святитель Иоанн Златоуст

Беседы по возвращении из первой ссылки

Беседа 1-я

Эта беседа существует только в латинском переводе. Когда по изгнании святителя из столицы произошло страшное землетрясение, то испуганная им императрица Евдоския, видя в этом гнев Божий за причиненную святителю неправду, немедленно отправила гонцов с целью возвращения его в столицу. Когда народ узнал о его возвращении, то весь Босфор был покрыт лодками ликующего народа. Святитель с торжеством был принят в городе, где многочисленный народ, с факелами и песнопением, привел его в храм апостолов, где он и произнес эту беседу. В ней он воздает благодарность Богу за свое возвращение, как он благодарил Его и при своем отправлении, принимая от Его руки с благодарностью и благо, и зло, по примеру Иова. Он радуется любви к себе народа, с которым он оставался единым в сердце и во время своего изгнанничества. Враги оказали ему великую услугу, думая повредить ему: они дали повод обнаружиться тому, насколько народ любил его. Святитель более восхваляет свою паству: под образом девственной супруги, которая, будучи разделена с своим супругом, остается верной ему, он восхваляет народ за сердечную преданность, о которой он свидетельствовал теперь, и молит Господа вознаградить его по заслуге.

1. Что я скажу или о чем буду говорить? «Благословен Бог!» Эти слова говорил я, уходя от вас; это же опять повторяю, или – вернее – и там я не переставал говорить тоже самое. Вы помните, как я представлял вам Иова и говорил: «да будет имя Господне благословенно!» (Иов.1:21). Это оставил я вам в напутствие; это же опять предлагаю в благодарность: «да будет имя Господне благословенно!» Различны обстоятельства, но одно славословие. Изгоняемый – я благословлял и, возвращаясь, – благословляю. Различны обстоятельства, но одна цель зимы и лета, одна цель – благосостояние нивы. Благословен Бог, попустивший мне удалиться; благословен Он, повелевший мне опять возвратиться; благословен Бог, попустивший бурю; благословен Бог, прекративший и произведший тишину. Говорю это, научая вас благословлять Бога. Случилось ли хорошее? Благословляй Бога – и хорошее останется. Случилось ли худое? Благословляй Бога – и худое прекратится. Так и Иов, когда был богат, благодарил, и когда сделался бедным, славословил; и тогда не забывал Бога, и потому не богохульствовал. Различны были обстоятельства, но одно душевное расположение. Так мужество кормчего ни тишиной не расслабляется, ни бурей не подавляется. Благословен Бог и тогда, когда я был разлучен с вами, и когда снова встретился с вами. То и другое – дело одного помышления. Я отделен был от вас телом, но не был отделен от вас душою. Видите ли, что сделало коварство врагов? Оно усилило расположенность, воспламенило любовь, доставило мне тысячи доброжелателей. Прежде любили меня мои, – а теперь почитают и иудеи; думали удалить меня от моих – и привлекли ко мне чужих. Но не им, а Божию имени благодарение за то, что злоба их обратилась к нашей чести. Так, иудеи распяли нашего Господа, а Им спасена вселенная, но не иудеев благодарю за это, а Распятого. Пусть видят, каков Бог наш, какой мир произвело коварство их, какую приготовило славу. Прежде наполнялась одна только Церковь, а теперь и площадь стала Церковью; одна глава и там и здесь. Никто не налагал молчания на ваше собрание, и, однако, все молчат, все сокрушаются. А прежде одни пели, другие хвалили поющих. Сегодня конские скачки, и никого нет там, но все стеклись в Церковь, как потоки. Потоки – ваше множество, и река – ваши голоса, восходящие к небу и выражающие любовь к отцу. Ваши молитвы для меня славнее диадемы. Мужи и жены вместе. Конечно: «нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал.3:28). «Кто изречет могущество Господа, возвестит все хвалы Его» (Пс. 105:2)? Видите, как истинно то, что я всегда говорил вам, т.е. кто мужественно переносит искушение, тот собирает от него великие плоды.

2. Я призвал вас к апостолам1. Так, мы, изгнанные, пришли к тем, которые были изгоняемы. Мы подвергались козням, и они были гонимы. Мы пришли к Тимофею, новому Павлу, пришли к святым телам, носившим на себе язвы Христовы. Никогда не бойся искушения, если имеешь доблестную душу; через это святые удостоились венцов. Велико страдание для тела, но еще больше успокоение для души. О, если бы вам всегда быть в таких страданиях! Так и пастырь радуется, перенося труды для овец. Что мне говорить? Где сеять? Нет для меня незанятой страны. Где мне трудиться? Нет для меня открытого виноградника. Где мне созидать? Храм переполнен, сети мои разрываются от множества рыб. Что же мне делать? Не имею времени для делания. Поэтому я и поучаю вас, не как нуждающихся в учении, но чтобы показать искреннюю любовь мою к вам. Везде зеленеют колосья; столько овец, и нигде – волка; столько колосьев, и нигде – терний; столько винограда, и нигде – лисицы! Хищные звери потонули, и волки разбежались. Кто прогнал их? Не я, пастырь, но вы, овцы. О, доблесть овец! В отсутствие пастыря они прогнали волков. О, красота невесты, или – лучше – целомудрие! В отсутствие мужа она прогнала прелюбодеев! О, красота и целомудрие невесты! Она обнажила свою красоту, показала свою чистоту. Как ты прогнала прелюбодеев? Любовью к мужу. Как ты прогнала прелюбодеев? Превосходством целомудрия; я не брала оружия, не брала ни копьев, ни щитов; я показала им свою красоту, и они не вынесли ее блеска. Где же они теперь? В стыде. А где мы? В радости. Цари с нами, начальники с нами. И что мне сказать? О чем говорить? «Да приложит вам Господь более и более, вам и детям вашим» (Пс.113:22), и усердие ваше да удержит в своей сети! Здесь мы прекратим слово, за все благодаря человеколюбивого Бога, Которому слава во веки. Аминь.

Беседа 2-я

В этой беседе, произнесенной на другой день, св. Иоанн Златоуст подробнее говорит об обстоятельствах своего прибытия и возвращения. Он сравнивает свою церковь с Сарой, а своего врага, архиепископа Александрийского, с фараоном, который взял Сару из рук Авраама, но скоро должен был возвратить ему. Он хвалит верность своей церкви, восстает против насилий своего гонителя, которые послужили лишь к доказательству того, насколько епископ константинопольский любим в своем городе. Верные, еретики, даже иудеи выражали ему знак своей преданности. Он хвалит народ за то, что последний на жестокие насилия своих врагов отвечал только молитвами. Он описывает необычайность и восторженность оказанного ему приема, рассказывает некоторые обстоятельства своего возвращения и приводит собственные слова из письма императрицы, на основании которого делает несколько похвал государыне. Ещё раз восхвалив народ за его готовность жертвовать в пользу своего пастыря даже своею жизнью и выразив жалобу на тех лиц из духовенства, которые вступили в союз с его врагами, святитель благодарит Бога за полученные им благодеяния, чем и заканчивает эту вторую беседу по случаю своего возвращения.

1. Когда фараон отнял у Авраама Сарру, нечестивый варвар, египтянин – прекрасную и благообразную жену, взирая неправедными глазами на ее красоту и намереваясь совершить с нею прелюбодеяние, тогда Бог не в самом начале наказал его, – чтобы открылось и мужество праведника, и целомудрие жены, и распутство варвара, и человеколюбие Божие. Мужество праведника обнаружилось в том, что он благодушно переносил случившееся; целомудрие жены в том, что попавши в варварские руки, она сохранила чистоту; распутство варвара в том, что он взошел на чужое ложе; человеколюбие Бога проявилось в том, что, против чаяния людей, Он доставил тогда венец праведнику. Это происходило тогда с Авраамом; то же произошло и ныне с Церковью. Там египтянин, и здесь египтянин; тот имел копьеносцев, и этот – сподвижников; тот покушался против Сарры, и этот – против Церкви; тот держал ее одну ночь, этот входил сюда на один день; даже и на один день не было бы попущено ему, но попущено для того, чтобы открылось целомудрие невесты; он вошел, но красота ее целомудрия не растлилась, хотя он уже приготовлял прелюбодейство, и рукописания были составлены, и многие, из находящихся в доме, подписались. Орудия козней были готовы, но цель не достигнута. Открылось его лукавство и Божие человеколюбие. Но тот варвар, сознав тогда свой грех, исповедал свое беззаконие и сказал Аврааму: «Для чего ты сказал: она сестра моя», и я едва не согрешил (Быт.12:19)? А этот и после беззакония продолжает борьбу. Жалкий и несчастный, ты «согрешил... еси, умолкни» (Быт. 4:7), не прилагай греха к греху! И та возвратилась, получив египетское богатство, а Церковь возвратилась, владея богатством душевным, и явилась целомудреннейшею. Посмотри на неистовство этого варвара. Ты изгнал пастыря, – для чего же разгонять стадо? Ты низложил кормчего, – для чего же разламывать рули? Ты изгнал виноградаря, – для чего же повреждать виноградные лозы? Для чего разорял монастыри? Ты подражал нашествию варваров.

2. Он сделал все, чтобы открылось ваше мужество; сделал все, чтобы узнать, что здесь – паства, пасомая Христом. Пастырь был вдали, а стадо пребывало вместе, и исполнялось апостольское изречение: «Не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение» (Флп.2:12). Так угрожали боящиеся вашего мужества, усердия, любви и привязанности ко мне: “Мы ничего не смеем, – говорили они, – сделать в городе: дайте нам его вне города”. Возьмите же меня вне города, чтобы вам познать расположенность Церкви, познать доблесть детей моих, силу воинов, крепость ратоборцев, блеск диадем, обилие богатства, величие любви, твердость терпения, цвет свободы, славу победы, позор вашего поражения. О, необычайные и дивные дела! Пастырь вне, а стадо ликует; военачальник вдали, а воины ратуют. И не только Церковь вмещала воинов, но и весь город стал Церковью; освятились улицы, площади, воздух; еретики обращались, иудеи, славословя Бога, прибегали к нам. Так было и при Христе: Кайафа распял Его, а разбойник исповедал. О, необычайные и дивные дела! Священники убили Его, а волхвы поклонялись Ему. Но да не смущает это Церкви; если бы этого не было, то не раскрылось бы наше богатство; хотя оно и существовало, но не открылось бы. Как Иов, всегда был праведным, но не возвеличился бы в такой степени, если бы не было ран и червей, так не обнаружилось бы и наше богатство, если бы не было козней. Бог, как бы оправдываясь перед Иовом, говорил: «оправдываться словами бесполезными и речью, не имеющею никакой силы» (Иов.15:3)? Они строили ковы, воевали – и побеждены. Как воевали? Палицами. Как поражены? Молитвами. «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5:39). А ты вносишь в Церковь палицы и ведешь войну. Где [возглашается]: «мир всем», там ты начинаешь войну; не стыдишься, жалкий и несчастный, ни места, ни священного сана, ни величия власти. Крещальня наполнилась кровью; где даруется отпущение грехов, там произвел ты пролитие крови. В каком войске бывает подобное? Царь, входя сюда, отлагает щит и диадему, а ты вошел, схватив палицы; он оставляет вне и знаки царского достоинства, а ты внес сюда и знаки войны. Впрочем, невесте моей ты нисколько не повредил, и она продолжает являть свою красоту.

3. Поэтому я радуюсь не только тому, что вы победили, но что победили в моем отсутствии. Если бы я был здесь, то мы разделили бы с вами победу; но так как я отсутствовал, то победа принадлежит вполне вам. Впрочем, и это – моя хвала, и опять я разделяю с вами победу, потому, что я воспитал вас так, что и в отсутствие отца вы показали собственную доблесть. Как доблестные работорговцы показывают свою силу и в отсутствие наставника, так и доблесть вашей веры явила красоту в отсутствие учителя. И нужны ли слова? Самые камни взывают, стены издают голос. Ступай в царские чертоги, и тотчас услышишь: народ константинопольский... Ступай на море, в пустыню, в горы, в дома – везде изображается ваша хвала. Чем победили вы? Не деньгами, а верою. О, народ, любящий учителя! О, народ, любящий отца! Блажен этот город, – не своими колоннами и золотою кровлею, но вашей добродетелью! Столько козней, а молитвы ваши победили; и весьма справедливо, потому что усердны были молитвы и текли источники слез. У тех – стрелы, а у вас – слезы; у тех – ярость, а у вас – кротость; делай, что хочешь, а вы молитесь. Где же теперь те, которые противились? Брались ли мы за оружие? Натягивали ли луки? Пускали ли стрелы? Мы молились, и те бежали. Они рассеялись, как паутина; а вы стоите, как скала. Блажен я через вас. И прежде я знал, каким владею богатством, но теперь пришел в удивление. Я был вдали от вас, и город переселился; ради одного человека море стало городом; жены, мужья, дети незрелого возраста, женщины с детьми на руках своих, осмелились идти на море, презрели волны; раб не побоялся своего господина, и женщина забыла о своей естественной слабости. Площадь стала Церковью; все было в движении ради нас. Кого вы не научили? И царица присоединилась к вашему сонму; я не умолчу об ее ревности. Не из лести царице говорю это, но из уважения к благочестию. Не скрою ее ревности; ведь она не прибегла к силе, но поспешила восстановить добродетель. Тогда я был отводим, вы знаете как, – нужно же сказать и о прискорбном, чтобы вы познали радостное, – вы знаете, как я был отводим и как возвратился. «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью. С плачем несущий семена возвратится с радостью, неся снопы свои» (Пс.125:5–6). Эти слова стали делом. С благодарностью вы приняли того, кого отпустили с печалью; и не в продолжительное время, но в один день все решилось. Но и это промедление было для вас; а Бог решил так с самого начала.

4. Скажу вам сокровенное. Я переплыл море, один вмещая в себе Церковь, потому что для любви нет границы; и корабль не был тесен, потому что «вам не тесно в нас» (2Кор.6:12). Я удалился, заботясь о ваших делах, отделенный от вас телом, но соединенный с вами душой. Я удалился, молясь Богу и полагаясь на вашу любовь. Я удалился и в уединении заботился о ваших делах, в одиночестве размышлял о ссылке. Вдруг, в позднее время, в первый же день эта боголюбивейшая [царица] присылает письмо, в котором заключались такие слова [здесь нужно привести самые слова ее]: “Да не подумает твоя святость, что я знала о случившемся; я неповинна в крови твоей; люди злые и развращенные устроили эти козни; моих же слез свидетель Бог, Которому я священствую”. Какое совершала она жертвенное возлияние? Слезы ее были жертвенным возлиянием! “Которому я священствую”. Вот жрица, рукоположившая сама себя, приносящая жертву Богу и возливающая слезы, исповедание и покаяние, не за священника, а за Церковь, за рассеянный народ! Вспомнила, вспомнила она и о детях и о крещении. “Я помню, что твоими руками крещены мои дети”. Это писала царица. Между тем священники все по ненависти не знали даже места, где я остановился; а она, – скажу поистине удивительное, – страшась, как бы за свое дитя, везде обходила, не лично, но собственным отрядом воинов, потому что она тоже не знала места, где я находился. Она всюду посылала, беспокоясь, чтобы пастырь не был коварно захвачен и убит, чтобы не потерять добычи. “Об этом только стараюсь я со своей стороны; того только домогаюсь, чтобы они не преодолели”. Враги везде обходили, расставляя сети, чтобы поймать и схватить меня в свои руки. А она умоляла и касалась колен царских, стараясь сделать и мужа своего участником в этой ловитве. Как Авраам убеждал Сарру, так она – мужа. “Мы потеряли священника, но возвратим его; у нас нет надежды удержаться на престоле, если не возвратим его; мне невозможно иметь общение с кем-то из совершивших это”, – говорила она, проливая слезы, умоляя Бога, употребляя все меры. И вы знаете, с какой благосклонностью она приняла нас, как обнимала, как бы собственные члены, и говорила, как вместе с вами и она беспокоилась. Эти слова не сокрылись от вашей признательности, потому что вы имеете в ней матерь церквей, питательнецу монахов, покровительницу святых, опору бедных. Ее хвала становится хвалою Богу, венцом церквей. Говорить ли о пламенной ее любви? Сказать ли о доброжелательстве ко мне? Вчера, в поздний вечер, она прислала ко мне с такими словами: “скажите ему: молитва моя исполнилась; я достигла желаемого; я увенчана лучше, нежели диадемой; я восприняла священника, возвратила главу телу, кормчего кораблю, пастыря пастве, жениха брачному чертогу”.

5. Прелюбодеи посрамлены. Буду ли я жить или умру, я за все спокоен. Вы видите последствия искушения. Что мне делать, чтобы воздать вам воздаяние, достойное вашей любви? Достойное – не могу, но какое могу, воздаю. Я люблю вас так, что готов пролить кровь свою для вашего спасения. Никто не имеет таких детей, никто – такого стада, никто – такой цветущей нивы. Мне не нужно возделывать землю; я сплю, и колосья цветут. Мне не нужно трудится; я отдыхаю, и овцы побеждают волков. Как я назову вас? Овцами или пастырями, или кормчими, или воинами, или военачальниками? Все эти названия справедливо могу приписать вам. Видя благочиние, называю вас овцами; видя заботливость, называю пастырями; видя мудрость, называю кормчими; видя мужество и твердость, называю всех вас воинами и военачальниками. О, труд! О, заботливость народа! Вы прогнали волков и не перестаете заботиться. Пловцы, бывшие с вами, обратились против вас и начали войну против корабля. Вы взываете: прочь этот клир, другой клир для церкви! Для чего так взывать? Они удалились, они прогнаны, без всякого преследования, они обратились в бегство. Не человек осуждает их, а совесть. «Ибо не враг поносит меня, – это я перенес бы» (Пс.54:13). Не против нас восстали бывшие с нами; те, которые хотели вместе с нами управлять кораблем, захотели потопить корабль. Тем более удивляюсь я вашему благоразумию. Говорю это не с тем, чтобы побудить вас к возмущению. Возмущение – их дело, а ваше дело – ревность. Вы не требовали умертвить их, но – воспрепятствовать им в этом и ради вас, и ради Церкви, чтобы она опять не подверглась потоплению. Ваше мужество не попустило бы буре, но их намерение произвело волнения. А я сужу не по концу дела, а по их намерению. Ты человек, предстоящий пред жертвенником, принявший на себя попечение о таком множестве народа, обязанный устранять прискорбное, ты усилил бурю, направил меч против себя самого, погубил своих детей намерением, если не самым делом. Но Бог воспрепятствовал этому. И теперь я удивляюсь вам и хвалю вас, что после войны и по водворении мира, вы заботитесь, чтобы мир был совершенным. Подлинно, кормчему должно быть в согласии с пловцами; а если они будут не согласны, то потонет судно. Вы при помощи благодати Божией восстановили мир; вас я сделаю и участниками в безопасности. Ничего не стану делать без вас, равно как и без боголюбивейшей царицы, потому что и она заботится, старается и употребляет всевозможные меры, чтобы насажденное осталось твердым, чтобы Церковь пребывала безмятежною. Так я воздал хвалу и вашему благоразумию, и попечительности царей, потому что они не столько заботятся о войне, сколько о Церкви, не столько о городе, сколько о Церкви. Будем молить Бога, будем просить о том, будем пребывать в молитвах, и, после того как прекратились бедствия, не предадимся беспечности. Поэтому-то и до сего дня мы продолжаем молиться о прекращении бедствий. Будем же благодарить Бога; как тогда были мужественны, так и теперь будем усердны. И за все это возблагодарим Бога, Которому слава и держава, с Сыном и с благим Животворящим Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

* * *

1

Т.е. в константинопольскую церковь св. апостолов, где почивали мощи св. Тимофея.



Источник: Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского, в русском переводе. Издание СПб. Духовной Академии, 1897. Том 3, Книга 2, Беседы по возвращении из первой ссылки, с. 455-462.