праведный Иоанн Кронштадтский

Октябрь

6 октября 1864 г.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе Боже мой, что Ты, моя всесильная помощь, избавил меня совершенно от мерзостей адского змия и духа уныния во время двух классов, первого и пятого, чрез причащение мое Святым Твоим Божественным и животворящим Тайнам. Правда, была и борьба, но эта борьба с мерзкими силами увенчалась успехом. Благодарю Тебя, Господи, за спасение Твое. Утверди мя, Боже мой!

Мне преподавание да будет непрерывным чудом Твоих милостей ко мне, недостойному. Господи! Дерзновения Твоего, сановитости Твоей не лиши меня пред людьми Твоими и отроки Твоими.

Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем [Ин. 6, 56], то есть так, как Иисус Христос находится в Отце и Отец в Нем, и Они составляют одно. Я и Отецодно [Ин. 10, 30]. Соединение истинных христиан со Христом доказывается, между прочим, их нетленными и чудодейственными мощами: в мощах святых почивает Бог, творящий чудеса. Как в Теле и Крови Спасителя, претворенных из хлеба и вина, пребывает всецелый Христос, проникающий всякую частицу хлеба и вина нераздельно и всецело, так и в душе и теле святых Божиих человеков и истинных причастников Пречистого Тела и Крови Спасителя. Причастник весь обожается, весь делается Божественным, огненным, светлым, весь светом, силою. Но кто ест и пьет недостойно, например чревоугодник пресыщенный, тот ест и пьет осуждение себе (1Кор. 11, 29).

Как в капле воды, как в осколке стекла сияет всё солнце, так в причастнике Христос; как уголь в пламени бывает весь проникнут огнем и светом, так душа истинного причастника – Христом, Солнцем Правды, огнем Божественным. Великое дело – причастие Святых Таин. Но кто достойно их причащается? Кто прост, незлобив и чист сердцем? Кто не пристрастен к пище, питью, деньгам? Кто терпелив и нераздражителен?

Той есть глава телу Церкве [Кол. 1, 18]. Ты составляешь часть этой Церкви, которой Глава – Христос. Каково же твое благородство, сан, каковы твои надежды в будущем и как ты должен вести себя в настоящем, чтобы поддержать и сохранить это благородство и сделаться наследником тех обетований, которые даны членам тела Христова! Еще: члены тела благороднейшие, непорочные, очищенные от греха составляют святые Церкви Небесной и, во-первых, высшая всей твари Владычица Богородица, потом Предтеча, все пророки, апостолы, святители, мученики, преподобные и все святые. – В каком ты сообществе как член тела Христова и как ты должен ревновать о подражании им, чтобы в противном случае за подражание богопротивным людям века сего и духу века сего не быть изверженным из этого общества как псу смердящему! Вот какую обязанность налагает на нас понятие о Церкви как о теле Христовом, кого мы составляем члены.

Все молитвы и священнодействия надо совершать с пониманием, или сознанием их значения и важности, и с чувством. Надо делать всё сердечно, с охотою, пред очами Божиими, ибо Самому Господу Иисусу Христу работаем. Все, что делаете, говорит Апостол, делайте от души, как для Господа, а не для человеков, зная, что в воздаяние от Господа получите наследие (то есть Царство Небесное), ибо вы служите Господу Христу (Кол. 3, 23 – 24). Это он говорит рабам, наставляя их повиноваться господам своим по плоти. Как же высоко в сравнении с служением рабов служение новозаветных священников, слуг Христовых и домостроителей тайн Божиих (1Кор. 4, 1)! Не Самому ли Господу Иисусу Христу они работают в лице членов Его тела, которое есть Церковь? И с каким благодушием и радостью они должны совершать все свои службы, памятуя, Кому они служат! О, высокая обязанность, о, высокая честь! Тварь удостаивается служить Творцу, создание – Создателю! Господи! Даждь нам силу с готовностью и охотою всегда служить Тебе! Господи! Ты видишь наши немощи, нашу неготовность, наше нетерпение, нашу злобу, нашу раздражительность, наше лукавство, наше лицемерие! Господи! Сотвори нас достойными служителями Нового Твоего Завета, служителями святых Твоих Таинств!

При виде нищих по плоти надо вспоминать о нищете своей души, то есть о греховности своей, и глубоко смиряться пред Господом, испытующим сердца и утробы. Господи! Помилуй мя, обнищавшего волею, и обогати мя добродетелями.

От плоти Его и от костей Его – мы, то есть Церковь Его [Еф. 5, 30]. Адам по приведении к нему Богом созданной из ребра его жены сказал: вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей [Быт. 2, 23], – и этими словами предсказал союз Христа с Церковью Своею.

Тот, кто жаден к пище и питию, показывает этим, что он связывается житейскими стремлениями и не очень высоко ценит обетованные небесные блага, ибо нельзя служить двум господам. Вспомни Исава, продавшего свое первородство за похлебку брату своему.

Принимай всякого как родного отца, родную мать, родного брата, родную сестру, с неподдельною ласкою, ибо все мы братья во Христе, – ближе чем родные братья. Братство любите (1Пет. 2, 17). Сласти, всякую пищу и питие за сор вменяй и из-за лишения их любви не разоряй.

Смотри: ты – избалованный сластями человек: они расслабили твое сердце, сделали его лицемерным, блудным, хладным к Богу и ближнему, они связывают тебя на молитве общественной и в классе. Презирай их как приятные, но тяжелые оковы, как преграду между Богом и тобою, между тобою и ближним. И всё, что полагает преграду любви к ближнему, ниспровергай и охотно жертвуй ему. Имей всегдашнюю вражду с самим собою, памятуя слова Писания: всяк человек ложь [Пс. 115, 2]. Человек суете уподобися [Пс. 143, 4].

Если мы замечаем, что кто-либо не любит нас, нерасположен к нам или презирает нас, смеется над нами, то и мы обыкновенно чувствуем к нему нерасположение, даже нелюбовь, презрение, озлобление; но это совершенно противно учению Спасителя; к таким людям надо непременно оказывать любовь, как более имеющим в ней нужду: наша любовь к ним может излечить их вражду и претворить ее в любовь, – напротив, нелюбовь наша к ним только усилит их вражду к нам. Потому-то Божественный Спаситель и Обновитель растленного естества нашего говорит: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас [Мф. 5, 44]. Не почтил кто тебя, посмеялся над тобою или обругал тебя – поставь это ни во что и вместо озлобления покажи к нему любовь и докажи, что это для тебя ничего не значит, что он обижает самого себя, а не тебя, что ты его жалеешь за то, что он делает вред собственной душе.

Мученики добровольно отдали тела свои на рассечение, а мы не хотим добровольно расстаться не только с телами, а с сластями своими, с лакомством своим, с пьянством своим, с сребролюбием своим, с играми своими, не хотим расстаться с скупостью своею и, когда ближние берут наши вещи, наши сласти, озлобляемся на них, тогда как мученики не озлоблялись и на мучителей своих, на распинателей своих, на убийц своих и молились за них. Ох мы – маловеры! Ох мы – сластолюбцы! Плотоугодники! Молиться за обижающих и не давать воли сердцу обижаться на них. Доколе нам своевольничать? Доколе не отложим ветхого человека?

Что залепило наши сердечные очи? Что сделало нас хладными к Господу Богу, хладными и гордыми, презрительными, безучастными к ближнему? Что делает нас лицемерными, злыми, раздражительными, мерзкими прелюбодеями в сердце? – Чревоугодие, жадность к пище и питию, сласти. Это испытано.

Вместо Дародателя не прилепляйся к дарам – это великое оскорбление щедрому Подателю всех благ. За всё будь искренно благодарен Господу и благодарность свою выражай благотворениями одушевленным Его образам – людям, ибо Он Сам ни в чем не нуждается, не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все [Деян. 17, 25]. Итак, с веселым сердцем и лицом принимай гостей и нищим подавай милостыню, зная, что Он Сам принимает в лице их твой дар и сторицею воздаст тебе за оный; в долг давай. С уважением и любовию обращайся со всяким человеком как с образом Божиим.

Не забывай идти против ветхого человека своего, против сердца своего; если оно жалеет ближнему сластей – не жалей, а с радостью предлагай сколько хочет; если злится на кого из ближних, то ты обласкай его сердечно (слава Тебе, Господи!).

Дух земной, или дух любви, пристрастия к земному, – и неземной дух. Горняя мудрствуйте [Кол. 3, 2]. У сердца моего ничего общего с землею не должно быть, потому что один дух, и к Богу Духу да к ближнему должно прилепляться; да кроме того, земной плод был причиною нашего удаления от Бога и нашей погибели. Надо пользоваться земными благами умеренно и не прилепляться к ним сердцем. Господи! Помоги.

Сласти – ложь и дебелость сердца. Доселе меня дурачила привязанность к сластям, и к Богу я был хладен и к ближнему, враждовал на ближнего за сласти. Отныне помоги, Господи, этого лестного врага презреть и ни за что считать всякие сладости и ценность их, а угождать ими с радостью ближнему. Даруй мне, Господи, возлюбить неизреченный свет и неизреченную сладость Твоего лицезрения и будущих благ и от тли страстей очиститься. Буди, буди! Даждь мне неуклонно стремиться к этой цели – к почести горнего звания. Господи! Я согрешил и грешу пред Тобою: я поставил целью наслаждение земными благами. Я из самого храма и от молитвы и среди молитвы стремлюсь иногда сердцем и мыслями к этим сладостям, если они пред моими глазами. Господи! Сладость моя нетленная, пречистая, не оставь меня!

Ты языком воссылаешь часто славу Отцу и Сыну и Святому Духу, но сердце твое не воссылает, будучи связано житейскими сластями, и ты льстишь языком своим. А надо сердцем славить Господа, гореть сердцем, радоваться сердцем при Его славословии.

Об искушениях и скорбях. Без искушений и скорбей человек не узнает своего душевного состояния, не научится веровать, искренно молиться, без искушений не очистится от мерзости страстей и не научится смирению.

Презрел я сегодня нищего, коему подал три копейки, и диавол с торжеством вошел в мое сердце, соделавшееся только лишь храмом Божиим чрез принятие Святых Таин; огонь горел в моих внутренностях и во всем теле, дух стеснился, ум и сердце омрачились; я был внутренно уничижен, бесчестен, не имел дерзновения, язык был связан, и целый класс, даже и другой, я был сам не свой (Франк и четвертый класс). Вышел из класса – то же. Вхожу в пустой класс, призываю Господа, Владычицу – неискренно молюсь и потому не получаю прощения и умирения. Наконец говорю себе: сатана лапу свою запустил, хвост свой распустил; несколько раз, много раз это повторяю, и сатана, гордый, надменный, не стерпел своего посрамления и вышел; мне скоро стало легко. 10 октября 1864 года.

Когда видишь нищего, просящего у тебя милостыни, вспомни, от Кого и где родился твой Спаситель, Сын Божий, – от бедной Девы Пречистой в яслях Вифлеемских и повит бедными пеленами; вспомни, от кого ты родился и где родился и как жил сначала, и отнюдь не гордись пред бедным человеком и не презирай его за то, за что надо его уважать и любить, то есть за бедность. Нищие – крестоносная братия Христова. А мы что? Мы забываемся и пресыщаемся в своем довольстве и голову высоко поднимаем.

Он есть Мой избранный сосуд [Деян. 9, 15]. Почему избранные Богом люди называются сосудами Его? Потому что они, как сосуды наполняются водою или другою жидкостью, так они наполняются Духом Святым. И сатана наполняет, как сосуды, своих слуг. Почто исполни сатана сердце твое солгати Духу Святому?.. [Деян. 5, 3].

Да будет воля Твоя [Мф. 6, 10], потому что если не исполняем воли Божией, то исполняем волю диавола – средней нет: кому-нибудь из двух повинуемся: или Господу, или диаволу.

(Обою ею един уд показавый сопряжением.) Не гнушайся делами Божиими прекрасными, премудрыми, благостными, сладостными. Се вся добра зело [Быт. 1, 31]. Вся уды38 благопотребно насаждены, да всеми благодарим Изряднохудожника,39 да все во славу имени Его употребляем. Только диаволу свойственно гнушаться человеческих членов и мечтать об них лукавое и нечистое – изобретателю и учителю всякой нечистоты. А для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть [Тит. 1,15]. Слава Господу Всетворцу за все дела Его. Не забудем, что все мы от единой плоти произошли и в Адаме были едина плоть. Не забудем, что ничего у нас своего нет, а всё Божие, до волоса на голове, до ногтя на руке и ноге, который обрезываем, до влаги, которая во рту или в носу. Я весь – орудие Божие, дело Его рук.

Не всегда спеши, а иногда пожди, пожди долго и потерпи благодушно и не взыщи на медлительных, как Господь долго ожидает твоего обращения и исправления и не взыскивает на тебе по строгости суда Своего. Любовь долготерпит (1Кор. 13, 4), а нетерпение показывает нашу нелюбовь и самолюбие да свое плотоугодие: [лишь] поесть да попить, либо в гости поспеть, либо поиграть, либо отдохнуть хочется. Живи, как Бог велел, а не как хочется. Если будешь иметь дьявольскую торопливость, то будешь часто иметь случаи озлобляться и раздражаться на ближних, которые будут ненамеренно или намеренно медленно что-нибудь делать, не по твоему желанию. Господь всем долготерпит, и ты долготерпи ко всем. Будьте долготерпеливы ко всем, говорит Апостол (1Фес. 5, 14). Терпением вашим спасайте души ваши, говорит Владыка всех [Лк. 21, 19].

Да не насыщься [рус.: пресытившись] ложь буду [Притч. 30, 9] – значит, пресыщение и чревоугодие извращают всё христианство, которое есть истина. Действительно, от пренебрежения добродетелями воздержания и поста вера и добродетель христиан иссушаются, иссякают: они делаются хладными к Богу, ко храму, к молитве вообще, предаются же житейским сластям, играм, обычаям, привычкам. Истинная любовь к ближнему, радующаяся с радующимися и плачущая с плачущими бескорыстно, иссякает; является любовь только корыстная, или плотская и нечистая. Потому для христиан необходимо воздержание и пост. Чрево свое нежить не надо. Умерщвляю тело мое и порабощаю (1Кор. 9, 27). А как умерщвлять? – Чрез воздержание да чрез труды.

Не стыдись слов матери Церкви, Невесты Христовой святой и непорочной, да не постыдится тебя Христос при втором Своем страшном пришествии. Лживых ли, гордых ли, прелюбодейных и грешных, как трава отцветающих и преходящих людей ты стыдишься или страшишься? Безумие.

Служение ближним – вот это и есть настоящая жизнь, а не ядение да питие, да щегольство, да сон, да гуляние, да игра в карты, да посещение театров и прочее. Кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою... так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить... [Мф. 20, 26, 28].

Не озлобляйся на бедных и незнатных за то, что они не вовремя, как тебе кажется, просят тебя служить им: им время тогда, когда нужно. Да и с чего и за что и про что сердиться на бедных и незнатных за то, что они бедны, голы, просты, кротки и безответны, как овечки, а богатые хорошо одеты, горды и всегда могут ответ дать? Какая непоследовательность, нелогичность! Конечно, тем и другим служить должно охотно, но бедным охотнее, с большею готовностию.

Следует ли засматриваться на великолепные домы изящной архитектуры, на богато убранные комнаты, на красивые одежды, на богато набранные столы, на серебро и золото, на красивые лица, на богатые образа и прочее? – Не следует, ибо всё это похоть очей, и кто будет с жадностию смотреть на все означенные предметы, тот непременно будет отвращать взор свой или чуждаться сердцем и с презрением смотреть на домы бедные, на комнаты простые, тесные, низкие, нечистые, на одежду простую, на стол простой, на вещи простые (не серебряные и не золотые), на лица простые или некрасивые, на иконы простые, без серебряных окладов, и достоинство всех вещей будет полагать только в богатстве, или дороговизне и изяществе, даже самых людей будет мерить [...] богатства, красоты и знатности. А как этот взгляд ложен – всякий может сейчас рассудить, если он мало-мальски умеет здраво рассуждать. Не душа ли человеческая драгоценнее, благороднее и прекраснее всего на свете, хотя бы она и была в человеке по наружности грубом, простом и худо одетом? Не душа ли есть образ бессмертного Бога, Царя небесе и земли? Не она ли дает красоту телу? Не она ли созидает великолепные домы, убирает пышно и изящно земные наши жилища, шьет красивые одежды, делает разные золотые и серебряные и из драгоценных камней украшения, не она ли делает все прельщающие зрение вещи? Вот ее-то надо уважать, и любить, и беречь в себе и в других, кто бы они ни были, потому что душа у всех одна – у богатых и бедных, у знатных и незнатных, у царя и подданных, у старцев и младенцев, у мужчин и женщин. Ее-то надо стараться очищать от ржавчины или тли страстей многоразличных, на нее-то надо взирать всякому чаще и направлять жизнь ее по заповедям живого Бога, чтобы сделать ее участницею вечной жизни и Божественного естества, а ни на что земное не засматриваться – не засматриваться и на театры, или театральные представления, хотя бы они и прикрывались эгидою (личиною) нравственности, ибо они – прелесть мирская и бесовская, ибо, где игра словом, благороднейшим и величайшим даром Божиим, отличающим нас от бессловесных, и где непрестанный смех, там нет Бога, – а прилежать о душе, вещи бессмертной, приседеть40, подобно Марии, слову Божию [Лк. 10, 42] и слагать словеса Божии в сердце своем да прилежать домашней молитве, рассмотрению своего душевного состояния и покаянию, воздержанию и делам милосердия. Кто засматривается на земное, тот изобличает в себе земнолюбивый дух, а это противно духу Христову. Христианин должен горняя мудрствовать.

К чему ведет неумеренное употребление богатства? К роскоши, гордости и надменности, растлению сердца и жизни. К чему ведут сласти и невоздержание? Тоже к растлению сердца и нравственности. Итак, блаженны те, которые благоразумно, по воле Божией употребляют свое богатство, раздавая бедным. Но блаженнее люди бедные и простые. Их сердце, свыкшееся с нуждою и горем, живет верою и надеждою на Бога, в нем всегда молитва к Богу; внешняя и внутренняя теснота не дает гнездиться в сердце их различным греховным помыслам и страстям, потому что они всегда в заботе о дневном пропитании, часто в горести и печали от тесных обстоятельств. Потому-то душелюбец Господь признаком Своих последователей поставляет путь тесный. Входите тесными вратами, потому что широки, врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их [Мф. 7, 13– 14]. Итак, надо уважать бедных и помогать им. Октября 11-го дня 1864 года.

Вот еще странная и страшная лесть богатства и высоты служения, которое мы исправляем в церкви или в мире: мы презираем низших, подчиненных и за ничтожное, может быть вовсе не намеренное непочтение их к нам озлобляемся на них, вместо того чтобы не замечать этого или покрыть братскою снисходительностию. Видим в других сучец, в себе не замечаем бревна. Хотим себе чести, других не почитаем и равняем с животными. О, фарисеи, лицемеры мы! О, нелюбовь! О, безумие! Да разве они не во всем подобные нам люди? Разве не бываем мы и действительно не хуже мы их по одной своей гордости и презорству и затмению своего сердечного ока, которое у них светло? А ведь еще мы образованные, еще умниками считаемся! Безумники по жизни. Простота, кротость, смирение, любовь – вот наша мудрость, вот наше образование!

Доколе мы будем забавляться, как дети, златом и сребром на иконах, а не почитать сердечно самых икон, не молиться пред ними духом и истиною? Доколе мы будем брезгать живописью икон и говорить в себе: эта икона нехорошо написана, и эта тоже – и из-за иконы унижать первообразную, например, Владычицу, и из-за иконы, которая нам не нравится, хладеть к Самой истинной Богородице? Какое безумие! Какое омрачение сердца! Преукрашенная Божественною славою Владычице! Помилуй и спаси меня.

Надо иметь сердечное уважение к слову Священного Писания, молитв, писаний отеческих, к словам речей наших и к благонамеренному слову писателей светских. Слово – высокая, предрагоценная, препочтенная вещь!

Человек грешник особенно жалок тем, что грешит тяжко и не сознает своих грехов, часто даже очень доволен, что проводит мерзкую, греховную жизнь, хвалится ею, забавляется грехами, как игрушкою. Господи! Просвети, вразуми одержимых такою прелестью! Часто сами родители, видя такую беспутную жизнь своих детей, равнодушно смотрят на нее, думая, что это пройдет или что это не беда. Горе и родителям таким!

Что это значит, братия, что за уродливость в нашей разумной природе? Чем более кого Господь ущедряет, тот тем более иногда бывает скуп к другим, более гордится пред другими, презирает других, притесняет других, тем более живет беззаконно, вместо того чтоб быть ему более и более щедрым и милостивым и смиренным, чтоб более призревать и заступать других! О, слепые мы, неблагодарные и злонравные твари! На что же дан нам разум? На что Божие слово? На что сердце – это чувствилище, как не на то, чтоб чувствовать нам Божию любовь, Божии благодеяния и соответствовать им, чтоб чувствовать любовь к подобным себе и сострадать им?

Тебе, Господу моему, первоначальной и неточной сладости, виновнику всех сладостей духовных и вещественных, поклоняюся и благодарю за все Твои сладости духовные и земные – залоги будущих неизреченных сладостей.

Когда идешь с животворящими Тайнами причащать больного, внемли себе, да молчит... плоть твоя, то есть ветхий твой человек, и ничтоже земное в себе да помышляет; никакая страсть да не смущает и не раздирает твоего сердца: ни сребролюбие, ни чревоугодие, ни злоба, ни гордость, ни раздражительность и нетерпение, ибо Царь царствующих и Господь господствующих, приходит заклатися и датися в снедь верным. Предходят же Сему лицы Ангельстии со всяким началом и властию41 неизменно, всегда. А у нас часто как назло в это время возникают страсти и гложут нас.

Для тебя, человек, сотворены небо и земля (ибо наше жительствона небесах [Флп. 3, 20]), для тебя всё, что на земле, для тебя солнце, месяц, звезды; для тебя Сын Божий воплотился, пострадал, умер и воскрес, и вознесся на небо, и придет опять; для тебя украшение человечества, святыня совершеннейшая, столп непоколебимый – Матерь воплощенного Спаса Христа, чтоб спасать и покрывать тебя от бед и грехов; и как же ты отвечаешь, человек, на эту попечительную любовь к тебе Творца твоего, неизреченно тебя любящего? – Невниманием к себе, к своему вечному благу и к тому, что сделал и делает для тебя Бог, непокорностию Его святым заповедям. Чего же тебе ожидать после этого, после всех этих всемощных средств Божиих к твоему спасению? Конечно вечной муки: за оскорбление бесконечного к тебе милосердия – бесконечная тебе мука. Идут сии в муку вечную [Мф. 25, 46]. Вспомнишь ты тогда свои глумления над истинами Евангелия, вспомнишь тогда свои театры, свои папиросы... свои все грехи.

Держись любви и предлоги бесовские и плотские, чрез кои иссякает любовь, как-то: деньги, пищу, питие, одежду и все прочее, – удаляй от своего сердца, ни во что вменяя всякую вещественность, когда дело идет о пользе ближнего.

Диавол, не имея в себе ни тени добра, пользы, а только зло и прямой вред, как сущая злоба, не может и другим сообщить никакой пользы, а только зло: зло – его существенная стихия и желание. А польза телесная и духовная от единого Бога: Он-то, как Отец всеблагий, всё строит нам на пользу.

Отчего люди бывают очень раздражительны, злы, капризны? – От чревоугодия: плоть изнеживается от чревоугодия, привыкнув постоянно встречать ощущения, ей угодные и приятные; она злится и раздражается, когда встречает что-либо противное ее желаниям и ожиданиям, неприятное для ней, и чуть-чуть кто-либо сделал ей что неладно, это выводит ее из себя. Надо сохранять пути жестоки42 [Пс. 16, 4], и есть простую и грубоватую пищу, и спать не на мягком ложе и возглавии, и одеваться не в мягкие одежды, и на лицо свое не засматриваться и не заниматься им – тогда будем способны переносить от других всё, тогда не будем обращать внимания как на что-то стоящее внимания на богатые палаты, на богатых людей, на богатые одежды, экипажи, на красивые лица, на богатые столы или трапезы – и всё это сочтем за сор, за мыльные пузыри.

Жажда слова простого, задушевного, искреннего, а не ученого, не искусственного, холодного, лицемерного, не согретого неподдельным чувством, каковы наши учебники Священной истории Ветхого и Нового Завета и церковной, а о богослужении Православной Церкви не узнаешь в них иногда подлинника – так они извращены авторским искусством и хитрословием.

Чем не запинает меня враг в богоугодных делах, например в преподавании Закона Божия? Запинает, например, упадком духа и ложным стыдом в случае некоторого замешательства при рассказе или некоторой неточности или не полной уверенности в истине того, что сказал; замешательству бы быть только минутным, или неточность в двух-трех речах осталась бы неточностью, не препятствуя дальнейшей точности в речи, или не совершенной уверенности в одном обстоятельстве не мешать бы дальнейшему рассказу – так ведь нет: грех имеет свою силу, свои претензии, свою пропаганду, свой завоевательный дух: забрался в душу на мгновение, так старается в ней остаться часы и дни или по крайней мере часы: захватил пядень – надо захватить всё, всю область души. Ну к чему же служит ложный стыд, к чему упадок духа? К чему прилагать к одним грехам новые грехи? Разве, упав, не встают? [Иер. 8, 4]. В том достоинство, в том совершенство нашей веры и упования христианского, чтобы нам не коснеть во грехе, а тотчас, сознавши его, вставать, а отнюдь не малодушествовать в какой-то гордости, ибо кто без греха, кто без слабостей из людей? Малодушествовать по сделании ошибки или греха – значит жалеть, что мы оказались несовершенными, что нас сочтут несовершенными, значит желать, чтобы нас считали совершенными, тогда как ни один человек не обладает ни в чем совершенством и всякому свойственно претыкаться и падать. Напротив, ты не стыдись признаться несовершенным и, если в чем преткнешься, тотчас оговорись, что ты сделал ошибку, но не краснея, ибо это общая всем слабость, и считая безумием претензию на совершенство. Не вводи и детей в соблазн своим тщеславием и лицемерием, не маскируй себя пред ними, но будь с ними прост и откровенен, охотно сознавая пред ними свои немощи, и эта откровенность расположит тебя много в их пользу. Не стыдись сознаться в грехе – стыдись намеренно делать грех, считая его нелепостию, мечтою. Елижды аще падеши, востани тотчас, и спасешися.43 Будь смирен, кроток и незлобив. Если кто что сделает нехорошо, не озлобься, но с духом кротости и любви поправь его или сделай ему замечание. Всякого греха берегись, как самого диавола, имей к нему омерзение, как к самому диаволу, виновнику и учителю всего полчища грехов и страстей. Избегай чревоугодия и лакомства и невоздержания, пролагающего диаволу в сердце наше путь ко всяким грехам.

В преподавании старайся быть совершенным. А для этого всегда готовься, как готовишься к совершению богослужения и в особенности к причащению. Преподавание Закона Божия – великое дело! Ангельское дело! Святое дело делай свято, спокойно, с осанкою, твердо; делая его так, удобно расположишь учеников к слушанию и исполнению выслушанного.

Чревоугодие омрачает душу, притупляет разум и сердце, делает для человека неощутимым присутствие Божие, охлаждает к Богу и ближнему, делает лицемером на молитве и в преподавании, потому что сердце, загрубевшее от чревоугодия, не сочувствует молитве и истинам веры, делает внутренно хульником, бесстрастным, окамененным, лукавым, скверным, злым и раздражительным, ленивым, капризным, упрямым, и непослушным, и унылым.

С чревоугодием и пресыщением внутреннее око помрачается, пристрастие к земле увеличивается, от сердца сильнее и обильнее начинают исходить прелюбодеяния, любодеяния... лжесвидетельства, хулы [Мф. 15, 19]; истина веры теряет силу для него, и берет силу многообразная ложь бесовская, ибо чрез пресыщение он вселяется в сердце человека; человек хладеет к Богу и к духовной жизни, к чтению слова Божия; все мысли и чувства тяготеют к земле и о земном мудрствуют.

Как надо глубоко чувствовать и пламенно благодарить Бога и Божию Матерь за то, что мы читаем в разных молитвах, канонах, акафистах! Как надо сокрушаться и плакать о своей нераскаянности, о своей неисправности, о своей неблагодарности! Что нам даровал и дарует Владыка и чем мы Ему воздаем? Как живем? Ходим ли достойно своего звания?

С какою алчбой и с какою радостью надо нам всегда спешить на славословие сердцем и устами Господа нашего Иисуса Христа, Пречистой Его Матери! О, дай нам, Господи, эту алчбу и эту радость!

Владычица Богородица – ближайшая ко мне, грешному, Мать и Промыслительница, для Коей дорога судьба моя, ибо я – чадо Сына Ее, я причастник Тела и Крови Его, я едино с Ним срастворение. С какою же надеждою должен всегда обращаться к Ней в молитвах моих об избавлении меня от всех немощей и искушений, от всех мерзостей греховных! А Она удобно всегда и может и хочет избавить меня от них, только я в простоте сердца да призываю Ее; Она может даровать мне и эту простоту сердечную, если я буду воздыхать о недостатке ее и просить ее у Ее препростой и непоколебимой Святыни. Даруй же мне ее, Владычица!

Враг преследует меня то сомнением, то ложным стыдом, унынием (конфузливостию), то злобою и презорством, то самомнением, то нетерпением, поспешностию и раздражительностию, то лицемерием и лицезрением, то мерзостию плотскою, то любостяжанием и сребролюбием, то скупостию, то жадностию к пище и питью и чревоугодием. О, многовидная молния бесовская, опаляющая меня, о, нечистый смрадный огнь адский, нередко пожирающий меня! Но Ты, Христе, Агнче Божий, вземляй грехи мира, возьми от Мене бремя тяжкое греховное, просвети и умудри меня воевати на страсти, научи руце мои на ополчение, персты моя на брань [Пс. 143, 1] и наставь меня к тихому пристанищу Божественных Твоих заповедей молитвами Пречистой Матери Твоея и всех святых Твоих. Аминь.

Верую в Церковь – то есть я признаю, что Глава верующих, то есть православных христиан, есть Иисус Христос, а верующие все – тело Его, члены Его, что все мы – одно во Христе, одна семья, одно сердце, одна душа и потому должны жить во взаимном уважении и любви, никого, даже последнего нищего, не презирая, никакого пьяницу, но о всех болезнуя, всем сострадая, о всех имея попечение, как о своем собственном теле.

Вот чему учит нас девятый член [Символа Веры]. Еще верую в Церковь значит то, что я признаю всех святых, начиная с Божией Матери, за едино Божие семейство с истинными христианами, подвизающимися на земле, одушевляемое одним Духом Божиим, под единою Главою Христом, имеющее единого Отца Бога, с любовию молящее о нас Бога, и ходатайствующее о нашем спасении, и пособствующее нам в немощах наших, в бедах, напастях, скорбях и болезнях, и молящее о прощении наших согрешений.

Ветхозаветная история говорит, что человек сотворен по образу и подобию Божию, и доказывает примерами, что человек есть образ Божий, чадо Божие, – примерами Авеля, Еноха, Сима, Ноя, Авраама, Исаака, Иакова, Давида, Илии, Исаии, Иезекииля, Иеремии, Даниила, Самуила и прочих святых мужей ветхозаветных; но, с другой стороны, она показывает, что люди могут сделаться удобно и образом сатаны, чадами диавола, если не захотят повиноваться Богу, а захотят служить своим страстям, и это показывается на Каине, Ламехе, Сауле, на развратных жителях Содома и Гоморры, на современниках Ноя; она показывает, что самолюбие, гордость, пристрастие к земному есть служение диаволу, а братолюбие, кротость и смирение и стремление к горнему – от Бога и есть служение Богу.

Какова леность и злоба и лицемерие плоти! Благословлять встречающихся на пути в храме не хочет, особенно простых и бедных людей (добрых-то, достойных-то, кротких-то и смиренных)! Руку протянуть лень, целовать ее давать не хочется – замарают! О, злоба! А богатый да знатный где хочешь подойди под благословение – всё ладно, когда хочешь – всё ничего, хотя в зиму, в дождь, в пыль, под открытым небом, – с самодовольным видом, с подобострастием благословляю; к счастию или несчастию (ибо это лицемерие), только мало знатных и богатых людей, подходящих под благословение! Но ты всем слуга нелицеприятный должен быть, о иерей! Всех одинаково с охотою благословляй, ибо благословение Христово, не твое, а Христос не смотрит на лица, а на сердце. Всех нищих и бедных называй братьями, сестрами, детьми, матерями или отцами, смотря по возрасту; всех благословляй от благого сердца, с ласковым и кротким видом, не торопясь, потому что успеешь. О, покоелюбивая плоть, торопливая, нетерпеливая плоть, злая, капризная плоть, глупая плоть!

14 октября 1864.

Благодарю Тя, Господи Иисусе Христе Боже мой, яко простотою Твоею сохранил еси мя от мерзостей, омрачения, уничижения, тесноты и скорби бесовской.

Если чувствуешь скорбь и тесноту и какое-то озлобление на всех, лечись любовию, ласкою, благотворением ближнему, ибо тогда в тебе дух злобы.

Помни, что враг всуе,44 как говорится, ни с того ни с сего носит вражду на нас, – борись с ним, крепись и мужайся; где смущаешься, там борись и старайся быть в мире; где пресекается слово, там сильнее возвышай его, но не торопись; главное – не унывай. Один и тот же дух злобы у тебя: который был в юности, тот и теперь.

У Неймана вчера прекрасно сохранил меня Господь в простоте и несомнительности, только под самый конец, пред самым выходом, враг запнул нелепою скупостию – о, материализм! О, прилепление сердца к пище и питию! О, надеяние вещественное!

Первый класс (первый) в гимназии провел хорошо в рассказе и вопросах; другой (шестой) – нехорошо: сначала хорошо, победоносно, мирно, величественно, потом враг напал и огнем палил, уничижал, стыдил, когда отдал ученику читать урок из истории к следующему классу.

А во время соборного служения обедни на царской фамилии запнулся: смущение, робость овладели, бессилие.

Господи! Да не оскверняется дух мой в Твоем всегдашнем присутствии гордостью, злобою, презорством, зложелательством, завистью, сребролюбием, скупостью, унынием, бесчувственностью, ропотом, хулою, непослушанием и прочим.

Избаловался я довольством и лакомством. Но сохрани, душа моя, пути жестоки [Пс. 16, 4], ибо они – благо для меня.

Благодарю Тебя, Владыко, и Тебя, Владычице Богородице, яко сподобили еси мя победита злое смущение и преткновение на соборном служении литургии во время великого входа и на заамвонной молитве. Утверди, Боже, сие, еже соделал еси во мне. Не торопись, говоря царскую фамилию и вообще молитвы, слово за словом произноси.

Благодарю Тебя, Господи, что Ты даровал мне провести спокойно, с законоучительною сановитостию и властию время урока в пятом классе. Но как палил меня враг во время урока во втором классе сластию плотскою! Он не давал мне возможности говорить искренно и с силою; я был сам не свой, сидел словно на угольях, словно закован был в оковы всеми своим внутренностями; я, как овца, закалаем был от него. И чем же по окончании класса я победил его? Твердым убеждением в том, что вся эта тьма, вся эта тина есть плод одного помысла неправедного, всеянного в сердце лукавым, и что убеждение в неправедности этого помысла или в том, что эта тина есть ложь, мечта диавольская, есть верный путь к уничтожению этой нечистой и мрачной тины.

Крепись и мужайся, Иоанн! Несть твоя брань к крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным [Еф. 6, 12].

Всякому ближнему служи с готовностию, с любовию, с кротостию и смирением в той уверенности, что ты служишь Самому Христу и от Него получишь воздаяние. Ибо кто верующие, коим служишь? – Члены тела Христова, которое есть Церковь, в коих Христос пребывает. Господу Иисусу Христу работаешь. Какая честь! Какое достоинство! Сколько случаев заслужить благоволение Господа Иисуса Христа, милости Его, доказать любовь свою к Нему! Пасение овец Его, служение им Он Сам принимает за выражение любви нашей к Нему.

Служение ближним ведет к почести горнего звания. Кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом [Мк. 10, 44]. А мы, а я как служим? С неудовольствием, с ропотом, с озлобление! О, неверные рабы! Истязуяй45 сердца и утробы, помилуй нас! Сребролюбие нередко вяжет сердца наши тогда, когда мы готовимся причащать больных пречистым Телом и Кровию Христовою! Исповедуя больных, мы чувствуем, что сами гораздо грешнее их, сами связаны по рукам и ногам различными страстями, как оковами, что мы не веруем как должно в Бога Отца Вседержителя, в Сына Его Единородного, нас ради сшедшаго с небес, воплотившагося, распятаго за ны, страдавша, и погребенна, и воскресшаго, и вознесшагося на небо, и паки грядущаго судити; в Духа Святаго, Господа Животворящаго, от Отца исходящаго, глаголавшаго пророки; во едину Святую Церковь как общество спасаемых, как общество преследующих духовное, Небесное Отечество, как странников и пришельцев на земле, как общество единодушное, единомысленное, святое, соборное и апостольское; не храним обетов Крещения, одежды Крещения, обручения Духа, не ожидаем воскресения мертвых и жизни будущего века, а ожидаем только улучшений в настоящей жизни, наград в настоящей жизни, довольства и всевозможного комфорта в настоящей жизни.

Мы, священники одного храма, должны быть одно по взаимной любви, как Бог Троица, Которому мы предстоим во время литургии и Коему вообще служим, как един Хлеб Небесный, коего причащаемся, – да и другие верные, видя нашу любовь, возлюбят друг друга.

Разные кресты у людей: у иного страсть к пьянству, у иного – к лакомству, у иного – к блуду, у иного – скупость, у иного – гордость, злоба невольная, презорство, у иного – леность, у иного – уныние, страх бесовский, у иного – какая-либо болезнь, у иного – неправда от людей, и всё надо терпеть, как Иисус Христос всё претерпел, ибо начальнику злобы – диаволу дана свобода в этом веке, и надо терпением стяжевать душу свою [Лк. 21, 19]. Горе нетерпеливым! Сатана скоро ввергнет их в пещь отчаяния и малодушия.

Так как диавол чрез пищу и питье вселяется в человека, то есть чрез неумеренность, лакомство, излишество, то Господь, как премудрый врач, врачуя подобное подобным, дал нам в пищу Свое собственное Тело и Свою Кровь, чтоб она очищала наши души и тела. В самом деле, пища и питье, принятые в излишестве или в виде сластей, составляют как бы тело диавола – это чувствуешь всегда после лакомства или излишества.

Какие блага доставляет сердцу искренняя молитва на сон? – Свободу от духов злобы и спокойный сон; а неискренняя, холодная, вялая молитва дает им место в сердце и бывает причиною беспокойного сна. Не надо шутить молитвою: с Богом надо быть искренним и нелицемерным. Утренняя молитва, искренно совершенная, дает благополучный день и успешную борьбу с духами злобы, постоянно коварствующими над нами. Молись же искренно о себе и за других, как за себя; береги себя и других, как себя. Мы – едино тело [Рим. 12, 5].

Не жалей и не ласкай плоти своей, если это не необходимо для ее здоровья, например если она больна. Изнуряй тело поклонами, толчками, спаньем на голом полу, грубою, но не тяжелою пищею, простым питьем, грубою одеждою, смрадным запахом или хоть и дымом – это по отношению к телу, а по отношению к душе, которая тоже составляет плотского человека, – удручай ее презрением других и с радостию принимай это презрение (лишь бы оно было напрасное, незаслуженное, ибо ты должен заботиться о чести ради славы имени Божия); с радостию принимай обиды, злословия, не обижайся на неисправность других, но с охотою прощай ее, если она сделана по опрометчивости и не вредна для других, считая ее за свою неисправность; радуйся, если тебе завидуют, бранят, ибо всё это бичи, лекарства для гордости, злобы, нетерпения, изнеженности, лености ветхого человека.

Если бы диавол, или Господь чрез диавола, не будил нас от греховного усыпления, то мы заспали бы греховным сном. Потому радуйся, если впадаешь в различные искушения, да искушение твое паче злата гибнуща обрящется в похвалу и честь и славу в день Господа нашего Иисуса Христа (1Пет. 1, 6 – 7). Искушение... соделовает терпение [Иак. 1, 3], терпение же искусство побеждать искушения, искусство же упование: упование же не посрамит [Рим. 5, 3 – 5]: то есть если я надеюсь известным образом победить искушение, то и побежду. Так, например, ты знаешь, от кого происходит всё полчище страстей – злых, скверных, гордых, сомнительных, унылых; знаешь, что он и они в существе своем (то есть ничто, мечта, привидение), – и побеждай их простым помыслом в державе крепости Господней. Ты уже побеждал и знаешь, как побеждать, ибо диавол один и тот же.

Каков ты [молодец] и станешь ли после этого осуждать брата!

Надо радоваться и благодарить Бога, что Он посылает труды, ибо они весьма полезны для души и тела, укрепляя то и другое, а не обращать их лукаво, по самолюбию слепому, в повод к злобе на домашних и к ропоту на них, что они покоятся и ничего не делают или очень мало делают, – это их несчастие и, может быть, болезнь; надо их пожалеть и наставить их, как приняться за дело, или дать им или посоветовать делать то или это дело. Сказать им, как строго заповедал Апостол труд и как осуждает ленивых: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2Фес. 3, 10). Также носящий тяготы других исполняет закон Христов [Гал. 6, 2].

Мерзкий зверь – диавол – красивых мальчиков и девиц, этих ангелов, делает желательными, а от некрасивых и безобразных отвращает и делает ненавистными. О, мерзкий плотоутодник! И всё чрез плоть! Распнуть плоть со страстьми и похотьми! Замечать нелепости его! [Мраки] его! К прекрасным и нежным лицам заставляет, как к сахару, льнуть, а от безобразных и грубых отвращаться – а лесть и то и другое, ибо и прекрасное – земля и пепел, и безобразное – то же; драгоценен же в человеке образ Божий, по коему он сотворен. Так диавол и к лакомствам приковывает сердце, и к деньгам, и к одеждам, и к прекрасному жилищу и его обстановке, вообще старается погрузить нас в земное, занимать земным, сквернить плотию, чтобы, оскверненных, отдалить нас от любви Божией и ввергнуть в погибель вечную. Но душа наша есть дыхание Божие и к Богу должна стремиться, презирая все сладости плотские, всё земное, ибо всё земля, хотя премудростию и всемогуществом Божиим и создано всё благолепно. Презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. На детей смотри как на Ангелов Божиих, со всякою чистотою. Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа [Евр. 12, 14].

Благодарю Тебя, Господи, за успешное преподавание Закона Твоего отроку Франку и отрокам – ученикам гимназии четвертого класса. 17 октября 1864. Но от нечистоты бесовския избави мя, Господи! Господи! Я ангела Твоего оскорбил! Прости, очисти и не вмени! Господи! Слава образу Твоему и подобию Твоему! Господи! Отрицаюся нечистот сатанинских!

Иногда вдруг диавол такую кашу сделает внутри тебя без всякой видимой причины, что только удивляешься своей крайней [немощи], как ты вдруг изменился к худшему и весь стал зло невольное. В это время надо помнить, от кого это, и простым помыслом изгонять врага с помощью Божиею, ибо без Бога ничего не можем. Надо любить всякого без различия состояния, не оказывая предпочтения никому, так чтобы уважали одного и пренебрегали другого пришедшего к нам человека: все одно и все образ Божий и члены Христовы. Верую во едину Святую Церковь, говорится. Не слушать клеветы диавольской многоразличной; например, он клевещет так: такой-то плут, такой-то подлец, лицемер, скупец, гордец; такой-то переносит всё, что видит и слышит, – и на всякого учит озлобляться. А ты люби и люби, презирая грехи других, зная, что и сам грешник первый, но сам любишь себя и хочешь быть любим другими.

Зачем приписываем какую-то важность и действенность помыслам и движениям врага в нашем сердце? Они мечта, призрак, ничто. Доселе ли не познал ты, что враг в существе своем? – Ложь.

Словеса Церкви – святые слова, вдохновение Духа Святого, например в литургии, в Крещении, в Браке, в Елеосвящении и прочих Таинствах.

В Божественных Своих Тайнах Господь есть очищение грехов моих, умиротворение мое, свет мой, пространство мое, легкость моя, дерзновение мое, уничтожение мраков и пакостей и дерзостей бесовских, хулений, сомнений его и всех его козней. Вот смотри: если ты не веришь, что в причащении бываешь един дух с Господом, то будешь, непременно будешь за это неверие един дух с диаволом и горьким-прегорьким опытом дознаешь это. Сердце сердца моего – Господь, простый и бесконечный. Кого или чего посредствующего между ними нет по соединении и не должно быть. Что душа для тела, то Господь для души: всю ее проникает, оживотворяет, умиряет, просвещает, укрепляет, распространяет, облегчает, делает дерзновенною. Гляди осторожно пред причастием, чтоб враг не вошел в сердце как-либо. Господи! Помози!

Если диавол чрез един помысл вселяется в сердце, то не паче ли Господь чрез единый помысл праведный?

Не устрашайся напастей бесовских в сердце, но презирай их. Бог видит, что тебя обидит сатана: не унывай, не унывай, хотя и согрешаешь невольно.

Если ты дал слово придти отслужить молебен кому-либо в известный час, а между тем спустя несколько минут после данного слова тебя зовут к больному причащать или соборовать, иди наперед поспешно к больному, а потом уже служи молебен, ибо молебен может терпеть отсрочку, а больной не может.

Если после усердной молитвы пред Святыми Тайнами и великого дерзновения пред Богом враг запнет тебя в храме или вне его на молитве, и лукавством займет и стеснит сердце твое, и озлит тебя, и омрачит, и обессилит тебя – не бойся, не малодушествуй, не унывай, но терпи его козни, зная его суетную на нас вражду, призывай в помощь Господа и уповай на милость Его. О, как ужасно воюет враг на рабов Божиих! Постигнуть невозможно! Какую бурю зла он воздвигает пред самым причастием Божественных Таин! Опытный и верный христианин да крепится и мужается в державе крепости Господней и да не надеется на свое искусство и силу, но на единого Господа.

Я имею свободную волю: ко злу никто меня принудить не может, если я не захочу сам сделать его. Я хочу быть кротким и смиренным и терпеливым, и никто принудить меня не может к злобе и гордости против ближнего или к раздражительности и нетерпению: я всё на себе перенесу покойно и терпеливо.

При виде мертвеца смирись духом, говоря себе: я сам мертвец, имеющий в живом теле мертвую душу, – воздохни и, если можешь, пролей слезы о себе и о почившем. Еще помяни, что и тебя тот же стол ждет, на котором лежит почивший.

Крест Божественного оставления есть самый тяжкий крест, потому что тогда овладевает тобою диавол, источник всякого зла и мучения. Нас оставляет Господь иногда для испытания, чтоб мы сами убедились из опыта, каково быть без Бога, и крепче держались Его, иногда за наше оставление Бога, за наше маловерие или за наше пристрастие к земным благам.

Тверди одно о всяком грехе, когда он тебя искушает: нелепость, нелепость, нелепость! Господи! Я весь – грех, весь – немощь, весь – болезнь. Помози мне, Пастырю добрый, помози мне, Иисусе всесильне.

Замечай лукавство плоти: ладану ей не кади, вони ей не подпускай другой – а сам свою охотно нюхаешь; всё одни предлоги к злобе, одно мечтательное нетерпение, одна изнеженность и раздражительность плоти, одна нелепость греховная. Не все ли мы – греховное зловоние? Не все ли, с другой стороны, земля, воздух, вода, теплота – по телу своему? Любовь одна неизменная должна быть всегда существом нашим, жизнию нашею.

Хочу быть чистою и непоколебимою любовию – помози мне, Господи! Злобу же мою многоразличную отыми от меня, Господи! Буди! Преподобие отче Иоанне Рыльский, моли Бога о мне, грешном, яко аз усердно к тебе прибегаю, скорому помощнику и молитвеннику о душе моей! 19 октября 1864 г. О, сколь горька и тесна злоба!

Плоть наша, или ветхий человек, медлен на добро, неподвижен – и изумительно быстр на зло; но надо принуждать себя быть скорым на всякое добро, на всякую ласку, подобно молнии, и твердым в добре наподобие камня. Господи! Помози! О, нелепое зло!

Благодарю Тебя, Избавителю мой, Господи, яко несколько раз избавил еси мя по молитве моей от обышедшия мя злобы. 19 октября 1864.

Благодарю Тебя, мудросте моя, Господи Иисусе, умудряяй мя побеждати мудрейших паче мене простотою, яже от Тебе. Октября 19-го, 1864.

Не только не жалей того, чего хотят от тебя ближние, но и делай больше, чем они желают; и себя не жалей ни для кого, то есть для разных услуг. Поминай раба Авраамова и Ревекку или, паче, самого Авраама. Аминь.

Молясь Господу, надо помнить Его беспредельное величие и велелепоту46 и исповедание от всей твари умной,47 Его святость бесконечную, Его всеведение, премудрость и неизменяемость; молясь Владычице, надо помнить Ее несравненное после Господа величие, и святыню, и благость, и непоколебимость во святыне; молясь Предтече и прочим святым, также надо помнить их величие, и святость, и доброту. Вообще же надо молиться всем с упованием, что получим просимое.

Возбранный Воеводо и Господи! Яко избавлься от диавольских козней, с силою многою и быстрою объявших меня, похвальная восписую Tu, создание и раб Твой; но яко имеяй милосердие неизреченное, от всяких мя бед свободи, зовуща: Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя!48

И блудом, и злобою он осквернил меня, а Господь мой очистил меня, и вем, яко не престанет и не изнеможет никогдаже очищать меня, просвещать меня, освещать и утверждать меня по великой Своей милости, точию49 вера моя и упование мое да не изнемогут. Иисусе, милосте бесконечная, слава Тебе. Октября 20-го дня 1864.

То сребролюбием, то плотолюбием, то плотоотвращением и человеконенавидением борет меня враг – и всё нелепостию. Боже, животе мой, помилуй мя! Помни, что сердце у тебя одно и просто и жизнь его одна – Господь. К единому Господу, как сродному себе, может и должно прилепляться, как капля воды к морю, или реке, или воде в сосуде.

Нельзя работать двум господам – богатству и Богу: и преподаванием Закона Божия заниматься, и ради денег ездить на кладбище обедни служить и отпевать покойников. Это роскошь, поелику не есть необходимо, да и много времени займет. Да и там есть свой священник. Не гонись за сребром, не прилепляйся к сребру, да Бога не прогневаешь. Прилеплятися Богови благо есть [Пс. 72, 28]. Возложи на Господа упование, и Он тебя препитает [Пс. 54, 23]. Помни, что всецелой душой надо заниматься Законом Божиим, а не раздваиваться сердцем: не можете служить Богу и маммоне [Мф. 6, 24; Лк. 16, 13]. Не будет там успеха в преподавании, где занимаются делом раздвоенным сердцем. Две силы противоположные расслабляют сердце. Господи! Принадлежи мне всецело! Господи! Да презираю деньги. Паралич в сердце делает алкание земных благ и не дает ему предаться Господу, отревает от Него. А диавол-то на что, пленяющий сребром и златом? Предоставь кладбище кладбищенским священникам. О, всё алчба сребра, сребра! Но из алчбы сребреников Иуда Бесценного продал и сам погиб.

Одно начало, оживляющее меня и всю вселенную и промышляющее о мне, как и о всей вселенной и о частях ее малых и великих и о существах ее малых и великих, – это Господь Бог. Он нас и всё сотворил и оживотворил, Он обо всех и промышляет, всех подымает и ведет к известной цели. На Него единого и возложим всё упование, а не будем безумно возлагать упование на бездушные или одушевленные твари. Всё – одно; всё Господом оживотворяется и от Него единого благопромышляется.

Запнул было меня враг сребролюбием: надо да надо, говорит, служи обедню на кладбище для старосты по Анне, успеешь и в класс, – и долго водил за нос, омрачил, стеснил, палил, да Господь помиловал, просветил меня и открыл мне мечтательность подобного желания, как и теперь внутренно и прямо открывает. Слава Тебе, Господи!

Диавол запинает или усиливается запнуть меня то злобою, то мерзостию плотскою, смотря по тому, чем удобнее, сподручнее: при виде нищих, которым часто подаю, – злобою, при виде благообразных мальчиков и девушек – плотскими, мерзкими помыслами; так и снует, так и вертится, усиливаясь сбить меня с толку или отвращая от милостыни. О, козни! О, хитрость адская! Но о имени Господни, уповаю, побежду тебя. Господи! Ты зде: зри, Господи! Помози, Господи! Очисти, Господи!

Во время молитвы [диавол] усиливается запинать хулою или задает вопрос, освящен ли этот образ Богородицы, и влагает сомнение насчет освящения: ведь ты, говорит, не видел, как его освящали. Верю, что освящен. Да если бы и не освящали образа, я верую, что Владычица освящена вечным освящение еще во храме, а особенно по выходе из храма, когда после благовещения Архангела Дух Святой найде на Нее и сила Вышнего осенила Ее к зачатию Сына Божия; так, Она вечно свята, и я в Боге призываю Ее, вечную Святыню нашу, и знаю, что всякий образ Ее свят: самым ликом и наименованием Ее освящается. Для меня довольно одного имени, что известный образ есть образ Владычицы, и я благоговею пред ним и пред изображенною на нем. Буди, буди! Это всё козни диавольские, что он развлекает и смущает нас сомнением касательно освящения образа.

Вот так зверь не допускает любить детей искренно, как не допускает любить искренно Владычицу и святых Божиих и Самого Господа Бога, разделением стоит мечтательным. Господи! Призри на мя и помилуй мя! Владычице! Очисти мя! Святии Божии! Молите Бога о мне, грешном. Буди!

Христос оделся во всего меня человека, а я должен облечься во всего Христа, Господа моего!

20 октября.

Дивно Ты спас меня ныне, Господи, несколько раз от лютого запинателя диавола: во-первых, от злобы на нищего, во-вторых, от мерзостей сердечных во время классов и от бурь нечистых бесовских. Обедню даровал со дерзновением отслужить, причаститься с дерзновением. Благодарю, Господи!

Иногда враг в злобу облечет тебя, иногда в какую-то дерзость и бесчувственность, иногда в блуд и сладострастие и прочее, и всё надо терпеть с молитвою на устах и в сердце и смирением в душе, с упованием на Господа, близ нас всегда сущего, не попускающего искуситися нам паче еже можем.

Когда вкушаешь какую-нибудь сладость, вспомни, что первая бесконечная сладость, источник всякой сладости – духовной и вещественной – есть Господь Бог, и к Нему единому прилепляйся, Его единого всем сердцем люби, а к сладостям самим отнюдь не прилепляйся, да не прогневаешь Господа своего – первую неточную сладость свою. Когда вкушаешь горькое, то вспомни, что и горечи все от Бога – для нашей же пользы, и за горькое благодари так же, как и за сладкое, ибо как сладкое, во множестве употребляемое, расслабляет дух и тело, так горькое укрепляет.

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе, Боже мой, яко открыл еси и открывавши мне истину Твою и не попускаеши мне по грехам моим ходить во тьме. Ей, Господи, не отыми от Мене света Твоего, да не покрыет меня чуждая тьма окаянного, да не пожрет меня лукавый, сей лев, ищущий, кого поглотити (1Пет. 5, 8). Господи! В простоте Твоей сохрани меня!

Как враг ругается, Господи, над благочестивыми, и именно над ними! О, сон мерзкий! Плотской! Те, которые распинают свою плоть, те и служат предметом его мечтательных козней. Но все его козни – мечта, как помыслишь об этом, ничто.

Тело к веществу, как вещественное, а душа, как дух, к Духу да прилепляется, то есть к Богу, а плоть да презирает, равно как всякое вещество.

Блаженны и праведны люди бедные: они не пресыщаются, но всегда довольствуются только необходимым, не лакомятся, но всегда употребляют простую пищу. Достойны они всякого уважения. А богатые всем пресыщены, горды, жестокосерды, лживы... В плоть живут и сеют [Гал. 6, 8]...

Не презирай и не оскорбляй Господа в лице бедного и нищего, да не оскорбишь и нищего и более всего себя самого; с любовью, уважением и сердечным соболезнованием подавай бедному и несчастному. Хотя ты делаешь милость, но паче делает милость тебе Господь, принимая от тебя милостыню, чтобы воздать тебе тысячекратно.

Господи! Благодарю Тебя, яко преизобильно явил еси силу благости и могущества Твоего на мне, грешном, во время литургии противу злобы бесовския и моея, яко грехи мои злобы, смущения и преткновения словесного очистил еси Святыми Твоими Тайнами и мир Твой и силу Твою и дерзновение Твое даровал еси мне пред людьми Твоими! Господи! В благости Твоей приими от твари Твоей, от червя Твоего исповедание силы Твоей и благодеяний Твоих и прочее время живота моего укрепи мя пребыти во святыни Твоей и в благости Твоей. Господи! Без Тебе не могу творити ничесоже.

И се вся добра зело [Быт. 1, 31]. Словеса Духа Святого о творениях Божиих. Если Господь Сам засвидетельствовал о тварях Своих, что они все добры зело, то кто смеет сказать, что что-нибудь недобро или нечисто, кто смеет на кого-либо или на что-либо смотреть нечистыми очами? Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого [Тит. 1, 15]. Только диавол, только этот нечистый и скверный и омерзенный дух может хулить творение Божие, мерзить его мечтами своими или изливать на них злобу свою.

Смущение и сомнение во время молитвы о том, прочитаю ли я известные слова, есть прямое коварство диавола. Не надо упадать духом, а мужаться и крепиться духом и не торопиться.

Сам в гостях любишь сладкое угощение, а если у тебя брат, часто тебя посещающий, любит сладкий чай и кладет сам в чай сахар – этого не любишь. Лицемер! Ведь он брат твой. Если другие получают от тебя милость, не паче ли брат, единокровный брат жены твоей? Ну много ли нужно ему [...]? Не безделица ли? Зачем око твое лукаво? Как же ты всуе ненавидишь брата твоего? А ведь ненавидящий брата своего есть человекоубийца (1Ин. 3, 15). О, чего ты достоин? Сам любишь сладко у других есть-пить, а когда у тебя ест-пьет брат сладко, то жалеешь ему и не любишь его? А ведь другие тебя с радостью угощают тем, что есть у них лучшего. Чем ты лучше брата? Окаянный ты!

Пользуйся всеми дарами Божиими во славу Божию, только брату своему ничего не жалей, ибо блага природы – общее достояние людей, а не частных лиц. Дары любви Божией употребляй для выражения любви к ближнему, а отнюдь не злобы. Иначе осудишься, как злой и неблагодарный раб [Мф. 25, 14 – 30; Лк. 19, 12 – 27]. Помни, что диавол всё ищет употребить в повод к злобе – самые дары благости Божией и щедрот Божиих. С радостью предлагай всякому к тебе приходящему дары благости Господней; давай и больше, чем кто употребляет или ожидает. Но они удерживали Его, говоря: останься с нами, потому что день уже склонился к вечеру. И Он вошел и остался с ними [Лк. 24, 29]. Понуждай употреблять пищу и питие твое, чтоб было видно, что ты ничего не жалеешь для братии, а желаешь с избытком дать им от твоих трудов, от избытка сердечной любви и уважения к ним.

Покажи, что ты за ничто считаешь все вещественные блага земли в сравнении с человеком, которому всё покорено от Бога под нозе его [Пс. 8, 7 и др.]; не считай его частых посещений тебя, а радуйся всякий раз его посещению как посещению своего брата родного, кровного, сердечного, любимого. Распространяй довольство и радость между окружающими тебя и посещающими тебя; будь для них ангелом-утешителем, да и тебя утешит всегда Дух Утешитель.

Да будет сердце твое со всяким благонамеренным человеком, да не гневается оно ни на кого всуе.

Враг постоянно сражает меня, заставляет исполнять свою волю: дома сражает скупостию, злобою, чревоугодием, вне дома – смущением, малодушием, унынием, сомнением, преткновением в молитве, плотскими, мерзкими помыслами и прочим. Я это вижу ясно, – чего же я еще его слушаюсь? Тысячу раз ясно дознал я на себе его обаяние, его мечты, свою глупость в последовании его мечтам – и всё-таки следую им. Что это за безумие, за непоследовательность, за нелогичность, за несмысленность? Господи! Просвети лице Твое, и спасуся [Пс. 79, 4, 8, 20].

Господи Иисусе! Молитвами рождшия Тя Приснодевы даждь мне с благостию и чистотою сердечною взирать на всех и на всё, на все невинные движения и действия людей Твоих, паче же присных,50 и не огорчаться на жену свою. Буди! Буди!

О, лукавство плоти! На низших, нищих, равных, сожительствующих, к коим получил привычку, озлобляюсь из-за безделицы; высшим, богатым и знатным, начальствующим, не зависящим от меня – готов всё прощать, даже противное закону Божию, и бываю к ним слишком добр и ласков. Господи! Во истине Твоей даруй мне ходити.

Будь к другим искренен, добр, прост, как к себе. Не исполняя этого правила, мы будем виновны против собственного душевного благосостояния и покоя душевного. Люби ближнего, как себя, без размышления, – и будешь блажен. Ничто да не разлучает тебя от любви к ближнему: всё, даже самые обиды его, обращай в повод к любви, которая николиже отпадает, долготерпит, милосердствует, не превозносится, не гордится, не раздражается, не мыслит зла о ближнем, всё покрывает (1Кор. 13, 4 – 8). Против заповеди о любви к ближнему мы грешим много всякий день и сами себе чрез это наносим ежедневно множество ран.

О, плоть глупейшая, злейшая! Из-за полотенца намоченного на голове жены и пахнувшего влажностью ты озлобляешься, выходишь из себя, брезгуешь, то есть из-за ничего, из-за пустяков; не надо бы на это и внимания обращать и быть покойным и благостным, а тут возбуждается злое беспокойство. А если что приятное обонять, есть-пить, смотреть, осязать, то к этому устремляюсь с жадностью и с удовольствием. О, плоть лукавая, злая, нечистая! Только бы ей ненавидеть да предаваться сластям всеми чувствами да мерзостям плотским! Помоги, Господи, укротить моего зверя.

Твой союз с женою означает союз Христа с Церковью: благоговей же к этому союзу и не нарушай его ни единым помыслом и словом вражды, ни единым действием нечистым. Живите во взаимном уважении, терпя друг друга любовью [Еф. 4, 2]. Благодари Господа за дарование тебе нежного друга и люби его. Благоговей пред союзом Христа с Церковью и держись этого союза, ибо и ты принадлежишь к нему. Муж и жена – плоть едина, Христос и Церковь – плоть едина. О, как святы должны быть муж и жена!

Радеть о плоти, которая будет гной, пища червей, земля, прах, попираемый ногами и развеваемый ветром, – на что это похоже? Из-за плоти не любить ближнего или из-за пристрастия к ней оскорблять Господа – на что это похоже? Из-за пристрастия к плоти оскорблять образ Божий в человеке – на что это похоже? Прочь смрад плоти, смрад плотской нечистоты! Слава образу Божию в человеке! Не прельщайся видимым – ни прекрасным, ни безобразным: это мыльный пузырь, который лишь появился, как готов лопнуть; на душу всё внимание обращай.

Как ничто считай плоть и всё плотское и вещественное – всё же внимание обращай на душу, всю цену отдавай душе. Кто привязан к плотскому, вещественному, видимому, тот, естественно, нерадит о душе, ибо нельзя двум господам работать: или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть [Мф. 6, 24].

Каким образом, согрешая, я оскорбляю не только Господа, но и Пречистую Его Матерь и все Небесные Силы и святого Ангела Хранителя и всех святых? Потому что едина Церковь Ангелов и человеков, а ты – член Церкви; во всех один Дух Божий живет, значит, у всех как бы одна душа, у всех одна Глава – Христос. Едино тело есмы мнози (1Кор. 10, 17), а у тела хотя много членов, но их проникает и оживляет одна душа. Дорожи своим сочленением, да вознерадев, не будешь отсечен, как сухая ветвь, и будешь брошен в огонь [Ин. 15, 6]. Смотри же на всех людей с уважением, чистотою, святынею, как на члены тела Христова, на храмы Духа Святого. К Господу и святым Его, в коих Он почивает, относись с сердечною молитвою, святи в себе имя Господне, старайся подражать святым в жизни своей, да будешь достойным сочленом их.

Елей означает Духа Божия Животворящего. Доколе есть елей в лампаде, дотоле горит светильник; истощился елей – и светильник гаснет. Так, когда Дух Божий перестанет оживотворять человеческий организм, душа выходит, и тело, как светильня, угасает и делается как бы хладным углем.

Любы... вся терпит (1Кор. 13, 7), то есть если что неладно сделал ближний, или переносит труды, которые надобно ему переносить. Любовь тяготы другого носит безропотно, беззавистливо, с любовью. Я, говорит, потружусь, а он пусть отдохнет: он старше, немощнее меня, или он занят делами какими-либо, а мне Господь, призирающии на дела мои, воздаст отечески щедро за излишние труды мои, да по грехам моим я и стою тяжких трудов, чтоб плоть моя пораспиналась со страстьми и похотьми; мне надо грешное тело умерщвлять и порабощать, да не како буду неключим;51 радоваться я должен многим трудам, а не роптать на то, что много делаю. Надо жалеть, что брату мало дела: в бездействии душа расслабевает и предается грехам невольно, – а не завидовать ему, что он мало делает.

Благодарю дивного в помощи Господа моего Иисуса Христа, укрепившего мя и литургию непреткновенно совершить, и причаститься во спасение, и классы провести благопоспешно в силе Его.

Всё считай за помои: вино, чай, кофе, сливки, молоко – всё, когда это предлагается человеку. Ибо кто человек? – Образ Божий. Для кого всё? – Для человека. Человек бесценен, а всё земное пред ним ничтожно.

Прекрасно, с достоинством вел я себя во всё продолжение стола с гостями, пока [крепился] и ничего не жалел для них, считая все сласти помоями; но лишь я пожалел брату вина – сердечное око мое смутилось и помрачилось, дух уничижился, и весь я стал в стесненном положении. Ничего не жалей, но предложи и больше того, чем сколько берут, по наставлению Спасителя: кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду [Мф. 5, 40].

Вот истинный мудрец – Апостол, который сказал о себе, что он вменил всё за сор в мире, да Христа приобрящет [Флп. 3, 8]. Подражай ему. А мы что делаем? Высоко ценим деньги, вина, сласти, сахар, чаи, кофе, шоколады, одежды, домы великолепные, экипажи, лошадей и прочее. Итак, всё в мире сор, и при исходе души из тела всё ясно оказывается сором, даже самое тело, которое скорее зарывают в землю, чтобы не посмрадило окружающий воздух и людей, как самый скверный кал. Христе, помози!

Вчера (26 октября) враг смутил, омрачил и стеснил меня клеветою на сослужащего диакона Александра: показалось мне, что диакон может утаивать деньги из братской кружки по причине записи их в двух местах, а не в одном: в книжке и на листе бумаги. Как ядовита была эта клевета! Как мне было тесно, тяжко! Как я был посрамлен сам в себе! Даже до отчаяния в помиловании Божием доходило! Впрочем, враг во всяком грехе, страсти приводит к некоторому отчаянию! Сохрани Бог впредь меня от этой клеветы, от этой мнительности моей! О, окаянное сребролюбие! О, Иудины сребреники! А то смущением во время молитвы запинает, смущает, омрачает, теснит, то мерзостью плотскою, то злобою, то завистью, то раздражительностью и нетерпением. По жалу и насилию в сердце, также по омрачению, тесноте, скорби тотчас узнаешь его, многоглавого зверя.

С любовью, радушием и миром сиди и кушай во время стола домашнего, радуясь о том, что свои или посторонние вкушают дары Господней благости от твоих трудов. Ибо все – едино, овцы пажити Господней. Никому ничего не жалей, ибо жаление от диавола.

Будь рад общению с добрыми людьми и не слушайся предлогов бесовских, будто бы это общение для тебя очень изъянно52 и будто бы к тебе ходят гости только есть да пить. Помни, что от сообщения с добрыми людьми, от беседы с ними происходит много пользы для души, и особенно то, что она оставляет дикость свою и грубость и делается любезною и мягкою. Если бы даже ходили к тебе есть да пить, то много ли нужно для человека и стоит ли об этом думать? И не вознаградит ли за них щедрый всех Отец? Если бы даже ходили гости есть да пить, то и тогда будем рады им, потому что принимаем словесные существа, а не бессловесные, члены Христовы, хотя, быть может, и больные, – да кто же из нас не болен духовно, кто не подвержен страсти? Если же кто, приходя к тебе в гости, коварствует над тобою, ругается над твоим достатком, например неумеренно употребляя сласти, то побеждай благим злое [Рим. 12, 21], переноси это в кротости, с любовью, всё покрывающею и всё побеждающею (побеждай благим злое), и старайся не замечать этого. Отец Небесный благ на неблагодарных и злых [Лк. 6, 35], и ты подражай Ему, нашему общему всех превысочайшему и пребезначальному Отцу. Всякое зло да будет пред тобою как ничто. Не побежден бывай от зла, но побеждай благим злое [Рим. 12, 21].

Бог везде – видимым знаком Его вездеприсутствия служит человек: человек есть образ Божий; в каждом человеке чти образ Божий. Не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? (1Ин. 4, 20).

Человек зрит на лицо, Бог же на сердце (1Цар. 16, 7). И ты подражай Господу: смотри на сердце человека, а не на лицо его – богат он или беден, знатен или незнатен, здоров или болен, в счастии или в несчастии. Ибо человек есть сердце, а не лицо его, не богатство его, не одежда его, не деньги его, не дом его, даже не ум его, не образование его. Образование света большею частию имеет ложное направление, ибо образует большею частию ум и надмевает его познаниями, не образуя, не очищая сердца, не усовершая его в любви к Богу и ближнему и даже чрез гордость и самомнение отвращая его от этой любви. Простые, необразованные люди, без образования, лучше, проще, добрее бывают образованных.

О, как диавол клевещет и злится на бедных мира сего! В лице их учит нас презирать Бога, ибо бедные те же образы Божии. О внешность мечтательная, как ты обаятельна! Как ты лжива! Просвети, Господи, мысленные очи сердца нашего. Клевещет и на братию или сослужащих: такой-то, говорит, вор, притвор, злой, лукавый, гордый, а от нас самих взоры отвлекает, от наших то есть грехов, праведниками даже выставляет нас пред нами. О, лукавство, о, ложь! О, подлость!

Благодарю Тебя, Господи Иисусе Христе Боже мой, яко не затворил еси мене в руках искусителя и, обладаемого от него, по молитве моей избавил еси от рук его. Как Ты близко, Владыко, всем призывающим Тебя истиною. Ты истинно, как воздух, всегда около нас, над нами и в нас. Ты, как мысль о Тебе, всегда присущ нам, подобно как мысль наша всегда с нами; ты, как Слово, всегда с нами, ибо слово, как и мысль, всегда с нами. Ты, как душа благая, всегда с нами, ибо дух наш всегда с нами. Будь поэтому внимателен к каждой мысли, к каждому слову, к каждому движению души своей, чтобы всякое движение было благостно, кротко, мирно.

Господь – мой свет, моя сила, мое богатство духовное и вещественное (хотя я не богат внешно) мой мир, мое пространство внутреннее, моя святыня, мое дерзновение, а я – ничто! Без Него я пустой дом, безобразный, нечистый, смрадный.

Отчего смущаемся и претыкаемся на молитве? Оттого, что слукавнует как-либо сердце наше, или усумнится в чем, или возгордится, или озлобится на кого, или поскупится мысленно, или убоится чего, или позавидует кому в чем; также оттого, что людям думаем понравиться или устрашает нас присутствие сильных и знатных. Это грех. Надо быть простым, как Бог прост.

В слове надо различать три вещи: мысль, слово и силу его; и сии три составляют одно в трех, как Бог един в Трех Лицах, и это потому, что мы – образ Троицы. Потому когда молишься, например, то внимай себе, чтоб твои слова не были чужды мысли и силы, но, обнимая ясною мыслию каждое слово, полагай силу его на сердце свое.

За одно только частое чревоугодие и излишество в пище скольких мучений и даже отвержений от Бога заслуживаю? Адам и Ева однажды согрешили чревоугодием – и со всем потомством осуждены на скорби и болезни и саму смерть.

Дикость сердечная, по которой мы отвращаем взор от людей, происходит от диавола. Надо прямо смотреть в глаза всем. О, сколько бед! Сколько бессилия, борьбы!

Милосте моя, Отче Святый, благодарю Тебя, яко в Сыне Твоем и ради Сына Твоего Единородного по молитве моей оставление грехов с миром Твоим даровал еси и явился еси мне пребыстрый помощник в скорби и тесноте моей греховной. Отче Святый! Даждь мне благодать присно обращаться к Тебе со дерзновением и любовию, яко чаду возлюбленному к отцу своему, о имени Господа нашего Иисуса Христа, Твоего же превозлюбленного Единородного Сына. Аминь. Отче Святый! Отыми от нас злобу нашу. Буди! Отче Святый! Ты зришь ярость и злобу бесовскую и наше сердечное растление и нашу рассеянность и невнимательность, а его бодрость и неусыпность. Остени53 нас святыми Твоими Ангелами Хранителями, да не будем обидимы от сатаны.

На все слабости человеческие смотри снисходительно, без злобы к имеющим их, потому что ты сам больше всех других человек со множеством слабостей и страстей. Выдерживай себя спокойно пред людьми, тебя обижающими, или тебя испытывающими, или над тобою лукавящими. Побеждай благим злое [Рим. 12, 21]. Иначе хоть не живи с людьми, ибо все люди с грехами. Не подозревай в людях зла, которого часто в них нет. Отыскивай добрую сторону в людях, явно тебе недоброжелательствующих, и за малое добро, в них примечаемое, прощай им немалое зло. Един Бог без греха. Помни, что у тебя у самого бревно во оце; из-за своего бревна мирись со всеми ближними, во оце коих ты можешь видеть только сучец и в коих в самом деле, может быть, есть только малые грехи. Все мы – болезненный или, лучше, греховный струп, все жалки, достоплачевны, то есть достойны слез жалости и сострадания, все помрачены смыслом, все подлежим насилию греховному. Надо молиться друг за друга. Молитесь друг за друга, чтобы исцелиться [Иак. 5, 16]. Поминай Господа Иисуса Христа, со грешниками беседовавшего, и не чуждайся грешников, ты, первый грешник, да не осудит тебя Христос, пришедый в мир грешныя спасти.

Все мы как трава и все должны смиренно обращаться с ближними, как травка смиренно растет в поле, никого не презирая, никого не толкая, ни против кого не вооружаясь. Или: мы все как листочки на дереве: каждый листочек знает свое место, не презирает, не толкает других. Так и мы. Богатые или бедные – все мы равны, все человеки, все по образу Божию, все члены Христовы. Но бедные требуют сострадания и вспомоществления богатых. Для этого Бог посылает богатым щедрые дары Свои, чтобы они то есть уделяли бедным. А у нас в обществе великое заблуждение: богач думает, что богатство – его собственность. Хищнически захватили дары Божии в руки свои, прельщаются ими, а бедным не помогают.

Если твое самолюбие и гордость запрещают тебе сделать какое-либо доброе дело, сказать искреннее слово любви, смирения, прощения, примирения, то вспомни, что ты победою своей гордости возвеселишь Ангелов Небесных и Самого Отца твоего Небесного. Не сомневайся и не смущайся сделать доброе дело или сказать смиренное слово. Это сомнение и смущение – от диавола. Делай добро в простоте сердца.

Не продавай человека дешево за сделанное им или делаемое зло; помни, что душа его – дух бесконечный, что молитвою об нем, кротким обращением с ним, вразумлением его можно сделать из него многое: из злого можно сделать доброго человека. Равным образом, если кому помогаешь вещественною милостию и часто кто-либо беспокоит тебя просьбою о пособии, не озлобляйся на него, не презирай, не ставь его за ничто из-за твоей милостыни: он образ Божий, член Христов, – но в ничто ставь все твои милостыни, да возвеличит тебя Христос, как ты возвеличиваешь Его в лице бедных.

Слепой ли, жадной, лакомой и скупой, ненавистливой, презорливой и завистливой плоти ты слушаешься, жалея для брата пищи, питья, лакомства, денег? Слепой ли и злой плоти, которая готова всё захватить в одни свои руки, одна всем владеть, одна всё съесть-спить, не давая другому ничего, злясь на всех, кто не по желанию нашему ходит к нам есть и пить? Но помни, что это – ветхий человек, что христианин должен непременно отложить ветхаго человека, тлеющаго в похотех прелестных... и облещися в новаго [Еф. 4, 22, 24], что аще кто во Христе, нова тварь (2Кор. 5, 17). Дары любви к нам Божией – деньги, лакомства, пищу, питье – приноси в жертву любви к ближним, особенно к своим, а отнюдь не обращай их в повод к ненависти, да не прогневаешь сильно любвеобильного и щедрого благ Подателя. Не забывай, что слепая и злая плоть готова всё обращать в случай, повод к злобе: плюнул кто – готова того ненавидеть из-за плюновения, курит кто – готова ненавидеть, много ходит кто – то же, поет нестройно – то же, взглянул не так – то же, ест-пьет много – то же. Нова тварь, нова тварь [Гал. 6, 15]. Доколе мы будем ветхими при столь частом причащении животворящих Таин? На хлеб ли, на пищу ли, на сласти ли мы надеемся, а не на Господа? Идолопоклонники мы! Чревоугодники мы, и паче всех я! Не о хлебе единем жив будет... [Мф. 4, 4; Лк. 4, 4] – а глагол-то Божий мы и оставляем. Что за христианин я? О, негодная плоть! Где бы всё обращать в предлог к любви, а она всё обращает в предлог к злобе! Нелепая! Не знать из-за чего сама бесится и язвит саму себя! Дрянь! Наедается и напивается ежедневно до пресыщения, а после сама охает! (А нова тварь, новый человек мало вкушает и готов всё с другими разделить с любовию.) Имеет пристрастие к пище и питью, к деньгам, а из-за того хлад к Богу и к ближнему, и к вечности, и к будущему отечеству, и к святым ежедневно ощущает. Не можете Богу работати и мамоне [Мф. 6, 24]. Вот к чему ведет жадность-то, вот что значит жаление-то ближнему пищи и питья.

Презирая человека за его немощи телесные, мы презираем – страх сказать – Самого Творца, создавшего его для его смирения с немощами телесной природы, и презираем в человеке образ Божий. Всех надо всячески почитать, а о немощах и грехах молиться, чтобы Господь избавил их от них.

Для неверующего святые иконы храма и домашние кажутся мертвыми тенями, не видящими, не слышащими, а для верующего они как живые лица, видящие и слышащие его; неверующий не молится, потому что не хочет говорить с тенями (по его мнению), которые ничего не слышат и не видят, – верующий искренно молится, потому что знает, с кем беседует. Насадивший ухо не услышит ли? и образовавший глаз не увидит ли? [Пс. 93, 9] – шепчет он про себя, когда помыслы будут говорить ему, что его никто не слышит, не видит.

Как сердце будет чувствовать сладость любви Божией, когда оно отягчено пищею и питием и когда оно чувствует только сладость их? Сердце одно: если оно любит одно, то не может любить другого.

При совершении служб, Таинств, молитвословий, при преподавании Закона Божия, при произношении проповедей надо быть дерзновенным, смелым, веселонравным, светозрачным, а упадок и мрачность духа считать мечтанием бесовским и никак не поддаваться ему; равно быть выше всякой раздражительности и озлобления на ближнего, но быть благостным и снисходительным, в простоте сердца смотря на немощи человеческие, на бездну немощей падшей нашей природы, да и на себя привлечем бездну милосердия Божия.

Благоговей пред жизнеисходным членом, пред этим жизненным путем, коим все мы исходим на свет сей, и не смотри на него нечисто. Все члены и отправления человеческого тела заслуживают всякого уважения, как дело рук Божиих.

На словеса Церкви смотреть как на злато чистое. Стыдящийся их посрамится сам, а в простоте сердца громогласно произносящий их получит сам дерзновение в сердце и весело воззрит на людей. Слова Церкви – слова Христовы. Каждое слово цени как Самого Христа – Слово Божие; постыдишься слов Церкви – постыдишься Христа и возвеличишь диавола – прелестника, мерзкого, хульного, злобного, гордого, презорливого.

Люди без сердца, плотские, каков я, полагающие всё удовольствие в красоте плоти и благоуханиях плотских, обыкновенно бывают неснисходительны к немощам и плотским нечистотам других, тогда как сами хотят, чтоб к ним были снисходительны; они презирают подверженных телесным слабостям, например тех, которые от желудочной болезни мараются под себя, в одежду, например идучи по дороге или дома, тогда как если бы это случилось с ними самими, они желали бы, чтобы эта слабость или немощь покрыта была полным снисхождением и сочтена за ничто, за немощь плоти, как например кашель, насморк, харкание и подобное. Надо болезновать о немощах других и жалеть их, а не обращать немощей их в повод к огорчению и сердчанию на них и презрению к ним. Подобного рода поведение означает дьявольский нрав. Любовь беспредельно снисходительна к немощам человеческим, тогда как пустое, плотское сердце, злое сердце, гордое и презорливое до крайности, бесконечно взыскательно к немощам, промахам, недобрым привычкам и грехам человеческим, забывая свои немощи, промахи, привычки, грехи и считая себя как бы за ангела безгрешного и совершенного. Означенная и подобные ей немощи напоминают нам, что мы земля, вода и воздух.

Человек, не забывай никогда, что ты гной и зловоние, и смиряйся, да не имей пристрастия ни к чему земному, потому что всё прах и гной будет. Помни, что тела наши будут удобрением земным, наравне с удобрением полей. После ли этого еще будешь иметь пристрастие к плоти? После этого ли будешь иметь пристрастие к наслаждению плоти, к сладостям пищи и питья? После этого ли будешь утопать в сладострастии, после этого ли будешь заниматься щегольством и украшением плоти? После этого ли будешь изысканно украшать свое жилище, зная, что жилищем плоти твоей будет гроб и несколько аршин пространства внутри земли, пространства мрачного, сырого, тесного? О, как осуетились мы в этой жизни! Как ослепили мы сердечные свои очи!

Вот хочу венчать свадьбу – и вот чувствую, как лукавый лезет в мое сердце, в мою грудь и давит меня злым унынием, смущением, страхом, сомнением. Хотя я и знаю, что это мгла бесовская и она удобно может рассеяться от моей веры, моего упования, дерзновения, как это и было часто, но как я не укрепил духа своего предварительною молитвою и воздержанием, то я ослабеваю в борьбе с врагом или со врагами бесплотными, и они одолевают меня: я смущаюсь, тороплюсь, запинаюсь, прерываю речь, малодушествую, раздражаюсь от всякой безделицы и делаюсь жалким игралищем бесов. На редких службах враг часто сражает меня, но на частых благодатию Божиею я укрепился, хотя, правда, и на них не совершенно. Господи! Даждь мне совершенство в служении Тебе.

Всё, из-за чего мы смущаемся, сомневаемся, озлобляемся, оказывается вскоре после совершения дела мечтою, пустяками, на которые не следует обращать внимания. Единой долготерпящей любви да держимся, она да покрывает всё.

Люби всю семью человеческую, как себя, и молись за нее, как за себя. В каждом человеке почитай образ Божий и всех людей считай за одно. Всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11].

Чтоб тебе не претыкаться на молитве общественной, читай каждое слово не спеша, сердцем, а не языком только, то есть с сердечным вниманием, в простоте, считая пустотою, не стоящею внимания, все смутные, нечистые, скверные, лукавые и хульные помыслы. Как мы смотрим на речи совершенно глупых и умопомешанных людей? Мы не даем никакой цены их словам: для нас всё равно, сказаны они или нет, или как будто они не сказаны; мы смотрим на них как на движение ветра: пронесся ветер – и нет его. Так смотреть следует на все мечты диавола – прелестника, лжеца, клеветника, хульника, скверного, чуждого всякой истины духа.

Диавол усиливается разрушить любовь между людьми бесчисленными способами, но большею частию чрез страсти человеческие, чрез проказы, промахи, забвения людские, которые он же учит делать. Средство победить его козни – спокойствие и терпение и любовь к насилуемому и уродуемому диаволом человечеству. Что был бы человек, какой совершенный, если бы не было злой причины, злого существа – диавола? Ведь он был чистый образ пречистого Бога. Итак, терпением и долготерпением надо побеждать всякое зло. Любовь долготерпит (1Кор. 13, 4). Кроме того, надо внимать себе, своему сердцу и не давать в нем возникать и усиливаться никакой вражде, злобе, зависти, нечистоте. Но без терпения – беда: злодей может тотчас ввергнуть тебя во множество зол и чрез тебя соблазнить многих, например раздражить, смутить и прочее. Так меня, нетерпеливого, он раздражил вчера во время литургии многим (как показалось, что многим) курением ладану. Раздражает меня курение ладану пред Херувимской песнею, да и только: смутило меня, и я не всем сердцем читал молитву Никтоже достоин... сластьми (дым-то, вишь, не сласть плоти, когда во множестве курится, а горечь некоторая, и той не хочется стерпеть) и Иже Херувимы... и затем не мог проговорить царского дома – оттого, что сердце было возмущено и занято врагом, и обедню всю после служил как-то смутно, неискренно, без дерзновения; причастился тоже без дерзновения, но после, дерзнув сказать проповедь с упованием на Бога, произнес ее спокойно, твердо, сильно, и успокоился, и обедню кончил хорошо, и вышел в мире. Только после у пристава Иванова споткнулся на водосвятной молитве и на Отче наш пред закуской: смутился и усумнился.

Господь ищет свободно царствовать в нас, созданиях Своих, образах Своих, членах Своих, чрез молитву, слово Свое, чрез Святые Тайны Свои, а диавол тирански тоже ищет, усиливается в нас царствовать и с силою врывается, непрошеный тиран, хищник, вор, в наше сердце и сидит себе там и пакостничает, наводя на тебя сомнение в истине, клевету и хулу на истину, запиная тебя, раздражая тебя, помрачая тебя и лишая спокойствия.

О, какая злая, насильственная держава вражия! О, какой благодетель Спаситель наш! Да держимся же Его повелений!

Отче наш, Иже ecu на небесех [Мф. 6, 9]. Эти слова указывают на дух любви, соединяющий христиан. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [Ин. 13, 35], – указывают на общительность нашу, то есть на церковность, и поучают нас взаимному христианскому общежитию. Все у них было общее [Деян. 4, 32].

Слово истины есть жизнь, плод, дело, а слово лжи, то есть диавольское, есть смерть, шелуха одна (без плода), призрак. Так, например, берешь иногда шелуху зерна пшеничного или ржаного, овсяного, ячменного и думаешь, что это зерно, а в самом деле это шелуха, одна форма зерна, оболочка, – а слово диавольское ничтожнее всякой шелухи.

Бедные-то во Христе и заслуживают полного нашего уважения и любви. В них-то и почивает по преимуществу Христос, обнищавший нас ради и родившийся от бедной Девы, не имевшей средств вещественных к нанятою дома в Вифлееме во время родов и родившей в убогом вертепе Божественного Младенца. А что Христос почивает в бедных, презираемых гордыми людьми мира сего, чадами и учениками диавола, об этом Он Сам говорит: алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне [Мф. 25, 35 – 36], то есть Он как бы Сам алчет и жаждет и наготует в бедных, которые суть члены Христовы нерукотворенные, духовные или, точнее, Сам Христос, как написано: Всяческая и во всех Христос [Кол. 3, 11], – как во всех росинках, освещенных солнцем, сияет солнце и все они, хоть будь их миллион, как бы малые солнцы. Так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне [Мф. 25, 40]: видишь, в каждом бедном – Христос, и Христос Сам принимает благодеяния. Не смотри на грехи бедного и не суди – Христос есть Агнец Божий, вземляй грехи мира [Ин. 1, 29], а не ты. Все предстанем судищу Христову. Каждый понесет свое бремя [Гал. 6, 5]. Кто ты, осуждающий чужого, а не твоего раба? [Рим. 14, 4].

Благороднейшее, истиннейшее и прочнейшее духовное отечество и чадство, чем плотское. Родители о временной жизни детей, о временном их воспитании пекутся; духовные отцы, законоучители – о вечном, о спасении душ их. Помни это и делай свое дело ревностно.

Благодарю Тебя, Пресвятая и Преблагая Мати Господа Вышняго, яко мольбу мене, грешнаго и немирнаго, быстро услышала еси и избавила еси мя от грехов моих и от беспокойства, тесноты и томления их. Это было предутренним чаем. 1 ноября 1864.

* * *

38

Уды (церк.-слав.) – члены тела.

39

См. молитву на пострижение власов «Владыко Господи Боже наш, иже образом Твоим почтивый человека...» из последования Таинства Крещения.

40

Приседети (церк.-слав.) – находиться при чем или ком-либо, быть близ.

41

Тропарь на литургии в Великую Субботу.

42

Чтобы уста мои не говорили о делах человеческих, я хранил жестокие пути, по словам уст Твоих (перевод П. Юнгерова).

43

Молитва «Боже Великий и Вышний, от всея твари покланяемый...» из последования Таинства Елеосвящения.

44

Всуе (церк.-слав.) – без причины и надобности, попусту.

45

Истязуяй (церк.-слав.) – здесь: испытывающий.

46

Велелепота (церк.-слав.) – величие, великолепие.

47

Умный (церк.-слав.) – духовный, разумный.

48

Акафист Иисусу Сладчайшему, кондак 1-й.

49

Точию (церк.-слав.) – только.

50

Присный (церк.-слав.) -постоянно близкий (родной) человек.

51

Неключим (церк.-слав.) – бесполезен, негоден.

52

Убыточно (устар.).

53

Остенити (церк.-слав.) – защитить, загородить.



Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). / Т. 6: 1864. - 2009. - 351 с. ISBN 978-5-902112-68-6

Вам может быть интересно:

1. Дневник. Том V. 1862 – 7 мая 1862 г. праведный Иоанн Кронштадтский

2. Собрание сочинений. Том 3 – Речь к воспитанникам Сумского реального училища по освящении в нем храма 5 октября, 1886 года. архиепископ Амвросий (Ключарев)

3. Дневники. Том III, 1893-1899 гг. – Краткий миссионерский дневник равноапостольный Николай Японский (Касаткин)

4. Симфония по творениям Святителя Игнатия (Брянчанинова) – Благосостояние святитель Игнатий (Брянчанинов)

5. Поучения и слова – 4. Поучение на день памяти святого Алексия, Митрополита Московского и всея России, месяца февраля, в 12 день («Я семь Пастырь добрый. Овцы... святитель Димитрий Ростовский

6. Симфония по творениям святителя Василия Великого – Добро и зло святитель Василий Великий

7. Толкование на пророка Исайю – Глава 36 святитель Иоанн Златоуст

8. Изъяснение Песни песней Соломона – Беседа 14. Толкование на Песн. 5, 13–16 святитель Григорий Нисский

9. Письма и статьи – HОРМЫ ЖИЗHИ священномученик Онуфрий (Гагалюк)

10. Полное собрание сочинений. Том I – 1891 г. священномученик Иоанн Восторгов

Комментарии для сайта Cackle