праведный Иоанн Кронштадтский

Дневник. Том V. 1862

 Апрель7 мая 1862 г.

7 мая 1862 г.

В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе [Флп. 2, 5].

Если Христос в тебе чрез частое причащение Святых Таин, то будь весь как Христос: кроток, смирен, долготерпелив, любвеобилен, беспристрастен к земному, горняя мудрствующий, послушлив, разумен, имей в себе неотменно дух Его и не будь горд, нетерпелив, пристрастен к земному, скуп и сребролюбив.

Веруй твердо, что ты мыслишь, чувствуешь, говоришь, движешься и действуешь всегда в Боге, так сказать, в самом лоне Его: пребывает во Мне, и Я в нем [Ин, 6, 56]; со всех сторон Он заключает тебя в Себе, проникает тебя и знает сзади и спереди, говорит святой пророк и царь Давид, Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою [Пс. 138, 5]. В Боге же и Божия Матерь, все святые Ангелы и все святые. Чего же ближе? Кто может быть удобосообщимее с верующими христианами, как святые Ангелы и человеки? Призывай же с верою, упованием и любовию как Самого Господа всяческих, так и святых Его, проси их ходатайства за себя пред Богом; как просишь живых о чем-либо за себя, стоя с ними лицом к лицу, – так проси святых Ангелов и святых помолиться о тебе Богу, твердо веруя, что они находятся лицом к лицу к твоему сердцу.

За пресыщением, уже не говорю о пиянстве, необходимо следует блуд вольный или невольный, в состоянии бодрствования или во сне. Вот какая тесная связь заключается между грехами. Потому крайне надо избегать пресыщения, тем паче пиянства, да не прогневаем Владыку нашего Бога плотскою, нечистою своею жизнию. Отсюда следует, что особенно монахам надо крайне умеренно употреблять пищу и питие, да не искушает их сатана невоздержанием чрева и разжжением их чресл и излиянием их тайных членов и не оскверняет их посвященных Богу душ и телес, да не увлекает сердец их вслед себе.

С блудом тесно граничат сладкие яства и напитки, особенно сладкий чай. Не удаляющийся от сладких брашен и напитков не избежит блудных помыслов, разжжений, ночных нечистых грез, излияний и самых дел, о нихже нелепо есть и глаголати [Еф. 5, 12].

Бог есть самое удободвижимое и удобосообщимой существо, то есть для Своих тварей, особенно разумных. Если воздух и свет по тонкости своей так удободвижимы и удобосообщимы всему, что способно воспринимать их в себя, то Владыка ли всяческих, Дух вездесущий, всеблагий, бесконечный, всемогущий, не удободвижимее и не сообщимее в бесконечность больше, чем эти неодушевленные, неразумные вещественные творения? О! Как удобоподателен Владыка верующим и ищущим Его! Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит [Ин. 3, 8]. Если человеческая природа удобосообщительна, то кольми паче Божия? Если отец и мать подают нужное для их детей – они, человеки, по природе злые, то кольми паче Отец... Небесный даст блага просящим у Него [Мф. 7, 11]. Благотворения же и общения не забывайте [Евр. 13, 16]. Общение имейте друг с другом [1Ин. 1, 7].

Воздух и свет – только слабое подобие удободвижимости и удобосообщимости Божией Своим тварям; впрочем, все-таки довольно подходящее к делу подобие.

Имей всегда то настроение помыслов и чувств, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг [Откр. 3, 17] душевно без Бога и что всё для тебя – Бог. Он твоя правда, освящение, богатство, одеяние, твоя жизнь, твое дыхание и всё.

Тело и Кровь Христовы по преимуществу суть Тело и Кровь потому, что в каждой самомалейшей частице Тела и Крови почивает весь Христос Бог, вся части весь исполняяй. Не так это в теле человеческом. В Теле и Крови Христовой каждая частичка, капелька есть Христос всецелый, никогдаже разделяемый, един и Тот же.

Во всяком семействе есть какая-то скорбь, посланная или попущенная Отцом Небесным для смирения и обращения этого семейства к Богу. Не будь скорбей, люди скоро бы забылись. Народ, знающий эту истину из многочисленных опытов, выразил ее поговоркою: во всякой избушке по бедушке.

Что есть милосердие? Милосердие есть любить врагов, благословлять проклинающих, добро творить ненавидящим, творящим нам напасть и изгоняющим нас, защищать гонимых и проч. [Мф. 5, 44].

Прославляю Богоматерь, всех Владычицу, пребыструто Заступницу Марию Богоотроковицу, два раза сегодня явно меня спасшую от козней вражиих; во время потребления Святых Даров и во время урока в классе. В первый раз враг запнул меня омрачением ума и сердца и огненным неверием в нахождении Господа в Святых Тайнах – я воззвал к Владычице о заступлении, и Она быстро ниспослала свет и спокойную, ясную, твердую веру в нахождение Самого Господа, как и действительно то есть самым делом, и я потребил Тайны в мир душевных моих сил, с верою непостыдною и любовию нелицемерною. Во второй раз – в классе запнул меня огненным маловерием и несочувствием преподаваемым истинам, мраком и теснотою; я опять в Духе Святом воззвал к пребыстрой моей Заступнице, и огнь маловерия, бесчувствия, мрак и теснота исчезли: я тотчас успокоился, сердце согрелось теплотою Духа Святого и расширилось легкостию и сладостию. Востину так. Славлю Тебя, преблагосердая, пребыстрая, предивная Заступница. Мая 8-го дня 1862 года.

Для верующего нет ничего невозможного, и живая, непоколебимая вера вмиг может совершить великие чудеса! А часто, впрочем, и без нашей искренней и твердой веры совершаются чудеса. Таковы чудеса Таинств, ибо тайна Божия всегда совершается, хотя бы мы были и маловерны при ее совершении или неверны, ибо неверие наше Божией веры не упразднит и злоба наша не одолеет нейзглаголанной Божественной благости и милосердия, наша глупость – Божией премудрости, наша немощь – Божия всемогущества.

Зри Бога твердо сердечными очами и в это время Его созерцания проси чего хочешь во имя Иисуса Христа – и будет тебе. Бог будет для тебя всем в одно мгновение, ибо Он простое существо, выше всякого времени и пространства и в минуты живой веры, твоего сердечного единения с Ним всё для тебя совершит, что тебе нужно ко спасению тебя и ближнего, и ты будешь на это время сам богом по преискреннему общению с Ним. Аз рех: бози есте [Пс. 81, 6; Ин. 10, 34]. Как между Богом и тобою на этот раз не будет промежутка, то и между твоим словом и между самым исполнением тоже не будет промежутка: скажешь – и тотчас совершится, как и Бог – рече, и быша... повеле, и создашася [Пс. 32, 9]. Это как относительно Таинств, так и вообще духовной молитвы. Впрочем, в Таинствах всё совершается ради благодати священства, которою облечен священник, ради Самого верховного Первосвященника Христа, Коего образ носит на себе священник. Потому хотя он и недостойно носит на себе сан, хотя и есть в нем слабости, хотя он мнителен, маловерен или недоверчив, тем не менее тайна Божия совершается вскоре, во мгновение ока.

Бог Отец, в разуме и сердце нашем действующий чрез Слово Свое Ипостасное, в слове нашем выражающееся, Духом Своим Святым в Ипостасном Своем Слове почивающищий чрез наше слово веры, упования, кротости, любви исходящее из уст наших, – во мгновение совершает однажды навсегда от сложения мира предопределенные чудесные дела нашего во Христе возрождения, освящения, укрепления, духовного питания, врачевания, хотя приготовительные обряды к этим действиям бывают и очень продолжительные, ибо Бог есть простое, всемогущее существо. Например, претворение хлеба и вина в Тело и Кровь Христову совершается тотчас по произнесении слов: сотвори убо Хлеб сей Честное Тело Христа Твоего, а еже в Чаши сейЧестную Кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым, – после этих последних слов и благословения крестообразного рукою во мгновение хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Христову, но не прежде, ибо Божественное всемогущество ожидает содействующего ему слова священника: Богу бо есть споспешник [1Кор. 3, 9]. Крестное при этом благословение именем Господним означает то, что Тайна совершается Духом Святым о имени Иисуса Христа и ради Иисуса Христа, ради Его ходатайства, благоволением Бога Отца.

В случаях же и обстоятельствах жизни, для которых нет таинств веры, например в случаях беснования, умопомешательства и других болезней духа или тела, например слепоты, глухоты, немоты, вообще болезни, чудеса Божии совершаются только по особенному намерению Божию: например, да явятся дела Божии чрез известного человека или в награду и для прославления веры и благочестия какого-либо угодника Божия, и потому иногда требуется много молитв за известного человека, чтобы потерпел достаточное наказание этот человек или принял достаточный прием душевного врачевания или чтоб укрепилась и возвысилась вера самого молящегося чрез продолжительное упражнение в молитве о недутующем. Ибо вся возможна только верующему [Мк. 9, 23]. 8 апреля 1862 года.

Раб Божий при совершении богослужения и Таинств должен иметь такое настроение мысли и убеждение твердое, что только ты помыслил и сказал что, то и сделалось. – Такое удобное дело для Владыки исполнять наши прошения, творить или претворять что-либо по нашему слову. И это убеждение пусть так в тебе будет легко и естественно, как твое дыхание воздухом, как видение зрением, как слушание слухом. Ты сам испытал тысячекратно на себе, что это точно так; сам испытал, что между словами: рече, и быша... повеле, и создашася [Пс. 32, 9] нет промежутка, что они истинны во всей силе. О, человецы неверные! Какой даете вы Господеви труд творить и претворять [Ис. 7, 13]? Ты же, раб Божий, будь прост. Говори чаща: рече, и быша... рече, и быша... рече, и быша. Пусть это убеждение впитается в тебя с твоею пищею и питием и с твоим дыханием.

Хвалю, пою, благодарю и величаю безмерное благоутробие Владыки Триипостасного, яко сподобил меня, грешного и недостойного Своего иерея, с сердечною твердостию, легкостию, спокойствием и непреткновенностию совершить всю Божественную литургию и причаститься так же Божественных Таин Бога и Христа моего. После утрени домой не ходил, а ходил причащать больного, и после того дочитывал молитвы ко причащению. В служении был прост: веровал, что как что говорится, так то и есть, или бывает, или будет, и как легко мне помыслить, так легко всему сделаться. Еще причина была та, что накануне был постный день, в который по обычаю ел постное, а паче всего причиною была милость Божия. Постная и скоромная пища великое действие на сердце имеют, благоприятное или неблагоприятное.

Скоромная действует неблагоприятно, особенно молоко, сливки, масло, сыр и яйца. Один суп еще ничего.

О козе рассказывают, что когда ей в пойло попадает мясного супу или молока, то она тотчас отворачивается от него и не ест. Если животное бессловесное так отвращается мясного, то человек ли, разумное животное, этот образ Божий, будет желать мяс и для угождения Богу не откажет себе в мясной пище, в масле, молоке, сливках?

На сытое чрево не действует слово Божие и молитва, потому что сытым чревом не чувствуется сила словес Божиих и молитв церковных.

Сытое чрево – гонитель и бич веры, упования и любви.

Сытое чрево – сердечное расслабление и удобопреклонность ко всякой страсти плотской, ко всякому греху.

Ни для какого гостя не угождай своему чреву, потому что угождение чреву приносит крайний вред душе: производит в ней окамененное нечувствие к Богу и вообще к святыне, маловерие, неверие, лицемерие, скупость и жаление вещественных, ничтожных жертв даже для Бога; сребролюбие, зависть, ненависть, злобу, леность к делам, особенно к молитве. Берегись угождения чреву: угождение ему есть угождение ветхому, плотскому человеку, угождение самому диаволу, который, чрез чрево пленивши нас в начале, доселе пленяет людей более всего посредством чрева. Особенно же не пей водки – она скоро отуманивает сердце.

О, глупая расчетливость там, где не нужно считать! О, мелочная надежда на деньги! О, Иудино жаление мира или воска! О, жаление света для Света неприступного!

Усердный до навязчивости увещатель подобен льстивому, коварному врагу: приятно поддаться ему во время угощения по приятности его ласк и заманчивости пищи и пития, но после нередко проклинаешь сам себя и горько сетуешь на него, что поддался его просьбам. Как многие расстраивали свое здоровье душевное и телесное за столом навязчивых своих приятелей, родственников или знакомых и даже сходили в могилу из-за своей покладности или слабости, жадности! Не будь отнюдь навязчив в угощении. Наша природа грешная слаба и похотлива в отношении к пище и питию, и навязчивостию легко увлечь ее к невоздержанию в пище и питии, а потом и в плотское соитие.

От Господа отвращают сердце деньги, лакомая пища и питие, сон неумеренный, одежда красивая или мягкая (се, иже мягкая [рус.: мягкие одежды] носящий [Мф. 11, 8]) или дорогая, взирание с пристрастием на чужие лица, праздность.

Отнимая у чрева лакомую пищу, мы отнимаем у плоти оружие, коим она воюет против нас, отнимаем пишу страстей, силу их, ибо плоть наша сильна своими плотскими орудиями: пищею, питием, деньгами, богатыми одеждами, богатым и пространным жилищем. Чем лучше наша внешняя обстановка, тем сильнее война против нас нашего плотского человека.

Литургия есть вечеря, пиршество любви Божией к роду человеческому. (В любвах ваших сквернителе [рус.: бывают соблазном на ваших вечерях любви] [Иуд. 1, 12].) Около Агнца Божия все собираются на дискосе: и живые и умершие, святые и грешные, Церковь торжествующая и воинствующая.

Церковь есть вечная истина, потому что соединена с истиною Христовою и одушевляется Духом истины. Аз с вами есмь во вся дни... [Мф. 28, 20]. Церковь – Тело Его, говорит апостол [Кол. 1, 24].

Исповедь – мука рождения. Как бабушки помогают при родах, чтоб мать благополучно разрешилась младенцем, так священники должны помогать страдающим муками духовного рождения, чтоб они благополучно разрешились грехами, этими порождениями адскими, этими вавилонскими младенцами, которые должно разбивать о камень- Христа106.

Пред иеповедию не нужно кушать ничего горячего, чтоб как-нибудь не перевесить жизнь плотскую над духовною, а пить холодную воду, и вообще есть как можно меньше.

Если и горе сей скажете; поднимись и ввергнись в море... и не усомнитесь... будет [Мф. 21, 21]. Слово человека равно Божию слову... За всякое праздное слово... [Мф. 12, 36].

Ты, исполненный всякия неправды, жажди терпеть от людей всякую неправду, да явятся на тебе в здешней жизни суды правды Божией. В нюже меру меришь ты Господу своему и ближнему твоему, да возмерится и тебе [Мф. 7, 2; Мк. 4, 24; Лк. 6, 38]. Имей всегда в виду пример величайшего Праведника – Иисуса Христа, Сына Божия, Который при праведности Своей потерпел всякую неправду от людей века сего и, к довершению бесконечной неправды над Ним людей, вознесен на крест и умерщвлен позорнейшею смертию.

Не малодушествуй и не унывай, когда ненавидят тебя человецы за обличение путей их, но паче радуйся, помня слова Спасителя: Блаженны вы, когда возненавидят вас люди... [Лк. 6, 22].

Пред служением литургии неотложно всегда старайся укрепить сердце теплою, покаянною молитвою и не расслабляй его с вечера многим вкушением пищи и пития: неумеренная пища и питие – враг и гонитель нашей веры и любви к Богу и ближнему.

Не упражняй сил душевных, и заснут и заглохнут.

Человек устрояет себе дом и живет в нем; животное – логовище и живет в нем; птица – гнездо и в нем кладет птенцов своих; пчела – улей с сотами и живет в нем, уготовляя себе мед; паук ткет сети и живет в них и ловит ими пищу себе. Творец ли для Себя не устроит нерукотворенного дома – тела Своего, как и устроил его во утробе Девы Богородицы, как и теперь творит Себе храм Тела Своего в животворящих Тайнах? Творец ли, Который для всех тварей чувственных или чувственно-духовных устроил домы телесные и постоянно созидает их?

Священство или вообще святые – священные водоемы, из которых благодатная вода разносится или растекается на прочих верующих. Из чрева потекут реки воды живой [Ин. 7, 38].

Какие должны быть чистые, духовные уста у священника, столь часто произносящие всесвятое имя Отца и Сына и Святого Духа! Еще более: какое духовное, чистое должно быть сердце, чтобы вмещать и ощущать в себе сладость этого пречистого, великолепого и достопоклоняемого имени! О! Как священник должен удаляться от плотских наслаждений, да не соделается плотию, в которой не пребывает Дух Божий [Быт. 6, 3].

До плотских ли наслаждений священнику, когда ему надобно неотменно наслаждаться единым Господом, да даст Он ему прошения сердца его! До плотских ли наслаждений, когда у него так много духовных чад, предъявляющих ему свои многоразличные духовные или телесные немощи, в которых нужно им душевно сочувствовать, подавать искренние и здравые советы, когда ему каждый день предстоит подвиг от всего сердца и со слезами молиться об них пред Владыкою, да не набежит на них и не расхитит их мысленный волк, да даст им Господь преспеяние жития и веры и разума духовного! До наслаждений ли плотских священнику, когда ему надо часто совершать службы во храме и предстоять престолу Господню, когда ему так часто надо совершать Божественную, пречудную литургию и быть совершителем и причастником небесных, бессмертных и животворящих Таин, когда ему вообще так часто приходится совершать другие Таинства и молитвословия? Сердце, любящее плотские удовольствия, неверно Господу. Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13].

Горе христианам, особенно священникам, которые познали опытно, Кто живот их, и при всем том полагают надежду жизни своей в том, что не есть жизнь, а есть тень преходящая, прах сладкий в снедь или красивый на вид и прилепляются сердцем к этому праху, как бы к чему-то постоянному, непреходящему, оживляющему. Они получат часть с прелюбодеями, если на покаются и не исправятся. Лучше бы им не познать пути правды... [2Пет. 2, 21].

Помни, что ты раб Троицы, тварь и искупленный от вечного рабства диавола и вечных мук.

По плодам их узнаете их [Мф. 7, 16, 20]. От плода литургии пресладкого, преблаженного, жизнетворного – пречистых Таин Тела и Крови Господней познаем, что они от Бога, что они – внушение Божественного Духа, и этот Пресвятой Дух животворящий дышит во всех ее Таинствах и священнодейственных обрядах; какое чудное живое древо эта литургия! Какие листвия! Какой плод! Даже листвие древа во изцеление языком [рус: народов] [Откр. 22, 2] – не только плод. Ибо кто не получал великой душевной пользы, мира и радости в душе от одного благоговейного присутствования при Божественной литургии! А что производит хороший плод, то само должно быть хорошо. Таков закон вещей, таков закон творческий! Это я сказал в сердце о литургии и победил козни врага-лжеца, клеветавшего на литургию, и успокоился.

Одно из самых сильных коварств диавольских есть расслабление леностию сердца, а с ним и всех сил духовных и телесных: в сердце иссякают вера, надежда и любовь, делаешься безвером, унылым, бесчувственным к Богу и к людям, солию обуявшею107.

Чувствуй только искренно нужду в том, о чем молишься, да искренно веруй, что всяко даяние? благо и всяк дар совершен [Иак. 1, 17] от Бога исходит, а не от людей, не от случая, не от обстоятельств, не от судьбы, что видит и слышит Владыка каждую твою нужду, каждое движение твоего сердца и твоей мысли, что Он всеблаг, всемогущ и премудр и всё удобно, во мгновение, единым движением мысли Своей чрез Сына в Духе Своем Святом может совершить для тебя потребное, – и всё получишь. Только не приписывай Богу ни в чем труда, ни в каком деле, как бы оно велико и, по-видимому, невозможно ни было. Ибо хотя у человек многое невозможно, но не у Бога: вся бо возможна суть у Бога [Мк. 10, 27].

Упование в молитве состоит в том, чтобы с верою в присутствие и слушание Божие, со страхом Божиим выговаривать прошения, благодарения и славословия и о принятии и исполнении их не сомневаться и нимало не беспокоиться, в полной уверенности, что Владыка их выслушал и принял в пренебесный и мысленный Свой жертвенник и по желанию матери нашей Церкви (если мы молимся от лица Церкви), равно и сердца нашего, как всевидящий, премудрый и всемогущий, даст просимое, и даже с избытком против того, сколько мы просим или разумеваем. Но сердце, пристрастное к пище и питию, жадное до них, изнеженное ими, не имеет этого упования, равно как сердце, в коем кроется ненависть вражия, связанное скупостию, сребролюбием, завистию, доколе не оставит своих недугов и не исправится.

Любовь радуется, когда может принести и приносит какую-либо ценную жертву любимому, и чем больше жертва, тем она довольнее, чем более уверена, что жертва ее приятна любимому, тем больше она ощущает удовольствия. Так добрые дети радуются, когда имеют случай принести родителям какую-либо важную жертву, стоившую им трудов, самоотвержения собственных вещественных средств. Так любящие Отца своего Небесного, в Троице поклоняемого, христиане радуются, когда могут принести посильную жертву Благодетелю, Всетворцу, Промыслителю и всякого благого Подателю.

Но какие бывают часто люди даже из христиан? Они жалеют для Бога ничтожной жертвы, например свечку в церкви поставить, во время своей домашней молитвы жалеют долго жечь восковую свечу или даже постоянно жечь елей в лампадке пред святыми иконами Спаса Христа, Пречистой Матери и святых Его. О, ужас!

О, Иудино жаление мира для Бесценного, для Благодетеля, Коего милости к нам безмерны и человеколюбие неизреченно! Для кого же они жалеют света? Для живущего во свете неприступном, для несозданного Света, создавшего и показавшего нам свет вещественный в светилах небесных и в свете огня; для Света, просвещающего всякого человека, грядущаго в мир [Ин. 1, 9]! Жалеет света и огня для Того, Кто, живя во свете неприступном и будучи весь пламенная любовь, до того возлюбил нас, что Сына Своего Единородного не пощадил для нас (а мы жалеем свечи, елея). Жалеют истощения свечи для Того, Кто до конца истощил Себя и до огненных страданий преклонился, Кто до конца истощил за нас чашу гнева небесного, Кто вечный огонь угасил для нас; жалеют для Того, Коего милостями они пользуются каждую минуту, мгновение или, точнее, Коего милостями дышат непрерывно; жалеют для Того, Кто есть свет очей наших и Кто дал нам самые очи.

Человече! Когда взираешь на горящую свечу пред иконою и постепенно тающую от огня, помяни, что и жизнь твоя, как свеча, постепенно истаивает; что как тает воск от огня, так должно таять сердце твое от любви к Богу, твоему Создателю; что как тает свеча от огня, так Тают грехи твои от пламенной покаянной молитвы, по милости Пострадавшего за тебя до креста и смерти. Человече! Радуйся, когда Бесценному приносишь ценную жертву, когда величайшему Благодетелю приносишь какую-либо стоящую для тебя жертву. Не ищи дешевой жертвы для Бога – это недостойно Бога, но, если имеешь достаток, принеси Ему ценную жертву. Не ругайся над величием Его благодеяний к тебе. Для себя, для своих занятий жечь свечи не жалко, а на молитве жалко, а для Бога жалко!

Изображая на себе крестное знамение, мы полагаем тремя перстами верхний конец креста на лбу – во образ Отца, Который есть несозданный разум, нижний на чреве – во образ Сына, рожденного прежде всех век из чрева Отца, и поперечную часть – на раменах108, или мышцах: во образ Духа Святого, Который есть мышца, или сила Господня, или рука Господня, как сказано: мышца Господня кому открыся [Ис. 53, 1; Ин. 12, 38], или: бысть на мне рука Господня [Иез. 1, 3], то есть Дух Святой.

Еще образ в человеке Святой Троицы – мыслящий ум, образ Бога Отца; сердце, в котором пребывает и изображает себя ум, – образ Сына Божия, Ипостасной Премудрости Божией; уста, чрез которые исходит то, что есть в мыслях и на сердце, – суть образ Духа Святого. Дунул, и говорит им: примите Духа Святат [Ин. 20, 22]. Когда из сердца исходят злые помыслы... прелюбодеяния, любодеяния... хуления [Мф. 15, 19], то это исходит гнездящийся в сердце человека злой дух, а когда добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе [Лк. 6, 45], то это есть образ исхождения Святого Духа от Отца чрез Сына, Человек – малый образ, цельный, нераздельный, живой образ Троицы. Велик человек! Он – малый бог. Не напрасно сказано: Я сказал: вы боги... Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание (то есть что сказано, то сказано верно, не напрасно), – Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? [Ин. 10, 34 – 36]. О, достоинство, о, величие человеческое! Не иначе смотри на человека, особенно христианина, как на малого бога, как на сына Божия, и принимай его, как сына Божия, беседуй с ним, обращайся с ним, как с сыном Божиим во Христе Иисусе, Господе нашем.

Воздыхание ко Господу. Сколько раз, о Владыко Господи Иисусе, обновлял ты растлеваемое легкомысленно грехами моими естество мое! Нет тому числа и меры! Сколько раз Ты изымал меня из пещи горящей у меня внутри, из пещи страстей многоразличных, из пропасти уныния и отчаяния! Сколько раз одним именем Твоим, с верою мною призванным, обновлял Ты мое растление сердечное! сколько раз чрез животворящие Тайны Тело и Кровь Свою! О Владыко, милостям Твоим ко мне, грешному, поистине нет числа и меры. Что же я принесу Тебе или что воздам Тебе за безмерные Твои ко мне благодеяния, Иисусе, живот мой, дыхание мое, покой мой, радость моя, простор мой и легкость моя? – Да буду я осмотрителен в путях моих по благодати Твоей, ибо Тебе приятны все осмотрительные в [пути], как Ты Духом Своим устами отца нашего Давида рекл еси. Постараюсь я быть верным Тебе, смиренным, кротким, нераздражительным, незлобивым, долготерпеливым, трудолюбивым, милостивым, щедрым, нелюбостяжательным, послушным.

Отчет о пожертвованиях.

Просьба о пожертвованиях.

Слова: И сотвори убо Хлеб сей... А еже в Чаши сей... имеют силу творческую, пресуществляющую, животворящую, подобно животворящей силе Креста, действующей в нас и чрез нас на других верою и обношением109 в мыслях и в сердце имени Иисуса Христа, и это всегда неизменно, как неизменяем Бог Триипостасный и Его смотрение о нас, о нашем спасении. Слова эти отвечают сами за себя и действуют наподобие обоюдоострого меча, которым надо только ударить, чтоб разрубить известную вещь.

Не радуйся, когда лицо твое цветет от приятных яств и пития, потому что тогда внутреннее лицо души твоей безобразно и мертвенно, и на этот раз к тебе идут слова Спаса Христа: вы уподобляетесь окрашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны лицемерия и беззакония [Мф. 23, 27].

Всё лакомое снедомое – одна прелесть. После один вред душевный и телесный. (Опыт.) Не ешь того, что особенно любишь есть, чтоб не запнул враг сердца твоего любимым твоим кушаньем.

Когда нужно угостить кого-либо из братии, не пожалей для них ничего, хотя бы она часто к тебе ходила, и не огорчайся к ним, думая об них в себе как о тунеядцах. Из-за пищи, из-за праха, из-за гноя крайне грешно нарушать заповедь о любви к ближнему, в котором Бог пребывает, ибо ближний – образ Божий, и согрешающий в себе наказывается внутренно огнем и теснотою. Ни во что для брата вменяй всякую пищу и питье. Аминь.

Когда пожалеешь чего-либо для ближнего, скажи себе: Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле. Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек [Пс. 72, 25 – 26] – то есть ничто мне не надо ни на земле, ни на небе, кроме Тебя, Господи. Ты всё для меня. Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек.

Откажись однажды навсегда следовать раздражению слепого чрева; не будь жаден, сребролюбив, скуп, завистлив, ненавистлив, горд, ибо все эти страсти более или менее исходят из чрева и ради его ратуют против души.

Лишний прием пищи тотчас отуманивает сердце и ко сну располагает.

Ради Бога не предавайся жадности, невоздержанию в пище. Сытое чрево носит в себе неверующее сердце. Престол сатаны в невоздержном чреве.

Бесплотный злодей, отец лжи – диавол смущает иногда причащающегося священника или мирянина ложною мыслию, что Тело и Кровь Спасителя без духа и жизни, или без Бога Слова и человеческой души Христовой. Эта мысль, как ложная, диавольская, ужасно палит внутренности того, кто противоположной истинною мыслию или твердою верою в нахождение Божества и человеческой души в Теле и Крови Христовой не отвергнет ложной мысли диавольской. Как же отвергнуть? Очень просто. Если и в нетленных останках святых человеков почивает Бог и совершает чрез них чудеса исцелений, например чрез мощи святых – целые или частицы их, если, по Дамаскину, чрез ум и в телеса их вселися Бог, то не паче ли Бог, Господь наш Иисус Христос, неразлучный с Отцем и Духом, почивает в Теле и Крови Своей и в самомалейшей их части! Если части мощей чудотворны и животворящи сущею в них силою Духа Божия, то не тем ли паче животворно самое пречистое Тело и самая пречистая Кровь Господа? Если в каждой частице мощей Бог почивает, то не тем ли паче в Своем пречистом Теле и Крови, в каждой частице его, как везде сый и вся исполняяй?

Иже аще хощет в вас вящший бытии [рус.: кто хочет между вами быть большим], да будет всем слуга [Мф. 20, 26; Мк. 10, 43]. Так Владычица, высшая всей твари, служит всем больше всех. Так святитель Николай Чудотворец, с усердием и поспешностию служивший всем в жизни, стал и при жизни еще и по смерти вящший многих.

Как узнать тебе, любишь ли ты своего брата, своего ближнего, как себя? Если ты не жалеешь ничего, что для тебя приятно и дорого, и делишься с ним нелицемерно, бескорыстно, охотно твоею любимою (хотя бы она была и дорога) пищею, твоим лакомством, твоим любимым питьем, твоею одеждою, твоим жилищем; если ты неотпадательно сохраняешь к нему уважение, как к себе, хотя бы он и несправедлив к тебе и надоедал тебе или имел явные недостатки, – то ты любишь его, как себя. А если жалеешь для него того, что сам любишь, или лукаво и неприязненно смотришь на него, несердечно относишься к нему, когда он приходит к тебе незваным покушать твоего хлеба-соли, вообще когда он ищет твоего гостеприимства, ласки и радушия, совета, помощи, когда он делает тебе что-либо неприятное или вообще он имеет явные слабости и ты не любишь его, тогда ты [...] самолюбец, тогда виновен пред Божескими и человеческими законами. [...] требует, чтобы у меня с братом было всё общее: все у них было общее [Деян. 4, 32]; чтоб любимое мое кушанье было общим кушаньем моим с [нуждающимся] братом, любимое питье – тоже; вторая моя одежда, хотя бы она была очень ценна и хороша, должна быть отдана неимущему: у кого две одежды, тот дай неимущему [Лк. 3, 11]; лишние мои комнаты должны быть отданы за сходную цену не имеющему крова ближнему. Если я, угождая нуждающемуся брату, сам потерплю некоторое стеснение – тем выше моя жертва любви, тем больше мне воздаяние от Господа. Господь наш Иисус Христос и душу Свою положил за нас.

Агнец – и около Него вся искупленная Им Церковь, небесная и земная. О, какое дивное явление!

Будь благопослушлив и скор на помощь к ближнему, и он будет благопослушлив и скор на помощь к тебе. Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2].

Если я люблю брата, как себя, то усердно, с охотою делюсь с ним душевным своим имением: своим умом, образованием, своими познаниями, своею духовною и житейскою опытностию; не таю слова, не зарываю таланта в землю, стараюсь сказать людям неведущим и заблуждающимся волю Божию.

Любовь к Богу тогда начинает в нас проявляться и действовать, когда мы начинаем любить ближнего, как себя, и не щадить ни себя, ни чего своего для него, как образа Божия; когда стараемся служить ему во спасение всем, чем можем; когда отказываемся ради угождения Богу от угождения своему чреву, своему зрению плотскому, от угождения своему плотскому разуму, не покоряющемуся разуму Божию. Без этих же условий нет в нас любви Божией. Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? [1 Иж. 4, 20]. Те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями [Гал. 5, 24].

Зачем мы сребролюбствуем, алчничаем и скупимся? Вот, сегодня человек жив, а завтра мертв и всё оставит. Будем богатеть верою и любовию к Богу и ближнему и с усердием разделять хлеб и деньги с ближним. Дела наши вслед за нами пойдут – вот у Владыки готово воздаяние за всё. Возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его [Откр. 22, 12].

Сердце в одну минуту может измениться несколько раз к доброму или к худому, к вере или неверию, к простоте и лукавству, к любви и ненависти, к добродетели и зависти, к щедрости и скупости, к целомудрию и к блуду. О, какое непостоянство! О! Сколько опасностей! О, какое нужно трезвение и внимание себе!

Не нужны, говорят, иконы. А вот Давид говорит: Взыщите лица Его (Господа) выну [Пс. 104, 4]. Видишь? Лика Божия велит искать.

Сегодня Преображение Господне. С Преображения преобразимся же все, преобразимся не в одежде, не в другом чем, а в душах и сердцах своих. Сотворите себе сердце ново и дух нов [Иез. 18, 31].

Молока и ничего молочного и на молоке приготовленного, равно и мяса, не ешь. Больше ешь постное. Скоромная пища отягощает и желудок и сердце.

Брандмейстер110 Василий Иванович, бывши смертельно болен воспалением желудка девять дней и не получивши ни малейшего облегчения от медицинских пособий, лишь только причастился в девятый день поутру животворящих Таин – к вечеру стал здоров и встал с одра болезненого. Причастил с твердою верою. Я молился об нем ко Господу, чтоб исцелил его. Господи, говорил я, исцели раба Твоего от болезни его. Достоин есть, емуже даси сие: любит бо священников Твоих и дары своя присылает им. Молился и в церкви у престола Господня за литургией во время молитвы: Иже общия сия и согласныя даровавыйнам молитвы...111 и пред самыми Тайнами. Я молился, между прочим, так: Господи! Животе наш! Как мне помыслить легко об исцелении, так Тебе исцелить легко всякую болезнь; как мне помыслить легко о воскресении из мертвых, так Тебе легко воскресить всякого мертвеца. Исцели убо раба Твоего Василия от лютой его болезни и не допусти ему умереть, да не предадутся рыданию жена и дети его. – И благопослушливый Владыка помиловал. А то был на волосок от смерти. Сам признался уже на девятый день пред причастием, что нисколько нет ему лучше от пиявок и клистира. Слава всемогуществу, благости и благопослушеству Господа!

Младенцы Павел и Ольга по беспредельному милосердию Владыки и по молитве моего непотребства также исцелились от обдержавшего их духа немощи. У Павла малютки немощь разрешилась сном. Малютка Ольга получила спокойствие духа, и личико из темного сделалось ясным. Девять раз ходил молиться с дерзновенным упованием, надеясь, что упование не посрамит, что толкущему отверзется, что хоть за неотступность даст мне Владыка просимое, что если неправедный судия удовлетворил наконец утруждавшую его женщину [Лк. 18, 2 – 7], то тем более Судия всех праведнейший удовлетворит мою грешную молитву о невинных детях, что Он призрит на труд мой, на ходьбу мою, на молитвенные слова и коленопреклонения мои, на дерзновение мое, на упование мое. Так и сделал Владыка. Не посрамил меня, грешника. Прихожу в десятый раз – младенцы здоровы. Поблагодарил Владыку и пребыструю Заступницу. Мая 13-го дня 1862 г.

Сладкое питие с лакомою закускою сильно расслабляет душу и делает ее пленницею диавола. Опыт. Мая 7-го дня 1862 г.

Когда во время литургии придет в алтарь посторонний человек стоять в алтаре, не вознегодуй на него в сердце, не осуди его и не скажи в себе: «Зачем он пришел сюда? Разве нет ему места в церкви, вместе с прочими верующими? Он недостоин здесь быть», но осуди искренно себя и скажи: я недостойнее его по грехам моим, однако ж Господь допускает меня стоять у самого престола Его, – и ты поступишь справедливо. Сердце твое успокоится от смущения, и Господь даст тебе свидетельство в сердце твоем, что ты сделал угодное Ему дело, искренно осудивши себя. Не судите, да не судимы будете [Мф. 7, 1]. Будьте долготерпеливы ко всем [1Фес. 5, 14].

Милостыня хороша и спасительна, когда соединяется с исправлением сердца от гордости, злобы, зависти, праздности, лености, чревоугодия, блуда, лжи и обмана и прочих грехов. А если человек не заботится об исправлении сердца своего, надеясь на свою милостыню, то он мало получит пользы от ней, ибо то, что одною рукою созидает, он другою разрушает.

Святой апостол Павел, исчисляя добродетели любви, на первом месте ставит добродетель долготерпения: Любовь, говорит, долготерпит [1Кор. 13, 4]. Почему долготерпение на первом месте? Потому что наша природа, растленная грехом, прежде и больше всего недугует нетерпением, поспешностию: все нехороши, я один хорош, исправен, все поступайте так, как я поступаю, всё будь по моему, – так думает нетерпеливый. На втором месте стоит милосердие: любовь... милосердствует [1Кор. 13, 4] – потому что, далее, люди больше всего страдают несострадательностию и жестокосердием; потом стоит беззавистность, потому что, будучи жестокосерды к бедствующим, люди по адской злобе своей завистливы в отношении к благоденствующим: им несносно чужое благосостояние, чужие утехи.

Верую, Господи: помози моему неверию [Мк. 9, 24]. Священники должны помогать неверию своих духовных чад разродиться в живую и твердую веру, и для этого сами непременно должны быть сильны в вере, чтобы в случае душевного потопления их духовных чад неверием вынести их на твердый берег веры своею непоколебимою верою. Но если учитель веры сам неверен, откуда маловерный приобретет себе помощь и подкрепление? В опасности маловерия и неверия ему нужен [...] подобный ему человек, сильный верою, чтобы [слабую] его веру, особенно если требуется скоро, без [...], и слово священника, слово спокойной, возвышенной и твердой веры, тотчас возвратит колеблющегося к твердой вере.

Во время совершения литургии и Таинства Тела и Крови Господней, равно как во время совершения и других Таинств и вообще молитвы [домашей или церковной], крепко внимай себе, чтобы в сердце твое не запала мысль о какой-либо приятной для тебя вещи, или приятном для тебя лице, или неприятном лице и неприятной вещи и не привязалось бы к ним с пристрастием сердце твое или не почувствовало от воспоминания об них досады и смущения. Тогда сердце твое оставит Господа и Господь оставит тебя как идолопоклонника, как безумного человека, предпочетшего во время самого служения своему Создателю – создание Его, Зиждителю предпочетшего персть, Нетленному – тленное, Источнику воды живой – водоемы разбитые, которые не могут держать воды [Иер. 2, 13], или сущему Богу – себя, свои страсти; вознегодует как на безумного человека, который во время своей беседы с царем легкомысленно и дерзновенно оставляет его и рассуждает с его рабами, с его поварами, истопниками, половыми или же обращается от величественного и дышащего любовию и благорасположением лика царского к игрушкам-погремушкам и их любит, ими услаждается, а царем, который их имеет, для которого они не более как сор, пренебрегает.

Возьми заблаговременно предосторожность на случай сближения с иностранцами, принадлежащими к другому вероисповеданию или к другой вере, чтобы не постыдиться пред ними Христа своего и словес Его, установлений и обрядов веры своей, да не постыдится тебя Христос, когда придет во славе Своей со Ангелами Своими; помни, что мир прелюбодеен и грешен – то есть он покинул Бога и не знает Его, творит все против воли Ето, и горе человеку-христианину, который угождает миру.

Мальчика или девочку другого вероисповедания или веры старайся всегда обласкать, когда видишь их в кругу православных мальчиков или девушек в школе, да воздашь этим славу Христу твоему, кроткому и смиренному, и вере своей, допускающей великую терпимость вероисповеданий и вер, по словеси Христову, и отнюдь не имей негодования или рвения в сердце своем на невинных детей, хотя они и другой веры, например евреянки или татарки.

Ко всякому слову имей такое внимание и уважение, какое имеешь к живому человеку, [...] твердо веруя, что слово Божие живо и действенно, как живое существо, как Ангел, и по причине своей духовности и тонкости проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные [Евр. 4, 12]. Слово Божие есть [...]. Итак, когда говоришь, веруй, что ты имеешь [дело с] живыми, а не мертвыми существами, с действенными, а не косными и бессильными. Знай, что ты должен говорить с верою, с уверенностию каждое слово. Слова – живые бисеры. Не... пометайте бисер ваших пред свиниями [Мф. 7, 6].

Славлю, превозношу всеблагое, вселюбезное и препрославленное имя Отца и Сына и Святого Духа, Бога нашего, яко присно внемлет сердечной молитве моей и избавляет меня от грехов моих и тяжелого, подавляющего душу чувства скорби и тесноты. Так, я взываю сердечными устами, и Он, всеблагий, внемлет и спасает меня: Он – Бог Спаситель мой. Я немощь – Он сила моя; я грех – Он правда моя, Он покров мой, прибежище мое, радование мое. Когда я сердечно молюсь Ему, Он – весь слух, весь око для меня. Весь Он при каждом движении мысли и чувства, весь при каждом слове. Потому я должен быть как можно прост во время молитвы – как мысль проста, так прост. Читал: Помилуй мя, Боже... [Пс. 50].

Как наполняются дымом храмины жилищ ваших при совершаемых в них молитвословиях, так да наполнятся благодатию Святого Духа внутренние храмины душ ваших. Ибо благовонный дым кадильный, исполняющий храмину, – образ благодати Духа

Всесвятого, наполняющей духовным благоуханием души верующие.

Скоромная пища делает сердце грубым, каменным, бесчувственным. На молитве сейчас видишь действие на сердце пищи скоромной и постной.

Что человек произошел от слова Божия, доказательством тому служит самое слово «человек» и потом имя, данное ему при крещении или при обряде наречения имени: доколе человек живет, дотоле все называют его этим именем и он отзывается на него, что он точно то; он весь заключается в своем имени; наконец, когда он умрет и тленные останки его схоронятся в землю, остается в память одно имя его как свидетельство происхождения его от слова Божия, – это невещественное, вечное, как душа, достояние его и наше.

Если; ты от сердца молишься Господу или Владычице, или Ангелу, или святому, то ты говоришь самому сердцу Господа, Владычицы, Ангела или святого, ибо все мы в одном сердце Божием – в Духе Святом. Все святые – в Божьем сердце: во Мне пребывает, и Аз в нем [Ин. 6, 56].

Помилуй мя – то есть прости, не взыскивай с меня за грехи мои (то же, что: Боже, милостив буди мне грешному).

Слава Тебе, прелюбезнейшее, всеспасительное, животворящее имя Отца и Сына и Святого Духа! Как быстро, благостно спасаеши Ты меня, грешника, Отче, Сыне и Душе Святый! О, какое великое сокровище для меня – имя Отца и Сына и Святого Духа! Какой скорозаживляющий пластырь на раны моего сердца – имя Отца и Сына и Святого Духа! Какая жизнь моего сердца – имя Отца и Сына и Святого Духа! О Боже великий! Ты ли внемлешь молитве окаянного грешника? О, Любовь! Любовь! Любовь! Два раза призвал я сегодня (которые твердо помню) имя Отца и Сына и Святого Духа в скорби и тесноте сердца моего грешного, и скоро, скоро услышал меня Господь мой и из тесноты моей вывел меня в пространство, тяжкое бремя греховное превратил в легкое бремя Свое! (На лодке.)

Враг ежедневно сильно гонит мою веру, надежду и любовь. Гонят тебя, моя вера! Гонят тебя, моя надежда! Гонят тебя, моя любовь! Терпи, вера, терпи, надежда, терпи, любовь! Мужайся, вера, мужайся, надежда, мужайся, любовь! Бог ваш поборник! Не ослабевай, вера, не ослабевай, надежда, не ослабевай, любовь!

Когда молишься, веруй твердо, что Господь присущ каждому слову молитвы и, о чем ни попросишь, Он есть исполнение для тебя (и для всякого другого) каждого прошения твоего.

Всячески почитай лики человеков живых, да почитаешь, как должно, лик Божий. Ибо лик Господа Иисуса Христа есть лик человеческий. Не уважающий лика человеческого не уважит и лика Божия.

Если всё твое благо будет общим с ближним, то всё Божье будет обще с тобою. Чего ни пожелаете, просите, и будет вам. Все Мое Твое, и Твое Мое [Ин. 15, 7; 7, 10].

Не всё ли для тебя Я – Отец, Сын и Святой Дух, Бог твой, живот твой, покой твой, радость и блаженство твое? Твое богатство, твоя пища и питие, твое одеяние и всё твое? К чему же ты прилепляешься? К праху ли? Чего ты жалеешь для Меня во лице ближнего? – Праха ли? Для Меня ли, всё сотворившего, для Меня ли, Который [могу] землю и камни претворить в хлебы, воду источить из камня? Будь всегда со Мною и во Мне – и будешь всегда покоен и весел. Постыждало ли когда твое упование на Меня? Не всегда ли Я упокоивал и оживотворял тебя?

Священник по преимуществу будет Божий питомец, Божий затрапезник. Едва не каждый день бывает на вечери у Господа и за трапезой Его ест и пьет. Каков же должен быть священник?

Когда запрещаешь диаволу именем Господа нашего Иисуса Христа, то это самое имя, сладчайшее для нас и грозное и горькое для бесов, само творит силы, как меч обоюдоострый. Равно если просишь чего у Отца Небесного или совершаешь что-либо именем Господа нашего Иисуса Христа, то Отец Небесный о имени Своего возлюбленного Сына всё подаст тебе в Духе Святом, если ты творишь заповеди Его; а в Таинствах и вовсе, невзирая на твое недостоинство, подаст дар верующим. Где употребляется с верою имя Божие, там оно совершает силы, ибо самое имя Божие есть сила.

Помни, с понятием о священнике народ привык со единять понятие о святости, благости, кротости и смирении, простоте, о спокойствии и невозмутимости духа и вместе с тем величии, свойственном служителю Бога живого. Таким и старайся быть внутренно и внешно без малейшей тени гордости и высокомерия.

Слава крестному знамению, во имя Пресвятой Троицы тремя перстами изображаемому. Лишь изобразил я его на груди с верою в Живоначальную Троицу, повсюду сущую и единую в существе, и смущение и теснота оставили меня, стало на душе покойно и легко. Аминь.

Говорят: как узнают бедные, что подаешь всем милостыню, так и будут все к тебе ходить и надоедать. Что же? И прекрасно. Ведь и мы, зная, что Отец Небесный подает милость просящим у Него, вот и идем все к Нему с верою и надеждою. Радоваться надо, что к нам, грешным, идут бедные. Они – очищение грехов наших. Да кроме того, чрез свою милостыню мы имеем счастие несколько уподобляться Отцу своему Небесному. Будьте милосерды, сказал Господь, как и Отец ваш милосерд [Лк. 6, 36]. Слава Богу, что к нам идут бедные. Значит, Господь еще с нами. То беда наша была бы, если бы они бежали от нас. Тогда оставила бы и нас милость Божия. Суд без милости не оказавшему милости [Иак. 2, 13].

Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ и сущим во гробех живот даровав. Нравоучение: я должен воскреснуть от мертвых дел, умерши греху, да и другим, живущим во грехах, подавать благодатию Божиею жизнь духовную чрез проповедание слова Божия и пример святой жизни.

Славлю Госпожу Богородицу Деву за избавление от огненного запаления и утеснения диавольского пред служением на кладбище. О, как велики несказанно милости Царицы Небесной! Из самого ада извлекает душу мою и [покрывает] ее Своим Божественным милосердием. 16 мая 1862 года.

Проси чего хочешь у Господа: Богу Отцу стоит только восхотеть – Творец Сын и Совершитель Дух Святый всегда с Ним и в Нем, как и Он в Них, готовы Они всегда Совершать хотение Отца всемогущего и всеблагого, ибо едино Сами с Ним по благости и всемогуществу.

Становясь на молитву, мы нередко чувствуем в груди своей, во всех внутренностях и во всем теле какой-то хлад, нечувствие, омертвение, как бы окаменение к молитве: говоришь слова без живой веры, без силы, без чувства, богопротивно. Что делать тогда? – Надо сделать усилие: с живою верою изобразить крестное знамение, а потом молиться с воздетыми руками: да молитвы творят мужие, сказано, воздеюще преподобный [рус.: чистые] руки [1Тим. 2, 8]. Диавол, поражающий нашу душу хладом духовным и окамененным нечувствием, от крестного знамения и от воздеяния рук, изображающего распятие Христово и Пребожественную Троицу (средним концом и двумя поперечниками), убегает, не терпя силы креста и знамения Божественной Троицы, и к нам возвращается вера и горение духа.

В великие праздники Господь посылает великие кресты терпения, чтобы воспоминание великих благодеяний Божиих нам, грешным, было соединено с крестоношением для нас – внутренним или и внешним. Крест терпения налагает на нас враг Божий и человеческий – диавол, ибо в великие праздники он имеет обыкновение насиловать нашу душу к внутреннему прелюбодеянию с собою – или злобою, или гордостию и презорством, или хулою, нетерпением и огорчением, или маловерием и неверием, или сребролюбием и скупостию, или окамененным нечувствием и леностию.

Диавол до того преследует мнительностию иного мнительного человека, что теснит его мнительностию даже при употреблении пищи. Есть или нет, думает мнительный; есть ли это или нет; есть ли теперь или отложить до другого времени. Всё нужно, благословясь, делать с верою и не сомневаться, даже есть с верою всё предлагаемое. Ибо сомневающийся, если ест, осуждается, потому что не по вере [Рим. 14, 23]. Все, предлагаемое вам, ешьте без всякого исследования, для спокойствия совести [1Кор. 10, 27]. Ешьте и пейте, что у них есть [Лк. 10, 7].

Сильно пострадал я сегодня за огорчение на диакона Петра Алекс. во время обедни за монотонное и растянутое чтение праздничного Евангелия и за усумнение в нахождении Господа в пречистой Его Крови. О! Как диавол теснил и палил меня. Проповедь едва говорил голосом страдальческим, голосом скорби и тесноты. Молебны едва служил – совсем расслабел. Какое нужно незлобие и снисхождение к немощам брата во время службы! А диавол вызывает на злобу из-за самого благовидного предлога. Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных [Рим. 15, 1]. Слова: глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот суть [Ин. 6, 63], относятся к Телу и Крови Христовой. Значит, равно весь Христос находится как в Теле, так и в Крови Христовой. Уже самое мучение душевное вследствие усумнения в нахождении Господа в Крови Христовой служит доказательством, что помысл этот от диавола и есть прелесть, ложь, мечта. А глаголы Господа: сие есть Тело Мое, и: сие есть Кровь Моя [Мф. 26, 26, 28; Мк. 14, 22, 24] – не одинаковы ли, не равносильны ли? Тело и кровь не одно ли существо тела составляют? – Воистину. Кроме того, Иисус Христос, Сын Божий, есть дух, всюду сущий.

Вышедши из церкви, я искал подкрепления и утешения. И кто же мне преподал его? Один преподобный на иконе в доме одной бедной вдовы. Преподобный написан на стекле с открытой головой, в епитрахили на вые, в руке он держит свиток с надписью: «Братия, потерпите беды». Наставление краткое, но вполне ко мне подходящее. Преподобный сам исполнил это наставление и за то увенчан венцом небесным. 17 мая 1862 года.

Пожалел для брата избранного ястия, и лишь только пожалел, как Бог послал мне тотчас после обеда на хлеб насущный пять рублей за панихиды и похороны Константинова. О Боже прещедрый! Каюсь опять Тебе: всякаго ответа недоумеюще, сию Ти молитву яко Владыце грешный приношу: помилуй меня!

Не всё на небе будет ночь – авось и солнышко проглянет. Так говори про себя при омрачении и тесноте диавольской. И действительно, диавольские искушения – облака, находящие на мысленное душевное небо и закрывающие свет мысленного солнца – сердца нашего. Пройдут облака, и опять станет светло на душе. Пройдут бури – и настанет тишина.

Если диавол смутит тебя во время молитвы сомнением о чем-либо истинном, преданном Писанием и Церковью, скажи ему: всё Божие: и слова Божии и Святой Церкви Божией, руководимой Духом Святым, и все обряды, и существа Божии – всё Божие. Твоего, диавол, ничего нет. Ты – ложь, а здесь – истина.

Совершая какую-либо службу или Таинство, или молитвословие, веруй, что они установлены и изречены от Самого Божественного всесовершительного Духа, что слова их суть дух и жизнь [Ин. 6, 63]. Потому ни в одном слове не усумневайся.

Любовь к ближнему не допускает, чтобы мы и думали об нем что-либо недоброе, например чтобы не имели на него лукавой подозрительности, но думали бы об нем, как о себе; вообще, как хотим, чтоб об нас другие не думали худо, а только хорошо, равно как не говорили бы худо об нас и не делали ничего худого, а и говорили об нас хорошо и поступали с нами, как с собою или как с своими, – так и мы о других должны думать только хорошо и без особенного к тому вызова со стороны ближнего не думать об нем худо, равно и говорить об них хорошо и поступать с ними почтительно, ласково, искренно, не с притворною любовию – словом, поступать так, как хотим, чтоб поступали с нами. Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними [Мф. 7, 12]. Особенно нужно наблюдать, чтоб не оскорбить честь ближнего и не изменить ему в любви внутренно или наружно из-за пищи и пития, или из-за лакомства, или из-за денег, чтобы таким образом не оценить ближнего – этот образ Божий, этого бессмертного гражданина небесного, друга Божия, обитель Пресвятой Троицы, призванного к вечному единению с Богом, чтоб, говорю, не оценить ближнего ценою тленного праха, ценою того, что чрез час-другой, третий по принятии внутрь должно сделаться смрадом, негодным углем. Пусть кушает и пьет мой ближний сколько и что ему угодно, пусть он возьмет у меня пищу, одежду, деньги. Но бальзам небесной любви к ближнему, к этому заблуждающемуся образу бессмертного [Господа], не оставляет моего сердца: Любовь никогда не перестает [1Кор. 13, 8]. Ближний мой есть образ Божий, равный мне человек и тогда, когда он грешит: я и тогда должен любить его по заповеди, якоже себя. Сколько было бесстыдных людей, которые от такого любвеобильного, великодушного обращения с ними истинно добрых людей, которым они причиняли зло, исправлялись от своих погрешностей и пороков и делались честными людьми. Вот что делает любовь и уважение к ближнему: они поднимают его в его собственном мнении, в собственных его глазах, они заставляют его мыслить, чувствовать, говорить и поступать так, как мыслят и поступают любящие и почитающие их.

Помни апостольское правило: пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов [1Тим. 5, 23]. Это полезно.

Се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим, который приготовит путь Твой пред Тобою [Мф. 11, 10; Мк. 1, 2; Лк. 7, 27]. Священник есть ангел Господа Вседержителя, который должен уготовлять Господу путь в сердцах людей, в коих Он, Владыка, хочет вселиться и ходить, по Писанию: вселюсь в них и буду ходить в них... И буду вам Отцем, и вы будете Моими сынами и дщерями, говорит Господь Вседержитель [2Кор. 6, 16, 18]. Итак, священник должен вопиять часто: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему [Мф. 3, 3; Мк. 1, 3; Лк. 3, 4], то есть право живите, по заповедям Его.

Крестились... все... исповедуя грехи свои [Мк. 1, 5]. Народ должен сам исповедовать грехи свои. Иначе что же за вынужденная исповедь? Вспомни исповедь Давида, Манассии, трех отроков в Вавилоне.

Иисус запретил ему (духу лукавому), говоря: замолчи и выйди из него [Мк. 1, 25]. Когда священник говорит духу лукавому: запрещаю тебе именем Господа нашего Иисуса Христа, тогда всё равно что запретит ему Сам Господь Иисус Христос, и действенно это запрещение. Кроме того, соединяющийся чрез веру с Господом есть один дух с Господом [1Кор. 6, 17]; несомненно, чего хочет тот человек во время своего нахождения с Господом, того хочет Сам Господь; что делает он, то же делает и Господь.

Как я должен быть благодарен Господу моему, что Он так часто прогонял и прогоняет из моего сердца духов злобы, почти непрерывно коварствующих надо мною! Слава силе Твоей, Господи! Слава державе Твоей! Слава имени Твоему!

Теща Симонова, огнем жегома, – это душа моя, огнем страстей палимая: сколь часто Господь приступль к ней, воздвигает ея, емь за руку ея [Мк. 1, 30 –31], и огнь страстей оставляет душу, и она начинает служить Господу правостию сердца.

Утро, нощи сущей зело, востав изыде, и иде в пусто место, и ту молитву деяше [рус.: утром, встав весьма рано, вышел и удалился в пустынное место, и там молился] [Мк. 1, 35]. Подражай и ты своему Господу, о иерее, о пастырю словесных овец! И на тебе лежит великая ответственность пред Богом о людях. Как тебе жить без молитвы ранней и поздней, денной и нощной? Нощи сущей зело встав с постели, изыде в моленную твою домашнюю и тут деяй молитву Владыке о спасении людей и своем собственном.

Все ищут Тебя [Мк. 1, 37]. О! Если бы и ныне все искали Спасителя! Так нет: многие, вишь, не нуждаются в Нем и ищут богатства, мзды неправедной, удовольствий, роскошных яств и напитков, роскошных нарядов, жаждут забыться в вине, ищут игр, зрелищ, а не яже Христа Иисуса.

Идем в ближния веси и грады, да и тамо проповем: на сие бо изыдох [рус.: пойдем в ближние селения и города, чтобы Мне и там пропотедывать, ибо Я для того пришел] [Мк. 1, 38]. Так и священник должен ходить по своему приходу, чтоб всем проповедовать Царствие Божие: на сие бо изыдох, на сие поставлен Богом.

Прииде к Нему прокажен (всякий грешник), моля Его и на колену припадая пред Ним (так мы припадаем дома или в храме), и глаголя Ему, яко, аще хощеши, можеши мя очистити (мы просим очищения грехов). Иисус же милосердовав, простер руку, коснуся его и глагола ему: хощу, очистися. И рекшу ему, абие [рус.: после сего слова... тотчас] отиде от него прокажение (наша духовная проказа), и чист бысть [Мк. 1, 40 – 42]. Ах! Как всё это ощутительно бывает с нами!

Если мы в деле веры, надежды и любви не можем и от себе помыслити что, яко от себе, но доволство (способность) наше от Бога [2Кор. 3, 5], то всё богослужение, все обряды, молитвы при Таинствах, все вообще молитвословия – дыхание, наставление, собственность Духа Святого, наставляющего нас на всяку истину [Ин. 16, 13], и совершение всех служб, Таинств, молитв бывает от Духа Святого, – нам заботушки до исполнения нет никакой. На то Он и называется Совершитель или Всесовершитель.

Диавол одним мгновенным поворотом своего адского ключа в душе может нарушить вдруг правильное, мирное течение духовной жизни и, продолжая действовать в ней, расстраивать ее всё более и более до того, что его убийственные, огненные стрелы могут на целый день, другой, третий и далее держать ее в мучительном томлении. Это потому, что он есть простое, мысленное существо, как и душа наша также есть простое, но само по себе слабое существо, и одна мысль нечистая вдруг может возмутить всю душу. Будь прост, как Бог, или свят, как Бог, и крайне внимателен к себе, не нарушай простоты души своей ни на минуту, ни на мгновение пристрастием к чему-либо плотскому или греховному, а единственно прилепляйся к Богу, животу своему. Мне прилеплятися Богови благо есть [Пс. 72, 28].

О! Как мы грешим пред Владыкой! Не умеем как должно ступить, не умеем слово сказать ближнему или Ему, Создателю, ибо говорим неискренно, не с чистою любовию, грубо.

Человек истинно добрый радуется, что другие питаются от его стола, явно или тайно, и скорбит разве о том только, что некоторые не доверяют его доброте и щедрости и тайно, как бы крадучи, едят хлеб его; чем больше от его трапезы питается, тем он довольнее, как отец. Он не скорбит о том, что лишнее выйдет, он знает, какую наибольшую меру, сколько выйдет, и твердо уверен, что она невелика; он рассчитывает, что если останутся остатки, то их съедят неразумные твари Божии: собаки, кошки, птицы, которым указал Бот питаться от наших остатков, и жалок тот, кто не оставляет остатков, скуп и скряга.

Скупой человек, или диавол, в нем действующий, чрезвычайно лукав и под видом бережливости доходит до самых мелочных расчетов в пище и питии, в одежде, во всей обстановке – всё ему кажется лишним. Особенно он расчетлив, когда нужно подать милостыню на храм Божий или бедным. Помни щедроты Господни, и да не будет око твое лукаво от скупости. Ешь и пей во славу Божию, с пространным и радушным сердцем и благодари общего всех Кормителя.

Многие, называющиеся христианами, ни за что почитают употребление такого или другого рода пищи, постной или скоромной (дело безразличное, говорят: ни хорошо ни худо, ни добро ни зло есть мясо или рыбу в постные дни; что хочешь, то и ешь: хочешь есть мясо, молоко, масло, яйца, ешь их и в среду и в пятницу без зазрения совести): пища ничего не значит в деле угождения Богу и спасения души, – так рассуждают христиане по имени, а не по делам, и много заблуждаются в своем рассуждении. Как, братия! вы взялись сами быть учителями себя и других и для вас нет учителя в жизни с Божественною властию – разумею Церковь, пастырей и учителей Церкви, о коих апостол сказал: Он (Иисус Христос) поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями [Еф. 4, 11]. Но это пагубная, диавольская гордость, и непослушание, братия мои, матери Церкви – непослушание Самому Христу, Который для нашего спасения Сам был послушным даже до смерти, и смерти крестной [Флп. 2, 8]. И если вы своего плотского мудрования, своего самоучительства и непослушания не оставите, то, без всякого сомнения, вовеки погибнете. Думаете, что сказано много? Нет, сказана только сущая истина. Что погубило Адама и Еву и подвергло всем бедствиям, всем ужасным последствиям грехопадения как их, так и весь род человеческий? – Невоздержание от употребления запрещенной пищи, непослушание Творцу, бесконечно их облагодетельствовавшему, непослушание в ничтожной вещи – в пище, притом тогда, когда им дозволены были в пищу многоразличные плоды рая и самое древо жизни. Малому, слабому существу дано было малое и слабое испытание его покорности, благодарности, любви – и он, при своей свободной воле, не хотел перенесть и этого испытания, чтоб показать на деле свою благодарность, свою любовь, смирение, послушание своему Владыке. Так и теперь испытывает твой Владыка любовь твою к Нему малыми и (по твоему понятию) ничтожными вещами – пищею и питием. Если ты веруешь в Господа своего, в Его державу над тобою, если любишь Его, если благодарен Ему за все дары бытия и жизни, если ты смирен и послушен вышним велениям – исполни эту малую заповедь, воздержись от известного рода пищи и пития из уважения к правам, мудрости, благонамеренности и величию Законодателя, покорив волю свою Его воле, удовольствие глупого чрева – удовольствию исполнить волю твоего Небесного Отца, Промыслителя и Спасителя. Если пища – вещь ничтожная, говоришь ты, и в деле спасения она ничего не значит, то тем легче тебе должно быть пожертвование Богу ничтожною вещию – не из-за чего и противиться Церкви, спорить с другими, скорее покажи послушание в этом ничтожном деле, каково ядение и питие, и измени по уставу Церкви качество своей пищи и пития (конечно, и количество). Но в том-то и беда, что ты только говоришь, будто пища и питие для тебя вещи ничтожные, а в самой вещи вовсе не ничтожные, а весьма для тебя драгоценные, весьма важны, прелестны, привлекательны, да так, что тебе нужно сделать себе великое, тяжкое принуждение, чтобы лишить себя известной пищи и пития, которые ты любишь, как себя, которые ты сделал для себя настоящими идолами, без которых не можешь жить. Вот здесь-то и видно твое самолюбие, твое самослужение, твое идолопоклонение собственному чреву, твоя непокорность законам Зиждителя своего из-за тленной пищи и пития. Из-за таких ничтожных вещей, каковы пища и питие, Кому ты противишься, Чьих велений не исполняешь? Ты, ничтожный человек, в своем самодовольстве делаешься непокорным Богу, Творцу твоему, Который, как твари, предписал тебе Свои законы, требуютцие непременного исполнения. Брат и сестра! Святость, величие, мудрость, вековая опытность матери вашей Церкви, всегда наставляемой и руководимой Духом Святым, не могущим погрешать или обманываться, да заменит вам ваше собственное мудрование близорукое, слепое, греховное, нечистое, немощное. Положись в деле спасения во всем на Церковь, без всякого сомнения, как положились на нее все святые, коим нет числа, и спаслись во Царствие Небесное, угодив совершенно Богу, в Троице славимому Отцу и Сыну и Святому Духу.

Отец Небесный так неусыпно печется о нас, что если ко мне пришли гости или придут сегодня или завтра и, следовательно, потребуется больше пищи и пития, то Он, прещедрый, посылает мне на их долю в тот же день почти туне богатую милость. Много раз я это замечал. Буди слава и благодарение отеческому промыслу Владыки нашего. А мы да будем просты и щедры ко всем, к нам приходящим. Будуем всегда помнить, что Отец Небесный каждое мгновение жизни печется, промышляет об нас. Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом [Мф. 6, 32].

Чревоугодник – невольник своего чрева: он ест по сделанной привычке, по заведенному правилу и тогда, когда не следовало; ест часто и всегда почти столько, сколько здравый рассудок и опытность не дозволяют есть; ест столько, что после насыщения всегда почти раскаивается, что столько не следовало бы есть. Таким образом, чревоугодник стоит в противоречии с своим разумом и опытом, не говоря о противоречии слову Божию и Церкви. Чревоугодник даже духовную деятельность свою часто направляет к угождению чреву: для чрева он мыслит, пишет, говорит, делает. Чрево им владеет, как слепым, безответным рабом; чрево его и радует, и смущает, оно его и покоит, и бичует. Если бы можно было видеть мысли чревоугодника, то мы увидели бы, что они едва не во всякое время направлены только к угождению чреву. Жалкий невольник – чревоугодник: ему и не хотелось бы, по требованию веры и разума, съесть что-либо приятное, но чрево требует жертвы, оно раздражено, и вот ему удовлетворяют, как безотвязному псу; человек ест как бы невольно известную снедь потому именно, что она пред глазами и прельщает его, а сил отказаться, по маловнимательности к своему спасению, нет. Духа Божия не призывает помочь в добром начинании.

Как к тебе Бог щедр в дарах Своих духовных и вещественных, так ты будь щедр к слугам своим, работающим Тебе; как к себе ты щедр, так будь щедр и к ним, ибо сказано: возлюби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 39; Мк. 12, 31]. Ты далеко не по заслугам получаешь себе возмездие за труды – не взвешивай тщательно и заслуг людей твоих и да не будет око твое лукаво при отдаче им мзды за труды их, например при даянии пищи и пития: какою мерою меришь, такою и тебе будут мерить [Мф. 7, 2]. В особенности не жалей для них хлеба и вообще ястия и пития вожделенного, тобою употребляемого, но что сам вкушаешь, то давай вкушать и им. Попирай мелочное самолюбие, усиливайся во всем, даже самомалейшем, любить ближнего, как себя. Да не прельщает тебя сердце твое; ревнуй неослабно исполнять Божественные заповеди. Любишь угощаться дорогими и вкусными снедями у других – как же не дать средства приятно покушать и слугам своим [...]. Слуги – дети наши, больше – благодетели наши, разделяющие домашние труды наши. Да не прельщает тебя сердце твое; ревнуй же особенно исполнить Божественные заповеди.

Отец Небесный радуется, видя питающуюся от Него тварь, ибо Он весь любовь, – а у людей часто бывает так, что они скорбят и негодуют сердцем, видя питающихся от их достояния и избытков, ибо люди злы и самолюбивы, от нихже первый есмь аз.

В человеке две жизни; плотская и духовная, жизни, одна с другой несогласные, одна другой противные. Если одна цветет, другая [упадает], и наоборот. Плоть воюет на дух, дух же на плоть. Они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы [Гал. 5, 17]. Стихия плотской жизни – хлеб, стихия духовной жизни – слово Божие, молитва и Тело и Кровь Христовы. Плоть всю жизнь свою полагает в пищи и питии, а дух – в Боге живом и всемогущем и благопромышляющем. Поджигатель плотской жизни – диавол с своею споспешною силою; виновник, помощник и совершитель духовной жизни – Дух Святой. Святым Духом всяка душа живится, и чистотою возвышается112. Диавол палит внутренности у человека жадного и нудит его к жадности и питью.

Когда человек во время предстояния на молитве подумает о хлебе с некоторым пристрастием, тогда Господь оставляет его и говорит: пусть дадут жизнь твоему сердцу и твоей душе хлебы твои, которые ты готов есть и на молитве или коих тебе жалко для других: Я оставлю тебя, – и тогда дом души делается пуст, на сердце бывает смущение и явное оставление Господом, источником жизни и мира нашего.

Сердце человеческое пространнее небес, ибо Невместимый небесами и землею вмещается в сердце человека. Чрево Твое бысть пространнейшее небес. Матерь Божия всего в Себе вместила Сына Божия.

Когда даем другим что-либо неснедомое, нелакомое, тогда нет и прелести и охотно расстаемся с своим даянием, хотя бы оно было и значительное; а когда даем приятную снедь или питие, тогда прелесть их производит в нашем сердце жалость, неохоту с ними расстаться, и мы туго, часто со скорбию и теснотою сердца, расстаемся с своими любимыми снедями и напитками, особенно если сами их не ядим и не пьем. Такова непоследовательность, безрассудство, слепота, глупость наших страстей. Что вкусно – всё бы съел сам, а ближнему ничего.

Велико, жизноносно имя Господне – оно жизнь сердца нашего.

Согреших [весьма] пред Господом чревоугодием и безвременным плотским сладострастием, окалявши плоть свою и душу свою. Господи! Источниче милости, помилуй мя, кающегося, и не погуби мене со беззаконьми моими. Тьмами обещах Тебе покаяние, Владыко, но солгах, окаянный, – помилуй мя и очисти мя, лживейшего, и прочее время живота моего даруй ходити во истине Твоей.

Вот тебе еще и еще доказательство, что чревоугодник наказывается чревом же, что тогда и надо прекращать есть сладостные брашна, когда они кушаются с самым сильным аппетитом. Природа наша показывает весьма часто ложный аппетит, требует тогда, когда нужно кончить стол. Итак, плотская сладость чрева, повреждающая сердце, или дух наш, выгоняется из сердца и плоти чрез боли желудка или других виновных в сластолюбии членов: зубов, челюстей, языка, нёба, щёк.

Благодарю Господа, яко молитвами Пречистыя Своея Матере и угодника Своего святителя Алексия, митрополита Московского и всея России чудотворца, помиловал меня, сластолюбивого грешника, и избавил меня от болезни чрева по окончании утренних молитв. Целую ночь мучился резью в животе и не спал. Надо было только потерпеть Господа да искренно покаяться, чтобы получить от Него спасение.

Проповедуя не чревоугодничать, чревоугодничаешь. Проповедуя терпение, сам нетерпелив.

При устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово [2Кор. 13, 1; Мф. 18, 16]. О Божественных Тайнах свидетельствует Сам Господь Иисус Христос со Отцем и Духом Святым, вся Вселенская Церковь, начиная с апостолов до преподобных и праведных и до последнего верующего. [...]

Слово Бога Слова, как всемогущего и простого существа, равно Ему Самому. Потому Он словом творит, елика хощет, в Духе Святом.

Большие обеды ведут к смерти, прежде чем успеешь о том подумать.

Аз рех: бози есте [Пс. 81, 6; Ин. 10, 34]; о ближнем, именно о христианине, помышляй как о обоженном и будь к нему доверчив в делах его. Главное – не жалей для него в его нуждах ничего земного и тленного.

Всякий человек состоит из двух человеков: плотского, ветхого, греховного – и духовного, нового, святого. Плотской человек – всегдашний враг духовного, враг его спасения и сильно, непрестанно старается запинать его на пути к небу многоразличными страстями: чревоугодием, объядением, пиянством, сребролюбием, скупостию, гордостию, завистию, раздражительностию, тоскою и унынием, злобою и мщением. Горе человеку, который угождает своему плотскому человеку, который волю плоти и плотских помышлений своих [творит]: его дух мертв, и он не имеет жизни вечной, в нем пребывающей [1Ин. 3, 15]. Благо человеку, который противится плотскому своему человеку и воюет с ним, хотя упорна, трудна и ожесточенна и болезненна эта война; благо тому, кто духом плотския деяния умерщвляет: он жив будет, по непреложному слову Божию113. Благо, когда плотской человек озлобляется114 болезнями, бедами и скорбями. Тогда духовный человек получает силу и жизнь, а плотской подавляется и умерщвляется.

Если ты сам не внимаешь своей молитве и не слышишь ее сердцем своим, то как ты можешь думать, что внимает ей Владыка и слышит ее?

Мерзость Господу та молитва, которая совершается с жалением плоти, с неженьем ее. Во время молитвы распни плоть свою с ее страстьми и похотьми.

Чревоугодниче! Посмотри на конец, какой ожидает тело твое и всякую пищу.

Скупец! Посмотри, чего ты жалеешь для себя и других: не праха ли и не тления ли, не смрада ли? Для тленного тела жалеешь тленного, для бессмертного образа Божия жалеешь временного, для вечного – преходящего? Не пылинка ли одна весь мир в сравнении с бессмертным человеком?

Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? [1Кор. 7, 16]. Премудрость Божия так устрояет наше спасение, что с неблагочестивою женою сочетовает благочестивого мужа или с неблагочестивым мужем благочестивую жену, так что Таинство Брака есть великое дело благости Божией, хотящей, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины [1Тим. 2, 4]. Он есть подлинно образ союза Христа с Церковью. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь... Он же Спаситель тела [Еф. 5, 25, 23].

После причащения Божественных Таин слабительного отнюдь не принимать, хотя бы и нечист и крепок был желудок, ибо принятие слабительного вскоре после причащения Божественных Таин есть поругание их, от которого избави Боже и всех врагов наших. Смотри, не искушаетли тебя враг чрез живот. Господи, помилуй мя, яко, не размысля в сердце моем, сотворих грех, приняв слабительное, по моему маловерию.

Божественная литургия, все службы церковные и чинопоследования Таинств – ткань Божественного Духа, животворящая ткань из животворящего слова.

Блуд во всех его скаредных видах, растлевая тело, растлевает преимущественно сердце, растлевает целость веры и любви. Величайшее зло – блуд! Он – причина неуважения к лицу человека и охлаждения к нему.

Благодарю Тебя, всеблагий Господи, за великую Твою милость. Се, Ты провел меня сквозе огненные страдания моей болезни и извел мя еси в покой здравия. О, как мне легко после болезни моей. Как тело мое стало свободно и как бы эфирно! Всё лишнее, всё нечистое вышло, осталось благопотребное, чистое, здоровое. Благодарю Тебя, изрядный и премудрый Художниче и Целителю тела моего! Ты болезни наши обращаешь нам в урок терпения, целомудрия, смирения и в очищение души. Проидохом сквозе огнь и воду, и извел ecu ны в покой [Пс. 65, 12]. О, какой неизреченный, пренебесный покой вкушают души после скорбей и болезней временной сей жизни, если они умерли в мире с Церковью, с ближними и с собою! Так, даже здесь душа наша ощущает великое спокойствие, когда она по молитве ко Господу очистится от своих грехов и страстей, которые обуревали, омрачали, палили и теснили ее и потом, по манию Господа, внезапно исчезли со всеми своими последствиями! Великий покой и отраду вкушает тогда душа.

Всесвятый Душе! Согреших против святыни Твоея неблаговременным ядением. Помилуя мя и очисти мя. Скоту несмысленному я уподобился, и даже хуже я и скота, ибо прельстился пищею тогда, как тело мое не требовало ее. Не постави мне греха, по безмерному благоутробию Твоему.

Осудят тебя в невоздержании святители, которым ты так часто молился и называл их учителями воздержания, между тем как сам безумно предавался невоздержанию.

Как мы ведем себя пред Отцом Небесным? – Вероломно, лукаво, коварно, бессовестно. Мы редко обманываем так и людей, как обманываем всесвятого Господа. Долготерпеливе, помилуй нас!

Как легко диаволу всевать в нас ложные мысли или страстные помыслы, так, напротив, легко же и побеждать его или отражать его ложные мысли и страстные помыслы, ибо как легко помыслить об истине какого – либо рода, так удобно отвергнуть противную ей ложь. Диавол скажет: это ложь; нет, говори, – это истина, а что ты внушаешь, то это точно мечта, призрак, ложь.

Никогда я так благоуспешно не служил, как в Троицын день после предшествовавшей тяжкой болезни животом и на другой день после Духова дня после предшествовавшего воздержания и поста! Служил спокойно, с великою верою! Причащался, особенно в последнем случае, с великою верою и дерзновением!

Если усумнится сердце твое в нахождении Господа в каждой частице Тела и Крови Христовой, то представь весь мир несуществующим, ибо это несравненно легче представить – тем легче, чем мир в самом деле некогда прейдет, и представь единого Господа существующим да твое ничтожество, и с простою мыслию о Сущем прими животворящие Тайны, веруя, что их Господь всецело в самомалейшей части проникает, объемлет и содержит.

Тело наше – как лист древесный, или как ствол мягкого растения, или как плод древесный с внутреннею костью, и только спусти его – и разойдется и разложится.

Господи! Согреших пред Тобою тяжко: греху брата моего иерея посмеяхся единою и дважды; помилуй мя и изглади грех мой, а прочее время живота моего даруй мне быть осмотрительным в словах моих. О! Как хорошо больше молчать, чем говорить, ибо, говоривши, сейчас согрешишь и Бога прогневаешь. Господи! Милость моя! Помилуй мя.

Лакомая пища и питие суть как бы тело и кровь сатаны; когда они приняты внутрь с большим услаждением, тогда диавол гнездится в них и томит нас чрез них. О! Раб Христов! Не ласкай, не нежь плоти своей: ты чрез это усиливаешь ее против духа и делаешь ее самым подручным орудием врага своего бесплотного. Помни: сидя за столом во время кушанья, ты откармливаешь врага своего на погибель себе или по крайней мере к крайнему вреду своему. Да побудит это тебя к скромности и простоте и к воздержанию в пище и питии. С опыта.

Если у меня бедные и нуждающиеся каждый день просят, и я, будучи зол и нетерпелив, не устаю каждый день подавать нуждающимся, то не исполнит ли всеблагий Господь каждый день возобновляемых мною прошений к Нему о себе и о людях? А как в храме я, кроме того, ношу образ Христа, единственного Первосвященника, то там Господь всё исполнит ради Христа. В самом деле: я молюсь, и Отец Небесный видит во мне единственного Первосвященника Христа, Сына Своего, Самого Себя принесшего в жертву за грехи наши, и всякую молитву мою церковную исполняет.

Чрево – седалище сатаны, царствующего в нем посредством нашего чревоугодия или лакомства человека, невоздержания и пиянства. Потому-то и животворящие Тайны преподаются нам как пища и питие – для разрушений владычества сатанинского во внутренностях наших, для воцарения в них Христа. Желающему сподобляться причащения надобно непременно наблюдать воздержание и пост, употреблять пищу скудную и суровую. Ей, христианин! Откажись угождать своему чреву. Невозможно Богу работати и мамоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13].

Слыша о пожарах, представь последнее пожарище всеобщее. Представь, что тогда вся земля и дела, какие на ней, сгорят, и ни за что почитай всё земное, ибо всё будет жертвою огня и тления [2Пет. 3, 10].

Во всякую минуту прислушивайся к своему сердцу, есть ли в нем чувство любви к ближнему, и, если нет, скорее возбуди его. Ратуй115 с плотским человеком и с духами злобы поднебесными до крови за это чувство. Побеждай чувство отвращения и злобы.

Когда лень тебе делать какое-либо дело, тогда его и делай. Нудь свою ленивую соседку всеусильно к трудам. Скажи ей: на труды ты создана. Здесь не место покоя – он обещан в вечности. Принуждай себя делать всё от сердца, с усердием.

Готов будь всегда всем сердцем, мыслию, словом и делом служить ближнему, просящему твоей услуги или хотя и не просящему, но нуждающемуся в ней. Кто хочет быть большим между вами... да будет всем рабом [Мк. 10, 43 – 44]. Наше злое, испорченное сердце косно к услугам безмездным; горделиво, лениво и уклончиво, когда другие просят нас об услуге. Пойди сегодня работай в винограднике моем, говорит Господь рабу. Раб отвечает: не хочу, – и только после, раскаявшись, пошел;, а другой отвечает на ту же просьбу так: иду, государь, и не пошел [Мф. 21, 28 – 30]. Вот как лукаво наше сердце! Надо принуждать себя к поспешной и радушной услуге.

О великое имя Пресвятой Троицы! О благоухающее выну святостию, спасением и жизнию имя Пресвятой Троицы! О всеспасительное имя! О непреложно спасительное имя для всех призывающих Тебя с верою и усердием! Слава Тебе!

Бесконечная благостыня и милосердие – Боже Отче, Боже Сыне, Боже Душе Святый! Потопи пучиною Твоей благости и милосердия грехов моих многое множество! Бездну Твоего милосердия призывающему подавай выну прощение грехов моих! – Я говорю в сердце моем эти слова, и мне тотчас воссиявает прощение от Триипостасного Владыки живота моего!

Согреших, Владыко, произнесши скверными устами суд на святый собор отцев.

Благодарю Тебя, Владыко, яко за простоту веры при причащении Ты облаженствовал душу и тело мое животворящими Твоими Тайнами! Принимай с благоговением, просто Божественные Тайны, как Самого Сущего Христа, ни на мгновение не колеблясь, и будешь преблажен, мирен, радостен, небесен. Вера твоя спасла тебя, говорит Господь в простоте веры принимающему Божественные Тайны, иди с миром [Лк. 7, 50; 8, 48]. Я прикрываю тебя Своими заслугами и благоукрашаю Моею святынею храм души твоей туне. Только будь Мне верен и впредь. 31 мая 1862 года.

Деньги, пища, питие, одежда, книги, домы – пища огня и тления. Не безрассудно ли человеку, существу бессмертному, привязываться к ним, дружиться с ними? Ну пара ли – он и это тление? Пища не для того ли принимается в желудок, чтоб она горела? Не дрова ли она? Итак, жги дрова. Для того они и дрова, чтоб жечь. Что пища и питие, равно деньги, одежда, роскошное жилище и прочее пища огня и тления, это доказывается и тем, что диавол привязанностию к ним всегда палит и тлит наши души и тела. Да и на глазах наших они подвергаются тлению.

Никакой пищи и пития не жалеть для ближнего. (Боже, помози!) Господня земля и что наполняет ее [Пс. 23, 1; 1Кор. 10, 26, 28]. Не быть самому жадным. Не полагать жизнь в хлебе едином, отвергая упование на слово Божие и Тело и Кровь Христову.

Благодарю Тебя, всеблагий Владыко, яко по молитве моей пока отъял еси безаконие мое и помиловал мя еси. Благодарю Тебя, яко в ров отчаяния вринуться не попустил еси мне. Благодарю Тебя, яко тьмами тем от страстей моих избавляеши мя и от пагубных последствий их спасаеши мя. Благодарю Тебя, яко не посрамил еси лица безумия моего116 [Пс. 37, 6], но от вольного безумия моего спасл еси мя.

За счастие почитай тот день, когда кто-либо из братии твоей покушает или попьет от твоей трапезы: брат был – это всё равно что Господь был, Ибо брат – образ Божий.

Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [Гал. 6, 2]. Иисус Христос понес на Себе все наши тяготы – мы должны носить безропотно тяготы друг друга. Таков закон любви Иисуса Христа.

Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино [Ин. 17, 21]. Что же нас разделяет от Бога и между собою? – Деньги, пища и питие – этот прах, этот тлен, гной. Отчего? Оттого, что нет живого, христианского упования на Бога; мы не знаем или забываем, что истинная жизнь человека есть любовь к Богу и ближнему.

Полагая жизнь в прахе и надеясь на него, мы не воздаем Отцу Небесному подобающей славы возложением на Него всего своего упования, всей своей печали, как должно верным чадам Его во Христе. Аще Отец есмь Аз, то где слава Моя? [Мал. 1, 6]. Где ваша надежда на Меня? Где ваша любовь ко Мне? Где беспристрастие к земному, тленному и вседушевное желание небесного, духовного, вечного?

Я в Боге и одно с Ним; я и ближний – одно в Боге.

Любы, говорит святой апостол Павел, николиже отпадает [1Кор. 13, 8]. А мы отпадаем от любви к ближнему ради неприятного запаха изо рта, ради каких-либо недостатков телесных или душевных, нравственных или природных, даже – увы! – из-за болезни ближнего, когда надлежало бы тем больше его любить; отпадаем от любви к ближнему ради каких – либо погрешностей его против нас, даже – увы! – из – за пищи и жития! Какая низость! Прочь всякое самолюбие! Да исполняется заповедь Господня: люби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 19, 19; Рим. 13, 9].

Что? В день бедствия, в день пожара или наводнения или свирепствования злых людей помогает тебе твое имение? Избавляет ли оно тебя от страхов? Нет, увы! Один верный друг тогда – Бог, Который и тогда избавляет нас от страхов, если с верою воззовем к Нему. Много значит тогда еще друг из людей, снисканный нашим хлебом-солью или родством.

Сахар, всё сладкое и приятное для плоти убийственно для души моей. (Опыт.) – Расслабляет и изнеживает сердце, лишая его веры и упования на Бога, истинной любви к Богу и ближнему. Так, сладкий чай с белым хлебом, особенно со скоромным, – одно расслабление души и тела, а не укрепление. Черный хлеб с водой или белый простой – вот что укрепляет. А единственно крепительный хлеб для души и тела – Тело и Кровь Христова.

Доколе ты не исправишься? Доколе Я буду терпеть тебя? Доколе Я буду напрасно питать тебя Собою, Моим Телом и Кровию? Долго ли вам хромать на оба колена? [3Цар. 18, 21]. Если чрево твое бог – иди вслед его, а если Бог Небесный, Дух бесконечный, тот Бог – то служи Ему всем сердцем, познай, что угождать Богу и чреву вместе невозможно.

Доколе же ты будешь ни тепл, ни студен, а обуморен?117

Доколе ты не научишься от всего сердца ценить более всего мысленные, духовные блага и презирать видимые, вещественные? Кажется, уже довольно познал ты, что те блага – жизнь духа, а эти – скорбь и крушение его, теснота и огонь?

Временные, чувственные блага хотя и сладостны и приманчивы, но скоропреходящи, как тень, а невидимые, духовные, будучи бесконечно сладостны, в то же время вечны, непреходящи. Мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно [2Кор. 4, 18]! Стремись же поспешно к невидимым, презирай видимые.

Замечайте, что движет вашими мыслями, желаниями, словами, деятельностию: похоть ли плотская, похоть очей и гордость житейская [1Ин. 2, 16] или дух, желудок или сердце, чувственная или духовная природа? Живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном [Рим. 8, 5].

Чем изысканнее и разнообразнее пища, тем более она расслабляет тело и вместе с ним сердце; а чем проще и грубее, тем крепче тело и вместе сердце. Опыты.

Беда людям от чрева: сильно владеет оно ими, ко вреду душевному и телесному. Оно владеет ими чрез алчность и жадность к пище и питию, чрез пресыщение и пиянство, чрез курение табаку, чрез сребролюбие и любостяжание, чрез скупость и зависть, чрез убийство, блуд и прелюбодейство, воровство и лжесвидетельство. Многих удалило от Бога и удаляет, многих погубило чрево и ввергло в огонь вечный. Многие не знают из-за него покоя в жизни, многих водит оно за нос день и ночь как низких, презренных рабов своих. Что же нам делать с чревом? Как овладеть им? Нужно твердо веровать и помнить всегда, что жизнь души и тела нашего есть Бог, а не один хлеб, по Писанию: не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек [Втор. 8, 3; Мф. 4, 4].

Когда при добром повествовании о добрых качествах и делах ближнего сердце твое смутится и свяжется завистию диавольскою (ибо мы так горды и злы, что думаем тайно, будто мы одни хороши), тогда скажи в сердце своем о брате, имеющем добрую славу, следующие слова Священного Писания: да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен [2Тим. 3, 17], и исполни сам сердце свое этим благожеланием.

Наша плоть унывает и понуряет голову, когда подвергается немощам, а когда здорова и вкушает удовольствия плотские, тогда восхищается, скачет и выходит из себя. Не надо обращать внимания на обманчивые чувства плоти и вообще пренебрегать всякою плотскою игрою, плотским восторгом, благодушно терпеть скорби и болезни плотские и духом мужаться и возлагать упование на Бога.

Раб Христов! Умертви жизнь чрева, да дух оживет и обновится во утробе твоей. Давай чреву только необходимое, отнимай всё излишнее.

Сколько раз смерть вступала в мое сердце, сообщая начатки свои и телу (и числа нет), и от всех смертных случаев Господь избавил меня, помиловал меня милостию несказанною и оживотворил меня. О! Какою благодарностию ко Господу должно быть исполнено сердце мое! Аще не Господь бы был в нас... вмале [рус.: вскоре] вселилася бы во ад душа моя [Пс. 123, 1; 93, 17].

Когда я жив, тогда плоть – моя, потому что дух мой живет в ней, но когда умру – она уже не моя, а достояние Божие и земли. Господня земля и что наполняет ее [Пс. 23, 1; 1Кор. 10, 26]. Земля ecu, и в землю отидеши [Быт. 3, 19].

Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь [Ин. 6, 54, 56] – эти слова то же значат, что: Я Сам весь пребываю в этих двух видах причащения – в Плоти и Крови, они Мои по тесному общению со Мною, как плоть и кровь человека с душою человека, живущего в них, ибо душа проникает всё тело и всю кровь.

За чрезмерное разжжение плотскими страстьми Господь наказует нас огнем вещественным, чтобы пробудить нас от греховного, погибельного усыпления; Он зажигает вокруг нас беду, спасая нас страхом от вриновения в беду вечную. Бросим посещать театры, цирки, перестанем безумно кружиться в удовольствиях. Бросим роскошь в одежде, в столе; поревнуем о простоте во всем, попечемся о бедных и нищих. Умилостивим Владыку исправлением своих растленных нравов.

В основании молитвы, каждого слова молитвы должны быть кротость, смирение, терпение, незлобие, искренность. Внемли своему сердцу, когда молишься.

Об уповании на Бога. Уповай на Бога в бедствии, воздай подобающую славу Отцу Небесному в трудных твоих обстоятельствах, докажи спокойствием духа и спокойствием всех своих поступков, что ты веруешь в неусыпный Промысл Отца Небесного, пекущегося об нас больше, чем мы сами, и ведающего лучше нас нужды, беды, напасти и скорби наши. Возверзи на Господа печаль твою [Пс. 54, 23]. Не малодушествуй, не скорби, якоже и прочии не имеющии упования [1Фес. 4, 13]. Припомни чрезвычайную защиту небесную, ниспосланную от Бога Елисею. Царь Сирийский хотел взять Елисея в плен. Царь сказал, что пророк в Дофаиме. Этот городок лежал к северу от Самарии, не в дальнем от нее расстоянии. Царь Сирийский ночью окружил город многочисленным войском. Рано утром служитель Елисеев вышел из дома и увидел вокруг города неприятельские войска, конницу и колесницы; вбежавши к Елисею, он вскричал: «Ах, господин! Что с нами будет?» Елисей отвечал: «Не бойся, с нами больше, чем с ними». Пророк помолился, и Господь отверз очи служителя Елисеева: он увидал, что вся гора занята конями и колесницами огненными, которые ограждали Елисея. Между тем сирияне пришли к Елисею. Пророк помолился, чтобы Господь поразил их ослеплением, и сказал им: «Вы не по той дороге и не в тот город пришли; пойдите за мною, и я отведу к тому человеку, которого вы ищите». И отвел их в Самарию, к израильтянам. Здесь Елисей снова помолился, чтобы Господь возвратил правильное ощущение их зрению, и сирийские воины увидели, что они находятся среди Самарии, во власти израильтян. Царь Израильский хотел было истребить весь отряд, но Елисей представил царю, что это не военнопленные, а предложил, напротив, угостить их и отпустить к своему государю. Иорам, царь Израильский, так и сделал. На этот раз сирияне оставили в покое израильтян [См.: 4Цар. 6, 8 – 23]. Вот как Господь хранит уповающих на Него!

Молясь Господу, или Владычице, или Ангелам, или святым, же давай никакого труда Господу (или Владычице, Ангелам и святым) исполнить твое прошение или прошение верующих, но веруй, что как легко тебе мыслить о каком-либо благе, так Господу легко его даровать людям Своим молитвами Пречистыя Своея Матере, Ангелов и святых; кроме того, так как Бог есть преизливающаяся, бесконечная благость, то Он и хочет и ищет всегда сообщения Своих благ тварям Своим, только бы мы с верою, упованием и любовию обращались к Нему, как чада к отцу, сознавая свою греховность, бедность, нищету, слепоту, немощь без Него.

На действия сослужащего тебе диакона смотри как на свои собственные, говори: что брат мой делает, то я делаю (всё равно). Я и он – одно. Так рассуждай с собою, например, тогда, когда он раздает просфоры. Положись на него в этом деле совершенно, и сам не вступайся в него. Служить трапезам – дело диаконов, а твое дело – пребывать в молитве, служении слова [Деян. 6, 4] и достойном совершении Таинств и приобщении Святых Таин Тела и Крови Господней. Негодовать душою на диакона за раздачу без твоего ведома просфор крайне грешно, особенно во время священнослужения и причащения. Помни слова Спасителя: Старайтесь (заботьтесь) не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий [Ин. 6, 27]. Еще говорит Господь: не о хлебе сказал Я вам: берегитесь закваски фарисейской и саддукейской (то есть лицемерия в молитве и во всей жизни) [Мф. 16, 11].

Согреших пред Тобою, Владыко Триипостасный, яко, имея в себе Тебя, живота присносущного, о хлебе тленном попекохся; имея в себе Тебя, сладчайшее брашно, попекохся об избранном плотском ястии. Помилуй меня, Милость бесконечная! Се, каюся Тебе!

Почему нетерпение в малом, ничтожном деле, одно простое движение сердца к нетерпению есть уже грех и наказывается внутренно тотчас же? Равно отчего и всякое мгновенное движение сердца ко греху считается грехом и наказывается тотчас? – Оттого, что нетерпение в малом есть задаток нетерпения и во многом и великом и ведет к нетерпению в великом, ибо душа человеческая есть простое существо и одно мгновенное движение сердца ко греху есть уже грех. Итак, поелику всякий малый грех ведет к большему, то он и наказывается всегда в самом начале и должен быть сокрушен, как младенцы Вавилонские о камень – Христа [Пс. 136, 8 – 9]. В малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего [Мф. 25, 23]. А как велико это многое? Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его [1Кор. 2, 9].

Молясь, всемерно старайся о том, чтобы чувствовать сердцем истину, или силу слов молитвы, питайся ими, как нетленною пищею, напояй ими, как росою, сердце свое, согревайся ими, как благодатным огнем.

Всегдашняя искренняя молитва нужна, между прочим, для того, чтобы мы постоянно помнили, что виновник всех благ духовных и телесных есть Бог – бесконечная благость, всемогущество и премудрость, и, памятуя об этом, смирялись пред Ним во всякое время, обращаясь к Нему с прошениями обо всем, благодарили и прославляли Его.

Диавол разливается часто по чреву плотским огнем неги и покоя, располагающим к бездействию, лени и сну. Как многообразны его искушения!

Братия христиане! Не забывайте, что для вашего спасения сделал Сын Божий. Пробегайте мысленно каждый день Божественную литургию, присутствуйте при литургии со вниманием и размышлением и убойтесь вашего равнодушия к делу своего спасения. Литургия, или Таинство Причащения, для того и совершается в словесех, наученных от Духа Святого, чтобы творить ежедневное воспоминание таинства нашего искупления Иисусом Христом.

Вспоминайте также обеты, данные вами Богу при Крещении, рождение водою и Духом и усыновление Богу, печать Миропомазания, намерение исправить свою жизнь, принятое при Таинстве Покаяния, соединение со Христом в Таинстве Причащения и оправдание ваше Его бесконечною праведностию. Припоминайте всё это и ради Бога исправляйтесь, да не горшия сподобитеся муки за попрание вами всех столь щедрых благ веры.

Люби ближнего, якоже себе, уважай его, как себя, и долготерпи ему, видя его недостатки, памятуя, что ты сам с большими недостатками и охотно желаешь, чтоб долготерпели и другие к тебе и снисходительно смотрели на твои слабости (ибо ты не терпишь и взгляда проницательного, обличающего, укоряющего). Особенно люби жену свою, как себя или как свое тело: любящий свою жену любит самого себя [Еф. 5, 28].

Господь всё для меня: Он сила сердца моего и свет ума моего; Он движет сердце мое ко всякому благу, Он и укрепляет его; Он и мысль благую дает мне; Он покой мой и радость, Он моя вера, надежда и любовь; Он нища моя, питие мое, одежда моя, жилище мое. Как мать бывает всем для младенца – и умом, и волей, и зрением, и слухом, и вкусом, и обонянием, пищею и питием, и осязанием, и одеждою, и руками и ногами, так Господь всё для меня, когда я совершенно предаюсь Ему. Но – увы мне – когда я отпадаю от Господа, тогда в меня вселяется диавол, и если бы я не обращал взоров сердца моего ко Господу, если бы в тесноте вражией не взывал ко Господу о помощи, тогда диавол был бы всяким злом для меня, как и бывает иногда: и злобою, и унынием, и расслаблением совершенным для всякого добра, и отчаянием, и ненавистию, и завистию, и скупостию, и хульными, лукавыми и скверными помыслами, и презорством ко всем – словом, бывает моим умом, моей волей, зрением, слухом, вкусом, обонянием, осязанием, руками и ногами. Итак, надейся на Господа, Он – сущий и бесконечный в святости, могуществе, благости, милости, щедротах, в премудрости.

Душа человеческая есть свободная сила. Смотри, какова твоя сила, ибо она может сделаться или доброю, или злою силою, смотря по тому, какое ты сам дашь ей направление. Господи, сило всемогущая! Утверди немощную душу мою во всякой добродетели! На недвижимом камени заповедей Твоих утверди слабое для всякого добра сердце моё! Господи! Се, я ежедневно опытно познаю, что без Тебя я ничто, не могу без Тебя творить никакого добра, без Тебя одно зло во мне в разных его видах. Без Тебя я сын погибельный. О пренеисчетная Благостыня! Исполни благостию Твоею сердце мое! Паче же всего молю: даруй мне любить Тебя всем сердцем моим и ближнего своего, якоже себе. Да не буду я злобен, горд, презорлив, непокорен – но незлобив, смирен, почтителен с нежностию и послушен. Аминь.

Как нет лицеприятия у Бога [Рим. 2, 11] и как Он тебя, ничтожнейшего, худородного, уничиженного, многогрешного, ущедрил всеми благами духовными и вещественными, образовал тебя и препитал тебя (в трех духовных рассадниках118), и в довершений безмерных даров Своея благости возвел тебя на превысочайший степень священства и Сам преискренне едва не каждый день соединяется с тобою в Своих пречистых и животворящих Тайнах Тела и Крови Своей, так точно и ты не имей ни малейшего лицезрения и самого худородного и низкого и бедного и больного и безобразного и злого человека имей как благородного и высокого и богатого и здравого и благообразного о Христе Иисусе, Господе нашем. Как Господь не утомляется Своими благодеяниями к тебе, но с любовию всегда принимает тебя и блага Свои неоскудно дарует тебе и любовию Своею изливается в сердце твое – так и ты не утомляйся своими благодеяниями к ближним, но с любовию всегда принимай их и благотвори им и тем паче люби их, чем более им благотворишь, сливаясь с ними, так сказать, в одну душу, по Писанию: У множества уверовавитх было одно сердце и одна душа... [Деян. 4, 32].

Отец протоиерей Трачевский степенен, умен, добр, любезен, снисходителен, назидателен. А я пред ним – ничто.

Грязнов смотритель – добрый, степенный, умный и снисходительный человек.

Всякая неласковость к ближнему без особенной причины, угрюмость в отношении к нему, отвращение – от диавола. Равно от диавола и неласковость к Богу, Отцу нашему Небесному, и отвращение от Него, и от слова Его святого, и от Церкви Его Святой. Все усилия употребляй на то, чтобы тебе быть ласковым и к Богу, и к людям. Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, люби слово Его, храм Его, богослужение, беседу с благочестивыми людьми. Ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 37, 39; Лк, 10, 27]: как к себе ласков, так и к брату.

Что успокаивает меня в мыслях и в сердце моем, то да предается письменно в память для меня и в постоянный покой сердца моего среди попечений и сует жизни. Что же это такое? Это христианское, полное живого упования и чудной, успокоительной силы изречение: всё для меня Господь. Вот бесценное сокровище! Вот драгоценность, с которой можно быть спокойным во всяком состоянии, с которою можно быть и в бедности богатым, и при обладании богатством щедрым и с людьми любезным, с коей и по согрешении нельзя потерять упования. Всё для меня Господь: Он и моя вера, и мое упование, и моя любовь, моя крепость, моя сила, мой мир, моя радость, мое богатство, моя пища, мое питие, мое одеяние, моя жизнь, словом – всё мое.

Так, человече, всё для тебя Господь, и ты будь всем для Господа; а как всё твое сокровище заключается в сердце твоем и в воле твоей, и Бог требует от тебя сердца твоего: Сын мой! отдай сердце твое мне [Притч. 23, 26], то для исполнения воли Божией, благой и совершенной [Рим. 12, 2], откажись от исполнения своей растленной, страстной, прелестной воли. Не знай своей воли, знай одну волю – Божию; говори: не моя воля, но Твоя да будет [Лк. 22, 42].

Отец земной – образ прещедрого Отца Небесного; для него (то есть земного отца) мы не должны ничего щадить, но всем доброхотно жертвовать, даже жизнию своею, да принесем этим жертву Отцу Небесному.

В любви к отцу, братьям и сестрам не возвращайся назад, но преуспевай в ней день от дня.

Есть люди с Иудиным настроением души, которые продают братию свою за сребреники, которые ценят их ниже пищи и пития, одежды, денег и своих жилищ. Воистину так! Господи! Помилуй нас!

Человек-христианин есть наследник Божий во Христе Иисусе. Как же надо обращаться с всяким христианином? Ты скажешь: не всякий наследник Божий. А я скажу: ни в ком не надо отчаиваться.

Владычица Богородица свята, якоже свят Господь Бог наш, ибо повеление Господне: святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш [Лев. 19, 2], Она исполнила совершенно. Равно Она милосерда, как милосерд Отец Небесный, ибо Она опять так же в совершенстве исполнила заповедь Его: Итак, будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд [Лк. 6, 36].

Какая огромная разница между постящимся и непостящимся чревом! Один день поел постную пищу, и это тотчас же благоприятно отзывается на сердце, особенно во время молитвы: на сердце так ясно, легко, так легко верится, так умиляется, так плачется пред Господом, сотворившим нас; а когда ешь скоромную пищу, особенно мясо, хотя немного, тогда трудно, трудно молиться от сердца. (Вечером пред молитвою не надо есть – задолго до ней немного поесть и погулять.)

Самолюбивый нрав мой виден и при неудачных ответах мальчиков на экзамене: я раздражаюсь оттого, что они не отвечают хорошо, тогда как сам тому виною, не приготовив их хорошенько. Я думаю, что они непременно должны и здесь щекотать мое самолюбие прекрасными ответами. (Но что посеет человек, то и пожнет [Гал. 6, 7]. Я хочу стяжать себе лавр славы и при испытании учеников, которых я сам достаточно не приготовил к ответу.)

Кто отлучит нас от любви Божией [Рим. 8, 35]?.. (В день первоверховных апостолов Петра и Павла.)

Что мы делаем? – Едим, пьем, гуляем, празднословим, суетимся. Где же забота о вечности, забота постоянная? – Нет ее.

Отче Святый! соблюди их во имя Твое... Когда Я был с ними... Я соблюдал их во имя Твое [Ин. 17, 11 – 12].

И ныне предаю вас... Богу и слову благодати Его [Деян. 20, 32].

Мы, многие, составляем одно тело [Рим. 12, 5]. Как человек питает и греет свое тело, не оказывая пренебрежения ни к одному его члену, так мы должны промышлять друг о друге, нося тяготы друг друга, не оказывая пренебрежения ни к одному из ближних своих.

Пища для чрева, и чрево для пищи; но Бог уничтожит и то и другое [1Кор. 6, 13]. Помни эти слова, садясь за стол или угощая гостей, и будь крайне воздержен в употреблении пищи и пития.

Смотри: из-за чревоугодия ты теряешь все свои добрые дела. Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем [Иак. 2, 10]. Страшно сказать: у чревоугодника богчрево [Флп. 3, 19].

Предлагая трапезу угощения присным и ближним, помяни, что Бог прещедр, и угощай щедрою душою и щедрым столом. Да не будет око твое лукаво и завистливо: как для себя ничего не жалеешь, так и для других. За столом будь со всеми как один человек, одно сердце, одна душа, одни уста.

Согрешил я, Владыко, пред Тобою: в лице брата для Тебя пожалел я тленных снедей и сладостей. Еще и еще прости меня! Согрешил я, Владыко, невоздержанием и жадностию в пище и питии после многочисленных Твоих вразумлений. Помилуй мя, ибо имя Тебе милостивый, щедрый и долготерпеливый.

Любя принимать Тело и Кровь Иисуса Христа, люби и страдать с Ним, то есть великодушно, терпеливо переноси скорби и болезни, которые Господь посылает, без которых невозможно для нас спасение. Крестом вошел в славу Начальник нашей веры Иисус Христос – крестом и мы должны прочищать себе к Небу духовный путь.

Когда страдает от болезней плоть твоя, помни, что страдает первый враг твоего спасения, который болезнию обессиливается, и терпи великодушно болезнь свою во имя Господа Иисуса Христа, нас ради претерпевшего крест и смерть. Еще помни, что все наши болезни суть наказания Божии за грехи, очищающие их, примиряющие нас с Богом и вводящие снова в любовь Его: Твой мир, сказано, и Твою любовь даруй нам: вся бо воздал ecu нам [Ис. 26, 12]. Помни, что в болезни Господь с тобою: с ним есмь в скорби [Пс. 90, 15], и что она произошла от мания Владыки, отечески наказующего нас. Веруя во время благополучное, смотри не отпадай во время напасти, но, как мученик, будь постоянен в вере, надежде и любви.

Как воздух, нами вдыхаемый и выдыхаемый, мы заимствуем из окружающего нас отвсюду воздуха, так более мысли и слова, нами произносимые, заимствуем мы от Бога, и когда говорим мы слово Божие или служим службу, совершаем Таинство, тогда сердцем нашим движит и устами совершает Дух Святой.

Согреших ко Господу на молитве ложным стыдом посторонних сомолитвенников, нетерпеливым негодованием и озлоблением на них. Господи! сказали, остави мне грех мой – и Ты, щедрый и милостивый, оставил его, по молитве покаяния моего. Господи, дождь ми терпение, великодушие и кротость.

О плоть моя вселукавая, преокаянная, всезлобная! Как ты чрез свои пять чувств – зрение, слух, вкус, обонянние и осязание – отвлекаешь меня от любви к Богу и ближнему и ввергаешь в самолюбие, гордость и злобу! Как мне необходимо распинать вас, мои пять чувств! Обоняние! Я должен распинать тебя зловонием, чтобы неблаговоние или неприятная воня от ближнего или от чего другого не была причиною ненависти и пренебрежения к ближнему или нетерпения и раздражительности. Господи! Ради неприятныя вони я согрешил озлоблением против супруги моей! Изглади вину злобы моей! Се, каюся пред Тобою, Владыко живота моего! Чрево мое! Я должен распинать тебя, не давая тебе приятной пищи, и не позволяя насыщаться тебе, с радостию терпеть боли твои, ибо насыщение усиливает страсти плотские! Зрение! Я должен распинать тебя! Ибо ты вовлекаешь меня в тысячи зол своим лукавым зрением на лица и предметы. Слух! Я должен распинать тебя! Ибо ты лукавно и зле119 слышишь и вносишь смерть в сердце мое! Осязание! Я должен распять тебя! Ибо ты производишь во мне часто нечистые, грехойные движения. Все пять чувств! Вы враги мои больше, чем друзья мои! Я чрез вас и ради вас так часто прогневляю Бога моего и оскорбляю достоинство ближнего моего как образа Божия! Господи! Грешен, грешен, грешен, грешен, грешен я! Помилуй мя и исправи мя!

Преподобные отцы! Вы учите есте презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи без смертней. Сподобите меня молитвами вашими быть вам подобным в посильном служении Богу.

Оскотиниваюсь, оскотиниваюсь я от частого и довольного употребления пищи. Я познаю это опытом, то мне сердце говорит: прилагаюсь я скотом несмысленным и уподобляюсь им [Пс. 48, 13]. О, бесценное сокровище для души – пост! Какой мудрый о Христе человек не поревнует о тебе? Каких душевных сокровищ ты не бываешь виновником?

Господь, даяй молитву молящемуся [1Цар. 2, 9], дал самые слова, благоприятные Ему и умилостивляющие Его.

Литургия и Божественные Тайны – вечный, несокрушимый камень. Едина и та же она, всегда неизменная по плоду своему. Един и Тойже Христос в Теле и Крови.

О! Как тщательно диавол и мир засевают своими плевелами ниву Христову, которая есть Церковь Божия. Вместо слова Божия, усердно сеется слово мирское, слово суеты: журналы литературные, музыкальные, модные; вместо храмов, мир изобрел свои храмы – храмы суеты мира: театры, цирки, собрания; вместо святых икон (в церкви), которых миролюбцы не принимают, в мире существуют живописные и фотографические портреты, иллюстрации и разные другие виды; вместо Бога и святых, в мире почитаются до обожания свои знаменитости: литераторы, актеры, певицы, живописцы, владеющие общественным доверием и уважением, доходящим до благоговения! Бедные христиане! Совсем отпали от Христа! Вместо одеяния духовного, обращено в мире всё внимание на одежду телесную, на модные платья и различные изысканные украшения, оказывающиеся блеском и дороговизною.

Помни, что ты в доме же отец, не хозяин, не попечитель, а Господь Бог – и отец, и хозяин, и попечитель. Взирай на Него всегда умными очами и всю печаль свою на Него возлагай. Он ни разу еще не изменял тебе во всю жизнь. Изменит ли теперь? Будь беспечален, будь как один из членов семейства, как сын, полагающийся во всем на отца. Боже, говори с Давидом: надежда мояна Тебя [Пс. 38, 8]. Ничего не жалей, но будь благ и щедр, как Отец Небесный.

Сам даром пользуясь милостями Божиими духовными и вещественными, не усумнись и братии предлагать безмездно дары благости Божией, ибо мы члены между собою. Брат тунеядец? – да и ты тоже. Припомни слова молитвы Господей: остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12].

За всё воздаст Владыка праведнейший, в ближнем и особенно в христианине сущий. Блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных [Лк. 14, 14]. Но какое приятное зрелище видеть христианина, и особенно священника, небрегущего о плоти и о брашнах и имеющего должное уважение к человеческой душе, сотворенной на образу Божию, оказывающего царскую почесть человеку как видимому представителю на земле Бога, как наместнику Его.

Человека жадного и скупого Господь наказывает болезнями чрева или зубов: чем кто согрешает, тем и наказывается [Прем. 11, 17].

Я самолюбив – мне нужно попрать самолюбие и противостоять ему до смерти. Господи! Помози.

Питающие других – Богу... споспешницы [1Кор. 3, 9]. Какая великая честь! Бог создал Свое творение; нужно ему питание для поддержания его жизни, и мы питаем Его создания от Его же щедрот, от Его же сладостей. Как же после этого в людях существует скупость! О, обольщение страстей! О, презрения всякого достойное самолюбие человека! Не жалей для ближнего во всё продолжение его жизни избранных, дорогих яств и пития. Дорог и многолюбим у Господа человек, потому и многоразличные, драгие и вкусные яства произрастил и произращает для него и питает ими. Будь же ты для ближнего орудием Отца Небесного.

Но особенно для отца не щади ничего, ничего не считай ценным, что нужно предложить ему, но всё повергай к его услугам. Если ты нелицемерно почитаешь и любишь его, то ничего не пощадишь, не пожалеешь для него. Смотри, Бог каждый день испытывает твою любовь к отцу: не лицемерна ли она или имеешь ли ты к нему какую любовь? Ты подаешь нищим и бедным и жертвуешь на храмы – хорошо; но если ты о своих не промышляешь или для своих жалеешь – то ты отрекся от веры и хуже неверного [1Тим. 5, 8], ты лицемер. Бог прямо указал тебе питать и греть трех во славу Свою: отца и две его дочери120, вменив это тебе в непременную обязанность, Ихже ласкай, питай и грей от доброго сердца. А другим подавать нет надобности: воля твоя добрая: хочешь – подавай, хочешь – нет. Чти вседушно титло121 отца в земном отце, да почтишь как подобает имя Отца Небесного; люби его всесердечно, да возлюбишь всем сердцем Отца Небесного; не щади для него ничего, да не пощадишь никакой жертвы для Отца Небесного. Не почитая отца земного, не можешь чтить и Отца Небесного; не любя его, не возлюбишь и Отца Небесного; жалея благ тленных для него, пожалеешь их и для Отца Небесного – от чего сохрани, Боже! Всё тебе даровал Господь – и ты будь готов во всякое время всё отдать Ему. Всё тебе дал отец земной: дочь, место, жилище, угодья, средства к жизни – и ты готов будь жертвовать для него всем.

Доколе ты будешь прельщаться насыщением чрева? Не видишь ли, что Владыка живота твоего болезнями чрева учит тебя крайнему воздержанию и посту? Поревнуй же о посте. Доколе оземленять бессмертный дух, доколе препятствовать ему возноситься к Богу? Ешь один раз в день, а вечером только чай с ломтем хлеба белого.

Пища и питие-ничто; человек же, ею питающийся, бесконечно велик, ибо он- образ Божий бессмертный. Всё видимое пройдет, и следов не останется, а человек будет существовать вечно. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек [[1Ин. 2, 17].

Мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно [2Кор. 4, 18]. Человеческое тело, его потребности: пища, питие, одежда, жилище, удовольствия, равно как его болезни, голод, страдания – временны, а душа (да потом и тело ее) с ее духовными потребностями, любовию и добрыми делами – вечны, равно как будущие мучения души вместе с телом за нераскаянность в жизни временной также вечны.

Господь – всё для растения, для птички, рыбки, зверя, домашнего животного, для насекомого, пресмыкающегося; тем паче всё для человека. Человек! Предай всего себя в волю Божию, да будешь сам богом.

Мне не должно жалеть пищи и пития ближнему, хотя бы он сряду третий раз принимался есть-пить, да я и не в ответе за него – у ближнего своя свободная воля: каждый понесет свое бремя [Гал. 6, 5]. Мое только гостеприимство. Но берегись скупости и гордости. Если и десять раз брат потребовал бы поесть у тебя в один день – не пожалей для него, ибо не одинаков прием пищи, не одинаков человек и труд его. Будь прост касательно употребляющих пищу твою частых гостей, видя – не видь. Враг под видом справедливого негодования возбуждает в тебе неприязнь и вражду к людям и скупость. Положись на совесть, на волю и потребности природы каждого. Господь щедрою рукою рассыпал и рассыпает дары Свои в природе, но Он предоставил употребление их по воле, разуму и совести и любви и общительности употребляющих их людей.

Жадный человек всё бы сам съел, а другим ничего бы не оставил.

Господи! Даруй мне искренно радоваться довольству ближних, как своему собственному. Без Тебя истинно ничего не могу делать. Сердце мое зло и скупо.

Будь всегда искренно рад приходящим к тебе гостям, как рады тебе другие, когда ты приходишь к ним; или будь так с ними любезен и нежен, как бываешь любезен и нежен с хозяевами, в домах коих бываешь. Буди, буди! Представляй, что ты получаешь милость от гостей, а не они от тебя, ибо действительно Сам Христос в лице их посещает тебя: мы члены... от плоти Его и от костей Его [Еф. 5, 30]. А Христос есть податель жизни и всякого блага, какое имеем, ибо мы ничто сами по себе. Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь [Иов. 1, 21]. Что ты имеешь, чего бы не получил от Бога [1Кор. 4, 7]?

К себе снисходишь, себя прощаешь охотно в погрешностях, слабостях, дурных навыках, пороках – снисходи с любовию, благоразумием, кротостию и долготерпением и к другим, против тебя согрешающим; прощай великодушно и охотно и других, исправляя их погрешности кротким, исполненным любви словом.

Где у тебя память своих бесчисленных грехов? Что ты видишь и считаешь лукаво чужие долги? Посмотри на свои и сочти их. Где надежда твоя на будущее воздаяние за безмездное питание ближних? Памятуя о своих грехах, не надо ли радоваться приходящим к тебе сиротам, вдовицам и бедным! Они твои друзья, которые примут тебя в вечные кровы. Да и вообще за всех, которые не воздали тебе здесь, Господь воздаст милостию Своею в день Своего праведного испытания. Блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных [Лк. 14, 14].

Для нас чрево такой жестокий бог, что из рабского послушания ему едва ли кто из нас проводит как должно какой-либо пост из четырех постов в году или хотя пост в среду и пятницу. Из повиновения богу-чреву отказываемся повиноваться Самому Христу и Церкви Его. Как это гибельно для души! Чем угрожает нам такое непослушание, нам, христианам, которые только послушанием заповедям Христа и Его Церкви и могут наследовать Царство Небесное! – Вечным мучением. Что вы гордитесь титлом христиан, да еще православных? Да вы хуже неверных, хуже евреев, магометан и язычников, которые большее имеют уважение к своей вере, к постановлениям и обрядам своих вер, хотя они и неистинные, чем вы к своей вере, к ее постановлениям и обрядам, хотя она истинная и непорочная! Им, поверьте, отраднее будет на Суде, чем вам.

Осмотритесь, что вы делаете. Христианская ли это жизнь: попечение только о житейском и почти нимало о небесном, попечение о пище и питии, одежде, обогащении, об всевозможных удовольствиях? Ложная клятва, обманы, лесть, сребролюбив. лихоимство, мздоимство или взяточничество – разве это не дела язычников? Нет, братия! Не льстите себя, не обольщайтесь, не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищникиЦарства Божия не наследуют [1Кор. 6, 9– 10].

Но именем Божиим умоляю вас позаботиться о наследовании Царствия Небесного, уготованного нам еще прежде, чем сложил Творец этот прекрасный мир [Мф. 25, 34]; позаботьтесь всеми силами избежать вечной муки, уготованной также от сложения мира диаволу и ангелам его, а потом и грешникам нерадивым и нераскаянным. Ей, уверяем вас словом Божиим: несомненно будет блаженство верное праведных на небесах и мука вечная грешников нераскаянных во аде [Мф. 25, 46; Ин. 5, 29], Или: верьте или не верьте – без вашей веры или неверия всё это будет. Если вы неверны, то Бог всегда верен Сам Себе, ибо Себя отречься не может [2Тим. 2, 13], и исполнит всё, что предсказал. Помяните, братия, кто вы, как вы ничтожны. Вы еще только недавно существуете в мире, и вам дан очень небольшой участок времени бытия по благости Бога Творца, и вы скоро должны будете оставить этот мир, как оставили его ваши отцы, братия, и друзья, и знаемые – вас опять не будет. Воспользуйтесь же этим данным вам от Бога мгновением жизни, употребите ее на то, на что она дана: на приготовление себя к вечному блаженству во Иисусе Христе. Не скрывайте талантов, вам вверенных от Бога для приращения и увеличения своего будущего блаженства, в земле.

Чувство любви к иноверцам, говорил в своем слове преосвященный Иосиф, архиепископ Литовский122, есть обет всей моей жизни (несмотря на их ненависть к православным), и малодушная ненависть не коснется моего сердца даже тогда, если бы мне пришлось запечатлеть кровию это душевное расположение.

Так как душа наша духовно простое существо, то один лукавый, самодовольный взгляд на просторную, удобную и благоукрашенную квартиру может отвратить сердце наше от Господа, если мы не будем во всякое мгновение жизни внимать себе. Это же может сделать один лукавый, с сердечным пристрастием (или хотя по желанием) [взгляд] на прекрасное лицо женское, на любимую, приятную снедь, на приятное питие, на нарядную одежду. Боже мой! Сколько сетей для души! Сколько приятных оков для нее, которые, так сказать, сами просятся к тебе! Как осторожно рабу Божию надо пользоваться благами мира сего! Как с огнем, надо обходиться с ними. Не огонь – а жгут и опаляют внутренности; без зубов – а сильно угрызают сердце; не камни – а подавляют хуже всяких камней. Надо стараться любить всем сердцем единого Господа и уже в Господе и для Господа, для угождения Ему пользоваться всеми благами суетного века его.

Доколе на молитве усердной стоим, дотоле и спокойно, и тепло, и легко, и светло на душе – оттого, что тогда мы с Богом и в Боге; а как с молитвы долой, так и пошли искушения, разные смущения. О, преблаженное время молитвы!

Ты просишь у Господа, чтобы тебе любить Его любовию, как смерть, крепкою, или до смерти. Внемли: вот Господь посылает тебе лютую внутреннюю болезнь, приближающую тебя к самой смерти. Не ропщи же на Господа, но терпи ее мужественно, с благодарением Господу за это отеческое Его посещение – и это будет значить то, что ты называешь любовию к Богу, как смерть, крепкою [Песн. 8, 6]. Уповай и при сильных ударах или корчах болезни, что Бог не только от болезни, но и от самой смерти силен избавить тебя, если Ему угодно; не пощади, не возлюби для Него тела своего тленного, но отдай его добровольно и всецело Господу, как Авраам сына своего Исаака, во всесожжение болезни, в волю наказующего тебя Господа, не теряя веры в благость Божию, не упадая духом, не давая и устами безумия Богу [Иов. 1, 22], якобы неправедно тебя так сильно наказующего, – и ты принесешь великую жертву Богу, как Авраам или как мученики.

Совершенно нечем гордиться и христианину, совершающему дела правды, ибо он и спасен, и постоянно спасается от всякого зла только чрез одну веру, равно как и творит дела правды тою же верою. Благодатью вы спасены через веру и сие (и самая вера) не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился (чтобы никто ничем не гордился) [Еф. 2, 8 –9].

Бог есть простое, совершеннейшее существо, то есть чистейшая святыня, чистейшее добро и правда, и чтобы быть в единении с Богом, чтоб быть одним духом с Ним (ибо мы от Него), нужно по благодати Его стяжать в себе совершенную простоту добра или святости и любви. Все святые, сущие на небесах, очищены кровию Сына Божия и Духом Святым и ни тени греха в себе не имеют; для того они и подвизались сами в этой жизни, для того мучились плотию, чтобы очистить себя от всякой скверны плоти и духа и творить святыню в страхе Божием [2Кор. 7, 1], чтобы соединиться навеки с тем всеблаженным Существом, Которого существо есть святыня. Для того и теперь стоит в мире Церковь Святая со всеми своими учреждениями, для того богослужение, Таинства, обряды, для того посты, чтобы очищать и освящать чад Божиих ради соединения с оным всеблаженным Существом, в Троице славимым Отцем, Сыном и Духом Святым.

Слава Тебе, Животе Отче, Животе Сыне, Животе Душе Святый, – простое Существо, Боже, присно нас избавляющий от душевной смерти, страстями душе нашей причиняемыя. Слава Тебе, Триипостасный Владыко, яко от одного призывания имени Твоего просвещаеши мрачное лицо души и тела нашего и миром Твоим дарствуеши, превосходящим всякое земное и чувственное благо и всякое разумение. Июня 13-го дня 1862 г.

Непрестанно молись, призывая имя Живоначальной Троицы, да не сразит твоей души внезапно какая-либо страсть: гордость, или зависть, или злоба и ненависть, или скупость, или сребролюбие, или чревоугодие, или гнев и раздражительность, или осуждение и презорство, или ложь и клевета и подобное. Ибо среди сетей ходим все мы каждый час, каждую минуту жизни. Да будут настороже каждую минуту сердечные очи твои, да будет сердце твое не только днем, но и ночью, по Писанию: Я сплю, а сердце мое бодрствует [Песн. 5, 2].

Бог всё для святых. Да будет Бог все во всем [1Кор. 15, 28].

Ближнего надо тогда еще более любить, когда он согрешает против Бога или против нас, ибо тогда он болен, тогда он в беде душевной, в опасности, тогда-то и надо помилосердствовать и помолиться о нем и приложить к его сердцу целительный пластырь – слово ласки, вразумления, обличения, утешения, прощения, любви. Прощая взаимно... как Христос простил вас [Кол. 3, 13]. Все грехи и страсти, брани и свары суть истинно болезни душевные: так и надо смотреть на них. Или все страсти – пожар души, великий огонь, свирепеющий внутри, огонь, выходящий из адской бездны. Его надо тушить водою любви, которая сильна потушить всякий адский пламень злобы и других страстей. Но горе и беда нам, нашему самолюбию, когда мы будем увеличивать этот пламень новым адским пламенем – своею собственною злобою и раздражительностию и будем, таким образом, помощниками духов злобы, усиливающихся во всякое время производить всякое душевное запаление в бедных людях посредством многоразличных страстей. Мы сами себе снискиваем адский огонь и если не раскаемся и не будем впредь мудрыми на добро, а простыми на зло [Рим. 16, 19], то осудимся вместе с диаволом и ангелами его на мучение в озере огненном. Итак, не позволим победить себя злу, но будем побеждать благим злое. Окаянные мы человеки! Как мы доселе не научимся считать всякий грех великой бедой нашей души и не сострадать душевно, искренно, с любовию впадающим в такую беду! Для чего мы и о себе не жалеем, когда подвергаемся какому-либо греху? Для чего не плачем пред Господом, сотворшим нас? Для чего не бежим от него, как от яда, как от змии? Для чего коснеем в нем?

Чтобы принять в душу свою Бога и соединиться с Ним, необходимо покаяние во грехах и очищение их от Бога (Если будут грехи ваши, как багряное, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур,как волну-убелю [Ис. 1, 18]). Ибо кое общение свету ко тме [2Кор. 6, 14]? Кое общение правде к беззаконию? – Никакого. Потому пред явлением Господа Иисуса Христа народу послан был Предтеча с проповедью о покаянии и каявшихся крестил во Иордане в покаяние (в знак очищения покаянием); потому и Сам Иисус Христос проповедовал: покайтеся, приближися бо Царство Небесное [Мф. 4, 17] -только приближилось, говорит, потому что наступает после искреннего покаяния во грехах. Без очищения грехов покаянием невозможно спасение с Богом. Потому во все времена Церковь требовала от имеющих принять Крещение покаяния и веры во Христа, очищающего грехи наши. Потому и пред соединением со Христом в Таинстве Причащения требуется сердечное покаяние и твердое желание исправления. Потому и священнослужащие пред каждым совершением литургии и принятием Святых Таин Тела и Крови Христовой должны искренно раскаяться в своих грехах по готовым молитвам и опытно знают, что Владыка не соединяется с ними, если они впадут волею или неволею в какой-либо грех пред причастием во время или до обедни и не раскаются в нем от всего сердца, между тем как он присущ был их сознанию, или если хотя одним помыслом мгновенного сомнения оскорбят верного и истинного Владыку. Так Он свят. Потому и говорится: Свят ecu, Боже наш, и во святых почиваеши. Теперь приложи это к Богородице и ко всем святым. Они едино с Богом, находятся в общении с Ним тесном и вечном, неизменном. Как же они должны быть святы, особенно Владычица, ибо и на небесах есть степени святости, хотя и все святы и нимало не причастны греху. Владычица от существа самого дела называется Пресвятая, а другие святые только святыми. Вот какою ценою – ценою покаяния, очищения и освящения – достигается блаженное соединение с Богом. Какого же почтения и благоговения заслуживают святые?

Кто сделает вам зло, если вы будете ревнителями доброго? [1Пет. 3, 13], Истинно добрый человек никем и ничем не обижается, потому что он сам в себе добр (мысль отца моего).

Будь доверчив к людям и не оскорбляй их недоверием, как себе доверяй им. Говори: ближний мой – всё равно что я. Будь как гость в доме своем, а не как хозяин. Мысль о себе как о хозяине, как обладателе придает много гордости и скупости.

Ласкай чадо... и опечалит тя [Сир. 30, 9]. Ласкай чрево, и непременно также опечалит тебя.

Единое слово христианина, с живою верою в Иисуса Христа, может производить великие чудеса, потому что в этом слове действует (вселяясь в него всё) Ипостаеное Слово (простое, как просто слово) Отца безначального, Слово, Коим Отец всё сотворил, Которое рече, и быша... повеле, и создашася [Пс. 32, 9].

Май месяц.

Благодарно прославляю недостойным сердцем и устами Пресвятую, Преблагую и Живоначальную Троицу, Отца и Сына и Духа Святого, два раза ныне явно меня спасшую по молитве моей: в первый раз – от скорби и тесноты сердечной по причине лукавого, маловерного, чуждого упования на Бога жаления благ земных и, во-вторых – от адской тесноты и злого уныния по причине внутренней злобы и отвращения к ближнему. Воззвал я к Богу моему от всего сердца, произнес я устами сердца: Боже Отче, Боже Сыне, Боже Душе Святый, Троице Святая, Боже, помилуй мя, спаси мя от скупости моея и от злобы моея, – и Он спас меня, расширил сердце мое, дал ему живое упование на единого Бога Отца и Промыслителя неусыпного и, прогнав зловоние злобы из сердца, наполнил его фимиамом любви и благорасположения к ближнему. Слава благости Господней. Слава щедротам Его, слава благопослушеству Его – мне же, грешному, стыдение лица [Дан. 9, 7], якоже день сей согреших бо и беззаконновах и неправдовах, и неправдую присно пред Богом моим.

Не унижай, не бесчести ближнего, да не унижен будешь, да не обесчестишься внутренно от Господа: унижающий другого возвышает себя, а всякий, возвышающий сам себя, сказано, унижен будет, а унижающий себя и возвышающий другого возвысится сам [Лк. 18, 14]. Будь снисходителен к немощам и недостаткам ближнего, памятуя свои немощи и недостатки и ту истину, что мы члены друг другу [Еф. 4, 25], что бесчестие брата есть твое бесчестие. Я сам испытал за унижение брата крайнее внутреннее уничижение от Господа и внутреннюю тесноту, от коих с трудом избавился Только по неотступной молитве. Благодарение Тебе, Господи, спасшему меня по неотступной молитве моей от душевной тесноты за грех уничижения ближнего. О! Какая была теснота!

И как стало легко после молитвы и помилования Божия! Слава человеколюбию и долготерпению Твоему, Господи! Бойся как-нибудь унижать ближнего!

Надежда моя на Бога. Он со всех сторон окружает меня: с высоты, снизу, с боков, извнутри. Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? [Пс. 138, 7]. Один Бог и Отец всех [Еф. 4, 6], из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им [1Кор. 8, 6].

Вся забота обо мне и обо всех нас лежит на Отце Небесном. Мы должны жить без печали. Всю печаль вашу возвергше Нань, яко Той печется о вас [1Пет. 5, 7].

Когда будет восставать на дух плоть с своими страстями и похотями, тогда тотчас надо призвать имя Божественной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа, или единого от Троицы, Иисуса Христа Сына Божия и говорить: Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко... Святый... или так: Боже Отче, Боже Сыне, Боже Душе Святый, Троице Единице, помилуй мя; или: Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя – и потом перекрестить с верою крестообразно чрево свое. Потом же, благословись, испить святой или простой воды и, если хочется есть, поесть простого черного хлеба с солью, не более. И таким образом усмирять свою плоть, представляя себе гроб, и тленное свое тело во гробе, и червей в своих внутренностях, и прах, в который оно обратится.

Подавая милостыню, помни всегда, что деньги – прах, а нищий – человек, бесценный образ Божий, искупленный бесценною кровию Сына Божия, и не презирай нищего из-за праха твоего, хотя бы ты и целую гору злата дал ему. То и милостыня, когда подаешь с милым сердцем и видом и с верою в приемлющего Христа, а не с грубостию, не с нерадением, как псу, не из приличия, не неохотно, не с горечью и досадою, чтоб только отделаться, ибо это уже не будет милостыня богоугодная. Доброхотно дающего любит Бог [2Кор. 9, 7]. Не служи диаволу и в самом благом деле.

Чтоб не помнить зла на ближнего, который часто досаждает, надо смотреть на него как на гостя, вчера к нам прибывшего, которому мы обязаны любовию и ласкою. Ибо не гости ли все мы на свете, вчера пришедшие жить в этой гостинице, называемой миром?

Бесовская накипели в сердце и в уме. Очищать ее ежедневно. Накипель в отношениях к домашним.

Согреших: преступих заповедь Господа: от взявшего твое не требуй назад... кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду [Лк. 6, 30; Мф. 5, 40] (отдай больше, чем сколько требуют), – и оттого сколько распрей и свар произвел, сколько брани, беспокойства, злобы! Помилуй, Господи! Последнее отдай, но сохрани мир и любовь, коих нет ничего дороже на свете. Остальное сребро твое отнимают – отдай. Ох я, неразумный! Ох я, скупой!

Что такое страх Божий? Благочестивое опасение, чтобы не запала в ум какая-либо греховная мысль, чтобы не возгнездился в сердце какой-либо беззаконный помысл: маловерия или неверия, ненависти и злобы, скупости, сребролюбия и прочее.

Господь для того попускает нам обуреваться различными страстями в этой жизни, чтобы возненавидели всем сердцем эти самые страсти и за ничто считали всё земное, как бы оно ни было драгоценно и приятно, и чтобы всем сердцем возжелали тихого небесного пристанища, чтобы всем сердцем возжелали единого Бога, источника тишины и живота, и к Нему единому прилеплялись, Его единого ценили превыше всего, Его святую волю, Его мир и радость.

Отвсюду тесно тебе на земле, всё изменяет тебе: родственники, друзья, знаемые, богатство, чувственные удовольствия, твое тело; изменяют все стихии: земля, вода, огонь, воздух, свет, – прилепись же к единому Богу, у Которого нет изменения и ни тени перемены [Иак. 1, 17], Который един есть любовь.

До чего я, многогрешный, дошел? Вопреки словам Спасителя моего, я возлюбил душу свою в мире сем [Ин. 12, 25]: лелеял плоть свою хорошим, сытным, вкусным столом, долгим сном, удалением от трудов, которые должно было бы предпринять и совершать на пользу Церкви. Вперед измени жизнь свою по словам Спасителя.

Злоба, накапливаясь в сердце, наконец, как злокачественный нарыв, лопается, и тогда происходят брани и свары.

Не бойтесь убивающих тело, души же не могущих убить [Мф. 10, 28]. Скупой, любостяжательный, сребролюбивый, чревоугодливый – внемлите этим словам Спасителя и положите их на сердцах ваших. Положим, что у вас [...] убивает кто-либо каким бы то ни было образом ваши деньги, пищу, питие, одежду, книги, посуду домашнюю, прочие вещи; положим, что вы лишились здоровья из-за несправедливости [...] людей, даже самой жизни телесной, – но вы всё не в проигрыше: у вас сохранится цела душа ваша бессмертная и наследует жизнь вечную, так что вся потеря земная будет совершенно ничего не значить и даже составит приобретение для души. Итак, никто не бойся лишения земных выгод, лишения здоровья, самой жизни физической: люди могут отнять наши деньги, пищу, одежду, жилище, здоровье, жизнь физическую, но не могут убить нашей души. Всё пройдет, как тень, кроме души, которая бессмертна.

Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас [Мф. 5, 44]. Много ли требует от нас Господь? Нет, очень немногого – того только, чего сами мы желаем себе от Бога и что Он в самом деле постоянно Сам делает для нас. Любите врагов ваших, говорит Господь, как и Я люблю вас, всегдашних врагов Моих, и, любя, всё благое делаю для вас: сотворил вас, обновил и обновляю растлевшее грехами естество ваше, питаю, одеваю, освещаю, оживляю, радую. Благословляйте проклинающих вас, как и Я благословляю вас всем, хотя вы и произносите на Меня часто ропот и хулу. Благотворите [слав.: добро творите] ненавидящим вас, как и Я каждое мгновение жизни творю добро ненавидящим Меня, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, как и Я молился за самых врагов Моих, распинателей Моих иудеев, до конца жизни гнавших Меня и убивших Меня позорною смертию. Много ли Я требую от вас, когда повелеваю вам молиться за врагов ваших, которые не ведят, что творят сами, как и Мои враги не знали сами, что творили Мне? Если Я Сам исполнил эту заповедь и, предписывая исполнять ее и вам, без сомнения, буду Сам и помогать вам исполнить ее, то какой труд в исполнении ее? А вы жалуетесь, что это невозможное дело – любить врагов, благословлять проклинающих, добро делать ненавистникам нашим. Как невозможное дело? Не человеческими ли силами и Я исполнил эту заповедь? Не вашею ли душою? Не в вашем ли теле? Нет, только самолюбие, гордость и зло нравие ваше утверждают, что это невозможно; это, напротив, возможное и легкое дело для верующего в Меня. Надо только поверить от сердца, что вражда врагов наших против нас есть их немощь, их болезнь, которая их мучит, терзает, омрачает, причиняя им самим тысячи непроизвольных зол, и что любовию к ним, благотворительностию и молитвою за них мы можем избавить их от этой болезни, столь страшно охватывающей, попаляющей и опустошающей души их.

Надо только поверить от сердца, что они – немощные члены наши или, лучше, члены Самого Христа, о коих мы должны прилагать деятельное попечение, как о себе самих, чтоб исправить, исцелить их и возвратить им надлежащее здравие и силу.

Если же не будете любить врагов ваших... то и Бог не будет любить вас. Какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2].

Знай или веруй, что сколько раз ни приходит к тебе гость в лице брата или другого кого кушать от твоей трапезы или нищий принять от тебя милостыню – приходит Сам Господь и испытывает тебя, постоянен ли ты в своих чувствах любви к Нему. Итак, принимай всякого, как Христа, и самых домашних, с коими живешь. Аминь.

Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги [Деян. 8, 20]. Дары Святого Духа бесценны и непродаваемы. Равно также душа человеческая бесценна и непродаваема. Для души алчущей ничего не пожалей; десять, сто, тысячу, миллион раз, во всю жизнь ничего не жалей для брата, ибо душа брата бесценна. Она стоит всякой драгоценности земной, преходящей, будучи сама вечна и Божественного происхождения. Оставляй ему без числа долги его, да и тебе оставятся бесчисленные согрешения. Ибо сказано: какою мерою мерите, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2].

Как свет, воздух, вода не оскудеют для тебя у Творца, так, верь, пища и одежда не оскудеют для тебя у Творца. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33]. Чьи это слова?

Мало же ты меня, любезный брат, ценишь, когда ты, не пожалевши для меня двух-трех ломтей хлеба, двухтрех стаканов чаю сладкого или вина двух мерок, пожалел третьего ломтя, третьего стакана или третьей мерочки. Так имеет право сказать, да и скажет тебе иной гость, друг, родственник, знакомый, заметивши твою скупость, твою жадность, твое изменение в лице из-за того, что он с аппетитом много потребляет даров Божиих с трапезы твоей. Подумай, как обидно было бы для тебя, если бы с тобою стали так обращаться. Но как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними [Мф. 7, 12]. Тлена и воды не щадить для брата.

Ты заботишься и суетишься о многом, надо сказать всякому многопопечительному, суетливому, скупому, любостяжательному и сребролюбивому и чревоугодливому и завистливому, а одно только нужно [Лк. 10, 41–42]. Что же это? – Господь Бог наш. Он источник воды живыя. Его стяжи в сердце.

Что просят домашние делать, хотя бы это сопряжено с издержками, – делай охотно.

Во всяком случае люби ближнего, даже тогда, когда сердце твое порывается к злобе, мщению, подозрительности; любя, наказывай, любя, спасай закоренелого грешника. Терпи всех любовию.

Болезнь вышла наружу. Болезнь душевная, как и телесная, скрываясь некоторое время внутри и, так сказать, скопляясь всё более и более, наконец выходит наружу. И этот выход бывает очень благодетелен для души. Это бывает так. Положим, что какой-либо человек зол и раздражителен. Его раздражительность так сильна, что одно негладкое слово, один двусмысленный взгляд другого, одно ничтожное препятствие какого-либо лица, вещи, обстоятельства времени или места выводят его из себя. Не правда ли, что этот человек внутренно болен, что его внутренность исполнена духовной проказы и ее надо вывести наружу и тем уничтожить или по крайней мере сильно ослабить ее? За такими случаями к выходу ее наружу далеко ходить не надо. Они представляются часто сами. Вот смотрите: сходятся две раздражительные личности. Вот один из них пускает искру в сердце другого, поджигающую его самолюбие. Искра возгорается, начинается противодействии – огнь раздражительности увеличивается, две личности дышат огнем, внутренности их пылают. Но пусть их болезнь бичуется сама собою, пусть они горячатся и выходят из себя сколько душе их угодно. Пусть внутренняя болезнь их выходит вся вон без остатка. Погорячатся, побранятся, но наконец уймутся и почувствуют нужду помириться. И тут-то надобно непременно их помирить и из опыта показать им, как нехорошо быть злым и раздражительным, как нужно впредь обуздывать себя от малейшего чувства злобы и раздражительности: аз незлобою моею ходих [Пс. 25, 1]- и все возможно приучать свое сердце к благости, кротости и смирению. Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем [Мф. 11, 29]. А в чем кротость Спасителя? – Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной (человека грешника с сердцем сокрушенным и смиренным) не переломит, и льна курящегося (человеческой души, дымящейся некоторым огнем веры и добродетели) не угасит [Мф. 12, 19 – 20]. Еще в чем? – Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному. Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо [1Пет. 2, 23 – 24].

Замечательно, что люди раздражительные после агонии сильного и продолжительного гнева и после испытания всей его мучительности делаются, как говорится, шелковыми, кроткими и смирнехонькими.

Что сказано о злости и раздражительности, то следует сказать и о прочих страстях. Сам Господь указал для них наказание в них самих, в их крайней агонии. Так наказываются гордость, зависть, ненависть, скупость, сребролюбне. Каждая страсть есть собственный учитель и вместе палач каждого одержимого ею человека.

Не ласкай плоть, да не вооружишь ее крепко против себя. Не питай ее приятными и возбуждающими яствами и напитками, не тешь ее приятными, соблазнительными и смешными видами и прочим.

Остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим [Мф. 6, 12]. Оставляй малые долги, например долг деньгами, хлебом-солью, да оставит тебе Господь большие долги твои. Оставляй обиды, тебе причиненные, согрешения, неисправности против тебя, да Господь оставит тебе твои Ему обиды, твои неисправности.

Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа [Евр. 12, 14]. Не нарушай мира из-за тленного и преходящего, из-за своего греховного самолюбия. Возлюби мир больше всего, как Самого Господа. Да не будет ничто дороже мира и любви взаимной. Мир возлюбим. Мир, мир!

Не мсти за себя никому ни за что. Бог мститель. Мне отмщение, Аз воздам, глаголет Господь [Рим. 12, 19]. Мир и любовь храни всеми силами.

О внешних благах будь как дитя беспечален.

Все Христовы, и всё, что делается для христиан даром, идет ко Христу. Вы жеХристовы, говорит апостол (1Кор. 3, 23). Аз воздам [Рим, 12, 19; Евр. 10, 30]. Вытело Христово, а порозньчлены [1Кор. 12, 27].

Будет, даст Господь. Кушайте и пейте сколько угодно. Так с радушием говори гостям, хотя у тебя будет и последнее на столе. Вспомни, как тебя радушно из последнего угощал больной раб Божий Игнатий и его жена, и самым лучшим, с щедростию и с радушием.

Ужасаюсь, Владыка, своего любостяжания, своей жадности и скупости. Я делаюсь Иудою. Простри, Владыко, высокую Твою мышцу и спаси мя от пасти адского змия. Крайность зла да отвратит меня совершенно от всякого стяжания, да вменяю я всё в сор.

Ничего из имения у меня нет своего, а всё Божие. Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь [Иов. 1, 21]. Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него [1Тим. 6, 7]. Итак, всё да будет общим.

Поелику престол плотского человека, или престол диавола, во чреве человека (тут все плотские страсти, особенно страсть чревоугодия), то Бог во Иисусе Христе благоволил основать Свой престол также во чреве человека и в сердце его чрез принятие внутрь животного хлеба – Тела Христова и Крови Христовой, ибо хлебом человек прельстился, прельщался и прельщается постоянно ныне. О! Глубина премудрости и благости и все могущества Божия! Оле крайнего снисхождения! Вместо плода древа жизни и запрещенного плода – Сам Бессмертный Плод дается нам.

Ты не терпишь неправды и готов мстить за нее сейчас же. Терпи неправду, жажди терпеть ее, пей ее, как воду [Иов. 15, 16]. Помяни, что твою неправду и неправду всех человеков терпит Владыка всесвятый, а ты кто? – Грешник, должник неоплатный. Терпи великодушно на людях долги всякого рода, духовные и вещественные, потому что и на тебе терпит Владыка тьму грехов или долгов всякого рода. (Златоуст разумеет долги духовные и вещественные.) Итак, пришел к тебе брат или вообще ближний кряду три или четыре дня или неделю поесть от твоего стола туне – накорми его радушно, не опечаль, не презри его. Имеет он сам, говоришь, и ходит праздно объедать других. Посмотри на себя: и ты имеешь, а другие тебя с удовольствием угощают; и ты часто в праздности время проводишь, а между тем Владыка довольствует тебя всем. Так оставляй долги, не считая их, и тебе Владыка отпустит без счету и Царствия Небесного сподобит.

Где нас не преследует вражда или прелесть, вражда плоти нашей против духа? Приглашают меня к исправлению моей обязанности – требы, по-моему, не вовремя, и я неприязненно, враждебно отношусь к ближнему, для коего я поставлен слугою от Спасителя нашего; у меня является откуда-то лень, неохота к отправлению святого дела, даже отвращение от него. О! Как много и постоянно нужно мне принуждать себя быть спешным к исправлению всяких и во всякое время дел моего служения. Ибо я на сие и послан есмь, то моя должность, то мое звание.

Скажи мне, как ты взглянешь на лик Господа Иисуса Христа, возненавидевши, презревши ближнего, пожалевши для него сору, променявши его на прах земной – деньги, пищу и питие? Скажи мне, как взглянешь на лик Человеколюбца, изволившего стать Сыном Человеческим для искупления тебя и всего мира от вечных мук? Скажи, как ты будешь смотреть на лик Человеколюбца? Вот, Сам Бог имеет тот самый лик, который ты возненавидел, презрел в брате из-за праха, из-за тлена. Как ты будешь просить у Него прощения грехов своих, когда сам не прощаешь ближнему ничтожных, вещественных, тленных долгов, которые, как и тело твое, должны рано или поздно прейти? Сам просишь прощения великих духовных долгов, которые могут остаться на тебе вечно в случае нераскаяния и неисправления и сделаться причиною вечного злополучения, вечного мучения, а сам не прощаешь с охотою долгов малых, совершенно ничтожных по причине их скоротечности. Зачем, удивляюсь, скорее не делаешь ты себе намеренно как можно больше должников без надежды получить с них когда-либо обратно долги? Тогда ты имел бы утешение надеяться получить прощение в твоих великих грехах.

Благодарю и славлю всеспасительное и животворящее имя Отца и Сына и Святого Духа, [моего] Бога, спасшего меня по молитве моей. Боже Отче, Боже Сыне, Боже Душе Святый, помилуй мя от тесноты душевной, достигшей за жаление тленной, вкусной и драгой яди ([…]) для имеющего будто бы приидти ближнего (брата моего), за это [пустое] попечение о хлебе. Июля 16-го дня 1862 г. Всё для меня Отец, Сын и Святой Дух, помышление об Нем и призывание Его; о хлебе забота, помышление об нем жизни сердцу, да и всему существу не дает – напротив, теснит и мучит. Опыт.

Надо, чтобы ничто не разлучало нас от любви к ближнему (так она должна быть тверда и постоянна), никакой вид самолюбия: ни жаление приятной и дорогой пищи и драгоценного и сладкого пития для часто посещающего меня и туне ядущего хлеб мой брата, ни денег, ни одежды, ни жилища, никаких земных вещей – ибо все вещи земные ничтожны сравнительно с братом, ни гордость моя, ни зависть, ни злоба, ни леность – ничто.

Ты думаешь, у тебя нет гордости. А разве это не гордость, что ты не имеешь или весьма мало имеешь упования на Бога и сам хочешь устроить все дела свои, особенно дела по хозяйству? Что ты без Бога можешь сделать? – Ничего. Во всем положись на Бога, во всех трудах, во всей жизни, до мельчайших обстоятельств. Проси обо всем Бога.

Блюди крепко, да не презришь в сердце единого от младенцев [Мф. 18, 10], почему-либо тебе не нравящихся. Ты презришь Ангела Божия, приставленного к нему. Ты презришь чадо Божие, ты презришь Самого Господа, Отца всех младенцев по преимуществу.

Ты видел сегодня во сне, как враг смеется над нами чрез нашу жадность и чрез нашу наклонность к смеху. О, злодей бесплотный, губящий род человеческий, между прочим, жадностию и смехотворством! Братья христиане! Вразумимся и не будем, как животные, алчны до пищи и пития и страстными любителями смехотворства. Будем взирать на дела Господни. Скажем мы пище и питию: презираем тебя гной и прах; а смеху: греховно ты и слез вечных виновно.

То наша беда, что, сами изменяясь ежедневно в тысячи видов, мы мечтаем, что и небо-то вместе с нами изменяется. Свое непостоянство приписываем постоянному небу, свою нечистоту – пречистому небу. О! Как мы нечисты!

Не будь поклонником людского мнения, но, сознавая правоту своих слов, действий, будь смел, решителен, предприимчив и важен в словах и действиях.

Постарайся при помощи благодати Божией дойти до такого пренебрежения к плоти и ее страстям и похотям, чтобы говорить с твердостию от всего сердца в случае греховных пожеланий плоти: презираю тебя, плоть моя, и твои восстания. Презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи бесмертней.

Христианину потребен дух мужества в диавольских кознях, бедах, скорбях и болезнях и многоразличных трудах и искушениях этой жизни. Без этой добродетели (мужества) он легко может придти в расслабление и уныние. Делая добро, да не унываем, ибо в свое время пожнем, если не ослабеем [Гал. 6, 9]. Укрепите опустившиеся руки и ослабевшие колени. Евр. 12, 12.

Владычица Богородица невообразимой святости, благости, смирения, премудрости, несказанного могущества...

Господь Иисус Христос понес на Себе тяготу грехов всего мира; мы, с своей стороны, должны сносить неприятности, обиды, неисправности хотя наших родственников, друзей, знакомых, детей, подчиненных, пасомых, слуг. Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов [Гал. 6, 2], закон снисхождения и долготерпения к немощам ближних.

Презирать во имя Иисуса Христа и душевного спасения всякую сладость чувственную и не увлекаться ее приятностию, да усладится мне един Иисус Христос в сердце. Помни, что всякая сладость чувственная, которою увлечено сердце до пристрастия, есть вражда против Бога. Да не любит сердце ничего больше Бога.

Не любите мира, ни того, что в мире... Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская [1Ин. 2, 15–16]. Размысли глубже об этих словах и переживи их истину сердцем. Как необходимо исполнить их! Этого исполнения требует наше вечное благо. Сердце соглашается с ними вполне, чувствует их истину. Из опытов жизни.

Если ты пожалеешь какой-либо сладости чувственной или пищи и пития и денег для ближнего, особенно же для своих близких, тогда вспомни, с какою страшною щедростию Бог отдал нам Сына Своего, предав Его на страдания и смерть за нас и наконец отдав Его в пищу и питие нам, грешным, по бесконечной, неизреченной любви Своей. Особенно священник не должен ни на мгновение жалеть для ближнего своего ничего приятного или дорогого, что без вреда может усладить ближнего, ибо сам он часто услаждается Телом и Кровию Господа своего.

Сытое чрево не чувствует силы слов молитвенных, великости и тяжести грехов своих; нет для него сладости молитвы, нет для него чувства благоговения пред Богом всяческих и пред Владычицею, пред Ангелами и святыми. Крайне дурно себя чувствует на молитве всякий сытый. Сытая плоть сильно воюет на дух. Необходимо христианину воздержание. Особенно, в частности, необходимо ходить к службам и особенно к литургии не евши, не пивши. В посты не надо чаю пить, а что-нибудь холодное. Чай особенно расслабляет сердце и изнеживает душу и тело.

Был ли хоть один день, когда я не был увлечен врагом пищею и питием? И это тогда, как тело мое исполнено гноя и источает гной, когда я вижу своими глазами тленность и принимаемой пищи, и тела моего. Какое неразумие!

Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть [Мф. 6, 24]. Например. Если ты имеешь пристрастие, жадность к пище и питию, то ты не можешь любить ближнего больше своей пищи; твое сокровище будет пища, а брата своего, этот образ бессмертного Царя Бога, пренебрежешь и готов будешь из-за денег, из-за пищи продавать его многократно. Так, не может, не может любить Бога пристрастный к пище и питию чревоугодник: воистину у него богчрево [Флп. 3, 19]. Ему он угождает, а не Богу, и чревом он постоянно пленяется в сладость. Опыт это ежедневно подтверждает.

Мне необходимо нужно показать плоды покаяния и особенно причащения Божественных Таин Тела и Крови. Господи! Подаждь мне силу принести Тебе достойные Твоего о мне попечения и милосердия плоды. Хочу, Владыко, обуздать свое чрево, столько враждебное Тебе, мне и моему ближнему.

Поминай чаще, что ты раб и у тебя есть Господь, Которому ты призван работать от всей души, со всем усердием всю жизнь.

Плотской человек не терпит, когда другие берут что- либо наше, а духовный наш человек с охотою и радостию готов отдать всё, и даже себя самого, душу свою, только бы это было в пользу и спасение ближнего. Так, Моисей готов был на изглаждение себя Богом из книги жизни, только бы спасти еврейский народ от истребления [Исх. 32, 32]. А мы что? Мы жалеем не душу свою положить за ближних, а жалеем своих денег, своей пищи и пития, хотя и видим в том нуждающихся.

Если любите любящих вас, какая вам за то благодарность? ибо и грешники любящих их любят. И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники? [Лк. 6, 32; Мф. 5, 46 – 47]. Самолюбивое сердце наше обыкновенно любит только любящих нас; уста, от избытка сердца говорящие, также любят приветствовать только тех, которые находятся к нам в добрых отношениях, которые ласкают наше самолюбие, – и напротив, неохотно отверзаются и сердце и уста для приветствия людей, находящихся в неблагоприятных к нам отношениях. Так как источник и причина этого зла – наше растленное страстями сердце, наш ветхий человек, который еще живет в нас [и не умерщвлен] нами, то надобно непременно препобеждать свое сердце с помощью Иисуса Христа, Господа нашего, усердно призываемого нами в помощь, и нещадно попирать самолюбие, гордость и злобу свою. Да, надо принуждать сердце свое любить и самых врагов, хотя это и тяжело для ветхого человека, надо приветствовать и недоброжелателей наших, хотя сердце и уста не готовы растворяться для этих приветствий. Иначе что же мы за христиане, что за последователи Христа (претерпевшего на Себе таковое от грешных прекословие), претерпевшего за врагов Своих крест и смерть и молившегося за них и всячески им благотворившего, как Иуде, хотя Он и предвидел его падение? Что мы за ученики Того, Который, будучи злословим... не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному [1 Пет, 2, 23] и Который нам заповедал благословлять клянущим нас и добро творить ненавидящим нас и молиться за творящих нам напасть [Мф. 5, 44]. Скажешь: очень, очень трудно любить злых врагов своих; очень, очень тяжело с открытым, любящим сердцем говорить с ними, приветствовать их, служить им – или скажешь больше, что вовсе невозможно это для тебя. – Для твоих собственных сил, пожалуй, невозможно, но не для Христа твоего: с Ним всё возможно тебе. Итак, призови Его в помощь, призови немедленно, внутренно или в умной молитве, когда будешь глаз на глаз с недоброжелателями и врагами своими: «Иисусе, сило моя, крепосте моя! Помоги мне исполнить заповедь Твою о любви ко врагам, о дружелюбном приветствии неприятелей. Я сам оказываюсь бессильным к исполнению этой заповеди, мое сердце порывается к злобе, уста готовы язвить врага, глаза готовы бросать на врага адский пламень злобы, руки готовы поражать обидчика заушениями и побоями. Итак, помоги мне, Спасителю мой! Без Тебе, по Твоему же словеси, я не могу творити ничесоже [Ин. 15, 5]». – И уверяю тебя, что если ты искренно будешь просить помощи свыше, то она непременно подастся тебе, и ты сам на опыте узнаешь, как с помощью Христа Спасителя легко любить и самых врагов, искренно приветствовать и самых недоброжелателей твоих. А без молитвы, без помощи Господа Иисуса, поверь, ты будешь всегда уноситься, как лист волною, сердечною злобою к ближнему, ибо враг сильнее тебя. Если будешь любить врагов и приветствовать от сердца самых недругов, тогда будешь истинный христианин и будет тебе великая награда от Господа; в противном случае нет тебе никакой награды и не внидешь в Царствие Небесное. Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное [Мф. 5, 20].

Будьте в мире между собою. 1Фес. 5, 13. Будьте долготерпеливы ко всем. Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем (там же, [14–15]). Помни эти слова апостола.

Не воздавайте злом за зло или ругательством за ругательство [1Пет. 3, 9], помня слова молитвы: остави нам долги наша, яко и мы оставляем должником нашим. Чем больше будешь прощать другим долгов вещественных или духовных, тем более простит Владыка тебе, ибо какою мерою мерите, сказано, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]. Истинно слово всяко Владыки и Бога нашего. Притом силен Господь всяку благодать изобиловати в нас (и всегда подает хлеб в снедь). Стяжавай нищетою богатая.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится... не ищет своего (...всё общее [Деян. 2, 44; 4, 32], не эгоистична, не самолюбива), не раздражается, не мыслит зла [1Кор. 13, 4 –5]. Помни: человеческая душа бесконечной цены и достоинства, а всё земное, все богатства, все сладости ничтожны в сравнении с нею.

Прошедый из утробы Пресвятой Девы Марии Господь Иисус Христос и после рождения от Нея всегда Ее исполняет со Отцем и Духом Святым. Придем к нему и обитель у него сотворим [Ин. 14, 23]. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа... [1Кор. 6, 19]. Или вы не знаете... что Иисус Христос в вас? [2Кор. 13, 5]. Если к простым верующим это относится, то тем паче к Матери воплотившегося Бога Слова. Она носила Его временно во утробе и стала Его Матерью, а Он, предвечный, везде сый и вся исполняяй Бог, будет носить Ее вечно в недре123 Своем.

Ректор велел. Надо исполнять (например, написать задачу, проповедь, выучить лекцию, или не отлучаться в город, или оставаться без обеда). Иначе исключат или накажут розгами и проч. Господь велел – и надо исполнить. Иначе исключат из книги жизни, в вечный огонь пошлют. Слово Господа истинно: что сказано, то непременно так и есть или будет, если мы не изменимся; например, геенна будет для грешников, если они здесь не исправятся.

Или опять говорят: царь – или губернатор, или управляющий, или командир – приказал сделать то и то, и тотчас воля их исполняется, дело делается без отлагательства, без обиняков. А когда Господь повелевает, Владыка нашей жизни, Творец неба и земли, истинный, всеправедный и всемогущий и всеблагий Судия, – дело стоит, не исполняется. И что же причиною? Маловерие или неверие, леность непростительная, холодность и нерадение непонятные, пристрастие к земному и все многоразличные наши страсти. К тому же враг Божий и человеческий – диавол запинает нас нашим самолюбием, нашим пристрастием к земному. Потому-то для беспрепятственности, для готовности и удобства исполнять заповеди Господни надо отвергнуться себя и распять плоть свою со страстьми и похотьми многоразличными. Аще кто хощет по Мне ити, да отвержется себе и возмет крест свой и по Мне грядет [Мф. 16, 24; Мк. 8, 34], то есть по Моим заповедям да живет, на пример жизни Моей да взирает.

Как мать на руках носит младенца, так Господь словом Своим носит нас каждое мгновение жизни и поддерживает нас в бытии. Так апостолы, пророки и святые отцы своими писаниями носят души наши и пестуют нас, да возрастят до Христа.

Когда собираешься писать проповедь, весь сосредоточься в своем предмете, весь отдайся ему. А для этого непременно установи определенный предмет, о котором тебе говорить, и обозри его со всех сторон, чтоб представить его по возможности так, как он есть.

При устах двух или трех свидетелей будет твердо всякое слово [2Кор. 13, 1]. Диавол часто хулит в нас кого-либо из святых или клевещет на какую-либо истину. Раб Христов! Ты имеешь всю Церковь Христову свидетельницею святости избранных Божиих или истины известного догмата, постановления, правила, обряда, Самого Христа и Духа Божия. Кого же тебе еще слушать? Этого ли во тьме пресмыкающегося змия-убийцы? Его ли тлетворного дыхания? От плод его познаете его [Мф. 7, 16, 20].

Господи! Даруй мне всё попечение прилагати, да не внесу в храм Твой, храм души моей, чуждого огня страстей, но да поддерживаю в нем присно огонь любви к Тебе. Да внемлю себе и трезвлюсь со всем тщанием.

Если кто-нибудь, творящий тебе напасть и не оставивший к тебе ненависти своей, попросит тебя помолиться за него, когда увидит тебя идущим в церковь, или [имеющим] помолиться дома, тогда да не озлобится сердце твое и да не речеши в сердце твоем: вот еще, за тебя, моего обидчика, моего ненавистника, я буду молиться; как я буду за тебя молиться, когда ты растерзал сердце мое своими обидами, когда ты опротивел мне за свою злобу и ненависть; ты смеешься еще надо мною, как видно. Не говори так в сердце своем, но вспомни тотчас слово Спасителя: молитесь за обижающих вас и гонящих вас [Мф. 5, 44], и покори тотчас, в мгновение ока, злое [...] сердце свое Спасителю твоему, и преклони тотчас же выю свою под благое иго Его заповедей, и непременно тотчас же помолись за твоего ненавистника, да будешь воистину христианин, то есть послушник и усердный раб Христов, творящий неленостно и усердно заповеди Господа своего. (Се, гряду скоро, возмездие Мое со Мною... [Откр. 22, 12].) Если же, знавши волю Господа своего, не будешь радеть об исполнении ее, а поступать по слепому влечению растленного грехом сердца своего, будешь питать ненависть, злобу, зависть и другие страсти, если не будешь иметь страха Божиих заповедей и не будешь исправляться, то верь: не миновать тебе геенны. Раб... который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много [Лк. 12, 47].

Многие говорят: не можем есть постной пищи. Отчего? – Оттого, что отвыкли. Попробуйте привыкнуть, и поверьте: если захотите, привыкнете. Как не привыкнуть к тому, что нимало не противно нашей природе, а, так сказать, прирождено ей? Ибо пост свойствен человеку. Люди, не употребляющие мяса, молока, яиц, а употребляющие пищу растительную, мучную, рыбную, здоровее, бодрее, легче, чем люди, употребляющие скоромную пищу. Как не привыкнуть к постной пище, которая нимало не противна природе нашей, когда привыкают к курению табаку, который вне требований природы и противен ей, как привыкают к многому такому, что не есть потребность природы. Нет, братия. Это ложь, что вы не можете употреблять постной пищи, это неизвинительная слабость – всегда употреблять только скоромную пищу; сознайтесь, что вам не хочется расстаться с удовольствием скоромного стола, вам не хочется отказать своему чреву в приятной пище. Вам приятно приносить ежедневные жертвы своему богу – чреву и не хочется следовать примеру и заповеди Спасителя, постившегося сорок дней и ночей для нашего спасения и тем показавшего всю нужду для нас поста. Вы не желаете быть Христовыми рабами и послушниками, хотя ложно и называетесь христианами. Ибо которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями... [Гал. 5, 24]. Так, мы рабы плоти, а не Христа. Но сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление [Гал. 6, 8]. (Если мы живем духом (Божиим), то по духу и поступать должны [Гал. 5, 25].) Доколе же будем мы идолопоклонствовать под видом христиан? Доколе плотская жизнь, доколе не позаботимся о провождении духовного жития? Братия! Бог наш есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине [Ин. 4, 24], то есть должно провождать жизнь постническую, чтобы молиться Ему духовно и истинным сердцем, ибо без поста нет духовной молитвы. Бог наш есть дух. Это обязывает нас, как чад Божиих, одуховляться и бегать оплотянения себя приятною и разнообразною пищею и питием, различными другими удовольствиями плотскими.

Вся мудрость, вся философия христианская заключается в том, чтобы презреть плоть, все ее удовольствия и возлюбить всем сердцем Христа, усердно прилежа о спасении души, вещи безсмертней. Потому-то истинными христианами и великими рабами Христовыми могут быть люди самые необразованные и простые. Напротив, всего не способнее быть истинными христианами люди с светским образованием, с земною мудростию. Поистине, мудрость мира сего есть безумие пред Богом [1Кор. 3, 19].

Мерзость запустения да не стоит на месте святе – в сердце моем; огнь чуждый да не вносится в скинию Божию124 – то есть огонь страстей, огнь попечений житейских, забот о пище и питии, огнь чревоугодия, сребролюбия, скупости, зависти, ненависти и других грехов да не вносится в сердце мое, которое есть храм Духа Святого. Сын мой!.. Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни [Притч. 4, 20, 23].

Моисей постился сорок дней и сорок ночей пред явлением ему Бога на Синае. Новозаветный священник, соединяющийся так часто с Господом Моисея в животворящих Тайнах, не должен ли наблюдать постоянный пост в жизни? Не должен ли быть постоянно воздержным, как чадо вечери Господней, в живом чаянии Царствия Божия, которое не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17]? Не должен ли он одуховляться по подобию Господа своего?

Что разлучит нас от любви к Богу и ближнему? – Неумеренное употребление пищи или лакомая пища, то есть чревоугодие. Между тем заповедь о любви есть единственная заповедь, в которой весь закон125. Итак, презреть чрево и всякое лакомство. Ибо чрез чрево враг Нас удобно всегда пленяет. Господи, помози! Ни во что вменяй всякую пищу и питие, сколько бы дороги и сладки ни были, но охотно разделяй их с братом.

Иной кричит: зачем цирки и театры, зачем вольные домы, зачем домы пирования и мусикии126, – а сам есть не иное что, как цирк диавольский, в котором не кони и другие животные забавляют зрителей, а демоны рыщут и ездят на бедной душе, имея в руках своих вожжами и удилами страсти человеческие. Иной воюет против театров, а сам не иное что, как диавольский театр, в котором бесы разыгрывают трагикомедии страстей человеческих: самолюбия, гордости, сребролюбия, скупости, зависти, злобы и ненависти, лукавства, сомнения, неверия, уныния, хулы, лености, пустословия, чревоугодия, распутства, лжи и обмана и других страстей человеческих (в театрах именно это и разыгрывается, ибо это училища бесовские; театр – училище порока, хотя ему и дается благовидное название нравственного учреждения). Так, иной кричит против домов вольных, против домов пирования и мусикии, а сам по своим многоразличным страстям есть истый вольный дом или дом богатого пиршества и мусикии злых духов, прелюбодействующих с его душою и утешающихся за трапезою его страстей и образующих из них свою адскую музыку. Кто бы ты ни был, мнимый ревнитель славы Божией, фарисей слепый, восстающий против уничтожения театров, цирков и других мест общественных увеселений, несомненно вредных для человеческой нравственности, но наперед разрушь в себе самом бесовский цирк, театр, наперед уничтожь в себе самом диавольскую трапезу и бесовскую музыку, образуемую из твоих страстей, и тогда строжайше, неотступно ревнуй о славе Божией и о спасении душ человеческих, об уничтожении цирков, театров и других мест увеселения, и Господь... поборет за тебя [Сир. 4, 32]. Еще: ты дом свой не превращаешь ли часто в настоящий театр, не разыгрывается ли в нем у тебя житейская суета? Не видишь ли тут часто трагикомических видов пристрастия к одежде до какого-то рабского поклонения моде, цвету и проч.? Не видишь ли ты тут жадности к пище и питию, к деньгам и к удовольствиям плоти? Не видишь ли раздирающих [сцен] ненависти, распри, ссоры из-за предметов самых пустых? Итак, преврати дом свой в училище благочестия и тогда ревнуй об уничтожении цирков, театров и других увеселений. И Господь скоро поборет за тебя.

Хотя и некрасна похвала во устах грешника, но по долгу благодарности прославлю всеспасительное имя Твое, Господи Иисусе Христе, яко страсти душевные во здравие души претворявши, бурю страстей – в мир, превосходящий всякое разумение, смерть души – в живот.

Иной, искусившись какою-либо страстию вследствие видения какого-либо человека или предмета, винит в страсти своей это лицо или этот предмет, иногда безумно проклинает его и говорит: ах! если бы не он или если бы не этот предмет, не этот случай и обстоятельство, я ни за что бы не сделал этого греха, не подвергся бы этой страсти! Безрассудный! Ни лицо, ни предмет, ни другие обстоятельства не виновны в твоей страсти – виновен ты сам, одаренный умом, бесценным даром свободы и знающий хорошо заповеди Божии и искушенный многоразличными опытами, как избежать известной страсти, когда враг или человек искушают тебя. Одно средство спасения – искреннее осуждение себя и раскаяние в своем [грехе], злом поступке или слове или страстном возмущении.

Испытывай, чем наполнен и наполняется ежедневно и каждый час мех твой – тело твое! Какая в нем воня: животная, или воня Духа Святого, – или смертная воня страстей, воня привязанности к миру. Воня ли ревности по Боге и о спасении своей души и душ других собратий – или воня ревности по плоти, воня любостяжания, сребролюбия, скупости, чревоугодия, зависти, честолюбия, угождения плоти во всех видах. Есть люди телесные, духа не имущие [Иуд. 1, 19], – не таков ли ты именно? Если таков, то горе тебе: ты от плоти дожнешь нетление и вечную муку.

Как сосуд, наполненный благовониями, оставляет в себе и по истощании масти127 надолго, а часто и на всё прочее время своего существования приятный запах, и тем более сильный, чем более благоухающая была в нем масть, так тела святых человеков, в которых обитал Дух Божий, и по смерти своей издают от себя благоухание чудное и сокрытою в них жизнию всеисполняющего Духа Божия пребывают в нетлении, источая исцеления душам и телам человеческим. Но особенно это подобие надобно приложить к пренепорочной Матери Божией. Быв утробою Божественного воплощения, сосудом Божества и храмом Его, вместилищем Того, Чье одно имя есть излиянное миро [Песн. 1, 2], Она и после воплощения от Нея Господа нашего Иисуса Христа на всю последующую жизнь, до преискреннего приобщения к Сыну Своему путем смерти, сохранила во всем существе Своем неизреченное благоухание святыни Божества и была вся благоухание, вся свет, потому что воплотившийся от Нея Сын Божий, оставив Ее пречистую утробу плотию Своею, оставил в Ней навеки благоухание Своего всеисполняющего Божества. Очевидцы успения Божией Матери передали нам, что после славного Ее успения комната, в которой находилось Ее богоносное тело, вся исполнилась дивным благоуханием, которое оставалось в ней надолго. Так благо прилеплятися к Богу [Пс. 72, 28]!

Да сбудется реченное пророком, или: да сбудется Писание... Для чего в Новом Завете, особенно в Евангелиях, часто употребляются эти выражения? Для того, чтобы видеть, что Иисус Христос есть действительно Божественное Лицо, Сам Сын Божий, что воплощение Его есть дело Божие, предопределенное от вечности, что Он есть исполнение закона и пророков. Еще же и для того употребляются эти выражения, чтобы осязательно уверить всех благонамеренных и благомыслящих людей, что точно так же непременно исполнятся до последней йоты и все прочие, еще не исполнившийся пророчества Ветхого или Нового Завета о Христе, именно: пророчества о обращении язычников и иудеев ко Христу, о обстоятельствах последнего времени, о втором пришествии Сына Божия на землю, о воскресении мертвых, о будущем Суде, о будущем блаженстве и будущих мучениях. Как все пророчества, касавшиеся первого Его пришествия, исполнились, так исполнятся все пророчества, касающиеся и второго Его пришествия, потому что Исполнитель один и Тот же, Сам Сущий, для Коего всё как одно настоящее.

Оставляем должником нашим (долги их) [Мф. 6, 12]. Потому что долги ближних что иное, как не заблуждение, ложь, мечтание в их отношениях к нам? Итак, если они сознают свои заблуждения, погрешности, ложность своих отношений к нам или если даже и не сознают, то простим им их долги против нас из сострадательности, из жалости к их заблуждению, мечтательности, вменим их в ничто, как и действительно они ничто. Но если пребудут в лжи, в мечтании, то сами виноваты и погибнут, если не обратятся, за то, что они не приняли любви истины для своего спасения [2Фес. 2, 10].

Всем бых вся, да всяко некая спасу [рус.: Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых] [1Кор. 9, 22]. Священник должен приспособляться к многовидным характерам людей, терпеливо снося их слабости, страсти, дурные привычки, строптивость, горячность и прочее, да всяко некия спасет. Потому от священника по преимуществу требуется кротость и смирение, незлобие, долготерпение, милосердие и сострадательность.

Наш ветхий, самолюбивый человек не терпит препятствий его мыслям, желаниям, словам и делам и, когда встретит их от людей или от обстоятельств, вещей, места, времени, бывает в нетерпении, готов сокрушать и уничтожать всё стоящее ему на дороге к цели. Такова гордость и злоба ветхого человека! Что же может служить врачеством против этого недуга гордости, злобы, нетерпения? – Надо во глубине сердца смириться пред Богом и людьми, сознать свою немощь, свое ничтожество, бессилие и решиться терпеть спокойно всевозможные препятствия со стороны людей, обстоятельств, вещей, времени и места, если нет нужды и возможности преодолеть эти препятствия; надо решиться быть готовым быть самому сокрушаемым телесно и духовно, да получит в этой жизни должное наказание за свои бесчисленные согрешения ветхий наш человек – душа и тело. Надо решиться быть готовым потерпеть всякие озлобления душевные и телесные. Мы поем на молебствии Пресвятой Богородице: Призри благосердием, Всепетая Богородице, на мое лютое телесе озлобление, и исцели души моея болезнь. Это озлобление тела и болезнь души попускаются на нас от Бога в возмездие за грехи, страсти и все злобы нашего ветхого человека.

Пришел ко мне брат, и огненная злоба адская запала в мою душу: тесно, тесно так стало. Враг, вишь, тотчас ударил в струны самолюбия, любостяжания, жадности и скупости и шепнул: смотри, вот к тебе пришел брат, который часто к тебе ходит даром пить и есть.

Презренный он, нахал он – возненавидь его. Но вот в тесноте я вспомнил слова Писания и сказал их в сердце своем: едино тело есмы мнози [1Кор. 10, 17], и это мудрование духовное, искреннее тотчас прогнало злобу из сердце вместе с неразлучными их спутниками – огнем и теснотою, и так мирно и легко, легко стало на душе. Слава мудрованию духовному! Оно, по апостолу, живот и мир! Бесчестие, гибель мудрованию плотскому! По апостолу и по опыту, оно смерть есть для души!128 И это во всяком человеке. Слава Тебе, Господи, яко сказал ми еси пути живота. Стопы моя направи по словеси Твоему [Пс. 118, 133].

О, корми всегда с удовольствием алчущего брата, хотя бы он и ежедневно ходил к тебе по несостоятельности своей или по другим уважительным обстоятельствам. Опять брат Константин показал сегодня свою совестливость. А я думал об нем иначе. Согрешил.

Священнику приходится нередко исповедовать свою веру вне церкви пред людьми всех наций, вероисповеданий, сословий, чинов, нравов. Как приходится исповедовать? – Чрез ношение в домы Святых Даров, Честного Креста, святых икон. Здесь он является исповедником Господа Иисуса Христа, животворящих Таин Тела и Крови Христовой, исповедником Его искупительных заслуг за нас, исповедником догмата о почитании святых, в особенности же Пречистой Богородицы, и догмата о почитании святых икон. Да будет же сердце твое твердо в святом благоговении к несомым Святым Дарам, к Честному Кресту и к святым иконам и да не постыдишься святыни веры ни пред какими лицами человеческими, но любезно вмести их в сердце твоем верою и любовию и твердо веруй, что шествием Святых Даров, Честного Креста и святых икон воздух освящается и земля, по которой они несутся. Не попусти диаволу прикоснуться к сердцу твоему и войти в него раздражительностию на лица, просящие тебя сделать крестный с образами ход в жилище их, не презри их благочестивого желания, от простоты веры происходящего, напротив, сам научись у них простоте, усердию и горячности веры. Особенно же не допусти себя до слепой и злой раздражительности и хулы на самые святые иконы, веруя твердо, что иконы – как бы самые святые, например, икона Божией Матери как бы Самая Пречистая Богоматерь, и поставляя особенное счастие свое в сопровождении их до места усердных и благочестивых христиан и обратно. Итак, не стыдись исповедовать за нас распятого Господа в животворящих Тайнах и в Кресте Его, равно не стыдись исповедовать и святых угодников Божиих в честных иконах их и, как бы их самих, почитай их изображения.

Внимай: не люби больше жену свою, чем Господа. Например, если ты ради Господа сохраняешь пост, не решайся есть скоромное ради любезной просьбы жены; или, если ты решился не ужинать вечером или не пить чаю, не сядь за стол и не измени своему благочестивому намерению.

Похули Бога и умри [Иов. 2, 9]. Иова заставляла хулить Господа в болезни телесной и в скорби душевной жена его; это образ того, что нас всегда заставляет хулить Господа и Пречистую Его Матерь в болезни телесной и в скорби душевной диавол. Скажи какую-нибудь хулу на Господа и на Матерь Его – и умри. Ей, так бывает. Знай и крепись. Терпи и молись. Знай, что без соизволения Божия и мгновения страданий не потерпишь. Душевные и телесные страдания – воля Божия. Молись: Отче Мой, аще возможно есть, да мимоидет от Мене чаша сия: обаче не якоже Аз хощу, но якоже Ты [Мф. 26, 39]. Помни еще, что страдания телесные и духовные посылаются для пользы душевной. Ручательство тому простота, благость и премудрость Божия и последующее за болезнями или скорбями состояние души. Страдающий плотию перестает грешить [1Пет. 4, 1]. Не малодушествуй же и не предавайся нетерпеливым стонам и крикам.

Диавол возжигает в сердце хулу на святыню, особенно пред праздниками и в праздники: в праздники Богородичные – на Пресвятую Деву, в праздники святых – на них. Адский пес лает назло, когда мы выхваляем по достоянию Матерь Света и чад Божиих – святых.

Искушения попускаются от Бога для испытания нашей веры, надежды и любви ко Господу, для воспламенения, укрепления или очищения их. Потому борись мужественно, зная, что искушения посылаются по силам, а не против сил и что Бог зрит на твою борьбу и готовит тебе венцы, если претерпишь искушение мужественно.

На пищу смотри как на землю, по которой ходишь. Как не печешься, по чему тебе ходить, так не должно пещись и о том, что пить и есть. Пища тот же прах.

В храме или в обществе людей мы являемся большею частию со светлыми лицами, ободрившись, оправившись от своих душевных немощей и страстей. А что мы испытываем в душе своей дома, в тишине или треволнении домашней жизни, как мы бываем немощны у себя, в своем жилище, когда посторонние взоры не обращены на нас, а пред домашними мы не находим нужды скрывать свои слабости, когда на нас смотрит часто только един Бог и небожители, которых мы, впрочем, весьма нередко и не вспоминаем? Один Сердцеведец и Видящий всё тайное знает, какая бездна немощей нередко подавляет нашу душу. Как мы принуждены бываем пролить много слез от глубокого чувства своей близкой погибели, своей величайшей бедности и окаянства и внутренних вражиих искушений! Один Бог знает, как удобопреклонны мы бываем ко всякому греху, но в особенности к лености, к унынию, ропоту и хуле, к скупости, злобе и зависти, к гордости и напыщенности, к грубости и жестокости, к пресыщению и пиянству и плотоугодию во всех видах. В храме или в обществе мы являемся уже предварительно подготовленные, оправившиеся от домашнего расслабления греховного. А по настоящему надо и дома вести себя, как в храме или в обществе, потому что Бог наш с нами и в нас. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3, 16].

Мариам соблюдаше вся глаголы сия, слагающи в сердцы Своем [Лк. 2, 19]. Что Мя зовете: Господи, Господи, и не творите, яже глаголю, говорит Господь [Лк. 6, 46]. Но Владычица первая соблюла глаголы Господни, слагая их в сердце Своем. Если хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди, говорит Господь одному законнику [Мф. 19, 17]. Пресвятая Дева Мария, как видно из выше показанных слов евангелиста, имела всегдашнее прекрасное настроение духа соблюдать все глаголы, все заповеди Божии, слагая их в сердце Своем. Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди, говорил Господь ученикам Своим [Ин. 14, 15]. Божественная Мария первая соблюла эти заповеди. И могло ли глубочайшее, чистейшее смирение в чем-либо руководствоваться Своею, а не Божественною волею? Воистину нет. Слагающи в сердцы Своем. О, прекрасный обычай – слагать глаголы Божии в глубине сердца! О, пречудная, бесценная сокровищница – сердце Пресвятой Девы Марии! Какими духовными сокровищами святыми, с умом и благою волею собранными, не была Она наполнена! А мы, братия, соблюдаем ли вся глаголы Божии, слагая их в сердце своем? Легко сказать: соблюдать вся глаголы Божии; но нелегко нам, многогрешным, гордым, творящим охотно волю плоти своей и помышлений своих, исполнять глаголы Божии. И кто из нас может похвалиться, что он соблюдает все глаголы, все заповеди Божии, слагая их в сердце своем? Едва ли найдется между нами хоть один такой человек, и по всей вероятности, что не найдется. Да и можем ли мы без великой веры в Господа, без твердой надежды на Него и усерднейшей любви к Нему соблюдать глаголы Божии, слагая их в сердце своем, когда у нас сердце предано не Господу, а миру, многоразличным мирским заботам и суете мирской, когда в сердце нашем нет места глаголам Божиим. О! Как мы нечисты и многогрешны, недостойны и ничтожны пред Владычицею Богородицею, Которой всё сердце было отдано Господу без остатка, Которая любила Его, как Сына и Бога, всею душою, всем сердцем, всею крепостию и всем помышлением. За то, в возмездие такой веры и любви, навеки освятил и украсил и прославил Ее Триипостасный Бог, ставши Ее полнотою, один дух с Нею, как Она отдалась Ему вся вполне.

Так, мы не стараемся соблюдать Божии заповеди, слагая их в сердцах своих. Не слагаем в сердцах своих заповеди Божии, чтоб поступать по ним право, подобно Давиду: В сердцы моем скрых словеса Твоя, яко да не согрешу Тебе, говорил святой пророк и царь Давид [Пс, 118, 11]. Да и где быть тому? Как быть, когда не читаете Евангелия, когда многие из вас вовсе не знают заповедей? Еще: соблюдаем ли мы все глаголы молитвы Господней и других молитв, стараясь слагать их в сердце своем, а не бросать их на воздух, как обыкновеннее всего бывает, не делать из них по своему нерадению и невнимательности пустоцветы?

Твоя вера и верность Господу, Пречистой Его Матери и Святой Церкви подвергаются часто искушению от диавола, который приливается к сердцу рекою хульных и скверных помышлений. Крепись и мужайся: это для тебя время исповеднинества и мученичества. От плод познаете диавола. Собирают ли с терновника виноград, или с репейника смоквы? [Мф. 7, 16]. Так, по хуле на всё святое, по смущению сердца, [...], тесноте и связанности всего существа твоего ты узнаешь гнездящегося в сердце твоем диавола, этого отца лжи. При нападении хульных и скверных помышлений на душу узнается, как тверда и чиста и разумна наша вера. Ах! Иногда она бывает как трость, ветром колеблемая, и у меня, грешного. Если бы не поддерживала меня Божья благодать, пал бы я во мраке бесовском.

Люби общение любви с людьми добрыми и благонамеренными, да удостоишься сообщества Ангелов и святых человеков в будущем веке.

Если мы молимся искренно, со всем усердием, доводя до сердца каждое слово, то, замечаем, Господь исполняет каждое слово наших молитв, подает нам вся яже ко спасению прошения. А если неискренно, без сочувствия, то лишает нас многих духовных благ и даже вещественных. Какою мерою мерите, говорит Он, такою и вам будут мерить [Мф. 7, 2]. В твоих руках, так сказать, все блага Господни, и усердною молитвою ты всё можешь получить.

Если Господь по молитве нашей подает Свои духовные и вещественные блага в этой временной жизни, то, без сомнения, подаст и будущие блага, если будем усердно желать, просить и искать их. Мы и просим об них во всех молитвах. Что же? И получим их благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа. Верен Бог, Которым вы призваны в общение Сына Его [1Кор. 1, 9]. Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий (слышишь!) получает, и ищущий находит, и стучащему отворят [Мф. 7, 7 – 8]. А дальше еще больше ободрения и утешения молящемуся о чем бы то ни было. Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень? и когда попросит рыбы, подал бы ему змею? Итак если вы (если уж вы, вы, будучи злы), будучи злы, умеете даяния благие давать детям тем более Отец ваш Небесный (не несравненно ли больше?) даст блага просящим у Него [Мф. 7, 9–11]. Итак, что же? Проси с великою верою и с усердным желанием получить то, о чем молишься. Слова молитвы да будут для тебя задатками тех благ, которые ими обозначаются. Как тебе легко помыслить и говорить об этих благах, так Господу легко даровать их. Итак, будь простосердечен на молитве, когда просишь, думай, что уже получаешь просимое, и будет тебе. Так Сам Господь говорит [Мк. 11, 24; 1Ин. 5, 15].

Разве не знаете, пишет апостол к Коринфянам, что тела ваши суть члены Христовы? [1Кор. 6, 15]. Скупой! Жалеющий для бедных денег, пищи, одежды, жилища, для кого ты жалеешь этого праха? – Для Самого Христа, твоего Творца, Жизнодавца и Спасителя. Скупой! Нерадушный к гостям по причине своего пристрастия к тленной пище и питию, к кому ты нерадушен, для кого ты жалеешь своих яств и пития? – Для членов Христовых. О! Какое счастие питать члены Христовы! Какое счастие почтительно, радушно обходиться с членами Христовыми, как с Самим Христом, ибо Христос един и Тот же во всех и весь в каждом. ВыХристовы, еще пишет апостол Павел [1Кор. 3, 23]. Или вы не знаете... что Иисус Христос в вас? [2Кор. 13, 5].

О! Как дорого чувство любви! Дороже всякого имения, какое бы я ни имел. Если я раздам все имение... а любви не имею, я ничто [1Кор. 13, 3]. Ты ради маленькой траты имения своего, ради истребления братом пищи и пития, которые для того и даны, часто отвращаешься брата, питаешь к нему ненависть. Ах! Как ты заблуждаешься! Всё твое имение, как бы огромно ни было, ничто в сравнении с любовию. Для стяжания любви ничего не жалей: ни злата, ни сребра, ни пищи и пития, ни одежды, ни жилища, ни себя самого: все обиды, причиненные тебе ближним, ни за что вменяй и с радостию прощай, чтоб любить его; все погрешности его прощай, чтоб любить, памятуя, что и ты с погрешностями.

Есть ли в твоем сердце это духовное богатство, называемое любовию? Стяжи, если нет его: оно в твоей власти, в твоей доброй воле. Ничего не пощади для приобретения его: ни денег, ни пищи, ни пития, ни одежды, ни способностей, ни ревности.

О! Я вижу в твоем сердце другое богатство – богатство самолюбия, деньголюбия, пищелюбия, книголюбия, миролюбия, славолюбия. Горе тебе! Погибель тебе, если не исправишься!

Рассказ помощника почтмейстера о предшественнике его Власове принять к сведению. Копия с меня.

Воистину, Владыко, я первый из грешников и последний человек в мире.

Большинство образованных людей зорко следят за политическими событиями света, а в свой внутренний мир и не заглянут – не их дело. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? или какой выкуп даст человек за душу свою? [Мф. 16, 26].

Когда молишься о чем-либо, просишь, благодаришь, славословишь Создателя словами прошения, благодарения и славословия, тогда верь, что в самых словах прошения ты уже имеешь просимые блага, получаешь их от Бога; что слова благодарения, от сердца произносимые, составляют приятное благоухание для Господа, равно как и слова славословия, ибо слова соответствуют действительным вещам. Как в имени или в именах Господа Бога Сам единый и Той же Господь, так и в словах, означающих известные предметы, заключаются или задатки этих предметов, или самые предметы, если они духовные. Прося о каких бы то ни было благах, веруй в скорую их приемлемость, ибо Господь, сущий и превысший всякой твари, – всё для всех, податель всякого блага, вещественного ли то или духовного. Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего? [Рим. 8, 32].

Одно мы сердце и одна душа должны быть. Опыт жизни убеждает нас к этому единству. Я пользуюсь трудами моих духовных отцов, братий, как своими собственными. Говоря, например, чужую проповедь, я бываю одно сердце, одна душа с сочинителем, и многие думают, что это моя проповедь. Такое единство! Такое общение! Если же я духовными произведениями других пользуюсь, как своими собственными, то велико ли, если другие будут пользоваться туне моими вещественными благами? Не естественное ли это дело? Если я пользуюсь ежедневно бесценною милостию Владыки – даром жизни (хотя я и недостоин жить), прощением грехов, просвещением ума, укреплением сердца, здравием тела, воздухом, светом, теплотою, водою, землею – то велико ли, не естественно ли брату моему пользоваться от меня взаимно хотя мне принадлежащими, но Божиими дарами? Мы многие одно тело [1Кор. 10, 17].

Чем более душа и тело вытерпят огня и тесноты, от диавола причиняемых, тем более целомудренны будут и душа и тело, тем более смиренна и кротка будет душа, тем слабее будут страсти плотские. Опыт.

Так говорит Господь Бог Израилев: мука в кадке не истощится, и масло в кувшине не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю... Мука в кадке не истощалась, и масло в кувшине не убывало, по слову Господа, которое Он изрек чрез Илию [3Цар. 17, 14, 16]. Когда ты преломляешь хлеб гостям, или братиям, или бедным, или слугам, преломляй его щедро и раздавай благим и щедрым сердцем, как себе (возлюби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 39; Мк. 12, 31]), уповая на Господа, что хлеб твой не оскудеет и елей твой (или, понынешнему, чай-сахар) не умалится. Ибо Тот же Господь с нами и ныне, Который был с Илиею и сарептскою вдовицею. Сам Владыка говорит: Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам [Мф. 6, 33]. Царства Божия и правды Его – то есть мира и любви взаимной, долготерпя, милосердствуя, не завидуя, не превозносясь, не гордясь, не бесчинствуя, не ища своего, не раздражаясь, не мысля зла, не радуясь неправде, а сорадуясь истине, всё покрывая, всему веруя, всего надеясь, всё перенося, никогда не отпадая от любви [1Кор. 13, 4 –8], – и это все приложится вам, то есть и хлеб, и питие, и деньги.

Помни еще, как Господь преломил пять хлебов малых ячменных для пяти тысяч народа, хотя, по-нашему, их мало было для двадцати человек, изнуренных продолжительным голодом. Веруй и надейся, что Отец Небесный печется о нас и весть, ихже требуем, прежде прошения нашего. Нет ничего безрассуднее, как надеяться на бездушный прах, называемый хлебом, а не на Господа всеблагого, всеведущего, премудрого и всемогущего, питающего наше тело этим прахом. Что, Господь не промышляет о нас? что, либо не видит нас, не печется об удовлетворении наших нужд? И однако ж мы до того слепы, что надеемся на этот прах, а не на Господа, Питателя всякой твари, и готовы променять душу брата на этот прах.

Члены высочайшей фамилии – столпы Русского царства. Царство велико, так и столпов Бог поставил много.

То и есть высочайшая благость, когда в крайней нужде подается прошение скоро, подается щедро и вполне или сверх нашего чаяния. Такова благость Господа, такова благость Владычицы. Она подает нам блага в крайней нужде скоро, щедро, сверх ожидания.

Господи! Сподоби мя отречься всего своего имения, коим так сильно воюет на меня диавол.

Плотской человек надеется на деньги, на пищу, питие, одежду, на имение, на книги, а духовный на единого Бога возлагает свое упование, от Него всего надеется, и не постыдит его упование его: Бог пробавляет жизнь сердца его, хорошо ему с Богом его; презирает он сладости брашен и четыредесять дней готов не есть и не пить.

Отзыв мой о пище и питии. Лишь вред один для души от пищи и пития, когда мы принимаем ее не простую, а изысканную и притом часто. Тело же не столько питается, сколько расслабляется. Для человека же, духовную жизнь провождающего, вкушать надо пищу очень редко и очень умеренно, не более двух раз в день – за обедом и за ужином или за вечерним чаем. (Верно.) Если он три или четыре раза будет приниматься за пищу и питий, хотя и умеренно, то не избыть ему страстей и козней лукавого: он будет терзать его душу и тело, как коршуны или вороны терзали того человека, который обложил тело свое мясом и вышел под открытое небо129. Как к меду и сахару слетаются мухи и сосут его, так демоны слетаются на душу того человека, который любит приятно и много пить и есть.

Есть люди, которые с насмешкою отзываются о людях, подверженных по временам припадкам злобы; они говорят о конвульсиях на их лице или о выражении злобы на самом лице, о краске или бледности, выступающей на их лице при известных обстоятельствах, и проч. Но я жалею о таких людях (о тех и о других), невольниках бесовского коварства и своих страстей, и готов скорее помолиться об них как о немощных, ибо и злобящиеся немощны, и осуждающие тоже: те и другие согрешают [враждою]. Признаюсь, что у меня у самого часто доходят до души воды злобы [Пс. 68, 2], нетерпения и раздражительности и я бываю готов ни за что ни про что злобиться в сердце на брата своего, даже иногда на младенца, или из-за какой-нибудь самой глупой причины. Кто ты, брат мой, осуждающий чужого раба? [Рим. 14, 4]. Разве ты не сын Адама и Евы? Разве повреждение не коснулось твоего существа? Разве ты не растлен всякими страстями? Не сучец ли ты видишь во оце брата твоего, а в своем оке душевном не видишь и целого бревна, завалившего и омрачивего душу твою? Итак, изми друг, первее бервно [рус.: бревно] из очесе твоего, и тогда прозриши изъяти сучец из очесе брата твоего [Лк. 6, 42]. Помяни, что Господь о всех людях сказал: вы зли суще [Мф. 12, 34; Лк. 11, 13], или что никто не благ, как только один Бог [Мф. 19, 17; Мк. 10, 18; Лк. 18, 19]. Послушай и еще, что Господь сказал: сниде дождь, и приидоша реки, и возвеяша ветри, и опрошася [рус.: налегли] храмине той [Мф. 7, 27]. Знаешь, что это значит? А вот что: дождь и реки – это многовидная злоба диавольская, устремляющаяся постоянно к нашему сердцу при нашем невнимании и оплошности; дождем она названа по причине частости и проницательности в нашу душу, а рекою – по причине великой подмывательной силы, с которою приливает диавольская злоба к нашему сердцу.

Ветрами называются поднебесные духи злобы, которые, как ветры бурные и сокрушительные, воют и ревут в нашей душе в действиях различных страстей. Опрошася храмине той: эти дождь, реки и ветры бесовские дружно опираются на нашу душу, уподобительно называемую храминою. Так видишь, друг, что бывает с бедным человеком: как ему твердо устоять против таких сильных искушений, если он не имеет твердой веры в Господа Иисуса Христа и не научился искреннею молитвою побеждать искушения бесовские? Не пожалеть ли об нем надо, не помолиться ли по-братски? Не на это ли и Господь указывает, когда говорит: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас [Мф. 5, 44].

Сколько в речах людских бывает злорадства о грехах людских, сколько уничижения других, самооправдания, саморадования (радования о своих совершенствах мнимых), самовозвышения фарисейского! О! Как прельщаются люди в обыденной жизни своей! О! Какой обдающий холодом недостаток любви к ближнему виден в жизни людской! Сколько самолюбия и гордости!

Иной человек, яко благочестивый, ставит часто свечи пред образами или делает серебряные ризы на иконы, молится усердно, и нельзя сказать, чтобы всегда лицемерно, а часто от истинного сердца, иногда с горячностию! Но что же мы видим в этом человеке дома, в кругу домашних? Боже, мой! В какие противоречия может впадать человек! Вот приходят к этому человеку родственник или знакомый, часто его посещающий и ищущий его трапезы, или нищие, часто к нему простирающие руки, и наш благочестивый человек, ставящий свечи пред иконами, допускает в сердце возжечься нечистому адскому огню скупости, неблагорасположения и негодования к брату; одевающий иконы в серебряные ризы жалеет бедному отдать ненужное себе рубище или дать ему порядочную милостыню или же с негодованием отсылает его от себя прочь. Чем же делается в этом случае этот благочестивый человек? – Фарисеем и лицемером, имеющим только образ благочестия, а силы его отвергшимся [2Тим. 3, 5]. Рукотворенным образам приносит богатые жертвы, а нерукотвореннымм, живым, бесценным образам Божиим жалеет ничтожной жертвы, жалеет пищи, пития и одежды и денег; сам ищет духовного, неоцененного услаждения Божественною любовию, а брата усладить и вещественным, малоценным брашном не желал бы; сам хочет, чтоб Бог был к нему щедр в дарах благодатных: в прощении грехов, в мире и радости и вещественных, между тем к ближнему сам необыкновенно скуп. О Христе Боже! Ты Сам приходишь к нам в лице брата, удостаивая нас, недостойных, Своим благоволением, Сам вкушаешь от нашей трапезы: или вы не знаете... что Иисус Христос в вас? [2Кор. 13, 5] – а мы по слепоте ума и сердца не видим Тебя верою в брате нашем и оскорбляем Тебя скупостию и ненавистию! Что же это за благочестие? Да не набрасывает ли оно тени подозрения на все наши прочие добрые дела? Не лицемерны ли, не корыстолюбивы ли все наши добрые дела? Не из-за выгод ли своих – духовных или вещественных, временных или вечных – мы их делаем, а не из уважения к Тебе, нашему Творцу и Законодателю? Испытывайте самих себя, в вере ли вы [2Кор. 13, 5]. Надо твердо помнить слова апостола Христова Павла о любви: если я раздам все имение мое... а любви не имею, нет мне в том никакой пользы... [1Кор. 13, 3]. И еще: вменяю вся уметы (сор) быти, да Христа приобрящу [Флп. 3, 8].

Иуда под предлогом подачи милостыни нищим пожалел по сребролюбию и скупости драгоценного мира для Господа; да и мы поступаем часто не лучше Иуды, когда под предлогом подаяния бедным жалеем сладостной пищи и сладостного пития для ближайших своих родственников и благодетелей, которые имеют больше, чем бедные, права на наше драгоценное миро, на наши сладости пищи и пития. Если кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного [1Тим. 5, 8]. Не надо от привычки, по низости, непостоянству и изменчивости характера зазнаваться с часто приходящими к нам братиями и вообще ближними и ставить их на одну ступень с пищею, питием и деньгами. Это богохульство, ибо брат – образ Божий, и кощунство, ибо особа ближнего всегда священна, как духовного храма Божия. Надо иметь к нему всегда одинаковое уважение, ибо он всегда есть образ Божий, чадо Божие, искупленное драгоценною кровию Сына Божия. Вы куплены дорогою ценою [1Кор. 6, 20].

О! Как мало нужно для насыщения брата, для принесения ему жертвы любви! Каким бесконечно малым, ничтожным даром вещественным можно приобресть расположение и любовь такого бесконечно высокого существа, каков человек! И мы, скупые любовию и расположением к брату, скупы к нему и вещественными дарами! Ибо вещественные дары служат выражением душевного расположения, душевной щедрости или скупости.

О, окаянство! О, бедность! О, нищета и слепота нашего жалкого, греховного существа! О! Поистине, Владыко Святый, мы – бездна зла. Итак, в бездне греховней валяяся, неизследную милосердия Твоего призываем бездну: от тли, Боже, нас возведи!130 Да омерзеют в очах наших все прелести пищи, пития, одежды, жилища, денег и всего мирского; да будет же мне драгоценен един Господь и потом – ближний мой, брат мой, друг мой.

Мы часто совсем не то, чем сами себе кажемся и чем как другие об нас думают. Мы часто горды тогда, как думаем, что мы смиренны; скупы тогда, как мы и другие об нас думают, что мы щедры; злы, когда другие думают, что мы добры; недеятельны и ленивы, тогда как другие думают, что мы трудолюбивы; лицемерны, когда и мы и другие думают, что мы истинно благочестивы. Имя имаши (славу стяжал) яко жив, а мертв ecu [Откр. 3,1].

Иному, подающему милостыню нищему, надо гневно сказать: что ты продаешь душу нищего? Что ты так низко ее ценишь, лицемер копеечный? Ибо многие, подавая милостыню, ругаются над достоинством человека, над бессмертным образом Царя Небесного, над Самим Христом Господом. О! Как дешево, дешево продают Его, Жизнодавца! За копеечки да за грошеки! А в сердце-то что? – Иудино лицемерие и лобзание.

О! Как мы бесконечно виновны и неблагодарны пред Тобою, Отче Святый! Ты всех нас хочешь соединить в Себе и для этого отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную [Ин. 3, 16], а мы не хотим соединиться воедино между собою при помощи Твоей же благодати. И что же нас разделяет? Преходящий тлен, называемый деньгами, пищею и питием, одеждою и жилищем. Мы не хотим в ничто вменять его, тянем к себе и жалеем для брата, привязываясь к нему, а не к брату и к Тебе, не надеемся на Тебя. Господи! Мы неоплатные должники пред Тобою! Просвети, вразуми, укрепи нас Духом Твоим Святым в любви Твоей!

Кто кого любит искренно, горячо, тот с щедростию подает ему всякие блага, какие может и которые могут усладить жизнь его, не щадит для него и себя самого; так мать любит своих детей: она не щадит для него своего здоровья и спокойствия, не спит ночи, не щадит груди своей, не чуждается его нечистот, терпит его беспокойный и неугомонный крик. Так в бесконечной мере любит нас Сын Божий, Который даровал нам жизнь, дыхание и всё для обновления растлевшего грехом естества нашего и для вечного облаженствования нашего, для общения с Ним; не пощадил Себя Самого, но за нас предал Себя на страдания и смерть и с ужасающею ум щедростию отдал Себя нам в пищу и питие. Каковы же мы, чего мы достойны, когда, питаясь сами Плотию и Кровию Сына Божия, для братии своей жалеем не плоти и крови своей, а пищи и пития, денег, одежды, жилища?

Чего мы достойны, когда за братию мы не только не страдаем, не умираем, но не хотим от них перенесть незначительной обиды, лукавого взгляда, двусмысленного слова или грубого обращения? Какой мы ответ дадим за свою скупость и свое нетерпение, за свою раздражительность? за недостаток кротости?

Мы каждый день обращаемся к Богу с бесчисленными прошениями, в коих испрашиваем бесчисленных благ, и желаем, чтоб Бог подал нам всё просимое, чтоб Он был щедр для нас в даянии духовных и вещественных даров. А сами в отношении к братии каковы? Скупы, расчетливы, чужды упования на Бога и любви к ближнему. Забываем на каждом шагу заповедь: возлюби ближнего твоего, как самого себя [Мф. 22, 39; Мк. 12, 31]. Если брат захочет быть на наш счет щедрым, то мы или останавливаем его, или малодушно состязаемся с ним, чтоб и нам не отстать от него, и таким образом обнаруживаем свою жадность, плотоутодие, вообще самолюбие.

Зри сердечными очами на апостолов, святителей, мучеников, преподобных, бессребреников, презревших красная и сладкая мира и ныне вечно ликующих в вечных обителях и нам помогающих бороться с прелестями мира.

Огнем воспаляеми Господни любве, огня презреша, и яко Божественное углие возжигаеми, честнии мученицы во Христе, попалиша хврастное лести шатание: зверей же заградиша уста честным призыванием, и во главы усекаема, посекаше врага вся ополчения и кровей проливающе потоки терпеливно, Церковь напоиша верою просвещаему131 Каковы же мы-то? Ради любви Господней мы не хотим презреть и мечтательный огонь страстей, не только огонь вещественный. Нас не возжигают, как угли, но мы сами добровольно воспламеняем себя безумными страстями в смерть; мученики молитвою заграждали уста зверей, а мы не хотим молитвою заградить уста страстей, этих лютых плотских зверей; нас во главы не усекают, но мы не хотим отсечь свое плотское мудрование, свою гордость и высокоумие, свою злобу и скупость! мученики терпеливо проливали потоки крови – мы не хотим терпеливо пролить потоки щедрот своих на братию свою.

Скоромная, маслянистая и мясная пища, особенно с вином, опустошает душу и делает ее как трость, ветром колеблемую. Злые духи удобно овладевают ею.

Кто почитает себя чем-нибудь, будучи ничто (всякий), тот обольщает сам себя [Гал. 6, 3].

Жалеть для ближних чего-либо снедомого – значит ранить, резать медленно кинжалом свои внутренности или палить их медленным огнем. Опыт. Надо от всего имения отказаться. Надо говорить про себя: нет тебя для меня и нет меня для тебя.

Если брат намеренно похищает твое достояние и даже смеется над твоим смущением и жалением, то это он делает по внушению диавола, а не сам собою и во всяком случае делает тебе этим добро, потому что твое имение вредно для тебя, поколику ты привязываешься к нему сердцем и болишь о нем.

Ну, сахару ли тебе жаль? Не он ли меньше всего полезен для нашего тела и больше всего вреден для души? Нимало от него жизнь наша не зависит, ибо о хлебе живет человек, а не сахаром. Слишком раздражительное жаление сахара означает, что он жизнь нашего плотского, ветхого, страстного человека, что он питает его страсти. Не будем же жалеть сахару, а будем помнить слова Спасителя: хлеб наш насущный даждь нам днесь [Мф. 6, 11].

Давая тем, кои не могут возвратить тебе, или питая тех, которые взаимно тебе не отплатят тем же, верь несомненно, что ты отдаешь свое имение только в рост Владыке, Который воздаст сторицею в будущем веке, а часто и здесь. Блажен будешь, что они не могут воздать тебе, ибо воздастся тебе в воскресение праведных [Лк. 14, 14]. Сделали Мне... наследуйте Царство [Мф. 25, 40, 34].

Стоя на молитве, помни, что Небесный Царь, Богородица, Силы Небесные и все святые смотрят на тебя. Как же надо стоять! Какую надо иметь душу! Какую трезвенность! Какое смирение!

Бог не человек, чтоб Ему лгать, и не сын человеческий (человек), чтоб Ему изменяться. Он ли скажет и не сделает? будет говорить и не исполнит? [Чис. 23, 19]. Помни эти слова при совершении всех Таинств.

Любовь считай за истину, вражду – за мечту. Щедрость любезна – скупость есть глупость.

Для человека плотоугодливого составляет усладу не Господь, не Его бесконечные совершенства, не Божия Матерь, не Ее пречудная жизнь, не Ее неизреченные благодеяния к роду христианскому, не Ангелы, не их стройные чины и предстояние Создателю, не красоты видимого мира, а составляют усладу его, как животного, пища и питие, одежда, земное жилище, со вкусом убранное, все земные вещи- и ничто небесное.

Кто попрал чрево, тот попрал ветхого человека с его страстьми и похотьми плотскими, тот уничтожил средостение вражды между собою и братом.

Брата моего Господь посылает ко мне часто есть хлеб – соль, пить чай – сахар для того, чтобы он распинал мое самолюбие, мою скупость. Он мой благодетель; только плотской, греховный человек мой может на него озлобляться, а новый, Христов, должен радоваться, как случаю к борьбе спасительной и усилию победить страсти плотские. В самом деле, он, как кремнем в огниво, бьет в мое сердце своевольным употреблением принадлежащих мне благ и выбивает скрытый в моем сердце огнь страстей. Они обнаруживаются и выходят на поверхность – отсекай их. Итак, считай благодетелями взимающих твое самовольно, а не врагами, хотя они, может быть, делают это лукаво и с злым намерением. Терпи их великодушно, согревай их сердца радушием, любовию и не препятствуй им брать твое. Да и вырви с корнем из сердца [своего] это слово «мое» – этот корень самолюбия; пусть на место его будет всегда слово «Божие» да «общее», ибо все мы – одно во Христе Иисусе.

Когда брат придет к тебе в сотый и тысячный раз одолжаться хлебом-солью, чаем-сахаром, то есть есть и пить, и тебе будет это неприятно, вспомни тогда о бесчисленном множестве своих долгов пред Господом, помяни, что ты даром каждое мгновение пользуешься жизнью, даром каждое мгновение дышишь воздухом, освещаешься светом, ступаешь по земле, даром ешь и пьешь, одеваешься, даром имеешь подругу жизни – жену, это бесценное сокровище, данное нам Богом, даром приступаешь к страшной и всеспасительной трапезе Господней и вечеряешь с Господом во оставление грехов и освящение, даром имеешь бесчисленные блага... Помяни молитвы свои утренние, вечерние, каноны и акафисты, канон и молитвы ко причащению, последование вечерни и утрени, литургии, последования Таинств и разных молитв – каких тьмочисленных благ ты просишь у Господа, каких тьмочисленных благ сподобляешься, какими бесчисленными благами ты одолжен Господу, – и перестань считать ближнего в чем-либо должником, оставляй ему, по слову Господню, долги его до семидесят крат седмерицею, то есть без числа [Мф. 18, 22]. Научись, наконец, этой христианской мудрости, ведущей к наследию вечных благ, ибо милостивые, сказано, помилованы будут [Мф. 5, 7]. Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный [Мф. 6, 14]. А если отпустит, то и помилует, а если помилует, то и спасет.

Не должник ли ты постоянный святым Божиим человекам, коих молитвами ежедневно умилостивляешь раздраженного твоими грехами Владыку? Скажи мне, как бы ты, всякого ответа недоумеющий, стал умолять Владыку о твоих безмерных согрешениях, в которые впадаешь во всякий день, час, минуту? Кроме того, их же словами ты благодаришь Господа за бесчисленные благодеяния, явленные и неявленные Им на тебе, их словами славословишь Господа славы. Скажи мне, как бы ты, бессловесный по множеству грехов своих, стал своими нечистыми устами, от своего мерзкого сердца благодарить и славословить своего Создателя, Коего по достоянию не могут благодарить и славословить чистые Силы Небесные? И ты ли не будешь оставлять после этого долги своим должникам – малые, ничтожные в сравнении с твоими долгами Богу и святым Его?

Еще скажи мне: не должник ли апостолов и пророков, коих писания в сладость читаешь, которые просвещают, оживотворяют и подкрепляют тебя на пути этой мрачной, многострастной жизни?

Христов раб! Радуйся, что над тобою и сие изречение Господа нашего Иисуса Христа: И враги человекудомашние его [Мф. 10, 36]. Не малодушествуй и не предавайся нетерпению, злобе и раздражительности.

Всякое жаление чего-либо вещественного для брата, например снеди, сладкого пития, денег, одежды, книги, бумаги, – от диавола: он понуждает к тому, как и последствия показывают в душе жалеющего, именно: огонь, теснота, смущение. Потому-то Господь и говорит: от взявшего твое не требуй назад [Лк. 6, 30] – не вяжись, то есть, с диаволом, а откажись от того, чем он воюет против тебя.

И в самом деле, вещественное имение – разве жизнь твоя? Вот посмотри: пожары уничтожают иногда у людей всё их имущество, и однако ж они живут, и живут внутренно нередко лучше прежнего. Воистину Господь сказал: жизнь человека не зависит от изобилия [слав.: от избытка] его имения [Лк. 12, 15], то есть тогда-то именно и не живет человек истинною жизнию, когда он избыточествует, а когда терпит лишения в пище, в одежде, в деньгах – тогда истинно живет. Ибо тогда душа удобно входит в истинную свою стихию, когда оскудевает стихия вещественная.

Пристрастие к пище, питию, деньгам от любви к ближнему отдаляет, Божественную любовь из сердца изгоняет. Опыт. Возненавидеть надо поэтому непременно всякое пристрастие к деньгам, пище и питию. Господи! Помози! Виждь в каждом брате член Христов и для него ничего не щади.

Не разгорячай своих внутренностей вином или чаем с употреблением и довольного приема пищи, да не поможешь сам сатане возжечь во внутренностях твоих убийственный, адский огонь. Опыт.

Отец Небесный, как много раз приметил я, всегда искушении (а искушение необходимо) даст и облегчение, так чтобы мы могли перенести [1Кор. 10, 13], и не попускает искуситься сверх сил. Только мы должны стоять бодро, только мы должны долготерпеть и не мыслить зла, не воздавать злом за зло или ругательством за ругательство; напротив, благословлять, зная, что мы к тому призваны, чтобы наследовать благословение [1Пет. 3, 9].

Пред начинающимся искушением не советуйся с своею плотию и кровию, как поступить, но тотчас обрати мысль свою к Евангелию и ищи там руководства, как тебе поступить в искушении; и вообще на все свои душевные расположения, желания, чувствования, на все слова и дела ищи руководства и основания в Священном Писании или в тайнике своей совести и, чего не одобряет слово Божие или совесть, того и не имей и не делай. Слово Божие – свет душевным стезям нашим [Пс. 118, 105]. Крепко усиливайся исполнить не свою волю, а Божию.

Иной раздражается из-за несоблюдения чистоты какой-либо вещи, или из-за разбиения, или из-за пролития какой-либо жидкости, или из-за несшития какой-либо одежды. Но что дороже? Не дороже ли соблюдение чистоты души своей, сохранение в целости души своей, мира душевного? Ныне вы, фарисеи, очищаете внешность чаши и блюда, между тем как внутри они полны хищения и неправды. Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их [Мф. 23, 25–26].

При искушениях наших диавол ищет своего плода в нас, а Бог- Своего. Диавол вписывает наши внутренние расположения в свою книгу, а Ангел – в свою. Но, увы! диавол всегда больше находит в нас своего плода, нежели Господь; диавол больше вписывает соответственных себе расположений, мыслей, слов и дел, чем Ангел Божий – соответствующих Богу. Увы нам! Увы нам, братия!

Диавол хитр и силен: придет врасплох, пустит головешку горящую в сердце – тлей себе, пепели душу, да и убежит сам. На то и сказано: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить [1Пет. 5, 8].

Для чего все подвижники сильно постились? Для того, чтобы беспрепятственнее сражаться с диаволом, который удобно побеждает ядущих и пиющих чрез пристрастие плоти к пище и питию.

Святые, поелику они один дух с Господом, как Дух Святый, вездесущи; потому, призываемые с живою верою в сущего везде и исполняющего вся Духа Святого и с уверенностию, что они в Нем и Он в них, как един Дух, являются с быстротою молнии на помощь, особенно же Преблагая, Пресвятая, Пречудная Госпожа нас всех, Владычица Богородица. Если же они так просты и вездесущи в Боге, как Бог прост и вездесущ, то они и святы, как свят освящающий и содержащий их в святости Дух Божий.

Итак, о Владычица, Ты свята, как свят освятивший Тебя Духом Своим чрез Сына Своего Бог Отец. Святые Божии человеки! Вы все святы, как свят Дух Божий, насколько души ваши могли вместить безмерной святыни Духа. Вы в Духе Святом вездесущи и, с верою и любовию призываемые, как Бог в Троице, пребыстро являетесь к нам на помощь.

Говори помыслу скупости, когда частые гости будут вкушать с твоего стола: не мое это – Божие: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь [Иов. 1, 21]. Господня земля и что наполняет ее [Пс. 23, 1].

Другие трудились, а вы вошли в труд их [Ин. 4, 38]. Мы неохотно допускаем, чтоб другие одолжались нам, положим, деньгами, хлебом-солью, чаем-сахаром, особенно если часто прибегают к нам за одолжением, между тем сами весьма часто одолжаемся другими во многих случаях жизни и пользуемся даром многими удовольствиями, приготовленными нам от других. Например, я гуляю в прекрасном, многодревесном, убранном многими цветами и перерезанном широкими, чистыми, сухими дорожками саду. Я получаю в этом саду большую пользу для тела и великое эстетическое удовольствие. Разве я не одолжил этим прежде всего моего Господа, Который возрастил этот сад, а потом добрым трудолюбивым людям, которые озаботились развести этот сад, не пощадив издержек и трудов для пользы и удовольствия общества, и особенно этим людям в низкой доле рождения, которые, подобно пчелам, трудятся не для себя, а для пользы и удовольствия других? Так, я чувствую себя весьма много одолженным для них и готов излить чувства моей благодарности добрым людям. Но этого мало для того, чтобы развести прекрасный сад: требовались большие издержки на покупку деревьев, на работы в саду. Я должен благодарить, по справедливости, и вещественно. Но вещественной благодарности от меня не требуют и не принимают. Так что же? Ужели остаться совсем неблагодарным вещественно? Нет, не оставайся, а потерпи великодушно и сам долги на должниках своих, которые как гости, или как родственники, или как бедные приходят к тебе одолжиться твоим хлебом – солью, твоим чаем-сахаром, и не только потерпи – совсем прости им долги их, не считай их себе должными, считай их посещение, их ядение и питие у тебя в обыкновенное житейское дело, как ты за обыкновенное, не требующее вознаграждения дело считаешь посещать сады чужие или общественные или дышать воздухом, пользоваться светом, ибо всё – Божие, не наше.

Но упомянутое одолжение есть ничтожное одолжение в сравнении с тем, которым мы одолжаемся Господу в Его Церкви, в Его святом слове, в Таинствах, в богослужении, в творениях святых отцов. Церковь – это сад Едемский, это земной рай; и в этом раю нам позволено гулять ежедневно несколько раз, вдыхать духовное его благоухание и рвать плоды его: прощение грехов, освящение, укрепление, духовную пищу и питие, исцеление недугов души и тела. В этом раю нам позволено рвать и вкушать даже плоды древа животного, то есть Тело и Кровь Христа Жизнодавца. Кроме всего этого, вспомним еще наше одолжение обществу гражданскому, в котором мы живем, как мы одолжены ему: благотворным его законам, учреждениям, в особенности воспитательным учреждениям, – и все это больше даром; а после всего этого не должны ли мы охотно одолжать всех, ищущих нашего одолжения, по мере нашей возможности и за обыкновенное дело иметь прощение долгов должникам нашим в ту силу, что мы сами безмездно много обязаны частным и общественным учреждениям и в особенности Господу Богу в благодатных Его средствах просвещения, очищения, освящения, утешения, укрепления, исцеления и спасения.

Если диавол будет возмущать и теснить и жечь сердце твое хулою на Божию Матерь и святых, помяни, что они на небесах, куда ничто не может внити скверно или нечисто [Откр. 21, 27] и куда диавольская мечтательная мерзость, например хула его, не простирается. Ибо он не вездесущ, а только есть князь власти воздушной, только на земле сей и в веке сем он действует и оскверняет неосторожных своею мерзостию, всякими видами греха, а все свято почившие совершенно свободны от него и чужды всякого греха, и согрешить уже не могут [1Ин. 3, 9].

Слава Тебе, Господи, яко вразумил мя еси, темнаго, и от лукавых и хульных помысл избавил мя еси.

Умерщвляю тело мое и порабощаю, говорит апостол [1Кор. 9, 27], а мы делами своими говорим: ласкаю тело мое всячески и делаю его господином над душою своею. Что же мы? – Язычники, не христиане.

Чтобы легко, животворно и с благоговением стоять в храме, не надо стоять с праздным умом и сердцем, но настроить мысли и сердце свое хоть к такой молитве: Господи! я живу Тобою, дышу Тобою, мыслю, чувствую, верую, надеюсь, люблю Тобою. Слышу Тобою, вижу Тобою, двигаюсь Тобою, просвещаюсь Тобою, мирен, весел Тобою; богат или живу в довольстве, сыт и одет Тобою. Всё у меня Твое. Потому за всё благодарю Тебя, славлю Тебя, величаю Тебя и молю Тебя: по грехам моим не лиши меня милостей Твоих, но обрати мя на путь покаяния и даруй мне совершенно благоугодить Тебе, Создателю моему, Отцу моему, Благодетелю моему.

Не о хлебе единем жив будет человек, но о всяцем глаголе, исходящем изо уст Божиих [Мф. 4, 4]. И опыт говорит нам, что не о хлебе единем жив будет человек, ибо жизнь от хлеба – жизнь низшая, чувственная, мало пользующая душу, – но о всяцем глаголе, исходящем изо уст Божиих. И как еще жив-то бывает человек от глагола Божия! Преисполнен жизнию, так что в преизбытке этой жизни говорит: Что бо ми есть на небеси; и от Тебе что восхотех на земли? Изчезе сердце мое и плоть моя, Боже сердца моего, и часть моя, Боже, во век [Пс. 72, 25 – 26]. Итак, не пецыся, что тебе есть и пить: всех бо сих языцы [рус.: язычники] ищут [Мф. 6, 32], люди, не ведущие Бога и не имеющие упования. Жизнь тебе нужна – вот, Я твоя жизнь.

Высшую небес Владычицу мира – то есть Высшую Херувимов и Серафимов, ибо под небом разумеются Силы Небесные.

Церковь, как водоем, исполняется Духом Святым, или как сионская горница, исполненная дыханием бурным – символом Духа Святого – и ниспустившимися огненными языками [Деян. 2, 2 – 3]. Этим же отличается от обыкновенных жилищ человеческих. В Церкви, так сказать, плаваешь в благодати Божией, одет весь благодатию Божиею, носишься, как дитя на руках [матери], благодатию Божиею. В мире же суета, полнота князя власти воздушной. Поэтому несправедливы те, которые говорят, что всё равно – молитва Богу дома или в церкви.

Как легко от малоядения и душе, и телу! Как мало требуется сна! Какая трезвенность души!

В Священном Писании говорится только о любви к Богу и ближнему и нигде не говорится о том, чтоб мы любили деньги, пищу, питие, одежду, жилище или что – либо другое; напротив, любовь к благам мира сего: пище и питию и другим – прямо осуждается и предается справедливому посмеянию. Богач с своими помыслами о наслаждении земными благами и с словами: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись – осуждается и называется безумным: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет [Лк. 12, 19 –21], то есть не богатеет любовию к Богу и ближнему. Апостол Павел подвергает осмеянию пристрастие к пище и питию людей, не верующих воскресению Иисуса Христа и воскресению мертвых: Станем есть и пить, ибо завтра умрем! [1Кор. 15, 32]. Видишь: думать только о пище и питии, только есть и пить есть дело язычника, не имеющего упования вечной жизни.

Как для тебя всё Христос, так ты будь всем для ближних, и особенно своих, и ничего для них не щади.

Уповающий на Бога и подающий милостыню уехал из дома – да как будто не уехал, потому что Христа хранителем дома своего вместо себя оставил. Такого Хранителя, Который в тысячу раз лучше его самого. Если Господь не охранит города или дом, напрасно бодрствует страж [Пс. 126, 1]. Итак, он едет спокойно в другой город или село и говорит: я оставил у себя дома славного хранителя – Господа; Он у меня похозяйничает.

1Кор. 8, 12. Согрешая... против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа. Берегись в чем-либо согрешать против братьев и уязвлять их совесть – видишь, ты согрешишь против Самого Христа. Тем паче не греши против отца и матери.

Благ Господь к надеющимся на Него, к душе, ищущей Его. Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа [Плач. 3, 25 – 26].

«Будем, как язычники, как племена иноземные, служить дереву и камню» [Иез. 20, 32]. Подобное тому, что было с иудеями, есть и у нас. И у нас служат христиане древу, только в виде не идолов, а в виде отличной мебели – зеркал, столов, стульев, шкафов, комодов, фортепиано. Служат и камню в виде разных статуй, драгоценных камней, каменных роскошных дворцов, резных мраморных вещей. Ибо всё, к чему мы привязываемся сердечно, есть идол наш. Иез. 20, 32.

Когда будешь считать себя хуждшим, мерзостнейшим всех, тогда не будешь ни на кого злобиться, а будешь рад и тому, что на тебя благосклонно смотрят, с тобою беседуют. Злоба от гордости и превозношения, от того, что видим в других легкие грехи, или сучки, то есть малые слабости, а у себя бревна не видим, то есть многих, важных и тяжких грехов. О! Постарайся смирить себя всякий христианин, и ты удобно избежишь путем смирения всякого греха и удобно взойдешь на высоту добродетели. Призре на смирение Рабы Своея [Лк. 1, 48]. Призре на молитву смиренных и не уничижи моления их [Пс. 101, 18].

Есть странные люди, которые считают священным долгом навестить в болезни чужих, между тем как не считают долгом навестить своих во время их болезни; помогают посторонним бедным и не помогают своим; ласковы к другим и холодны к своим. Что это значит?

Что за превращение нравственного порядка? Что за лицемерие? Апостол говорит: Если кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного [1Тим. 5, 8]. Что значит такое странное поведение? Действие скрытой злобы, что ли, к своим? Привычка ли к ним и, вследствие привычки, пренебрежение ими? Если злоба, то надо стараться тотчас же искоренить ее из сердца, ибо злоба – свойство диавола и никакой злобный и человеконенавистник не имеет достояния в Царстве Христа и Бога. Тебе говорю: злобный! вырви из сердца злобу к своему или к своим; тебя отревает132 от них диавольская злоба и боязнь сблизиться с ними сердечно, от души, голосом сердца заговорить с ними: не бойся, приближься к ним, обласкай их хоть одним словом, взглядом, любезностию движений, предложением услуг – и увидишь на деле, как у тебя будет хорошо, мирно, усладительно на душе от такого [образа действия] вместо прежнего смущения, тяжести, тесноты, недовольства собою. Это явный знак Божия к тебе благоволения, как то – неблаговоления. Если же холодность к своим происходит от привычки и пренебрежения – брось негодную привычку, это диавольское обольщение. Человек-христианин всегда образ Божий, всегда член Христов, храм Святого Духа, всегда бесценное существо, стоящее всякого почтения и попечения. Помяни Христа, говорящего: был болен, и вы пометили Меня [Мф. 25, 36]. Видишь, Христос во всяком больном, кто бы он ни был – свой или чужой. А ты пренебрегаешь своего? Грех тебе!

Если чужим подаешь милостыню, не тем ли паче своим, кои от одной утробы с твоею женою? И ведь это не каждый день. Если кто, то ты и Они – едино тело. Едино тело есмы мнози [1Кор. 10, 17]. Они могут тебе сказать: если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? [1Кор. 9, 12].

Кто износит хулы на Господа и на святых Его? – Сытое чрево.

Кто источает скверные и лукавые помышления? – Сытое чрево.

Кто бесчувствен к молитве? – Сытое чрево.

Негодуем ли мы на тех, которые в близкой опасности потопления судна приходят на помощь – выбрасывают лишний груз его и тем спасают его от потопления? Таковы те, которые берут наши деньги, ходят к нам пить и есть; если мы сребролюбивы и скупы, они великие благодетели наши, ибо спасают нашу душу, погружаемую сребролюбием, жадностию и скупостию в бездну вечной погибели.

Негодуем ли мы на тех, которые, видя, что мы стоим над пропастью на гнилой доске, указывают нам крепкий мост, устроенный над этою пропастию, по которому безопасно могут проходить путешественники, идущие к горнему жилищу? – Нет. А таковы именно те, которые отнимают наше тленное достояние – наши деньги, пищу и питие, к которым мы привязываемся в этой жизни и на которые надеемся, как на гнилую доску, переброшенную чреа пропасть. Чрез жалость и тугу сердца вследствие потери нашего достояния они выводят нас из ослепления, в котором мы находимся, надеясь на деньги, на пищу и питие, и указывают нам надежный мост к вечно блаженному, горнему жилищу – заповеди Евангелия. Поистине, деньги, пища и питие, имение – гнилые доски, лежащие над пропастию, но которым мы ходим, на которые надеемся, вместо того чтоб надеяться на единого Господа, и которые скоро готовы переломиться и свергнуть нас в бездну адскую. Смотрите за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством и заботами житейскими [Лк. 21, 34]. Посеянное в тернии означает слышащих слово, то в которых заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово, и оно бывает без плода [Мк. 4, 18–19]. Видишь, какая беда от богатства. Пристрастие к пище и питию подавляют Божие слово. Чье? – Божие, слово Живота вечного. Не враги ли злейшие деньги, пища и питие, если мы пристрастны к ним, и тем более опасные, что они льстивы.

В порядке жизни христианской необходимы искушения, пробы или испытания нашего душевного состояния, и, как она, по подобию вещей, находящихся в доме, покрывается своего рода нечистотою, очищать ее. Как для пробы каких-либо вещей, например сребра, нужны инструменты, так и для пробы или испытания души нужны люди (же) – для подобного подобное – которые волею или неволею, намеренно или вовсе неумышленно своими поступками в отношении к нам делали бы явным и для нас и для других, покорны ли мы Божиим повелениям, объявленным нам в Евангелии, или нет, по духу ли мы живем, умерщвляя деяния плотские, или по плоти, повинуясь, как рабы, воле плоти и плотских помышлений и страстей. Узнавши же, что мы живем не по воле Божией, не по заповедям Сладчайшего нашего Спасителя, а по своей греховной и слепой воле, вскоре исправились бы и спешно и усердно последовали заповедям Божественного Евангелия.

Глубоко сердце человеку [рус.: человеческое] паче всех [Иер. 17, 9]. На дне этого сердца лежит множество различного зла, часто невидимого самому человеку. Вот и надо для его же спасения отчерпывать это зло, эту душевную нечистоту и муть, да и чаще, как можно чаще, ибо колодец сердца скоро засоряется опять.

Шедше научитеся, что есть: едино. Это значит: все мы едино тело есмы во Христе, и потому должны быть все и во всем благом одно, да будем едино с Богом, Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино [Ин. 17, 21]. Итак, каждый старайся соблюдать единение духа в союзе мира [Еф. 4, 3]. Мир возлюбим: к миру призвал нас Господь [1Кор. 7, 15].

Источник жизни для души и тела есть следующее сердечное убеждение: 1) по отношению к Богу: Бог есть живот мой и всякое для меня благо и 2) по отношению к ближнему: мы многие одно тело [1Кор. 10, 17]. Внедри эти слова глубоко в сердце и держись их твердо, оправдывая их в жизни самым делом, и приидет к тебе и вселится в тебя Царствие Божие. Да не разлучит меня ничто от любви к Богу и ближнему: ни самолюбие, ни любостяжание, ни сребролюбие, ни скупость, ни чревоугодие, ни зависть, ни злоба и ненависть, ни маловерие и неверие, ни плотская нечистота. Аще будет око твое все тело твое светло будет: аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет [Мф. 6, 22 – 23], скоро, скоро помрачится – тотчас, как возлукавнует твое душевное око. Ты сам знаешь это с опыта. Аще свет, иже в тебе, тма есть, то тма кольми? [рус.: то какова же тьма] [Мф. 6, 23] – то есть самая тьма не есть ли осязаемая, ужасная тьма?

Воистину слова Священного Писания – слова Божии, живот и мир для нашей души. Вчера запнул меня в сердце дух злобы и скупости, и тесно мне стало; но лишь сердце мое искренно сказало: мы многие одно тело [1Кор. 10, 17] – теснота оставила сердце и стал простор на душе.

В малом будь верен Владыке, и над многим тя поставит [Мф. 25, 21, 23]. Люби ближнего, якоже себе, хоть в пище и питии, и ты возлюбишь его в деле душевного спасения его и по благодати Божией спасеши многих. Иначе если ты не хочешь сделать его общником трапезы, денег, одежды, то захочешь ли устроять его душевное спасение? Не быв верен Господу и ближнему в малом, будешь ли верен во многом? Твое сластолюбие, сребролюбие, скупость – не крепкая ли ограда, препятствующая искренно заботиться тебе о душевном спасении брата? Верь, что милость телесная ведет к духовной. И ты, вероятно, сам это испытал и испытываешь.

Душа и сила христианского единения есть любовь, или три сия: вера, надежда и любовь [1Кор. 13, 13].

Достигай всю жизнь простоты веры, простоты надежды и простоты любви. Будь прост в вере, надежде и любви – и будешь всегда беспечален, покоен и весел. Если ото твое будет чисто, то все тело твое будет светло [Мф. 6, 22], то вся жизнь твоя светла и весела буде.

Воинствуй крепчайшим, неослабным мудрованием против лукавого врага, доблестно оградившись всеоружием духовным, паче же верою и словом Божиим, чтоб погубить всю крепость бесовскую и восхитить из пасти диавола свою душу и души человеческие.

Любящий ничего не жалеет для любимого и всё земное считает за ничто, лишь бы утолить его голод или жажду, лишь бы одеть его или доставить ему безопасность, покой и удовольствие; любящий не жалеет для любимого даже самого Себя. Так Бог не щадит ни небесных, ни земных даров для человека, лишь бы спасти его. Так Он не пощадил для него и Сына Своего Единородного, но за ны на смерть дал Его, чтоб спасти его. Но нам повелено любить Евангелием всякого, как себя, не щадя для него ничего [См.: Мф. 19, 19; 22, 39; Мк. 12, 31]. И в самом деле, всякий человек бесценен и всё земное пред ним ничтожно. Не ничтожно ли всё земное пред тем, для кого сошел на землю Сын Божий, пострадал, пролил кровь и умер и коему дал в пищу Плоть и Кровь Свою?

К Филимону Послание апостола Павла. Если ты имеешь общение со мною, то прими его, как меня. Если же он чем обидел тебя, или должен, считай это на мне. Я, Павел, написал моею рукою: я заплачу; не говорю тебе о том, что ты и самим собою мне должен [Флм. 1, 17 – 19]. Так говорит нам и Христос Господь, если кто – нибудь из членов Его, каковы все христиане, в чем – нибудь обижает нас или должен нам. Если ты, говорит Он, имеешь общение со Мною, то принимай братию, к тебе приходящую, как Меня. Если же брат чем обидел тебя или должен, считай сие на Мне, Я заплачу, ибо он – член Мой, ибо Я в нем, как в Моем образе и как в христианине. Не говорю тебе о том, что ты и самим собою Мне должен.

Июля 15-го. Во сне сегодня (на 15-е число) я был у царя. Он милостиво со мною разговаривал, даже дружески. Мне пришла мысль, что я – царский брат; но если так, то, при моей несостоятельности, зачем я не пользуюсь сокровищами его царской сокровищехранительницы, и выразил ему эту мысль. Он согласился с этим и тотчас выдал мне из кармана остатки денег, какие были, именно: три рубля. Я взял их и скоро ушел. Прихожу домой и нахожу там братьев Петра и Константина с домашними. Что значит этот сон? Он преподает урок, что все мы – царские братья, то есть братья Царя Небесного, Господа нашего Иисуса Христа: Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим [Евр. 2, 11 – 12], и, следовательно, полное право имеем пользоваться благами из богатой царской сокровищехранительницы – Церкви и природы. Дары Церкви и природы – дары Господа нашего Иисуса Христа; они должны быть щедро предлагаемы царским братиям – ближним вашим, особенно от богатых неимущим, от своих своим. Как царские братья, христиане, особенно неимущие, имеют полное право на наше пособие, гостеприимство, любезность, на нашу готовность в удовлетворении их духовных нужд и проч.

В человеке как бы два полюса: плоть и дух, или два конца весов.

Тиранства, какие делаемы были над мучениками, мы принуждены бываем иногда делать сами над собою, над своею плотию и сердцем, чтоб не быть нам слугами диавола. Усмиряю и порабощаю тело мое, дабы... самому не остаться недостойным [1Кор. 9, 27]. Почему это так? Потому что плоть – враг нам и Богу и слуга диавола.

Тяжко я поплатился с диаволом за ядение мяса после того, как хотел не есть его и довольно долго не ел. Он удобно опрокинул меня злобою, лицемерием и ложным стыдом и мучил меня тяжкою теснотою ночь и утро 16 июля. Я не спал ночью. Надо помнить, что сей диавольский род не исходит, токмо молитвою и постом [Мф. 17, 21], и входит невоздержанием, непощением, употреблением животных снедей и вина и сладостей и чаепития и вообще обильным употреблением всяких снедей. С тем вместе, как мы вверяемся133 в пищу, надеемся на пищу и полюбим ее, – непременно упадает в сердце вера в Бога, надежда на Него, любовь к Нему, по единичности и нераздельности нашего сердца. Потому и сказано: Никто не может служить двум господам... Не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24]. Хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими [Евр. 13, 9], – читали в вчерашнем воскресном Апостоле (Неделя седьмая). Слышишь? Это к тебе идет. Если бы ты это помнил, не стал бы укреплять внутренностей своих мясом.

Истинно я скуден и беден любовию к Богу и ближним. Скуден любовию к Богу, ибо прилепляюсь к этой жизни и к благам мира сего: к пище, питию, деньгам, люблю удобное и пространное жилище, красивую одежду и прочее; для Бога моего, паче же для своего блага, не хочу исполнять как должно Его заповедей, не ревную об исполнении их, не готов пролить за них кровь свою и положить душу свою, скуп любовию к ближнему, ибо не забочусь всеми силами о спасении души его, не пекусь, как должно, об удовлетворении телесных его нужд, раздражаюсь на него, злобу имею на него и проч.

Помни Давида и всю кротость его [Пс. 131, 1], помни, как на него злобился Саул, как гнал его и как Давид был ласков к нему, как берег его. Будь и ты таков к своим врагам, будь к ним ласков и береги их в злобе их, ибо они больные. Есть болезни телесные и есть душевные.

Ничто так не препятствует вселению Духа Божия в человека, как пристрастие к пище, питию, деньгам, одежде, украшенному жилищу, как высокомерие, злоба и раздражительность.

Богослужебные книги наши – живая вода Духа Святого, по Писанию: Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал Он о Духе, Которого имели принять верующие в Него [Ин. 7, 38 – 39].

О! Как мне немного нужно пищи и пития, и притом благовременно! А я что делаю? Я ем много и неблаговременно. Прислушивайся к голосу своей природы: она скажет тебе, когда нужно поесть и попить и когда нет.

От многоядения бывает бессонница и худосочие и темная, испорченная кровь.

Велик Бог, велик человек! Держи в сердце эти слова и чувствуй их!

Научи сердце свое нимало не жалеть для ближнего, паче же для Бога, ничего вещественного, никакого сокровища и служить ему со всяким усердием. Не пощади для Бога никакой вещи ценной, никакой жертвы многотрудной. Помни, что всё земное – тлен и прах бездушный, что всё земное – временно и преходяще. Помни, что бесконечно велик Бог как творец и художник всего; помни, что велика душа человеческая и весь мир ничего не стоит в сравнении с нею. Для Бесценного принеси что-нибудь драгоценное, для Света неприступного – свет вещества. Диавол прельщает нас прахом, ложно показывает нам жизнь и драгоценность в том, в чем нет жизни и драгоценности и в прилеплении к чему – одна смерть. Помни, что душа наша – простое духовное существо и живет Богом, к Нему единому должна прилепляться и ни к чему земному. Со всем земным должна быть в минуту готова расстаться, даже с своим телом, если Бог того требует или если хочет Ему принести достойную жертву.

Не усумнись пред причащением ночью испить слабительного, если болезнь или бессонница по причине засорения желудка того требует. Ибо не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст, то есть злые помыслы и проц. [Мф. 15, 11, 19]. Опытом дознано. После такого случая Господь сподобил меня причаститься достойно. Я служил раннюю 20 июля, и в ночь на это число, страдая бессонницей от засорения желудка, я выпил (в два часа ночи) стакан зельтерской воды, которая преблаготворно на меня подействовала, очистив мой желудок.

Не наслаждайся продолжительным сном, но вставай тогда, когда хочется спать: полное насыщение сном вредно как для души, так и для тела, подобно всегдашнему полному насыщению тела пищею и питием.

Не изнеживай грешного тела частыми банями. Они расслабляют тело и душу. Вообще не лакомься сном, нищею и питием, приятною одеждою, частыми банями, просторным и прекрасным жилищем, прекрасно напечатанными и переплетеными книгами, отличною мебелью – ничем телесным, ничем тленным и скоропреходящим, [или] не прилепляйся ни к телу, ни к чему вещественному – преходит бо, прилежи же о души, вещи безсмертней. Скажи душе: какая польза человеку, если он приобретет весь мир [Мф. 16, 26]...

22-го числа июля сразил меня сладкий пирог и вообще сытный вкусный обед: диавол легко пленил меня моею страстию. Надо оставить вкусный стол. Надо отрешиться от зависимости от пищи, надо освободиться от постыдного плена. Надо отвергнуть ребяческие забавы, ибо я теперь уже муж. Как стал мужем, то оставил младенческое [1Кор. 13, 11]. Поспешим к совершенству [Евр. 6, 1].

Что такое всякая сладкая и дорогая пища и драгоценное питие в сравнении с человеком? – Нуль. Говори это в сердце.

Апостол научил, как нам смотреть на всякого христианина: как на свое сердце. Ты же его, сиречь мою утробу (то есть мое сердце), приими [Флм. 1, 12].

Пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры [Мф. 7, 25, 27]. Для чего сопоставление?

Величие человека. Все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских... [Пс. 8, 7 –9].

Человек, непостоянный в почтении и любви к ближнему, тем более будет непостоянен в благоговении и любви к Богу и святым Его. Неверный в малом неверен и во многом [Лк. 16, 10].

Когда диавол будет всевать в сердце хульные помыслы, теснящие и палящие внутренности, тогда скажи ему: я знаю, в Кого уверовал [2Тим. 1, 12] и от Кого научился я чествовать подобающим почтением Господа, или Пречистую Его Матерь, или святого и святую, и мечте твоей, враже, не внимаю и не следую; тесноте же и пламени твоему, во мне возжигаемому, посмеваюсь.

Плоть наша грешная должна быть презираема, а с нею вместе и пища и питие, то есть мы не должны иметь к ним ни малейшей привязанности или жадности, которыми всячески старается связать нас диавол.

Душа восприемлет в себя Господа в животворящих Тайнах мыслию веры и сердечным сознанием, что в Тайнах присутствует истинно Сам Господь, а тело наше приемлет Господа устами и чревом. Когда воспримет душа Господа твердою верою, тогда Господь проходит в одно мгновение и душу, как простое существо, и тело всё, все составы его, по причине наполнения душою всего тела и по причине всенаполняемости Божества.

Помни, что Бог Отец наш Дух есть и что Ему нужно угождать духовно, чистою, небесною на земле жизнию. Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине [Ин. 4, 24].

Удовольствия чувственные ничтожны тем, что чрезвычайно скоро преходят: несколько минут, положим, даже несколько часов удовольствия – и вдруг нет его, например удовольствия пищи и пития и проч. Ничем так не доказывает ничтожности всего видимого святой апостол Иоанн, как прехождением его: И мир, говорит он, преходит, и похоть его, а творяй волю Божию пребывает во веки [1Ин. 2, 17].

Апостол Павел говорит: мы смотрим не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно [2Кор. 4, 18]. Итак, не безрассудно ли прельщаться тем, что скоро, скоро пройдет бесследно.

Христианин должен со всем усердием ревновать о благости и щедрости к ближним во всем, потому что к нему самому Бог, как и ко всякой твари, без конца благ и щедр: благ и щедр в творении его из небытия, в даровании бесчисленных благ, особенно же в прещедром прощении грехов бесчисленных, в даровании Сына Своего Единородного на страдания и смерть, в даровании нам в пищу и питие самого пречистого Тела и Крови Господней и, что выше слова и разума, – в даровании нам будущего блаженства, конца не имеющего.

Когда сердце твое пожалеет чего-либо для ближнего из одежды, из постельных приборов, или из мебели, или из посуды, или из другого чего, тогда спроси себя мысленно: много ли тебе нужно, когда ты умрешь? Не довольно ли для тебя будет вместо всякой одежды, мебели и постельных приборов пяти досок и вместо пространной квартиры – одного узенького гробового ящика? Потом осуди себя за самолюбие, не терпящее малейшего самоотвержения, и спроси себя: чего, каких ты мук достоин за то, что не только не хочешь, по Евангелию, положить душу свою за ближних своих [Ин. 15, 13], даже за близких, но и пожертвовать для них некоторыми своими удобствами? Не верь своему сердцу, не ходи вслед его, но живи по заповедям Божиим, подвергая себя лишениям для ближнего. Смотри же, не ходи вслед сердца своего, но попирай его (капризы) самолюбие. Да будет, говори, Господи, воля Твоя, а не моя. Не усумнись подвергнуть себя для ближнего всякому стеснению.

Доколе не будешь мудрствовать о горнем, презирая дольнее? Доколе не будешь презирать плоть (плотского человека) и всё плотское, как преходящее?

Ни в коем случае не сопоставляй человека с пищею и питием, или деньгами, или одеждою, или другим чем. Ибо всё земное – ничто в сравнении с человеком, нуль.

Какая польза, сказано, человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? [Мф. 16, 26]. Не жалей ничего для человека. Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4]. Почему? Потому что словом Божиим всё сотворено и существует, живет. Каждое слово Божие есть бытие, жизнь.

Кто относительно земных благ не желает ближнему того же, чего и себе, тот как пожелает ему от души благ небесных? Скупой человек, жалеющий пищи и пития, одежды, жилища и денег для ближнего, пожалеет для него и будущего блаженства. Желай от всего сердца ближнему благ земных, радушно делясь с ним, и тогда от души пожелаешь и благ небесных. Если неверен ты в малом, как будешь верен во многом? – Невозможно.

Между Духом Святым и духом лукавым нет никакого общения. Один Дух истины, а другой – дух лжи; один Дух благий, а другой – дух злобы. Дух лжи не может говорить истины, потому что он тогда имел бы нечто общее с Духом истины и приводил бы ко спасению, – нет, как существо простое и совершенно противное Богу, он ни на одну йоту не может говорить истину, ни на мгновение стоять в истине. Имя ему ложь, клевета, лесть, мечта. Ложь есть, говорит Господь, и отец лжи [Ин. 8, 44].

Дух Святой есть Дух жизни, Дух Животворящий, а дух злой – дух смерти, или имущий державу смерти. Тот – Дух Утешитель, этот – дух уныния. По плодам их узнаете их [Мф. 7, 16, 20].

Благодарю Тебя, Владыко, яко от небытия в бытие меня привел еси, подъял, воспитал мя еси, возрастил мя еси. Благодарю Тебя, яко питал и поилмя еси, яко воздух ко отдыханию давал еси мне. Благодарю Тебя, яко добрых, почтительных и умных начальников и наставников послал еси мне; благодарю Тебя, что Ты добрых и благочестивых родителей мне даровал, в нихже образовал еси и чрез нихже на свет сей извел еси мя. Благодарю Тебя, яко от болезней, нужд и бед спасал еси мя; благодарю Тя, яко не по грехам моим воздал еси мне; благодарю Тебя, яко от смерти спасал еси мя и даже до дней сих доспети134 сподобил еси; благодарю Тя, яко сана священства сподобил еси мя, сего равноапостольского на земле служения и предстояния с Херувимами и Серафимами у страшного престола сподобид мя еси; благодарю Тя за вседействующую во мне благодать Твою, еюже служу Тебе благоугодно со благоговением и страхом; благодарю Тебя за избавление меня от тьмочисленных козней вражиих и от озлобления лукавых человеков; благодарю Тебя, яко часто люты скорби мои в великую радость претворял еси; благодарю Тебя, яко мене, грешника величайшего, не презирал еси, но покаяние мое милостиво принимал еси. Благодарю Тебя, яко источниками духовной мудрости щедро обогатил мя еси и книги мои умножил еси; благодарю Тебя, яко в проповедничестве помогал еси мне и даровал еси мне нечистыми устами моими возвещать людям Твоим истину Евангелия Твоего. О всем будет Тебе благодарение. Спасителю мой, предобрый, прещедрый и долготерпеливый.

Горе вам, насыщеннии ныне [Лк. 6, 25], – насыщеннии словом журнальным и всяким другим и гладные словом Божиим; горе и пресыщенным словом Божиим и молитвенным и небрегущим об исполнении его; горе вам, насыщенный ныне хлебом, деньгами, изысканными жилищами, разнообразными чувственными удовольствиями и не вкушающие хлеба животного, отвергшие сокровище неистощимое – Христа, великолепный, нерукотворенный храм – Троицу (придем к нему и обитель у него сотворим [Ин. 14, 23]), отвергшие услаждение духовное, праведность и мир и радость во Святом Духе [Рим. 14, 17].

Говорящий в сердце или устами хулу на Господа или на Пречистую Его Матерь или на святых Его произносит свой, ни на чем не основанный суд на Самого Господа и Судию и на рабов Его, которых Он Сам оправдал и соделал святыми. Хула есть знак диавольской злобы и гордости и невежества и плотского образа жизни. Чувствующий хулы в сердце и в помышлениях должен глубоко смириться, заняться с полным вниманием чтением слова Божия и воспринять пост.

Замечательно. Одна, женщина больная видела за мною Христа Спасителя, когда я ее причащать приходил. Сама рассказывала.

Всевидящее Око! Ты всё видишь.

Какая несообразность! Какая нелепость! Бессмертный дух человека, исшедший от Бога и Богом живущий, ибо мы Им живем и движемся и существуем [Деян, 17, 28], надеется на землю, на прах и гной: на пищу и питие, деньги и прочее. Пусть бы еще надеялась плоть на плоть, так была бы еще последовательность, а то дух надеется на вещество, которое нимало не дает ему жизни, а скорее, напротив, причиняет смерть, как и всегдашние опыты говорят! Оле неразумия! Оле безумия! Оле глупости! Душа моя! Что ты из себя делаешь!

Заметь: в проповеди должны господствовать простота и единство главной мысли, около которой обращались бы все частные мысли, как планеты около солнца. Бог – простое существо, как и душа наша. Потому главное качество проповеди – простота, от которой зависит и теплота сердца, и ясность мысли и слова, и сильное действие на сердца слушателей. Слово Спасителя необыкновенно просто. Апостольское также, потому оно изложено в виде писем, в виде беседы отца с детьми.

Прочь мертвая пыль, прах, владеющие мною!

Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других [Флп. 2, 4]. Это, между прочим, значит: не себя только исправляй и спасай, но и ближних; не себе только делай наставления, но и ближним, особенно в храме.

Превозмогай тяжесть, уныние и тоску и расслабление сердца, препятствующие тебе делать дела своего звания, требующие твоей самодеятельности, твоего ума и твоего сердца; будь готов всегда для слова назидания в церкви, в домах и во всяком месте; будь скор для любви и косен и неподвижен для вражды.

Итак, памятуй, что всякая душевная злая тяжесть, всякое уныние, тоска и расслабление сердца – от диавола. Всеусильно, постоянно старайся возделывать нивы душ человеческих. То твоя должность, твоя непременная обязанность. Господи, помози!

Где бы с благодарением и смирением есть всё предложенное, а я брезгаю и говорю: то роскошно и сладко, то нехорошо и невкусно. О, баловень! И враждую, увы! из-за пищи и пития! И на кого же? На жену свою, на равноправное мне существо, которое я должен любить, как свое тело. Увы мне, грешному! Увы мне, сытому и пресыщенному!

Ни из-за чего не раздражаться. Всё любовию творить. Буди, буди!

Мы забываем, что нужно творить волю Божию неотменно, спешно. А диавол ни на мгновение не забывает прельщать нас творить его диавольскую волю и не исполнять воли Божией. Да бодрствуем и трезвимся.

По причащении Святых Таин с верою и любовию душа и тело проникают как бы воздухом – Христом или, лучше – причастник одевается во Христа, подобно как верхнюю одежду надевает кто на нижнюю, с тою разницею, что Христос проникает всего человека, как огонь раскаленное железо.

Иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик, говорит Господь [Лк. 14, 33]. Почему? – Потому, что заботы об имении, о сохранении и умножении его, втесняясь в сердце, беспокоят его, разбивают его мысли, не давая им заниматься единым на потребу – Господом, Который един всё может заменить для нас. Еще не может быть учеником Господа не отрекшийся от своего имения и по той причине, что любовь к имению, укрепившись в сердце плотского человека, крепко стоит за себя и любоименный человек, подобно любящему Бога, говорит: что ны разлучит от любве имения? Скорбь, или теснота, или беда, или гонение, или меч?135 А таким образом любоименный или любостяжательный человек не имеет в сердце своем места для любви Божией или имеет в сердце очень немного места для этой любви, между тем как Господь требует к Себе полной любви, всем сердцем, всею душою, всею мыслию, всею крепостию, без малейшей вялости, как Господь сердца, как простое Существо. О, как истинны слова нашего сладчайшего Спасителя, что мы не можем служить Богу и мамоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13]! Сердце наше просто по природе и не может разделяться. Потому и сказано: или одного будет ненавидеть оно, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть [Мф. 6, 24]. Или Бога возлюбит, а богатство возненавидит, или наоборот.

Итак, если хочешь угодить Господу своему, ты, обладающий великим или малым имением своим, смотри на него как на чужое, а не на твое собственное или продай его и деньги раздай нищим. Вот тебе единственное спасение!

Что из того, что духовных отцов много? – Христос один. Во Христе все да будут тебе чада; о всех ревнуй, как о своих, особенно когда видишь, что другие пастыри, как наемники, оставляют своих овец и бегают!

Твердо держись умом и сердцем за слово Божие и предание, поистине животворные и спасительные, чтобы не следовать тебе мечтам собственного сердца и воображения или диавольской прелести, всегда смертоносным и пагубным.

Когда очень проголодаешься, не ешь поспешно и с жадностию, иначе незаметно поешь много и повредишь себе.

Зеркала вредны для христианина тем, что заставляют заниматься внешностию и отвлекают внимание от внутреннего лика души. Многие пред зеркалом учатся лицемерить.

Не ешь рыбы, она прямо вредна для тебя и физически, и нравственно. Опыт.

Поевши вечером раз, в другой без нужды не ешь. Тяжело.

Любовь. Бог есть любовь. Любовь есть Бог.

Люби младенцев, как живые чистые образы Божии, сияющие первообытною невинностию, как Ангелов Божиих, как члены свои чистые, как сердце свое, как себя.

От употребления вина ноги болят. Опыт.

Пироги, блины – враги. Опыт.

Реже в баню ходи. От бани толку мало. Расслабляет только. Впрочем, изредка полезно.

Не спать днем – великая польза. Прекрасный, здоровый сон ночью. И непродолжительный сон прекрасно восстановляет силы.

Кисель овсяный с сытой136 варить. Фасоль, овсянку.

Есть редко, но много – вредно. Особенно на ночь. Спина болит. Но не беспокойся, когда что и поболит: от боли польза душе, как вообще от лишений плоти и страданий ее.

По всей справедливости, без всякого преувеличения считай себя последним из рабов Божиих. Ах, какое множество у Господа прекрасных людей! Ах! Сколько добродетелей и в том, и другом, и третьем, и в десятом, и в сотом! А у меня сколько грехов, пороков, страстей! Как я ленив, как мало ревную о славе Божией, о спасении своем и других!

Живая уверенность, что соединяющийся с Господом есть один дух с Господом [1Кор. 6, 17], есть живот и мир для души, а усумнение – смерть, теснота и смущение, особенно в приложении этих слов к Божией Матери. Воистину Она один дух с Господом. Да что? – и я, исполненный бесчисленных грехов, после причащения с верою и сердечным сокрушением Божественных Таин делаюсь один дух с Господом. Да и все благочестивые христиане – один дух. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас? [1Кор. 3, 16].

Приближается весна – время опасное для страдающих внутреннею золотухою, особенно если она [отдает] в желудок. Умеренно кушай и остерегайся засорить желудок.

Не есть много огурцов, особенно с рыбой. Засоривают желудок.

Засорившийся желудок прекрасно очищается и излечивается холодною (умеренно) водою с прикускою сахару.

Не ней шампанского; не ешь сладкого.

Когда кровь взволнована чем-нибудь острым или раздражающим, тогда хорошо смягчить ее молоком или маслом,

Согреших, Спасе, объядением; помилуй мя, Вседержителю Владыко, и даруй мне принести плоды, достойные покаяния.

Без самой крайней нужды не нужно спать днем. Вредно.

Не пить водки, особенно вечером. Решительно неспособен бываешь заниматься, когда выпьешь, – так ко сну и клонит.

Молока, масла и мяса на ночь не есть. Воду или чай больше пить. Вообще с маслом хлеба как можно меньше есть.

Холодную уху с окунями кушать на ночь хорошо, то есть полезно. Вообще холодную похлебку или питие в умеренном количестве полезно употреблять.

Каши на масле и на молоке, особенно с молоком, не есть. Особенно рисовой – чрезвычайно трудна для желудка. Засоривает необыкновенно желудок.

Лук также вредно есть. Крепит.

Употребление рисовой каши на молоке с изюмом и с молоком совершенно притупило и заглушило для религиозного чувства сердце мое, сделало завал в желудке и едва не уморило меня в постели. Сделались судороги и корчи в правой руке и в правом боку, и я едва отходился.

Пить натощак холодную воду с прикускою сахару утром пред чаем и вечером пред чаем (одна чашка чаю) очень полезно: очищает, укрепляет желудок, легкие и все тело. А один чай расслабляет тело и душу. Лучше бы вовсе не пить чаю или если пить, то весьма умеренно. Февраля 8-го дня 1862 года.

Не пить вина с чаем – вред для золотухи. Холодная вода – вот мое питье здоровое.

Да будет воля твоя, а не моя. – На сердце начертай слова сии.

Беспокойный, вожделенный позыв к пище после недавнего принятия ее почитай за лесть бесовскую. Опыт.

Не в книге, а в сердце нужно слагать глаголы жизни.

Так как я некоторым образом заступаю для вас место отца и вам почти все отдал, то позвольте мне привести в известность все ваше приданое.

Церковь – земное небо.

Владыку Митрополита просить о содействии.

Только бедные ныне счастливы, ибо они знают Бога больше всех. Они смиренны, кротки.

Арестанту – душеполезную книгу.

От взявшего твое не требуй назад [Лк. 6, 30].

Имей в уме и в сердце заповеди Спасителя и всю крестную жизнь Его от пелен до гроба и всеусильно старайся располагать жизнь свою по заповедям и примеру Спасителя твоего, Жизнодавца твоего, памятуя, что заповедь Его есть жизнь вечная [Ин. 12, 50].

При лукавых, маловерных и хульных помышлениях помяни, каков бы ты был лет шести-семи и далее, как бы ты был прост, доверчив и как на все смотрел ты светлым взором, и смирись, как дитя. Тогда оставят тебя лукавство твое, маловерие твое, хулы твои. Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное [Мф. 18, 3]. Видишь, дети больше нас в очах Божиих. Ибо мы, до слову Господа, должны достигать до них.

Восстание на слова Владыки. Грешен.

* * *

106

Ср.: Дочь Вавилона, опустошительница! блажен, кто воздаст тебе за то, что ты сделала нам! Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень! (Пс. 136, 8–9).

107

Ср.: Соль – добрая вещь; но если соль потеряет силу [слав.: обуяет], чем исправить ее? ни в землю, ни в навоз не годится; вон выбрасывают ее (Лк. 14, 34 – 35).

108

Рамена (церк.-слав.) – плечи.

109

Обношение (церк.-слав.) – прославление.

110

Брандмейстер (устар.) – начальник пожарной охраны

111

Молитва третьего антифона на литургии.

112

Антифон 1-й, глас 4-й.

113

Ср.: если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете (Рим. 8, 13).

114

То есть терпит зло, «озлобление»: угнетение, бедствие, притеснение.

115

Ратуй (церк.-слав.) – борись, веди войну.

116

То есть безумия моего (слово «лице» в подобных оборотах не переводится).

117

Теплый – горячий» кипучий; студеный – холодный; обуморенный (церк.-слав.) -теплохладный (ни горячий, ни холодный) Ср.: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих (Откр. 3, 15– 16).

118

Духовное училище, Духовная семинария и Духовная академия.

119

Зле (церк.-слав.) – со злым умыслом, худо.

120

Тестя, жену и свояченицу.

121

Титло (греч.) – здесь то же, что титул, именование по сану, почетное звание.

122

Имеется в виду Иосиф (Семашко; † 1868), митрополит Литовский.

123

В недре (церк.-слав.) – внутри (в груди), в глубине

124

Скиния Божия – у ветхозаветных иудеев место, где Господь свидетельствовал о Себе людям. Скиния состояла из двора, где был жертвенник, святилища, в котором находился кадильный алтарь, и Святого Святых, где находился Ковчег Завета. При первом священнодействии Аарона на жертвенник с неба сошел священный огонь, который в дальнейшем непрерывно поддерживался; вносить в скинию иной огонь запрещалось,

125

Ср.: весь закон в одном слове заключается:люби ближнего твоего, как самого себя (Гал. 5, 14).

126

Мусикия (греч.) – музыка

127

Масть (церк.-слав.) – благовонное масло.

128

Ср.: Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир (Рим. 8, 6).

129

Древний Патерик. Глава 6. О нестяжательности и о том, что должно хранить себя от лихоимства.

130

Ирмос 6-й песни воскресного канона, глас 2-й.

131

Неделя Всех Святых, на Великой вечерни стихира на Господи воззвах.

132

Отревает (церк.-слав.) – отталкивает.

133

Вверяться – вверять кому-либо самого себя, свои мысли, чувства; полагаться на кого-либо.

134

Доспети (церк.-слав.) – достичь.

135

Ср.: Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? (Рим. 8, 35).

136

Сыта (устар.) – подслащенная медом вода; медовый взвар на воде.


 Апрель7 мая 1862 г.