профессор Александр Павлович Лопухин

Католический социализм

Католический социализм отличается от других видов социализма, во-первых, тем, что в основе его лежит не материалистическое или какое другое миросозерцание, а христианское католическое; во-вторых, тем, что он возлагает на церковные организации главную роль в социальных преобразованиях. С другой стороны, нельзя смешивать католический социализм и с филантропическими начинаниями католических организаций в пользу рабочих; от этих начинаний он отличается двумя чертами: 1) он требует вмешательства государства в социальные отношения и 2) восстает против привилегий экономически господствующего класса. Вопрос о социальной справедливости существовал с самого основания церкви, так как всегда в нее входили и бедные и богатые, и церковь внушала не только покорность и терпение бедным, а и чувство ответственности и греха богатым, не желавшим облегчить участь первых. Общение имуществ, бывшее по книге Деяний Апостольских у первых христиан, практиковалось и в позднейшее время в монастырской жизни, а для прочих христиан такой строй оставался идеалом, заменою и приближением к которому служила благотворительность, особенно хорошо и широко организованная в католической церкви. Отцы церкви и восточные (напр., Златоуст, Василий в.), и западные (напр., Климент римский, Амвросий медиоланский) требуют от богатых помощи бедным не только во имя милосердия, но и во имя долга и социальной справедливости. Изречения о богатстве и бедности, о собственности часто сходны до буквальности с положениями новейшего социализма (см. «Коммунизм»). У Фомы Аквината, мировоззрение которого было санкционировано папской энцикликой 4 августа 1879 года, немало страниц, поразительно аналогичных с произведениями Лассаля и Маркса.

Такова та почва, на которой возник католический социализм. То обстоятельство, что способы смягчения общественных зол, предпринимавшиеся католичеством в прежнее время, в XIX веке оказались недостаточными и решение социального вопроса приняло форму католического социализма, объясняется особенной остротой, которую принял этот вопрос в последнее время. Факт существования глубокого недовольства общественным строем в широких кругах культурных народов отрицать нельзя. Причина этого недовольства не в обеднении масс. Статистика показывает, что, наоборот, в новое время возросла не только общая сумма богатства, но и благосостояние низших классов повысилось (см. напр., статью Einkommen в «Handwörterbuch d. Staatswissenschaft», Supplementband I, Jena 1895, 280 сл.; Schmidt, Beiträge znr Gesch. d. gewerblichen Arbeit im England, Jena 1896, 178). Причины этого недовольства заключаются, во-первых, в неодинаковом росте производства и распределения: тогда как народное богатство быстро возрастает, экономическое положение рабочих классов улучшается едва заметно; новое крупное капиталистическое производство и технические изобретения большую часть прибыли оставляют в руках капиталиста, давая рабочему лишь то, что необходимо для его существования, и ни прилежание, ни искусство не могут вывести его из этого тяжелого положения. Вторая причина недовольства – полная зависимость рабочего от работодателя; труд человека не может соперничать с трудом машин, и рабочий должен или поступить на службу к владельцу машин или погибнуть. Отсюда вытекает третья, не менее сильная причина этого недовольства, – чувство неуверенности в возможности найти средства к существованию; рабочий не уверен, будет ли спрос на его труд, единственный источник его существования, да и найдя работу, не может быть уверен, что завтра же промышленный кризис не выбросит его с семьею на мостовую без куска хлеба. К этим экономическим источникам недовольства присоединяются другие, нравственного характера. К таким источникам относится распространение образования среди рабочих и связанное с ним стремление к более высокому жизненному и общественному положению, извращенные идеи братства и равенства, пущенные в оборота либерализмом (см. «Либерализм»), стремление к удовольствиям и наслаждению жизнью, особенно усилившееся вместе с упадком веры в среде рабочих, и, наконец, невиданная до сих пор степень противоположности между роскошью капиталистов и нищетою рабочих.

В истории католического социализма можно отметить два периода, границей между которыми служит энциклика Пия IX от 8 декабря 1849 года. В первый период католический социализм или – вернее – коммунизм ограничивался одной Францией и отличался теоретичностью и крайностью воззрений.

Во второй период католический социализм распространяется почти по всему католическому миру и принимает более практическую и более умеренную форму. Впервые мысль о католическом социализме высказана основателем первой социалистической школы Сен-Симоном. В своем сочинении «Новое христианство» (1825 г.) он пытался пробудить в католическом духовенстве сознание его обязанностей перед народом. Он рисует план будущего государственного строя, в котором первенствующее место займет духовенство и который в то же время обеспечит благосостояние «класса наиболее многочисленного и наиболее бедного».

«Ваши предшественники, – писал он папе, – уже достаточно раскрыли и распространили христианское учение; вам нужно заняться его применением к жизни. Истинное христианство должно сделать людей счастливыми не только на небе, во и на земле. Вы должны употребить в дело и вашу власть и все средства воинствующей церкви, чтобы быстро улучшить физическое и нравственное состояние самого многочисленного класса» (Nouveau Christianisme, изд. 1832 г. стр. 138 сл.). И многие позднейшие социалисты, напр., Бюшэ, Эскирос, Кабе (см. «Коммунизм»), доказывали полное соответствие своих идеалов с христианством, а последователи Сен-Симона, напр., Исаак Перейра и Густав д’Эйхталь, развевая далее теократический элемент «Нового христианства», советовали обратиться к теократии уже существующей, возложить на нее заботу о рабочем классе и воспользоваться, таким образом, моральной силой католичества для решения социальных вопросов. Особенно усилились попытки приблизить социализм к католичеству после революции 1848 года. Даже антиклерикальная газета «Démocratie расifique» стала говорить о демократическом характере христианства. Попытки эти нашли себе благоприятную почву среди некоторой части французского католического клира во главе с Ламеннэ (см. «Ламеннэ»). В своих сочинениях (см. особенно «Слова верующего», русск. пер. В. и Л. Андрусов, Спб. 1906, было и еще два издания) и в основанном им в 1830 году журнале «L’Аvеniг» он доказывал, что церковь, сделавшись демократической, страшно усилит свое влияние и выполнит заветы своего Основателя, тогда как поддержка сильных и богатых ей совершенно не нужна. Еще дальше Ламеннэ пошли аббаты Констав (см. «Коммунизм»), Шевэ, Каллан, Дидье и др. Даже сам папа Пий IX сначала довольно благосклонно относился к этому движению. Но скоро вопрос о светской власти папы положил ему конец. Враждебность демократии светской власти, римская экспедиция, союз клерикальной партии с Наполеоном III заставили папу решительно осудить социализм вообще и в частности католический. В энцикликах 1848 г. и 1864 г. и в Силлабусе 1864 г. он безусловно отвергает социализм наряду с либерализмом, масонством и библейскими обществами. Но так как породившие католический социализм причины не только не исчезли, а даже усилились, то через некоторое время он возникает вновь в разных местах, хотя в менее либеральной и более осторожной форме.

Как это ни странно, новая форма католического социализма основывалась на энцикликах и Силлабусе Пия IX, решительно осуждавших социализм. Эти документы осуждали социализм, как порождение либеральных принципов революции. Новый католический социализм также начался с осуждения революции. Современные бедствия произошли не от одного изменения условий политико-экономической жизни, а еще и от глубокого антисоциального действия французской революции. Она разрушила корпоративную организацию и чрез это предоставила рабочих непосильной для них свободной экономической борьбе, которая привела их в рабство к предпринимателю. Истинная свобода возможна не при неограниченном произволе для индивидуума, а при законодательстве церкви и государства, клонящимся к общему благу. Христианский коммунизм сменяется, таким образом, церковно-государственным социализмом. Сходясь в этом отношении с ультрамонтанством, социально-католическая партия сходилась в то же время и с социализмом, также отрицавшим буржуазный строй, созданный революцией, и возлагавшим большие надежды на государственное вмешательство. Католический социализм находил в учении социал-демократов истинное ядро и только отвергал их заблуждения, тогда как в буржуазном либерализме все казалось ему сплошной ложью и социализм представлялся пред ним совершенно правым (Гитце). Отсюда уже нетрудно было придти к мысли, что противоречия между глубоко антирелигиозным и материалистическим социализмом и католичеством вовсе не неустранимы, и что «черный интернационал» может идти иногда рука об руку со своим «красным собратом», чтобы в более или менее отдаленном будущем и объединиться с ним. Впрочем, до этой мысли католический социализм доходил лишь в редких случаях, а по большей части фактически он смотрел на себя, как на борца не только против либерализма, но и против враждебной религии социал-демократии.

Католический социализм возродился почти одновременно в нескольких странах, благодаря инициативе отдельных представителей католической иерархии и светских людей. Во Франции вождями нового движения явились с 1871 года граф де-Мэн и маркиз Ла Тур дю Пэн, начавшие основывать католические рабочие кружки (Oeuvre des cercles). Через десять лет число таких кружков дошло до 450. Сначала в них принимали только рабочих, а потом и всех, подписавших программу партии. Совет кружков начал издавать периодический орган «L’Association catholique», заслуги которого в деле разрешения социально-экономических вопросов признавались даже врагами католичества. Движение носило сначала роялистический характер, но потом примирилось с республикой. Большие надежды возлагают французские католические социалисты на законодательство. Как член парламента, де Мэн в марте 1884 г. провел закон о свободе рабочих ассоциаций. Но его попытка устроить нечто вроде гильдий и дать ассоциациям особые привилегии законодательным путем была отвергнута, также как и законопроект 1888 года о государственном вмешательстве в рабочий вопрос. Из других более видных представителей католического социализма во Франции можно указать Гранмэзона, П. де-Паскаля, Антуана и др.

В Швейцарии во главе социально-экономического движения стоит член Национального Совета Гаспар Декуртэн, последовательный демократ и убежденный католик. Вообще, в Швейцарии крайняя демократия издревле хорошо уживалась с католичеством, и демократически верный католичеству характер составляет особенность швейцарского католического социализма до сих пор. Главное внимание Декуртэн обратил на рабочее законодательство и достиг здесь блестящих успехов (см. М. Gау, La legislation ouvrier en Suisse). Им же основано рабочее бюро (Secretariat ouvrier), чиновники которого выбираются союзами рабочих. Это бюро служит посредником между правительством и рабочими.

В Бельгии, где католическая партия является наиболее сильной, церковь издавна принимала живое участие в разрешении социальных вопросов, но долгое время это участие не выходило из рамок филантропии и либерализма. Представителем этого направления, получившего название Анжерской школы, был Перэн. Эта школа не допускала участия государства в решении рабочего вопроса, считая его делом церкви. Но мало-помалу развилась здесь и социалистическая партия, так называемая Люттихская школа, во главе с епископом Дутрелу и аббатом Ботье, требовавшая государственного вмешательства в пользу рабочих. На конгрессе 1890 г. в Льеже последняя партия одержала верх, и папская энциклика 1891 г. (см. ниже) дала этой партии точку опоры. Социалистическая партия образовала могущественную демократическую лигу, насчитывающую теперь более 100.000 членов. Партия имеет несколько представителей в парламенте, часто действующих наперекор Риму и вотирующих заодно с социал-демократами, а не с клерикалами. Партией издается много периодических изданий.

Крупную политическую силу представляет католический социализм в Германии. Здесь священник Кольпинг еще с 1846 г. начал основывать в Эльберфельде кружки поденщиков и подмастерьев (Gesellenvereine), которые скоро распространились по всей Германии и в 1908 г. насчитывали до 75.000 членов. Более широкую постановку католическому социализму в Германии дал Кеттелер, епископ майнцский (см. «Кеттелер»). Более видными продолжателями дела Кеттелера были его последователи каноник Муфанг и член рейхстага Гитце. Муфанг начал издавать партийный орган «Christlich-sociale Blatter», а Гитце по смерти Виндгорста сделался главой центра, был назначен Вильгельмом II членом Государственного Совета и умело пользовался своим влиянием для развития рабочего законодательства. Долгое время католический социализм преследовался Бисмарком (см. «Культуркамф»), врагом и красного и черного интернационала. Но потом Бисмарк увидел, что первый опаснее второго, а выделение из партии национал-либералов империалистов сделало центр господином положения, – и Бисмарк «пошел в Каноссу», отменив в 1882 и 1883 гг. установленные в 1873 году законы Фалька, сильно стеснявшие развитие католического социализма. С этого времени католический социализм сделал крупные завоевания. Можно сказать, что он составляет главную силу центра, всего более привлекая к нему сочувствие народных масс. Католический социализм имеет стройную организацию. Кроме упомянутых союзов поденщиков баронами фон Шорлемер Альст и Феликсом фон Лоэ основаны союзы крестьян (Bauervereine), распространившиеся по всей Германии и насчитывающий десятки тысяч членов.

Но самую могущественную организацию католического социализма представляют ассоциации рабочих (Arbeitervereine). Еще в 1903 г. число тихих ассоциаций превышало тысячу, а число членов 250.000. Большинство этих ассоциаций или ферейнов объединены в двух союзах (Verband der katholischen Arbeitervereine) – берлинском северо-германском и мюнхенском южно-германском. В союзы недавно стали принимать не только католических, но и протестантских рабочих, хотя фактически такие случаи редки. В южной Германии почти нет других союзов, кроме католических. Президент южно германского союза – капеллан Вальтербах в Мюнхене, заведующий двумя издательскими фирмами союза. Северный союз основан лишь в 1895 г. с 1.600 членами, но в 1902 г. он имел уже 28.315 членов, в январе 1905 г. 70.000 членов, а в марте того же года уже 72.000. В устройстве союза проведена строгая централизация. Управление союза состоишь из девяти выборных членов, четырех духовных и пяти мирян рабочих. Генерал-секретариат союза находится в Берлине (Kaiserstrasse 37). Союз разделяется на областные союзы, состоящие из ферейнов. Союзы и ферейны руководятся особыми правилами, главное место между которыми занимают «Satzungen des Verband der katholischen Arbeitervereine». При союзе существуют кассы: похоронная, фабричная (Gewerkschaftkasse), касса для безработных, служащая нередко и стачечной кассой, касса для больных, вспомогательная касса, касса для приезжающих, касса страхования от пожара и народное бюро (Volksbureau на Kaiserstrasse 37), бесплатно дающее советы и помощь рабочим. Отдельные ферейны должны по § правил участвовать во всех признанных союзом обязательных благотворительных предприятиях. Кроме управления союза, почти захваченного духовенством, существует еще конференция президентов и съезд делегатов, в котором кроме президентов участвуют представители от 100 членов. И президентами, и представителями большей частью являются духовные лица. Каждый член союза ежегодно вносит 1 марку и 20 пфеннигов в кассу союза. Союз издает еженедельник «Der Arbeiter», рассылаемый всем членам бесплатно. Для рабочих-поляков он издается на польском языке под названием «Robotnik» (organ Zwiazku Katholich Towaristow Robotnikow) в 6.000 экземпляров. Некоторое время существовало и моравское издание «Katolike Noviny». С 1905 г. выходит ежемесячник «Der Arbeiterpräses» – практическое руководство для вождей и друзей движения. Большое внимание уделяет социально-католическому движению иезуитский орган «Stimmen aus Maria Laach». Кроме того, союзы выпускают массу других изданий и миллионы летучих листков. Большое значение придают германские социал-католики государственному вмешательству. Они хотят, чтобы государство оказывало корпорациям и материальную, и законодательную помощь и даже сделало их обязательными. Но законопроект Гитце и Габерланда об обязательном профессиональном экзамене, прошедший в 1888 году чрез рейхстаг, был отвергнут Союзным Советом. Далее, социал-католики требуют запрещения труда детей, определения рабочего времени, поддержки безработных, бдительного надзора за соблюдением фабричного законодательства, и некоторые даже установления обязательной минимальной платы. Как более видных представителей католического социализма в Германии, можно упомянуть еще иезуитов Катрейна и Лемкуля, свящ. Вильгельма Гогофа, Ратцингера, Пеша и др.

Своеобразный характер имеет социально-католическое движение в Австрии, куда оно было занесено из Германии последователем Кеттелера, протестантом Рудольфом Мейером, бежавшим в 1877 году во время культуркампфа из Германии. Здесь движение приняло антисемитический, аристократический и даже феодальный характер. Экономический гнет евреев, захвативших всю промышленность и громадную часть территории, чувствуется здесь особенно сильно не только рабочими, но и аристократами-землевладельцами. Поэтому аристократия является в Австрии руководительницей рабочих в борьбе против общего врага. Руководители движения исходят из той точки зрения, что революция 1848 года, разрушив феодальную систему и уничтожив гильдии, с одной стороны, подорвала тот принцип, что обладание собственностью налагает известные обязанности по отношению к государству и предоставила собственникам одни права, а с другой стороны – сделала рабочих беззащитными жертвами эксплуататоров. Единственное спасение в восстановлении прежней феодальной системы и покровительствуемых государством гильдий. Несмотря на упорное сопротивление либеральной буржуазии, партии удалось в 1883 году провести в Австрии закон, восстановляющий корпоративный режим. В следующем году этот закон был распространен и на Венгрию. В марте 1885 года партия провела новый закон, уменьшающий рабочий день до одиннадцати часов и ограничивающий труд женщин и детей. Образование корпорации пошло успешно только после конгресса 1890 года, на котором присутствовали 23 епископа и 600 священников. Главными деятелями здесь являются др. Луэгер, бургомистр Вены, барон Фогельзанг, видный социал-католический писатель, издававший журналы «Vaterland», официальный орган партии, и «Monatschrift für christliche sociale Reform», князь Лихтенштейн, opaтор и политически деятель, член рейхстага, политико-экономический писатель граф Куэфштейн, граф Блеме, граф Белькреди и др. Из духовных лиц нужно отметить иезуита Кольба, доминиканца Альберта Вейсса, священника и депутата рейхстага Эйхгорна. На последних выборах 1907 г. христианско-социальная партия одержала блестящую победу, получив целых 78 мест, и, объединившись затем с консервативно-клерикальной партией, сделалась главной силой в парламенте.

В других странах католический социализм представляет менее значительную общественную силу, хотя отдельные лица принимают деятельное участие в решении общественных вопросов в направлении католического социализма. В Англии особенной популярностью среди рабочих пользовался кардинал Маннинг. Продолжателями его дела были епископ ноттингэмский Эдуард Бэгсшоу (Bagschave) и X. Дэвас. В Соединенных Штатах католический социализм часто действует заодно с социал-демократией. Заступником американского «ордена рыцарей труда» был кардинал Гибсон, отстоявший его от осуждения Рима. Священник Мак Глинн с 1887 г. агитировал вместе с Генри Джорджем (сочинения которого, несмотря на посторонние давления, не были внесены в «индекс») за основание католической рабочей партии. Теперь священники Мак Грэди и Гагерти принадлежат к числу самых деятельных агитаторов социал-демократии. Блестящим писателем и оратором в духе демократического католического социализма является епископ Айрлэнд (Ireland). Из итальянских католических социалистов назовем Либераторе, Тониоло, Бурри, Содерини; из испанских Орти и Лара, Род. да Цепеда, П. Вицента. Постепенно движение теряет свой первоначальный характер отдельных разрозненных частных мероприятий в различных странах, а становится международным делом, санкционированным церковью. Социал-католики пришли к мысли, что государственное вмешательство в пределах одной страны недействительно и недостаточно: рабочее законодательство, улучшая положение рабочих, тем самым увеличивает издержки производства и ставит промышленность известной страны в невозможность конкурировать с промышленностью других стран. Поэтому развитие рабочего законодательства должно идти параллельно во всех странах, должно быть делом международным. Еще в 1884 г. граф Мэн приглашал французское правительство разработать вопрос о международном рабочем законодательстве, но первую практическую попытку осуществить это дело сделал Декуртэн, возбудивший в 1887 г. вопрос об этом в швейцарском парламенте. В 1888 г. предложение его было принято, и международный конгресс назначен был на 1889 г. в Берне, но по желанию императора Вильгельма II он состоялся в 1890 г. в Берлине. Следующий конгресс был в 1893 г. в Виенне.

Отношение церкви к католическому социализму во второй период его истории было совершенно иное, чем в первый. Причины этой перемены заключаются в более умеренном характере нового католического социализма с одной стороны, а с другой – в утрате папством светской власти, после которой уже не было нужды защищать светскую власть папы от демократии. Немало значила и самая личность преемника Пия IX Льва XIII. Еще будучи архиепископом Перуджии, он в своем пастырском послании 1877 г. с глубоким сочувствием писал о бедствиях рабочего класса. Сделавшись папой, он хотя и предостерегал в своей первой энциклике от «ядовитой заразы социализма», но благожелательно относился к стремлениям улучшить положение рабочих и даже выражал сочувствие гр. Мэну. В Ватикан с 1888 г. шли тысячные толпы рабочих, чтобы просить у папы благословения для своих требований и своих надежд и встречали самый радушный прием. Завершением новой социальной политики папства была знаменитая энциклика 1891 года «Rerum novarum», прямо и озаглавленная: «О положении рабочих». Папа здесь вполне признает неудовлетворительность существующего общественного строя и необходимость принять меры для помощи людям низших классов общества, обедневшим и доведенным почти до рабства, благодаря жадной эксплуатации богатых и сильных. Но социалистическое отрицание собственности не решает вопроса. Собственность необходима по естественному праву и без нее невозможна семья; государство не может уничтожить семью и собственность, потому что они явились ранее самого государства. Решение вопроса может быть дано только религией. Папа указывает четыре фактора, при должном взаимодействии которых социальный вопрос может быть решен: церковь, государство, работодателей и самих рабочих. Самое главное – это распространить в обществе христианское отношение к социальному вопросу, что составляет задачу церкви. Церковь учит классы их взаимным обязанностям. Истинная ценность настоящей жизни определяется лишь по сравнению с жизнью будущей. Здешние богатства даются не для себя лишь, а для распределения их нуждающимся, в чем придется отдать суровый отчет Судии Богу. Богачи суть раздаятели земных благ. Сердце Божие в особенности склоняется к бедным и несчастным, труждающимся и обремененным.

Церковь не ограничивается, однако, указанием истинного пути к разрешению социального вопроса, а и практически ведет людей по этому пути. Как в древности языческий мир был обновлен христианством, так и теперь исцеление общественных зол возможно лишь под влиянием церкви. Пусть не думают, что она всецело поглощена заботой о душах и презирает все земное. Она употребляет все усилия к улучшению положения рабочих, воспитывает в них добрые христианские нравы, которые устраняют чрезмерную жажду наслаждений и приучают к умеренности; создает разные общественные учреждения, предназначенные для улучшения положения рабочих, развивает христианскую благотворительность и главное – внушает государству заботиться о рабочих не менее, чем о других классах общества. Богатства народов суть плоды труда рабочих классов, и государственная власть должна обеспечить за этими классами хоть часть этих плодов. Всегда защищая частную собственность, оно должно, тем не менее, вмешиваться, когда условия работы угрожают здоровью или нравственности рабочих, когда работа чрезмерна и не соответствуем силам, полу и возрасту рабочих. Государство должно предупреждать причины разорительных стачек. Заработная плата должна обеспечивать рабочему известное сносное существование; в противном случае договор рабочего с предпринимателем теряет силу. Однако лучше, если условия труда определяются не прямым государственным законодательством, а корпорациями из рабочих и нанимателей, решения которых должны быть обязательными. Нельзя думать, что рабочие и наниматели – естественные враги. Христианство признает за обеими сторонами права и обязанности. Рабочие могут составлять ассоциации, которые помогут им скопить известную собственность и тем смягчить классовую рознь. Эти католические ассоциации будут самым лучшим средством борьбы против социалистических синдикатов с их антихристианским и антигосударственным направлением; посредством этих ассоциаций можно установить посредничество рабочих и патронов, организовать приискание рабочих, создать фонд вспомоществования для нуждающихся. Но в то же время рабочие должны исполнять все, что они обязались по договору и никогда не прибегать к насилию. Со своей стороны предприниматели должны давать справедливую плату, а не ту, принимать которую вынуждает работника крайность; должны щадить пол и возраст, а также употреблять богатство на общественные нужды.

Значение этой энциклики в истории католического социализма громадно. Правда, она составлена в слишком неопределенных и широких выражениях, но в самой энциклике поддерживалась необходимость считаться с разнообразием обстоятельств времен и мест. Законность основных положений католического социализма санкционирована с достаточною ясностью. Здесь признано, что социальный вопрос является угрожающим в настоящее время, почему в решении его должны принимать участие и церковь и государство. Энциклика сделалась минимальной программой всех католиков-социалистов. На упомянутом конгресс в Биенне было постановлено «организовать международную пропаганду для осуществления принципов, провозглашенных Львом XIII в его энциклике», и папа в письме к Декуртэну от 6 августа 1893 г. одобрил эту мысль. Главные положения энциклики папа повторил и в письме 1895 г. к бельгийским епископам. Новый папа Пий X в декабре 1903 года издал указ (motu ргоргiо), повторявший все главные мысли Льва ХIII по социальному вопросу, и продолжил их для руководства всем католическим ассоциациям и кружкам. На той же точке зрения стоит и папская энциклика 11 июня 1905 г. к итальянским католикам.

Несомненно, что католический социализм часто является делом простого расчета, делом политическая и классового самосохранения: – политические деятели и общественные группы иногда покровительствуют католическому социализму и делают ему уступки, чтобы посредством него помешать развитию социал-демократии. Часто католический социализм является для католичества только средством удержать свою власть над обществом. Но несомненно и то, что нередко католический социализм развивался на основе глубоко альтруистических мыслей и чувств, коренящихся в христианском миросозерцании. Такой католический социализм является самым надежным противовесом для современных враждебных христианству общественных движений.

С. Троицкий.


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. — Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 9: Кармелиты — Κοινή : с 15 рисунками. — 1908. — V, [3] с., 754 стб., 757-770 с.

Комментарии для сайта Cackle