профессор Александр Павлович Лопухин

Инквизиция

Инквизиция (Inquisitio haereticae pravitatis) – институт римско-католической церкви, имевший целью розыск, суд и наказание еретиков. Ни одно учреждение римско-католической церкви не подвергалось столь противоречивым оценкам, как И. Тогда как протестантские и православные ученые не находят слов, чтобы выразить отвращение к ней, между р.-католическими учеными до сего времени находятся лица, берущие ее под свою защиту и даже восхваляющие ее (напр. проф. Мартенс в VIII томе «Archiv für kath. Kirchenrecht», стр. 207, проф. Шрöерс в Бонне, инспрукские иезуиты с Винером во главе и др.). Истинное достоинство этого учреждения всего очевиднее обнаруживается в его истории. В древней церкви не было такого учреждения, которое сколько-нибудь походило бы на папскую И. Сознанию первых христиан принуждение в деле веры было совершенно чуждо. Афанасий Великий говорит, что признаком истиной религии является то, что она никого не принуждает, как поступал и сам Христос; преследование за веру есть изобретение сатаны. Учители церкви для указания должного отношения к еретикам часто приводят притчу о пшенице и плевелах и вразумление, сделанное Христом апостолам, когда они хотели низвести огонь с неба на не хотевших Его принять. Несколько изменилось положение дела, когда христианство стало религией государственной. Константин Великий по политическим соображениям в 316 году издал эдикт, присуждавший донатистов к конфискации имущества. В 382 году Феодосий Великий издал закон, по которому манихеи подлежали смертной казни, но, по основательному предположению Деллингера, это была лишь угроза, не приведенная в исполнение. Впервые смертная казнь была применена узурпатором Максимом в 385 году к присциллианам, но по особым побуждениям, и была встречена с таким отвращением, что Амвросий Медиоланский и Мартин Турский отказали в общении епископам, бывшим обвинителями. Иоанн Златоуст, в общем строго относившийся к еретикам, восставал против их казни (поуч. 46 на Мф.), и уже в 450 году церковный историк Сократ считает преследование еретиков чуждым православной церкви. Между тем Августин под влиянием продолжительной борьбы с донатистами выработал особый взгляд на отношение к еретикам и рекомендовал по отношению к ним принуждение, преследования и даже телесное наказание (Epist. 93 ad Vincent.; Contra Gaudent. I. I; Ep. 185 ad Bonif.) Однако вопреки своей теории он протестовал против казни присциллиан. Только Лев I впервые одобрил насильственное искоренение ереси (Epist. 15 ad Turribium). Владычество остготов и лангобардов приучило ариан и католиков к взаимной терпимости. Законы Каролингов поручают суд над еретиками зендам – судам епископов при участии семи лиц, избранных из каждого прихода, которые клятвою обязывались сообщать епископу обо всех религиозных преступлениях в приходе. В этих-то зендах, некоторые исследователи и видят зерно И. Когда в конце XI века развилась папская система, тогда на уклонения от вероучения стали смотреть с чисто юридической точки зрения. Ересь стала считаться оскорблением величия Божия и к ней применены были постановления римского права об оскорблении величия. Фома Аквинат усвоил доводы Августина в пользу религиозного принуждения, включая и ложное толкование 23 стиха 14 главы Евангелия от Луки. Слова апостола об удалении от еретиков после второго увещания он толковал в том смысле, что это удаление всего удобнее осуществить, предав смерти еретики (Summa II, 2, 9, 11, art. 3, 4) хотя бы чрез сожжение. Здесь почва для И. была уже подготовлена.

Инквизиция в средние века. По договору Луция III с Фридрихом Барбароссой, заключенному в 1184 г. в Вероне, епископ является стражем веры и нравственности, которому светская власть должна оказывать всяческую помощь в деле обуздали еретиков. В это время опасное еретическое учение, напоминающее древние гностические системы, быстро распространялось с востока по странам, лежавшим вблизи Средиземного моря. Его последователи в одних местах назывались кафарами, в других – манихеями. Особенно много их было в южной Франции. Против них и была учреждена Иннокентием III И., получившая дальнейшее развитие при Иннокентии IV.

Организация и компетенция папской И. Члены (officiates, ministri) И. или «sanctum officium», так как суду их подлежала вся церковь, состояли в ведении самого папы. Во главе их стоял инквизитор, которому были подчинены две категории лиц: занимавшихся подобно инквизитору ведением процесса – нотарии и консуляторы и заведовавших административною и исполнительною частью – фамилиарии, к которым принадлежали начальники тюрем, низший служебный персонал и лица, занимавшиеся секвестром имущества. Все они строжайшим образом должны были хранить должностные тайны и, в случае нарушения тайны, судились, как лица, покровительствующие еретикам. Личные привилегии их были весьма велики. Они были совершенно изъяты из ведения всякой духовной власти, кроме власти папы; им даны были те же индульгенции, что и крестоносцам; они и нх имущества были объявлены неприкосновенными; они были поручены особому покровительству светской власти и, невзирая ни на какие местные законы, могли пользоваться помощью вооруженных слуг; наконец, они пользовались полною свободою от всяких светских и духовных податей. Все эти привилегии были утверждены буллою «Jnjunctum nobis» 1458 г. и конституцией «Sacrosanctae Rom. Eccl.» 1570 г. Право выбора членов И., принципиально принадлежавшее папам, часто передавалось легатам. Буллою «Оlim intellecto» 1 февраля 1234 г. И. была изъята из епископской юрисдикции и поручена доминиканцам. Участвовали в ней также цистерцианцы, францисканцы, бенедиктинцы, целестинцы и кармелиты. Выбор делался начальниками орденов. При реорганизации И. в 1542 году этот порядок был изменен и выбор был поручен конгрегации кардиналов И. Первоначально И. иела характер странствующего судебного учреждения, но потом ей стали принадлежать многочисленный владения. Источниками права для И. служили папские постановления всякая рода, открывавшие, однако, широкое поле для произвола И. На местное светское законодательство И. не обращала внимания, что было узаконено буллою Иннокентия IV «Ad extirpanda» 1252 г. и двумя буллами Александра IV 1257 и 1260 г.г. Вообще светская власть рассматривается лишь как исполнительница (executor, minister) постановлений И., не имеющая права вмешиваться в судебный процесс. Оттон IV и Фридрих II обещали оказывать всяческую помощь И., а Генуя, отказавшая в этой помощи в 1256 г., подверглась интердикту. В награду за помощь светской власти буллою «Ad extirpanda» дано право на часть имущества осужденного. Обычным наказанием еретиков, применяемом И., было сожжение. Еще в 1197 г. в конституции Петра Аррагонского угрожается сожжением тем еретикам, которые ослушаются декрета об изгнании. В 1200 г. сожгли несколько еретиков в Труа, в 1211 в Париже. Леопольд австрийский под 1215 годом называется «сожигателем еретиков» (Ketzersieder). В 1224 году Фридрих II установил сожжение для еретиков Ломбардии, в 1230 – Сицилии. В 1231 г. по постановлению Григория IX и одновременному постановлению сенатора Рима было сожжено за еретичество нисколько священников, клириков и мирян, причем положение: «церковь не проливает крови» по букве нарушено не было, так как для исполнения казни еретики были отданы светской власти. В 1238 и 1239 г.г. постановление Фридриха II было распространено на все государство. В прошлом столетии некоторые р.-католические богословы (испанец Балмес в 1842, француз Аббэ Кер в 1846 г., р.-католический журнал «Dublin Review» в 1850, еп. Мартин перед собором 1870 г. и др.) пытались опровергнуть факт применения И. смертной казни, но этому противоречат как прежние богословы (напр. Веллярмин в защиту казни еретиков ссылается на Втор.13:16), так и исторические факты.

Введение И. в Италии, Франции и Германии. Прежде всего Иннокентий III позаботился о введении И. в Италии, где было много патаренов, арнольдистов (см. Энц. I) и других еретиков. В 1207 г. Иннокентий III приехал в Витербо и издал против этих строгие законы. Но в 1265 г. инквизитор изгнан был народом из Витербо, а в 1277 г. из Пармы за сожжение двух женщин. В 1245 году был убит инквизитор Пиетро ди Верона, признанный святым и патроном И., в 1250 Пиетро ди Руффиа и в 1277 г. Пасане ди Лекко. Но все эти возмущения не устрашили И. Только в очень редких случаях инквизиторы подвергались выговору от папы, но никакие злоупотребления их не могли заставить пап смягчить законы И. Светские владетели благоприятствовали И. Карл Анжуйский был покорным слугою ее и выстроил в честь убитого инквизитора Пиетро ди Верона великолепную церковь; по его следам пошли Карл II и королева Иоанна. Только в XV веке, особенно при покровительствовавшем гуманизму Альфонсе Аррагонском (с 1442 г.), И. пришла в упадок. В особом положении находилась И. в Венеции. Здесь светская власть хотя и не отказывала И. в помощи, но упрочила за собою право контроля и отчасти руководства действиями И. чрез посредство трех назначаемых ею для присутствия при суде И. ассистентов (savii sull’eresia). Целью этого нововведения было вовсе не предотвращение крайностей фанатизма И., а лишь безусловное господство венецианского сената, для которого И. сделалась чрез это удобным орудием. Франция, как и верхняя Италия, также была наполнена еретиками и поэтому с 1229 года во всей стране начались ужасы И. «Прежде всего выстроили такие громадный тюрьмы, что для них не хватало камней. Чтобы сделать осуждение торжественнее и внушительнее, обыкновенно собирали большое число осужденных и затем в театральной обстановке пред массой народа объявляли и исполняли приговор. Не щадили ни пола, ни возраста. Напр., 12 мая 1234 года в Тулузе были сожжены 6 юношей, 12 мужчин и 11 женщин». Народ часто восставал против невыносимого ига и прогонял инквизиторов, но они возвращались опять. В 1242 г. все инквизиторы в Авиньоне были перебиты пришедшим в отчаяние народом и эти жертвы собственной жестокости были канонизованы Пием IX в сентябре 1866 года. Особенно много выиграла И. во Франции тем, что сумела объединить свои интересы с интересами короля. Людовик IX Святой в 1228 году приказал светской власти оказывать всяческое содействие И. Такое же распоряжение сделал граф Раймунд Тулузский в 1233 году. Филипп Красивый в 1291 г. пытался ограничить произвол И., но скоро ему самому понадобились ее услуги в процессах против тамплиеров. Но когда произошел переворот в церковной политике Франции, начавшей покровительствовать стремлению галликанской церкви к самостоятельности, И. быстро и бесповоротно исчезла во Франции и даже усилия королей XVI века, боровшихся против реформации, не могли помешать ее падению. Таким образом во Франции И., появившись в самых широких размерах, исчезла ранее и окончательнее, чем где-нибудь. Удалось И. закинуть свои сети и в другие земли. В Германии главнейшим деятелем И. был Конрад Марбургский (см. Елисавета Тюрингская), доминиканец, пользовавшиеся, как пламенный ревнитель римско-католической веры, особенным вниманием Григория IX. Последний назначил его общественным проповедником во всех диоцезах Германии, предоставил ему дисциплинарные меры против живших в конкубикате и в особенности поручил ему преследование и искоренение ереси в Германии. Во время своей жестокой деятельности в качестве инквизитора в 1231–1233 г.г. он окружил себя особыми сотрудниками, между которыми особенно выдавался домиканец Конрад Дросо или Торсо и женскими помощницами, и шпионками. Основным его правилом было, что лучше пожертвовать многими невинными, чем пощадить одного виновного; обвиняемым не полагалось никакой защиты. Кто был обвинен у него, тот погибал безвозвратно. Для того, чтобы вынудить признание в самых ужасных грехах, Конрад употреблял жесточайшие пытки. Архиепископ майнцский вынужден был увещевать Конрада, чтобы он в столь важном деле поступал с большею умеренностью и рассудительностью. Он успел погубить целое племя штедингеров в бременском диоцезе, уговорив легковерного папу двинуть против них крестовый поход, во время которого большая часть племени и была избита. Только тогда открылась неповинность их не только в ересях, но и в непослушании и возмущении. Папа тогда объявил приговоры Конрада недействительными. В 1233 году Конрад был убит некоторыми дворянами. Был убит и второй инквизитор, вышеупомянутый Торсо. Их деятельность имела ту хорошую сторону, что возбудила в Германии такое отвращение к И., что это учреждение никогда не могло вполне утвердиться на немецкой почве. Поводом для возобновления И. в Германии было появление в Констанце, Шпейере, Эрфурте, Магдебурге и далее к северу еретиков беггардов и бегуинок (см. Энц. II). Григорий XI в 1372 г. определил для Германии число инквизиторов в пять человек, а Бонифаций IX в 1399 назначил их для одной только северной Германии шесть. Свирепствовавшее тогда суеверие по отношению к волшебству и чародейству способствовало дальнейшему развитию И. По настоянию двух инквизиторов, Генриха Кремера и Якова Шпренгера, Иннокентий VIII издал буллу от 5 декабря 1484 года, которою вновь санкционировалось существовавшее дотоле представление о чародействе и волшебстве, равно как и применение к ним И. Вслед за тем оба инквизитора издали свой знаменитый «Молот на ведьм», который в Германии истребил много жертв. Главным местом действия И. в Германии был Кельн. Исследования Фредерика доказывают, что очень значительное число жертв погубила И. и в Нидерландах еще до появления протестантства. В Англии И. существовала сравнительно в скромных размерах. Здесь в 1166 г. явились еретики из Фландрии, при Генрихе II подвергшиеся гонениям. Также были преследуемы и лолларды, явившиеся под влиянием взглядов Виклифа. Но все это были единичные случаи и только при Генрихе IV в 1401 г. был издан направленный против еретиков статут «De haeretico combureudo».

Инквизиция в Испании. Особенного внимания заслуживает И. в Испании, как по своему своеобразному устройству, напоминающему несколько устройство И. в Венеции, так в особенности по своим необычайно широким размерам и беспримерной жестокости. Тогда как одни ученые (Гефеле, Ранке, Кнопфлер, Гамс) видят в испанской И. чисто государственное учреждение, другие (иезуиты Грнзар и Родриго) – чисто церковное. В действительности эго было смешанное учреждение. Еще в XIII столетии инквизиция из Франции проникла и в Испанию. В XIV столетии доминиканец Николай Эймерик более сорока лет был генеральным инквизитором – Кастилии с 1356 года, Аррагонии с 1357 года. Он умер в 1399 г. в своем родном городе Героне. Среди его многих сочипений более всего известно его руководство для инквизиторов» (Directorium inquisitorum»), которое более всего и употреблялось, в 1503 году оно напечатано было в Варцелоне, затем в 1578 году в Риме и с того времени уже часто издавалось там же, а в 1607 году в Венеции вместе с комментарием Пегны. Это произведете составляет основной кодекс инквизиции, по крайней мере с точки зрения его опубликования. В нем содержится теория всего инквизиционного делопроизводства, и последнее иллюстрируется многочисленными, большею частью взятыми из практики Эймерика, примерами. Первая часть трактует об учении веры, вторая о наказаниях, третья, важнейшая, о ведении инквизиционных процессов. Тут можно обратить внимание на два известных определения: во-первых, в делопроизводстве против еретиков допускается всякий свидетель, хотя бы он был отлученный, бесчестный, участник преступления и преступник всякого рода; во-вторых, обвиняемый никогда не должен знать имени свидетеля или обвинителя, очевидно вследствие того., что обвинитель или свидетель может подлежать опасности потерпеть вред или даже смерть со стороны обвиняемого. Дальнейший повод к новому усилению инквизиции в Испании подали новые христиане, которые, происходя от насильственно обращенных с 1391 года из иудейства маранов, продолжали удерживать некоторую привязанность к отеческой религии. По настоянию слепо фанатичного архиепископа севильского кардинала Мендозы, инквизиция повсюду введена была в Кастилии и Аррагонии, где ее еще не было. Папа в 1478 г. утвердил введение ее и дал королевской чете Фердинанду и Изабелле, обыкновенно называемым «католическими королями», право поставлять и сменять инквизиторов и конфисковать имущество осужденных, что особенно приятно было королю Фердинанду, так как он очень жаден был к деньгам и всегда нуждался в них. Инквизиция вследствие этого отчасти имела характер королевского суда. Эта королевская чета пользовалась инквизицией, как удобным средством для того, чтобы расширять и утверждать собственную власть в противовес мирской знати, духовенства и кортесов отдельных провинций, а также и с целью наживы денег. Даже приданое, которое осужденные назначали для своих дочерей, переходило к королю, так что часто богатые, добрые римско-католические семейства превращались в нищих. Сначала испанские короли назначили в 1480 году двух инквизиторов, но скоро число их было восполнено Торквемадой, настоятелем монастыря в Сеговии, как генерал-инквизитором. Он во всех главных местах назначил инквизиторов, которые снабжены были самыми точными инструкциями, причем часто гражданские вольности приносимы были в жертву королевскому деспотизму. Отсюда кортесы Аррагонии в 1484, кортесы Кастилии и Каталонии, а также и вновь кортесы Аррагонии в 1518 году делали попытки ограничить власть инквизиции. Нечего и говорить, что инквизиция в Испании (как и в других странах) сначала была непопулярною и преследовалась ненавистью народа. Так, в 1485 году известный Арбуес умерщвлен был в соборе сарагосском. За него было казнено более двухсот человек, и Пием IX он был причислен к лику святых (в 1867 году). Сами папы находили нужным ослаблять ужасы этого судилища. Новый материал для своей деятельности инквизиция получила в 1492 году, когда по настоянию Торквемады все еще многочисленным евреям предлагался выбор между принятием крещения или выселением. Те, которые решили принять крещение, удерживали вместе с тем и преданность к отеческой религии. То же самое было и с христианскими маврами в завоеванном королевстве Гренаде, так называемыми морисками. Им при завоевании страны было обещано свободное отправление их религии (в 1491 году). По этому обещанию они должны были вполне владеть своими мечетями, вообще неприкосновенно жить по своим старым нравам и привычкам. Но архиепископ Толедский Хименес добился поручения себе от тогдашнего великого инквизитора духовного суда над так называемыми эльхами (перешедшими в ислам христианами, по большей части раньше крещеными маврами), именно как повода к тому, чтобы и вообще захватить в свои руки дело обращения. И вот он стал обращать мавров как подкупом, посредством которого он многих склонил к принятию крещения, так и насильственными мерами. Чтобы уничтожить самый источник неверия, он приказал публично сжечь 80,000 мавританских сочинений. Его насильственный меры имели желанный успех. Издан был королевский указ, которым предоставлялся маврам выбор между крещением и выселением. Тогда 50,000 мавров приняли крещение, а другие бежали в Африку. Крещенные, оставаясь внутренно верными своей религии, давали бесчисленные жертвы судам инквизиции. После сказанного неудивительно, что число жертв инквизиции было очень большим. Ллорант представляет следующие числовые данные. С 1490 по 1498 год, когда Торквемада сложил с себя должность генерального инквизитора, заживо было сожжено 8800 человек, in effigie (в изображении) 6500 человек, подвергнуто различным покаяниям 90,004 человека. При втором великом инквизиторе, Диего Деза, в 1499–1506 г. заживо было сожжено 1664 человека, in effigie 832 и 32,456 человек подвергнуто различным епитимиям. При кардинале Хименесе, 1502–1517, заживо было сожжено 2536, in effigie 1368 и епитимиям подвергнуто 47,263. К последним принадлежали те, которые по отречении от своих заблуждений опять были принимаемы в общение с церковью. Епитимии состояли отчасти в ношении sanbenito (saccus benedictus), особого рода покаянной одежды, частью в личном аресте и частью в денежных штрафах, восходивших иногда до конфискации имущества. Попытки опровергнуть справедливость сообщаемых Ллорантом данных неудачны. Изгнание евреев, мавров и морисков, составлявших более 3 миллионов образованного и трудолюбивого населения, дало стране спокойствие, но это спокойствие было спокойствием могилы: цифра испанского населения упала с 10 миллионов до 6 и страна во всех отношениях стала быстро клониться к падению. От папской И. испанская И. отличалась тремя особенностями: строгой централизацией, поскольку все инквизиторы стояли в зависимости от великая инквизитора, существованием центральная совета И. (Consezo de la suprema) и легальным вмешательством короля в ее дела.

Борьба инквизиции с реформацией с 1542 г. Новую эпоху в истории И. начал Павел III своею буллою «Sicut ab initio» от 21 июля 1542 года. Джиованни Пиетро Караффа, будущий Павел III, еще живя в Испании имел возможность хорошо познакомиться с деятельностью местной И. Сделавшись папой, он поспешил преобразовать римскую И. по образцу испанской, с целью сделать из нее орудие для борьбы и с реформаторскими стремлениями века, и на ее устройство употребил все свои силы. Преобразованная И. была введена почти во всех государствах Италии. Только в Неаполе не удалось водворить И., почему подозреваемые в ереси неаполитанцы увозились для суда в Рим. Деятельность И. была настолько успешна, что в 80 годах XV века все реформаторские движения в Италии были подавлены. Также подавлены были реформаторские движения и в Испании, где И. вновь стала сильно свирепствовать при Филиппе II и великом инквизиторе Фернандо Вальдес. Процветала И. в Испании и в последующие два столетия, способствуя дальнейшему ее падению. По справедливому замечанию, при Габсбургской династии истинным повелителем и королем испанского народа была И. Только в 1808 г. И. была уничтожена в Испании братом Наполеона I, Иосифом. Фердинанд VII восстановил ее в 1814 году, но в 1820 г. И. вызвала народное возмущение, причем был разрушен дворец И. в Мадриде. В 1834 г. она была уничтожена окончательно. В Португалии скачала существовала лишь епископская М. Дон Мануэль в начале XVI века учредил И. по образцу испанской для преследования бежавших из Испании евреев. Особенно свирепствовала здесь И. во время испанского владычества. С восшествием на престол Иоанна IX (1646) И. была сильно ограничена. Еще более была стеснена при Иосифе I Помбалем, изгнавшим иезуитов и запретившим приводить решения И. в исполнение без согласия королевского совета и сожигать еретиков. Окончательно уничтожена И. в Португалии при Иоанне VI (1818–1826). В Нидерландах И. служила главным орудием р.-католичества в борьбе его с реформацией. Уже Карл V издал строгие эдикты против лютеран и назначил в 1522 г. генерал-инквизитора в Брюссель. Наместница Маргарита по соглашению с папой также назначила в 1525 г. трех генерал-инквизиторов и для местных провинций. Стесненные И. города Антверпен Брюссель, Ловен и Герцогенбуш соединились и требовали отмены И. По примеру городов в феврале 1566 г. образовался дворянский союз по большей части из р.-католиков, который, не предпринимая ничего против церкви или государства, также требовал отмены И. Несмотря на все жестокости герцога Альбы, борьба эта для северных провинций кончилась договором в Генте, которым все законы о преследовании еретиков были отменены. В XVII веке И. исчезла и в южных провинциях. Из Испанки и Португалии И. была перенесена и в Америку, где особенно свирепствовала в Мексике, Лиме и Бразилии, а также и в Ост-Индию, где ее центром был город Гоа. В Риме И. была уничтожена в 1809 г. во время французской оккупации. В 1814 г. она была восстановлена Пием VII и до сего времени не была отменена формальным актом, а наоборот подтверждена конституцией Пия IX в 1869 году. С падением светской власти папы, осталась в Риме, при папской курии, конгрегация И. (Sacra congregatio romana vel universalis inquisitiсis, sen sanctae officii), состоящая из кардиналов под председательством папы. Эта конгрегация, учрежденная еще Павлом III, по примеру испанского И. совета, Сикстом V в1587 году была возведена на первостепенное место среди всех р.-католических конгрегаций. В Сардинии И. просуществовала до 1840 года, в Тоскане до 1852 (о действиях И. в середине прошлого века см. Luigi Desanctis:, «Roma рараlе», 2-е изд., Firenze 1871, стр. 28 и сл., 293 и сл., 416, который десять лет служил квалификатором, т. е. богословом-докладчиком в И.). В славянских странах И. существовала лишь в Польше и недолгое время.

С. Т.


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. – Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900–1911. / Т. 5: Донская епархия - Ифика. - 1904. - VIII с., 1177 стб., 23 л. портр., к. : ил.

Комментарии для сайта Cackle