Азбука веры Православная библиотека профессор Иван Иванович Соколов Епархии Константинопольской церкви в XV-XVIII веках


профессор Иван Иванович Соколов

Епархии Константинопольской церкви в XV-XVIII веках

Содержание

Епархии Константинопольской церкви I. Кесария Назианз 2. Эфес. Илиополь Аркадиопольская епископия  

 

Епархии Константинопольской церкви

Епархии Константинопольской церкви по территориальному своему положению разделялись на восточные и западные. Восточными епархиями (αἱ ἀνατολικαὶ ἐπαρχίαι) назывались те, которые находились к востоку от Константинополя, т. е. в Малой Азии или Анатолии, на «Востоке» (ἡ Ἀνατολή) в собственном смысле. Западными же епархиями (αἱ δυτικαὶ или δυσικαὶ ἐπαρχίαι) именовались те, которые были расположены к западу от Константинополя, т. е. на Балканском полуострове вообще, на западе (ἡ δύσις) вселенского патриархата в собственном смысле. Кроме того, из состава западных епархий иногда выделялись – в специальной церковной терминологии – епархии в Пелопоннесе или «Пелопоннес» (ἡ Πελοπόννησος) в собственном смысле. Отмеченные оттенки в распределении епархий, а вместе и архиереев Константинопольского престола встречаются в исторических известиях, относящихся к XV и XVI векам1), при чем преемство от византийской эпохи в данном отношении несомненно2). Но в «чинах» или каталогах митрополий действовали и применялись другие основания для последовательного их распределения и порядка, заключавшиеся то в более раннем фактическом подчинении той или иной епархии Константинопольскому патриарху, скрывавшемся в глубине веков, то в церковно-гражданском значении и возвышении кафедрального города, то в территориальной близости епархии к Константинополю, как центру патриаршего и синодально-соборного управления, то во времени возникновения епархии в силу внутренних самобытных потребностей церковного строя, или выделения подчиненной епископии на степень самостоятельной архиепископии, а потом и митрополии, и прочее. Впрочем, в каталогах от второй половины XV в. и в последующих мотивы возникновения и возвышения многих епархий остаются для исследователя уже в значении вполне определившегося церковного факта, выступающего лишь в конкретном отображении регламентированного церковной властью τάξις’а или каталога, но, с другой стороны, церковное творчество развивалось в нашу эпоху и в отношении то дополнения и исправления уже существующих каталогов епархий, то самостоятельного и критического их составления как в виду древней и прежней санкции их официального распорядка, так и по руководству новых церковных для этого оснований и при свете конкретных данных того или иного периода в историческом положении Великой Христовой церкви. По своему существу новая законодательная деятельность церкви, поскольку она проявлялась в составлении, дополнении и исправлении каталогов епархий, примыкала к правообразующему церковному началу византийской эпохи и неразрывно была связана с установившимся в прежнее время типом церковного в этом направлении строительства. Но живая историческая действительность XV–XVIII в. выдвинула, в свою очередь, ряд весьма интересных фактических иллюстраций к основным мотивам этого созидательного церковного труда и представила многогранное преемство для прежних аналогий, свидетельствующее о внутренней силе законодательного церковного творчества и о конкретном обновлении и оживлении в области епархиального управления во вселенском патриархате, поскольку дело касается даже сухого и – на первый взгляд – малосодержательного исчисления подчиненных епархий. Проявления этой внутренней силы и сокровенной жизни будут отчасти раскрыты нами в обзоре состава епархий по санкционированному церковью каталогу второй половины XV в., в связи с позднейшими – до конца XVIII в. – в этой области нарастаниями и изменениями, касающимися как митрополий и подчиненных им епископий, так и архиепископий.

I. Кесария

Кесария (ή Καισάρεια, тур. Kaissarié) – главный город провинции (ἐπαρχία) Каппадокии (Великой) в Понте, потом Фемы Харсианснкой (θέμα Χαρσιανόν)3, в южной ее части, близ горы Аргейской, ныне – главный город Кесарийского санджака и казы в Анкирском вилайете, расположенный на расстоянии одной мили от древнего города Кесарии, развалины которого и ныне сохраняются4.

Митрополия Кесарии Каппадокийской занимает первое место во всех известных Notitae episcopatuum – с именем св. Епифания, архиепископа Кипрского († 403)5, с именем императора Льва VI Мудрого6, времени императора Иоанна Цимисхия (969–976)7, императора Андроника II Палеолога и императора Андроника III Палеолога. Это первенство обусловливается тем, что Кесарийский митрополит подчинился Константинопольскому патриарху раньше, чем митрополиты других диэцезов8. Поэтому Кесарийский митрополит получил наименование «πρωτόθρονος – перввотронный»9 и ему принадлежал первый престол, [πρῶτος θρόνος] в ряду кафедр прочих митрополитов Константинопольской церкви, равно и первое место во время богослужений, на соборах, в заседаниях священного синода и в других церковных и иных собраниях.

Уместно при этом отметить, что о порядке восседания (περί τῆς κατὰ τὴν καθέδραν τάξεως) митрополитов и архиепископов, соответственно официальной записи в патриаршей хартофилакии, сделал постановление византийский патриарх Николай Мистик († 925 г.). Города, которые почтены достоинством архиерейства, – говорится в этом постановлении, – и в которых священные пастыри проручествуются от патриаршей десницы, надлежало бы записывать здесь [в хартофилакии], как заключающиеся в пределах некоторой ограниченной вселенной и беспрепятственно представляемые для [сведения] каждого желающего. С другой стороны, основание по порядку располагать в особом официальном списке города, принадлежащие бескровной власти, заключается в том, что [тогда] предстоятелство над ними и чин их сделаются вполне ясными и известными всем остальным. Вместе с городами, находящимися к востоку солнца, записываются и те, которые находятся к западу: ведь мы издавна и до настоящего времени еще не поставили их в списке с остальными, а между тем из них те, которым была вверена ефория10, когда время призывало к кафедрам, отталкивались пребывающими в одинаковом чине, и они, в свою очередь, толкали этих – увы, какая дерзость – с равною силой сопротивления. Но когда христолюбивый благочестивейший царь наш председательствовал вместе с нами в честном храме святой Ирины11, где мы совершали память славных патриархов, а с ним [присутствовали] и боголюбезные митрополиты, то мы, обсудивши совместно с ними право чести (αἰδέσιμον) каждого престола, предоставили всем соответствующее место, как и показывает настоящий чин (τάξις), со всем вниманием написанный по нашему побудительному слову. Ведь нам казалось неуместным, что служители алтаря спорят из-за первенства и ради славы, которая есть бесславие; лучше же сказать, – оскорблять честь архиерейства пред всем прочим есть позор (αἰσχὐνη), Мы должны заботиться только о бессмертной славе, которая недоступна увяданию, но всегда цветет, украшает своих почитателей и возвеличивает нетленным прославлением12.

Представленный документ имеет важное значение. Он проливает свет на составление того «чина», или «устава» подчиненных Константинополю митрополий, который известен с именем императора Льва Мудрого и в своем существе относится к Х в. Несомненно, в изложении этого чина принимала участие и церковная власть – в лице патриарха Николая Мистика и священного при нем синода митрополитов. Это обусловливалось принципом симфонии, заложенным в основе системы взаимоотношений церкви и государства в Византии, и вызывалось существом предмета, казавшегося интересов и церкви, и государства. Затем, нужда в новом таксисе была бесспорна и вызывалась фактическим состоянием в Византийской церкви. Еще в тридцатых годах VIII в. в пределы вселенского патриархата был включен обширный Восточный Иллирик с многочисленным составом иерархов, признавших над собою юрисдикцию константинопольского предстоятеля. Надлежало и их кафедры внести в общий синтагматион, во избежание и фактического беспорядка в общецерковных собраниях: случалось, что митрополиты восточных епархий удалялись со своих кафедр равночестными им митрополитами епархий западных, раньше принадлежавших к Иллирику, – и такое столкновение вызывало соблазн среди народа, да и по существу не соответствовало характеру и назначению архиерейского служения. Составление нового «чина» совпало и с периодом оживленной законодательной деятельности в Византии, относящимся к царствованию Македонской династии: тогда не только церковное самоопределение достигло наивысшей степени развития, но и византинизм, как система самобытной культуры, сделался объектом глубокого всеобщего опознания и выражался в расцвете мощных внутренних сил. В связи с общим возрождением в Византии и в соответствии с фактическими запросами и состоялось, при совместном участии церковной и государственной власти, составление особого регламента для установления права чести каждого из митрополитов и архиепископов, подчиненных вселенскому патриаршему престолу, и для определения порядка их восседания во всех официальных собраниях. Регламент приобрел для последующего времени значение действующего закона, сохранившего свою силу – в разных отношениях – и в турецкую эпоху истории Константинопольской церкви.

В «изложении» или каталоге с именем св. Епифания указываются пять городов или епископий, которые были подчинены митрополиту Кесарии Каппадокийской, в таксисе императора Льва Философа исчисляются по одной редакции восемь, а по другой – пятнадцать епископий, подчиненных тому же митрополиту, но в изложениях императоров Андроника II и Андроника III вовсе не указаны подчиненные Кесарийской митрополии епископии. И действительно, в XIV и в первой половине XV в. Кесарийская митрополия находилась в печальном положении, вследствие занятия области турками. В связи с этим, в январе·1327 г. состоялось важное административное распоряжение вселенского патриарха Исаии и священного при нем синода, в силу которого митрополит Кесарии получил во временное управление и для пользования доходами (κατὰ λόγον ἐπιδόσεως) митрополии на Востоке – Севастии, Евхаит, Икония и Мокиса и архиепископию Назианза, Эти епархии, – как сообщает синодальное деяние, – были уже продолжительное время лишены законных архиереев, вследствие господствовавшего беспорядка и ненормальности в политическом положении, возникших от нашествия безбожных врагов (турок,), и поэтому местная православная паства не имела архиерейского попечения, наблюдения и освящения. Вследствие затруднения назначить сюда архиереев, патриарх и священный синод и возложили на митрополита Кесарии, пречестного и экзарха всего Востока, как находящегося вблизи этих епархий, заведывание митрополиями Севастии, Евхаит, Икония и Мокиса и архиепископией Назианза и управление по основанию пожалования. Он должен был наблюдать за епархиями и за всеми их имуществами и вещами, духовно надзирать и пасти клир и весь народ, рукополагать для них диаконов и пресвитеров и возводить согласно церковному и каноническому преданию и совершать все остальное, что свойственно законным архиереям, но, конечно, без восседания на священном сопрестоле (ἅνευ μέντοι τῆς τοῦ ἱεροῦ συνθρόνου ἐγκαθιδρύσεως). Клирики этих церквей и все христиане должны подчиняться ему и повиноваться, принимать и исполнять его духовные наставления и руководства, полезные для духовного спасения. А если будет избран законный архиерей в одну из указанных епархий, то Кесарийский митрополит должен удалиться отсюда и уступить ему заведывание и архиерейское управление13.

Но Кесарийский митрополит, как и другие иерархи Востока, проживал большей частью в Константинополе. В октябре 1352 г. митрополит Кесарии Каппадокийской Василий Карантинос принес жалобу императору Иоанну VI Кантакузину на патриарха Каллиста I, при чем эта жалоба оказалась несправедливой. По распоряжению императора, в Никее надлежало созвать собор епископов для суда над Кесарийским митрополитом, при участии Антиохийского патриарха Пахомия. На соборе Антиохийский патриарх подал голос относительно лишения Кесарийского митрополита всякого священного сана14. В 1365 г. патриарх Филофей и священный синод вновь присоединили к митрополии Кесарии, по мотиву пожалования (κατ ἐπἱδοσιν), митрополии Севастии, Икония и Мокиса и архиепископию Назианза, а также митрополию Тиан, ввиду избрания на Кисарийскую кафедру кир Мефодия15. В синодальных актах этого времени Кесарийский митрополит поставлен на первом месте из всего состава священного синода16. В ноябре 1370 г. на митрополию Мокиса был избран кир Иоанникий, который и дал патриарху Филофею и священному синоду письменное обещание в том, что постоянно будет проживать в своей епархии17. Но одновременно патриарх дал и грамоту митрополиту Кесарии, разрешавшую ему совершать богослужения и рукополагать, согласно канонам и древнему церковному обычаю, в том случае, если какая-либо из двух митрополий, именно Тиан и Мокиса, будет вдовствовать18. Значит, и митрополия Тиан в это время была изъята от управления кесарийского митрополита – в силу прежнего пожалования. Но архиепископия (митрополия) Назианза по-прежнему была присоединена к Кесарийской епархии19. А 20 ноября 1370 г. патриарх Филофей повелел митрополитам Кесарии Каппадокийской и Мокиса отправиться в епархию Иконийскую для расследования незаконных рукоположений и других дел, совершенных самозванцем-епископом Павлом Тагари20. Кесария Каппадокийская иногда называлась великою (μεγάλη)21, в отличие от других малых городов с именем Кесарии, например, Фессалийской, Палестинской22.

В византийскую эпоху митрополит великой Кесарии Каппадокийской носил титул – «пречестный пречестных и экзарх всего Востока – ὑπέρτιμος ὑπερτίμων καἰ ἔξαρχος πάσης Ἀνατοῆς»23. С таким: титулом Кесарийский митрополит выступает и в «Новом изложении» – вселенского патриарха Нила от 1 сентября 1386/7 года24, в котором была воспроизведена более ранняя церковная практика, именно XIII века25. Точно установить время, когда Кесарийский митрополит получил это единственное и исключительное – в составе прочих митрополичьих титулов – наименование, представляется затруднительным, хотя и в средине XII в. он еще не имел этого титула26, – но смысл последнего ясен.

Прежде всего, титул «ὑπέρτιμος» носили все митрополиты Византийской церкви позднейшей эпохи, в отличие от архиепископов и епископов, которые этого титула не имели. Титул указывал на особую честь митрополитов сравнительно с архиепископами и епископами, воздававшуюся им как, духовенством, так и народом. В византийскую эпоху этот титул давался митрополитам василевсами27, которые, усвояли себе и право возводить и низводить архиерейские престолы и вообще изменять синтагматион епархий Византийской церкви28.

Митрополит Кесарийский титуловался «пречестным пречестных», как «первотронный» или «первокафедральный– πρωτοκάθεδρος» митрополит, пользовавшийся, в силу первенства своей кафедры, преимущественной честью пред всеми прочими митрополитами, как только «пречестными – ὑπέρτιμος», которую ему воздавали митрополиты других епархий и архиепископы, подчиненные ему епископы и народ, равно и другие члены Византийской церкви.

Кроме того, он именовался и был «экзархом всего Востока». Как уже упомянуто, – «Востоком» вообще в византийскую эпоху назывались те епархии, которые находились к востоку от Константинополя, т. е. в Малой Азии, в отличие от Запада, т. е. от епархий, находившихся на западе от Константинополя, или в европейских фемах. Но в частном смысле, «Востоком» называлась область, расположенная в фемах Харсианской, где и находилась Кесарийская митрополия, Севастийской, Каппадокийской и Анатолике, как внутренних провинциях Азии, в отличие от пограничных и побережных ее фем29. В таком именно смысле понимается «Восток» в патриаршем и синодальном акте от января 1327 г., в силу которого находившиеся в местности Востока святейшие митрополии Севастии, Евхаит, Икония и Мокиса и святейшая архиепископия Назианза были вверены временному управлению митрополита Кесарии, пречестному и экзарху Востока30. Значит, экзаршеские полномочия Кесарийского митрополита некогда распространялись на «весь Восток», а потом лишь на внутренние малоазийские фемы, вместе с провинцией «Восточной – Ἀνατολικόν», хотя в титуле и сохранилось указание на первоначальное пространство экзаршеских полномочий Кесарийского митрополита.

Эти полномочия возникли в связи с общим развитием власти экзархов в Греко-восточной Церкви, в том числе и экзарха, или высшего митрополита, в Понтийском диэцезе, расположенном в восточной части Малой Азии, с главным городом Кесарией Каппадокийской31: митрополит Кесарии Каппадокийской, как видно и из толкования Иоанна Зонары на 17-е правило четвертого вселенского собора, имел право, как экзарх округа32 , судить епископов, а равно пользовался и административными полномочиями. Но такие специально экзаршеские полномочия Кесарийского митрополита исчезли вместе с возвышением Константинопольского патриарха, власть которого подавила вообще развитие экзархатов Понтийского, Асийского и Фракийского33. На эту давность реальных экзаршеских прав Кесарийского митрополита указал и Иоанн Зонара. В его эпоху, равно как и в позднейшую, митрополит Кесарийский выступает, как «экзарх всего Востока», уже с иным назначением. Говоря вообще, – ему принадлежало наблюдение и исполнение патриарших прав (ἡ ἐπίασκεψις καἱ δίεξαγωγὴ τῶν πατριαχικῶν δικαίων) в митрополиях «Востока». В частности же экзарх, канонически наблюдая и исполняя патриаршие права по полномочию патриарха, должен был заботиться, чтобы во вверенных его экзаршескому ведению епархиях не совершалось ничего чуждого христианскому общежитию, но все происходило согласно господствующим узаконениям и письменным установлениям, и чтобы в патриарших монастырях и прочих подобных же храмах возносилось и поминалось имя современного патриарха; затем, церковные и духовные дела, возникающие в этих монастырях и храмах, должны расследоваться и исправляться экзархом, при чем никто из лиц посвященных, монахов и прочих христиан, равно из местных архиереев не должен препятствовать ему или беспокоить его при исполнении и соблюдении здесь патриарших прав, а напротив, – все обязаны многоразлично содействовать ему и помогать в исполнении возложенного на него служения. Если же умрет кто-либо из местных архиереев, то по общему мнению и обсуждению прочих соседних архиереев надлежало избрать, под председательством экзарха, наиболее соответствующего из клириков этой церкви для временного управления и заведывания делами этой епархии, а затем происходило избрание и другого способного и достойного лица для архиерейского сана, не имеющего никакого канонического препятствия, и этот кандидат, снабженный грамотой и свидетельствами экзарха и соседних архиереев посылался в Константинополь, дабы предстать здесь пред священным синодом и получить поставление на вакантную архиерейскую кафедру. Экзарх получал право наблюдать и за патриаршими монастырями в пределах его епархии34. Кроме того, экзарх-митрополит, получая патриаршие экзаршеские права (πατριαρχικά ἐξαρχικὰ δίκαια), должен был заботиться о духовной пользе находящихся во вверенных ему местностях клириков, монахов и мирян, учить и наставлять их, как следует жить, по-христиански, а все жители обязаны были оказывать ему надлежащую честь, послушание и повиновение во всем, что служит к их пользе, а иногда – и давать ему канонический взнос и платить другие доходы, которые они должны были представлять Великой Христовой церкви35. Затем, митрополит, как получивший всю экзархию патриарших прав (τὴν ἀνήκουσαν πᾶσαν ἐξαρχιαν τοῖς πατριαρχικοῖς δικαίοις), должен был наблюдать за всеми монастырями, находившимися в данной местности в положении патриарших, учить подвизающихся здесь монахов, чтобы они проводили жизнь боголюбезную и согласно обету, оказывать покровительство повинующимся и врачевать непослушных мерами то кроткими, то более строгими, – поставлять в монастырях игуменов, кого сам признает из находящихся здесь монахов более пригодными для такого служения, наблюдать за имуществами и предметами, принадлежащими монастырям, и внушать всем служащим здесь и работающим, чтобы они беззаконно не прикасались к священному, помня смерть наказанных за корыстолюбие Анании и Сапфиры, – священнодействовать в монастырях и рукополагать по господствующему церковному обычаю, при чем все монахи обязаны были повиноваться митрополиту-экзарху во всем, что он говорит для духовного их успеха и совершенства, а неповинующиеся ему подлежат отлучению (ἀφορισμὁς), которое и может быть митрополитом разрешено в случае раскаяния виновных36. Иногда патриарший экзарх, получая право на сбор денежных доходов, обязывался представлять Великой Христовой церкви лишь половину их, удерживая в свою пользу другую половину, как вознаграждение за свои труды37. Вообще же экзарх должен был поступать во всем согласно акривии священных канонов38.

Наряду с этим, Кесарийский митрополит, как экзарх Востока, был духовным начальником тех восточных или малоазийских епископии, которые были ему подчинены и на которые распространилась власть его, как митрополита определенной области или провинции. Как экзарх целой группы восточных епископий, митрополит Кесарии Каппадокийской стоял во главе соборного управления своей провинции, был председателем соборов иерархов его области и руководителем всей административно-судебной их деятельности. Он же служил посредником в сношениях между своим митрополичьим округом и вселенским патриаршим престолом и, по уполномочию патриарха и священного синода, исполнял экзаршеские обязанности в епархиях всего Востока, когда, например, возбуждались пред центральной церковной властью жалобы на тех или других митрополитов восточных митрополичьих округов или вообще митрополий, и т. п.

С таким именно характером выступало в византийскую эпоху и положение Кесарийского митрополита, как эзарха всего Востока. Оно de jure сохранилось и в турецкую эпоху, а в известной степени могло иметь и фактическое значение, в силу особого каждый раз распоряжения со стороны Константинопольского патриарха. Поэтому Кесарийский митрополит и в XV веке титуловался как «ὑπέρτιμος τῶν ὑπερτίμων καἰ ἔξαρχος πάσης Ἀνατοῆς»39, – хотя в то время, а равно и в XVI веке он не имел ни одной подчиненной ему епископии40 . Это отмечено и в Notitia от XVII века: «митрополит Кесарии Каппадокийской, – сказано здесь, – имел восемь епископий и ныне (σήμερον) не имеет ни одной»41. Затем, в каталоге, епархий Константинопольской церкви от 1710 г. митрополит Кесарии Каппадокийской титулуется. как «первотропный, пречестный пречестных и экзарзх всего Востока», но подчиненных епископий он и тогда не имел42. А иерусалимский патриарх Хрисанф в начале своего каталога престолов, подчиненных Константинопольскому патриарху, и вообще заявил читателю: «Прежде всего, заметь, что никто из митрополитов Востока ныне не имеет епископов, так как они совершенно разорены варварским игом»43. Лишившись прежнего величия и власти, подписываясь как εὐτελὴς или ταπεινός44, митрополит Кесарии Каппадокийской45 и в последующее время оставался «первотронным» и титуловался «пречестным пречестных и экзархом всего Востока»46. Лишь от 1797/8 г. имеется сведение, что в Кесарийской митрополии был титулярный – ἐπὶ ψιλῷ ὀνόματι – епископ Назианза»47. Не пользуясь фактической властью, этот епископ, однако, восстановил порванную временем и обстоятельствами историческую связь между позднейшим положением Кесарийской митрополии и прошлой ее судьбой48.

Назианз

Назианз (Ναζιανζός) – город в Каппадокийской области, на юго-западе от Кесарии и Синассоса (в 10 ч. пути) и на юг от Мокиса, по направлению к Тианам, ныне село Нинези, к востоку от озера Татта (Туз-Гкиюлу) в Иконийской митрополии.

По Notitiae св. Епифания и Льва Мудрого Назианз составлял епископию не Кесарии или Тиан, а митрополии Мокиса (на первом месте из четырех). При императоре Романе Диогене (1067–1071 г.) город был возведен в митрополию49, занял 74-е, потом 72-е место в синтагматионе, но подчиненных епископий не имел50. И в N. двух Андроников Назианз исчисляется в составе митрополии. Между тем, в грамоте патриарха Исаии и священного синода от января 1327 г., которой митрополиту Кесарии был пожалован κατὰ λόγον ἐπιδόσεως и Назианз, последний называется «ἡ άγιωτάτη ἀρχιεπισκοπή», при чем и отмечается, что здесь долго не было своего законного архиерея, вследствие нашествия нечестивых врагов51. Очевидно, упадок епархии был так велик, что Назианз, не имевший, как и многие другие престолы, подчиненных епископий, мыслился в сознании деятелей патриаршей канцелярии не митрополией, а простой архиепископией52, – так как в существующих материалах нет никаких данных относительно формального низведения Назианза на степень архиепископии53. Но в ноябре 1370 г. митрополит Кесарии Каппадокийской Афанасий получил от священного синода, по тому же мотиву пожалования, уже не архиепископию, а митрополию Назианза54: патриаршая канцелярия исправила ошибку, допускавшуюся раньше. Но и от этого положение разоренной митрополии Назианза не улучшилось, и она во второй половине XV в. прекратила свое бедственное существование, будучи присоединена по частям к соседним Кесарийской и Иконийской митрополиям. И в последующее время епархия Назианза не была восстановлена, сохранив лишь свое наименование для титулярного епископа Кесарийской митрополии.

2. Эфес.

Эфес (Ἐφεσος) – главный город Асийской провинции, находившийся в византийскую эпоху в фемах – сперва Самоса, потом – Фракисия, близ устья реки Каистра (ныне Кучук-Мендерес), впадающей в Эфесский залив или Куш-Адасси в Архипелаге (к северо-востоку от о. Самоса), в настоящее время лежит в развалинах, близ небольшого села Айясолук (Ἁγιὰ – οσλούκ, Ἁγιὰ – σουλούκ = Ἀγιος Ἰωάννης ὅ Θεολόγος, Ayasolouk), на юге Смирнского санджака и в казе Куш-Адасси; к югу от этих развалин на берегу моря возник Новый Эфес (Νέα Ἐφεσος), иначе Куш-Адасси, или Scala Nuova55.

И эта митрополия занимает второе место (θρὅνος δεύτερος, δευτερεύων) во всех Noеiеae episcopaеuum, – поэтому Эфесский митрополит называется и «δευτερόθρονος» или «δεύτερος ἐν τῆ ταξει», в параллель «первотронному» митрополиту Кесарийскому, вслед за которым он некогда подчинился Константинопольскому патриарху56. В каталоге с именем св. Епифания исчислены тридцать шесть городов или епископий, которые находились под властью этой митрополии (ὑπ’ αὐτὴν)57. В каталоге Льва Философа указываются то тридцать четыре58, то тридцать шесть59 и даже тридцать семь60 епископий, подчиненных Эфесскому митрополиту. Но в каталогах двух Андроников Эфесская митрополия, как и другие, поименована без епископий61. Не указаны епископии ее и в каталоге турецкой эпохи XV века, а в N. XVII в. лишь сказано, что митрополит Эфеса некогда имел 36 епископий, а ныне (σήμερον) не имеет ни одной62. К такому умалению Эфесская митрополия пришла еще в византийскую эпоху, когда бедствия турецкого завоевания и невзгоды внутренних нестроений сократили ее пределы и подорвали внутреннее благосостояние. Из истории Эфесской митрополии XIV–XV в. известны следующие немногие события.

В августе 1342 г. было издано патриаршее и синодальное деяние о том, что святейшая церковь Пиргия63 находится в числе митрополий великой Христовой Церкви, а вовсе не составляет епископию, подчиненную Эфесской митрополии. Деяние было вызвано стремлением вновь избранного Эфесского митрополита подчинить себе епархию Пиргия. При обсуждении этого вопроса в синоде, были представлены справки о том, что епархия Пиргия первоначально была епископией, а потом, по царскому повелению и синодальному деянию (βασιλκῆ προσταγῆ καἱ πράξει συνοδικῆ), была почтена возведением в чин митрополии, как это было и с большей частью митрополий великой Христовой церкви, которые сначала были подчинены другим церквам, а затем приобрели самостоятельность. В заседании синода не был точно установлен год, в который епископия Пиpгия была почтена достоинством митрополии64, но еще при патриархе Георгии Ксифилине (1192–1199 г.), как видно из документов, митрополитом Пиргия состоял Константин Спанопул, который и был впервые возведен в этот сан, тогда как прежде иерархи Пиргия имели сан епископа. И в последующих каталогах митрополий указывалась и митрополия Пиргия. Равным образом к митрополиям причислил ее и император Андроник II Старший в исчислении и порядке святейших церквей, изложенном, по его приказанию, кир Миной, и это исчисление была помещено в номоканоне, найденном в честном монастыре Пантепопта65. Наконец, император Андроник III Младший, в свою очередь, издал указ, опять подтверждающий достоинство Пиргия, как митрополии. Соответственно (ἀκολοθως) этому, патриарх Иоанн Калека и священный синод издали свое деяние, которым включили в сонм митрополий и епархию Пиргия, с предписанием, чтобы впредь никто и никогда не пытался лишить ее этого чина и чести, но все должны признавать церковное распоряжение неизменным и подчиняться ему. В состав митрополии Пиргия должны входить все указанные в документах села и, в частности, Диocиepa и Дигда66. О дополнительном возведении епархии Пиргия в достоинство митрополии, посредством указа императора Андроника III Младшего, и об издании по этому поводу синодального деяния патриарха Иоанна XIV говорится и в акте от апреля 1343 года, изданном по поводу оправдания митрополита Пиргия от обвинений, возведенных на него Эфесским митрополитом67. Но в феврале 1365 года, при патриархе Филофее, епархия Пиргия опять была объявлена епископией, подчиненной Эфесской митрополии68, спустя же немного, вновь была возведена в достоинство митрополии.

Затем, в январе 1368 г. митрополия Пиргия была отдана митрополиту Эфеса в управление и пользование доходами. В патриаршем и синодальном акте сказано, что церковь Пиргия первоначально, со времени своего основания, была в зависимости от митрополии Эфеса, как епископия ее. Много лет тому назад (πρὸ χρόνων πολλῶν), она, по царскому узаконению, была почтена именем и положением митрополии и, подобно прочим митрополиям, находилась в зависимости только от патриаршего священного и великого синода. В недавнее же время (ὀλίγω πρότερον) она, по просьбе одного Эфесского митрополита, была низведена священным синодом, на степень епископии и отдана в ведение митрополиту, с избранием и особого для нее епископа. Но это недолго продолжалось, и она опять, как и прежде, сделалась митрополией. Однако с того времени и доныне законный архиерей для нее не рукополагался, а в разное время различные митрополиты владели ей по мотиву пожалования (έπιδόσεως λόγω), как, например, Хиосский, недавно (πρὸ ὀλίγου) владевший и Эфесской митрополией. Патриарх, заботясь о душевном спасении христиан митрополии Пиргия, как находящихся среди язычников (ἐν μέσω τῶν ἐθνῶν), отдал эту метрополию κατ’ ἐπίδοσιν хиротонисанному – три года тому назад – митрополиту Эфеса кир Феодориту, пречестному и экзарху всей Асии, с тем, чтобы он наблюдал и управлял этой епархией, как находящейся близ его церкви. Но Эфесский митрополит, вследствие некоторых происшедших обстоятельств, и до последнего времени (1368 г.) не прибыл в свою церковь, так что митрополия Пиргия лишь номинально находилась в зависимости от Эфесского митрополита, в действительности же ею управлял митрополит Хиосский. Только недавно митрополит Феодорит послал в Эфесскую митрополию некоторых из своих сотрудников и сам намерен, с помощью Божией, в скором времени отправиться туда, а патриарх и священный синод еще раз обсудили вопрос о митрополии Пиргия и решили отдать ее Эфесскому митрополиту для управления и пользования доходами (κατ’ ἐπίδοσιν). И еще больше заботясь о положении местных христиан и о спокойствии их в будущем, патриарх и синод решили, чтобы и каждый митрополит Эфеса, преемник кир Феодорита, владел епархией Пиргия по мотиву пожалования (έπιδόσεως λόγω), но не как своей епископией, а как митрополией, соединенной с митрополией Эфеса для управления под властью одного архипастыря. Ведь эти епархии расположены вблизи одна от другой, и будущий митрополит Эфеса всегда окажется во многом лучше митрополита, имеющего находиться в Пиргии, потому что митрополит Эфеса «предстоятельствует над всей Асией и имеет престол высокий и великий»; в виду, этого, божественный синод будет хиротонисать для нее опытного во всех отношениях мужа, да и вообще станет заботиться об Эфесской церкви, чтобы она имела отдельное управление и попечение, так как она, будучи занята варварами, лишилась всего и не может доставлять необходимые средства своему архиерею. Это было и в других церквах, когда архиепископии присоединялись к митрополиям, так как не могли существовать сами по себе из-за постигшей их бедности, будучи же присоединены, они и опять остаются, как прежде, – митрополия имеет свое место, честь и чин, а архиепископ опять – свое, что и сделано в настоящем случае: соответственно такому обычаю и вследствие известности престола Эфесской митрополии и постигшей его бедности и затруднения, к ней была присоединена церковь Пиpгия, так чтобы опять каждая из них могла иметь свое место и достоинство69. Поэтому митрополит Эфеса кир Феодорит, пречестный и экзарх всей Асии, равно и его преемник и будут управлять митрополией Пиргия, пользуясь здесь всеми архиерейскими правами, кроме, конечно, восседания на священном сопрестолии70.

Изложенное патриаршее и синодальное деяние весьма характерно. Здесь не только излагается историческая судьба епархии Пиргия, которая неоднократно то возвышалась, то низводилась в своем чине, но и изображается фактическое положение многих епархий великой Христовой церкви в XIV в. Оказывается, что некоторый епархии существовали номинально и только числились в синтагматионе вселенской патриархии, во не имели законных архипастырей, отдавались в харистикию другим архиереям, которые иногда даже и не являлись в пожалованные им церкви. А главное, – во вселенской патриархии установился обычай (ἡ συνήθεια), в силу которого одни епархии, наиболее бедствовавшие и разоренные врагами, присоединялись к другим епархиям, по мотиву пожалования архиереям последних, но без упразднения первых в синтагматионе и без формального уничтожения их самостоятельности, –в ожидании лучшего для них времени, когда могли быть восстановлены их прежний чин и честь. И все эти неустройства зависели от вторжения в империю османских турок и «франков» и от материальной бедности, которая постигла Византийскую церковь вследствие тяжелых политических обстоятельств. Даже знаменитая Эфесская митрополия, первенствовавшая среди епархии всей Азии и имевшая трон высокий и великий, подчинилась установившемуся обычаю харистикии и пожалования и могла сохранить свое существование лишь путем присоединения к ней целой митрополии Пиргия. Так печально было положение епархий великой Христовой церкви во второй половине XIV века.

Далее, в 1387 г. возникло спорное дело о границах митрополий Эфеса и Смирны. Прежде всего, в заседании священного синода 2 мая рассматривался возбужденный Эфесским митрополитом вопрос относительно Амвриула71, на который предъявлял епархиальные права Смирнский митрополит, и было решено отправить патриаршие грамоты каким-либо двум архиереям соседних епархий с предписанием точно расследовать дело на месте и о результате сообщить патриарху72. Затем, в сентябре было издано важное синодальное деяние о составе Эфесской митрополии. Присутствовавший в священном синоде митрополит Эфеса, пречестный и экзарх всей Асии, заявил, что его митрополия прежде пользовалась многими благами, когда процветали и умножались и блага ромеев и повсюду во вселенной господствовал мир: в ее пользовании тогда было очень много имений и владений, так что нелегко было их и исчислить, а в ее ведении был целый собор епископов; множеством епископов и громадностью территории она превосходила все митрополии как на востоке, так и на западе империи, а некоторые ее епископии были потом почтены достоинством митрополий и оказались в непосредственном подчинении патриаршему престолу, Вообще, когда дела ромеев находились в хорошем состоянии и города пользовались благополучием, то каждая из церквей могла иметь своего архиерея, и митрополиту Эфесскому надлежало лишь довольствоваться древними установлениями и не искать изменения пределов, которые определили отцы. Но когда каждый город и местность сделались достоянием язычников и многие из них совершенно исчезли, так что неизвестны и имена некоторых городов, а от других сохранились лишь остатки, хотя в древности они имели многочисленный состав христианского населения, то они оказываются не в состоянии содержать не только митрополита или епископа, но и даже одного священника для бедных и нуждающихся жителей. В виду этого, митрополит просил патриарха и священный синод вновь сохранить за Эфесской церковью те митрополии, которые образовались из бывших ее епископий, именно Пиргий, в древности называвшийся Διός Ἱερόν, и Пергам, а равно присоединить к ней все епископии с их приходами и границами, которые сначала были подчинены Эфесской церкви и в древних книгах исчисляются в количестве тридцати семи, – тем более, что и митрополия Смирны и ее архиерей владеют немалой частью Эфесской митрополии и, между прочим, двумя епископиями Эфеса – Фокеей и Клазоменами, которые также должны быть возвращены Эфесской церкви. Изложив пред священным синодом свою просьбу, Эфесский митрополит представил для доказательства многие древние книги с исчислением, наряду с прочими, и указанных епископий Эфесской митрополии. Патриарх и священный синод признали просьбу Эфесского митрополита справедливой и постановили, чтобы церкви Пиргия и Пергама, возведенные некогда из епископий в митрополии, опять были епископиями и подчинены Эфесской митрополии, не только потому, что для них, невозможно хиротонисать митрополитов, но и потому, что это является делом обычным и часто совершалось во многих церквах, которые, по требованию времени и обстоятельств, возводились из епископий в архиепископии и митрополии, а потом, когда обстоятельства изменялись и требования понижались, опять объявлялись, как и прежде, епископиями, за исключением, конечно, тех случаев, когда и обстоятельства требовали сохранения достоинства митрополий, и была возможность преемственно избирать и хиротонисать для них иерархов. Посему митрополит Эфеса будет опять владеть церквами Пиргия и Пергама и совершать здесь, как в своих епископиях все, что он желает. Относительно же епископий Эфеса, которыми владеет митрополит Смирны, патриарх и священный синод признали справедливым, чтобы и они перешли в управление Эфесского митрополита, как принадлежащие ему, как это оправдывается представленными им книгами. Но из тех же книг видно, что митрополиту Смирны была подчинена епископия Фокеи, а с другой стороны известно, что были две Фокеи, – поэтому патриарх и священный синод постановили, чтобы одной из них, именно Древней, владел митрополит Смирны, а другой Фокей и еще Клазоменами с их приходами владел митрополит Эфеса. И так, митрополит Эфеса будет владеть как этими епископиями, так и теми, которые в древности были подчинены его церкви, со всей областью их и первоначальными границами и с подчиненными этим епископиям прономиями, церквами, местностями и прочими владениями, и пользоваться здесь всеми обычными митрополичьими правами73 . Таково было синодальное деяние, восстановившее древние границы Эфесской митрополии. Но оно не имело фактического значения, в целом своем составе, потому что тревожные политические обстоятельства, обрушившиеся на Византию в конце XIV века, опять поколебали силу церковного синтагматиона и изменили границы епархий вселенского патриархата.

В судьбе же Эфесской митрополии наступила и более неблагоприятная пора. Уже в конце·XIV в. митрополит Фессалонники стал занимать место выше Эфесского митрополита, – как это видно из синодальнаго акта от 29 мая 1387 года74. А в 1400 г. митрополит Готфии пользовался титулом занимающего место (τὸν τὸπον ἐπέχων – locum tenens) или местоблюстителя митрополита Эфеса75. Тоже самое было и в 1401 году (июль76).

В византийскую эпоху Эфесский митрополит носил титул «пречестного и экзарха всей Acии – ὑπέρτιμος καἰ ἔξαρχος πάσης Ἀσίας», как это видно, например, из синодального акта от апреля 1331 года77. Такой титул усвояется Эфесскому митрополиту и в «Новом изложении» патриарха Нила, где была воспроизведена более ранняя практика78. Смысл терминов «ὑπέρτιμος» и «ἔξαρχος» имеет аналогию в титуле Kecapийcкогo митрополита, а экзаршество Эфесского митрополита во «всей Асии» находится в связи с прежними его полномочиями в «Асийском диэцезе», после подчинения его патриаршему престолу Константинопольского архиепископа79.

Эфес окончательно перешел под власть турок в 1426 г. и после этого постепенно подвергался разорению, так что в XVI в. лежал уже в развалинах, а христиане переселились в Новый Эфес и в другие города малоазийского побережья80. Тем не менее епархия сохранила свою жизненность и установленное место в сантагматионе81. Престол Эфеса и в N. турецкой эпохи именовался «вторым по чину», а митрополит возглашался «пречестным и экзархом всей Асии»82.

Во второй половин· XV века между митрополитами Эфеса и Смирны происходил спор относительно границ их епархий, унаследованный от византийской эпохи. Спор касался, главным образом, Магнисии и Новой Фокеи. Он был решен в 1467–1468 г. при патриархе Дионисии I. Современный митрополит Эфеса Неофит, пречестный и экзарх всей Асии, доложил патриарху и священному синоду, что Магнисия принадлежит к его епархии, а между тем ей владеет митрополит Смирны, полагающий, что Магнисия больше (μᾶλλον) относится к его епархии, – и наносит этим вред Эфесской митрополии. При этом митрополит Эфеса представил две очень древние книги (вероятно, номоканоны), сообщающие сведения о митрополиях и епископиях. И в них оказалось, что в пределах митрополии Эфесской находились две епископии с именем Магнисии (т. е. Магнисия на Меандре и Магнисия под Сипилом), Смирнскому же митрополиту епископия с именем Магнисии не была подчинена, хотя он и утверждал это. Из двух городов с именем Магнисии один (на Меандре) исчез и под властью Эфесского митрополита осталась только Магнисия под Сипилом. Патриарх Дионисий и священный синод рассудили, что если в древности существовали две Магнисии и обе находились под властью Эфесского митрополита, то тем более должен ему принадлежать сохранившийся ныне город Магнисия. Поэтому и было решено, что Магнисия под Сипилом должна неразрывно и неотъемлемо находиться под властью Эфесского митрополита и составлять его епископию, которой он беспрепятственно должен управлять, получая и обычные церковные доходы. Вместе с тем Эфесский митрополит представил царские и патриаршие грамоты относительно принадлежности Новой Фокеи к его епархии, и патриарх и священный синод также утвердили за ним кириархальное право в отношении к этому городу83.

Во всех N. episcopatuum турецкой эпохи Эфесская митрополия неизменно сохраняла второе место и в этом положении осталась и накануне XIX века84.

В каталоге от 1 сентября 1777 г. отмечено, что митрополиту Эфеса была подчинена епископия Илиополя85, а в каталоге 1797/8 г. сообщается, что митрополит Эфеса имел не только правящего епископа Илиополя, но и титулярного – ἐπί ψιλῷ ὀνόματι – епископа Аркадиополя86.

Илиополь

Илиополь (Ἡλιούπολις), или Юлиополь (Ἰουλιούπολις), иначе Василей (Βασίλαιον) – город в провинции Галатии Первой, потом – в феме Вукелларионе, на реке Сангарисе, к северо-западу от Анкиры и к югу от Клавдиополя, ныне село Наллу-Хан в Анкирской митрополии. По N. св. Епифания и Льва Мудрого Илиополь составлял одну (2) из семи или восьми епископий Анкирской митрополии87. Император Константин X Дука (1059–1067 г.) возвел Василей или Илиополь в митрополию, но с тем условием, чтобы город, по смерти правящего иерарха, заслуги которого император ценил, опять был низведен на степень епископии, подчиненной Анкирской митрополии. Однако, сын Константина Дуки, император Михаил VII Парапинак (1071–1078 г.), в свою очередь подтвердил прономию Василейской митрополии88. Но в 1084 г. Анкирский митрополит возбудил пред императором Алексеем I Комниным ходатайство о восстановлении за ним права заведывать Василейской епархией, как подчиненной ему епископией, в силу частного и личного назначения дарованной ей привилегии. Дело перешло на рассмотрение патриарха Николая Грамматика и священного синода, которые в синодальной грамоте, обращенной к императору, высказались в пользу непозволительности для василевсов, по каноническим основаниям, отторгать епископию от митрополии89. Тем не менее и Василейская епархия продолжала оставаться в достоинстве митрополии и в царствование императора Алексея Комнина, который, в связи с вопросом о положении ее, особым хрисовулом от 1087 г. установил совместное участие царской и церковной власти в деле возвышения престолов90. В N. XII–XIII в. Василейская митрополия занимала то 71-е, то 70-е место91. Император Андроник Старший низвел ее на 86-е место, а император Андроник Младший восстановил на 71-м месте92. Местный митрополит титуловался «пречестным (ὑπέρτιμος)». От XIV в. не сохранились сведения о сношениях Василейской митрополии с Константинополем, а в XIV в. она слилась с Анкирской епархией.

Однако, во второй половине· XVIII в. Илиопольская епископия была восстановлена в пределах Эфесской митрополии, занявши юго-западную прибрежную область с городом Айдинион или Траллы. К сожалению, остается неизвестным синодальное об этом определение, которое могло бы пролить свет на мотивы усвоения этой епископии древнего наименования, принадлежащего собственно Анкирской митрополии, не имеющего никакого фактического отношения к Эфесской епархии и ее оправдываемого составом городов и сел вновь учрежденной Илиопольскоий епископии93. При всем том, в факте основания Илионольской епископии в пределах митрополии Эфесской заключается необычное смешение наименования и титула, свидетельствующее о забвении местных традиций администратвно-иерархического порядка.

Аркадиопольская епископия

Что касается титулярной Аркадиопольской епископии, то она связана была с Эфесской митрополией прошлым своим существованием. Аркадиополь (Ἀρκαδιούπολις), иначе Фирея (Θύραια, Θύρεα) – крепость к северо-востоку от Эфеса94, указан в N. св. Епифания, Льва Мудрого и других в составе многочисленный епархий этой митрополии95. Известны по именам и некоторые из епископов Аркадиополя96. Но в позднюю византийскую эпоху Аркадиопольская епископия утратила свою самостоятельность, равно как не имела ее и в турецкую эпоху. Лишь накануне XIX в. титулярный епископ Аркадиополя напомнил о былом иерархическом значении города97.

* * *

1

Об избрании патриарха Нифонта II в 1486 г. сказано: συνεκροτήθη σύνοδος ἀπό τε τῶν ἀνατολικῶν και τῶν δυσικῶν ἀρχιερέων (Historia Politica, 58 10  11); Ecthesis Chronica (ed. Lampros), 45 11  13: Πατριαρχεύσας δἐ ὁ κῦρι Σομεὼν ἔτη ἓξ ἐτελεύτηδε. Συνόδου οῦν γενομένης ἡλθον παντες οἱ ἀρχιερεῖς Δύσεως καὶ Ἀνατολῆς. Ср. Ἀνώνυμος, Σύνοψις χρονική, 594 (Σάθας, M. B., VII); Ἀθανάσιος Κομνηνὸς Ύψηλάντης, Τὰ μετὰ τἡν ᾅλωσιν, 30; Κωνστ. 1870. Об избрании патриарха Иоасафа II в 1555 г. говорится: Ἀκούσαντες οἱ ἀρχιερεῖς τὸν θάνατον τοῦ πατριἀρχου (Дионисия II) ἔδραμαν πολλοί, καἰ ἀπὸ τῆς ἀνατολῆς τὸ μέρος καἰ ἀπὸ τῆς δύσεως καἰ συνὀδου γενομένης κτλ. (Historia Patriarchica, 178–179). О соборе при том же патриархе в январе 1565 г. источник заявляет: Καἰ ἀπέστειλε (ό πτριάρχης) καἰ ἐσύναξεν ὅλους τοὐς ἀρχιερεῖς τῆς ἀνατολῆς, τῆς δύσεως καἰ τῆς Πελοποννήσου (ibid., 180 14–16). А в заключение подписей определения этого собора сказано: Τέλος τῶν ὑπογραῶν τῶν ἀρχιερέων τῆς ἀνατολῆς, τῆς δύσεως καἰ τῆς Πελοποννήσου (ibid., 187 8 – 9). Любопытно также отметить, что в декабре 1605 г, при патриархе Рафаиле II состоялось избрание нового Мур-Ликийского митрополита Матфея в соответствии с новеллой византийского императора Алексея I Комнина (от 1094 r.), в силу которой архиереи должны были назначаться и в восточные епархии (ἐν ταῖς ἀνατολκαῖς ἐπαρχἰαις), хотя бы они фактически и не могли вступить в управление своими церквами (Σάθας, M. B., III, 554. Ср. Zachariae von Lingenthal, Jus graeco-romanum, III, 384–385).

2

Miklosich et Müller, Acta, I, 143; II, 133. – Разделение епархий или церквей на восточные и западные существовало еще в IV вере (проф.-рот. И. И. Лепорский, История Фессалоникского экзархата до времени присоединения eгo к Константинопольскому патриархату, стр. 7–8. П. 1901.

3

Constantinus Porphyrogenitus, De thematibus, lib. I, р. 20. Bonnae; Κ. Παπαρρηγόπυλος, Πίναξ τοῦ μεσαιωνικοῦ. Ἀθῆνα: 1887; проф. Н. А. Скабаланович, Византийское государство и церковь в XI в., стр. 208. П. 1884.

4

Professor W. Ramsay, The Historical Geography of Asia Minor, p. 267 etc. London 1890; Heinrich Kiepert, Lehrbuch der alten Geographie, S. 92–96; Berlin 1878; Albert Forbiger, Handbuch der alten Geographie, B. II, S. 291, 297–298. Hamburg 1877; проф. С. А. Терновский, Очерки из церковно-исторической географии. Области восточных патриархов православной Церкви до IX в., вып. I, стр. 246–249. Казань 1899. Bernardakis, Notes sur la topographie de Césarée de Cappadoce. Echos d’Orient. 1908 (XI), p. 22–27; Cuinet, La Turque d’Asie, I, 307, etc. Paris 1892; Σταμάτιος Ἀντωνόπουλος, Μικρἀ Άσία, σ. 227. Ἀθῆναι 1907; Ἀ. Λεβίδης, Ἰστορία τῆς Καππαδοκίας, τ. Α΄. Ἐκκλησιαστική ἱστορἱα. Ἀθῆναι 1885; Ἀ. Λεβίδης, Αἱ ἐν μονολίθοις μοναί τῆς Καππαδοκίας καἱ Λυκασνίας, σ. 11 κτλ. K. 1899.

5

„Ἐπιφανίου ἀρχιεπισκόπου Κύπρου ἕκθεσις πρωτοκλησιῶν πατριαρχῶν τε καἱ μητροπολιτῶν“ (Constantinus Porphyrogenitus, De ceremoniis aulae byzantinae, I, 791–798. Bonnae 1829; Parthey, 150–161; Gelzer, 534–542). Ср. Des Epiphanois von Cypern „Ἐκθεσιας πρωτοκλησιῶν πατριαρχῶν τε καἱ μητροπολιτῶν“ armenisch und griechisch herausgegeben von Fr. Nikolaus Finch. Marburg in H. 1902; Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 455–464. – „Изложение“ св. Епифания Кипрского в изданных редакциях нужно относить к VII в.

6

„Τάξις τῶν ύποκειμένων μητροπόλεων τῷ ἀποστολικῷ καἱ πατριαρχικῷ θρόνψ τῆς θεοφυλάκτου καἱ βασιλίδος Κωνσταντινουπόλεως Αὕτη ἡ τάξις ἐκ συνοδικς διασκέψεως τό ἀκριβές εἱλήφει, καθὼς σήμερον ἐν τῷ ἱερῷ χαρτοφυλακείφ ἀναγέγραπται“ (Gelzer, 550–559), или: „ἹΙγέγονυῖα διατύπωσις παρὰ τιῦ βασιλέως Λέοντος τοῦ Σοφοῦ, ὅπως ἔχουσι τάξεως οἱ θρόνοι τῶν ἐκκλησιῶν, τῶν όποκειμἐνων τῷ πατριἀρχῃ Κωνσταντινουπόλεως“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 474–486; Parthey, 95–101). Этот каталог в опубликованных редакциях относится к XI в. Феодор Вальсамон в толковании на 86 (95)-e правило Карфагенского собора (419 г.) говорит: „Как кажется, в то время еще не были приведены в порядок и определены престолы церквей, и вследствие этого отцы определили, чтобы пользовались предпочтением те [епископы], которые раньше были хиротонисаны. А ныне это не действует, но престолы церквей пользуются честью согласно составленному царем Львом Мудрым уставу, находящемуся в хартофилакии святейшей великой Божией церкви“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, III, 516).

О составе Кесарийской митрополии в эпоху IX–XI в. сведения сообщает Henri Grégoire, L’évêché cappadocien d’Aragina (Βυζαντίς, 1909 (I), 51–56).

7

„Τάξις τῶν ύποκειμένων μητροπόλεων τῷ ἀποστολικῷ καἱ πατριαρχικῷ θρόνψ τῆς θεοφυλάκτου καἱ βασιλίδος Κωνσταντινουπόλεως“ (Gelzer, 569–572).

8

Le Quien относит этот факт ко времени императора Зинона (474–491 г.) и патриарха Акакия (471–489) (Oriens christianus, I, 364, Parisiis 1740).

9

Zachariae a Lingenthal, Jus graeco-romanum, III, 512. – Другие исторические данные о „первотронном“ митрополите Кесарии сообщаются в нашем исследовании „Избрание патриархов в Византии с половины IX до половины XV в. “; стр. 141–142. П. 1907. Ср. Ducange, Glossarium graecitatis, I, 498. – Σωκρ. Κουγέας в специальном труде „Ὁ Καισαρεας Ἀρέθας καἱ το ἔργον αὐτοῦ“ (Ἀθῆναι 1913) не входит в подробности ни о церковном положении Кесарии в ряду прочих митрополий византийской церкви Х в., ни о специальном значении „первотронного“ ее иерарха.

10

Ἐφορεἱα – в данном случае участие в общих для епископов, как церковных ефоров, официальных собраниях.

11

О храме св. Ирины сообщают: академик Н. П. Кондаков, Византийские церкви и памятники Константинополя, стр. 128 и сл. (Одесса 1886); Д. Ф. Беляев, Byzantina, II, 235. П. 1893.

12

Ράλλης καἱ Ποτλῆς. Σύνταγμα, V, 473; Parthey, 321–322. – Μ. Γεδεών (П. П., 319) приписывает составление каталога кафедр и наложенное распоряжение патриарху Алексию Студиту (1025–1043 г.), но не представляет доказательств для своего утверждения. Проф. Н. А. Скабаланович (Византийское государство и церковь в XI в. П. 1884) также ничего не говорит о таком деянии патриарха Алексия. В виду того, что изложенное анонимное патриаршее распоряжение соединяется с τάξις’ом архиерейских престолов, известным с именем императора Льва VI Мудрого, представляется возможным приписывать его именно Николаю Мистику (ср. Constantinus Porphyrogenitus, De ceremoniis р. 739, 790), – тем более, что раскрываемые нами другие исторические данные побуждают приурочивать этот административный акт к периоду оживленной законодательной деятельности в Византии в IX–X в. и не отодвигать его – вслед за г. Гедеоном – на целое столетие от этого знаменательного времени [cр. Н. Попов, Император Лев VI Мудрый и его царствование в церковно-историческом отношении, стр. 256. М. 1892: здесь в общих и неопределенных чертах указываются территориальные границы Константинопольского патриархата при Льве Мудром; проф. В. Н. Бенешевич, Очерки по истории Византии, в. II, стр. 45–46. П. 1912: излагается – по I. B. Bury – содержание патриаршего распоряжения с некоторыми уклонениями от греческого текста].

13

Miklosich et Müller, Acta, I, 143–144. Ср. Ράλλης καἱ Ποτλῆς, I, 53 (Номоканон патриарха Фотия, тит. I, гл. 13), III, 156–157 (толкование Феодора Вальсамона на 16-е правило Антиохийского собора – в связи со значением „пожалования“ праздной епархии).

14

Zachariae a Lingenthal, Jus, III, 711–712; Miklosich et Müller, I, 322–323. См. ibid., I, 445, 467, 468.

15

Miklosich et Müller, Acta, I, 468.

16

Miklosich et Müller, Acta, I, 476, 477 etc.

17

Miklosich et Müller, Acta, I, 536.

18

Miklosich et Müller, Acta, I, 536.

19

Miklosich et Müller, Acta, I, 536.

20

Miklosich et Müller, Acta, I, 537–538. О Тагари говорит архиепископ Арсений, Исследования и монографии по истории Молдавской церкви, стр. 19–22. П. 1904. Ср. проф. Ф. А. Курганов, Отзыв о сочинении архиеп. Арсения, стр. 31–34. П. 1908.

21

Miklosich et Müller, Acta, I, 471

22

Parthey, 353.

23

Miklosich et Müller, I, 471 (1365 г.), 537 (1370 г.). – В более раннюю эпоху Кесарийский епископ титуловался как „μακαριώτατος“ (Le Quien, I, 371, 376, 383), „όσιτατος“ (ibid. I, 378), „ἔξαρχος τῆς Ποντικῆς διοικήσεως“ – экзарх Понтийского диэцеза (ibid., I, 379), „πανιερώτατος“ (ibid., 388).

24

Ἐκθεσις νέα κτλ. Полное заглавие этого документа таково: „Новое изложение того, как патриарх Константинополя ныне пишет папе, прочим патриархам, архиепископам, равно и митрополитам и заведующим мирскими властями, – какой ныне чин имеют престолы, подчиненные патриарху Константинополя, и какие архиепископии и епископии возведены в достоинство митрополий, – как митрополиты пишут к самому патриарху, к прочим патриархам и некоторым другим. Настоящее изложение было написано 1 сентября 6895 года, индиктиона десятого“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 497–512).

25

H. Gelzer, 611

26

В акте собора 26 февраля 1147 г., низложившего византийского Патриарха Косму Аттика, первой помещена следующая подпись: „Κωνσταντῖνος ὁ εὐτελὴς ἅρχιεπίσκοπος τῆς μητροπόλεώς Καισαρείας Καππαδοίας ύπεγραψα“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 309). – Относительно такой подписи сведения сообщает проф. В. В. Болотов, Лекции по истории древней церкви, III: История церкви в период вселенских соборов, под редакцией проф. А. Бриллиантова, стр. 336–339. П. 1913. О положении Кесарийской митрополии в XI в. см.: проф. Н. А. Скабаланович, Византийское государство и церковь в XI веке, стр. 404–405.

27

Титул „ὑπέρτιμος“ в XI в. получали, по царскому пожалованию, и простые монахи, напр., известный Михаил Пселл, монах Михаил, первый министр императора Никифора Вотаниата. Этот титул считался не ниже гражданского титула протопроедра, который занимал пятое место в византийской табели о рангах XI в. Титул „ипертима“ давал право на участие в деятельности государственного синклита (проф. Н. А. Скабаланович, Византийское государство и церковь в XI веке, стр. 158–159). Император Алексей Комнин пожаловал титул „ипертима“ венецианскому патриарху-митрополиту Доминику за услуги, оказанные ему венецианцами в борьбе с латинянами (Anna Comnena, Alexias, I, 286 12. Bonnae). Значит, начало пожалования иерархам титула „ὑπέρτιμος“ можно относить к XI веку.

28

Относящийся к этому вопросу материал сообщает Zachariae a Lingenthal, Jus graeco-romanum, III, 60, 224, 241, 300–301, 326, 330, 341, 364 и др. (возвышение различными царями епархий). Но в 1065 г. император Константин Дука издал хрисовул о том, что царь не имеет права изменять порядок епархий (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 274–275; Zachariae a Lingenthal, III, 323–325. Ср. Cedrenus, Historiarum conpendium, II, 486. Bonuae – o пожаловании императором Романом III Аргиром (1028–1034) титула „σύγκελλος“ митрополитам Ефеса, Кизика и Евхаит). Император же Алексей I Комнин между 1081 и 1087 гг. издал хрисовул следующего содержания: епископии, которые издавна были возведены на степень митрополий или архиепископий, должны и впредь пользоваться тем же достоинством и основанием, и никто не должен низводить их и изменять то положение, которым они пользуются, – за исключение тех случаев, когда царь, в зависимости от времени и лиц, совершит дар в этом отношении и пожалует когo-либо из иерархов соответствующим возвышением его кафедры (Zachariae, III, 367). В 1087 г. император Алексей I Комнин издал другой хрисовул – о праве василевса, по личному побуждению (οῖκοθεν όρμηθείς), возводить епископии в архиепископии или митрополии, ради чести города, или по вере его в церковь, или из уважения к добродетели ее предстоятеля, но с условием, чтобы современный вселенский патриарх не прежде издавал свой питтакий о возвышении той или другой епархии, как признает дарование ей царем чести согласным с божественными канонами и благословным, и совместно с синодом архиереев примет царское распоряжение и сопричислит пожалованного царем иерарха к сонму пользующихся высшею честью (Zachariae, III, 368–370). Значит, император Алексей и в деле возвышения архиерейских престолов установил согласное участие власти гражданской и церковной. В свою очередь, современный патриарх Николай III Грамматик, по просьбе анкирского митрополита Никиты, обратился в 1099 г. к императору Алексею с пространною грамотою, в которой на основании святых канонов и законов доказывал, что невозможно отделять епископии от митрополий по силе лишь царского распоряжения (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 62–75). Об императоре Мануиле Комнине известно, что он пожаловал титул „пречестного (ὑπέρτιμος)“ афинскому митрополиту Николаю Агиофеодориту, который, на основании этого царского повеления, заявил притязание на возвышение его престола и на предоставление ему права сидеть выше всех прочих архиереев (προκαθῆσθαι πάντων τῶν ἀρχιερἐων). Это требование послужило поводом к столкновению между царем и священным синодом (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 474–475). Император Исаак II Ангел также издал хрисовул о праве василевса возводить архиерейские престолы на высшие степени и фактически осуществлял это право (Zachariae, III, 552, 539, 553). В 1271 г. император Михаил Палеолог, по просьбе митрополита Птолемаиды, преосвященного и пречестного, пожаловал титул „ὑπέρτιμος“ предстоятелю горы Синая, с предоставлением ему и других привилегий в процессиях, сидениях, стояниях и собраниях и с правом одевать те одежды, которыми пользовались и другие митрополиты, имевшие титул „ὑπέρτιμος“ (Zachariae, III, 593–595). Тот же император пожаловал титул «пречестного» митрополиту Кизика, который вместе с этим и получил право носить саккос и полиставрон за богослужением и – в пределах своей епархии – входить в храм в преднесении возженного светильника (ibid. III, 598–599: Ср. Ducange, Glossarium, I, 1198–1199, 785–786). Большие перемены в синтагматион византийских епархий были произведены императором Андроником II и Андроником III Палеологами (Zachariae, III, 617–623, 635–639, 641–643; Н. Gelzer·, 595–611). Насколько устойчиво было право византийских василевсов в области церковного синтагматиона, – видно из сохранившегося собрания „царских приказов“ (βασιλικὰ διατάγματα), в ряду которых имеется и образец (τύπος) царского повеления о „возвышении церкви“ (προβιβασμοῦ ἐκκλησίας).

„Царство мое, – говорится здесь, –по обычаю и прономии, которую царство мое получило свыше и от начала со стороны святой церкви Божией для возведения некоторых из церквей на большие и высшие степени, возводит ныне и святейшую церковь… из епископии в митрополию и узаконяет и повелевает, чтобы она впредь, была митрополией и имела достоинство и имя митрополии; царство мое также определяет, чтобы состоящий теперь ее предстоятелем и архиереем кир… был отныне митрополитом, почитался вместе с пречестными и занимал место такого-то (τοῦ δεῖνος) до тех пор, пока он пребывает среди живых, и царство мое желает, чтобы были и назывались митрополитами и те, которые после него будут архиереями в этой святейшей церкви. И вследствие сего состоялось настоящее повеление моего царства указанной митрополии и архиерею, ее предстоятелю, преосвященному митрополиту… и пречестному и занимающему место“ (Σάθας, M. B., VI, 649–650. Ἐν Παρισίοις 1877).

Если же византийский император, по своему положению епистимонарха и экдика церкви, пользовался давней прономией возвышать престолы и изменять действовавший синтагматион епархий, то, разумеется, ему принадлежало право и редактирования этого синтагматиона, in pleno, применительно к целому ряду частных административно-иерархических перемен, состоявшихся по его же отдельным повелениям. Такое право возрастало в своей полноте тогда, когда границы империи, как это было в начале·XIV века, сокращались сравнительно с прежними ее пределами и когда, вместе с тем, уменьшались размеры и византийского патриархата.

Однако, в византийскую эпоху василевсы возводили и низводили архиерейские престолы не единолично и не по абсолютному праву, но совместно с патриархами и при участии священного синода. Об этом свидетельствует и сохранившийся τύπος или образец церковной грамоты относительно возведения престолов (προβιβασμόσ θρόνων). „Мерность наша, – говорится здесь, – с соизволения державнейшего и святого моего императора и по решению находящегося при ней священного и великого синода преосвященных архиереев и пречестных (имя рек), посредством настоящей грамоты дарует святейшей епископии (такой же) имя, честь и председательство митрополии и боголюбезнейшему епископу ее повелевает отныне быть и называться митрополитом, так чтобы он сопричислялся к порочим пречестным и имел место и честь митрополита в стояниях и сидениях и в прочих синодальных и церковных собраниях и во всех правах и прономиях митрополитов. Ради сего и дана ему, преосвященному митрополиту (имя рек) и пречестному, во Святом Духе, возлюбленному брату нашей мерности и сослужителю, и настоящая ее грамота для удостоверения“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 588). Вообще, и в отношении формального изменения синтагматиона епархий в Византии de jure установлена была симфония между патриаршей и царской властью, хотя de facto иногда наблюдался и наклон в сторону власти царской (ср. Ράλλης καἱ Ποτλῆς, II, 247–249 (толкование Феодора Вальсамона на 12-е правило IV вс. собора), 392–394 (толкование его же на 38-е пр. Трулльского собора).

29

См. карту „Средневекового эллинизма“ в атласе проф. К. Папарригопула к его „Ἰστορία τοῦ έλληνικοῦ ἔθνους“. Ἀθῆναι 1887. Ср. проф. Н. А. Скабаланович, 207–208.

30

Ἐπειδή αἱ κατά τὁν τόπον τῆς Ἀνατολῆς άγιώτατι Μητροπόλεις ἡ τῆς Σεβαςτεἱας δηλονότι, ἡ τῶν Εὐχαρτων, ἡ τοῦ Ἰκονίου, ἡ τοῦ Μωκησοῦ καἱ ἡ άγιώτάτη ἀρχιεπισκοπὴ Ναζιανζὁς ἀμοιροῦσι γνησίων ἀρχιερέων ἐπἰ χρόνον ἤδη συχνόν…, ἡ μετριότης ἡμῶν… ἐπέτρεῷε καἱ ἀνέθετο τῷ ἱερωτάτῷ μητροπολίτη Καισαρείας, ύπερτίμῷ καἱ ἐξἀρχφ πάσης Ἀνατολῆς κτλ. Miklosich et Müller, I, 143. Ср. ibid. 471, 537.

31

Le Quien, Oricus christianus, I, 365.

32

Ράλλης καἱ Ποτλῆς, II, 260: Ελέγοντο δέ ἔξαρχοι καἱ ἔτεροι ἤγουν ὁ Καισαρείας Καππαδοκίας, καἱ ὁ Ἐφέσου, καἱ ὁ Θεσσαλονίκης, καἱ ὁ Κορίνθου, οῖς λέγεται διὰ τοῦτο καἱ προνόμιον δοθῆναι, πολυσταύρια φορεῖν ἐν ταῖς ἐκκλησἱαις αὐτῶν κτλ.

33

Об экзархах см. также: Zhushman, Die Synoden und die Episkopalämter in der morgenlandischen Kirche. S. 158–160. Wien 1867; проф. В. В. Болотов, Лекции по истории древней церкви, III, 216–222; проф. И. С. Бердников, Краткий курс церковного права, стр. 150. Казань 1888; проф. Н. С. Суворов, Учебник церковного права, стр. 37–39. М. 1902; П. Лапин, Собор, как высший орган церковной власти. Историко-канонический очерк, стр. 234–235. Казань 1909.

34

Miklosich et Müller, Acta, t. I, 83–85.

35

Miklosich et Müller, Acta, t. I, 257–258. Ср. I. 528.

36

Miklosich et Müller, Acta, t. I, 328–329. Ср. I. 455–456.

37

Miklosich et Müller, Acta, t. II, 47–48.

38

Miklosich et Müller, Acta, t. II, 133–134.

39

Gelzer, 636; ИИСоколов, Ἐπαρχιακὰ ἐκκλησίας Κωνσταντινουπόλεως, №С, стр. 214. П. 1915.

40

ИИСоколов, Ἐπαρχιακὰ, №VII, стр. 15.

41

Gelzer, 638.

42

ИИСоколов, Ἐπαρχιακὰ, №CXII, стр. 240.

43

Χρυσάνθου, τοῦ μακαριωτάτου πατριάρχου τῶν Ἱεροσολύμων, Συνταγμάτιον, σ. ξς'. Ἐν Τεργοβύστφ 1714.

44

Historia Patriarchica, 1848; Regel, Analecta byzantino-russica, 77/ Petropoli 1891.

45

Впрочем, в документах 1561 г. Митрополит Марарий подписывался – „Κεσαρίας καὶ Καππαδοκίας“ (Regel, 77).

46

De graecae ecclesiae hodierno stadu epistola authore Thoma Smitho, edito nova, p. 61. Trajesti ad Rhenum 1698; Ἀ. Παπαδόπουλος Κεραμεύς, Τακτικὀν τῶν ὀρθοδόξων ἐκκλησιῶν τῆς Ἀνατολῆς καἱ κατάλογος ἀρχιερέων ἀκμασάντων ἐν αὐταῖς μεταξὐ τοῦ ΙΖ´ καἱ ΙΗ´ αἰῶνος (Δελτἱον τῆς ἱστορικῆς καἱ ἐθνόλογικῆς έταιρἱας τῆς Ἐλλάδος, ΙΙΙ, 469); Χρύσανθος, ξς´. Русский переводчик „Συνταγμάτιον’а“ патриарха Хрисанфа приписал Кесарийскому митрополиту следующий титул: „Первопрестольный митрополит Кесарии и Каппадокии, первостепенный над первостепенными и патриаршего престола первоблюститель во всей Азии“ (Описание Четырех Вселенских (sic) Патриарших Престолов: Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского, стр. 3. Спб. 1784).

47

И. И. Соколов, К. Ц., I, приложения, №СCXIV, стр. 144.

48

Отметим, между прочим, что 25 декабря 1768 г. из монастыря Варлаама на Метеорах уехал Кесарийский митрополит Паисий, который жил здесь в изгнании свыше двух лет (Ἀ. Π. – Κεραμεύς, Θεσσαλικὰ σημειώματα. Ἐπετηρίς τοῦ Φιλ. Συλ. Παρνασσός, VI, 142).

49

Io. Scylitzes, Historia, 705 10–11. B.

50

Gelzer, 586–587; ср. Zachariae, III, 513 (от 1187 г.): ἡκολούθουν αὐτῷ καἱ τινες τῶν μητροπολι τῶν ὅ τε Μηθύμνης, ό Ναζιανζοῦ, ό Παροναζίας καἱ ἔτεροι.

51

Miklosich et Müller, Acta, t. I, 143. Ср. 468

52

Ср. Gelzer, 586–587.

53

Le Quien, I, 413–414.

54

Miklosich et Müller, Acta, t. I, 536

55

Cuinet, III, 505­–507; Γ. Λαμπάκης, Οί έπτἀ ἀστέρες τῆς Ἀποκαλύψεως, σ. 65 κτλ. Ἀθῆναι 1909; Ramsay, 104; Forbiger, II, 188; САТерновский, 292 и сл.; Ἀντωνόπουλος, 174–176.

56

Le Quien, I, 667. ИИСоколов, Ἐπαρχιακὰ ἐκκλησίας Κωνσταντινουπόλεως, №С, σ. 210.

57

Gelzer, 536; Parthey, 154–155. Но в другом древнем каталоге указано 37 епископий, подчиненных Эфесскому митрополиту (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 458; Parthey, 60–61).

58

Gelzer, 552.

59

Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 476.

60

Parthey, 60–61.

61

В 1304 г. Эфес в первый раз был завоеван турками. См. статью: „Μιχαὴλ Λουλλούδης ὁ Ἐφέσος καἱ ἡ ὑπο τῶν τὸύρκων ἅλωσις τῆς Ἐφέσου“ (Νέος Ἐλληνομνήμων, 1904 (I), 209–212).

62

Gelzer, 638.

63

Πύργιν – Пиргий, иначе Διὸς Ἱερὸν – город на берегу моря, к северо-западу от Эфеса.

64

Είς μητρόπολιν ἐτιμἡθη χρόνοις οὐκ ὸλίγοις τοῖς ᾶνω. – Miklosich et Müller, Acta, I, 229.

65

Miklosich et Müller, Acta, I, 230.

66

Miklosich et Müller, Acta, I, 228–230.

67

Miklosich et Müller, Acta, I, 235–237.

68

Miklosich et Müller, Acta, I, 461.

69

Τοῦτο καὶ ἐν ἅλλαις ἐκκλησίαις γέγονεν, ένωθεισῶν ἀρχιεπισκοπωῶν μητρο πόλεσι, τῷ μὴ δύνασθαι καθ’ ἐαυτὰς είναι, διά τήν ἐπικειμένην αὐτης [αὐταῖς?] ἔδειαν, ένωθεῖσαι δὲ καὶ πάλιν μένουσι ώς τὸ πpότερον, ἡ μὲν μητρόπολις ἔχουσα καὶ τὸv τόπον ἔαυτῆς καὶ τὴν τιμὴν καὶ τὴν τάξιν, ἡ δὲ ἀρχιεπισκοπὴ πάλιν όμοίως τὰ έαυτῆς, ὅπερ καὶ έπὶ τοῦ παρόντος γέγονε, κατὰ τὴν εἰς ταῦτα συνήθειαν καὶ διὰ τό περιφανὲς τοῦ θρόνου τῆς μητpοπόλεως Ἐφέσου καὶ τὴν προσγενομένην αύτῆ ἔνδειαν καὶ στενοχωρίαν ήvώθη αὐτῆ ἡ ἐκκλησία Πυργίου, ῶστε πάλιv ἔχειν ἐκατέραν αὐτῶν τὸν ἰὅιον τόπον καὶ τὴν ξἀίαν. – Miklosich et Müller, Acta, I, 499.

70

Miklosich et Müller, Acta, I, 497–500. Ср. Ἀ. Παπαδόπουλος Κεραμεύς, Νεόφυτος μητροπολίτης Χίου, Εφέσου καὶ Πυργίου (Ἐκκλ. Φάρος, 1908, τ. ΙΙ, σ. 47–49).

71

Τὰ Ἀμβριοῦλα, ныне Βρυοῦλα, или Βριουλα (тур. Vourla) – город на южном берегу Смирнского залива, к западу от Смирны.

72

Miklosich et Müller, Acta, II, 96.

73

Miklosich et Müller, Acta, II, 103–106.

74

Miklosich et Müller, Acta, II, 98–99. Ср. Miklosich et Müller, Acta, II, 109.

75

Miklosich et Müller, Acta, II, 312–313.

76

Miklosich et Müller, Acta, II, 519–541. – См. Также J. Pargiore, Les métropolites d’Ephèse au XIII s. (Echos d’Orient, t. VIII, p. 286–290; t. X, p. 49 etc.)

77

Miklosich et Müller, Acta, I, 164. Ср. Miklosich et Müller, Acta, I, 471, II, 169. – Но в акте об извержении бывшего Константинопольского патриарха Космы Аттика за его единомыслие с богомолом Нифонтом (от 1147 г.) есть и следующая подпись: „Ἰωάννης ἀρχιεπίσκοπος Ἐφέσου καὶ ἔξαρχος πάσης Ἀσίας“ (Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 309).

78

Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 498.

79

Le Quien, I, 668, 683. – Ефесский митрополит еще титуловался, как „άγιωτατος“ (Le Quien, I, 684), „θεοφιλέστατος“ (Le Quien, I, 686), „σοφώτατος“ (Le Quien, I, 687), „πανιερώτατος“ (Le Quien, I, 690). Любопытно также отметить, что в XI в. Ефесскую митрополичью кафедру занимал низложенный византийский император Михаил VII Дука Парапинак (1071–1078 г.), принявший монашество и избранный на эту кафедру современным византийским патриархом Космой и священным синодом. После хиротонии новый митрополит отправился в свою епархию (M. Attaliota, Historia, 303. Bonnae). – Вот яркое и выразительное свидетельство против тех ученых, которые несправедливо считают цезаропапизм господствующей системой отношений церкви и государства в средневековой Византии и присваивают византийскому мировоззрению отождествление священства и царства. Об Ефесских митрополитах XI в. см. у проф. Н. А. Скабалановича, стр. 405–406.

80

Λαμπάκης, 62–63.

81

Г. Дестунис, Рассказ и путешествие по святым местам Даниила, митрополита Ефесского (Прав. Палест. Сборник, в. 8, стр. V: „путешествие было совершено и сочинение написано в патриаршество Максима III, т. е. между 1493 и 1499 г.); А. И. Пападопуло-Керамевс, В котором году Смирнский митрополит Даниил посетил Св. Землю (Сообщения И. Прав. Пал. Общества, 1893 (IV), 631–637: автор относит путешествие ко второй половине 1480 г. или к первой половине 1481 г.). Ср. Ἀνδρέας Μουστοξύὀης, Δανιἡλ μητροπολἱτης Ἐφέσου ἤ Σμύρνης (Ἐλληνομνήμων, 1843, μάρτιος, №3, σ. 181–192).

82

И. И. Соколов, Ἐπαρχιακά, № CXII, σ. 240; II. Χρύσανθος, ξς'. В русском переводе последнего труда (1784 г.) сообщается: „Митрополит Ефесский, второй по чину и патриарший властехранитель во всей Азии“ (стр. 4). – У Regel’я (77 30) „Смиренный митрополит Эфеса Лука“ подписался на четвертом месте, ниже Анкирского и Ираклийского митрополитов. В других каталогах его титул приводится не сполна, без слов: „ ὁ καὶ δεύτερος έν τῆ ταξει“ и „ὑπέρτιμος“. Ср. Δελτίον, III, 489; Smith, 61) В епархии Эфеса в конце XVIII в. находился городок Вриулла или Вурла, где родился новомученик Нектарий († 1820), (Δουκάκης, VII, 178), а в Новом Эфесе, или Кусантаси, родился новомученик Георгий (1801 г.), (Δουκάκης, IV, 76).

83

Ἀ. Παπαδόπουλος Κεραμεύς, Μαγνησία ἡ ὑπὸ Σιπύλῷ κτλ. (Δελτίον, II, 650–660).

84

И. И. Соколов, Ἐπαρχιακά, σ. 240; II. Χρύσανθος, σ. ξς'; Ἐκλλ. Ἀλήθεια, 1881 (I), σ. 237; К.Ц., I, приложения, стр. 144.

85

Σάθας, M.B., III. ρδ'.

86

И. И. Соколов, К.Ц., I, приложения, стр. 144.

87

Gelzer, 537, 552; Parthey, 61 141, 104 72, 155 128, 168 152, 183 59, 204 201, 245 61. – В числе епископий Эфесской митрополии Илиополя не было, а были: Аврилиополь, Митрополь, Аркадиополь, Феодосиополь, Палеополь (Gelzer, 536, 552. Ср. Nova Tactica, 62–63).

88

Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 71–72; Zachariae, III, 326, 330.

89

Ράλλης καἱ Ποτλῆς, V, 62–75; Le Quien, I, 477–478.

90

Zachariae, III, 368–370; Ράλλης καἱ Ποτλῆς, II, 435 (толкование Феодора Вльсамона на 38 правило тульского собора); Parthley, 98 72; Н. А. Скабаланович, 417.

91

Parthley, 199 72.

92

Gelzer, 600.

93

В селе Краджасу (ныне Карасу) жил новомученик Хаджи Георгий, пострадавший от турок в 1794 г. (Δουκάκης, Μ. Σ., Χ, 31).

94

Ср. Ramsay, 114.

95

Gelzer, 536, 552; Parthey, 62 117, 102 35, 155 106, 167 124, 182 32, 203 170, 244 33.

96

Le Quien, I, 711–712.

97

В византийскую эпоху более был известен в церковном отношении другой Аркадиополь (Ἀρκαδιούπολις), в древности Вегули, город в Европе, потом во Фракии, к юго-востоку от Адрианополя и к северо-западу от Дидимотиха, на реке Евросе, ныне Луле-Бургас (Loulé-Bourgas) в пределах Дидимотихской митрополии (Ἀ. Μελισσηνος Χριστόδουλος, 49–50). Аркадиополь составлял архиепископию (по N. св. Епифания, Льва Мудрого и времени Иоанна Цимисхия на 11, 7 и 8 местах) и в конце XII в. был возведен в митрополию, заняв 90-е место (Gelzer, 589; Le Quien, I, 1135–1136: говорится о архиепископах Аркадиополя до 1156 г. включительно); в XIII в. Аркадиопольская митрополия была возвышена на 82-е место. Из поздней византийской эпохи известно, что в августе 1317 г. патриарх Иоанн XIII и священный синод предоставили митрополию Аркадиополя κατὰ λογον ἐπιδόσεως крайне нуждавшемуся архиепископу Месины, расположенной в той же провинции Европы или Фракии, на границе в митрополией Аркадиополя (Miklosich et Müller, Acta, I, 71–73). Вследствие объединения митрополий Аркадиополя с архиепископией Месины, и первая епархия как бы понизилась в своем достиинстве, и в синодальном документе от сентября 1324 г. названа „άγιωτάτη ἀρχιεπισκοπή Ἀρκαδιουπόλεως“, с предписанием платить в пользу патриархии ежегодно по 24 иперпира (Miklosich et Müller, Acta, I, 128). Но вскоре произошла новая перемена: прхиепископия Месины была пожалована вновь назначенному митрополиту Аркадиополя кир Малахии и пречестному, который и стал титуловаться проедром Месины, как видно из синодального акта от апреля 1329 года, когда митрополит Малахия участвовал в заседании патриаршего синода (Miklosich et Müller, Acta, I, 147). Дальнейших сведений об Аркадиопольской митрополии не сохранилось. Объединившись с Месинской архиепископией, она во второй половине XV в. вошла в состав Дидимотихской митрополии.


Источник: Соколов И.И. Епархии Константинопольской церкви в XV-XVIII веках // Христианское чтение. 1916. No 2. С. 138–157; 1916. No 5–6. С. 532–546.

Вам может быть интересно:

1. Избрание Александрийских патриархов в XIX веке профессор Иван Иванович Соколов

2. Памяти высокопреосв. Сергия (Спасского), архиеп. Владимирского профессор Анатолий Алексеевич Спасский

3. Памяти князя Димитрия Михайловича Пожарского в Костромской губернии Иван Васильевич Баженов

4. Когда пророчествовал Авдий? профессор Иван Степанович Якимов

5. К ответам Иоасафа Ефесского Георгию Владимир Николаевич Бенешевич

6. Русская благотворительность: Филарет, митрополит московский и Ф. П. Гааз профессор Иван Николаевич Корсунский

7. Прощание высокопреосвященного Владимира, митрополита С.-Петербургского с Московскою церковью Иван Георгиевич Айвазов

8. Проект реформы духовно-учебных заведений Павел Васильевич Левитов

9. Слово при закладке владимирского храма-памятника архиепископ Виталий (Максименко)

10. Значение высшей русской иерархии и исторические условия ее служения церкви и государству до XVIII века профессор Иван Михайлович Покровский

Комментарии для сайта Cackle