Глава 15. Заключение

Память праведных с похвалами (Притч. 10, 7).

В заключение всего сказанного о жизни, подвигах и кончине достоблаженного старца иеромонаха Леонида (в схиме Льва) отметим здесь то отрадное знаменательное явление, что к последним дням жизни сего Старца все неблагоприятствовавшие ему обстоятельства стали изменяться на лучшия, и предсказания его исполняться; а вскоре после его кончины и все уладилось.

Дело о белевских изгнанницах и прочих ученицах о. Леонида, по его проречению, закончилось полным торжеством истины. За них вступился киевский митрополит Филарет, которого Старец письменно просил о защите не для себя, а для бедных инокинь, терпевших такие невзгоды единственно за то, что желали пользоваться его духовными наставлениями и проводить монашескую жизнь по указанию свв. Отец. Киевский святитель, как уже упомянуто, хорошо и давно знавший старца о. Леонида, писал Тульскому преосвященному Дамаскину в оправдание Старца и оклеветанных монахинь. О том же писал ему и Московский митрополит Филарет. И преосвященный Дамаскин скоро убедился, что введен был в заблуждение ревностью не по разуму священника о. Григория. В конце 1841 г., 4 октября, белевския изгнанницы м. Анфия и Мария Николаевна Сомова, по соизволению Тульского Владыки, снова были приняты в монастырь, так что старец о. Леонид, скончавшийся 11 -го октября того же года, за неделю до кончины своей был утешен и успокоен вестью о прекращении гонения на духовных его дочерей. Тогда и книги – «Добротолюбие» и ев. Ефрема Сирина, представленные игуменией Клавдией в Тульскую консисторию, как еретические, возвращены были владелицам уже как православные.

Чрез несколько же лет после кончины Старца исполнилось и другое его предсказание. Именно, в 1848 г. одна из ближайших учениц его и м. Анфии монахиня Павлина избрана и посвящена во игумении Белевского монастыря, а м. Анфия, постриженная в мантию с именем Магдалины, назначена казначеей той же обители и до самой кончины своей была ревностною помощницею игумении, особенно в духовном окормлении сестер монастыря, как опытная старица, посредствуя между сестрами и игумению в их нуждах, умиротворяя враждующих, смиряя строптивых, утешая малодушных, успокоивая немощных и больных. Мать игумения почитала ее, как только может почитать нежная дочь свою родную мать. А уважение духовного начальства, общая любовь сестер и почтительное внимание всех, имевших какое-либо отношение к обители и настоятельнице, вполне вознаградило старицу за скорби, претерпенные ею в начале пребывания в сем монастыре. При игумении Павлине и при казначее и старице Магдалине Белевская обитель, по предсказанию о. Леонида, начала процветать. Преосвященный Дамаскин, во все последующее время своего управления епархией, своею доверенностью и отеческим вниманием, которыми постоянно отличал невинно заподозренныхь, не только загладил в их сердцах память бывших скорбей, но и заслужил их общую любовь и благодарную память и за личное его к ним внимание и особенно за покровительство и одобрение того самого духовного отношения, которое прежде представлено было ему в извращенном виде.

Другая ближайшая ученица старца Леонида, вместе с м. Анфиею более прочих пострадавшая во время гонения, Мария Николаевна Сомова, в монашестве Макария, в 1862 г. сделана настоятельницею Каширской женской общины (ныне монастыря), в которой благополучно настоятельствовала до глубокой старости.

Что касается до о. Григория, виновника белевских нестроений, то он, познав свою ошибку и вину, хотя не решился принести явное раскаяние пред всеми за явный соблазн и возмущение многих, но втайне много раз просил прощение у казначеи Магдалины (бывшей м. Анфии) и других бывших в гонении сестер.

Впрочем, по недоведомым судьбам Божиим, он восхищен был из жизни сей в летах средних.

В самой Оптиной Пустыни разные волнения и нестроения стали утихать, ибо вооружавшиеся против старца Леонида монахи-старожилы, еще при жизни его, какие повышли из Оптиной в другие монастыри, а какие отошли в жизнь вечную. Когда же вывелись в Оптиной Пустыни недоброжелательные к Старцу лица, тогда и скитский схимонах о. Вассиан, как никем не смущаемый, присмирел.

«Случалось мне (так рассказывал тихоновский монах Антоний, бывший прежде о. Александр, ученик старца Леонида) его видеть после кончины батюшки о. Леонида. Обыкновенно при свидании поприветствую его: „Благословите, батюшка“. – Получу сочувственный ответ: „А, рабе Божий, Бог благословит. Ну что, – скажет, – скучно после Старца?“ – „Скучно, батюшка, помолитесь!“ – „Да я о рабе Божием молюсь“. – Таковые встречи всегда вызывали сердечную горечь и слезы. – „Ну-ну, – прибавит о. Вассиан, – терпите, рабе Божий. А старец-то, – того – был мудрец. Макарий- то, раб Божий, его дюже слушал. А хорош вот и Макарий, – и меня помнит. Спаси его, Господи!“ – Сказал я ему еще как-то: „Вы, батюшка, не так понимаете об о. Леониде. Сами же говорите, что о. Макарий его слушал, а такой старец, как о. Макарий, кого-нибудь слушать не стал бы“. – „Да-да, – смиренно ответил о. Вассиан, – видно есть за что. Царство ему Небесное!“ – Этот простоватый старичок скончался в глубокой старости, лет 90, мирною христианскою кончиною, и на третий или на четвертый после сего день был погребен самим о. игуменом Моисеем соборне. Во все это время тело покойника было мягкое, как у живого, – что, по замечанию духовно-опытных мужей, служит знаком милости Божией».

Наконец и Калужский преосвященный Николай переменил свое мнение о старце о. Леониде, хотя, впрочем, нескоро. Долго Владыка увлекался невыгодными о Старце отзывами его недоброжелателей, и никто не мог разубедить его в том. Не раз пытался высказать об о. Леониде правду о. игумен Моисей. Но лишь только, бывало, сделает на это намек, как тотчас преосвященный резко прерывал его. «Знаю, знаю, – скажет, – он для тебя дойная корова, значит, все ладно, все сойдет». Когда дети покойного вышеупомянутого г. Желябужского приготовили два одинаковой формы и величины памятника, один на могилу своего родителя, а другой на могилу его духовного отца старца о. Леонида, тогда один из сыновей Желябужского нарочно ездил в Калугу просить у преосвященного дозволение поставить эти памятники на своих местах. Владыка холодно ответил: «Делать нечего, ставьте и над о. Леонидом, хотя это и излишне, так уж и быть! Не назад же отправлять памятник». Потому и заключали в то время, что если бы предварительно стали испрашивать у Владыки дозволение отлить памятник на могилу старца Леонида, то он не дозволил бы сего. Может быть, и так.

Но вот в 1842 г. вторично посетил Оптину Пустынь высокопреосвященный Филарет, митрополит Киевский, как и в первый раз, проездом из Петербурга в Киев. Его по обычаю сопровождал калужский епископ Николай, который и был свидетелем того, как великий иерарх-митрополит почтил память своего давняго, близкого к нему человека старца о. Леонида, отслужив над его могилою литию, а, может быть, при этом и рассказал преосвященному Николаю что-либо из давно минувшего, что сладце воспоминается. С того времени и владыка Николай уже переменил свое мнение о Старце на лучшее. После того уже не слышно было с его стороны шуток и насмешек, когда разговор касался старца о. Леонида, а, напротив, стал он относиться к почившему с уважением.

В следующем же 1843 г. преосвященный Николай, приехавши в Оптину Пустынь, служил соборне панихиду, а потом и литию на могиле Старца; в разговорах с настоятелем и братиями высказывал к почившему уважение, а вместе с тем откровенно выражал сожаление, что по недоразумению при жизни Старца не ценил его и давал веру несправедливым толкам о нем. – «И я человек, – говорил преосвященный, – и потому мог ошибаться, поверив тому, что некоторые говорили». – Вместе с тем Владыка выразил желание, чтобы собраны были сведения о жизни старца о. Леонида и напечатано его жизнеописание. – Впоследствии же он даже приводил слова почившего Старца в назидание другим. Именно, когда малоярославецкий игумен о. Антоний в 1843 г. по болезни просил себе увольнения на покой, преосвященный Николай писал ему: «Прежних времен старцы в подобных случаях говорили с пророком: пою Богу моему, дóндеже есмь... Рекомендую и вам следовать сих богомудрых мужей примеру».

Так смиренному Старцу воздал честь тот самый архипастырь, который прежде с сомнением и недоверием взирал на его служение в пользу страждущего человечества! Но более всего оправдало старца о. Леонида время. Достоинство каждого учителя и правильность его учения более всего познаются от плодов их. А известно, что учение старца Леонида и его личное влияние везде, куда оно ни простиралось и где с усердием ни принималось и ни принимается, всегда оказывало и оказывает самые благоприятные действия. Трудам Старца много обязаны своим благоустройством и процветанием три мужские обители в Калужской епархии и пять женских обителей в других епархиях. В этих последних, отчасти при жизни Старца, отчасти же после его кончины, поставлены были настоятельницами достойные его ученицы. А кто изочтет великое число частных лиц, иноков и мирян, которые чрез отеческое его попечение обрели верный путь к душевному спасению и всегда с благодарностью благословляли память Старца-наставника! Голоса и отголоски противников о. Леонида давно замолкли, а имя его сделалось известным по всей православной России и с благоговением произносится всеми истинными монахами и чтителями монашества. В св. обители Оптинской всегда служителями Церкви возглашается ему: «Вечная память!» – Сбылось на нем и сбывается слово Св. Писания: Имя мужа благочестивого переживает роды, и слава его не потребится: премудрость его победят людие, и похвалу исповесть Церковь (Сир. 44, 12, 14).

Достойно замечания, что накануне того дня (т. е. в субботу 11 октября 1841 г.), когда положено Св. Церковью праздновать память Свв. Отцов VII Вселенского Собора, Господь благоволил принять к Себе душу верного раба Своего, как бы в обличение тех, которые, по неразумию своему, при жизни называли его еретиком.

Итак, дивны и предивны дела всепремудрого и всеблагого промысла Твоего, Господи, хотящего всем спастися и в разум истины прийти! Затворил бо еси, Боже, всех в противление, да всех помилует (Рим. 11, 32). Тебе слава и благодарение и поклонение подобает, Царю Святой, во веки бесконечные. Аминь.

Приложения. Несколько писем старца о. Леонида, в схиме Льва

1.

Пречестнейший и Препочтеннейший наш Батюшка отец А.123, усердно желаем тебе о Едином Пресладчайшем Господе Иисусе радоватися!

Спешу сим, при излитии слез, известить вас о блаженной кончине нашего всеобщего батюшки отца Феодора. Воистину блаженна была его кончина. Он преставился апреля седьмого, в начале девятого часа пополудни, в пяток Светлой седмицы. Пред позднею обеднею сам отец архимандрит, единственно от своего усердия, соборовал маслом; при окончании елеосвящения, когда разогнули над главою его Евангелие, во время чтения последней молитвы – открылось Евангелие от Матфея – воскресное, то самое, которое читается в Великую субботу на Божественной литургии.

При всем этом довольно участвовал своим усердием отец А. Из поздней обедни приобщили Святых Таин.

Он от Великой Среды ничего хлебного и даже горячей воды не употреблял, кроме сухарной воды и квасу, да и то очень мало: глоточка по два. На праздник же Пасхи и на второй день принимал мало молока, раза по два в день – по два глотка и мало более... Прости, Господа ради, подробно писать от слабости не в силах, а ежели заблагорассудишь, можешь прочесть в письме к отцу Г-у124. Ежели же не удастся, то при помощи Божией, по времени, когда живы будем, и будет ваше желание, то напишем, а теперь изнемог: правили ныне по нем третины.

На Светлой, дня за два пред смертию, братия приходили прощаться с ним, а Отец архимандрит неоднократно и с довольным чувствованием говорил с ним и прощался раза три, поразительно, хотя прежде никакой у него с ним не было ссоры. Но вот, слава Богу, сверх всякого чаяния и Палеостровский строитель заезжал из П-а, и ласково, с усердным чувством говорил с ним и простился не без слез. На другой день он отправился в свой монастырь.

Еще достойно внимания, что нашего отца A-а родной отец, приехавший в Соловецкий монастырь, по желанию быв пострижен в мантию (о великом же образе мало у них понятия было, но только Отец его был жизни примерной и достохвальной простоты всегда держался), по прожитии в Соловках с прибавком 10 годов скончался также в пяток на Светлой седмице пред позднею обеднею. Отец А- очень удивляется такому тождеству, т. е. что Премилосердый Господь сподобил и духовному его отцу, как и родному, преставиться в пяток Светлой седмицы; даже и число седьмое в их кончине было одно.

И сократя, пребыть имеем с наичувствительнейшим почтением ваши покорные слуги и недостойные сомолитвенники, многогрешнии иеросхимонахи Леонид и А-, униженно заочно кланяемся и просим ваших святых молитв в подкрепление немощей наших душевных и телесных. Отец Ф. и Отец И-ь также вам кланяются, а Отец В-й особенно свидетельствует тебе свое почтение с поклонением. 10 апреля 1822 г., Александро-Свирский монастырь.

2.

Христос Воскресе!

Пречестнейшие и прелюбезнейшие наши о Господе отцы и собратие, отец Г. и отец И., усердно желаем вам о Едином Пресладчайшем Господе Иисусе радоватися и благодушествовать.

Пущенное вами писание 10 апреля мы получили 14-го и содержанию, по силе скудоумия нашего, вняли. Хотя мы за премногие грехи наши и нерадение и лишились всеобщего нашего душевного наставника к спасению – но что же делать?.. Не отчаем себя в конец; ибо когда по его, при последних часах бывшему, дражайшему наставлению будем следовать, то есть, чтобы отнюдь не разлучатися из духовного нашего сообщества и союза, а пребывать между собою в совете духов ной любви и друг друга послушати, когда сие наставление при помощи Всемогущего потщимся исполнить, то хотя и находимся в крайней душевной бедности, но веруем Премилосердому Господу, что он, имея у Него дерзновение, своими богоприятными молитвами к неограниченному Его благоутробию всячески и паче будет нам бедным вспомоществовать; только мы сами должны старатися не отпасть нерадением нашим от духовного его мудрования; а то, хотя телом и разлучился от нас, но духом пребудет с нами.

А что вы пишете, что вам находит там иногда трепетная боязнь, дабы чем не расстравиться, этого, по нашему худому рассуждению, мы все вообще должны боятися и трепетать поползновения, и не токмо в столице, но где бы ни случилось жительствовать.

Что же касается до пищи, кажется, вам это уже решено во время нашего личного посещения, что предлагаемая с воздержанием употреблять во славу Божию, а для чревобесия не изыскивать излишнего.

А на счет неудовольствий, по мнению вашему, от собратий, то всечасно просим и молим Премилосердого Владыку нашего, Создателя и Промыслителя, дабы даровал нам бедным разум для беспогрешительного обхождения с ними, и в находящих, дабы ниспослал терпение. В таковых случаях пренужно вспоминать себе для утешения авву Кира125, коего все братство выгоняли и хухнали и из трапезы, и проч. Но он при исходе из тела благодарил их, что они его искушали; вместо же того он от бесов пребыл неискушаем. Да еще вам припомню батюшку, всеобщего нашего отца Феодора, скажите – где его любили?.. И св. Апостол пишет, что хотящий благочестно жити... гонимы будут126.

...А большие ваши, что сеяли и досевают, то пожнут и жать будут до избытка... Признавать же себя во всем недостаточными... это пренужно и не токмо нам, но и всем вообще; мы же пребеднейшие как скудоумны, то везде нам должно жить и повсечасно сообращаться с братиею для заимствования доброго.

И сократя, просим вас и молим вообще, Господа ради, потерпите еще тамо. А что вы в великом градусе выражаете, что случается вам ночевать в трех и более домах, это нам с вами полезно: вы, видно, забыли слова покойного батюшки отца Феодора; он часто повторял мысль единого духоносного старца, что нам должно приобучать себя так, что ежели, времени зовущу, прийдется и в тюрьме посидеть, чтобы и там совместно было.

...Возблагодарим Премилосердого Господа Бога, устрояющего нашу судьбу в пользу убогих душ наших, и паки просим потерпеть: может Премилосердый Господь не преподаст ли нам какового неизреченного Своего милосердия!

...Пещись же нам чрезмерно не о чем, а только по возможности о убогой душе нашей. А когда бесовские помыслы влекут в душепагубную жизнь, то мы должны на сие воображать и помнить, для чего отлучились от мира и всего яже в нем, – единственно для спасения своей души; при пострижении дан нам на злые помыслы меч духовный, – четки, дабы сим отражать помыслы, бываемые от врага, ибо св. Иоанн Лествичник пишет: «Иисусовым Именем бий ратники, не обрящеши бо крепчайша оружия ни на небеси, ни на земли». Отцы наши и собратия! Попечемся о спасении убогих душ наших и потщимся всегда призывать в помощь Имя Божие.

И сократя, пребыть имеем с нашим наичувствительнейшим почтением и обычной преданностью, ваши покорные слуги и недостойные сомолитвенники, многогрешнии: И. Л., или по форме, Леонид и Антиох127, заочно униженно кланяемся, прося ваших святых молитв в подкрепление немощей наших душевных и телесных. 17 апреля 1822 года.

3.

Пречестнейшая и Препочтеннейшая в монахинях матушка N.! усердно желаем вам о Пресладчайшем Господе Иисусе Христе радоватися и благодушествовати.

Приятное ваше писание получили сего 8 мая и содержанию вняли; на что и ответствуем, но только с великим понуждением.

Что касается до откровения N. N., – мы вас нудить к сему многотяжестному игу отнюдь духу не собираем; да и нрав ея отчасти предвидим, и закоснелость, полученную ею в препровождении жизни или по своей воле, или в ея сообщении с различными наставниками и наставницами, что много ей повредило и расстроило до крайности. Это нам понятно. Но как она пишет и объясняет свою крайность притом, и свою, хотя и посредственную, приверженность к вашему благонравию, от чего ощущает иногда от вас некоторую отраду в своих встречах; по таковым причинам мы советуем ей, по ея вере к вам, объясняться для облегчения от наводнения злых помыслов и страстей, колеблющих наши души. Для чего вспомните вторую заповедь Господню (Мф. 22, 39), в которой повелевается любить ближнего, яко самого себя. Чем же и как любить? Никак невозможно и сего исключить, дабы, в чем можем, вспомоществовать ближним; и всевозможно да стараемся в прощающем и сострадающем духе утешать, но дабы только по силе, сиречь, когда, при помощи Божией, не вредишься сама; а когда кто сам, при назидании другого, повреждается, то советуют святии Отцы следовать лучшему, т. е. себе внимать и себя сохранять. Итак, по сей части внимайте и усматривайте силу свою и совесть. Можешь, благостью Вышнего покрываема, по силе и вспомоществовать требующим, не скрывая таланта, Богом данного; ибо как сказано во Святом Евангелии: емуже дано много, и взыщется много, и также: друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов128.

При благорассмотрении в нужде бывает полезно и самой посоветоваться с благомыслящими; и это похвально – окаявать себя пред всеми. А скорбеть, кажется, не о чем, но вникать в свою совесть и не беспокоиться, будто мать N... вовлечет вас в молву; просим по этой части быть покойными. Но открывать помыслы вашей любви, видно, мать N... еще духу не собрала, хотя чувствует, что в рассуждении малодушествует, но будто ты не понесешь ея немощи; однако это мы только гадательствуем. Впрочем, ежели вашему сердцу Бог возвестит, то во время каковой нужды, ради заповеди Господней, не оставляй ее129. А что вы пишете, что вы ни под каким видом не согласитесь принять ее совершенно в окормление, в рассуждении своей немощи; мы в сем вас не опровергаем; да едва ли и она совершенно может предатися. Кажется, можно гадательствовать, что отнюдь не может по вышеписанным закоснительным навыкам. Писано есть; дух бодр, да плоть немощна130.

Что я вам напоминал насчет игуменства, в том прощения прошу, – я вас обеспокоил своим безумием. Ей, матушка, истинно вам признаюсь, и не ласкаем, и отнюдь не желаем, ниже мыслим, чтоб вы игумениею были, или бы заметили в вас склонность к любоначалию; но сердечно утешаемся вашему о сем благоприятному и решительному ответу; но надмение и тщеславное мнение внутрь вопиет, что едва ли гомзнеть мать Z. игум. Но, однако, прости Бога ради, и благодушествуй, и мирствуй, потому что от безумия сия пишу. Я вам, матушка, истинно объясню, что у меня самого отнюдь не было чувства и воображения быть начальником; но Премилосердый Господь попустил искуситися, да милостию Своею и освободил.

Но что по вере вашей и от частого понуждения чувствуете облегчение в страстях, о сем благодарите Премилосердого Господа Бога, облегчавающего ваше бремя. Однако бодрствуй и блюди, и остерегайся, – паки враг с наглостию приидет и начнет потрясать вашу душевную храмину; но веруй, что и помощь невидимо от Господа приидет и подкрепит, и возставит к благотишию.

Что ж касается до вещелюбия и мшелоимства (сиречь излишества различных вещей), то сия немощь, по рассуждению святых Отцов, горше и пребедственнее сребролюбия; но да пополняем и окаяваем себя, и Господь всесилен нас и судьбу нашу во благоотишный и спасительный устроить конец. О пище держи прежде написанный вам нами совет, и будешь спокойна. Уединение и хотя чувственное молчание, беспрекословное и неоспоримое, есть средство к спасению; и опыты всегда показывают, и святии утверждают, что способствует ко всякому благому делу; и обратно, деяние помогает нашему спасению.

И молитву Иисусову проходи, как творишь, и приидет время, тогда самое дело и милосердие Божие просветит и вразумит вашу душу, как и кого вопросить, и пошлется, что ищешь и желаешь. Писано в тропаре священномученикам отцам, что «деяние обрел еси, богодухновенне, в видения восход». Молитву творить обыкновенно – это деяние, каковую бы (молитву) кто ни творил; а видение или восхищение ума – то дар Божий от благости Божией к нам. Канон вам читать советуем акафистный один, но только со вниманием сколь возможно. Это справедливо, что кто бы ни был, подвижник или постник, но живущий по своей воле, и сам собою окормляяся, утверждения и благого рассуждения в нем отнюдь не увидишь. Того-то ради св. Симеон Новый Богослов пишет в слове 6-м, что лучше учеником ученика именоватися, нежели самочинно жити. О сем же и св. Марк Подвижник в послании к Николаю иноку в 1-й части «Добротолюбия» на обороте 37-го листа пишет: «Мнози многими труды и постничеством, и злостраданием проидоша, и труды многи Бога ради потерпеша; но самочиние, нерассуждение и нетребование от ближнего пользы, таковые их труды нетвердыми и суетными соделаша».

Касательно вопроса о молитвах, будто к матери К. писано мною начало; кажется, должен быть и конец. После всякого правила непременно должно читать: Достойно есть яко воистинну; Слава и ныне; Господи, помилуй – трижды; молитвами святых Отец наших Господи Иисусе Христе... до конца и отпуст простолюденный131 Господи Иисусе Христе... до конца. А дважды в сутки должно присовокуплять после обычного отпуста, то есть: после «Господи Иисусе Христе»... поутру после утренних молитв и ввечеру после молитв на сон грядущим: «Ослаби, остави, прости, Боже, согрешения наша...» до конца; потом молитву: «Ненавидящих и обидящих нас», находящуюся в конце великого повечерия, потом повседневную исповедь, которую можно сыскать в месяцеслове киевской печати в самом конце книги. Каноны читать хотя и должно бы после вечерни и после повечерия, но когда вам не вмещается – оставьте; а когда позволит случай и время, то, прочитавши каноны, должно и молитвы при канонах читать, и конец обычный сделать.

И мы непотребнии пребываем искреннейшими пожелателями вашей любви, благих и душеспасительных успехов, – ваши покорные слуги и недостойные сомолитвенники, убозии и многогрешнии И. Л. и схимонах Ф., заочно земно кланяемся и просим ваших святых молитв в подкрепление немощей наших; и все наши собратия и отцы единодушно вам кланяются – и всем вашим единомудренным сестрам. 15 мая 1817 г. Валаамский монастырь.

4. К той же

Ваше преподобие! Достопочтеннейшая о Господе сестра и по духу дочь, мать N.! Всеусердно желаю здравствовати душевно и телесно и о Господе радоватися.

Приятное ваше писание, пущенное вами с почтою от 27 октября, я получил во всякой исправности и, прочитавши, содержанию внял по мере слабого моего понятия, из коего вижу, что ваша расположенность и усердие к моей худости и по днесь не оскудевает; и вы, по великой своей вере, с сожалением и сокрушением сердечным объясняете свои немощи. Что касается до вашего обрадованного чувства, которое ощущали вы при чтении моего ничтожнейшего письма, то я полагаю – сие не иное что, как особенная помощь Божия, утешающая вас немощнейших, дабы вы, оскорбленные от тинного и пиявицами наполненного вражьего озера, за предлежащую нужду прохлаждение жаждущей души своей получили. Слава Премилосердому Великодаровитому Господу, что возвестил вашей любви послушать моего недостойного совета: взяв душеспасительные меры, преданные духоносными святыми Отцами, согласные и со святыми животворящими заповедями, Самим Спасителем заповеданными: возлюбиши Господа Бога всем сердцем и всею мыслию, а ближнего яко самого себе132, дабы непреткновенными быть и между тем ближних любить.

А как вы, дочь, при таковой вашей вере и благоговеинстве, о назначении к вам матери К. смутились и говорите, чтобы она по моему совету ничего не начинала и не дерзала без вас делать, и вы пишете, что за сие оскорбились, – для меня сие крайне непонятно и темно, что бы это значило? – Я, кажется, на вас обеих клятвы не наложил и ничем не связал. А как вы по своей вере просите и молите, дабы вас не покинуть, но преподать вам душеназидательный совет, – в каковой надежде я, непотребный, дерзаю паки объяснить вам, что она, К., как вы уже сами писали, во время вашей болезни служила вам со всяким усердием и тщанием не для какого интереса и выгод, но единственно ради заповеди Божией; то почему же, ежели ея вера и благорасположенность будут к вам, ея положением не заняться? И вы то худо знаете, что не столько искусство и опыты старческие действуют, сколько вера со упованием вопрошающих благодать Божию на нас вообще привлекают; и вы, дочь, почто скорбите, не рассудив ни мало? Если бы нерассудительно я связал вас с запрещением, чтобы ты по всем частям преследовала ея преподобство – мать К. и, словом сказать, како бы на бичевке водила, то, точно, отяготительно бы вам было. А как вы и прежде имели одну матушку и от одного воспитываемы были духовного млека, также и таковую ко друг другу всегдашнюю от частых соображений получили привычку открываться, – это и понудило мою унылость предложить вышесказанное, хотя для некоторой отрады душ ваших. Что же касается до ея дерзновенных произносов в словах, то мы должны смирением, самоукорением и терпением препобеждать все; вы сами знаете, что она значительно повреждена, и Господь силен ее исправить. Итак, если вам Премилосердый Господь возвестит меня грешного послушать, как согласного с заповедями Господними и преданиями свв. Отцов, то извольте понудиться исполнять оное, и надеюсь, что полезно вам будет. А когда не известится, то как вам угодно; только мирствуйте и не смущайтесь. Я, мало того, расположился вам еще вручить и Е. как она мою худость об этом просит, и по своему чувству и ее также к вам назначаю; и сколько ея веры будет, столько и пользы будет ощущать, а без веры кто и к пророку пойдет, не получит пользы... И вы на вопросы каждой то можете отвечать, что по вере их будет Бог вразумлять; а я еще вам скажу удивительное, что св. Иоанн Лествичник пишет: «Некоторые отцы другим, по вере их, слова произносили и, своих слов устыдившись, положили начало благое и исправили свою жизнь». И сие ваше намерение одобряю, чтобы устроить себя глухою и немою... однако, с разумом. А что вы хотя и решились принять было М., но матушка игумения не благословила, то знайте, что, видно, не на пользу было бы; и смотрите, остерегайтесь усиливаться какую себе принять. Боже вас избави! А ежели Богу будет угодно которой у вас быть, то об оной совершенного препятствия сделать не могут; потерпите, может, и М. благословят. Слава и о сем Господу, что нас гонят и злословят, но от сего мы не должны в пагубное отчаяние погружаться; чтения по два листика прибавить можно, а мать Д. я почитаю с тобою за едино... Господь Премилостивый да поможет вам и да сохранит, и покрыет от всех десных и шуиих сетей и наветов диавольских, и да простит вся согрешения ваша молитвами отец и матерей; и аз недостойный посылаю отеческое вам прощение и благословение. Ваш навсегда богомолец И. Л. с приверженной братией кланяемся.

5. К той же

Приятное ваше для меня писание, пущенное вами с почтою в сентябре, мы удостоились получить 2 октября, и прочитавши внял, по силе слабого моего понятия, – сколько силы позволили, и ясно вижу, что вы при таковых скорбных приключениях, коими угнетаемы до изнеможения, побеждаетесь и страждете душевредным малодушием и тлетворною печалию, которая и последния твои силы расстроивает и измождает, что весьма претщетно для вашей слабой обремененной души по всем частям, но отселе да положим начало, с Божиею помощию, за все находящее благодарить и терпеть, и Премилосердый Господь, видя ваше послушание и тщание к благоназидательным деяниям, всячески ниспошлет свыше помощь и благодать Свою, даруя благоотишные чувства и благодушие препровождать жизнь вашу в терпении и благохвалении Господа, призвавшаго вас в благоотишное сие пристанище, то есть в звание ангельского образа обители вашей.

Что касается до лишения опытной и преискусной старицы, достопамятной матушки В., также и удаления на время окормителя душ ваших, батюшки отца духовного и наставника Макария, хотя сии потери значительны и неоспоримо обязаны приписать сие лишение грехам своим и недостоинству, что лишились мы таковых благоназидательных окормителей душ наших, но, однако, при всем этом должны вспомнить, что Премилосердый Господь все устроивает в душевную нашу пользу; к тому же Бог неоскуден в милости, и действа Его также неоскудны; и где только восхощет явить силу Свою, – побеждаются уставы и естества чин!.. Но, о несмысленная и косная сердцем дочь!.. Что тако в смущение и малодушие вдаешися и почто унываешь и безмерно печалишися? И хотя вы точно лишились дражайшей и нежнейшей наставницы и матери, но вы лишились ея телесно, а не душевно; потому что она, достоблаженная, взята от нас телесно, а дух ея и благие останки подвигов ея – терпение и злострадание в находящих, непамятозлобие и любовь без изъятия ко всем, не токмо к благомыслящим и любящим, но и к сопротивоборствующим, также и повиновение, и послушание, и вера ко благоискусным – останутся незабвенны. Сии подвиги она продолжала до последнего исхода из жизни сей; наконец в дополнение запечатлела благомудрие свое благоприятною кончиною, которой Премилостивый Господь ее удостоил и восприял в вечное блаженство, где, по апостолу, яже око не виде, и ухо не слыша, сия Господь уготовил любящим Его133.

Да одумаемся, для чего нам печалиться излишне, хотя и в виду нашем предпошла наша наставница и учительница? Она и здесь вас, по возможности сил и мере веры вашей, окормляла и вразумляла, и защищала от врагов видимых и невидимых; но даже и в телесном облагодетельствовала, оставив вам покров и убежище – келлию. Когда мы веру и соблюдение душеназидательных ея наставлений будем сохранять и по оным исполнять, то и в будущей жизни умилостивит и упросит Великодаровитого Господа соединить и сопричислить любимое чадо свое к себе во едину обитель. Вот когда печалитися следовало бы (только, Боже, избави всякого человека), если бы наша мать наставница духом жизнь свою начинала, а плотски кончила, т. е. греховным падением, и, не покаявшись, восхищена от среды нас; о таковом погибельном конце должно рыдать и плакать!!!

Также равным образом печалиться и унывать удержитесь о прелюбезнейшем батюшке отце Макарии134, поелику хотя он от вас, равно и от нас, на время удален, но духом соединен; точно дальнего ради расстояния уста его к наставлению не могут действовать, но любовь его и десная рука, пером действуемая, в полном смысле будет вас окормлять и утешать, по мере вашего благого произволения и веры. А ежели вам сказать ясно, что если наставник и вблизи, и повсечасно напоминает нам наши недостатки, с сострадательностию советует и увещевает охранятися злобы, то нам злокозненный враг диавол человеконенавистный не по редку предлагает повинующимся ему в помысле недостатки его человеческие и влагает презорство, дабы обезверить нас к нему и хладнокровно принимать благоназидательные его наставления. Этим-то и лишаемся пользы; посему св. и богодухновенный отец Симеон Новый Богослов и советует, – не учащать входа своего в настоятельскую келлию из предосторожности, дабы не впасть в презорство и дерзновение. Что же вы изволите упоминать, что во время пребывания батюшки в монастыре вашем вы словно как во сне видели его, ибо во время последней его отлучки вы почти нечувственны были, слава Богу за сие, потому что вы этим, за немощь свою, предохранены были от значительной скорби.

Что касается до вашего недоумения и скорби о неполучении от меня, непотребного, ответственных к вашей любви писем, то извольте выслушать долготерпеливо и благодушно причины, сему препятствующие: во 1-х, слабость моего здоровья; во 2-х, со своими братиями ежедневное занятие; в 3-х, приходящие и приезжающие ко мне благонамеренные разные лица премного удерживают и воспящают удовлетворить ваши желания; и скажу тебе, дочь моя любимейшая, мать N., что сие письмо оканчивается уже третью неделю, и по таким отрывкам вы можете из содержания его заметить, что не по свойству многия слова помещены.

О сестрах П. и А., что взяла матушка игумения, много не скорби, поелику Премилостивый и Всемогущий Бог силен и в таковой молве поддержать и сохранить; и о протекшем времени тоже не скорби, что худо их врачевала и наставляла, ибо такое наставление наиболее действует не нашим мнимым искусством, но от их веры и благопроизволения со благоговеинством. Но и теперь, дочь, если оне и от игуменской келлии прийдут, вы должны, призвав в помощь Бога, дабы невидимо вас вразумил и просветил ваш ум и сердце, преподать им благоназидательные и утешительные словеса и советы в утверждение их душ; и хотя вы, дочь М., сами жаждете, дабы вам кто из благомудрствующих душеполезное слово сказал, но писано есть: возлюбиши ближнего твоего, яко сам себе135, и прочая.

С матерью К. сообращаться вам советую, яко с единомудренною сестрою, – не токмо в телесных, но и в душевных; а особливо же когда вам батюшка благословил с нею духом неотлучною быть; а посему, уважая батюшки отца Макария благий совет, и к тому же сами вы объясняете плоды ея к вам любви во время самой крайней нужды вашей – болезни – она неотлучно вам служила, как купленная раба, и по таковой ея приверженности к вам, кажется, не должно употреблять женской хитрости, которая даже прямо противна нашему званию, что бес представляет мысль: когда она совершенно обучится рукоделию вашему – ей больше, чем вам, будут давать работы, а вы уже без пропитания останетесь. И на сие извольте выслушать, что Бог неоскуден в Своей неизследимой милости к нам, силен и всемогущ нас пропитать Своим неизследимым промыслом, и пропитать изобильно. И так, дочь, старайся все свои внешние дарования преподать ей, тем более, что она единомудренна, и ты будешь в числе делательниц заповедей Божиих. Делание заповедей Господних животворит душу, и даже тело твое умиротворит и утешит до обилия.

В келейные, кажется, пренужно вам принять какую из благомыслящих, а особливо при такой попущенной вам слабости, – это Господь вам да благословит. А насчет сестры С. старайтесь соблюдать, дабы не замечать ея деяний и разных уловчивых ея сообращений; тем всячески предохраните себя от гибельного презорства, – осуждения, которое крайне помрачает и расстраивает всю нашу жизнь; но я вам скажу, что нам должно ее любить, а непристойные ея деяния ненавидеть; она, по Писанию, своему Господу стоит, и своему служа падает, а мы кто, что чуждим рабам будем судить? Также да стараемся сохраниться от продерзости и понудимся всячески благоназидательнее быть, ибо мягкое слово премного вливает благоговеинства в чувства слышащего или слышащей. Господь Премилостивый да просветит тебя, да умудришися во смирении и паче сих написанных моею худостию: вспоминай «яко на всякое искушение, – смирение, самоукорение и терпение – победа». Господь Премилосердый да поможет тебе, и да сохранит, и покрыет тя от всех десных и шуиих сетей вражиих, и да простит тебе вся согрешения твоя; и аз многогрешный посылаю тебе отеческое мое прощение и благословение, и, молитвами покойных и достоблаженных: батюшки отца Феодора и матерей Варвары и Виталии, мир Божий да почиет на вас, и я непотребный навсегда пребываю жаждущий вашего спасения недостойный богомолец И. Л. с единомудренною братиею.

Ежели застанет в живых письмо сие мать и дочь мою И., то объявите ей мое усердное и любовное почтение; и испрашиваю свыше на нее Божие благословение, дабы терпела и благодарила Бога за все.

6.

Достопочтеннейшая по духу дочь, мать N., всеусердно желаю тебе, купно и с любезнейшею вашею сестрицею, матерью И., здравствовати душевно и телесно и о Едином Пресладчайшем Господе Иисусе радоватися!

Слава Премилосердому Господу, возвестившему батюшке отцу Макарию ваши унылыя души утешить благоназидательным писанием к поощрению и ободрению печалующих духом. Но, о дочери по духу! Теперь, кажется, вам ясно и самим видно, что вас всемилостивый и великодаровитый Господь не оставляет, но всячески удовлетворяет и утешает; а потому мы должны, по возможности слабых сил, благодарить Его благоутробие и не забывать всех воздаяний Его.

Что же вы, дочь, жалуетесь: яростная и плотская страсти хотя отступили на время, но недуг малодушия временем наиболее гнетет вас; то, о мати и дочь! Да будет твоей любви известно, что всеобщий враг диавол, свои брани и козни всегда пременяя, обманывает и побеждает нас таковыми злохитрыми и коварными злоухищрениями; и вы не утверждайтесь в том, чтобы у вас вовсе угасла ярость и плотская страсть; но разве на некое время дан вам отлог для отдохновения. И не враг сию ослабу преподает, но милосердием Божиим благодать Его невидимо за молитвы отец и матерей вспомоществует; ибо аще бы не Божия благодать невидимо защищала и подкрепляла, то едва бы кто возмог соблюсти в непорочности себя. А как вы откровенно объясняетесь, что даже ни малейшего слова претерпевать не можете, и что даже всякая малость вас трогает до самого сердца, то, дочь моя.., сие меня опечаляет до избытка; поелику нам Сам Спаситель во Святом Евангелии Своими пречистыми усты изрек тако: в терпении вашем стяжите (т. е. приобучите) души ваши, и: претерпевый до конца, той спасен будет. И св. Илия Экдик в главе 62 пишет: «Дом убо души есть терпение, обдержится бо в нем; имение – смирение, питается бо тем». Из сих причин явственно, что в нас с тобою мало обретается смирения; а потому еще нам пренужно самим изыскивать, – кому повиноватися и объясняти свои деяния и помышления, отчего и сами ведомее будете и, по возможности сил, и к вам приходящим благоуспешнее будете преподавать благие советы. Да и не будет места мысленному врагу влагать мысли тщеславия, что вы своими дарованиями утешаете приходящих, но между тем должны воображать, что за молитвы отца или наставницы своей; таким образом пребудешь неподвижима от высокомудрия, но по апостолу Павлу, смиренными мысльми утверждатися.

А что вы с прискорбием извещаете о постигающей вас, по мнению вашему, неудобоносимой буре искушений, то я, грубый, со дерзновением напоминаю вашей любви Духом Святым изреченный чрез пророка Давида псалом 26: Господь просвещение мое, и спаситель мой, кого убоюся? Господь защититель живота моего, от кого устрашуся? Внегда приближатися на мя злобующим, еже снести плоти моя: оскорбляющий мя и врази мои, тии изнемогоша и падоша. Аще ополчится на мя полк, ни убоится сердце мое: аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю и прочее. Хотя сила выражения псалмов сих относится к невидимым всеобщим врагам, но, однако, по наущению сих врагов, и человецы восстают и смущаются, и нас в смущение приводят. А что нас укоряют и поносят, и нарицают холопницами, мы должны совестью своею довольствоваться, и по заповеди Господней да потщимся молитися за творящих нам напасти... и Премилостивый Господь Своею всемогущею силою запретит нашедшей бури и в мгновение ока превратит в благоприятную тишину.

О, мати и дочь N.! мужайся и да крепится сердце твое во благодушии. Сии-то наведенные нам искушения всячески преполезны, во 1-х потому, что приводят, хотя или нехотя, со смирением прибегать к покровительству и помощи Божией, прося о защищении; 2-е, обнадеживают, что мы, хотя и от ничтожных ничтожнейшие и слабейшие всей твари, но имеем скорбная сообразно по Бозе жительствовавшим и во искушениях предуспевшим и спасшимся; как за грехи наши попущены скорби, ко очищению и смирению также, то благонадежием и упованием подкрепляемы, в пагубное отчаяние не попущаемся. И сие нас да не смущает, что караул приставят к твоей келлии; пусть потрудятся и, уморясь, оставят; а нам должно во всем терпением и благодарением препобеждать, и Господь поможет. Слава Премилостивому Господу, что вы с матерью К. духом поутвердились; а извне враг воздвизает брань, но и та скоро исчезнет... А насчет сестры С. да положимся на терпение всевозможное и потщимся всячески с своей стороны, как бы ей, немоществующей, не подать вины к смущению; поелику писано есть: друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов136. И Сам Спаситель во Святом Евангелии объяснил: несть более любви, да кто душу свою положит за други своя137. А как сия добродетель превосходнейшая и пренеобходимейшая, то да потщимся понести хотя малые немощи ближайшей сестры нашей! И паки речено: вы сильнии немощи немощных носите138. Вы объясняете, что не можете терпеть и оскорбляетесь, кто на вас клевещет и поносит. О сем прочти 127 главу св. Марка Подвижника в 1-й части «Добротолюбия», она содержит сие: «Егда увидиши кого во многих безчестиях болезнующа, вежд, яко помысл тщеславия насытився, неприятне сердечных семен жнет рукояти»...139

Подобне прочтите св. Симеона Нового Богослова в 1-й части, главу 31-ю, и увидишь свое неможение, и какия должно меры брать.

Господь же Премилостивый да просветит и да вразумит вас, да умудритеся в смирении, и да поможет вам, и да сохранит, и покрыет от всех десных и шуиих сетей вражиих, и да простит вам вся согрешения ваша. И аз многогрешный посылаю мое отеческое прощение и благословение, и, молитвами покойных наших отец и достопамятных матерей, мир Божий да почиет на вас; а я пребываю навсегда ваш недостойный богомолец, многогрешный И. Л. со единодушными братиями.

Пречестнейшей сестре М. желаю мужества и долготерпеливого пребывания, – и хотя недостоин, но умоляю Премилосердого Господа, да поможет ей, и да сохранит, и покрыет от всех сетей вражиих, и да простит ей вся согрешения ея. И аз недостойный посылаю ей мое отеческое благословение и прощение, а равно и страждущей бедняжечке Е., да поможет и ей всемогущий и великодаровитый Господь, и да не предаст ее в совершенное наругательство злокозненному врагу диаволу, но да вразумит и сохранить Своею всемогущею силою, и да устроить на спасительном пути.

W. и V. объявите мое почтение, и да ниспошлет им Сам великодаровитый Господь Свое свыше благословение; однако W. когда не положится совершенно сохранять двери ограждениями о устнах своих, то иначе не возможно ей освободиться от смущения и мучительства сладострастнейших прилогов и таких же мыслей и от оной происходящей скуки и уныния, влекущих в помыслы всепагубнейшей отчаянности.

7.

Достопочтеннейшая по духу дочь, мать Z.! Всеусердно вам желаю душевного мира и благодушного пребывания!

Приятное ваше писание, пущенное вами 30 марта с почтою, мы получили во всякой исправности; из него ясно видно, что ваше устроение и положение течет с слабыми успехами... Сожалительно!

Что же касается до тягости, чувствуемой вами при обращении к вам значительных лиц, то вы должны помнить, что без труда и пролития во внутренности крови спастися невозможно, поелику писано есть: «Даждь кровь, и приими дух», почему обязаны и с понуждением послушание продолжать, по вере окормляемых вами; а всемилостивый Господь за ваше понуждение и сострадание к ближним – невидимо будет вам вспомоществовать, да и вспомоществует.

Вы жалуетесь и с болезненным тоном, а по-видимому будто и с смиреннопроизношением, что вы ввергнуты в малодушие! То сии плоды произрастают наиболее от тщеславных о себе мечтаний...

На молитвы отцов добро и похвально уповать, но следует при всем том и себя не забывать.

Вы, по неограниченному своему усердию, требуете всегдашних моих ответов, и в противном случае малодушествуете: это знак маловерия; нерассудительность сия от самолюбия произрастает и в помрачение вводит. Вы, забывши Божественное Писание, запрещающее на тленных человек совершенно надежду полагать, а токмо на Единого всепремилосердого Господа, пострадали безрассудно, ибо Той Един воздвизает нища от гноища, хотя и чрез ангельское посредство, или, по мере веры сущих в повиновении у искусных отцев, и чрез человек. И воистину когда бы помнили Духом Святым произнесенные в псалме слова, что надеющийся на Господа, яко гора Сион: не подвижится140 и паки: аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий; и: аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущий141 и прочее, и если бы сие в полном чувствовании имели, то не пострадали бы. К тому же, как изволите объяснять, вы не только что чрез меня непотребного руководствуетесь, но равно и чрез другого, – батюшку отца Макария. И воистину, по мере веры, невидимо благодать Божия действует и утешает, и просвещает всякого, желающего спастись.

Если сестры по благорасположенности к вам просят духовной пищи, а вы, напротив, в себе чувствуете алчность сами; то хотя мы сами, как выше сказано, о себе творити не можем ничесоже, но за великую нужду, по их вере, силен и всемогущ Бог и от бесплодной смоковницы напитать живоносно. И если когда, яко человецы, Божиим попущением ко смирению нашему, и грубо каковой сестре скажем, или вид неблаговиден покажем, то, о сем вздохнув из глубины души, раскаянием и самоукорением да навершаем. Что вы объясняете: при крайнем вашем изнеможении дерзнули сказать немощнейшим и поврежденным сестрам, дабы вам дали хотя малый покой, то сие событие представляет вашей любви искус и опыт, чтоб отнюдь так не отказывать; т. е. эти слова, что «не могу говорить, дайте мне хотя малый покой», за скулой удерживать; видите, что оне от сего даже пострадали припадками, все это в ваше нравоучение.

Итак, видно, дочь М., нам с тобою не столько других приходится наставлять, сколько от их сообращения учитися. И вот паки новый вышел вам искус, что должно о мертвеце своем пещися более, чем о других, – что и своя сестра больная и немощнейша из немощнейших, и у тебя самой слабы силы, и выходит в обоюдных немощах большое искушение; так ни на что не похоже было действовать, как вы. Лучше бы, по моему младоумному рассуждению, тебе, отдохнувши, в своей келлии с ними заняться, нежели в чужия келлии ходить утешать и умиротворять, – себя и сестру в неустройство приводить. А что вы просите, дабы мне худейшему помолиться о даровании вашей любви благоназидательных произносов, то и в сем да будет тебе известно, что молитва и праведного тогда вспомоществует во благое, и тогда благодать Божия неоскудно действует, когда и просящий о молитве покажет во всем произволение. Прежде же сего Бог не преподает нам оную, как неспособным ее принять (по слабости духовных сил наших в разных искушениях) и не претерпевшим скорбей, коими едиными очищается наш внутренний человек, но по мере терпения и благодарения за оные даруется от всемилостивого Господа благодать Святого Духа и дарование.

Еще позвольте вас, хотя мало, заочно укорить, а вы благодушно понесите это: вы там, как афинянки142, желаете всегда одна перед другою узнавать везде, что есть ли письма от меня или от батюшки. Когда же к одной пришлется, а к другой нет, – вот тут и откроется крамола и беды, – не получивших объемлет скорбь и малодушие с пагубным мнением: что и почему не пишет? И прочее... а того и не понимаете, что иногда пяти только строк не кончивши в письме, кто-либо прийдет и займет, – и осталось письмо до другой почты.

Но и за предпочтение другой сестры нам оскорбляться – тоже знак самолюбия... Ваш недостойный богомолец И. Л.

8. К той же

Ваше Преподобие, достопочтеннейшая о Господе сестра, мать N.! Купно со всеми единомысленными о Христе сестрами, желаю о Господе Едином радоватися и в благодушии пребывати!

Приятное ваше писание, пущенное с почтою, я, недостойнейший, получил во всякой исправности и, прочитавши, содержанию внял; из него вижу ваше жалостное положение и устроение... Но как имеете раскаяние и произволение ко исправлению своих поползновений, то и предполагаем, что Всемилостивый и Великодаровитый Господь, единственно по Своему милосердию, всесилен вас простить и восставить на правую стезю святых и животворящих заповедей. Объясняемый вами ваш поступок, что в рассуждении восхитилась яростною частью, – это за гордость и за презорство других вам попустилось, что мысленный волк вам поругался и в таковое неистовство вас ввел!.. А потому, как довольно пострадали, – от сего должно познать свое недостоинство и ничтожество, и, при помощи Божией, да положим начало предостерегати себя. А всего нужнее советую вашей любви, для уврачевания себя и познания в тонкостях искушений гневом, – прочитывать о сей душетленной страсти в 4-й части «Добротолюбия» статью Кассиана Римлянина о страстных 8 помыслах, и именно о гневе – числом четвертый; и я надеюсь, когда вы будете почаще прочитывать сию главизну, то, при содействии благодати Божией, молитвами угодников Божиих, от сей страсти избавлена будеши. Теперь вам сделалось понятно, каковое делает ослепление сия помрачающая и ослепляющая страсть, что даже больную единоутробную сестру едва не растерзала. И воистину с тобою великая последовала милость Божия, что сестре даровал Господь таковое благодушие и смиренные словеса, что укротило твое ожесточенное и бесом действуемое сердце; и теперь мы с тобою, очувствовавшись, должны св. пророка Давида, Духом Святым произнесенные, глаголати словеса: Наказуя наказа мя Господ, смерти же не предаде мя143; и паки: благо мне, яко смирил мя ecu, яко да научуся оправданием Твоим144. И да будет твоей любви известно, что это с вами случилось не без причины, таившейся в тебе самой; ибо издавна в тебе закрались гордостные помыслы противу матери И., что она, будучи пораженная болезнию, и обременяет вас, и тягость наносит вашему сердцу деяниями по всем частям...

Таковые помыслы, гнездившиеся в вашей душе, подобно искре тлеющейся, вдруг вспыхнули от ветра в пламень жестокого гнева, при прилунившейся малой противной вам вещи. А к тому ж и останки закоснелой прелести, видно, еще не потреблены совершенным послушанием и отсечением своей треклятой воли; то и тая вспомоществовала к сему душетленному поступку. Сими событиями оказывается наше недостаточное устроение; посему и твердо да помним сие: когда приидет к тебе которая сестра для объяснения своих немощей, тогда с опасством говори и со страхом Божиим помышляй о себе не яко старица, но яко единая от немощных немощнейшая и недостойная того, чтоб кого врачевать, яко сама в тягчайшем недуговании душою и телом лежащая; точию за святое послушание обязана сие творить и продолжать, и не яко обладательница, но яко недостойнейшая советовальница. Такожде разумей и о Д. – И благословляем, и соизволяем вам и, по возможности слабых твоих сил, наставлять; принимай и Господа Бога проси, дабы даровал вам чувство и разум со здравым рассуждением словеса произносить в пользу души ея и по возможности сил нудитися к сострадательности. Ежели, паче чаяния, совершенно окажется немощь твоя, и не возможешь удовлетворить по ея желанию, тогда, познавши свои немощи, кому следует отнесись письмом, и умиротворишься совестью. Что делать, матушка? Видно, мы недостойны с тобою иметь единомысленных, – мы дожили или рождены в такия бедственные времена, в коих сбывается древняя пословица: «Овец не стало, то и на коз честь мала». И обратно сказать к наставникам – не то же ли? Ибо вам ясно видно, что уже и меня, непотребного, слепо вверившиеся старцем почитают; да не исключаетесь и вы из сих слепотствующих.

Вы гадательствуете, что ваше расстройство последовало не от удаления ли причащения святых и животворящих Таинств Тела и Крови Христовых. И сие неоспоримо, это может быть; но причины также бывают от нашего нерадения и неуготовления к искушениям.

Господь всемогущий да вразумит и просветит тебя, да умудришися во смирении. Господь премилостивый да поможет тебе и сохранит, и покрыет тебя от всех сетей диавольских, и да простит тебе вся согрешения твоя вольная и невольная. И аз, многогрешный, посылаю тебе отеческое прощение и благословение; и молитвами прежде отшедших отец и матерей мир Божий да почиет на тебе; а я, хотя и непотребен по всем частям, но пребываю с моим обычным благорасположением, навсегда ваш недостойный богомолец И. Л. с приверженной братией. 9 марта 1832 г.

9.

Достопочтеннейший о Господе N.! Писание ваше, от 28 числа февраля пущенное, я имел честь получить чрез монаха нашего отца А. марта 29 числа, по прибытии его в Пустынь. Вы изъясняете свои скорби, наветами и клеветами неблагоприятствующих вам наносимые, и просите моего совета: как вам поступить и чем оградить и подкрепить себя против злодейского их мщения?

Зная свою скудость в разуме, а паче в деле, должен бы молчанием перейти ваше вопрошение, но, видя ваше смущение и по Бозе веру к моей худости, а также и сознание ваше в долге христианских обязанностей, вынужден из сострадания к вам, забыв свое недостоинство и призвав в помощь премилосердого Господа, дарующего и бессловесным глас слова в пользу разумного Своего создания, дерзаю прострет к вам скудоумную мою беседу не хитросплетенными словами риторского слова, но от искреннего желания вам укрепления и утешения в скорби.

Я уверен, что вы воспитаны в недрах Святой нашей матери Церкви православным христианским учением, и, как вижу из письма вашего, страшитесь, дабы не дать ответ на Страшном Суде Христовом! О! Если бы сей страх руководил нас во всех наших делах, то не было бы столько причиняемо друг от друга скорбей и притеснений. Святая вера учит нас, что и влас главы нашей не погибнет без воли Божией, и птица не падет без оной. Сие основание и вам возможно положить на сердце своем, равно и это: что ни случается со мною, – все Божиим попущением бывает или за грехи в наказание (когда вы оными в чем виновны, яко человек, или ради искуса веры моей; и наконец – для того, дабы скорбями не допустить нас до каких-либо преступлений, кои часто мы делаем, упоенные благоденствием, и не входим в совесть свою для рассмотрения её; и нападающие и восстающие на вас суть нечто, как орудия, коими Бог действует.

Сему твердо веруйте и с покорностию духа покоряйтесь; и паче, когда при всех ваших усилиях не можете отвратить посланного бича, но, не укрепившись верою, смущаетесь и духом упадаете.

Видно, что еще любит вас Господь; ибо не хощет, дабы вы шли пространным путем, – куда сей отводить, довольно известно, – но желает вести путем тесным и прискорбным, ведущим в живот вечный. Мне неизвестны ваши дела и жизнь, но кто пред Богом не грешен? Войдите в свою совесть, помяните грехи свои и приимите за оные посланные вам скорби; считайте себя достойным, приносите Богу благодарение и увидите сами, что эти самые скорби будут для вас удобоносимы, и совсем вскоре освободитесь от них.

Напротив же, когда будете обвинять не себя, а других (хотя бы в таковых случаях вы были и не виновны; но правда Божия действует за другие), и будете на Бога роптать и на непостижимый промысл Его, то скорбь ваша более увеличится, и не скоро её освободиться можно.

Вы болезнуете, что чрез злословия и ябеды сделались вы в виду старших, равных и ближних своих дурным человеком; это явный знак самолюбия. Ежели вы невинны, то совесть ваша должна вас утешать, по слову Спасителя нашего: блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради; радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша много на небесех (Мф. 5, 11–12).

А как поступать с враждующими против вас? Спасительные и животворящие заповеди Христовы повелевают: любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть, и изгонящия вы (там же стих 44); и: всяку радость имейте, братие моя, егда во искушения впадаете различна: ведяще, яко искушение вашея веры соделовает терпение: терпение же дело совершенно да имать (Иак. 1, 2–4); и паки: скорбь терпение соделовает, терпение же – искусство, искусство же – упование, упование же не посрамит (Рим. 5, 3–5).

В удостоверение того, что скорби посылает нам Бог от любви Своей, святый апостол пишет: егоже бо любит Господь, наказует: биет же всякого сына, егоже приемлет. Аще наказание терпите, якоже сыновом обретается вам Бог. Который бо есть сын, егоже не наказует отец. Аще же без наказания есте, емуже причастницы быша ecu, убо прелюбодейчищи есте, а не сынове (Евр. 12, 6–9). Видите, что еще должно опасаться тому, кто живет в благоденствии и не имеет никаких скорбей.

И так утешайтесь тем, что Бог, любя вас, посетил... Но Он силен и избавить, когда мера правосудия Его исполнится.

Св. Апостол утешает нас: всяку радость имейте (Иак. 1, 2)... Конечно, мир и чувственность скорби сии делает вам чувствительными... но я уже сказал вам, что с пространного пути не выгоден вход; от сего-то пути вас Бог и отвлекает.

Представляется вам, что чрез лишение чего-нибудь супруга и дети ваши должны претерпевать недостатки. Но они, любя вас, могут разделить с вами скорбь вашу и служить вам утешением. Ежели не будут они богаты; то вспомните, – для получения благ вечных бедность удобнее, нежели богатство, и большая часть людей находится в умеренном или бедном состоянии, чем в богатом. А это все творит Премудрый Промыслитель: неужели бы Он не мог всех обогатить? Но какая из сего была бы польза? Он смиряет и возвышает, убожит и богатит; и воли Его кто противиться может?

Я думаю, вы там у себя можете у кого-нибудь сыскать книги: сочинения св. Димитрия Ростовского. В 1-й их части есть небольшое его сочинение: «Апология во утешение скорбящих», которую извольте прочесть. Надеюсь, что оная подаст вам помощь ко облегчению тяготящей сердце ваше печали и к упованию на Бога.

Приимите сии скудоумные советы, излейте бальзам веры и надежды на скорбное сердце ваше, предайте себя в волю Создателя нашего, и Он пошлет вам утешение, а паче в наступающий праздник Светлого Христова Воскресения, прежде которого, вспоминая великую седмицу страстей Его, нас ради воспринятых, – увидите недостоинство наших скорбей против Его невинно подъятых, нашего ради спасения, и воздавайте Ему благодарение. И так, сретая праздник славного Его Воскресения, желаю вам с семейством духовно торжествовать его с сердечною радостью и спокойствием.

Испрашивая на вас и на семейство ваше мир и благословение Божие, с почтением моим остаюсь, ваш усердный богомолец, многогрешный И. Л.

10. Достопочтеннейшая о Господе N.!

С чувством прискорбия увидел я из письма почтенного М. известие о кончине, по воле Божией, любезного вашего супруга. Знаю, что для вас сия разлука весьма горестна, и, судя по слабости нашего естества, нельзя не скорбеть, расставаясь навсегда с самым близким нашему сердцу; но где же искать утешение? – В святой религии!

Для неверующих – не имущих упования в жизни вечной – точно неутешимо лишение близких. А мы, хотя и грешны, но имеем упование на милость всещедрого и человеколюбивого Бога, Господа Иисуса Христа, искупившего нас бесценною Своею кровью и даровавшего нам по сей жизни живот вечный...

Святой апостол так утешает верующих: не хощу же вас, братие, не ведети о умерших, да не скорбите, якоже и прочий не имущий упования. Аще бо веруем, яко Иисус умре и воскресе: тако и Бог умершия во Иисусе приведет с Ним (1Сол. 4, 13–14). Покойный супруг ваш был истинный христианин, сохранивший веру до конца жизни, и с оною отошел ко Господу, хотя и не сподобился видимо при кончине причастия Святых Таин. Еще более вас оскорбляет, что вы не знаете сокровенных судеб Божиих!.. Но Он приимет и желание его за самое действие; ежели прочтете в книгах святых Отец, много найдете тому примеров. Не смущайтесь этим и возверзите все ваше упование на неизреченные щедроты и милость человеколюбивого Господа.

По получении вашего известия и в нашей обители поминовение начало совершаться как в монастыре на Литургиях, так и в Скиту при чтении Псалтири. Да сподобит его Господь получить жизнь вечную и сотворит ему вечную память! А вам с сетующими вашими любезными детками и ближними родными – пошлет Свое утешение верою и упованием на Его неизреченное милосердие; с каковым желанием, а равно мира и здравия наслаждатися – остаюсь ваш усердный богомолец И. Л.

11.

Ваше преподобие, почтеннейший отец иеродиакон N.! Почтеннейшее писание ваше я получил, писанное еще от мирского имени А. с замечанием, что стоите в предверии принятия иноческого сана; почему надеюсь, что вы уже удостоились получить сие звание, с чем вас усерднейше поздравляю и желаю сохранить данные вами при пострижении Богу обеты непреткновенно.

Вступая в сие звание, вы полагаете нужными вам назидательные советы и, обращаясь ко мне, ищете от меня наставления для беспоползновенного прохождения сего великого обязательства. Сколько справедливо ваше мнение и похвально желание, столько с моей стороны удовлетворительное исполнение вашего прошения неудобно как по скудоумию моему, так и по недостаточеству дел благих; а притом и прохождение образа жизни общежительных монастырей большую имеет разность с штатными монастырями, хотя намерение и цель едины – спасение.

Не находя в себе ни от дел моих, ни от разума дать вам искомого вами наставления, советую прибегнуть к тем блаженным подвижникам, которые, благочестие исправивши, принесли исполнением заповедей Божиих дары смиренномудрия, целомудрия, нестяжания... и прияли от Бога дарование разума и премудрости для научения и просвещения других, последовать им хотящих, и предали сие учение в сохранившихся промыслом Божиим и дошедших до нас сочинениях их и книгах. Вы, имея образование ума, читаете их учение не из любопытства токмо, но желая подражать им по силе и сообразно с возможностью проходимого вами послушания, и благодатью Божией сподобитесь обрести путь истинный, незаблудный; при всем же том, ищете духовного собеседника, могущего по вере вашей даровать вам здравые и благие советы во всяком деле, слове и мысли.

Книги же для чтения советую проходить приличные нашему намерению, как-то: св. Иоанна Лествичника, св. аввы Дорофея, св. Ефрема Сирина, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова, Григория Синаита, Марка Подвижника, Кассиана Римлянина о 8-ми страстных помыслах и его же «Послание к Леонтину игумену о рассуждении», преисполненное духовной пользы, и прочие отеческие книги, которые учат нас побеждать злобу и исправлять добродетели не наружно только, но внутренне.

Желая вам обрести душевную пользу и поручая себя вашим святым молитвам, с сердечным моим почтением пребыть честь имею, ваш покорный слуга и богомолец, недостойный И. Леонид.

12.

Достопочтеннейшая о Господе мати О.! Писание твое, от 25 февраля пущенное, мною получено; в нем ты описываешь свое душевное устроение и смущение, просишь моего совета и мнения, что с тобою происходит и какое средство употребить к исцелению. Не зная в точности, какую ты проходила жизнь и делание, нельзя совершенный дать совет; но сколько можно понимать от плодов, твое неустроение происходит от вражией прелести, попущением Божиим за высокоумие наведенное.

Верно, ты прежде времени старалась снискать безмолвие и проходила умную, но самочинную молитву, ища прежде времени высокого устроения и дарований, каковые даются проходящим только истинную молитву, и, между прочим, ощутив в сердце некое сходственное движение, принимала оное за благодатное; затем, услаждаясь им, пришла мало-помалу в таковое устроение. Но хотя бы и точно благодатное было устроение, и это весьма опасно до времени принимать без вопроса о сем рассудительных; ибо что мы безвременно взыщем, того и во время с трудом не можем получить. Ты, прочитавши о делании сем, оставила то, чем должно прежде предостеречь себя от прелести, между тем, как это последнее те же отцы советуют, т. е. – понуждая себя на безмолвие и молитву, ты не старалась о исцелении страстной, яростной части (раздражительности) и не познавала, что она в тебе действует. Исцеляется же она не уединением, а сообращением с ближними и претерпеванием от них досад, а в случае побеждений ими – познанием своих немощей и смирением. Святый Иоанн Лествичник пишет: «Кто ощущает себя склонным к гневу, ярости, мщению и лукавству, тот ниже да зрит след безмолвия»; и в 4 степени паки: «Загляни в помышления неискусных послушников и обрящешь тамо мысль заблужденную: обрящешь в них желание безмолвия, жесточайшего пощения, неразвлекаемые от разных мыслей молитвы, совершенного славы суетной отвержения, незабвенные смертные памяти, беспрестанного о грехах сокрушения, наикротчайшего безгневия, глубокого молчания и превосходнейшего целомудрия. Они при вступлении в иноческий подвиг сих добродетелей, по особенному Божию промыслу, не достигнув, напоследок, в намерении обманувшись, вовсе от него отпадают. Ибо враг внушает им искати их прежде времени с тем, да по довольном в оном обращении в настоящую пору оных не получат».

Ты, верно, ощутив теплоту сего в сердце или персех, приняла ее за благодатную, но вместо того оказалось – жжение прелестное. И сие, совокупляясь с яростною частью, повредило твое устроение. Полагаю, от того происходит у тебя и безсонница, что сердце, трогаясь оным жжением, не имеет мира, но тревожась, лишает тебя успокоения, да и каждая малость трогает тебя и смущает. Послушай учение свв. Отцов, которые, возбуждая к безмолвию и молитве, между тем предостерегают и от прелести и советуют не искать безвременно того, что дается по времени и со смирением проходящим сие делание. Именно св. Исаак Сирин во 2-м слове пишет: «Деяние креста сугубо есть, и есть вещь сия по сугубству естества, разделяемого на две части. И ово убо ко еже претерпети скорби плотския, исполняемые действом яростные части души есть и нарицается – деяние, ово же тонким деланием ума, и божественным обретается приснопоучением и пребыванием молитвы и прочими, еже содевается желательною частью и нарицается видение. И едино убо, сиречь деяние, страдательную часть145 души очищает силою ревности; другое же действо любве душевные еже есть привожделение естественно, еже процеждает 146 мысленную часть души. Кийждо убо прежде совершенного обучения в первей части, приходя к оней вторей за сладость ея рачительне, да не глаголю от лености, гнев 147 находит нань, за еже не умертвити прежде уды своя, еже на земли, то есть еже исцелити немощь помыслов терпением делания досады креста. Дерзнул бо есть возмечтати в уме своем славу креста. Сие же есть, реченное от древних святых: яко прежде неже умолкнути чувствам от немощи, аще восхощет ум взыти на крест, гнев Божий приходит нань. Восхождение еже на крест, наводящее гнев, не первою частью терпения скорбей, еже есть распятие плоти, но еже взыти в видение, еже есть вторая часть по исцелении души бываемая. Его же ум осквернен есть страстьми бесчестия и течет еже возмечтати умом своим мечтания помысл, запрещением заущавается148, за еже не быти первее чисту умом скорбьми, и покорити похоти плотския, но от слуха ушес, и чернила письмен потече прямо лицу своему149, еже пойти в путь исполнен мраков и сам слеп сый очима. И здравствующий бо зрением и исполненнии света, и стяжавший наставников благодати и тии в беде суть нощь и день; внегда очеса их исполнена суть слез, и в молитве и плаче изработают весь день, и в нощи страха ради путешествия и стремнин ради крепльших150 сретающих тех, и образов истины обретаемых смешенных с лицемерными образы». Из чего видно, что за оставление делания первой части подвига противу страстей гнев Божий находит, а сей гнев заключается в лишении мира и спокойствия. И св. Григорий Синаит в Слове о безмолвии151 в 7 главе пишет: «Несть – чудно прельститися кому новоначальну и по мнозех трудех, за неже бысть мнозем и нынешним, и древним, Бога взыскующим. Ибо память Божия, сиест умная молитва, – выше всех деланий есть, сия есть и добродетелей глава, яко любы Божия. И иже безстудне и дерзостне хотяй к Богу внити и исповедати Его чисте и стяжати Его в себе нудяся, удобь умерщвляем есть сицевый от самех бесов, глаголю, аще попустится; дерзновенно бо и дерзостно паче устроения своего, взыскав с кичением понуждается до того паче времени доспети... со смирением, паче же с повиновением и вопрошением искусных бывает сие чудное дело. Да не како вместо пшеницы терние отай пожнет, и горесть вместо сладости, и вместо спасения обрящет погибель. Сильных бо и совершенных есть противоборствовати присно бесом и меч духовный, иже есть глагол Божий (Еф. 6, 17) выну на них возпростирати».

«Сего ради внимай, да не приложиши веровати чесому, согласуяся с тем вскоре, аще и благо есть, прежде вопрошения искусных и истязания многа, яко да не вред приимеши; но пребывай негодуя к тому присно, блюдя ум твой необразован, безвиден, невообразителен... Узревый бо что в мысли или в чувстве, аще ведущих – удобь прельщается или прельститися хощет, яко удобоприятелен... Бог бо не негодует на иже опасно себе внимающего прелести ради, аще сице и не приимет, еже от Него, кроме вопрошения и многа испытания, но паче похваляет, яко премудра, аще на неких и негодова. Не всех же должен есть вопрошати, но единого, ему же вверено есть и других окормление и житием блистающа, убога убо суща, многи же богатяще, по Писанию» (2Кор. 6, 10)... многогрешный И. Л.

13.

Достопочтеннейшая о Господе N.N.! От 11 числа августа писание ваше получил; из него вижу смущенное ваше устроение и соболезнование о том, что и от нас возвратились с расстройством духа. Вы считаете себя виновною сему за прекословие ваше, но и я не смею считать себя столь благоразумным и достойным, чтоб мог преподать всем наставление об образе жизни, а паче просвещенным в разуме «по веку сему», находящимся в кругу «большого света». Но ежели кто с верою и несомненным сердцем приступает, отвергая свой разум и волю, то силен Бог и невежде подать слово к назиданию. А с сомнением и соиспытанием152 и не с верою приходящие «аще и пророка вопросят, и тому повелит Господь рещи слово противу произвола их сердца».

Пишу сие не с тем, чтобы отнести сие к вашему лицу, но только представляю вам действие благодати; а вы, ежели что-нибудь находите в себе сходное с сим, то в воле вашей состоит исправить в себе это.

Вы поехали от нас, не сказавши своего смущения, чем уже начало положили к расстройству своего духа, которое может и все здание поколебать. Явно, что к тому не допустило вас самолюбие (в коем вы и сами сознаетесь); да и теперь страдаете оным; слова ваши доказывают сие: «Какое мнение должны вы теперь иметь обо мне?» – говорите вы, что вас беспокоит и наводить скорбь... Спрошу вас я, – какое вам угодно, чтобы я имел? Ежели вы хотите показываться тем, чего у вас нет, то это политика, а не искренность. Вы не о том думайте: какое я буду иметь мнение, но о том, какова я есмь, чтоб в точности открыть раны душевные, показать эти язвы и искать исцеления... Оставьте о сем скорбеть и малодушествовать – какое я имею об вас мнение – и будьте покойны совестью. Я имею мнение такое, что вы желаете спастись, но хотите высоко воспарять, не приготовившись, или хотите вдруг вступить на верх лестницы, не проходя низших ступеней её исполнением заповедей Божиих, со смирением и вручением себя в волю Божию и в святой Его промысл.

Впрочем, смущение ваше должно вас вразумить, где искать спокойствия. Оно-то вас и понудило написать ко мне скудоумному о вашем смущении, – этим вы открыли свои язвы; но «открываяй язвы, – по словам отцов, – не предуспеет на горшее, но исцелеет». Да исцелит Господь и вашу душевную болезнь за признание и откровение ваше.

Когда не имеете спокойствия, – знайте, что не имеете в себе смирения. Это Господь явил следующими словами, кои вместе с тем показывают, где искать спокойствия. Он сказал: научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим (Мф. 11, 29).

Вы хотите в скором времени достигнуть в совершенную любовь Божию, которая есть венец добродетелей, – и не видя сего в себе, смущаетесь, но вместо того надо ко смирению прибегнуть, считая себя недостойною сей высоты... и всегда ум свой должно низводить во глубину смирения. Это бы могло вас успокоить. Да и самое неустройство свое – считать наказанием за бездействие и за преступление заповеди Божией; и так, полагая начало понуждать себя к исполнению оных, чрез немощь же – паки смирять себя, пока призрит Господь на понуждение ваше и на смирение; тогда умертвится в вас страсть самолюбия, не дающая ныне вам спокойствия, которая, между прочим, наводит и сими мыслями скорбь: какое теперь я буду иметь о вас мнение?

К утешению и укреплению вашему, чтоб вы мужествовали и не смущались в приключающихся вам мысленных бранях, предлагаю вам у сего выписанные свв. Отцов учения о сем предмете153, которые прочитывая обрящете душевную пользу.

Вас еще беспокоят какие-то предчувствия возможных скорбей. Приписывая их суеверию, можно прямо назвать неверием в промысл Божий, пекущийся о всякой твари и о нас; когда без воли Божией не падает влас главы нашей, то кольми паче ничего не может случиться с нами скорбного без воли Его.

(Конца письма недостает.)

14.

Достопочтеннейшая о Господе N.N.!154

Духовная жизнь внутреннего человека, по сказанию святых Отцов, разделяется на две части: деятельную и умозрительную. Первая есть – сеятва добродетелей на сердечную ниву исполнением заповедей, вторая – радостная жатва, брак души, очищенной от страстей заповедями, с женихом Христом в тайных чертогах сердца совершаемый. Кто взойдет на брак сей не в брачной одежде, а в рубищах, т. е. кто несмысленно и дерзостно пожелает, не совлекши с себя рубища страстей и не облекшись в брачную одежду чистоты, войти в брачный чертог – внутреннюю клеть сердца своего, где непрестанным богомыслием совершается любовное беседование человека с Богом, – таковому, по словам евангельским, связываются руки и ноги, т. е. прекращаются течения его по пути благочестия, погибают все труды его, и ввергается он «во тьму кромешную», т. е. – в невежество, которое горше всякого невежества, рождающееся от гордыни, в коем человек, не понимая самого себя, мечтает, что он все знает и будто служит примером добродетели. И некоторые, ощутивши в себе некое желание к добродетельной жизни, яко страстные, страстно рассуждают, то и полагают вместо основания своих подвигов, самомнение и гордость, не могши, бедные, к сожалению распознать лица её, имея очи ума, ослепленные страстями. Они прежде деятельной части стремятся ко второй и, так сказать – прямо из блудилища страстей бесстыдно ищут прикасаться чистейшему Владыке! Весьма редкие избирают тесный и прискорбный путь делания заповедей, который заповедал нам Господь Иисус Христос. Потому-то Он и изрек святейшими Своими устнами, по окончании притчи о человеке, вшедшем на брак сына царева не в брачной одежде, что «мнози суть звани, мало же избранных» (ср. Мф. 22, 14).

Возлюбленные о Христе братия!

Слыша таковые слова Спасителя и отчасти видя исполнение оных, мы страха исполняемся и, по вашему желанию, дерзаем сложить сии худосложные строки в некоторую вам предосторожность, потому что «враг наш диавол, яко лев рыкая, ходит иский кого поглотите» (ср. 1Пет. 5, 8) не только для всех видимыми ясно сетями распутства: пьянством, блудом и прочим, но и для редких приметною прелестью (сетью) самомнения или гордости, кои часто скрываются под личиною смирения, как ядовитые змеи под благоухающими цветами.

Так, многие из нас читают Святое Евангелие, но малые оное разумеют, как должно, потому что умственные их уши не отворены для такового слышания. – как у не просящих у Бога вразумления при таком начинании. Почему Христос часто говорит: «Имеяй уши слышати, да слышит», желая сим возбудить нас от нерадения. Мы же, грешные, не умягчаемся и страданиями Господа Иисуса Христа, не поражает нас видимая ежечасная смерть какого-нибудь из братий наших, и от того-то пренебрегаем спасением нашим; а когда и прийдет маленькое желание спастись, принимаемся за оное опять не так, как повелевает Святое Евангелие, но как сами желаем и потому исполняем не волю Божию, но свою, и делаемся рабами самомнения. Много в нынешнем веке видим подвижников, много постников, много таких, кои по целым ночам простаивают на молитве, но, к сожалению, очень мало смиренных и кротких, мало таких, которые бы украшались молчанием уст своих, а не велеречием, кои бы угощали странников, с любовью ходили бы за больными, насыщали голодных, одевали нагих, посещали заключенных в темницах, т. е. мало таких, кои бы внимание для своего спасения обращали на более важные и необходимые добродетели. Нигде прямо не сказано в Св. Писании, что для спасения души необходимо морить себя голодом, делать многочисленные поклоны, носить вериги и предпринимать тому подобные подвиги; между тем Евангелие говорит ясно, что именно за нелюбовь к ближнему осудятся на Страшном Суде грешные, а праведные за исполнение оной будут оправданы. И когда юноша сказал Спасителю: Учителю благий, что благо сотворю, да имам живот вечный? Он же отвечал: Аще ли хощеши внити в живот, соблюди заповеди. Глагола Ему: кия? Иисус жерече: неубиеши, не прелюбы сотвориши, не украдеши, не лжесвидетельствуеши, чти отца и матерь и возлюбиши ближнего твоего, яко сам себе (ср. Мф. 19, 16–19). И св. апостол, разъясняя сие, говорит: Аще языки человеческими глаголю и ангельскими, любве же не имам, бых яко медь звенящи, или кимвал звяцаяй. И аще имам пророчество, и вем тайны вся и весь разум, и аще имам всю веру, яко и горы преставляти, любве же не имам, ничтоже есм. И аще раздам вся имения моя, и аще предам тело мое, во еже сжещи е, любве же не имам, ни кая польза ми есть (1Кор. 13, 1–3). И неоднократно повторял Господь слова Свои, сказанные прежде юноше; так пред смертью Своей говорил ученикам: Аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите, и имеяй заповеди Моя и соблюдай их, той есть любяй Мя; и опять, аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет (Ин. 14, 15, 21, 23).

Видите ли, возлюбленные, что соблюдение заповедей рождает любовь, и желающий достигнуть оной не может иначе, как сохранением заповедей. Следовательно, не имеющий любви – ничего не имеет, или иначе сказать, как любовь приобретается исполнением заповедей, то, кто не исполняет заповедей, как следует, награды не получит, какие бы подвиги (мнимые) ни имел. И еще яснее скажу: не только обыкновенный мирской человек, к которому клонятся слова мои, никакой надежды ко спасению не имеет, когда он не исполняет, как должно, заповедей Христовых, т. е. когда смирение не полагает в основание своих подвигов и самочинно к ним приступает; но даже пророк и чудотворец, если не сохраняют всех заповедей, отвергаются Христом Спасителем, по сказанному: Мнози рекут Мне во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бесы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповем им, яко николиже знах вас, отъидите от Мене, делающии беззаконие155 . Видите ли, кто изгоняется за несохранение заповедей? Но за принесение должного покаяния – мытарь, блудница, разбойник сделались наследниками блаженств нескончаемых.

Может быть, спросит здесь кто, отчего же многие святые Отцы делали большие подвиги, как например: постились, безмолвствовали, носили вериги (последнее хотя и редкие), отвечается: всякому духовному возрасту прилична сообразная пища духовная. Святые Отцы прежде исполнением заповедей очищались от страстей; и когда очистились, сделались так духовны, что иногда забывали: аще в теле суть, или вне тела, не ощущая его потребностей, как говорит св. Макарий Городский (Александрийский): «Вы еще плоть, и требуете пищи, а я не требую ныне». (Дост. сказ, о подв. св. Отцов, глава о авве Макарии Городском, статья 1-я); ибо он был духовен и оправдывал на себе сказанное: «Не о едином хлебе жив будет человек, но о всяком глаголе Божием, из уст Его исходящем»; ибо Бог, как Господь естества, соделывает человека, в коем обитает, превыше естества и нужд естественных, коим, напротив, мы плотяные, яко страстные и немощные, необходимо покоряемся. И каково было их притом смиренномудрие, когда, и достигнув совершенного бесстрастия через непрерывное понуждение себя к добродетелям, все еще почитали себя страстными и, непреставая в сем подозревать себя, продолжали удручать тело свое подвигами? По сей-то причине и муж «в себе Христа имевший» говорил: Умерщвляю тело мое и порабощаю, да не како, иным проповедуя, сам неключим буду (1Кор. 9, 27).

Теперь видно, кажется, почему святые Отцы предпринимали великие подвиги, хотя также в иных излишних подвигов неприметно156. Сими словами никак не намерены мы сказать, что большие посты, молитвы, коленопреклонения и прочие подвиги, коими тело удручается, вовсе не нужны, но желаем только склонить вас к благоразумной умеренности в них, которую и святые Отцы похваляют, называя ее «царским путем», и притом хотим обратить ваше главнейшее внимание на исполнение животворящих и необходимейших заповедей Иисусовых. Любите, братия, врагов ваших, благословите клянущих, добро творите ненавидящим и гонящим вас, побеждайте благим злое (т. е. смирением) по заповеди: Ударившему тебя в ланиту обрати и другую, желающему взять твою ризу отдай и срачицу157. Лобзайте милосердие, ибо Господь сказал: «Аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому сих братий Моих меньших, Мне сотвористе» (Мф. 25, 40). Когда с кем хочешь подружиться и ему ввериться, узнай наперед: любитель ли он заповедей Господних? На сие Спаситель говорит: «От плод их познаете их»158; ибо от терния, т. е. порочного человека, не собирают виноградных лоз, то есть: заповедей (дел) целомудрия и чистоты души, и от репейника (т. е. горделивого и прелестного, самочинного) не собирают смокв: заповедей смирения.

А как за исполнением заповедей, а иногда и прежде, иные увлекаются осуждением ближнего, то в предостережение надо вспомнить совет евангельский: вынуть прежде бревно из собственного глаза, т. е. из своего ума гордость, от коей происходит осуждение других, и тогда, излечившись от своей немощи, возможем вынуть (искусно) сучец из ока ближнего, т. е. случайное его поползновение, и большею частью в то время, когда нас попросят о том; а если не просимый осудил ты сучец в глазе братнем, знай известно, что твой глаз завален бревном гордыни.

Поминайте сказанное: отпущающим ближним их согрешения, отпускает и им Бог собственные их грехи. Просите, и дастся вам, ищите, и обрящете, толцыте, и отверзется вам159. В молитвах не просите наслаждения благами мира сего, но «Царствия Божия, и остальное (т. е. нужное и потребное) все приложится вам». Возлюбите искушения; ибо блаженны поносимые, гонимые, оклеветаемые Господа ради. Лобзайте терпение, потому что не взявшие креста своего, т. е. терпение и благодарение за все случающееся, не могут быть учениками Иисусовыми. Когда нарушишь заповедь Божию, возопий мытаревым гласом: «Боже, милостив буди мне грешному»; а когда исполнишь оную, скажи себе: «Я раб неключимый и сотворил только повеленное». Милосердый же Господь, милуя нашу немощь, успокоит нас в Своем Царствии (когда будем нудиться ко благу) и оправдает на Страшном Судище, где, по сказанному в Евангелии, первые (т. е. желающие в сем мире первенствовать) будут последними, а последние (уничиженные и смиренные духом) первыми...

15.

Письмо ваше я получил. Подлинно, что трудно спастись среди обилия, или яснее, в богатстве; однако ж «от Бога вся возможна». А поелику богатство есть вещь, сама по себе ни добрая, ни злая – средняя, и притом сказано: «Избавление мужу – свое ему богатство»160; то, следственно, ничто не возбраняет богатому хранить умеренность в отношении нуждных в жизни, никто не препятствует ему посильно трудиться, милосердствовать и пребывать в глубоком унижении духа. Богоугодна мысль, что достаточный превосходит бедного одним своим имением; в порядке вещей он тот же прах и пепел, нисколько не далек по законам естества от каждого смертного, не менее подлежит видимой и непредвидимой превратности земнородных, как и самый нищий; – от него не отнято: «Смиряяй себе вознесется»161. Такая мысль хранит спокойствие чувств и духа; она есть благодетельница внутреннего христианина во всяком роде жизни; она есть хранительница непоколебимости ума во всяком случае, как бы мудрый всадник, управляя стремлениями страстей, ограничивает оные от непрестанных движений и колесницу тела нашего, возимую иногда свирепыми (и тщетными) склонностями, благополучно управляет к чаемой цели, или и самую душу к Отечеству Небесному. Так убо имейте смирение и, уповая на Бога, будьте великодушны. Сколько можно старайтесь о добродетели, о сердечной преданности себя судьбам Всемогущего, соединяя оную с молитвою. Удовольствиями не увлекайтесь и в горестях не унывайте.

Итак, ни богатство не обвиняйте, ибо судьбы Всевышнего привели вас в жизнь такого семейства; и о том равно не беспокойтесь, что оно не в полной нашей воле, но храните умеренность; любите труд посильный, милостыню, непосредственную преданность к Богу, возможную молитву, и одно изящнейшее – святое смирение, за коим да управит в прочем Господь вас, о вас, и в вас, и утешит сердце ваше, по мере смирения, утешением благодатным.

Дети ваши, проездом в П...у, при посещении нашей обители располагали пробыть одни сутки, но, рассудив, пробыли двое суток; они довольно оба и по одному со мною о Господе занимались; наконец благополучно отправились в путь. Да благословит Господь их и вас всех; желаю, да устроит Он ваше спасение, Ему же и вручаю вас с искренностью.

Ваш недостойный богомолец многогрешный И. Л. с братией кланяемся.

16. К той же

Сообщаю вам общую нашу радость: на пожертвованную вами икону Тихвинской Божией Матери (которая находится в скитской церкви на горнем месте), наш монах Александр, прежде бывший мологский купец Александр Петрович Мальцов, поусердствовал к возложенному на оную от вас венцу – одним своим лицом серебряную ризу, которая от усердия прочих благодетелей вызолочена и получена уже из Москвы от мастера Полтавцева сего июня 18 числа.

Все старцы наши с сердечной любовью благословляли благотворителей такого украшения и заботились совершать Царице Небесной, яко утешительнице их старости и несомненной надежде в будущей жизни, должное молебствие. Но к общей нашей скорби наш скитский начальник, известный вам по жизни отец А., (пятая уже неделя) болен правою ногою, и болезнь его так сильно умножилась, что сон совершенно отнят был, и ниже ходить и сидеть, ни ног с постели опустить не мог. – Икона же была принесена под 19-е число в келлию его с вечера, и сей удрученный болезнью старец, нелицемерный Ея служитель, из глубины сердца и со слезами возопил к своей Владычице и Избавительнице всех скорбей, прося даровать ему терпение в болезни, и по утру (т. е. 19 числа, в день св. апостола Иуды) совершилось должное молебствие, на коем провозглашались имена вашего семейства, монаха Александра и болящего иеромонаха А. Потом св. икона с церковной церемонией и звоном перенесена была в церковь на свое место, а отец А. как будто с того часа начал чувствовать легче и легче, и теперь, благодаря Бога и Пречистую Его Матерь, может сам сойти с постели и перейти на стул; явился сон и в больной ноге успокоение. Он, благословляя все ваше семейство, кланяется вам и молит Господа о благоустроении «пути, по нему же ходите».

По написании сих строк получил я почтеннейшее ваше писание, от 16 июня пущенное, из коего вижу, что Господь, о вас промышляя, устраивает на лучшее к успокоению вашему касательно распоряжения супруга вашего. Желаю, дабы вы, при благодарных чувствах к Господу, имели попечение о исполнении святой Его воли и, тако пользуясь дарованными Его благами, имели бы благонадежие на получение в будущей жизни вечных благ, уготованных любящим Господа по неизреченному Его человеколюбию.

Когда есть воля Божия ко исполнению вашего намерения устроить судьбу любезного вашего сына с избираемою девицею; то да благословит Господь совершать начинаемое дело с призыванием Его святой помощи и вручением их Его всесильному Промыслу. Да будут вам они на утешение старости вашей купно и со всеми любезными вашими детками... да утешит вас Матерь Божия.

Также и от 22 мая писание ваше получил; на оное до сих пор не мог отвечать; теперь же, кстати, приимите усердную мою благодарность за письма эти. Отправившемуся путешествовать любезному сыну вашему желаю с успехом исполнить порученную комиссию и благополучно возвратиться к вам; да сохранить его Господь и пошлет Ангела-хранителя, соблюдающего его от всех сетей и козней вражиих. Любезному сыну вашему Z. желаю, да укрепит его Господь в благом намерении к соблюдению себя, и да избавит его Господь от случающихся ему скорбей. Он хотел ко мне писать; я с любовью прииму его писание, и по силе слабого моего ума постараюсь и ответствовать. Отец И. свидетельствует вам свое нижайшее почтение, равно и отец С. и всеусерднейше вас благодарят за вашу память об них, желают вам всех благ и совершенного здравия, душевного и телесного. Чего равномерно и я вам желаю и, призывая на вас и на все ваше почтенное семейство мир и благословение Божие, с почтением моим остаюсь недостойный ваш богомолец многогрешный И. Л. 27 июня 1836 г.

17162

Возлюбленный о Христе брать отец Z.!

Исполненное скорби писание твое получил я; внимая ему и слыша несчастную кончину твоего родителя, сознаю, что истинно велия скорбь сердцу твоему и всем ближним и воистину достойное скорбения. Каковой скорби твоей и мы чувствительно состраждем и без особого чувства события сего вспомянуть не можем. Ты просишь моего утешения. Оное и нужно тебе к укреплению духа. Но кто столько силен в слове, дабы мог излить целительный бальзам, прохлаждающий и исцеляющий раны твоего сердца? Потеря невозвратна! Но чего не силен ум человеческий изобрести ко утешению и врачеванию, то все сие есть у Премилосердого Господа, ибо у Него Единого милость и многое избавление163, и надежда на Него не посрамляет. Он силен тебя утешить и излить бальзам Своего милосердия на уязвленное твое и оскорбленное сердце. И утешит Он непостигаемым утешением, токмо да пребываем твердо в вере и не отпадаем упования на всесильную Десницу Его. Да не дерзаем же входить во испытание недоведомых и непостижимых судеб Его, но, благоговея пред Его величеством, да видим себя, в необозримом пространстве и неизмеримой бездне созданий Его, хотя малейшим существом, но Промыслом Его присно содержимым и почтенным пред прочими тварями самовластием и разумом, а схождением Его спасительным дарована нам вечная жизнь, искупленная безценной Его кровию. Потщимся достойными соделаться любви Его исполнением святых Его заповедей, и сколько сил есть, да имеем к сему благое произволение и сохраним наше устроение при всем, что воля Его святая хощет Своим попущением.

Обращаюсь паки к вине вашей скорби. Святая Церковь точно узаконила о восприявших сию кончину не творить поминовения, чему мы, яко чада ея, должны повиноваться и оставить печальное сие и неожиданное событие на суд Божий, как я уже сказал, не испытывая судеб Его, но пребывать в покорности оным. Милостыни же и подаяния продолжать делать можете; они велии творят чудеса!.. Итак, ко успокоению себя отдайся в волю Божию, укрепляй себя верою и надеждою на Его неизреченное милосердие, а о недоведомом и непостижимом для нас испытании прекрати. Имей же попечение о своей душе: в будущую страшную годину ни родители, ни други, ни богатство, ни слава не могут помощи, а единственно только благия дела, со смирением творимые.

Не имея более слова к утешению твоему, молю Премилосердого Господа, да ниспослет Он благодать Свою и дарует тебе и братцу твоему утешение, ими же Он весть судьбами, и да укрепит вас не малодушествовати, да поможет же, окончив дела свои, возвратиться во свои обиталища. Я писал от истинного сострадания и желания вас укрепить, но «аще не Господь даст силу слову сему и не излиет Своего милосердия, суетны наши умствования».

При окончании сих строк подоспел московский послушник И. с письмецом вашим и на словах пополнил ваше мнение насчет Z. Но только на сей предмет нам затруднительно в точности подать совет; вы же, призвав в помощь Всемогущего Промыслителя Господа Иисуса Христа и посоветовавшись между собою, можете ему сказать, чтоб он старался вести себя осторожнее, а особливо при таких печальных обстоятельствах, но, однако, старайтесь умеренности держаться. А как ваше там присутствие наиболее нужно для меньшего брата К., то по таковой нужде (по болезни, для развлечения и подкрепления в малодушии) благословляем кончить дела. Господь Премилостивый да вразумит и да просветит вас к благопоспешному их окончанию и обратному возвращению в обитель; и тогда аще Премилостивый Господь восхощет, и живи будем164 тогда обо всем можем переговорить и вообще посоветовать.

И поручая вас покровительству всемогущего Бога, остаюсь ваш недостойный богомолец многогреш. И. Л.

И я, иеромонах Макарий, и благорасположенная братия желаем вам благодушного утешения.

18.

Достопочтеннейший о Господе N.N.!

Желание ваше избежать сетей мира в юные лета душеспасительно, и если оно не ослабевает, а укореняется в сердце вашем при всех препятствиях, то сие есть знак неложного призвания Божия на скорбный (особенно в наше время) монашеский путь. Нет сомнения, вам известно, что только есмы посредники в деле вашем, а совершитель есть и будет Господь наш, от Коего проистекает всякое благое произволение, и по власти Коего мы, яко смертные, можем быть скоро позваны на суд Его, и потому суетна надежда на одних нас; а Он вовеки пребывает. Следовательно, ваша надежда, опора, советник и руководитель долженствует быть Тот, Коему желаете обручить душу свою. Ему первее всего вы должны со страхом и любовью молиться, да благословит Он намерение ваше, да укоренит в сердце вашем семя, Им посеянное, и да устранит препятствия в начале пути, если путь ваш Ему благоугоден. Страх Божий есть начало премудрости, и вы без самонадеянности и дерзости должны помышлять, на что решаетесь! На умертвие не только миру и родственникам, но и самому себе. Аще кто не возненавидит самые души своей, не может быть Его учеником. Вы готовитесь на ежедневные лишения, на безропотное терпение обид, на умерщвление телесное, а что всего труднее – на отсечение своей воли. Не на силы и не на пылкость желания своего полагаться надобно, готовясь на бескровное продолжительное мученичество, а единственно на помощь Господа нашего. Испытайте строго самих себя: чисто ли ваше намерение? Нет ли других посторонних причин, побуждающих к сему? Чего вы ожидаете и желаете в монашестве? Одного спасения и скорбей или чего другого?

Что касается до препятствий от родителя165, то Господь, побеждающий, «идеже хощеть, естества чин», силен преклонить и его сердце, если только дело ваше есть дело Божие. «Волю боящихся Его Господь исполнит, и призывающих Его во истине услышит». Поручаю вас Его святому покрову, смиренно прошу Его благословения на вас, – недостойный ваш богомолец многогрешный И. Л. Декабря 21 дня 1838 года.

19.

От 16 июня писание ваше я исправно получил и содержанию оного внял... Нет никаких слов к изъяснению, как превосходно наслаждается сердце призыванием сладчайшего Господа Иисуса Христа!

Сколько можно – удаляйся от молвы, уклоняйся от суетных людей; употреби волю свою и ревность на взыскание угодного пред Господом и на приобретение вечных вещей. Все временное изменится, но вечное пребудет вечно. Не позволяй рассеиваться добрым мыслям; все там суетно, где не назидается душа во спасение и не просвещается страхом Божиим. Ангел мирный да оградит сердце твое мирными мыслями. Остаюсь ваш недостойный богомолец многогрешный И. Л. Июля дня 1839 г. Обитель Преподобного Тихона166.

20.

Всеусердно желаю вам здравствовать душевно и телесно и о Господе Едином радоватися. Писание твое получил; уже вторично вы просите моего совета, – как вам оставить такого рода жизнь, всегда ненавистную Богу. Желаю, чтобы исполнилось это желание ваше, – чтобы сделаться и воином Христовым, – и вы изволите писать, что разгорается в вас сердечное усердие и благое произволение, дабы по заповеди Господней, к совершенной жизни призывающей, оставить все и отрещися себя самого и вземши крест терпения, последовать Христовой жизни, (т. е.) поступив в ограду словесных Христовых овец в монастырь; – сему я духовно радуюсь и не воспрещаю тебе вступить в Христово воинство; но как вы ясно доказываете, что тятенька ваш не только ненавидит, но и гонит монашеский чин, да к тому же и весьма строг, то, ежели вы тайно от него пойдете в монастырь, не случилось бы какого-нибудь препятствия от родителя вашего. Советую вам молиться за него Богу: по три поклона полагать утром и вечером, говоря молитву сию: «Спаси, Господи, и помилуй дражайшего родителя моего Н. его же молитвами прости и моя согрешения». И аще будете сию молитву исполнять, то веруйте Богу, что всячески Господь его присоединит к вашему единомыслию. Впрочем, я не воспрещаю вам вступить в Христово воинство, но помни только то, – каким страдальческим путем шел подвигоположник наш Иисус Христос, таким же путем и все, хотящие вслед Его идти, должны (идти), а время не упускай.

И сократя, приношу мою благодарность за присланные гостинцы, кои получил исправно. Поручая вас покрову Божию, – хотя и недостоин, испрашиваю на вас Божие благословение и остаюсь, жаждущий твоего спасения, недостойный богомолец многогрешный И. Л. 27 февраля 1839 г.

21.

Писание ваше получил, а при оном от усердия вашего и гостинец, за что вам приношу мою благодарность. Господь же Премилостивый да просветит ваш смысл и разум в познание истинного пути спасительного, и укрепит к творению святых заповедей, и управит житие ваше к славе Божией. И сократя, поручаю вас Промыслу Божию и, хотя недостоин, испрашиваю мир и благословение Божие на вас, и всегда пребываю вашим недостойным богомольцем, многогрешный И. Л.

Р. S. Болезнь ваша, как я признаю, более от житейских попечений; в таком случае прошу вас, чтобы более не расстраивать себя, возложите на Промысл Божий дела ваши, и Той, по слову св. Апостола, Господь помощник скорый да будет в делах ваших. Декабря 8-го 1839 г.

22.

Всеусердно желаю здравствовать вам душевно и телесно, и со благодушием препровождать текущие дни вашей жизни.

Пишешь, что родитель твой склоняется отпустить тебя в монастырь, но только через 3 года. Слава Богу, что он так говорить, – я радуюсь, но только о том сердечно сожалею, что до такого долгого времени отлагает, надеясь, что живы будем, но неизвестно: в нашей ли воле состоит продолжение жизни? Писано бо есть: «От утра есмь, – до вечера не суть». И Иов праведный пишет: «Вчерашни есмы167; – вчерашний день, известно, прожили, а настоящий день неизвестно, проживем ли?» И паки писано: От утра до вечера изменяется время168 . И евангельский богач явным служит примером и доказательством, что время жизни нашей состоит в воле Божией, а не в нашей: он, собрав жита своя и благая, думал на многа лета в благоденствии наслаждаться и «реку», говорил, «душе своей – душе! Имаши блага многа на лета многа, яждь, пий и веселися», но обманулся бедный; вместо того услышал глас свыше: Безумне, в сию нощь душу твою истяжут от тебе, а яже уготовал ecu, кому будут?169 То, мне кажется, и ваш батюшка тому уподобляется; он говорит: два сына подрастут, тогда отпущу. На детей надеется, а писано есть: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия». Еще же к тому: «День Господень, яко тать в нощи приходит». Теперь видите, что неизвестно, жив ли будешь ты, или батюшка, то не должно отлагать до времени день спасения. И сократя, вручая тебя покрову Божию и испрашиваю на вас мир и благословение Божие и пребуду навсегда вашим богомольцем, многогрешный И. Л. 18 августа 1840 г.

23

Желаю вам мира, здравия и душевного спокойствия получить от Подателя всех благ Господа нашего Иисуса Христа.

Не поскорби на меня, В., что я пишу не своеручно сие письмо, но диктую другому, потому что, по старости и дряхлости моей и притом от многого занятия с народом, сам я не в силах.

Не желая более огорчать вас и родителя вашего, посылаю вам братца И., хотя ему и еще было бы нужно погостить, но, в течение его пребывания у меня, я предлагал ему, по силе слабого моего ума, советования и, при Божией помощи, сколько мог, старался пользовать его утешением, но послать оное состоит в воле Божией, и аще с верою принял он советы мои, то получил врачевание скорбному сердцу своему. За сим сократя, вручаю вас, а равно и семейство все, Божию Промыслу и притом дерзаю испрашивать Божия благословения, пребываю навсегда жаждущий вашего спасения, – недостойный богомолец многогрешный И. Л.

P. S. Из письма твоего видно, что вы худо мою азбучку твердили, забывая по три поклона класть за родителя вашего. Старайтесь Господа ради. 27 ок. 1840 г.

24.

Желаю вам мира и здравия душевного и телесного получить от Господа нашего Иисуса Христа. Письмо твое получил во всякой исправности, и из оного усмотрел ваше прошение о бывших вам снах – растолковать просишь, но это совсем излишнее. Священное Писание запрещает доверять снам и искать чрез оных будущих событий. Но советую вам положиться во всем на волю Божию, то всегда дорога ваша ко спасению будет удобна.

Итак, при сокращении сих строк, вручаю вас покрову Божию и пребываю навсегда жаждущим вашего спасения недостойный богомолец ваш, многогрешный И. Л. Декабря 4-го 1840 г.

25.

Из письма вашего вижу, что вы от болезни своей маменьки возмалодушествовали и боитесь, чтобы не умерла. Советую вам Промыслу Божию предать судьбу своей маменьки: Бог предвидит и дела людей, и обстоятельства, и причины их, и устраивает все на пользу. Вы слышите глас Господа, глаголюща, что Он и крины сельные одевает, и ни одна птица без воли Отца Небеснаго не падает170. Он больше об нас, нежели как матерь, печется. Итак, видите – Господь силен и маменьку вашу сохранить на многие годы. По просьбе же вашей посылаю святое масло и бутылку воды171. Затем пребываю жаждущим вашего спасения, недостойный богомолец – многогрешный И. Л. 26 декабря 1840 г.

26.

Письмо ваше получил и прочитал: из оного вижу, что зять ваш лишился смертью сынов своих и дочери, и сетует о разлучении с ними. По сей причине пишу вам несколько строк, полагая, что они доставят утешение в его скорби, а вам большое желание к небесному жилищу, которые вы ему прочтите.

Святое Писание показывает нам, что мы чрез смерть теряем в жизни сей и что приобретаем в будущей: приобретаем жизнь вечную, безболезненную, – жизнь, в которой нет страсти смущающей, нет зависти иссушающей, нет бед оскорбляющих, в которой нет дряхлой старости и младенческой слабости, но состояние присноцветущее, никаким переменам не подлежащее, пребывание блаженное, никаких пределов не имеющее, житие непорочное, от всяких соблазн житейских удаленное. Сие в высокой мысли своей воображая, блаженный Давид с радостным восторгом возопил: «Господи сил! Блажени живущий в дому Твоем, в веки веков восхвалять Тя! Лучше день един во дворех Твоих паче тысящ». Куда и мы должны отрешиться: они, умершие, только нам предшествуют и дают чувствовать, коль кратка жизнь наша. Притом она состоит в воле Божией, коей и советую вам вручить себя.

При сокращении сих строк, испрашиваю на вас мир и благословение Божие, пребывая навсегда жаждущим вашего спасения, недостойный богомолец – многогрешный И. Л. 31 декабря 1840 г.

27.

Вы уведомляете меня о своей маменьке, что она сильно больна, чем вы огорчаетесь, смотря на её страдания, и в такой скорби просите меня помолиться и утешить вас.

На прежнее ваше письмо я не отвечал по слабости здоровья, и притом не находил крайнего требования; но теперь, будучи убежден вашим прошением, хотя диктованием пишу сии строки, и если с верою приймете, получите утешение. Хотя маменька ваша и болит, но вам надобно благодушествовать и помышлять слова Спасителя нашего Бога (Лк. 12, 6–7): «Не пять ли птиц ценится пенязема двема; и ни едина от них несть забвена пред Богом. Но и власи главы вашея ecu изочтени суть: не убойтеся убо, мнозех птиц унши есте вы». Сими словами ясно доказал Господь Свое о нас промышление. Советую вам: отложите от сердца свое маловерие и возложитесь на Промысл Божий, всегда полезное душам нашим устраивающий. За сим сократя, вручая вас Промыслу Божию, и, при испрашивании на вас Божия благословения, пребываю навсегда жаждущим вашего спасения, недостойный богомолец многогрешный И. Л. 31 генваря 1841 г.

28.

Письмо ваше получил; в нем объясняешься, что во время молитвы находят скверные помыслы, отчего ты и малодушествуешь. В таком случае, при рассеянности мыслей на молитве, Отцы святые учат нас не смущаться, но смирять себя и окаявать, – тогда можно успокоить себя. В чем и святой Иоанн Лествичник укрепляет нас, поучая в 4-й степени: «Старайся всегда бродящие мысли воедино собирать. Бог не взыскивает того, чтоб ты во время молитвы совсем никаких не мог иметь других мыслей. Не отчаявайся, будучи мыслями расхищаем, но благодушествуй, созывая всегда бродящие свои помыслы. Никогда бо не быти расхищаему мыслями единому Ангелу свойственно».

Еще просите совета – маменьке вашей лечиться или нет? Я в этом вполне не могу распорядиться, – как она хочет. Впрочем, для меня кажется и для её душевной пользы лучше бы с благодарностью терпеливо переносить оную, и сие терпение ея доставит ей христианское утешение и благонадежие на милосердие Божие удостоиться в вечности блаженства. И греха не будет, если лечиться у докторов; но как бы не вышла одна денежная трата. Уже сами видите, что по сие время нет облегчения.

Сократя строки сии, вручаю вас покрову Божию, и при испрошении на вас и семейство ваше мира и Божия благословения, пребываю жаждущим навсегда вашего спасения, недостойный богомолец многогрешный И. Л. 1 мая 1841 г.

29.

Письмо ваше получил во всякой исправности. В ответ скажу вам, что в поползновениях силен Господь вас простить. Но если вы подлинно хотите приити в любовь у Царя Небесного, должны оставить все увеселения и забавы мира сего и прилепитися ко Господу всею душою и помышлением и не возвращаться на то, что вы прежде признали мерзким. Почему так? Потому что как сосуд, чем снова напоен будет, то запах тот уже трудно из него выведется. Так и человек, к каким нравам в молодости приобыкнет, от тех трудно уже отстать по самый конец своей жизни. Вот почему вам должно удаляться от дурных сообществ.

За сим желаю вам мира и спасения, пребывая жаждущим вашего благоденствия, недостойный богомолец ваш многогрешный И. Л.

Р. S. И паки подтверждаю, что когда «с избранными будешь знаться, избран будеши, а со строптивыми – развратишися».

30.

Почтеннейший о Господе N.!

Всеусердно желаю тебе получить мир и благословение Божие. Письмо твое получил, и особенно замечательное из него усматриваю то, что у тебя есть желание быть в звании монашеском. Желание это хорошее, но дабы оное совершилось на тебе, надобно молиться Богу и не быть подобным ветви, колеблющейся на обе стороны. Господь же силен тебе даровать сие второе крещение, то есть пострижение в ангельский образ. Прежде сего я послал вам письмо; надеюсь, что ныне получили. За сим вручая покрову Божию вас, пребуду навсегда жаждущий вашего спасения, недостойный богомолец ваш многогрешный И. Л.172

Плач на гробе отца173

Предисловие

И в наши дни, и в нощи сей глубокой,

Когда почти нельзя исполнить ничего (Ин. 9, 4),

Жил муж с душою светлой и высокой.

Немного слов скажу вам про него.

Не формулярный список жизни странной,

А плач о нем я предлагаю вам.

Не по закону муж Богоизбранный,

А в буйстве, по апостольским словам,

Вне всяких форм и выше всяких правил,

В юродстве Христа ради жил.

Господь возлюбленного Своего прославил

Делами, а не буквами чернил.

Родители его были не славны,

Но он имел духовного отца.

Как сын его достойный, благонравный,

Был верен старцу до его конца.

Отечество, начальство и обитель

Оставил он и взял единый крест,

И странствуя, как повелел Спаситель174,

Он наконец достиг до здешних мест.

И здесь себе он и детей и братий

Евангельских сторицею обрел.

На лоне сих отеческих объятий

Временно и я убежище нашел.

Оставя явное Богослуженье,

Он явно человечеству служил;

Без внешних знаков власти и правленья

Правителем духовным тайно был.

И действенно-живое его слово

Он подкреплял примером добрых дел.

Когда же для служителя Христова

Конец давно желаемый приспел,

Когда уж грудь его едва дышала,

И взор был в вечность устремлен,

Рука его еще благословляла;

Для ближних все еще трудился он.

Предвидя скорую разлуку,

Друзья его боялися вздохнуть.

Он опустил с благословеньем руку,

И в первый раз надолго мог заснуть.

Плач

Где наш отец? И где святое тело

Наставника, целителя лежит?

Вот памятник чугунный и тяжелый

У алтаря чернеяся стоит.

Тебя решеткой золоченой оградили;

А ты нас всех молитвой ограждал.

Тебя в могилу тесную вместили,

А ты в широком сердце всех вмещал.

Ужель бы мы тебя не отыскали

Между других, безвестных нам могил?

Давно уж к ней дорогу протоптали;

И кто из нас тропинку к ней забыл?

Отец наш! Ты опять на новоселье.

Тебя хотят, как видно, удержать

Надолго в этой тесной, темной келлии.

Над ней стоит тяжелая печать.

Не думают ли у твоей ограды

Опять врата накрепко затворить,

И огнь целительной твоей лампады

Рукою подозренья потушить?

Еще ль народ, – убогих отгоняют

От рук твоих, от ног твоих опять?

Еще ль завистным оком назирают,

Как будешь ты болящих исцелять?

Доносчики поносно очернили

Твои седины, белый твой хитон;

Но мы слезами нашими омыли,

Лобзаньями отерли левитон.

Я помню мантии короткой крила, –

Под ними всяк скрывался от грехов,

На сей груди, которая любила

И всем была прибежище, покров.

Я помню лентион с тремя крестами,

Когда он на главе моей лежал,

То, примиренный с Богом и людями,

Из-под него твой ученик вставал.

Я, как теперь, стою перед божницей,

Где столько свеч пылало перед Той,

Пред Матерью – Девою, Царицей.

Кто приходил к иконе сей святой,

Кто был помазан маслом из лампады,

С благословеньем милосердых рук,

Тот отходил, исполненный отрады,

Избавленный от тяжких сердца мук.

Вокруг тебя, у ног твоих болящих,

Всегда стоял страдальцев тесный круг.

Ты был отцом и матерью скорбящих,

Утешитель, целитель, старец, друг.

Не возносясь над падшим пред тобою,

Ты наши просьбы к небу возносил,

И тихих уст неслышною мольбою

Ты Бога преклониться к нам просил.

Я помню твои кроткие советы

И власть твою над сердцем и умом,

И как легко было давать обеты,

Когда ты был порукой пред Творцом,

И как легко было тогда спасенье,

Когда ты путь указывал детям, –

Путь послушанья, простоты, терпенья!

Ты сам прошел по верным сим стезям.

Ты не носил личины фарисейства,

Открыт и прост и нравом и лицом,

Ты шутками учил свое семейство,

И дети были веселы с отцом.

Ты сыном был Феодора послушным,

Делил со старцем скорби и труды,

И научился быть великодушным,

Перенося изгнания, беды.

С ним из лесов непроходимых Брянских

Достиг до Невских диких островов

И от пределов каменных Финляндских

Дошел до Свирских тихих берегов.

Повсюду скорби, бури и волненья

Ты претерпел с великим сим отцом,

Везде были подсады, нападенья

Устроены невидимым врагом.

Как вождь духовный, важен и спокоен,

Ты от врага не робко отступал,

И, помощи небесной удостоен,

На Бога упованье возлагал.

Тебя стерег невидимый губитель,

Угрызена была твоя пята,

И перст руки твоей, пустыни житель,

Был брошен в его алчные уста.

Но шутка с уст твоих не удалялась,

Тебе послушны были плоть и кровь;

От страха человеча не смущалась

Седая ненахмуренная бровь.

Как лев, своей сребристой гривой

Ты устрашал невидимых волков,

И, как младенец, речию игривой

Ты утешал евангельских сынов.

И твой Божественный Путеводитель

Был также клеветою обнесен:

Друг мытарей и грешников сожитель

И ядца, винопийца наречен;

И тяжкий крест позора, поруганья

Возлюбленным Своим Он обещал;

И ты, взирая на Его страданья,

Себя для ближних в жертву отдавал.

Когда гостеприимная обитель

Отверзла для тебя свои врата,

Ты в них вступил как чуждо-посетитель,

Как странник, в эти темные места.

Ты уклонился здесь не для покоя,

В двенадцать лет немного отдыхал.

Мы знаем, кто невидимой рукою

Духовный сад цветами украшал,

Кто юные и слабые растенья

Берег и насадил и укрепил,

И кто сухие старые коренья

Живительной росою оживил.

Мы знаем, кто исправил искривленных,

И кто привил к неплодным цвет и плод,

Кто в скитских пчельниках уединенных

Собрал духовный воск и сладкий сот.

Один из этих трутней мимолетных

(Он был противным ветром отнесен

Из роя пчел, из сих садов заветных)

Теперь жужжит надгробный поздний стон,

И вместо воска, меда благовонна

Несет на гроб оторванный листок.

Прими его, отец наш, благосклонно,

Хоть без него богат небесный твой венок.

С. А.

21 марта 1852 г.

* * *

123

Впоследствии архимандрит и наместник Александро-Невской Лавры.

124

Казначею в Оптиной Пустыни.

125

См. книгу «Лествица». св. Иоанна Лествичника, слово 4-е.

127

Старец по кончине отца Феодора в подписи некоторых писем своих прилагал, из смирения, к своему имени и имя Антиоха, духовного сына своего, хотя последний нисколько не участвовал в его письмах.

129

И да известно вашей любви будет, что кто с большею верою вопрошает, то по толикой же мере и Господь преподает разум ответствующему в сказании ответа.

131

Не священнический.

134

Он в это время был в Петербурге, куда взять отъезжавшим на чреду архиереем.

139

По-русски: Если увидишь, что кто-либо, находясь в многоразличном бесчестии, скорбит о сем, то знай, что он, насытившись помыслами тщеславия, с неприятностью пожинает снопы сердечных семян.

142

Этим словом Старец сравнивает их с древними жителями города Афин, между которыми была распространена страсть любопытства и новостей.

145

Страстную часть, т. е. вожделение и раздражительность. По учению свв. Отцов естество души разделяется на три части: словесную (разумную), яростную (раздражительную) и похотную (вожделевательную).

146

Очищает.

147

Божий.

148

Удерживается наказанием.

149

Прямо – вперед.

150

Ужасных.

151

См. 1-ю часть «Добротолюбия славянского».

152

Лукавым любопытством.

153

К сожалению, они затеряны впоследствии.

154

Просившим у старца рукописного наставления, для постоянного руководства, письмо особенно замечательно. С сего № 14 и последующие письма писаны, по поручению старца Льва, его сотрудником старцем о. Макарием (Ивановым).

156

См. в Дост. сказ, о подв. св. Отцов главу о авве Римлянине.

162

Все эти последние 14 писем писаны к одному лицу, бывшему впоследствии иноку Оптиной Пустыни.

165

Родитель его принадлежал к раскольнической секте.

166

Это писано из Тихоновой пустыни (Калужской губернии), куда покойный Старец часто перед кончиною ездил для внутреннего устройства оной, по просьбе его учеников, там живших.

171

Вероятно, это упоминается «о горькой воде», которою Старец часто просящих пользовал.

172

Письма старца Леонида к вышеозначенному лицу прекратились, так как Старец 11 октября 1841 г. скончался.

173

В Скитской летописи под 2 числом мая 1862 г. пометка: «Один из многих учеников достоблаженного и приснопамятного старца Леонида иеромонах Антоний Бочков прислал о. Макарию в марте месяце стихотворение: „Плач на гробе отца“, написанное им в память своего Старца, которое и помещается здесь на память, по приказанию Батюшки (о. Макария)».

174

«Сын Человеческий не имеет, где приклонить главу» (Мф. 8, 20).



Источник: Жития Оптинских старцев. Преподобный Лев. / Изд.: Свято-Введенская Оптина Пустынь. 2006. 444 с.

Комментарии для сайта Cackle