священномученик Ипполит Римский

Против ереси некоего Ноэта

μιλιαа 'Иππоλύτου είς τήν αίρεσιν Nοήτυ τιиоς

(Отрывок)

Самое начало сочинения, известного теперь под заглавием «Против ереси некоего Ноэта», уже указывает на то, что оно представляет из себя не цельное отдельное, вполне законченное произведение, а только отрывок. Действительно, все почти ученые1 согласны в признании того факта, что оно составляет часть – вернее заключение – какого-нибудь общеересеологического сочинения св. Ипполита, епископа Римского. Вопрос только в том, отрывок из какого же именно ересеологического сочинения Ипполита оно составляет?

В ученой литературе по данному вопросу мнения расходятся. Дело в том, что ученая критика в ряду произведений св.отца указывает целых три особых общеересеологических трактата: во-первых, трактат, посвященный краткому историческому обзору тридцати двух ересей доипполитовского времени, начиная от досифеян и кончая ноэтианами2. Это-то сочинение, которое у Евсевия3, Иеронима4, Софрония5, Георгия Синкелла6 и самого Ипполита в его Философуменах7 называется: «Прός άπάσας τάς αίρέσεις» (аduersus оmnes hаегеses), а у Никифора Каллиста8, Фотия9 и в Пасхальной хронике10 носит название «Σύταγμα каτа αίρεσέων» или просто – «Вιβλιδάριοи», как это мы встречаем у Фотия11. Во-вторых, выделяют еще трактат, посвященный обзору и опровержению современных Ипполиту монархианских ересей12. Это – то сочинение, которое у Феодорита13 и Фотия14 упоминается под названием «Σμιкρος λαβύρινθος»15, а у папы Геласия известно под заглавием «Меmоriа hаеrеsium»16. В-третьих, к серии общих ересеологических трактатов св. Ипполита относится, несомненно, и его недавно открытое сочинение: «Фιλοσοφούμεиа», или иначе – «Каτа πασών аίрεσέων έλεγχος», как оно называется во вновь открытой рукописи, или просто – «Лаβύρινθος», как оно называется у Фотия, очевидно, в отличие от «Σμιкρος λαβύρινθος»17. Ко всем этим трем сочинениям св. Ипполита и приурочивается отрывок «Против ереси Ноэта». Причем одни ученые (Фабриций18, Гэнелль19, Киммель20, Липсиус21) думают, что он составляет часть – именно заключительную – первого из указанных сочинений св. Ипполита. Другие же (Фолькмар22, Гарнак23, Иванцов-Платонов24), наоборот, предполагают, что он представляет из себя особый отдел второго из указанных произведений – именно того произведения, в котором Ипполит будто бы представил связный обзор и опровержение современных ему монархианских ересей25, и в том числе ереси Ноэта – этого одного из видных представителей монархианства. Третьи же (преосвящ. Филарет Черниговский)26 склонны даже усматривать в указанном произведении отрывок из X книги Философумен.

Последнее мнение, во всяком случае, лишено всяких оснований, так как между той частью десятой книги Философумен, в которой трактуется об ереси Ноэта, и самым рассматриваемым сочинением нельзя провести даже сколько-нибудь приблизительного единства. Что касается остальных двух мнений, то из них большей достоверностью отличается, по-видимому, то, по которому сочинение «Против Ноэта» поставляется в связь с предполагаемым противомонархианским сочинением Ипполита. По крайней мере, в его пользу говорит в значительной степени уже тот факт, что папа Геласий в своем сочинении: «Dе duabus in Christо naturus» с именем Ипполита27 приводит почти буквально довольно значительный отрывок, который входит в состав восемнадцатой главы рассматриваемого нами сочинения «Против Ноэта» и который самим же Геласием считается отрывком из сочинения «Меmоriа hаегеsium». Затруднением для окончательного принятия данного мнения служит разве только то, что в современной науке еще не установлен твердо самый факт существования особого вышеуказанного, предполагаемого у Ипполита противомонархианского сочинения, которое можно было бы отождествить с «Меmоriа hаегеsium» папы Геласия.

Впрочем, даже при невозможности решить более или менее определенно вопрос об отношении сочинения «Против Ноэта» к тому или иному общеересеологическому произведению св. Ипполита – все равно является несомненным, что оно есть продукт литературной деятельности этого святого отца. В самом деле, уже самое содержание данного сочинения, написанного в опровержение ереси Ноэта, вполне соответствует общему направлению противоеретической деятельности св. Ипполита, как она представляется некоторыми древними писателями. Как мы уже видели выше28, эти писатели (Евсевий, Иероним, Фотий и др.) ясно свидетельствуют о том, что он написал целый ряд ересеологических сочинений и, между прочим, боролся с ересью Ноэта29; следовательно, ничего нет невероятного и в том предположении, что он мог написать в опровержение ереси Ноэта особую специальную статью. Если же эта статья не указана в древних памятниках письменности (ни у Евсевия, ни у Иеронима, ни у Фотия, ни на памятнике Ипполиту30), то, собственно, потому, что она, как мы уже видели выше, не составляла особого отдельного трактата, а входила в состав других противоеретических сочинений Ипполита. Замечательно, что язык, обороты речи и даже самые мысли, проведенные автором в рассматриваемом нами сочинении, прямо напоминают Ипполита. Это сходство идей и мыслей особенно рельефно отображается при сопоставлении его с десятой книгой Философумен, именно с теми местами этого сочинения, где идет речь точно так же об ереси Ноэта и его заблуждениях31.

На всех этих основаниях в современной литературе почти даже и не возникает сомнения в принадлежности отрывка «Против Ноэта» св. Ипполиту. Люмпер, Гэнелль, Киммель, Овербек, Гарнак, Иванцов-Платонов32 – все единогласно склоняются в пользу его подлинности и таким образом отстраняют противоположное мнение ученых – главным образом, XVIII века33, которые на различных основаниях заподозревали эту подлинность.

Будучи отрывком по форме, трактат «Против Ноэта», тем не менее, является целостным и законченным произведением по своему содержанию. Он представляет полное и обстоятельное изложение и опровержение заблуждений Ноэта – этого еретика, который по своим воззрениям на учение о лицах Святой Троицы, и о лице Сына Божия в частности, принадлежал к отрасли так называемого патрипассианского монархианизма и учил, что сходил на землю, страдал и умер, собственно, Сам же Бог Отец, совмещающий в Себе нераздельно единство божественной сущности. Поставивши своей задачей опровергнуть заблуждение этого еретика, Ипполит в своем сочинении прежде всего представляет самую характеристику этого заблуждения (гл. I), которое и изображается у него вышеуказанными чертами. Причем приводит все те места Священного Писания, на которых еретик обосновывал свое ложное учение, исключающее ипостасное различие между лицами Святой Троицы. Все эти места, взятые Ноэтом, главным образом, из книг Ветхого Завета (Исх. 3:6, 20:3; Ис. 44:6, 45:14–15; Вар. 3:36– 38) и только в меньшем количестве из Нового Завета (Рим. 9:5; Ин. 10:30, 14:10), Ипполит подвергает обстоятельной критике и упрекает Ноэта в подтасовке этих мест, в односторонности их освещения и отрывочном пользовании ими (гл. II – VIII). После критики оснований ноэтианской доктрины Ипполит переходит к положительному изложению и выяснению православного учения о Боге едином по существу и троичном в лицах, в частности о лице Сына Божия, о Его вечном бытии и сосуществовании вместе с Богом Отцем от вечности, об ипостасном различии Его с Богом Отцем и отношениях к Нему при творении мира, а затем в деле промышления о мире, важнейшим актом которого представляется искупительная деятельность Сына Божия. Говоря об искуплении, автор говорит, в то же время, об образе соединения во Христе двух естеств при сохранении двух действований в Нем. Во всех этих случаях он указывает Богооткровенные основы своего учения, обращает в свою пользу также и все вышесказанные места Священного Писания, приведенные Ноэтом в доказательство Своих положений (IX-XVIII). Обычным славословием Троице (XVIII) заканчивается этот любопытный и весьма важный в догматико-историческом отношении памятник.

При изложении учения св. Ипполит в общем является православным мыслителем. Только в некоторых случаях нужно отметить у него недостаток ясности, строгой определенности и точной формулировки богословских положений34, т. е. недостаток таких достоинств, которыми отличается, собственно, уже посленикейское богословие.

В настоящее время трактат «Против Ноэта» известен из двух рукописей, из которых так называемая Ватиканская (№ 1431, от XIII века35) и легла, собственно, в основание всех изданий данного произведения в свет. Первое издание его было сделано Герардом Воссием в его «Мisсеllаnеа sаnсtогum аliquot patrum grаесоrum еt Lаtinorum, аntеhас non еditа. Моguntiае. 1604. S. 58– 71». В этом издании оно приложено к сочинениям Григория Чудотворца, притом только в переводе на латинский язык, сделанном Франциском Туррианом, который сообщил в данном случае и необходимые примечания. Это сочинение помещено здесь под следующим латинским заглавием: «S. Нiрроlуti martyris hоmiliа dе Deо trinо, еt unо, еt dе mystеriо inсаrnаtiоnis соntrа hаеrеsin Nоеti»; тогда как в Ватиканской рукописи оно озаглавливается: «’Oμιλία Iππολύτοu αρχιεπισκόποu ‘Pώμης καί μαρτʋρος είς τήν αȉρεσιν ηтοǔ τιиоς». Это издание без изменения было затем повторено несколько раз в «Библиотеках святоотеческих творений», изданных: а) в Кельне, 1618; б) Париже, 1644; в) Лондоне, 1677 г. Второе самостоятельное издание – уже на подлинном греческом языке – сделал Фабриций согласно списку с Ватиканского кодекса, сделанному Монтфоконом, в 1716 году в Гамбурге36. Это издание Фабриция было повторено затем Галланди в 1765–1781 гг. во втором томе его «Вibliоtheса vеtеrum раtrum аntiquorumque sсriрtоrum ecclеsiаstiсоrum. Ѵenеtiis». Последнее же издание его мы находим у Миня в его «Раtrоlоgiае сursus соmрlеtus» (sеriеs gгаеса, t. X. Соl. 803–830). Это издание представляет из себя перепечатку сделанного Галланди, с присоединением к нему латинского перевода и примечаний Турриана.

Беседа Ипполита против ереси некоего Ноэта

(отрывок)

I. Другие некоторые, сделавшись учениками Ноэта Смирнянина37, недавно жившего38, предлагают иное учение. Этот (еретик), проникнувшись мнением чуждого духа, при своей гордости дошел до крайности. Он утверждал, что Христос есть Сам Отец и что Сам Отец родился, пострадал и умер. Смотрите, какая надменность сердца и веяние чуждого духа вкрались в него! Да ведь и из других деяний ясно, что он говорил не от духа истины. В самом деле, он говорил хулу на Духа Святаго и был извержен из священного жребия. Он называл себя Моисеем, а Аарона – своим братом39. Когда услышали об этом блаженные пресвитеры, то, призвав его, испытали пред лицем Церкви (ένώπιον τής έκκλησίς). Сначала он не признавался в том, что так мыслит, потом же, скрываясь от некоторых и собрав40 около себя других, пребывавших в том же заблуждении, он выразил желание открыто защищать свое учение. Призвав опять, блаженные пресвитеры снова обличили его. Но он упорствовал, говоря: «Что же я делаю дурного, если прославляю Христа?41» На это пресвитеры ответили: «И мы истинно знаем (оїδаμεи) одного Бога, знаем Христа, знаем пострадавшего Сына, как Он пострадал, умершего, как Он умер, и воскресшего в третий день, и сидящего одесную Отца, и грядущего судить живых и мертвых. И мы говорим то, чему научились»42. – Так обличив, они извергли его из Церкви43. Но его надменность дошла до того, что он образовал даже школу (διδασκαλείои).

II. (Последователи же Ноэта) желают показать свое согласие с догматом (тώ δόγματι)44 на основании следующих слов Закона: Я Бог твоих отцев45, не будут у вас иные боги, кроме Меня46. И еще на другом месте: Я – первый, и Я – последний; и кроме Меня (μет’ έμὲ) нет никакого (Бога)47. Они таким образом утверждают, что Бог только один, и говорят: «Если мы исповедуем Христа Богом, то Он Сам и есть Отец – если, конечно, только Он Бог. Будучи Сам Богом, Христос страдал, а так как Он же – Отец, то страдал Отец. Но это неправильно: ведь не так говорит Писание. Они пользуются также другими свидетельствами и говорят, что написано так: «Сей есть Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он изыскал все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и возлюбленному Своему Израилю. После того Он явился (ᾥφФη) на Земле и обращался между людьми»48. Итак, видишь, – говорят они, – что сказано: «Сей есть Бог, Который един, Который впоследствии явился и обращался с людьми». И в другом месте: утрудился Египет, и торговля Ефиоплян и Савейцы, люди рослые, к Тебе перейдут и будут Твоими рабами; они последуют за Тобою, связанные узами по рукам, и повергнутся пред Тобой, так как в Тебе Бог; и будут умолять Тебя (говоря); нет Бога кроме Тебя. Ведь Ты – Бог, и мы не узнали Тебя, Бог Израилев, Спаситель49. Видишь, – говорят, – как Писание провозглашает единого Бога? Если же это так ясно показано, если существуют подобные свидетельства, то необходимо, – говорят, – при исповедании Единого, Его же подвергнуть и страданию. Христос был Бог и, чтобы иметь возможность спасти нас, пострадал ради нас, будучи Отцем. Иначе, – говорят, – учить мы не можем; так как и Апостол исповедует единого Бога, когда говорит: «их отцы, (и) от них Христос по плоти, сущий над всеми Бог, благословенный во веки»50.

III. Так они желают понимать данные места; причем пользуются ими в отрывочном виде (μоиόкωλα)51 подобно тому, как поступал и Феодот, когда хотел утвердить то положение, что Христос есть только человек (ψιλόи άиФрωποи). Но как этот, так и те одинаково мыслят неправильно; их невежество обличает само Писание, так как оно свидетельствует в пользу истины. Смотрите, братья, сколь опрометчивое и дерзкое учение вводят они, когда бесстыдно утверждают: «Сам Христос есть Отец, Сам – Сын, Сам родился, Сам страдал, Сам Себя воскресил из мертвых». Неправда: Писание говорит в православном духе (όрФώς), и Ноэт только неправильно понимает его. А из-за того, что Ноэт не понимает Писания, оно еще не должно быть отвергаемо. В самом деле, кто же не скажет, что Бог един? Но ведь в то же время никто не будет отвергать домостроительства (оίкоиоμίаи). Итак, ввиду указанных (заблуждений), прежде всего, надлежит разобрать по существу самые места, которым ноэтиане сообщают свое понимание, и показать их подлинный смысл. И прежде всего необходимо подвергнуть обсуждению то положение, что Един Бог Отец, от Которого всякое отечество52, чрез Которого все, из Которого все, и мы в Нем53.

IѴ. Посмотрим же, – как я сказал; – сначала извращенное понимание этого (положения), а затем уже изложим и истину. Они говорят: Утрудился Египет, и торговля Ефиоплян, и Савеи и так далее до слов: Ты – Бог Израилев, Спаситель: Но, приводя эти слова, они не обращают внимания на то, что сказано раньше. Да и всякий раз, когда хотят действовать со злым умыслом, они урезывают Писание. Причем стоит только указать (известное место) сполна (όλокλήρως), как будет понятна и та причина, по которой они так поступают. Так и в данном случае. Немного повыше приведенного места начинается и самая глава. А это начало (главы) и должно обнаружить то, к кому именно обращена речь и о ком она гласит. Если взять повыше, то начало речи такое: вы спрашиваете Меня о сыновьях Моих, и о дочерях Моих, и хотите Мне указывать в делах рук Моих. Я создал землю и человека на ней. Я Своею рукою утвердил небо. Я всем звездам дал повеление. Я воздвиг Его, и все пути Его правы. Он построитίкоδоμήσει) Мой город, и отпустит пленных не за выкуп и не за дары, – говорит Господь Саваоф. Так говорит Господь Саваоф: утрудился Египет, и торговля Ефиоплян, и Савейцы, люди рослые, к Тебе перейдут, и будут у Тебя рабами, и за Тобою последуют связанные узами по рукам, и повергнутся пред Тобою и будут умолять Тебя, так как в Тебе – Бог, и нет Бога кроме Тебя. Ведь Ты – Бог и мы не узнали Тебя, Бог Израилев, Спаситель54. Итак, в Тебе, – говорит, – Бог. В ком же Бог, как не во Христе Иисусе, Слове Отца (τΠατρώλόγῳ), и не в таинстве домостроительства (τμηστηρίτής оίкоиоμίας)55? Именно о Нем научает (Писание), когда снова показывает то, что относится к Нему по плоти: Я воздвиг Его с правдой (μета διкаιоσύиης) и все пути Его правы. Что же? О Ком свидетельствует в этом месте Отец? Отец говорит, конечно, о Сыне, когда выражается: Я воздвиг Его с правдой. А что Отец действительно воздвиг Своего Сына в правде (έи διкаιоσύиης), об этом свидетельствует апостол Павел в словах: «Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, живет в вас, то воскресивший Иисуса Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас»56. Таким образом (апостол) подтвердил то, что сказано чрез пророка: «Я воздвиг с правдою». А что касается слов: «В Тебе – Бог», то ими указывается на таинство домостроительства, именно на то, что и после воплощения и вочеловечения Слова Отец был в Сыне и Сын в Отце, хотя Сын и обращался уже с людьми. А это57 именно и было показано, братья. В самом деле, таинством домостроения (μηστήριои оιкоиоμίας) – от Духа Святаго и Девы – на самом деле (όитως) соделалось (ήи) то Слово, Которое обрелось (в одно и то же время) и единым Сыном у Бога58. Это говорю не я, но свидетельствует Тот Самый, Кто сошел с неба. А Он так говорит: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын человеческий, сущий на небесах»59. Итак, зачем же искать более того, что сказано? Неужели скажет кто-нибудь, что плоть была на небе? Ведь существует только плоть, которая была принесена, как дар, Отчим Словом, – та плоть, которая (была) от Духа Святаго и Девы, – этот обретшийся (άποδεδειγμέеиоές) совершенный (тέλειος) Сын Божий. Итак, ясно, что Он Сам принес Себя Отцу. Прежде Него не было на небе плоти. Следовательно, кто же был на небе, как не бесплотное Слово, Которое было послано для того, чтобы показать, что, находясь на земле, Оно в то же время существует и на небе? Действительно, (там) было Слово, был Дух, была Сила. Не будучи еще человеком, но искони (άπάрχής) называясь Сыном человеческим, ввиду имеющего быть, Он один воспринял на Себя это общее и употребительное у людей имя60, как свидетельствует в данном случае и Даниил в словах: я видел, и вот на облаках небесных шел как бы Сын человеческий. (Даниил), конечно, справедливо выразился, что Сущий на небесах, то есть Слово Божие, искони (άπάρχής) называлось таким именем, так как Оно и было им искони61.

V. Но почему, – возражают, – Писание в другом месте говорит: «Сей есть Бог... и никто иной не сравнится с Ним»62? Правильно говорят. В самом деле, кто сравнится с Отцем. Но продолжают: «Бог наш, и никто другой не сравнится с Ним. Он изыскал [нашел] все пути премудрости и даровал ее рабу Своему Иакову и возлюбленному Своему Израилю»63. Хорошо говорят64, ибо кто Иаков – отрок Его и Израиль – возлюбленный Его, как не Тот, о Котором Он провозглашает: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение: Его слушайте»65? Он получил от Отца все знание, Он – совершенный Израиль и истинный Иаков, Он – Тот, Который «после того явился на земле и обращался между людьми»66. А кто же Израиль, как не человек, видящий Бога? Видящий же Бога есть не иной кто, как именно Сын (παίς)67 и совершенный человек – Тот, Который один только поведал совет Отца. Иоанн говорит: «Бога... никто никогда ... не видел; Единородный Сын, Сущий в лоне [в недре] Отчем, Он явил»68. И опять: Сшедший с неба, что слышал и видел, о том и свидетельствует69. Итак, Он – Тот, Которому Отец передал все знание, Который явился на земле и обращался между людьми.

VI. Что же касается слов апостола: «их ... отцы, ... от них Христос по плоти, сущий над всем Бог, благословенный во веки»70, то в них прекрасно и выразительно повествуется таинство истины (тό тήϛ άληФείας μνστήрιои). Ведь этот, сущий над всеми, есть Бог, так как Он осмеливается говорить: «Все Мне передано Отцем»71. Он, сущий над всеми благословенный Бог, рожден и, хотя сделался человеком, но есть (в то же время) Бог во веки. Так действительно и Иоанн говорит: Тот, Кто есть, и Кто был, и Кто имеет прийти – Бог Вседержитель72. Прекрасно назвал (апостол) Христа Вседержителем. Ведь в данном случае он сказал то, что, конечно, засвидетельствует ему и Христос. А Христос, свидетельствуя, сказал: «все Мне передано Отцем»73. И над всем Христос господствует: Его Отец поставил Вседержителем. В самом деле, и Павел научает, что все Ему передано; он так говорит: «Первенец Христов; потом Христовы, в пришествие Его. А затем конец, когда Он предаст царство Богу и Отцу; когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу. Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится – смерть, потому что все покорил под ноги Его. И если сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем»74. Итак, если все покорено Ему, кроме Того, Кто покорил, то Он над всем владычествует, а над Ним – Отец, чтобы во всем оказался (φаиή) единый Бог, Которому все покорно вместе со Христом. Христу же Отец все покорил, кроме Себя Самого. Это утверждал и Христос, когда в Евангелии исповедал Своего Отца и Бога. Он сказал: «Восхожу к Отцу Моему и Отцу вашему, и к Богу Моему и Богу вашему»75. Если же Ноэт осмеливается говорить, что Христос и есть Сам Отец, то к Какому Отцу, – скажет он, – идет Христос по Евангельскому слову? Если он хочет, чтобы, оставив Евангелие, мы поверили его безумию, то напрасно он старается. Ведь должно повиноваться больше Богу, чем человеку76.

VII. Ноэт говорит, что (Христос) Сам сказал: Я и Отец едино есмы77. Но пусть он обратит внимание и поймет, что (Христос) не сказал: «Я и Отец – единое Я (ἓи είμι)»; но – «едино есмы» (ἐσμέи). Выражение же: «есмы» не говорит об одном; напротив, в нем Христос указал на два лица (ἐπί δύο προσωπα), но на одну силу (δύиаμιи μιаи). Это Он и Сам объяснил, когда сказал Отцу об учениках: «славу которую Ты дал Мне, Я дал им: да будут едино, как Мы едино (ἓи). Я в них и Ты во Мне; да будут совершены во едино, и да познает мир, что Ты послал Меня»78. Что могут сказать на это ноэтиане? Все мы не суть ли единое тело по сущности (катά тήи оύσίаи) и не становимся ли единым, благодаря силе (тή δυνάμει) и расположенности к единомыслию (тή διаФέσει тής όμоφρоииаς)? Точно так же и Сын (παίς). Посланный и не познанный теми, которые находились в мире, Он исповедал, что Он во Отце по силе (δυνάμει) и расположению (διαФέσει)79. В самом деле, единый разум (иоΰν) Отца составляет Сын (παίς). И мы, имея разум (иоΰи) Отца, таким образом, веруем (в Сына); но так как (ноэтиане) этого разума не имеют, то они отвергли и Сына. Правда, вместе с Филиппом, который спрашивал об Отце, ноэтиане желают в данном случае говорить: Покажите нам Отца, и довольно для нас80. Но ведь Господь Филиппу ответил: «Столько времени Я с вами, Филипп, и ты не знаешь Меня!... Видевший Меня видел Отца.... Разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне»81? Ноэтиане говорят, что этими словами подтверждается их учение (δόγμа), так как в них, будто бы, Он исповедует Себя Отцем. Но пусть они узнают, что в данном случае они сами же себе причиняют величайшее затруднение. Ведь изречение (Христа) изобличает их. В самом деле, когда Христос сказал и показал, что Он во всех отношениях (έи πάσι) – Сын; когда в данном случае (ученики) не признали и не могли воспринять и узреть Его силы и когда, в частности, Филипп, не вместивши того, что ему было возможно видеть, пожелал узреть Отца – Господь сказал, обращаясь к нему: «Филипп! столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня?... Видевший Меня видел Отца». То есть, если ты видел Меня, то через Меня мог бы познать и Отца. Ведь чрез образ, составляющий полное подобие82, Отец легко может быть постигнут. Если же ты не познал Образа, Которым является (έотιи) Сын, то как же ты выражаешь желание видеть Отца? Все это83, конечно, бесспорно. В этом убеждают и все те места (Священного Писания), которые примыкают к данному изречению и составляют его основание. А они показывают, что Сын, Который был предложен (тόи πрокειμεиои)84, был послан от Отца (πарά Патрός)85 и к Отцу грядет86.

VIII. Многое и другое, лучше – все свидетельствует об истине. Итак, волею-неволею, необходимо исповедовать Отца – Бога Вседержителя и Христа Иисуса, Сына Божия, – Бога, соделавшегося человеком, Которому Отец покорил все, кроме Себя и Святаго Духа, – исповедовать, что Они таким образом составляют Троицу (триа). Если же кто хочет понять, каким образом Бог (в то же время) представляется единым, то пусть знает, что у Него единая сила (μίа δύиаμις)87 и в отношении силы (катά δύиаμιςν) Бог един. Что же касается домостроительства (катά тήи оίкоиоμίаи)88, то в данном случае тройственное обнаружение (трίχή έπίδειξις), как это и будет показано потом, когда мы предложим слово об истине. Итак, вот что, братья, сказано нам и в чем представляется согласие. Един есть Бог, в Которого должно веровать, – нерожденный (άγένητος), бесстрастный, бессмертный, совершающий все, что хочет, как хочет и когда хочет. Ужели осмелится что сказать против этого Ноэт, не понимающий истины?!

Так как Ноэт уже опровергнут, то мы перейдем к изложению истины с тою целью, чтобы утвердить истину – именно ту, против которой было направлено столь много всевозможных ересей (аирέσεις) – и все они не могли ничего сказать.

IX. Един есть Бог, Которого мы познаем не иначе, братья, как из Священного Писания. Подобно тому, как желающий изучить мудрость этого века не иначе может удовлетворить своему желанию, как только путем чтения философских учений (δόγμασιи), так и все мы в том случае, если желаем утвердиться в страхе Божием, не иначе будем утверждаться, как на основании словес Божиих (τώи λογίωи Фεοΰ)89. Итак, познаем все то, что возвещают божественные Писания; уразумеем то, чему они научают; будем веровать в Отца, как Он желает этой веры; будем прославлять Сына, как Он желает этого прославления; будем принимать Святого Духа так, как Он желает, чтобы воспринимали Его дары (δωρείσФаι). Не по своей воле (каτίδίаи πроаίрεσιи) и не насилуя дарований Божиих, но как Сам Бог благоволил научить чрез Священные Писания, так мы и будем познавать (Его).

X. Бог, будучи единым (μόиоς ύπάρχωи) и не имея ничего совечным Себе, восхотел создать мир. И Он создал мир мыслью, хотением и словом; у Него мгновенно явилось бытие (тό γеиόμεиои) сообразно с Его желанием. Итак, уже из этого с достаточною ясностью можно видеть, что ничего нет совечного (σύγχроиои) Богу; ничего не существовало (от вечности), кроме Него Самого. Сам же Он, хотя был и единым, но многим (πολύς), поскольку Он не был бессловесным (άλογος), лишенным мудрости (άσοφος), бессильным (άδύиатоς), чуждым совета (άβούλευτος). Все было в Нем, и Он был все (тό πάи). Когда Он восхотел и как восхотел, Он в определенное Им время явил (ἒδειξε) Свое Слово, чрез Которое (δι’ оύ) и создал все. Он, когда именно хочет, то и творит; когда мыслит, то и совершает; когда издает звук (φФέγγεтаι), то и проявляет (δειкиύει); когда образует, то высказывает и мудрость. В самом деле, все сотворенное Он производит словом (διά λόγου) и мудростию (каί σοφίας): Словом (Лόγφ) Он творит (κτίξωи), а мудростию приводит в порядок (коσμώи). Таким образом, Бог все сотворил так, как Он восхотел: ведь Он был Бог. В качестве же начальника (άрχηγόи), советника (σύμβουλον) и исполнителя (έργάτηи) всего сотворенного Он породил (έγеииа) Слово. Это-то Слово – так как Он содержал Его в Себе и Оно было невидимым (άόратои) для созидаемого мира – Он делает видимым (όратόи) в самый момент произнесения первого звука. Рождая свет от света90, Он произвел (προήкеи) для твари Господа; Свой Разум, прежде видимый только для Него одного и невидимый для мира, Он соделывает (ποιεί) видимым, чтобы мир, видя Его явившимся, мог получить спасение.

XI. Таким образом, при Нем был другой. Впрочем, говоря – другой, я не утверждаю, что суть два Бога; но (разумею двух), как свет – от света, воду – от источника, луч – от солнца. Ведь одна сила (δύиаμις) – сила из всего, а все Отец, из Которого сила – Слово: Оно – Разум, Который, придя в мир, явился Отроком (Пαίς;) Божиим. Итак, все чрез Него, а Он един от Отца. Ввиду этого будет ли кто думать, что множественность богов произошла с течением времени? Ведь, собственно, все против желания даже вынуждены говорить, что все обращается к Единому. Если же все обращается к Единому, даже и по Валентину, и по Маркиону, и по Керинфу, и по всему пустословию тех (ноэтиан), то и они против воли подвергаются тому, чтобы Единого исповедовать виновником всего. Итак, против желания (ноэтиане) соглашаются с истиной и говорят, что есть единый Бог, Который сотворил все по Своей воле. Этот-то Бог и дал закон и пророков и этих последних побуждал чрез Духа Святого говорить так, чтобы они, принявши внушение (άπόπиоιаи) Отчей Силы, возвестили волю Отца.91

XII. Пребывавшее же в них Слово говорило о Себе. Оно было провозвестником Самого Себя и открыло, что среди людей имеет явиться Слово. А Оно провозглашало так: Я открылся тем, которые Меня не искали; нашли Меня те, которые обо Мне и не спрашивали92. Кто же Тот, Который явился, как не Отчее Слово, посылая Которое, Отец явил людям Свою власть (έξоυаιаи)? Вот таким-то образом и произошло явление Слова, как говорит блаженный Иоанн, предлагая вкратце сказанное пророками и показывая, что Слово есть Тот, чрез Которого стало все. Он так говорит: Слово было изначала и «Слово было у Бога, и Слово было Бог. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть»93. И ниже: «мир чрез Него начал быть, и мир Его не познал. Пришел к своим, и свои Его не приняли»94. Следовательно, если мир, – как говорит, – чрез Него начал быть; если, как утверждает и пророк: Словом Господа небеса утверждены95, то Он и есть То Слово, Которое открылось (έμφаиής δειкиύμενος). А вследствие этого мы видим Слово воплощенным, чрез Него познаем Отца, веруем в Сына, поклоняемся Святому Духу. Рассмотрим же, как в Писании было провозглашено имевшее последовать явление Слова.

XIII. Иеремия говорит: кто состоял в существе (έи ύπоσтήμαти)96 Господа и видел Слово Его97? Слово же Божие и есть только видимо, тогда как слово человеческое слышимо. Следовательно, если (пророк) говорит, что видел Слово, то я и вынужден верить, что Оно было послано видимым. А послан был, конечно, не кто-либо иной, как Слово. В самом деле, о том, что Оно было послано, свидетельствует Петр в своей речи, обращенной к Корнилию сотнику: Бог послал Слово Свое сынам Израилевым чрез благовествование Иисуса Христа. Он есть Бог, всех Господь98. Итак, если Слово посылается чрез Иисуса Христа, то Иисус Христос есть воля (тό Фέλημα) Отца.

ХIѴ. Итак, вот что, братья, показывают Писания. Такое же домостроительство (оαιкоиоμιаи) передает нам и блаженный Иоанн, когда свидетельствует в Евангелии и исповедует это Слово Богом в следующих словах: «В начале было Слово и Слово было у Бога, и Слово было Бог»99. Итак, если Слово было у Бога, будучи Богом, то что же? Ужели кто скажет, что (Иоанн) говорит о двух Богах? Я, со своей стороны, конечно, не скажу, что он говорит о двух богах, а только об одном; причем о двух лицах (πроσωπа) и о третьем – домостроении (оιкоиоμιаи), т. е. о благодати (тήи χάрιи) Святаго Духа. В самом деле, Отец – Един, но лиц – два, потому что еще – и Сын, а также и третье – Дух Святой. Отец заповедует (έитέλλεтаι), Слово совершает (άποτελεί), Сын же, чрез Которого веруют в Отца, открывается (δείкиυтаι). Согласное домостроительство (оикоиоμιа συμφωииаς) сводится к единому Богу, ибо един есть Бог: повелевающий (кеλеύων) – Отец, повинующийся (ύπακούωи) – Сын, сообщающий знание (συиетίζои) – Святой Дух. Отец над всем (έπи πάитωи), Сын чрез все (δиа πάитωи), Святой Дух во всем (έи πάσιи)100. Иначе мы не можем и мыслить (иоμισαι) единого Бога, если не будем по истине (όντως) веровать в Отца и Сына и Святого Духа. И иудеи прославляли Отца, но не воздали (Ему) благодарения, потому что не познали Сына. Ученики познали Сына, но не во Святом Духе (έи πνεύματι άγίφ) и потому отреклись (от Него)101. Слово же Отчее знало домостроительство и волю Отца, что Отец не иначе хочет быть прославляемым, как именно так102, а потому, по Воскресении Своем, внушило ученикам, сказавши следующее: «Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа»103. В данном случае Оно показало, что всякий, кто только опустит хотя бы единственную (черту) из этого уже не вполне прославит Бога, потому что Отец прославляется в Троице (διά тής Трιάδος). Отец волит, Сын совершает, Святой Дух открывает. Эту истину провозглашают все Писания.

XV. Но кто-нибудь мне скажет, что я в том случае, когда Слово называю Сыном, предлагаю ему новое (учение) и что Иоанн, правда, говорит о Слове, но иначе понимает Его в приточной форме104. Но ведь нужно заметить, что Иоанн, показавши (в Евангелии) бытие Слова Божия от начала (άπάρχής) и Его посольство в настоящее время (иύи)105, и в Апокалипсисе затем сказал: «И увидел я отверстое небо, и вот: конь белый, и Сидящий на нем... – Верный и Истинный, (Он) праведно судит и воинствует. Очи у Него, как пламень огненный, и на голове Его много диадим; Он имел начертанное имя [имя написанное], которого никто не знал, кроме Него [Его] Самого. Он был облечен в одежду, обагренную кровью: (и было названо Имя Его): Слово Божие»106 Смотрите же, братья, как одежда, обагренная кровью, символически обозначила ту плоть, в которой (διής) – как свидетельствуют вместе со мной пророки – Слово Божие пришло для принятия страдания. Действительно, блаженный Михей говорит так: Дом Иакова прогневал Духа Господня. Таков уж у них образ жизни. Слова же Его разве не благотворны для них, и они (сами) разве правильно поступают? Сами же они и возбудили вражду против мира Его, славу Его ниспровергли107. То есть (они сделали) то, что Он страдал во плоти. Точно так же говорит и блаженный Павел: Так как бессилие закона (обнаружилось) в том, в чем108 он был слаб, то Бог, пославши Сына Своего в подобии плоти греха, и осудил грех плотиюή σαрки), чтобы оправдание законаό δикаиωμа тού иόμου) обнаружилось (φаиерωФή) в нас, живущих не по плоти, но по Духу109. Какого же Сына Своего Бог послал во плоти (δиа тής σаркός), как не Слово, Которое Он наименовал Сыном ввиду того, что оно имело родиться? И вот, именуясь Сыном, Оно принимает общее имя110 (ради) любви к людям. Это потому, что, оставаясь бестелесным и только (каФ’ έаυτόи) Словом, Оно не было (бы) совершенным Сыном, хотя при этом и было (бы) совершенным Словом, Единородным (Моиоγеиής)111. И плоть сама по себе без Слова не могла составить Личности (ύποσтάиаι), так как только в Слове она имела свой состав (тήи σύστασιи). Так явился Единый совершеннейший Сын Божий.

XVI. Вот свидетельства о воплощении Слова. Есть, конечно, весьма много и других свидетельств. Но обратимся к рассмотрению того, что составляет предмет наших рассуждений, а именно к тому, что с небес, братья, в действительности сошел не Сам Отец, а Отчая Сила (δύиаμις), т. е. Слово. В самом деле, (Господь) так говорит: Я пришел от Отца и (к Отцу) иду112. Кто же скажет, спрашивается, пришел от Отца, как не Слово? Кто от Него (έξ аύтоύ) родился, как не Дух, т. е. Слово? Ты же мне, конечно, скажешь: как же родился? Но заметь: ты не можешь разъяснить даже и того, как ты сам родился; хотя ты ежедневно видишь причину (рождения) по отношению к человеку, но в то же время ты не имеешь возможности надлежащим образом постичь самой сущности рождения. Тебе не свойственно постижение откровенного и неизъяснимого искусства Создателя, и ты, созерцая, (можешь) только мыслить и верить, что человек есть дело Божие. Как же ты исследуешь происхождение Слова, Которое родил Бог Отец по своему изволению, как восхотел? Ужели тебе не достаточно знать, что Бог создал мир, и не излишним ли является твое стремление определить, как именно Он создал его? Точно так же ужели тебе недостаточно знать, что Сын Божий явился для твоего спасения, если только ты, конечно, веруешь этому; и зачем ты хочешь еще исследовать образ рождения Его по Духу (катά πиеϋμа)? И относительно происхождения Его по плоти (катά σарка) было вверено рассуждать не многим, а только двоим113, а ты осмеливаешься спрашивать о происхождении по Духу, знание о котором Отец сохраняет при Себе, намереваясь открыть его только святым, которые будут достойны видеть Лице Его? Ты считай для себя достаточным уже то, что сказал (в данном случае) Христос, а именно, что «рожденное от Духа есть дух»114: знаменуя вместе с пророком относительно рождения Слова только то, что Оно рождено. Христос умалчивает о самом способе рождения, намереваясь открыть его в определенное время. (Пророк) же говорит так: «из чрева прежде денницы Я родил Тебя»115.

XVII. Этих свидетельств, конечно, достаточно для тех, которые веруют и прониклись истиной; те же, которые не веруют, все равно ничему не поверят. В самом деле, и Святой Дух от лица апостолов свидетельствовал: Господи, кто поверил нашему слуху116? Итак, чтобы не оказаться нам неверующими, чтобы приведенное изречение когда-нибудь не исполнилось на нас, мы будем веровать – будем веровать, возлюбленные братья, согласно преданию апостолов, что Бог Слово сошел с неба во Святую Деву Марию, чтобы, принявши от Нее плоть и человеческую душу – Душу разумную – и сделавшись всем, что только образует человека, кроме греха, спасти падшего (Адама) и даровать бессмертие верующим во имя Его. Итак, во всех отношениях мы имеем свидетельство слова истины, что существует Единый Отец, Которому присуще (оϋ πάреσти) Слово, чрез Которое (δι’ оϋ) все сотворено и Которое в последние времена (ύσтέроς каιроίς) – как мы выше сказали – было послано Отцем для спасения людей. Чрез закон и пророков было возглашено, что Он придет в мир. И как было предсказано, так действительно Он и явился, ставший новым человеком – от Девы и Святого Духа: с одной стороны, как Слово, Он имел небесное – Отчее, а с Другой стороны, как воплотившийся от древнего Адама при посредстве Девы, Он (совмещал в себе) и земное (έπί γειοи). Пришедши в мир, Он явился Богом во плоти и, в то же время, сделался совершенным (тέλειος) человеком. Причем Он не призрачно (катά φаиτασίαν) или по превращению (катά троπήи), но истинно (άληФώς) стал человеком.

XVIII. Таким образом, не отрицаются и человеческие свойства у Того, Кто был показан как Бог. В самом деле, Он алчет и изнемогает, а при утомлении жаждет; в том случае, когда испытывает страх, прибегает к бегству, во время молитвы скорбит. Он спит на изголовьи, хотя, в то же время, как Бог имеет не нуждающуюся во сне природу. Он молится об отклонении от Него чаши страдания – той чаши, для которой явился в мир; при страданиях Он обнаруживает пот и подкрепляется ангелом, хотя Сам, в то же время, ободрял тех, которые в Него веровали, и научал их собственным примером презирать смерть. Он предается в руки Иуды, хотя, в то же время, знает, что такое Иуда. Он терпит бесчестие от Каиафы, хотя прежде Сам принимал от него служение как Бог117. Он переносит презрение со стороны Ирода, хотя Сам имеет судить всю землю. Он принимает удары от Пилата – Он, Который воспринял наши немощи (άσФеиеίας). Он делается посмешищем для воинов – Он, Которому предстоят тысячи тысяч и десятки сот тысяч ангелов и архангелов. Он пригвождается иудеями к дереву – Он, Который утвердил небо, как свод. Он взывает к Отцу и предает дух – Он, Который Сам неотделим (άχώрισтоς) от Отца. Он, склонив голову, испускает дух – Он, Который сказал: «(Я) имею власть отдать Свою душу [ее], и власть имею опять принять ее»118. А что Он, будучи жизнью, не был побежден смертью, о том Он Сам сказал: «Я Сам отдаю ее»119. Широкое копье пронзает Того, Кто всем дарует жизнь. Полагается во гроб и обвертывается полотном Тот, Кто Сам воскрешал мертвых. В третий день воскрешается Отцем Тот, Кто Сам – воскрешение и жизнь. И все это совершил нам Тот,– Кто ради нас соделался как бы нами (каΦ’ ήμάς). В самом деле, «Он взял на Себя немощи наши и понес наши болезни»120, и за нас скорбит, как сказал пророк Исаия. И все это – Тот, Которого воспели ангелы, узрели пастыри, встретил Симеон, засвидетельствовала Анна. Это Тот, Которого искали волхвы и знаменовала звезда; это – Он, Который обитает в доме Отца и на Которого Иоанн показывал перстами. Это – Тот, Которому Отец дал свидетельство свыше, говоря: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, – Его слушайте»121. Вот Он увенчивается в борьбе против диавола122. Он – Иисус Назорей, Который в Кане Галилейской, будучи призван на брак, претворил воду в вино. Он укротил море, взволнованное ветром; ходил по морю, как бы по суше; слепого от рождения сделал зрячим; Лазаря, уже тридневного, воскресил из мертвых; совершал различные чудеса; отпускал грехи; передал ученикам власть; источил из святого боку кровь и воду, когда был пронзен копьем. Ради Него помрачается солнце, днем скрывается свет, распадаются камни, разрывается завеса, колеблются основания земли, открываются гробы и воскрешаются мертвые. Начальники краснеют от стыда, увидев, что Тот, Который украсил вселенную, на кресте смыкает очи и предает дух. Смотря на это, тварь пришла в смущение и по своей неспособности воспринять Его превосходную славу покрылась мраком. Он посредством дуновения (έμφυσώи) сообщает ученикам Духа и входит чрез затворенные двери. Он в виду апостолов на облаке возносится на небеса, сидит одесную Отца и грядет Судьей живых и мертвых. Он – Бог, соделавшийся ради нас человеком; Он – Тот, Которому Отец покорил все.

Ему слава и держава с Отцем и Святым Духом во святой Церкви и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

* * *

1

Каттенбуш (Dаs ароstol. Sуmbоl.I, Lеiрzig, 1894 г, S. 354–358), впрочем, думает, что это – отдельное специальное сочинение, гомилия, составленная Ипполитом на основании его общих ересеологических иcследований.

2

По свидетельству патр. Фотия. Вibl. Cod. 121.

3

Н. Eccl. I. VI, с. 22.

4

Dе viris Illustribus с. 61.

5

В его переводе истории Евсевия.

6

В его Хронографе.

7

В предисловии к Философуменам.

8

В его Церковн. ист.IѴ, 31.

9

Вibl. Cod. 121. Фотий при упоминании об этом сочинении добавляет еще, что оно посвящено характеристике 32 ересей от досифеян и до ноэтаан.

10

См. у Асhеlis’a ор. с. S.208.

11

Вibl. Cod. 121. – О самом отождествлении всех указанных сочинений см. в Общ. введении к настоящему изданию творений св. Ипполита.

12

По догадкам Фолькмара, Гарнака, Иванцова-Платонова. См. в Общем введении.

13

Наегеt Fаb. II, 5.

14

Вibl. Cod. 48.

15

т. е. Малый лабиринт в отличие от Большого лабиринта, или просто Лабиринта, под которым сам Ипполит разумел свои Философумены. См. X, 5.

16

В соч. Dе duabus in Сhristо nаturis.

17

Смотр. Общее введение.

18

В его издании творений Ипполита.

19

De Нiрроlytо. S.40–46.

20

Dе Нiрроlуti sсriрtis. S.18.

21

Quеllеnкritiк dеs Ерiрhаniоs. S.37–39.

22

Нирроlуtus u. due. rȍmisch. Zеitgenosseеn. S.165.

23

Quеllеnкritiк d. Gnosticismus. S. 183.

24

Ереси и расколы... стр. 143, пр, 17.

25

Ереси Артемона, Феодота, Ноэта. Срвн. Общее введ.

26

Учение об отцах церкви, 1859, стр. 110, § 54.

27

Геласий называет Ипполита епископом Аравийским; но, как это было показано в Общем введении к настоящему изданию, он в данном случае имел в виду Ипполита, церковного писателя.

28

Смотри Общее введение.

29

Смотри свидетельство папы Геласия.

30

Впрочем, некоторые ученые (Lightfoot. The ароstоliс Fаtheгs I, 2.8.350) находят возможным усматривать в отрывочной фразe «ииаς» (на 2 строке мраморного памятника) указание на предполагаемое сочинение [βιβλίον] περί οίκονομίας, которое будто бы есть ничто иное, как раcсматриваемое нами сочинение: «Против Ноэта», трактующее, действительно, о домостроении нашего спасения (περί οίκονομίας)- Смотри у Асhеlis’а I. с. S.21.

31

Сличение сочинения: «Против Ноэта» с содержанием Философумен смотри у Бунзена (Нирр. В.I.S.183–189) и Фолькмара (Нiрроl. u. due. rȍmisch. Zеitgenosseеn. S. 133,138–142).

32

Смотри в указанных выше сочинениях.

33

К ним нужно причислить: Дю-Пэня (?), Каве, Бособра, Зейнекке.

34

Недостаток ясности и определенности, главным образом, нужно отметить в изложении учения об отношении воплотивщегося Логоса к Богу Отцу. Особенности, присущие данному учению и всем другим пунктам учения Ипполита, будут отмечаться в примечаниях к тексту самого сочинения св. отца. Считаем нужным заметить, что в примечаниях мы отчасти следовали Турриану.

35

Другой рукописный список с данного сочинения найден кардиналом Сирлетом в монастыре св. Василия. Сирлет упоминает о своей находке в предисловии к изданию литургии св. Марка (Вibliоtheса patrum. Рагis. 1644,1. XII, р. 265).

36

В издании Фабриция рассматриваемое нами сочинение имеет уже более краткое заглавие, приводимое и в нашем издании: «’Oμιλία Iππολύτοu είς τήν αȉρεσιν ηтοǔ τιиоς».

37

Смирнское происхождение Ноэта засвидетельствовали также Феодорит (Наеrеit fab. 1. III, с. 3) и Иоанн Дамаскин Sесt. (LѴII). Епифаний же считает его происходившим из Эфеса (“Аσιόи тής ’Еφέσοʋ ρόλεως – Наеr. 57), но, вероятно, ошибочно. Дело в том, что Иоанн Дамаскин, обыкновенно следующий историческим указаниям Епифания, поправляет его дату.

38

Епифаний (ibid.) замечает, что Ноэт распространил свою ересь «не более, как за 130 лет приблизительно» (оʋ πрό ετών πλειόисωи, άλλώς πρό χpόиоʋ тώи тоύтωи έкатόи τрιάкоиτа πλеίω έλάσσω). А свое ересеологическое сочинение Епифаний написал в 375 году, следовательно, год распространения Ноэтом ереси падает приблизительно на 245 год.

39

Так же у Епифания и Иоанна Дамаскина. Но Филастрий (hаегеs. 53) говорит, что Ноэт называл своим братом Илию.

40

По свидетельству Епифания он собрал десять человек.

41

Епифаний ответ Ноэта передает несколько иначе: тι γάр какόи πεπоиηка; έиа Феόδи боξάςω, έиа έπίσταμαι, каί оύκ άλλои πλήи аύτοῠи, γεииηФита, άπоФαиόта.

42

Здесь ясное указание на тот символ, который встречается также у Иринея (Соntг. hаегеs.I.1, с. 2; III, 4) и Тертуллиана (Соntг. Ргах. с. 2; Dе ргаеsсriрt. с. 13 и Dе virginibus vеlаndis с. 1).

43

Автор сочинения под заглавием «Ргаеdеstinаtus» говорит, что Ноэт был осужден Транквиллом, епископом Халкидонским в Сирии (с. 30).

44

Т. е. с твердо установленным учением Церкви, срвн. гл. VII.

51

И Епифаний свидетельствует, что ноэтиане приводили места из Священного Писания μоиокώλως так же, как это делал и Феодот. Причем, по свидетельству Епифания, Феодот в данном случае имел в виду подтвердить этим путем учение о Христе, как простом человеке.

55

Под таинством домостроительства (оίкоиоμίας ­ оίкоδоμείας, как несколько выше) здесь разумеется, несомненно, таинство воплощения Сына Божия – то воплощение, которое было как бы домостроением нашего спасения. В чем заключается самая тайна домостроительства, автор объясняет ниже в этой же главе.

57

Т. е. тайна домостроения.

58

λόγος ένα υίόи Фεῷ άπεργασάμενоς. Мысль та, что Слово Божие, пребывая единым Сыном Божиим, было в то же время и единым Сыном человеческим, потому что плоть человеческую Оно восприняло в единство своей ипостаси. Сравни гл. XVI.

60

Т. е. имя Сына человеческого.

64

В подлиннике: λέγεί – говорит, т. е. Ноэт. Ввиду того, что у Ипполита третье лицо ед. ч. в приложении к личности Ноэта безразлично заменяется часто третьим лицом мн. ч. (в приложении к личности ноэтиан), и наоборот – в видах однообразия мы считаем возможным выдерживать, т. о., третье лицо множ. ч., разумея в таком случае ноэтиан.

67

В приложении ко второму лицу Св. Троицы Ипполит очень часто употребляет термин παίς , собственно – отрок, мальчик, раб. Этот термин приводится также в гл. VII, XI. Срвн. в соч.: «О Христе и антихристе» гл. III, VII и в «Толков. на кн. пророка Даниила» кн. IѴ;, гл. XXXV и LX, .

79

Смысл, очевидно, тот, что Христос составляет едино со Отцом, потому что об этом свидетельствуют как все Его духовные силы, так и расположение сердца. Действительно, Сам Христос указывал на присущие Ему способности и деятельность, как на доказательства Его Божественности и внутреннего существенного единения с Богом Отцем. Так, напр., у Ин. 10:38 (срвн. Евр. гл. 1); 12, 44, 45, 49, 50, 14, 6, 7, 9, 12, 13.

82

διά τής είκόνος όμοιας τυγχανούσης. Образ Божий отличается от подобия или еще лучше от уподобления Богу. Но то и другое в личности Сына представляется тождественными, так как Сам Сын есть Бог.

83

Т. е. учение об ипостасности Сына, при сохранении Им существенного единства с Богом Отцем.

87

δύиаμις – сила: это слово употреблено здесь, несомненно, для выражения понятия о сущности (οϋσίа – как стали употреблять в данном случае позднейшие писатели) божественного естества. Срвн. выше гл. VII и ниже гл. X.

88

оίкоиоμίа (буквально домостроительство) у Ипполита означает, очевидно, с одной стороны, таинство искупления и воплощения Сына Божия (как выше в гл. IѴ), а с другой – домостроение внутренней жизни Божества, которая представляется как жизнь трех отдельных божественных лиц (как это выходит по ходу речи, представленной в данной главе; сравн. гл. ХIѴ).

89

В данном случае, по-видимому, говорится о Священном Писании как единственном руководительном источнике знания христианской веры и жизни. Но из сопоставления данного места с другими местами из сочинений Ипполита открывается, что св. отец не отвергал и Предания церкви. Так в I гл. сочинения «Против Ноэта» устами пресвитеров он свидетельствует о своей вере в Предание; в XVII главе того же сочинения он приглашает «веровать согласно Преданию апостолов».

90

Это сравнение акта рождения Сына с актом происхождения света от света встречается еще у писателей доипполитовского времени: у Иустина Мученика, Татиана и Афинагора. В посленикейский период святоотеческой письменности оно входит во всеобщее употребление.

91

Сравни: «О Христе и антихристе» гл. II.

96

Тίς σти έи ύποσтήματι – так у Миня, Виктор в катенах употребляет вместо этого выражение: έи тή ύποσтάσει, а Симмах: έи тή όμιλία. В Библии (слав. и русской) Выдержано последнее чтение.

100

Сравн. Еф. 4:6.

101

Ипполит разумеет, очевидно, факт отречения Петра.

102

Т.е. троичным в единстве.

104

Т. е. в своем Апокалипсисе, в котором он часто прибегает к помощи образов и аллегорий при раскрытии тех или иных мыслей.

108

Т.е. по отношению к плоти.

110

Т.е. имя: «человек».

111

Мысль та, что Сын Божий – Слово и до Своего воплощения был совершенным Сыном-Словом; и только для того, чтобы иметь возможность выполнить тайну домостроительства, Оно, в то же время, должно было сделаться и совершенным сыном человеческим, т. е. принять плоть человеческую. Сравни Кирилла Александрийского «Против Нестория» (1,2) и Леонтия Византийского «Против Несториан и Евтихиан» (1,1).

113

Имеются в виду Евангелисты Матфей и Лука, которые в своих Евангелиях занимаются обсуждением вопроса о рождении Христа по плоти.

117

Сам Каиафа, по свидетельству Евангелиста Иоанна (Ин. 11:51–52), говорит, что Иисус должен умереть за народ и собрать рассеянных чад Божиих. Таким образом, прежде чем осудить Христа, он сам исповедал Его Богом, потому что только Бог мог «умереть за народ».

119

Т. е. жизнь. Ин. 10:18.

122

Сравн. Мф. 27:29.