Азбука веры Православная библиотека История Церкви Агапы или вечери любви в древнехристианском мире



Пётр Николаевич Соколов

Агапы или вечери любви в древнехристианском мире

[Рец. на:] Петр Соколов. Агапы или вечери любви в древнехристианском мире прот. Александр Петровский

Содержание

Предисловие

1-я глава. История агап Введение §1. Агапы в новом завете §2. Агапы в Διδαχή των δώδεϰα Αποστόλων §3. Агапы у св.Климента Римского и св. Игнатия, епископа Антиохийского §4. Агапы в 97-м письме Плиния, губернатора Вифинии, к императору Траяну §5. Агапы у св.Иустина Философа, Иринея Лионского и в послании к Диогнету §6. Агапы у Минуция Феликса §7. Агапы в творениях Тертуллиана §8. Переход агап на ступень благотворительного учреждения §9. Агапы в апокрифических творениях христиан. Происхождение поминальных агап §10. Агап в сочинениях Лукиана «О смерти Перегрина» §11. Агапы в творениях св. Климента Александрийского §12. Агапы у Оригена §13. Агапы у св.Киприана Карфагенского §14. Агапы в книгах Сивилл §15. Агапы в Апостольских Постановлениях и сродной им литературе: Канонах Ипполита, «Завет Господа нашего Иисуса Христа», Фрагментах Египетских канонов, Постановлениях Египетской Церкви и Didascalia §16. Агапы у императора Константина Великого, в правилах Гангрского собора, у императора Юлиана, в правилах Лаодикийского собора, 3-го Карфагенского собора, у св. Григория Назианзина, Иоанна Златоуста, в сочинении «De duplice martyrio», у блаж.Августина, св.Амвросия Медиоланского, св.Павлина Ноланского, в правилах соборов: Арелатского, Орлеанского – 590 года, Орлеанского – 541 года, 2-го Турского, Агапы в переписке папы Григория I Великого, в правилах Трульского собора, Германского и др. 2-я глава. Происхождение агап Введение §1. Аналогии агапам в религиозно-бытовой жизни Греции §2. Аналогии агапам в истории Римской империи §3. Невозможность зависимости христианских агап от этих проявлений религиозно-бытовой жизни Греции и Рима §4. Аналогии агапам в Иудействе §5. Аналогии агапам в трапезах ессеев и терапевтов §6. Невозможность заимствования Церковью агап у ессеев и терапевтов §7. Попытка решить вопрос о происхождении агап в том смысле, что агапы есть произведение чисто христианской почвы. Значение этой попытки для решения вопроса §8. Положительное решение вопроса о происхождении агап: агапы – явление общечеловеческое. Аналогии агапам у народов древности 3-я глава. Внешняя история агап, их жизнь в Империи 4 глава. Отношение к агапам язычников: обвинения агап в преступлениях. Защита агап со стороны апологетов. Успех их защиты. Объективные основания для этих обвинений Заключение Приложение. Следы влияния и остатки агап в современной литургической жизни Церкви Введение §1. Возможные следы влияния агап в современной литургии §2. Благословение хлебов §3. ’Αϰολουϑία τής τϱαπέξης §4. Чин о панагии и пасхальный артос §5. Поминальные трапезы (поминки) Заключение  

 
Предисловие

Одним из важных проявлений общественной организации древней Христианской Церкви являлись вечери любви, отличавшиеся более или менее литургическим характером, так называемые агапы. Это явление жизни первенствующих христиан, как среди церковных историков, так и среди литургистов и археологов, всегда пользовалось славой если не «вечной загадки истории», то одной из труднейших и темнейших проблем Церковной Истории1. Действительно, несмотря на довольно многочисленные попытки разрешить этот вопрос, до сего времени остается открытым, что такое агапы по своему происхождению, то есть, являются ли они произведением чисто-христианской почвы или же представляют собою более или менее сознательное заимствование Церкви у язычества. И этим дело еще не ограничивается: почти в таком же, если даже не худшем, положении вопрос о связи агап с евхаристией и времени их разделения. Этот вопрос решался и решается различными писателями так же различно, как, быть может, различны по своей индивидуальности они сами. Вопрос об агапах во всей своей сложности впервые, насколько нам известно, сделался предметом более или менее обстоятельного исследования в докторской диссертации английского ученого Китинга (Keating). Назначая задачей «сопоставить данные языческой и иудейской литературы, пересмотреть различные указания или намеки на агапы в Новом Завете и у Отцов и сравнить существующее «уставы», один с другим, он говорит: «насколько мне известно, этого никогда не было дано в таком полном виде раньше. Изыскания Бингама, Бинтерима, Дрешера и Т. Гарнака об этом предмете драгоценны, но никто из них не коснулся даты»2. Попытка Китинга решить вопрос во всей его сложности, помимо, конечно, его воли и желания, имела и свою отрицательную сторону в этом отношении. Именно, та мгла, которая окутывала вопрос и которую он пытался прояснить, была доведена почти до степени густого тумана ректором католического Института в Тулузе Пьером Батиффолем, Этот французский ученый, взяв за исходный пункт своего изложения исследование Китинга и направив на него все острия своей критики, по своему и также слишком индивидуально разрешил вопрос об агапах в своем известном этюде «Agape»3. Сделав некоторые уступки для времени Тертуллиана, он окончательно отверг существование агап в первенствующей Церкви4. Но погребение живых мертвецов удается редко и в защиту агап встали тот, же Китинг5, Ладэз6, Функ7 и Эрмони8, статьи которых были вызваны исключительно этюдом Батиффоля. Благодаря их трудам и стараниям, агапы живут и требуют особенно заботливого к себе внимания теперь, после неудавшегося покушения на их жизнь.

Ясно, что для решения и хотя бы приблизительного прояснения общего вопроса об агапах необходимо рассмотреть на основании показаний исторических документов, часто, к сожалению, фрагментарных и еще чаще неясных, вопрос о существовании агап, их происхождении, проследить их исторический процесс, их историческую жизнь внутри Церкви, связь их с евхаристией, ритуальный порядок их совершения, по крайней мере, для более позднего периода жизни Церкви и, наконец, их внешнюю историю – отношение к ним Римского Законодательства и императоров и если не прямо к ним, то к аналогичным явлениям язычества – во-первых, и, во-вторых, отношение к ним самих язычников – граждан Империи. Но и теперь, несмотря на, то многое, что сделано для выяснения поставленных вопросов наукою, всякое решение, как бы обстоятельно и основательно оно, ни было дано, не может претендовать на значение и характер окончательного. И в самом деле, кто может поручиться за то, что какой-нибудь новооткрытый памятник церковной письменности или новооткрытая надпись не прольют нового и яркого света на ту или другую сторону многогранного вопроса об агапах. Следует, однако, повторить, что это ограничение должно считаться имеющим значение и силу только в сторону деталей решения вопроса.

Нужно ли, или лучше, удобно ли, будет выделить в особую главу доказательства существования агап? Трудно прямо ответит на этот вопрос, но условия методологического характера заставляют нас ответит отрицательно. Действительно, документы, говорящие об агапах и подлежащие обследованию в различных целях, одни и те же: они дают материал для истории агап, на них основываются и доказательства существования агап. При таком положении дела, повторения вообще неизбежны. Но если выделить эти доказательства в особую главу, то эти повторения, безмерно увеличившись в количестве, станут, особенно навязчиво-докучливым элементом нашей работы и едва ли будут содействовать архитектонике ее целого. Имея это в виду мы лучше при изложении истории агап будем указывать те данные того или другого текста, которые заставляют видеть в нем именно агапы, а не что-либо иное, будем указывать reductiones ad absurdum того положения, на котором так твердо настаивает г.Батиффоль, в случай его приложения к тому или другому памятнику церковно-исторической письменности. И это, тем более, что существование агап, при изложении их истории, само собой предстанет пред нашими глазами как несомненный, исторический в собственном смысле слова факт, Такое, быть может, неуважительное, отношение к тезису г. Батиффоля оправдывается еще и тем обстоятельством, что критические труды, направленные против Батиффоля и названные выше, настолько выясняют дело, что позволяют при некоторой осмотрительности характеризовать этюд г. Батиффоля,. как покушение с негодными средствами.

Наконец, что касается вопроса о происхождении агап, то он с большей вероятностью и, конечно основательностью может быть решен после изучения самих агап, их истории и ритуала. Вот почему вопрос о происхождении агап мы ставим после, теперь приступая непосредственно к истории агап.

* * *

1

Keating. The agape and the Eucharist in the early Church. London. 1901. V page

2

Keating–op. cit.–6 p.; The Guardian-December 24, 1902,– p. 1853

3

Etudes d’histoire et de theologie positive. Deuxieme edition. Paris. 1902. 279–311 pp.

4

О чем подробнее–при рассмотрении документов.

5

The guardian, 24 декабря 1902 and 7 Ianuary, 1903

6

Ladeuse. Revue de I’ Orient Chretien. Septieme annee. 1902

7

Revue d’ histoire ecclesiastique, tome IV, 1903 et tome V, 1904.

8

Ermoni. L’agape dans l’eglise primitive. Paris. 1904.


Источник: Агапы или вечери любви в древне-христианском мире / Петр Соколов. Сергиев Посад. Типография Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1906 г.

Комментарии для сайта Cackle