протоиерей Ливерий Воронов

Слово на пассии в неделю 2-ю Великого поста (6 марта 1977 гг.)

Те евангельские главы, которые повествуют нам о последних днях земной жизни Господа нашего Иисуса Христа и которые Святая Церковь предлагает нашему вниманию в некоторые дни Великой четыредесятницы, и особенно в дни Страстной седмицы, имеют чрезвычайно важное значение для научения истинам христианской веры и наставления в благочестивой подлинно христианской жизни.

В этих главах простым и ясным для каждого языком сообщаются глубочайшие истины нашей веры, приоткрываются некоторые стороны священной тайны божественной жизни и божественного домостроительства, уясняется сущность и значение таких великих событий священной и мировой истории как воплощение Единородного Сына Божия и Его искупительный подвиг «нас ради человек и нашего ради спасения».

Наряду с этим названные евангельские главы содержат в себе и бесценные назидания, являющиеся основанием христианской нравственности. Вслушиваясь в слова евангельских повествований об исполненном небесного достоинства поведении Богочеловека Господа Иисуса Христа в дни и минуты тягчайших испытаний и о совсем ином, немощном, соблазнительном или даже преступном поведении людей – современников Христа, бывших или свидетелями, или участниками происходивших тогда событий, мы легко можем извлечь для себя из этих повествований жизненно важные нравственные уроки.

Только что прослушанное нами чтение из Евангелия от Матфея как бы призывает нас задуматься над вопросом о Божественном свидетельстве и человеческом к нему отношении. Свидетельство Господне истинно, непреложно и неотразимо в своем могущественном воздействии на ум и совесть человека. Что же касается нашего отношения к нему, то оно может быть весьма различным. Оно может быть свидетельством добрым, смелым и прекрасным в своей преданности Христу; оно может быть робким и немощным, но все же не бесчестным и потому имеющим известную нравственную цену, ибо Господь наш, в Своем бесконечном снисхождении к человеческой слабости, говоря словами св. Иоанна Златоуста, «и дела приемлет, и намерение приветствует». Но оно может быть и постыдным, безнравственным лжесвидетельством, которое вызывает справедливое отвращение в каждом неиспорченном сердце и неминуемо навлекает на себя праведный суд Божий.

Зритель неизреченных откровений, св. апостол и евангелист Иоанн Богослов называет Господа Иисуса Христа «Свидетелем верным и истинным» (Откр. 3:14). И Сам Спаситель, отвечая на вопрос Пилата, сказал о Себе: «Я на то родился, и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать об истине» (Ин. 18:37). И действительно, всей Своей жизнью, Своими словами и делами Господь наш непрестанно свидетельствовал о Триедином Боге, о высоком призвании человека и о том, как «возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). И какой силой любви к каждому слушателю, к каждому, кто обращался к Нему за помощью, дышало это Его божественное свидетельство! .. Нетрудно понять, почему во все дни Его общественного служения, до самых последних дней Его земной жизни, Он был окружен множеством людей, жаждавших приблизиться к Нему, услышать Его слово или хотя бы, как это видим на примере Закхея, увидеть Его озаренный благостью и любовью Лик.

Но вот наступило иное время... И мы видим Его преданным в руки врагов, поносимым, оклеветанным, стоящим пред судом сначала беззаконных первосвященников и фарисеев, а затем жалкого в своей самоуверенности римского правителя Пилата. Мы видим Его одного, всеми покинутого. Ни один из Его слушателей, из людей, Им облагодетельствованных, не пришел на этот суд, чтобы сказать хоть одно слово в Его защиту или, если это невозможно, то хоть своим молчаливым присутствием выразить Ему сострадание и любовь. Все оставили Его... Даже ученики разбежались, а один из самых преданных Ему, еще недавно говоривший: «если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33), теперь «отрекся с клятвой что не знает Сего Человека» (Мф. 26:72).

Для чего святое Слово Божие поведало нам об этом прискорбном отречении? Ведь не для того же, чтобы дать нам повод осудить за минутную слабость того, кто Самим Господом прославлен за его твердую, как скала, веру, – кто стал впоследствии первоверховным Апостолом и одним из великих столпов Церкви Христовой, и кто запечатлел свою любовь ко Христу мученической смертью за Его святое имя! Упоминание об этой минутной слабости одного из ближайших и преданнейших учеников Господа учит нас совсем иному – тому, чтобы мы всегда помнили, как близок каждый из нас к нравственному падению по немощи нашей испорченной грехом природы. Ни один из нас не застрахован от греховных поступков, которые, подобно тяжкому бремени, могут лечь на нашу совесть и восприниматься ею как своего рода измена Христу, как отречение от своего христианского долга всецелой верности Ему.

Симон Петр горькими слезами искреннего раскаяния полностью очистил свою душу и воспламенился еще большей ревностью веры и любви к своему возлюбленному Божественному Учителю и Пастыреначальнику. Можем ли мы сказать о себе, что и мы умеем также горько и также спасительно оплакивать нашу, увы, очень частую неверность по отношению к Тому, Кто, по любви к нам, отдал Себя на тяжкие страдания и крестную смерть? ...

После воскресения и вознесения Христова на небо, удостоенные излияния на них в день Пятидесятницы Святого Духа, Апостолы Христовы обрели могущественную поддержку, необходимую для преодоления человеческой немощи. Облеченные силою свыше они стали верными и неутомимыми свидетелями божественной истины и распространили Слово Божие до отдаленнейших пределов тогдашнего мира. Вслед за ними многочисленные иные благовестники продолжали их святое дело, исполняя заповедь, данную от Господа святым Апостолам: »идите по всему миру, и проповедуйте Евангелие всей твари« (Мк. 16:15). В эпоху гонений на христиан при языческих римских императорах первых трех веков верными свидетелями о Христе явились мученики, кровь которых, по словам древнехристианского писателя Тертуллиана, явилась «семенем христианства».

И во все последующие века Церковь Христова имела многих верных свидетелей. Она украсилась бесчисленными сонмами прославляемых ею святых угодников Божиих: праведников, подвижников, мужественных поборников против ересей, святителей, сиявших добродетелями, свидетельствовавших истинность, духовную силу и красоту Святого Православия.

Но ведь и каждый христианин призван быть свидетелем о Божественной любви и правде, открывшейся человечеству в воплощении, земной жизни и искупительном подвиге Господа Иисуса Христа. Все мы, не только как носители образа Божия, но как и воспринявшие священное звание христианина, т. е. последователя Христова, можем и должны прославлять благословенное имя нашего Господа и Избавителя. Окружающие христианина люди видят его жизнь и нередко по ней прежде всего судят о самом христианстве. И мы всегда должны помнить, что нашими поступками, нашей жизнью, нашим отношением к ближним имя Божие или прославляется или подвергается незаслуженному поношению.

Если бы все мы верно исполняли заповеди Божии, то, говорит св. Иоанн Златоуст, весь мир обратился бы ко Христу. Но, как это ни печально, мы далеко не всегда выполняем священный долг порученного нам христианского свидетельства. Более того, мы нередко просто пренебрегаем им и становимся уже не свидетелями, а скорее лжесвидетелями, лишь напрасно утешающими себя тем, что именуемся христианами, ходим в храм Божий, говорим друг другу благочестивые слова. И забываем при этом о том, что сказал Господь о такого рода лжесвидетельстве: «Не всякий говорящий Мне: Господи, Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего» (Мф. 7:21). А также и о том, что скажет Он повинным в таком лжесвидетельстве в день Своего последнего суда над миром: «Я никогда не знал вас: отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7:23).

Возлюбленные братия и сестры о Господе! Ныне, пока длится земная жизнь каждого из нас, есть еще у нас время и возможность исправить любую ошибку, омыть слезами раскаяния любое нравственное падение, любую нашу измену Христу, снять с души позор лжесвидетельства и предоставить себя в полное послушание Ему в качестве верных и исполнительных служителей, каждому из которых любовь Божия вверила тот или иной талант для посильного исполнения долга христианского свидетельства.

В минуты слабости, проявленной Петром, Господь Иисус Христос обратил на него Свой всевидящий взор. И во взоре этом не было ни гнева, ни осуждения, ни упрека, а была лишь безграничная любовь и великое сострадание. И этот неосуждающий, но врачующий взор Христов проник глубоко в сердце Петра и произвел в нем спасительную перемену, после которой началась как бы новая жизнь, жизнь великого благовестника и первоверховного Апостола.

Не происходит ли иногда и с нами нечто подобное тому, что было некогда с Симоном Петром? Не чувствуем ли и мы, что и на нас обращен по временам кроткий, любящий, не судящий, но жалеющий нас взор Господа Иисуса Христа? И если чувствуем, то ужели не откликнемся на него чувством ответной любви, искреннего раскаяния и мольбой о помощи? ...

Для того, чтобы даровать нам эту благословенную возможность: – всмотреться внимательнее в дивный всепрощающий Лик нашего Господа, вдуматься в величие совершенного Им ради нас дела и почерпнуть силы для спасительного покаяния и посильного исправления нашей жизни, предлагает нам в эти святые дни любвеобильная Матерь наша, святая Православная Церковь, и умилительно-прекрасный чин совершения Пассии, и евангельские повествования о страданиях нашего Господа и Спасителя. Да будет же это обращенное к нам Слово Божие семенем, попавшим на добрую землю и приносящим обильный плод! Да поможет оно всем нам, пережив часы духовного очищения в дни Великого Поста и Страстной седмицы, встретить грядущий день Светлого Христова Воскресения в радости о Господе, нас возлюбившем, и в твердой решимости в оставшиеся дни нашей жизни быть верными свидетелями о Нем словом и делом. Аминь.


Источник: Проповеди [Специальный вып. памяти прот. Ливерия Воронова] // Христианское чтение. 1996. : сборник.

Комментарии для сайта Cackle