях! Почему? Опять потому, что стыдятся завести такой разговор, боятся наскучить или опасаются, что сами не выдержат, не будут сердечно вести речь о духовных предметах. О мир прелюбодейный и грешный! Горе тебе в день Суда от общего всех и нелицеприятного Судии! Пришел к своим, и свои Его не приняли [Ин. 1, 11]. Да! Не принят у нас Господь и Зиждитель всех! Не принят в домах наших, в разговорах наших.

Или вот человек читает святую книгу или читает вслух молитвы; но вот отчего-то он читает как бы невольно, неохотно, у него язык запинается; не от избытка сердца, а от тесноты, пустоты уста его едва говорят. Отчего? – От внутреннего, посеянного в сердце диаволом пренебрежения к духовному чтению или к молитве и ложного стыда. О, бедные, о, слепые мы человеки! В чем следовадо бы поставлять величайшую честь, того мы стыдимся. О, твари неблагодарные и злонравные! Каких мы мук не заслуживаем таким образом поведения!

Враг, не могши запять христианина на пути спасения скорбями и теснотами, бедностию и разными другими лишениями, болезнями и разными напастями, бросается в другую крайность: он борет его самым здоровием, покоем, негою, расслаблением сердечным, душевным нечувствием благ духовных или богатством и пространством жизни внешней и внутренней. О, как опасно это последнее состояние! Оно опаснее первого состояния – состояния скорби и тесноты, состояния болезни и прочего! Тут легко мы забываем Бога, перестаем чувствовать Его милости, дремлем и спим духовно: как жених замедлил, то задремали все и уснули. Но в полночь раздался крик: вот, жених идет, выходите навстречу ему [Мф. 25, 5 – 6]. А скорби держат нас, так сказать, на привязи у Бога: постоянно к Нему невольно обращаемся за спасением и чувствуем постоянно, что Бог есть Бог спасений наших... Бог еже спасати [Пс. 67, 20 – 21]. Хорошо христианину жить в каких-либо скорбях.

Спит сердце мое по причине довольства внешнего, по причине здоровья, приятности кушанья, весьма хорошего, просторного и чистого жилища, хорошей одежды, доброй славы, благоприятных обстоятельств по службе. Надо крепко будить его скорбями, трудами до утомления, разными напастями и внешними теснотами.

Христос воскресе из мертвых! Радуйся, душа моя! Радуйся, плоть моя! Радуйся, весь человек! Христос воскресе! Это значит, что ты, человек, воскрес из мертвых в лице Богочеловека и, подпавший за грех вечной смерти, освобожден от ней Богочеловеком Христом чрез Его страдания, смерть и воскресение. Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав.

Чудо Христа моего. Зашедши вчера в Успенскую церковь ко всенощной, я увидел очень небрежно вошедшего в церковь юнкера, и, потрепав его легонько по плечу, я заметил ему, что надо поскромнее входить в церковь и стоять в ней, и прошел с этими словами, сказанными только в слух его. Как же на меня напустился за это диавол, вероятно, в нем и с ним бывший! Как он меня возмутил, запалил, стеснил! Настоящая буря вражия поднялась у меня внутри! Сам я не свой сделался. Но вот прихожу в алтарь – а пред входом ставил свечку местному образу Спасителя в состоянии смущения и томления сердца, – молюсь престолу, снимаю верхнюю рясу, благословляю стихари диакона и дьячка в смутном своем состоянии, потом прихожу целовать плащаницу и крест на престоле. Прилепился я губами ко Христу распятому и говорю: Спасе! Ты – мир наш; даруй мир сердцу моему, возмущенному врагом, и исцели смущение души моей! И что же? О, чудесе Владыки моего! Тотчас я успокоился, всякое волнение и смущение исчезло, и я в мире начал всенощную, мирно кадил и премирно и пресладостно совершил всю всенощную службу в духе молитвенном, с умилением Духа Святого.

Молитва – дыхание духовное. Молясь, мы дышим Духом Святым. Духом Святым молящеся [Иуд. 1, 20]. Итак, все церковные молитвы – дыхание Духа Святого, или как бы духовный воздух и вместе свет, духовный огонь, духовная пища и питие и духовное одеяние.

Душе Святый! Все мы, христиане, – Твое дыхание, Твое рождение после Крещения, да и по первому зиждительному дуновению в лице первого человека мы все, все племена земные – Твое дыхание, Твое рождение! Помилуй убо и созижди всех нас, Душе Святый, Отец Ты наш и Мати наша! Дыши в нас и дыханием Своим прогоняй смрад грехов и страстей наших, искорени смрад всех греховных наклонностей!

На молитве твердо всегда верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут, несомненно могут быть вещию, делом. Не изнеможет у Бога всяк глагол [Лк. 1, 37]. А соединяющийся с Господом есть один дух с Господом [1Кор. 6, 17]. Значит, и твое слово не изнеможет. Все возможно верующему [Мк. 9, 23]. Береги слово – драгоценно слово. За всяко слово праздное люди дадут ответ в день судный [Мф. 12, 36].

Слово есть выражение истины, самая истина, бытие, дело. Слово предшествует каждому существу, каждой вещи, как вина их бытия прошедшего, настоящего или будущего. Я есмь Альфа и Омега, начало и конец... Который есть и был и грядет, Вседержитель [Откр. 1, 8]. Так говорит Зиждительное Слово Отчее. В Нем, Слове, вина всех тварей – настоящих, прошедших и грядущих.

Отчего мы чествуем Крест таким великим благоговением, что в молитвах упоминаем о силе его после заступления Пресвятой Богородицы и Небесных Сил, прежде всех святых, а иногда даже после Божией Матери прежде Сил Небесных? – Потому что после страданий Спасителя Крест сделался знамением Сына Человеческого, то есть Крест знаменует Самого воплотившегося и пострадавшего нашего ради спасения Сына Божия, так что как бы в Кресте был Сам Христос и Крест во Христе. Да притом человек, распятый на кресте, представляет сам собою крест. В Своих страданиях Господь, так сказать, обручился с Крестом и сделал его вечным, неотъемлемым Своим достоянием. Итак, Крест и Христос, то есть плоть Христова, составляют как бы одно между собою, и на Кресте Он принес Себя в жертву Богу Отцу за наши грехи, на нем и им Он спас нас от работы вражия, а потому мы и почитаем его таким великим благоговением! Потому-то он всегда для верующих есть великая сила, избавляющая от всяких зол, особенно же от злодейства невидимых врагов, потому то есть, что в Кресте Христос, вся исполняяй, и Христос в Кресте.

Как свет, воздух и вода находятся вместе и взаимно проникают друг друга и притом не сливаются, но каждое остается тем, что оно есть: свет светом, воздух воздухом, вода водою, сохраняя вполне свои единичные свойства, а существо составляя одно – вещество, так некоторым образом и Лица Пребожественной Троицы находятся всегда вместе и не разделяются друг от друга: Отец в Сыне и Сын в Отце и Дух Святой, от Отца исходя, в Сыне почивает, и в то же время каждое Лицо остается с личными Своими свойствами: Бог Отец не рожден, не сотворен, не исходящ, Сын рожден, Дух Святой исходен от Отца, а существо у Трех Лиц одно – Божественное простое существо. Это подобие основывается на словах Самого Господа нашего Иисуса Христа, Который Себя называет светом мира [Ин. 8, 12; 9, 5], а о Духе Святом говорит, уподобляя Его в действиях водяной стихии: Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него [Ин. 7, 38 – 39]. Духа Святого уподобляет также воздуху или ветру: Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит [Ин. 3, 8]. Святая Церковь поет о Духе Святом: Аще коему Святой Дух дхнет, скоро вземлет от земных...

Птица изображает Троицу своим телом и двумя крылами, рогатый скот – головою и на ней двумя рогам, а человек – головою и двумя руками, все животные – головою и двумя равными глазами. Очи Божии означают Сына Божия и Духа Святого. Сам Всесвятой Дух явился в виде голубине [Мф. 3, 16], как потому, чтобы представить видом летящей птицы осенение от Него всего мира и оживотворение от Него всякой твари, подобное тому, какое производит птица, сидящая на яйцах и сообщающая им свою жизнь, – так и для того, чтобы видом летящей птицы представить Троичность Божества и также вездесущие Его, кротость, чистоту Существа Своего.

Как ты предстоишь пред царем, как с ним говоришь, с каким вниманием, с каким благоговением, так, по крайней мере, стой пред Богом на молитве! Царь не видит твоего сердца, и то ты к нему относишься с таким благоговением, а Бог видит твое сердце, все твои помышления и желания, и ты небрежно стоишь и говоришь на молитве, не с сердечным вниманием выговариваешь слова Богу, вся ведущему.

Как ты обращаешься с высокопочтенными людьми, с людьми высокого сана, отличной добродетели, отличного образования и ума? Как говоришь с ними? Не с крайним ли почтением и искренностию, не с крайней ли осмотрительностию и опасением, как бы не сказать чего-либо неприличного, нелепого, обидного, как бы не оскорбить их слух каким-нибудь необдуманным словом? как бы не оскорбить их достоинства даже каким-либо лукавым помыслом? Так, по крайней мере, держите себя на молитве, когда просите за себя ходатайства Божией Матери, Ангелов и святых. Будьте крайне внимательны к ним, как они к вам внимательны; будьте благоговейны и единым помыслом лукавым бойтесь оскорбить их святыню, ибо в Духе Святом они созерцают даже ваши помышления сердечные. Будьте совершенно искренни на молитве к ним, как искренни сами к себе, памятуя, что от искренности, горячности молитвы вашей к ним зависит успех ее.

Для Господа воплотиться – как нам надеть одежду; дать плоть какому угодно существу – животному ли, растению – то же для Господа значит, что для нас сшить и надеть на себя одежду: взял, сшил да и надел. Кожею же и плотию мя облекл ecu, костьми же и жилами сшил мя ecu [Иов. 10, 11]. А какое бесконечное множество и разнообразие вещества-то у Господа, из которого Он, Зиждитель, творит разные одежды на разные покрои тварям Своим, – какую угодно одежду скрой, сшей и надень, хоть из света, хоть из воздуха, хоть из воды и земли, того или другого цвета, хоть из золота, хоть из серебра, хоть из лазури. Вот Он и оденет нас, дай Бог, светом, яко солнечный, в Царстве Своем. Предста царица... в ризах позлащенных одеяна [Пс. 44, 10]. Праведники воссияют, как солнце [Мф. 13, 43]. А теперь мы одеты землею, водою, воздухом, теплотою – такова наша одежда. А как премудро и удобно сделаны и приведены в сочетание все эти стихии в нашем существе! Оно и нетяжело, и довольно легко, и благообразно. О, премудрый и всемогущий Художниче, животворящий Художниче! Как у Тебя всё прекрасно, удобно, оживлено! У Тебя и прах оживлен, у Тебя и прах движется!

Так, каждую обедню Господь изволит нас ради одеваться в плоть и кровь! Возьмет хлеб и вино, наденет на Себя в Духе Святом – и выйдут истинные Плоть и Кровь Христа Бога нашего, ибо Дух Святой и претворяет, и оживляет. Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь [Ин. 6, 63]. О! Как это всё у Него просто, легко, мгновенно! А сколько мы труда-то даем Ему нашим маловерием и неверием: как это? да почему это так? Ох, эти сетки рассудочные!

В молитве главное, о чем нужно прежде всего позаботиться, – это живая, ясновидящая вера в Господа: представь Его живым пред собою, в тебе самом, и тогда еже хощеши проси о Христе Иисусе и в Духе Святом, и будет тебе. Проси просто, ничтоже сумняся, и тогда Бог твой будет всё для тебя, во мгновение совершающий великие и чудные дела, подобно тому, как крестное знамение совершает великие силы. Проси не для себя одного, но и для всех верных, для всего тела Церкви благ духовных и вещественных, не отделяя себя от прочих верующих, но находясь в духовном единении с ними как член единого великого тела Церкви Христовой, – и любящий всех, как чад своих во Христе Отец Небесный исполнит тебя великим миром и дерзновением.

Рачение злобы95 (диавольской) помрачает добрая, и парение похоти променяет [рус.: развращает] ум незлобив [Прем. 4, 12]. Ах! Как многие с течением времени изменяются от дыхания злобы, рачительно работающей в их сердцах, и из добрых делаются злыми, из благочестивых – нечестивыми, из верующих – маловерами!

Молясь, крепко внимай словам молитвы, чувствуй их сердцем. Не отвлекай от них ума ни в какие помышления.

Молясь во время богослужения, совершения Таинств и молитвословий при разных случаях, твердо положись сердцем на самые слова церковных молитв, веруя, что ни одно слово не положено напрасно, каждое имеет силу свою, что в каждом слове Сам Господь Триипостасный, везде сый и вся исполняяй. Говори: я ничто, всё делает Господь. Еще говори: я говорю – Бог Слово во мне говорит; я говорю – и Дух Святый всё совершает. Мне не о чем пещись. Все заботы ваши, сказано, возложите на Него, ибо Он печется о вас [1 Пет, 5, 7].

Читаешь светский журнал или газету – легко и приятно читается и легко всему верится. Но возьмешь читать духовный журнал или вообще духовную книгу, особенно церковную, или как станешь читать молитвы, и станет так тяжело на сердце – и сомнение тебя будет мучить, и неверие, и какое-то омрачение и отвращение. Так многие признаются. Отчего это бывает? Не от свойств, конечно, самих книг, а от свойства читающих, от качеств их сердец и, главное, от диавола – врага человеческого, врага всего священного. Когда читаем светские сочинения, мы не тронем его – и он нас не тронет. Как примемся за священные книги, начнем мыслить о своем исправлении и спасении, тогда мы идем против него, раздражаем его, мучим его злобу, и вот он нападает на нас и взаимно мучит нас. Что же делать? Не бросать же доброго дела, душеполезного чтения, молитвы. А надо терпеть и в терпении спасать свою душу. Терпением вашим спасайте души ваши, говорит Господь [Лк. 21, 19]. Это же применить надо к театрам и к церкви, к представлениям и богослужению. В театре приятно чувствуется, а в церкви тяжело, скучно – оттого, что в театре всё прекрасно подлажено чувственному человеку, и диавола мы там не трогаем, а тешим его, ну и он нам делает удовольствие, не трогает нас: веселитесь себе, друзья мои, только смейтесь да Бога не помните. В церкви же всё приспособлено к возбуждению веры и страха Божия, благочестивых чувств, чувства нашей греховной растленности, и диавол всевает в наше сердце сомнения, уныние, тоску, лукавые, скверные и хульные помыслы – ну, и сам себе не рад человек: и стоять не может, час трудно простоять, – побежит скорее вон. Театр и церковь противоположны. То – храм мира, а это- храм Божий. То – капище диавола, а это – храм Г оспода.

Когда тебя просят помолиться о спасении кого-либо от телесной смерти, например от потопления, от смерти по причине болезни, от огня или от другого какого-либо бедствия, похвали веру просящих об этом и скажи в себе: буди благословенна вера ваша, по вере вашей да даст Господь исполнение моей недостойной, маловерной молитве и да приложит мне веру.

Сегодня один светский человек (Иван Кириллович Гречухин) по внушению Божию напомнил мне и вразумил меня, чтобы я помолился пред престолом Божиим за бедствующих до смерти во льду морском. Я молился, несмотря на препятствия врага, на огненное неверие, сомнение. Бедствовавшие три дня в море спаслись во время обедни в то самое время, когда я молился. Благодарю Тебя, благопослушливый Владыко, яко внял еси недостойной молитве моей и исполнил ее. Благодарю Тебя, яко научил еси мя Духом Твоим, как подобает молиться Тебе о спасении погибающих. Несколько раз я повторял дерзновение молитвы: до пресуществления Святых Даров, во время и после пресуществления.

Некоторые ревнители благолепия дома Божия и вообще святыни делают богатые приношения или украшения в храмы Божии, например серебряные ризы на иконы или другие малонужные вещи, без которых бы легко обошлась наша вера и наше благочестие, или делают драгоценные украшения к своим домашним иконам, например серебряные или сребропозлащенные ризы на святые иконы. И это тогда, когда знают, что в одном городе или селении с ними живет множество бедных, нищих, убогих, которым нечего есть, нечем одеться, некому подать помощь. Таким людям надо непременно внушать, чтобы они оставили излишние украшения в доме Божием или на своих иконах, питающие часто одно тщеславие и хвастовство и пристрастие к блеску жертвователей или иконоукрасителей, и советовать милостыню. Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы?.. Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 9, 13; 25, 40]. Надо заботиться об упокоении и утешении одушевленных храмов или образов Божиих, то есть бедных и немощных людей, и потом уже об украшении и богатстве святых храмов. Довольно простого благолепия и небогатых украшений. Советовать даже продавать богатые ризы с иконе деньги раздавать нищим. Все, что имеешь, продай и раздай нищим [Лк. 18, 22]. Тут разумеются и богатые домашние утвари на иконах. Святые не нуждаются в земных суетных украшениях, одежда их – Бог и добрые дела: только чтобы мы помнили нищих [Гал. 2, 10].

Советовать также продавать лишние одежды, не иметь ненужных домашних драгоценных вещей, например дорогой мебели, дорогих часов, дорогих так называемых портмоне и папиросниц, не иметь дорогого, изысканного стола, но довольствоваться простою пищею и раздавать остающиеся от того деньги бедным. Внушить, что люди дадут Богу ответ о приставлении домовнем [Лк. 16, 2], отчет в употреблении даров Божиих и строгий ответ о том, как они старались соблюдать заповедь о любви к ближнему, желали ли ближнему столько добра, сколько и себе, и делились ли своими избытками с неимущими, не употребляли ли даров Божией благости больше на свои прихоти, не были ли хладны и бесчувственны к бедным, имели ли в виду пример своего Спасителя, нас ради человек и нашего ради спасения сшедшаго с небес и воплотившагося... и вочеловечшася, распятого за нас на кресте, претерпевшего многие и тяжкие страдания, умершего и погребенного. Сказать, что за несоблюдение заповеди о любви к Спасителю и к ближнему они подвергнутся весьма тяжкому вечному наказанию. Советовать бросить всякую роскошь, а любить во всем простоту. Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы? [Мф. 9, 13].

Себе всё легко извиняешь и легко прощаешь, против Бога или против людей согрешив, – легко извиняй и других, когда в чем погрешат против тебя, прощай и других, как прощаешь себе. Люби ближнего, как себя, прощая ему много, много. Сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?.. не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз [Мф. 18, 21–22]. В этом и познается любовь. Даже мало еще этого для любви: любовь любит врагов своих, благословляет проклинающих ее, добро творит ненавидящим и молится за творящих ей напасть [Мф. 5, 44].

Господь, яко Сердцеведец, зная нашу скупость и мелочную корыстную расчетливость в том случае, когда нам предстоит оказать гостеприимство и милость тем людям, от которых мы не чаем восприяти равное, обещал воздать в день Суда не только за то, что мы накормили голодного, напоили жаждущего, одели нагого, посетили больного и находящегося в темнице [Мф. 25, 34–36], но, в частности, обещал награду за чашу студеной воды, поданной христианину или даже неверному во имя Его: кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды... истинно говорю вам, не потеряет награды своей [Мф. 10, 42]. О, благоутробия Христова! Кто после этого не устыдится своей жестокости сердечной и скупости постыдной?

Слава Тебе, Боже, Спасителю мой, яко пренебесно умиротворил и возвеселил мя еси несомненным причащением Святых, бессмертных, животворящих и страшных Таин Твоих и [сподобил] совершенно победить, по молитвам Рождшия Тя и Победоносца Георгия, коего я молил накануне (в день его памяти) о испрошении мне победы над льстивным и всезлобным змием.

Диавол, как дух, как простое существо, может запнуть и уязвить душу одним мгновенным движением помысла лукавства, сомнения, хулы, нетерпения, раздражения, злобы, мгновенным движением пристрастия сердца к чему-либо земному, движением любодеяния, лицезрения и прочими страстями и искру раздуть с свойственною ему хитростию и злобою в пламя, свирепеющее с адскою силою во внутренностях человека. Тут-то надо держаться и всеми силами крепиться в истине Божией, отвергая ложь, мечты и злобу диавольские в самом их начале. Тут человек весь должен быть внимание, весь неусыпность, весь око, весь адамант96 несокрушимый, во всех частях своих твердый и неуязвимый. О! Слава, слава победе Твоей, Господи! Тако да побеждаю в державе крепости Твоея врагов невидимых и видимых во вся дни живота моего до последнего моего издыхания! Аминь. О простота веры! Не покидай меня. Апреля 23-го дня 1862 года.

Глубоко проникнута наша природа леностию ко всему доброму, святому и полезному. Виды лености: есть леность веры и надежды христианской – не верится и не надеется или с трудом верится [...], с трудом надеется на будущую жизнь; леность искренности в любви, или леность в истинной любви к Богу и ближнему, требуемой словом Божиим: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим... и ближнего твоего, как самого себя [Лк. 10, 27]; леность в молитве – лень молиться от сердца; леность вообще искренности слова; леность ко всем христианским добродетелям – к кротости, смирению, к чувствованию своих грехов, терпению, доброжелательству, милосердию и щедрости, нелюбостяжанию и беспристрастию к земному, к благоразумному употреблению времени (дорожите временем, потому что дни лукавы [Еф. 5, 16]); леность в изношении от сердца благих сокровищ, как сказал Спаситель: Благий человек от благого сокровища сердца своего износит благое [Лк. 6, 45], и спешность в изношении от сердца всякого зла. Вообще наша природа медленна, ленива ко всякому добру, или к приношению благих плодов жизни, и поспешна, [тороплива] ко всякому злу.

Для многих легкомысленных супругов жена скоро наскучивает, как всё в жизни наскучивает, и они смотрят на нее как на вещь или как на служебное орудие для исполнения всех своих желаний. Если она будет поступать против его желаний, он будет на нее раздражаться, огорчаться. На друга ли своего, имеющего одинаковые с тобою права, ты раздражаешься и огорчаешься, ее ли ты считаешь служебным своим орудием! Послушай апостола: Мужья, любите своих жен... как свои тела... Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы [Еф. 5, 25, 28; Кол. 3, 19].

Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою [Пс. 50, 17] – прежде всего тут разумеются уста сердца. Устне льстивыя в сердцы [Пс. 11, 3].

24 апреля 1862 г.

Явные силы и чудеса Владычицы Богородицы, Матери Господа Вышнего преблагосерднейшей, побуждают меня славословить Ее, пребыструю мою Заступницу от льстивых и огненных козней врагов бесплотных, и благодарные восписывать Ей песни. Меня, маловера и кичливого умом, враг запнул сегодня по причащении Божественных Таин (служил обедню в Успенской церкви по просьбе Ал. Васильевича Мурашова) маловерием, и смутно и тесно стало у меня на душе, и огнь внутренний опалил меня; впрочем, было несколько минут веры, хотя не очень теплой и твердой, и я в это время чувствовал животворящий огнь Духа Святого в устах моих во время причащения и несколько после, но затем неусыпный враг не горящее верою и любовию сердце опять быстро смутил сердечным маловерием. Но вот я вышел служить панихиду после обедни, а у самого внутри всё теснота и огнь. Дай, думаю, опять прибегну к моей пребыстрой Заступнице, и говорю Ей, а сам сердечными очами смотрю на Нее, Матушку, как на живую и у самого сердца моего стоящую, – ибо в Духе Святом, простом и вездесущем, всё небо можно поместить у нашего сердца, или в нашем сердце, – смотрю на Нее и говорю: пребыстрая Заступница моя, Владычице Богородице, заступи и спаси меня от маловерия моего, от козней всезлобного и лживейшего врага – и, о чудесе! о, благости неизреченной, о, милосердия несказанного, о, заступления пребыстрого! Тотчас спасла меня благосерднейшая Мати Божия, из тесноты моей вывела меня в пространство, смущение претворила в глубокий и сладкий мир – тишина такая водворилась в душе, огонь адский исчез, вместо же его прохлада Божия водворилась в сердце и лице мое засияло небесным спокойствием и радостию! Слава Тебе, преблагая Мати Всеблагого Царя! Прими Ты от меня исповедания сил и благодеяний Твоих многогрешнейшей и немощнейшей душе моей и прочее время живота моего, о Благая, не лиши мене Твоего предстательства пред Сыном и Богом Твоим. О Ты, мое непостыдное предстательство, о Ты, непреложное ходатайство о мне ко Творцу, не презирай прочее время живота моего грешней молитвы моей, но предваряй, яко Благая, на помощь мою и всех христиан благочестивых, верно взывающих Тебе: ускори на молитву, и потщися на умоление, присно, Богородице, чтущих Тя.

Благодарю Тебя, Господи Боже милости, щедрот и человеколюбия, яко мое непотребство приял еси и многогрешную, маловерную и хладную молитву мою о супруге моей, [в опалении] врага бесплотного бывшей, услышал еси, когда я, почти встав с нее, пред лице Твоего человеколюбия предстал; благодарю Тебя [...], яко ей, не спавшей от внутреннего разжжения, сон мирный даровал еси. И Тебе, о всепетая и всеблагая Мати Царя Всеблагого, благодарю за Твое непостыдное предстательство о нас, грешных. Я молился по следующим молитвам: 1) Заступнице усердная, 2) Предстательство христиан, 3) Простри длани Твоя... и 4) Не ввери мя человеческому предстательству. О! Воистину все возможно верующему [Мк. 9, 23] и имеющему надежду на услышание и избавление! Апреля 25-го дня 1862 года.

В молитве требуется, чтобы предмет молитвы был высказан определенно или по крайней мере в сердце было ясное сознание и желание его; во-вторых, чтобы это желание было высказано с чувством, с живым упованием на милость Владыки или Божией Матери; в-третьих, нужно твердое намерение впредь не согрешать и творить усердно волю Божию. Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже [Ин. 5, 14].

Будь неизменно предан воздержанию и посту и не будь сегодня постником, а завтра невоздержным, или утром сегодня постником, а в полдень или вечером невоздержным; не будь столь легкомыслен, изменчив, непостоянен, и да не искушает тебя сатана невоздержанием твоим, да не отринет тебя далече от Бога злой супостат чрез похищение от сердца твоего веры в Бога, ибо сердце, пристрастное к пище и питию, сердце, исполненное парения пищи и пития, легко, легко враг запинает сомнением и неверием и повергает его в духовное бессилие. Нужно ли исцелить молитвою живой веры больного человека – сердце, исполненное парения пищи и пития и отягченное ими, изнемогает в вере, несмотря на то что имеет дело с всеблагим и всемогущим Богом, животворящим мертвыя и называющим несуществующее, как существующее [Рим. 4, 17], не верует во упование паче упования, но изнемогает верою, смотрит лукаво на плоть, пораженную болезнию... видит мертвость ее болезненную и во обетовании Божии усумневается, неверованием не дая славы Богу, ибо твердо не уверено, что Бог силен и исполнить обещанное [Рим. 4, 21]. Итак, не ешь и не пей с жадностию и с наслаждением, да не изгонишь тем духовную сладость веры, да не затмишь и не заглушишь, не подавишь испарениями пищи и пития духовной ясности сердечной веры.

Христиане – братия Христова: пойдите, возвестите братьям Моим, говорит воскресший Господь мироносицам об учениках Своих, чтобы шли в Галилею, и там они увидят Меня [Мф. 28, 10]. Но все христиане – одна Церковь Христова, одно тело Его. Мы члены друг другу и одно тело и один дух, как вы и призваны к одной надежде вашего звания [Еф. 4, 25, 4], говорит апостол. Молю... и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино [Ин. 17, 20 – 21]. Значит, все христиане – братия Христова. Каковы же должны быть христиане, сподобившиеся такого великого родства с Богочеловеком? Как они должны жить? В какой любви между собою? Ибо Сам Господь сказал: По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [Ин. 13, 35] (ибо Он Сам – любовь). Какое должны иметь беспристрастие к земным благам, как тленным и преходящим и удаляющим души наши от Бога? Ибо малейшее пристрастие к земному может разлучить нас от любви ко Христу, Который требует от нас, как Бог от тварей, по образу Своему сотворенных, простое Существо от простых по душам существ, любви всецелой, нераздельной. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня... Всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену... получит во сто крат и наследует жизнь вечную [Мф. 10, 37; 19, 29]. Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13].

Не имей пристрастия не только к пище и питию, к одежде, к чистому, просторному и благоукрашенному жилищу и к хорошей и богатой утвари домашней, но и к своему здоровью, даже к своей жизни не имей ни малейшего пристрастия, предав всю жизнь свою в волю Господа, говоря: для меня жизньХристос, и смертьприобретение [Флп. 1, 21]. Ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную [Ин. 12, 25]. Пристрастие к временной жизни, к здоровью ведет ко многим уклонениям от заповедей Божиих, к потворству плоти, к нарушению постов, к уклонению от добросовестного исполнения обязанностей службы, к унынию, нетерпению, раздражительности.

Никогда не спи вечером пред вечерним правилом, да не одебелеет сердце твое от неблаговременного сна и да не запнет его враг окамененным нечувствием на молитве. Трезвитесь, бодрствуйте [1Пет. 5, 8]. Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение [Мф. 26, 41; Мк. 14, 38]. Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который приидет Сын Человеческий [Мф. 25, 13]. Бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру; чтобы, придя внезапно, не нашел вас спящими. А что вам говорю, говорю всем: бодрствуйте [Мк. 13, 35–37].

Воздухи, которыми покрываются священные сосуды, богоносны, ибо пропитаны испарениями от Тела и Крови Владычних, и потому для верующих несомненно целебоносны. Надо с верою употреблять их для недужных и одержимых злыми духами. Если платки и полотенца Павловы и тень Петрова исцеляли больных и одержимых злыми духами [Деян. 5, 15; 19, 11 – 12], то, конечно, и покрывало над Телом и Кровию Владыки живота.

Принявши и угостивши с искреннею ласкою часто приходящих гостей, блюди, чтобы не презреть и не возненавидеть их в сердце при провожании их из дому или по дороге, ибо враг не дремлет, и плоть твоя – эта усердная раба его – готова служить ему при первом искушении. Презревши гостей, ты презришь Самого Господа в лице их, Который Сам принимает угощение наше в лице гостей, как некогда у Авраама, ибо Господь живет в христианах, по Писанию: вселюсь в них и буду ходить в них [2Кор. 6, 16]. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3, 16]. Или вы не знаете... что Иисус Христос в вас? [2Кор. 13, 5]. Итак, недобрый конец доброго дела да не лишит тебя награды за гостеприимство. Будь всегда ровен, то есть всегда ласков, любезен, особенно в обращении с бедными гостями, которые не имут ти что воздати [Лк. 14, 14]. Твердо будь уверен, что эти люди – великие твои благодетели: своими посещениями и одолжениями тебе за твою хлеб – соль они уготовляют тебе воздаяние в Царствии Небесном. Когда делаешь обед или ужин... зови нищих, увечных... и блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных [Лк. 14, 12 – 14]. Облекитесь... в милосердие, благость, смиренномудрие... [Кол. 3, 12].

Когда молишься о чем-либо Господу, или Пресвятой Богородице, или Ангелам и святым, прося их ходатайства о себе или о других людях пред Богом, тогда слова, выражающие твое прошение и твои нужды, имей за самые вещи, за самое дело, которого ты просишь у Господа, и веруй, что ты уже имеешь верный залог в получении предмета твоих прошений в самых словах, коими означается этот предмет. Например, ты просишь здоровья себе или кому-либо – слово «здоровье» имей за самую вещь, за самое дело, веруй, что ты его уже имеешь по милости и всемогуществу Господа, ибо самое слово, название во мгновение у Господа может быть делом, – и получишь непременно просимое за свою непоколебимую веру. Просите, и дано будет вам [Мф. 7, 7]. Чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите,и будет вам [Мк. 11, 24].

Ты, хозяин дома, будь усердный слуга всем домашним своим или живущим в доме твоем, и хозяйская гордость твоя да не увлекает тебя к презрению, к злобе и жестокости относительно живущих под кровом твоим, особенно живущих вместе с тобою и питающихся от трапезы твоей. Отложи избыток злобы.

Великие имена: Пресвятая Троица, или: Отец, Сын и Святой Дух, или: Отец, Слово и Святой Дух, призванные с живою сердечною верою, благоговением или воображенные в душе, суть Сам Бог и низводят в нашу душу Самого Бога в Трех Лицах. Но из Бога и Богом и в Боге всяческая [Рим. 11, 36], потому, если ты живою верою и добродетелию, особенно кротостию, смирением и милосердием соединен с Богом Триипостасным, проси у Него, чего хочешь, чего научит тебя просить Дух Святый, – и будет тебе или скоро, во мгновение, в один час, или чрез некоторое время, по усмотрению премудрости Божией. Проси от Мене, и дам Ти [Пс. 2, 8]. Всё, что бы ты ни попросил, меньше, без всякого сомнения, бесконечно меньше Самого Дателя, как от Него имеющее быти, а как Сам Податель, Самое это бесконечное, простое Существо, может быть некоторым образом обнято одною нашею мыслию, одним словом, то верь, что одна мысль о чем-либо, одно слово твое, одно прошение твое об исполнении чего-либо тотчас по манию Господа может стать вещию и делом. Речет, и будет; повелит, и создастся [Пс. 32, 9]. Вспомни Моисеевы чудеса, вспомни, как этот человек Божий был богом для фараона и как мгновенно по его слову или по движению руки или жезла его всё претворялось или появлялось. О Боже великий, Боже препрославленный, Боже чудес, Боже милости, щедрот и человеколюбия неизреченного, слава Тебе всегда, ныне и присно и во веки веков! Аминь. Апреля 27-го дня 1862 года.

Не обращай внимания на омрачение, огнь и тесноту вражию во время совершения молитвы, но твердо положись сердцем на самые слова молитвы с уверенностию, что в них сокрыты сокровища Духа Святого, истина, свет, животворящий огнь, прощение грехов, пространство, покой и радость сердца, живот и блаженство.

Благодарю Тебя, Мати Мира, Владычице Богородице, яко услышала еси молитву мою и умирила еси пламень и бурю домашней вражды, от врага бесплотного всеянной. Благодарю Тя, Премилосердая Госпоже, яко и в моем сердце злобу, рвение и гнев погасила еси и на место мира, прохлады нозе души моея поставила еси. Се, вкушаю, о Госпоже, сладкие плоды заступления Твоего. Се, бесплотные враги от мановения Твоего рассыпались, яко дым исчезли.

Так и вы молитесь Матери Мира, братия мои, когда буря вражды и злобы восстанет в доме вашем. Она, всеблагая и всеблагомощная, удобно и преудобно может умирить сердца человеческие. Мир и любовь от единого Бога происходят, как от своего источника, а Владычица – в Боге и едино с Богом и, как Мать Мира – Христа, ревнует и молится о мире всего мира, паче же всех христиан. Она-то имеет всеблагомощие манием Своим прогонять от нас духов злобы поднебесных, этих неусыпных и усердных сеятелей между людьми злобы и вражды, и всем с верою и любовию притекающим в державный покров Ее подает скоро, быстро мир и любовь. Ревнуйте и сами о сохранении веры и любви в сердцах своих; если же не будете сами о том заботиться, то и не удостоитесь и предстательства о вас пред Богом Божией Матери; притом будьте всегда сами усердными и благоговейными чтителями Матери Господа Всевышнего, ибо достойно яко воистину блажити Ее, Богородицу, присноблаженную и пренепорочную, Высшую всей твари, Заступницу рода христианского. Старайтесь воспитать в себе духа смирения, ибо Она Сама смиренна, как никто из смертных, и с любовию призирает только на смиренных. Яко призре на смирение Рабы Своея, говорила Она Елисавете о Боге, Спасе Своем [Лк. 1, 48].

Не допускай, чтобы диавол всеял в сердце твое злобу и вражду, и не давай ей никоим образом гнездиться в сердце твоем, иначе твоя злоба, хотя и не высказанная на словах и на деле, но выраженная только во взгляде, может заразить чрез зрение и душу брата или сестры, ибо ничто так не заразительно, как злоба (особенно она заражает удобно тех, которые имеют в сердце избыток дремлющей злобы), – и раздуть в нем искру злобы в целое пламя. Блюдись: какою мерою меришь, возмерится тебе [Мф. 7, 2; Мк. 4, 24]. Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, и ничего не бывает потаенного, что не вышло бы наружу [Мк. 4, 22].

Имей христианское благоискусство от сердца благословлять проклинающих тебя, да угодишь тем Христу твоему, рекшему: благословляйте проклинающих вас [Мф. 5, 44; Лк. 6, 28]. Люби врагов своих искренно, не обращая внимания на их вражду, но на образ Божий, по коему они сотворены, видя в них себя самого. Делай добро ненавидящим тебя, как Сын Отца Небесного, Который благ и к неблагодарным и злым [Лк. 6, 35], веруя, что благим победишь злое, потому что добро всегда сильнее зла. Молись за творящих тебе напасть [Мф. 5, 44], да молитвою и их избавишь, если Бог благоволит, от лукавства, злобы и козней их, и себя избавишь от напасти. Просящему у тебя давай, и от взявшего твое не требуй назад [Лк. 6, 30], ибо всё Божие, и Господь, когда восхощет, может всё отъять от тебя. Помяни, что ты наг сам изшел из чрева матери своей, наг и отыдешь и ничего с собою не возьмешь [Иов. 1, 21]. Если так будешь жить, стяжешь себе бесценное сокровище мира и любви и долголетен будеши на земли [Исх. 20, 12; Втор. 5, 16], ибо кроткие, сказано, наследуют землю и насладятся множеством мира [Пс. 36, 11]. Апреля 27-го дня 1862 года.

Я только взираю на Тебя, Владыко, сердечными очами, я только верую в Тебя несомненно. Ты Сам знаешь, что и как даровать мне. Ты – сокровище всякого блага, Ты – преизливающаяся на всех тварей благостыня, премудрость, всемогущество.

Так и к Тебе взираю, о Владычице, – Сама заступи и помилуй мя.

Не унывай и не ослабевай духом, видя внутри себя постоянную борьбу зла с добром, но, как добрый и мужественный воин Иисуса Христа подвигоположника, мужественно борись со злобою, взирая на венец, уготовляемый Владыкою всем, побеждающим злое в мире сем и в плоти своей. Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем [Откр. 3, 21].

Если в уме твоем и в сердце твоем идут беспокойные счеты и расчеты с ближним о хлебе-соли, например если ты думаешь: такой-то ко мне часто ходит, а я к нему редко, и рвешься сходить к нему, чтоб хоть отчасти вознаградить себя за посещение им, – то знай, что эти мелочные расчеты в тебе от диавола и ты сильно унижаешь ими ближнего и себя самого до животного. Скажи врагу: отрицаюся тебя, сатана, и не хочу более служить тебе. Делай не брашно гиблющее, не об нем заботься, но брашно, пребывающее в живот вечный [Ин. 6, 27], – об нем прилагай всё свое старание.

Чтоб не помнить тебе злоб против тебя ближнего и от души прощать их, вспомни, что ты сам нечужд злобы, равно как и всех других страстей. Признавай немощи и страсти ближнего за свои собственные. Прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас [Еф. 4, 32]. – О! Как я грешен, противен по грехам моим очам Божиим, людям и даже себе самому! Кто же для меня может быть более противен, кроме меня самого? Воистину никто: в сравнении со мною все праведники. Буду же я немилосердо гневаться на себя. И за особенное счастие считать прощение обид и погрешностей ближнего против меня, непотребного, да и мне долготерпеливый, щедрый и милостивный Господь простит хотя некоторые согрешения. Я должен помнить, что этим только я и заслуживаю себе милость Владыки, иначе мне давно не надлежало бы жить.

О, как многобедственна, многотрудна, тяжела земная жизнь! С утра до вечера ежедневно надо вести тяжкую брань насмерть с страстями плотскими, воюющими на душу, с начальствами, властями и миродержителями тьмы века сего, духами злобы поднебесными, коих лукавство и коварство неисчислимо, злобно по-адски, искусно, недремлемо! О, Сладчайший наш Спасителю, призывающий всех труждающихся и обремененных к Себе для упокоения [Мф. 11, 28]! Когда Ты возьмеши нас отсюда и упокоиши в месте светле, в месте злачне, в месте покойне, отнюдуже отбеже болезнь, печаль и воздыхание! Вот Ты видишь: изныло сердце наше и утроба наша от борьбы и скорби ежедневной, измождены мы, обессилены, ходим как тени, беспрестанно стужают душам нашим злобные враги наши, усиливаются всеми мерами вовлечь нас в бездну отчаяния. Простри, Владыко, высокую Твою мышцу [Втор. 3, 24] и избави нас от козней древнего дракона-убийцы.

Если кто хочет идти за Мною, отвертись себя, и каждый день бери крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24; Мк. 8, 34; Лк. 9, 23]. – Но кто же ежедневно бывает виновником нашего креста, наших скорбей и тесноты? – Плотской, ветхий наш человек и диавол с своими непрерывными кознями.

Взирание жо Господу при борьбе с какою-либо страстию или по учинении какого-либо греха умиротворяет мятущееся сердце наше и дивно проясняет лицо наше. Дал ecu веселие в сердцы моем... знаменася97 на нас свет лица Твоего, Господи [Пс. 4, 8, 7]. О, какое светлое лицо наше делается, когда мы взираем с напряжением веры очами сердца к Богу сердец наших! Воистину тогда Господь бывает с нами, рекший: призови Мя в день скорби твоея, и изму тя; с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его [Пс. 49, 15; 90, 15]. О Ты, Боже прещедрый и долготерпеливый, до седмьдесят крат седмерицею ежедневно готовый прощать грехи и прегрешения нам, кающимся чистосердечно и прощения у Тебя просящим, помилуй нас, на всяк час много согрешающих Тебе! Аминь. 28 апреля 1862 года.

Какое бесконечное ничтожество представляет пища и питие, с одной стороны, и какое бесконечное величие представляет из себя питаемый ими человек, с другой стороны! Не величайшее ли безумие, не безбожие ли – жалеть для человека, для этого образа Божия, для этого причастника Божественного естества, для этого бога, имеющего быть в Боге во веки веков, для которого Бог будет всё: будет Бог все во всем [1Кор. 15, 28], – пищи, пития, одежды, жилища и чего бы то ни было земного? Итак, прах да будет прахом – бессмертный образ бессмертного Бога да будет всегда превознесен и предпочтен над всем земным, тленным и скорогибнущим! Дане щадим ничего для нашего ближнего. О, какая великая честь – питать, одевать, упокоять образ Божий! Боже преблагий и прещедрый! Исполни благости и щедролюбия сердца наши!

Слава Тебе, Господи, Отче наш, премудрый Испытателю любви моея к Тебе и к ближнему моему. Не оставляй меня без искушений, аще премудрости и правде Твоей угодно и благопотрёбно будет, ни единого дня живота моего, да насадится, да утвердится, да очистится и возвысится любовь моя к Тебе и к ближнему моему и да не явлюся на Суде Твоем тощ98 пред лицем Твоим!

При преподавании отбросить малодушный стыд человеческий, происходящий от мелочного самолюбия и честолюбия. Не думать о том, что скажут. Как бы ни было что знакомо для тебя, но оно неизвестно может быть для многих. Законоучитель не одному должен угождать, а всем.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут [Мф. 5, 7]. Кто милостивые? Между прочим, те, которые прощают обиды, причиненные им ближними словом или делом. Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный [Мф. 6, 14]. – Вот милость твоя и милость тебе Божия!

За то, что мы давали всегда место в правом своем боку диаволу царствовать над нами разными страстями и похотями, у Господа нашего Иисуса Христа прободен правый бок, и из него истекла кровь и вода [Ин. 19, 34] – вода в означение злобы нашей, живущей в сердце нашем, как написано: воды злобы дошли до души моей [Пс. 68, 2], кровь же – как очистительная жертва за наши беззакония. Когда почувствуешь какое-либо зло, какую-либо страсть в боку своем, вспомни тогда о прободенном ребре Спасителя и выбрось зло из сердца чрез молитву и покаяние. Напомни врагу, что ему не место теперь тут, ибо Господь Сам отдал на прободение за нас бок Свой, да мы не носим в нем никакой злобы и лукавства и никакого беззакония.

Святые Божии человеки имели просвещенна очеса сердца [Еф. 1, 18] и этими очами ясно созерцали нужды нашей растленной грехом природы, ясно видели, о чем нам нужно молиться, чего просить, за что благодарить, как славить Господа, и оставили нам превосходнейшие образцы молитв всякого рода. О! Как хороши эти молитвы! Мы же в отношении к этим бисерам бываем большею частию как свиньи [Мф. 7, 6], не чувствуем и не знаем цены их – потому, например, что знаем цену пище и питию, цену модной одежде, хорошо меблированной квартире, цену театрам, цену музыке, цену светской литературе, именно цену романам, этому красноречивому многословию, – и, увы! драгоценный бисер молитвы попираем ногами своими. Тогда как всё светское находит просторный приют в сердцах большей части, молитва – увы! не всегда находит и тесного уголка в них, не вмещается в них. А когда она просится к нам и взойдет хотя одною ногою, ее тотчас выталкивают как нищего, как человека, не имеющего одеяния брачного.

Паки и паки благодарю, славлю преблагую и пребыструю мою Заступницу Богородицу Марию, избавившую меня по молитве моей от козней лукавого по причащении Божественных Таин. Апреля 29-го. Воскресение.

Якоже день, явны чудеса благостыни и могущества Твоего, Владычица! Се, недостойными устами моими, маловерным, скверным сердцем славлю милости Твои на мне, грешном.

Если я, будучи человек немощный, а не Бог всемогущий, но если захочу сделать что-либо, заключающееся в пределах моей возможности, то сделаю: например, захочу написать сочинение – и напишу, захочу излечить болезнь – и излечу, захочу сделать вещь – и сделаю, например, построить дом, храм – и построю, или, например, скажу одному: приди – и придет, отойди – и отойдет, сделай то – и сделает, – то Бог ли всемогущий не сделает всего, что только восхощет? Бог наш на небеси и на земли, вся елика восхоте, сотвори [Пс. 113, 11]. Не от одного ли Его слова не сделается всё, что ни восхощет? Той рече, и быша: Той повеле, и создашася [Пс. 32, 9]. Мы не творцы людей – и они по нашему слову делают так много. Мы не творцы вещей, но вещи по нашему желанию и действию принимают тысячи форм, служат для бесчисленных потребностей и удовольствий; мы не творцы вещей, но творим из вещества великие и малые предметы. Сам ли Творец, везде сый и вся исполняяй, по слову Коего всё пришло из небытия в бытие, по мысли, по воле и по слову Коего сотворено и существует всё бесконечное разнообразие вещей, не сотворит всё, что восхощет? Если врач человек оживляет иногда полумертвого по причине знания своего дела и по искусному, меткому воздействию на причину болезни, то Творец ли врачей и врачеваний не исцелит одним хотением и словом всякой болезни, Творец ли не воздвигнет и мертвеца одним словом Своим? Дадим славу Богу мы, маловерные, и скажем Ему: вся возможна Тебе, Владыко, не возможно же Тебе ничтоже. Аминь.

Если человек иногда только скажет два слова, чтоб было то-то, – и бывает, хотя не вдруг, а чрез несколько времени, то не сделается ли вдруг всё, что ни речет, от слова Творца? Аминь.

О ты, всемогущий Владыко, Коего манию единому всё повинуется, весь мир видимый и невидимый, даруй мне прославляти Тя непрестанно [...] веры моей в Твое бесконечное могущество, даруй мне веру непостыдную, надежду твердую, любовь [...] ближнему нелицемерную.

Гордость обнаруживается в нас, между прочим, тогда, когда мы, сделав что-либо пред другими ошибочно, неправильно, неудачно или оказавшись несведущими в чем-либо общеизвестном, стыдимся и смущаемся от этого при виде свидетелей. Есть люди до того тщеславные и малодушные, что они от всякой неудачи краснеют и приходят в сильное смущение. За гордость свою того они и достойны, за мелочное самолюбие свое того они и стоят. За неискренность, за лицемерие пред ближними того они и заслуживают. Смущение показывает внутреннюю их болезнь и, так сказать, пишет ее на лице. Вперед принимайтесь за дело добросовестно, усердно, тщательно, а не с нерадением, так чтобы только с рук сбыть. Особенно достойно они наказываются смущением за неисправное делание дела Божия. Ибо они должны были бы иметь в виду одну славу Божию и душевное спасение ближнего, а вместо того они в деле Божием заботятся о своей славе или не хотят, чтобы немощь их показалась пред другими. Они маловеры, наемники, торгаши, корчемствующие99 истиною Божией ради собственной корысти.

Если ты, находясь в собрании людей, призываешь к себе известное тебе лицо, и оно подходит к тебе; если ты, прося подобострастных тебе людей или одного человека сделать тебе что-либо, находящееся в кругу его возможности, и он исполняет твою просьбу, удовлетворяя ей по твоему желанию и даже сверх твоего желания, – то верь, что так же точно и в Церкви Божией, в этом великом дому Божием, разделяющемся на две половины – небесную и земную, духовно подойдет к тебе какое угодно призываемое тобою лицо Церкви Небесной на помощь к тебе по свойственной ему благости и любообщительности; проси его сделать тебе что угодно, особенно относящееся к Царствию Божию и правде Божией, и оно сделает для тебя угодное по тесному общению с Богом – Источником благости и силы. Святые Божий так же тебя слышат, как слышит, например, тебя в церкви всё собрание, когда ты молишься и говоришь слово, ибо они в Духе Святом, а Дух [Божий всё] наполняет.

Сначала исправь себя, и потом исправляй других; взыщи сначала с себя, и потом взыскивай с других. Негодуешь и злобишься на других за тунеядство, а сам недутуешь скупостию и тем же тунеядством, потому что часто живешь без дела. Итак, оставляй долги должником твоим, да и тебе Отец Небесный оставит твои долги. Исправляйся от скупости и праздности сам, чтобы других учить трудолюбию и ядению своего хлеба. Врачу, изцелися сам [Лк. 4, 23].

Он (Бог) есть прежде всего, и все Им стоит [Кол. 1, 17]! Великие слова, неизмеримый смысл заключающие в себе! Они объясняют имя Сый, которым Господь благоволил назвать Себя Моисею [Исх. 3, 14]. Ибо Сый означает Того, Кто существует прежде всего, Коим всё существует. Эти слова показывают и всемогущество, и благость бесконечную, и премудрость неизмеримую Владыки нашего Бога. Велий Господь наш, и велия крепость Его, и разума Его несть числа [Пс. 146, 5].

Не заграждай рта волу, когда он молотит [Втор. 25, 4]. А у нас враг заграждает нередко душевные уста – сердце – во время самого работания Господу. Такая злоба диавольская! Столько надо терпеть от него злобы в этой жизни! Служишь службы, совершаешь Таинства, проповедуешь, учишь юношество закону Божию – так и старается завязать тебе сердечные и телесные уста: не проповедуй слова Божия, не учи – ты державу мою этим разрушаешь, говорит.

Самолюбие и гордость наша обнаруживаются особенно в нетерпении и раздражительности, когда кто-нибудь из нас не терпит малейшей неприятности, причиненной нам другими намеренно или даже ненамеренно, или препятствия, законно или незаконно, намеренно или ненамеренно противопоставляемого нам людьми или окружающими нас предметами. Самолюбие и гордость наши хотели бы всё поставить на своем, окружить себя всеми удобствами и почестями временной жизни, хотели бы, чтобы нашему мановению повиновались безмолвно и быстро все люди и даже – до чего не простирается гордость – вся природа! Тогда как – о, горе! – сами мы весьма косны к вере и ко всякому доброму делу и к угождению единому всех Владыке! Христианин! Ты должен непременно быть смирен, кроток и долготерпелив, памятуя, что ты – брение100, прах, ничтожество, что ты нечист, как порт101 нечистой жены, что всё доброе в тебе – Божие, что Божьи дары – жизнь твоя, дыхание и всё, что за грех нетерпения в раю ты должен теперь искупать свое будущее блаженство долготерпением, которое необходимо в мире несовершенств [...] грехопадений падших Человеков, живущих с нами вместе и составляющих многочисленные члены единого, острупленного грехами и немощного человечества. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов [Гал. 6, 2]. Нетерпеливый и раздражительный человек не познал себя и человечества и недостоин и называться христианином! Говоря это, произношу суд на себя, ибо я первый недугую нетерпением и раздражительностию.

Будь особенно долготерпелив к ближайшим членам твоим, с коими Сам Господь поставил тебя в ближайшее отношение, коим ты должен служить прежде и больше всего, именно: к отцу, матери, как твоим первым после Бога благодетелям, к жене, детям, братьям, сестрам, ко всем родственникам, а потом и ко всем прочим. Ибо кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного [1Тим. 5, 8]. Старайся ни на кого не раздражаться, тем паче ни пред кем не выходить из себя. Будьте долготерпеливы ко всем [1Фес. 5, 14].

Радуйся всякому случаю оказать ласку ближнему как истинный христианин, усиливающийся стяжать как можно более добрых дел, особенно же сокровищ любви. Не радуйся, когда тебе оказывают ласку и любовь, считая себя по справедливости недостойным того, но радуйся, когда тебе предстоит случай оказать любовь. Оказывай любовь просто, без всякого уклонения в помышления лукавства, мелочных житейских корыстных расчетов, памятуя, что любовь есть Сам Бог, Существо препростое. Помни, что Он все пути твои назирает, видит все помышления и движения сердца твоего.

Не говори: вот пришли ко мне гости, тогда как я сам намерен был идти в гости. Да будет для тебя это случаем оказать радушие в гостеприимстве, любовь к ближнему, якоже к себе. Извлеки из этого случая прибыль для души. Помни, что вся жизнь должна быть единою любовию. О! Не упускай же ни малейшего случая к оказанию христианской любви.

Не пропускай случаев молиться за какого-либо человека по его прошению или по прошению об нем его родственников, друзей, почитателей или знакомых.

Господь с благоволением призирает на молитву любви нашей и на дерзновение наше пред Ним; кроме того, молитва за других весьма полезна самому молящемуся за других: она очищает сердце и утверждает веру и надежду на Бога и возгревает любовь к Богу и ближнему. Молясь, говори: Господи! Нет Тебе никакого труда сделать то-то рабу Твоему сему – сотвори ему то и то. Ибо имя Тебе – Благий, Человеколюбец и Всемогущий. Аще мы, лукави суть, умеем даяти даяния блага не токмо чадом, но и чужим, кольми паче Ты даси всевозможные блага просящим у тебе [Мф. 7, 11].

Жизнь наша – детская игра, только не невинная, а греховная, потому что при зрелом уме и познании цели своей жизни небрежем об этой цели, а занимаемся делами пустыми, бесцельными. Итак, жизнь наша – детская, неизвинительная игра: мы забавляемся пищею и питием, лакомясь, вместо того чтобы употреблять ее только для необходимого питания тела и поддержания телесной жизни; мы забавляемся одеждами, вместо того чтобы только прилично и предохранительно от стихий прикрывать ими свое тело! Мы забавляемся сребром, златом, любуясь им в сокровищницах или употребляя его на предметы роскоши и удовольствий, вместо того чтобы употреблять на нужды и избытки разделять нуждающимся. Мы забавляемся своими жилищами и многоразличною в них утварью, богато и изысканно украшая их, вместо того чтобы иметь только прочный и приличный кров, защищающий нас от вредного действия стихий, и необходимые и приличные для домашнего употребления вещи; мы забавляемся своими душевными дарованиями – умом, воображением, словом, употребляя их только на служение [...] мира сего, на служение земному и тленному, вместо того чтобы употреблять их на служение Богу, на познание Его, Премудрого Творца всякой твари, на молитву, моления, прошения, благодарение и славословие и на оказание взаимной любви и почтения и только отчасти на служение миру сему, имеющему некогда совершенно прейти; мы забавляемся своими познаниями о мирской суете и губим на приобретение их драгоценнейшее время, данное для приготовления к вечности; мы нередко забавляемся своею должностию, своими обязанностями, легкомысленно и нерадиво и неправедно исполняя их и употребляя их для своих корыстных, земных видов. Мы забавляемся хорошими лицами человеческими или прекрасным и слабым полом и употребляем их часто для игры своих страстей; мы забавляемся временем, которым надобно было мудро пользоваться для искупления им вечности, употребляя его на игры и разные удовольствия; мы забавляемся, наконец, сами собою, делая из себя какие-то кумиры, пред которыми сами преклоняемся и для которых ищем поклонения других. Кто достаточно опишет и оплачет наше окаянство, нашу великую, громадную суету, наше великое бедствие, в которое мы сами себя добровольно ввергаем? Какой мы ответ дадим бессмертному Царю – Христу Богу нашему, грядущему во славе Отца Своего судити живым и мертвым, объявите советы сердечные [1 Кор, 4, 5] и принята ответ от нас о всяком слове и деле? О, горе! Горе! Горе нам, носящим на себе имя Христово и не имеющим в себе нимало духа Христова, носящим на себе имя Христово и не следующим учению Евангелия! Горе нам, не радящим о толиком спасении [Евр. 2, 3]! Горе нам, не имеющим христианской веры, упования и любви христианской! Горе нам, возлюбившим настоящий век, притворный, привременный, и не радящим об улучении того века, который следует за смертию тленного тела нашего, за этою плотскою завесою!

За все праздные звуки инструментов люди дадут ответ Богу в день Суда. Толицы убо [рус.: сколько]... гласов суть в мире, и не един их безгласен [1Кор. 14, 10], то есть для возвещения славы Божией.

По себе суди, как велик человек: Бог в нем пребывает, и той в Бозе, так что в благочестивом христианине живет как бы не человек, а Сам Христос: уже не я живу, но живет во мне Христос [Гал. 2, 20], потому что вся душа делается Христовою, как железо в горячих угольях всё делается огненным, как бы горящим углем – всё огнь, всё свет, всё теплота.

Если от одного слова учителя или начальника училища: «Тише!» – затихает вдруг множество учеников, то от одного слова Творца: «затихните», обращенного к народам, не утихнут ли все народы? От слов: утихните, воды, утихните, исчезните, болезни, отойди, смерть, приди, жизнь, или: приди, мир, и да не обрящется более место твое, – не затихнут ли воды (сказал морю: умолкни, перестань... и сделалась великая тишина [Мк. 4, 39]), не утихнут ли, не пройдут ли болезни, не отдаст ли жертв своих смерть, не придет ли жизнь, не приидет ли мир? (Прежнее небо и прежняя земля миновали. Откр. 21, 1) – Воистину. Слава, слава, слава вседержаве Твоей, Господи!

В Неделю расслабленного. Все мы – настоящие расслабленные: не тридцать восемь лет, а всю жизнь живем мы в расслаблении – в расслаблении то лукавства, легкомыслия, празднословия и смеха, сомнения и маловерия, то лености и праздности, забав многоразличных и окамененного нечувствия, то нетерпения и раздражительности, то ненависти, вражды и злобы и мстительности, то зависти, то сребролюбия и скупости, обмана, татьбы, лихоимства, плотоугодия различного, то пресыщения и пиянства и прелюбодеяния, то гордости, высокомерия, честолюбия и тщеславия, то малодушия, печали и уныния, страха и отчаяния, то неправды, мздоимства, неправедной клятвы, лжи и обмана, то человекоугодия и человеконадеяния, то ложного стыда, то невнимания к молитве, к богослужению, к Таинствам, к святым праздникам и к священным временам постов, то ропота и хулы на Бога, то кощунства над святыней. Все мы расслабленные, потому что не имеем в себе, по причине удаления от Бога и пристрастия к земному, крепости душевной, крепости веры, упования и добродетели, юже102 подает Бог. Все мы расслабленные, потому что в сердцах наших [царствует] более диавол, который есть чистое бессилие для всякого добра и всякая сила для всякого зла. (Как вы можете говорить доброе, будучи злы?.. от избытка сердца говорят уста [Мф. 12, 34].) Итак, кто же крепость наша? – Крепость моя Господь. Возлюблю Тя, Господи, крепосте моя: Господь утверждение мое, и прибежище мое [Пс. 17, 2 – 3]. Вот к Кому обратитесь все расслабленные душами во грехах [всяческих].

К преподаванию Закона Божия надо приготовляться ничем не меньше, как к совершению Таинства, ибо обучение есть точно Божие таинство. Преподавать надо от всего сердца, со всем усердием, как стараемся молиться от всего сердца. Мы должны помнить, что мы только споспешники единого Учителя – Господа. Мы только говорим – Он внутренно учит Сам. Блюдем, да не презрим ни единого от малых сих, ибо в каждом малютке Господь, у каждого Ангел Небесный на небесах всегда видит лице Отца Моего Небесного [Мф. 18, 10].

Одна из немощей человеческого духа – косность в вере и леность к познанию истины, особенно истин веры и благочестия. Чему всего коснее и ленивее обучаются юноши и даже взрослые и старцы? – истинам веры и благочестия. Об этом свидетельствуют бесчисленные опыты.

Чтоб ты почитал и любил всякого человека и не гордился, не надмевался пред кем-либо, премудрый Господь дал всякому человеку свои преимущества – естественные и благодатные, из коих многих нет у тебя. Таким образом, каждый из нас невольно должен признаться в той или другой немощи и смириться пред Богом и людьми.

Господи! Ты Сам рек пречистыми устами Твоими: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный [Мф. 5, 48]. Хочу быть совершенным. Буди убо Ты для меня всякое совершенство. Ибо Ты же рекл еси: без Мене не можете творити ничесоже [Ин. 15, 5].

Все молитвы предполагают великую бедность и нищету нашего падшего существа; они предполагают также, что Господь есть приснотекущий источник всякого совершенства, всякого блага, что Он есть наше сокровище неистощимое. Надо и самым делом иметь на молитве и во всякое время нищету духа. Блаженны нищие духом [Мф. 5, 3].

Какое уважение к Священному Писанию имел Господь Иисус Христос и какое имеют христиане? Что они читают?

Я поминаю – Бог, во мне пребывающий, поминает. Я молюсь – Дух Святый молится. Духом Святым молящеся [Иуд. 1, 201

Сохрани кроткое и миролюбивое расположение к брату даже тогда, когда он коварно или хитростию или же как-либо ненамеренно лишит тебя последнего рубля. Тут-то и покажи, что ты любишь в ближнем образ Божий больше всего земного и тленного, что любовь твоя николиже отпадает. От взявшего твое не требуй назад... кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду [Лк. 6, 30; Мф. 5, 40]. Да не посрамит тебя враг надеянием на прах аемной, каковы деньги и хлеб, больше, чем на Бога, но да посрамлен будет сам крепким упованием твоим на Бога и на Его святое слово. Ибо не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4]. Заметь: всяким словом. Ибо каждое слово Владыки Творца может поддержать твою жизнь, как каждое слово может сотворить и претворить тысячи тварей. Ибо Он сказал – и стало. Повелел – и явилось создание. Так, Он словом привел из небытия в бытие мириады небесных бессмертных воинств и, Духом Святым освятив их, укрепляет и поддерживает их в бытии. Не роняй безумна достоинства своего бессмертного духа до суетного надеяния на прах земной. Говори: Бог упование мое; или: Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый, Троица Святая. А как многие из нас раздражаются и выходят из себя, когда их лишают не последнего рубля, а только некоторой небольшой части из их далеко не послед него имущества! Сколько возмущения, гнева, желчи, горьких упреков, ропота, иногда проклятий! Боже праведный! И этот прах, называемый деньгами, или же эта вода, называемая пищею, чаем-сахаром может такую бурю производить в наших христианских душах, в нас, когда мы знаем слово нашего Сладчайшего Спасителя: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их... Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 25 – 26, 33]. Или: жизнь человека не зависит от изобилия его имения [Лк. 12, 15]. Боже мой, до чего мы дожили! Чем мы лучше язычников при своем образе жизни? Где наша вера? Упование на Бога? Любовь к Богу и ближнему? О, пленение сатанинское! О, стыд наш! Отче Небесный! Ты, ведущий, ихже требуем, прежде прошения нашего подающий, помилуй нас, неверных, неблагодарных и злонравных! Слышим Твое милостивое слово, Владыко: не оставлю тебя и не покину тебя [Евр. 13, 5], но, прельщаясь земными благами, ежедневно преступаем его, нарушаем Твою волю!

Не бойся лишений телесных – бойся лишений душевных. Не бойся, не малодушествуй, не раздражайся, когда тебя лишают денег, пищи, пития, сладостей, одежды, жилища, даже самого тела, – бойся, когда враг лишает душу твою веры, упования, любви к Богу и ближнему, когда он всевает в твое сердце ненависть, вражду, пристрастие к земным вещам, гордость и прочие грехи. Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить людей [Мф. 10, 28].

Долготерпи ко всем, как к тебе долготерпелив Господь. Любовь долготерпит [1Кор. 13, 4].

Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа [Евр. 12, 14]. Мир оставляю вам, мир Мой даю вам [Ин. 14, 27].

Помни, что везде и во всем Господь. Всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11]. Говори чаще: о Сый! Господи Иисусе, помилуй мя.

Ты же тойжде ecu [Пс. 101, 28]. Говорится о неизменяемости Божией. О! Если бы и ты, человек, был всегда тот же – сегодня, завтра и послезавтра и так далее – и не изменялся в тысячи видов, как калейдоскоп. О! Если бы и ты всегда был одинаково мирен, добр, прост, любезен, терпелив, трудолюбив, доброжелателен, щедр! А можешь быть таким, если сердечною верою и любовию соединяешься с Неизменяемым. Аз Господь Бог ваш, и не изменятся [Мал. 3, 6]. Я не преклонными к хуждшему сохраняю слуг Моих, ибо Я – источник благости, благотворящей достойно Мне служащим. Канон Архангелам.

Мир есть целость, здравие души; потеря мира – потеря здравия душевного.

Славлю Тебя, Бога Спасителя моего, в Троице славимого Отца, Сына и Духа Святого, пребыстро меня спасшего чрез крестное троеперстное знамение от тесноты и уныния злобы диавольския. О Боже наш, Боже спасати! Слава Тебе, яко милуеши меня, грешника, и спасаеши неутомимо и недремлемо. Слава вере в Тебя, живота нашего! Слава крестному знамению, творящему столько чудес! Мая 1-го дня 1862 года.

На кого ты можешь сердиться, против кого ты Можешь отворить рот, грешнейший паче всех человек? Не грешнее ли ты всех против Бога и против людей? Не за счастие ли ты должен считать только видеть [...] человека и говорить с ним? Не следовало ли тебя посадить вместе с бешеными собаками, потому что ты любишь наскакивать на людей и кусать их действием своих страстей, как зубами? с волками, потому что ты лют и ненасытен; с медведями, потому что ты кровожаден; с лисицами, потому что ты лукав; с кошками, потому что ты хитр и коварен; с петухами, потому что ты горд и склонен к обидам! С свиньями, потому что ты любишь валяться в грязи пороков, и так далее. И ты еще живешь в обществе человеческом, ты еще почтен у многих! Будьте же, брат или сестра, искренними любителями всякого человека. Отвечайте не только на любовь любовию, но и на ненависть других любовию. Будьте смиреннее всех, как вы грешнее всех, и любите унижение, как достойные всякого презрения. Если любите любящих вас... [Лк. 6, 32]. Всякий возвышающий сам себя унижен будет... [Лк. 14, 11,18, 14].

Что это? Конек твой? Множно писать и не исполнять? А? Если это знаете, блаженны вы, когда исполняете [Ин. 13, 17].

Помнящих заповеди Его, чтобы исполнять их... [Пс. 102, 18].

Что возбуждает и питает сладострастие плотское и все страсти? – Сласти вкуса: приятная пища и питие, также и табак.

Лакомая пища и лакомое питие – подгнет103 страстей, жаркие дрова для возгорания их. Таким образом, поевший лакомо бывает и женонеистовее, и жаднее к деньгам, к пище и питию, особенно к пище лакомой, и скупее, и гордее, и нетерпеливее, и раздражительнее, и завистливее, и злобнее, и ленивее ко всякому делу, особенно к делу доброму, и вообще коснее в вере, в надежде и любви. Диавол искушает нас ко греху обыкновенно предметами нашей привязанности или нашего отвращения. Таким образом, сластолюбивого он искушает лакомою пищею и питием, раздражительного и нетерпеливого – какими-либо препятствиями к исполнению его намерений, прелюбодея – прекрасными лицами, сребролюбца – деньгами и так далее. О, среди каких и скольких сетей мы ходим! Внемли себе, что ты посреди сетей... проходишь [Сир. 9, 18].

Благоговей всеми силами души пред всеми Таинствами и говори в себе о каждом Таинстве пред совершением или принятием его: это тайна Божия – я только недостойный приставник ее или участник ее. А то гордый разум наш и тайну Божию хочет исследовать, и пытается и усиливается ее исследовать. А если не может ее исследовать, то отвергает, как не подходящую под ничтожную мерку его разума.

Если одно царское слово бывает причиною великих дел в его царстве: скажет – и начнется дело, и совершится, – то слово Царя всякой твари, вещественной и духовной, видимой и невидимой, Царя всемогущего и премудрого, не совершит ли всего, что только Он восхощет? Речет – и не сотворит ли? Речет – и не пребудет ли? О Всемогущая Державо, в едино мгновение могущая всё совершити, не оставляй нас за грехи наши, паче же за маловерие и отчаяние наше, собственным нашим немощам мучить нас, да не сокрушимся мы, яко сосуды скудельные104. Даруй нам всем сердцем веровать во всемогущую державу Твою, да не усумнимся в исполнении каждого благого прошения нашего.

Вся видимая природа, все части ее – великие, малые и самомалейшие – ежеминутно говорят нам, что от Господа всё произошло и Им существует и движется, что Им всё стоит или приходит в бытие и каждое мгновение всё Ему повинуется.

О, глубоко падшая ядию природа наша! О, треклятейший сатано, чрез ядь ввергнувший нас в начале в тысячи зол и ныне ввергающий! О ядь, о пища и питие, столь сильно нас прельщающие ныне! Доколе же мы будем вами прельщаться и полагать в вас жизнь свою? Доколе мы глубоко не напечатлеем на сердцах своих словес Спасителя: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4], и не проведем их во всю свою жизнь и деятельность? Доколе жадность и лакомство, пресыщение и пиянство? Доколе гнусная скупость? Доколе сребролюбие? Доколе гордость, вражда и злоба на ближнего из-за денег, из-за одежды, жилища, пищи и пития? Тысячи обманов сатаны посредством пищи и пития, одежды и денег обнаружились пред нашими сердечными очами, и мы всё продолжаем еще увлекаться его прелестями как чем-то действительным, полезным для нас, и ревнуем не более не менее как о пагубной мечте и крайнем собственном душевном и телесном вреде. Не верьте, братия, более врагу ни на мгновение, когда дело идет о пище и питии, как бы оно, по-видимому, ни было благовидно. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33]. Не о хлебе внимайте, но внемлите себе [рус.: берегитесь] от кваса фарисейска, еже есть лицемерие в делах веры и благочестия [Лк. 12, 1; Мф. 16, 11]. На веру и благочестие обратите самое сильное внимание. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий [Ин. 6, 27]. Отдавайте и последнее, если нужда того потребует. Памятуйте слова Спасителя: кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду [Мф. 5, 40], то есть и последнее отдай, что имеешь.

Что влечет к тебе братию? Твое милостивое снисхождение и их собственная любовь. Кого мы не любим, к тем не ходим или стараемся как можно реже ходить. Итак, принимай братию с любовью. Отчего говорят с тобою? От избытка сердца, от любви. От избытка бо сердца уста глаголют [Мф. 12, 34]. А ты иногда досадуешь, что говорят с тобою твои же. Насытился ими и возгордился пред ними. О, хозяйская гордость и напыщенность! Да [питаемые] тобою – твои благодетели, ибо за них воздаст тебе Владыко, за всё добро твое им, а не ты – их благодетель. Ибо ты благодетельствуешь вещественным и не благодетельствуешь душевно. Доброхотствуй с смирением и любовию! Благодетельствуешь не своими, а Божиими дарами. Посему, если бы ты раздал всё имение свое, а любви не имел бы, то не было бы тебе от того никакой пользы [1Кор. 13, 3].

Будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху [2Тим. 4, 3]. Не это ли ныне делают светские люди и даже многие духовные? Не сами ли себе избрали они учителей, ласкающих их слуху? Учатся не у единого Учителя – Христа из Евангелия Его и не у Церкви Его, а у светских журналистов, фельетонистов, романистов, поэтов, у актеров и говорят: ах! как всё это занимательно, как всё это нравоучительно! И если не на словах, то на деле говорят: нам не надо ни Евангелия, ни Церкви с ее богослужением, Таинствами и проповеданием слова Божия – у нас такие хорошие, пренравственные учителя! Господи Иисусе! До чего мы дошли! Отвергли словеса Твоя вспять.

Отца и мать почитай как некоторых земных богов. Ал рех: бози есте [Пс. 81, 6; Ин. 10, 34]. Они земные боги, потому что дали тебе Господом Богом бытие, потому что они – кормильцы твои, любители твои, воспитатели твои.

Если тебя, имеющего и деньги и хлеб, соблазняет забота о пище и питии, или алчное чрево твое, то вспомни о сорокадневном посте Спасителя в пустыне – а не в обществе человеческом; вспомни, как Он и взалкавши по прошествии сорокадневного поста, отвергнул льстивое предложение диавола сделать камни хлебами; как Он мало цент тело и телесные потребности и возлагал упование на Бога, ибо Он был и человек, – и этим пренебрежением к телу, этим упованием на Бога посрамил врага нашего, столько лет прельщающего нас ядию и побуждающего нас возлагать надежду на нее, а не на Бога. Как Он этим научил тебя же прельщаться никакими брашнами и возлагать надежду на Бога, на слово Его святое, ибо Он сказал: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4]. Помяни, что не стяжать тебе силы духовной без поста, ибо пространное питание непреложно расслабляет душу, делая ее плотскою, изнеженною.

Во славу Владыки Христа Бога.

Я потерял ключ от киотки. Искали, искали везде, где можно было предполагать найти его, – не нашли; оставили искать, положившись на завтрашний день, по пословице: утро вечера мудренее. Был вечер. Стали молиться Богу; по окончании вечерних молитв надо было взять из киоты священный покровец с мощей святителя Новгородского Никиты и рукавичку с мощей святителя Божия Митрофана. Но она заперта. Что делать? А достать священную утварь надо для возложения ее на голову болящей супруги. В этой крайности я вспомнил из акафиста Спасителю слова: Иисусе, обретение ищущих, и стал внутренне молиться: Иисусе, обретение ищущих, буди мне обретение ключа моего; сказал эти слова раза три, потом вдруг как бы машинально протянул руку в стеклянный книжный шкаф, на нижнюю полку (третью от верха), в то место, где лежал Требник, отодвинул Требник – и тотчас нашел за ним ключ. Как я возрадовался о явной милости ко мне Господа, о скором услышании моей простой молитвы! Так во всем надо прибегать ко Господу, ибо Он все для нас.

Не унывай и не приходи в отчаяние, когда чувствуешь в душе своей убийственное дыхание и брожение злобы и лукавства, нетерпения и хулы или расслабление от нечистых и скверных помышлений, но борись с ними неослабно и терпи мужественно, всесердечно, призывая Господа Иисуса, ада победителя. Смирись глубокоглубоко, признавая себя от сердца первым грешником, недостойным сообщества человеческого, и Господь, видя твое смирение и твою борьбу, поможет тебе. Призывай в помощь и пребыструю Заступницу, Пресвятую Деву Богородицу, так говоря: исцели, Пречистая, моя многонедужныя душевныя струны и яже в души прожени враги, иже присно борются со мною.

Учи учеников Закону Божию терпеливо, кротко, смиренно, ласково, как кормилица нежно обходится с детьми своими [1Фес. 2, 7], памятуя, чему учишь, о Ком и о чем говоришь. Ты [все равно] что в церкви.

Твердо помни всегда, что с членами семейства тебе надо быть всегда ласковым, любезным от души; что тебе надо согревать их любовию, как доилице чад своих.

Я и ближний – одно, и все мы – одно.

Все люди сотворены Господом от одного человека, как и всё разнообразие мира сотворено Тем же Творцом из одного в начале безобразного, то есть не имеющего образа, вещества. Все люди заключались в Адаме, как семена в плоде. Значит, все люди, как их ни много, суть одно многоветвистое древо. Люди – члены одного тела. Мы, многие, составляем одно тело во Христе, а порознь один для другого члены [Рим. 12, 5]. Пример: вот предо мною отец и мать, окруженные детьми. Этих маленьких людей еще очень недавно не было на свете, потому что они были еще в чреслах отца своего. Но вот Бог сочетал в одну плоть мужа и жену, из двух половин сделал цельную плоть; от соединения их, указанного Владыкою, семя мужеское передалось жене, этой как бы земле, производящей человеческий род. От жены в свое время рождается дитя (чрез девять месяцев после зачатия), потом чрез известный период времени – другое, там – третье и так далее, и все человеки – в душу живу105 [Быт. 2, 7], по образу своих родителей. Вот образец происхождения от одной крови рода человеческого [Деян. 17, 26]. Эти дети, или семена их, были сначала в отце, потом в матери совершенно одно с ними: отец носил их в себе, потом мать – они были одно с отцом и семенем; да и теперь, после их, рождения на свет, они одно с ними по чувству единства их природы и особенно по естественному, непобедимому чувству любви родителей к детям и детей к родителям. Перенеси это на весь род человеческий. Род человеческий именно есть одно великое, многоветвистое древо. Корень этого древа – Адам с Евою. Итак, на учись, что значит: я и ближний – одно.

Но главное основание единства рода человеческого – происхождение их от одного Господа: все люди – дыхание Божие; цель жизни нашей – соединение с Господом, от Которого произошли. Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино,да уверует мир, что Ты послал Меня [Ин. 17, 21]. После этого достойно и праведно любить всякого человека, как самого себя: возлюби ближнего твоего, как самого себя [Мк. 12, 31], – ибо все люди от единого Бога и от единого человека и все в одном Боге, особенно же все спасаемые во Христе – едино суть по Главе своему Христу и по единому одушевляющему их Духу Божию.

[...]

Если воистину ты называешь Бога Отцом своим, то надейся же на Него, как на Отца единого, всеблагого, всемогущего, премудрого, неизменяемого в любви Своей и во всех совершенствах. Надейся на Него касательно благ временной жизни, но особенно касательно дарования будущих благ во Христе Иисусе. Глубоко напечатлей на сердце слова: Бог – мой Отец. Отче наш, Иже ecu на небесех! Но как по любви Отца Небесного к тебе ты сам сделан некоторым образом богом, как от Него [...] имеющий разум и свободную волю, то ты должен непременно употреблять свои усилия к достижению блаженного и вечного наследия небесного; ты должен знать и всегда помнить, что ты – падшее существо, и как пал, имея разум и свободу, волею своею, то при том же разуме, просвещаемом светом слова Божия и озарениями Духа Святого, при той же свободной воле, подкрепляемой благодатию Святого Духа во Христе Иисусе, восставай от своего падения и иди безостановочно к небесному, бесконечному животу, презирая всё земное как тленное и скоропреходящее, особенно же не привязываясь к сребру и злату, к пище и питию, к этой яди, из-за которой в такую глубину зол пал весь род человеческий.

Не верь безотчетно этому льстивому другу – плоти своей, ее позывам к пище и питию и телесному соитию. Она часто требует есть и пить, совокупляться, когда это не нужно, когда это не только не полезно, но даже весьма вредно для здоровья и противно закону Божию. Перетерпи – и убедишься в этом сам. Не говори мне о естественном побуждении, не говори мне, что [...] исполняешь будто бы веления природы, что ты член и вместе раб ее со всеми прочими животными, безотчетно повинующимися ее требованиям, [...] и тебе, как и им, необходимо во всем следует [подчиняться ее требованиям; а] вспомни, [что] твое существо падшее, [грешное], содружное с лживым естеством бесов. [...] Да не искушает вас, говорит апостол, сатана невоздержанием вашим [1Кор. 7, 5]. Итак, будь крайне умерен и благоразумен в употреблении пищи и пития и, если ты супруг, в допущении телесного соития, а если не супруг – вовсе не дозволяй его себе. Не бойся: целомудрие, соединенное с умеренностию в пище и питии и с трудолюбивою жизнию, никого еще не сделало больным.

Хочешь стяжать живую, несомненную, непоколебимую веру в Бога и во все дела Его? Постись и молись – получишь.

Сей род (говорится о бесах) не может выйти иначе, как от молитвы и поста [Мк. 9, 29]. Значит, он входит от невнимания к молитве и от невоздержания во всех его видах: от невоздержания в пище, питии, одежде, от невоздержания в половых удовольствиях, в удовольствиях общественных – в вечеринках, театрах, клубах.

Существо святых есть святость: не свои, а Духа Святого. Во время призывания в молитве святые так к нам близки, как близки имена их к нашему сердцу и к устам.

Благодарю пребыструю Заступницу мою, Госпожу Богородицу Пречистую, Преблагосердую Деву Марию, два раза по молитве моей сердечной спасшую меня от грызения и утеснения диавольского: первый раз – в квартире чиновника таможни Ильи Николаевича Яковлева, и в другой раз – в квартире градского главы Александра Ивановича Неустроева, спустя часа полтора после первого раза. Воззрел я на Нее сердечными очами в Духе Святом, везде сущем и вся исполняющем и простом, воззрел, как бы у [самого] сердца моего сущую, и воззвал к Ней: пребыстрая Заступнице, Госпоже Богородице Марие, спаси меня от врага-запинателя! – и тотчас, в минуту спасла Она меня по вере сердца моего, по упованию на Нее сердца моего. Так и отвалились от правого боку теснота, огонь, уныние тяжкое. Надо только вообразить и твердо верить, что Дух Святый везде, на всяком месте и есть простое существо, что в Нем всё небо близко к нам, как на ладони, со всеми Ангелами и святыми, что только следует призвать от всего сердца, с ясновидящею верою Господа или Госпожу Богородицу или святого с сердечным раскаянием во грехах, коими связывает нас враг или связываемся сами добровольно, – и спасение тотчас воссияет. Дивно спасение Владычицы: так оно и льется тебе в душу, как целебный бальзам или как ароматический, живительный воздух или как упокоевающая вода, – только воззри на Нее очами сердечными с упованием на Ее благость и благомощие. Но тут-то и труд – с сердечною ясновидящею верою воззреть к Ней, равно как ко Господу или к святым: враг усиливается всячески стать твердою, высокою и мрачною стеною между твоею душою и Богом или Богородицею, Ангелами и святыми. Не допускает, окаянный, чтоб сердечное око зрело Господа или святых Его, затмевает всячески сердце, веру рассевает, внутренности теснит, жжет, омрачает. Все эти действия надо считать за мечту, за ложь и сквозь эту мечтательную стену прорываться ко Господу или к Богородице и к святым. Как прорвешься – так тотчас ты и спасен. Вера твоя спасёт тебя.

Почему жестоко наказывается скупость сама в себе? Потому что скупость, или жаление благ Господних для себя и ближних, есть отпадение души от Бога Жизнодавца и прилепление ее к тленным благам земным, на которые она полагает надежду жизни своей и которые становятся тогда ее идолами. Да еще потому, что скупой, будучи жестокосерд, как его сребро и злато, не отдает должного уважения и любви к ближнему, к этому образу Божию, и бывает, как губка, пропитан гордостию и презрением к незнатным, бедным и нищим мира сего, ибо он уважает только деньги, смиряется только пред сребром и златом. Потому-то апостол и говорит: Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живого, дающего нам все обильно для наслаждения [1Тим. 6, 17]. Скупец своим жестокосердием препятствует другим, равноправным с ним чадам Божиим сосать сосцы Божественной благости и щедрот, ибо все блага духовные и вещественные – Божии сосцы. Господь, как истая мать, открыл сосцы питания Своего для всех чад Своих, а они закрывают и, так сказать, запирают Божью грудь. (Уподобительно сказанное и принимай уподобительно, а не в самой вещи.) Скупому Бог говорит: вскую ты оставил Мене, источника воды живы, и ископал себе кладенцы сокрушеныя [рус.: разбитые], иже не возмогут воды содержати [Иер. 2, 13]? Ах! Жадный скупец достоин тысячи казней, особенно тот, который бесчисленное множество раз в жизни своей познал сердцем своим, что един Бог есть сладкий – пресладкий живот его.

Раба Божия Улияния Михайловна напомнила мне сегодня несколько раз, провидя чистою душою своею недуг моего сердца, что нам всего горсть земли надо, а главное – чтоб имели любовь к Богу да к ближнему. Прозорливая раба Божия. Об ней некоторым образом можно сказать то же, что женщина самарянская сказала о Спасителе: пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала [Ин. 4, 29]! Дивная дева. То она учит других, то жалеет о мире, прелюбодейном и грешном, ужасаясь его беззакониям, то молится, взирая сердечными очами ко Господу и Владычице, то скорбит и плачет о скорбном пути своем, то находится в восторге Духа Святого, то предсказывает или говорит то, что с вами было и что есть. Дивная дева! Говорю: дева, ибо она не была замужем и, почти сорок лет странствуя по разным богоугодным местам, служит единому Господу всею душою, все мысли свои вперив в Него и отвергнув всякое житейское попечение. Характер ее: необыкновенная простота и прямота души, небоязненность и невзирание на лица – верный знак опочивания в ее сердце Духа Святого.

Говори в сердце и от всего сердца: всё для меня Господь; я ничто, я бессилие, немощь. Без Меня по можете делать ничего [Ин. 15, 5], говорит Сам Господь, ибо Я, можно прибавить, всё для вас. Будь убежден в этом сердечно каждую минуту жизни и прибегай решительно во всем ко Господу, надеясь получить от Него всё благопотребное для твоего спасения и даже для временной жизни.

Если Владычица Богородица по единению с Божеством и но Своему бескрайнему служению Владыке всех пребыстро бывает всем для просящих с верою и любвию Ее заступления, избавляя их от всех зол и подавая им вся, яже ко спасению прошения, то не паче ли Сам Господь? Только не маловерствуй, не будь хладен к Нему душою и бесчувствен, как камень, а возгревай в себе веру, признательность к Божиим благодеяниям, искреннее чувство своих грехов и великую любовь к твоему Спасителю, купно со Отцем и Духом Святым, безмерною любовию тебя возлюбившему.

Молясь Господу, Божией Матери или святым, всегда помни, что Господь дает по сердцу (даст тебе Господь по сердцу твоему [Пс. 19, 5]): каково сердце, таков и дар; если молишься с верою, искренно, всем сердцем, нелицемерно, то сообразно вере твоей, степени горячности твоего сердца подается тебе и дар от Господа. Чем же хладнее твое сердце, чем оно маловернее и лицемернее, тем бесполезнее твоя молитва, мало того: тем более она прогневляет Господа, Который есть Дух и ищет Себе поклоняющихся духом и истиною [Ин. 4, 23 – 24]. Потому, призываешь ли Господа, Божию Матерь, Ангелов или святых – призывай всем сердцем; молишься ли о ком из живых или умерших – молись об них всем сердцем, выговаривая имена их с теплотою сердечною; молишься ли о даровании себе или другому какого-либо блага духовного или об избавлении себя или ближнего от какого-либо бедствия или от грехов и страстей, худых привычек – молись об этом от всего сердца, желая всем сердцем себе или другому просимого блага, имея твердое намерение отстать или желая другому освобождения от грехов, страстей и греховных привычек, – и дастся тебе от Господа дар по сердце твоему. Егоже аще хощете, просите, и будет вам [Ин. 15, 7]. Видишь, надо непременно хотеть того, чего просишь, – [тогда] только и получишь. Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16].

Молитва есть дыхание души, как дыхание естественное тела. Дышим Духом Святым. Ни одного слова молитвы не можем сказать от всего сердца без Духа Святого. Молясь, усты ко устом с Господом беседуем и, если имеем открытые верою и любовию сердечные уста, в то же время как бы вдыхаем из [...] духовные блага. [...].

Будь благопоспешен сердцем, словом и делом во всякое время на служение другим, без малейшей досады или раздражительности, памятуя слова Спасителя: кто хочет между вами быть большим, да будет всем слугою [Мф. 20, 26; Мк. 10, 43].

Веруй твердо, что во всякое время Господь – всё для тебя: во время молитвы Он для тебя сила и исполнение в Духе Святом всякого слова твоего, свет твой, мир и услада сердца твоего; во время благочестивого разговора Он – живая вода твоя, огненный поток слов твоих; во всякое время Он – всякое благо для тебя. Будь беспечален при своем Господе: Он заключил тебя в Себе со всех сторон, всего проникает тебя и знает все твои мысли, нужды и расположения сердечные, и если верою и любовию будешь стоять в Нем, то не приидет к тебе никакое зло. Господь близ. Ни о чемже пецытеся [Флп. 4, 5 –6].

Бог, как един Сый, вездесущий, всемогущий, простый, во едино мгновение всё может сотворить и представить, как это было с чудесами египетскими. Простый делает просто, всемогущий – всё может.

По хозяйской или, лучше, денежной и хлебной гордости и злобе мы не хотим удостаивать часто речи питающихся от нас, враждебно относимся к ним, вместо того чтобы нам более смиряться пред ними, как слугам их, по словеси Господню: кто хочет между вами быть большим, да будет всем слугою [Мф. 20, 26; Мк. 10, 43], чтобы усугубить тем воздаяние Владыки чрез искреннее, нелицемерное Ему служение в лице меньших Его братий! О кроткий и смиренный сердцем творче, жизнодавче, искупителю, кормителю и хранителю наш, Господи Иисусе! Научи Ты нас любви, кротости и смирению Духом Твоим Святым и укрепи нас в сих достолюбезных Тебе добродетелях, да не надмевают нашего сердца дары Твои богатые, да не мним мы, что мы питаем, довольствуем и поддерживаем кого- либо: Ты, общий всех кормилец, питаешь, и довольствуешь, и хранишь; все под крылами Твоея благости, щедрот и человеколюбия довольствуются и покоятся, а не под нашими, ибо мы сами имеем нужду укрываться в тени крил Твоих каждое мгновение нашей жизни; наши очи устремляются к Тебе, Богу нашему, как очи рабов обращены на руку господ их... доколе Он помилует нас [Пс. 122, 2]. Аминь.

Как быстра и легка мысль о чем-либо или как легко сказать что-либо, так удобно Творцу всё сотворить – великое или малое, без различия, ибо для Него всё ничтожно. Той рече, и быша: Той повеле, и создашася [Пс. 32, 9].

Веруй твердо в совершимость всякого слова, особенно во время молитвы, памятуя, что виновник слова есть Бог Слово, что Сам Бог наш, в Троице поклоняемый, выражается тремя словами, или именами: Отец, Слово и Святой Дух; что всякому слову соответствует [бытие], или всякое слово может быть бытием и делом. Благоговейно обращайся с словом и дорожи им. Помни, что как Ипостасное Слово Божие – Сын Божий – всегда соединен со Отцем и Духом Святым, так и в слове Священного Писания и в молитве или в писаниях богомудрых отец участвует по Своему вездесущию Отец, как верховный разум, творческое Его Слово, и совершитель – Дух Святый. Потому никакое слово не праздно, но имеет или должно иметь в себе свою силу, и горе празднословящим, ибо они дадут ответ за празднословие [Мф. 12, 36]. У Бога не останется бессильным никакое слово [Лк. 1, 37]. Это вообще свойство слова – сила и совершимость его. Таким оно должно быть в устах человека.

Как бесконечно высший всего и Сам простой, Бог во мгновение всё может сотворить или претворить, ибо всё ничтожно пред Ним, всё подчинено Его беспредельному могуществу. Никакая тварь не может противиться Творцу или быть равной Ему. Скажет ли глина горшечнику: «что ты делаешь?» [Ис. 45, 9]. Не властен ли горшечник над глиною... кто противостанет воле Его? [Рим. 9, 21, 19].

Мы должны быть особенно внимательны к слышанному, чтобы не отпасть [Евр. 2, 1]. Слышишь? Надо быть крайне внимательным к слову Божию, к богослужению, к учению Церкви, к молитве, к церковным постановлениям или учреждениям, чтоб нам по невниманию не отпасть от веры. Ибо мир, грешная плоть с своим мудрованием, диавол с своими непрерывными кознями сильно увлекают наше сердце к маловерию, невнимательности и пренебрежению к вере.

Я един Сущий, бесконечный. Только захочу, чтоб было что-либо, – и будет, не захочу – не будет, ибо Я един Сущий и только по Моей воле может что-либо существовать. Помни: Я – бесконечное, первое существо, Существо существ, от Которого все существа. Я – простое существо, всё от Меня и всё во Мне и ничего – вне Меня, ибо ничто не может быть вне Меня, единого Сущего, бесконечного. Я и диавола содержу в узах мрака, и тьма кромешная под Моею державою, и все муки ада. Все из Него, Им и к Нему [Рим. 11, 36].

Как сами даром получаем рубли, то это ничего – так быть должно, а как нищий, по виду здоровый, получает от нас даром копейку, три копейки – беда: откуда в нас жалость, горечь, негодованиеи какая-то злоба возьмутся. Тунеядец, думаем, а иногда и говорим. О, самолюбцы! О, слепцы! О, злобные! Где вера ваша? Где Христос в лице нищего? О, лицемеры! О, фарисеи!

И люди говорят: чем богаты, тем и рады. Если люди охотно служат другим, чем могут служить, дают, что имеют, то кольми паче Отец Небесный, кольми паче Пресвятая Богородица, высшая всей твари, святые Ангелы и святые человецы? А какое богатство-то ихнее? – Господне богатство безмерно и щедроты Его неисчетны. Владычица также пребогата всеми совершенствами; Ангелы и святые также по благодати Божией обладают весьма многими сокровищами духовными, почерпая их всегда из Бога. Только проси от всего сердца – и подастся тебе благопотребный дар.

Все силы и чудеса совершает Дух Святый. Другому подаются силы тем же Духом, иному же действия сил [1Кор. 12, 9–10]. Ты только говори с верою – совершение слова не твоя заботушка, а Духа Святого.

Благодарю Владычицу Богородицу, пребыструю Заступницу, от великого душевного бедствия моего спасшую по молитве моей в квартире Григория Егоровича Осминина после прочтения молитв жене его, разрешившейся от бремени рождением двух малюток, нареченных Константином и Еленою. В Духе Святом воззрел я на Нее сердечными очами, всё равно как на живую и стоящую у самого сердца моего, и Она спасла меня, Преблагосердая. Бедствие же мое я вынес из храма после литургии. Враг запнул меня в причащении.

* * *

82

Оле (церк.-слав.) – о; междометие, выражающее удив-ление или скорбь.

83

То есть с крестом.

84

Тропарь Недели Ваий.

85

Величание в Неделю Антипасхи.

86

Канон Пасхи, песнь 6-я.

87

Ирмос 6-й песни канона молебного ко Пресвятой Богородице, глас 8-й.

88

Прозябает (церк.-слав.) – произращает, производит отросток.

89

Антифон 1-й на утрени, глас 6-й.

90

Туками избранных благ земных – лучшими земными дарами.

91

Лепотный (церк.-слав.) – красивый, изящный.

92

Отмсти мене (церк.-слав.) – защити меня.

93

Канон молебный ко Пресвятой Богородице, кондак.

94

Студенец бездны – адская пропасть, глубина ада.

95

Рачение злобы (церк.-слав.) – постоянная приверженность, служение греху, злу.

96

Адамант (устар.) – алмаз.

97

Знаменаюся (церк.-слав.) – проявляюсь, просияваю.

98

Тощ (церк.-слав.) – здесь в значении «пустой, с пустыми руками».

99

Корчемство (устар.) – тайное производство и спекуляция спиртными напитками.

100

Брение (церк.-слав.) – персть земная, глина, грязь.

101

Порт (церк.-слав.) – нижняя рубашка.

102

Юже (церк.-слав.) – которую.

103

Подгнет – растопка.

104

Скудельный (церк.-слав.) – глиняный, то есть непрочный, хрупкий.

105

В душу живу (церк.-слав.) – души живые.


Вам может быть интересно:

1. Дневник. Том V. 1862 – 7 мая 1862 г. праведный Иоанн Кронштадтский 8,1K 

2. Дневник. Том V. 1862 – Март праведный Иоанн Кронштадтский 8,1K 

3. Дневник. Том VI. 1864 г. – Ноябрь праведный Иоанн Кронштадтский 10,8K 

4. Дневник. Том VI. 1864 г. – Октябрь праведный Иоанн Кронштадтский 10,8K 

5. Слова и речи – 219. Слово по освящении храма Святаго Духа, в Рождественском монастыре святитель Филарет Московский (Дроздов) 389,9K 

6. Прикосновение к тайнам Царства Божия – ИСПОВЕДЬ XV. СТУПЕНИ, возводящие нас в чертог небесного царя. по беседам с духовными чадами преподобного Варсонофия Оптинского (1845–1913). протоиерей Геннадий Нефёдов 54,2K 

7. «Ты нужен Богу». Слова и наставления святитель Николай Сербский 3,8K 

8. «Ты нужен Богу». Слова и наставления святитель Николай Сербский 3,8K 

9. Надгробная речь при погребении о. Иоанна Кронштадтского, произнесенная в соборе Иоанновского монастыря в С.-Петербурге священномученик Философ Орнатский 2,2K 

10. Духовный дневник – Часть восьмая епископ Арсений (Жадановский) 13,5K 

Комментарии для сайта Cackle