Азбука верыПравославная библиотекапрофессор Александр Павлович ЛопухинТолкование на первое послание Святого Апостола Павла к Коринфянам
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


профессор Александр Павлович Лопухин

Толковая Библия
Толкование на Первое послание Святого Апостола Павла к Коринфянам

Глава 12 Глава 13 Глава 14

Глава 13

Имеют ли какое значение духовные дарования без любви? (1—3). Высокое существо любви (4—7). Вечное неизменное существование любви, и только ее одной (8—13)

    1Кор.13:1-3. Без любви и самые высшие духовные дарования не принесут никакой пользы тому, кто ими обладает.

1Кор.13:1. Если я говорю языками человеческими и ангель­скими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий.

   Здесь дар языков Ап. ставит на первом месте, потому что идет от самого малоценного к полезнейшему. — «Языками человеческими и ангельскими», т. е. если я хвалю Бога или обыкновенным человеческим языком, или возвышаясь в этом случае до ангельского хваления... Последнее, конечно, нужно понимать как «духовное» хваление, потому что ангелы — духи, и языка не имеют (бл. Феодорит, Феофилакт). — «Любви». Для обозначения понятия «любви» в греческом языке есть два слова: αγάπη и έρως. Последнее обозначает страстную любовь, которая ищет себе удовлетворения в любимом существе. Напротив, первое слово обозначает такую любовь, которая много бескорыстнее первой, которая стремится к тому, чтобы дать счастье любимому существу. У Ап. Павла здесь αγάπη означает главным образом любовь к ближнему, но так как основа этой любви находится в любви к Богу, то и любовь к ближнему принимает характер несвоекорыстия, чистоты и свободы, — качества, какие свойственны любви к Богу. — Возможно ли было иметь дар языков и не иметь в то же время любви? Возможно. И теперь бывает, что человек, который стал на путь веры, скоро замыкается в самом себе, предается мистическим созерцаниям, охладевая в то же время к обязанностям деятельной христианской любви. Он вдается в особую сентиментальность, много говорит о величии христианства, как настоящий поэт, и в то же время является совершенно равнодушным к страданиям своих несчастных собратий. Такой человек идет постепенно назад в духовном отношении и становится похожим на кусок «меди», который при ударе издает звонкий шум, или на «кимвал» — простую медную чашу, которая на востоке иногда употреблялась как музыкальный инструмент. Души в меди и кимвале — нет!

1Кор.13:2. Если имею дар про­рочества, и знаю все тайны, и имею всякое по­знание и всю веру, так что могу и горы пере­ставлять, а не имею любви, – то я ничто.

   Ап. идет от одного дарования к другому, высшему. — «Пророчество» — см. 1Кор.12:10. — «Знаю все тайны». Это разъяснение к выражению: «дар пророчества». Пророк знал тайны Божественного домостроительства о нашем спасении, но, конечно, далеко не все. Ап. представляет теперь возможным существование пророка, знающего «все» тайны. И такой человек, по его убеждению, был «ничто», если не имел в себе любви! — «Имею всякое познание». Это дар «знания» — см. 1Кор.12:8. Если бы кто имел такой дар в «полном» его объеме, но не имел любви, то опять такой человек был бы «ничто». — «И всю веру» — это — дар чудодейственной веры. См. 1Кор.12:9. — «Переставлять горы», т. е. уничтожать всякие препятствия, стоящие на пути, как бы велики они ни были. — Итак, человек может все высказать, все знать, все мочь, но все это для него лично не приносит никакой пользы, если он не имеет в себе любви. Для Церкви, для общества верующих эти дары полезны, но самих, обладающих ими, они не спасают (ср. Мф. 7:22, 23).

1Кор.13:3. И если я раз­дам все име­ние мое и отдам тело мое на сожже­ние, а любви не имею, нет мне в том никакой по­льзы.

   Ап. переходит к действиям, которые, по-видимому, основаны на любви. — «Раздам все имение» — это «дар вспоможения» (см. 1Кор.12:28) в его высшем проявлении. — «Отдам тело мое на сожжение», т. е. пойду на мученическую смерть за Христа. — О возможности таких фактов свидетельствует история христианства. Напр. об одном пресвитере «Жития Святых» сообщают, что он, идя на мученическую смерть за Христа, не хотел простить одного своего врага, который просил у него прощения. Ясно, что такой человек не имел в себе «любви» и, может быть, по этой причине не выдержал испытания и отрекся от Христа уже перед самым возведением на эшафот. — «Нет мне в том никакой пользы». В очах Божиих такие действия не имеют никакой цены, потому что совершающий их думает только о себе и ищет славы у людей.
    1Кор.13:4-7. Итак, любовь есть самый лучший путь потому, что без нее и самые высокие дарования не приносят пользы самому, ими обладающему. Теперь Ап. доказывает высшее достоинство любви обратным путем. Любовь — говорит он, — без которой все остальное — ничто, приносит с собою все, что делает человека добродетельным. Она — мать всех добродетелей.

1Кор.13:4. Любовь долготерпит, мило­серд­с­т­ву­ет, любо­вь не завидует, любо­вь не пре­воз­носит­ся, не гордит­ся,

    «Любовь долготерпит». Ап. перечисляет пятнадцать свойств любви. «Долготерпение» обнаруживается в отношении к разным оскорблениям, какие причиняются человеку ближними. — «Милосердствует» (χρηστεύεται), т. е. постоянно стремится оказать услугу ближнему. — «Любовь не завидует». Отсюда начинается перечисление восьми отрицательных определений понятия любви (до выражения 6-го стиха: «а сорадуется истине»). Эти определения раскрывают содержание понятия «долготерпения» и имеют между собою тесную связь. Так, кто имеет зависть к преимуществам, какими обладает другой, — тот превозносится, говоря о своих собственных достоинствах, гордится, т. е. весь наполнен чувством самодовольства, презирает других (ср. 1Кор.4:6).

1Кор.13:5. не бес­чин­ствует, не ищет своего, не раз­дражает­ся, не мыслит зла,

    «Не бесчинствует». Под «бесчинством» (ασχημοσύνη) нужно разуметь отсутствие вежливости, учтивости, которое замечалось у некоторых коринфян, напр., в том, что они не давали иногда говорить на богослужебных собраниях людям, обладавшим более полезными для Церкви дарованиями, говоря все время сами. И вообще указанные сейчас четыре определения любви имеют в виду злоупотребление духовными дарованиями. Следующие четыре более относятся вообще к христианской жизни. — «Не ищет своего». У всякого из нас есть свои права, но любящий ближнего совсем забывает об этих правах и заботится только о том, чтобы другие были удовлетворены. Счастье состоит в том, чтобы давать и в том чтобы служить (Друммонд. Самое великое в мире, стр. 21). Некоторые коринфяне думали иначе (см. гл. VI и VIII).
    «Не раздражается». Мы склонны смотреть на вспыльчивый, раздражительный нрав как на невинную слабость... А между тем эта невинная, по нашему, слабость занимает срединное место в анализе любви у Ап. Павла. И это понятно: ничто не может в такой степени ожесточить жизнь, посеять вражду, разрушить священнейшие семейные узы, лишать мужчин их мужеского, спокойного достоинства, женщин — истинной женственности, детей — ласкового чистосердечия, как, так называемые, погрешности характера, угрюмый, вспыльчивый, раздражительный нрав (Друммонд). — «Не мыслит зла», т. е. не вменяет другим в вину сделанное ей зло. В основе такого отношения к ближним лежит убеждение в том, что никто не хочет намеренно повредить кому либо; любящий доверяет другим людям.

1Кор.13:6. не радует­ся неправде, а сорадует­ся истине;

    «Не радуется неправде». Бывает, что люди враждебной нам партии совершают некоторые промахи, которые налагают на них известное пятно. Христианин не радуется, когда замечает такие промахи в других. — «А сорадуется истине». Отсюда начинается перечисление пяти положительных свойств любви. Истина здесь, как и любовь, олицетворяется. Они — как родные сестры; если истина торжествует, то с нею радуется и любовь. Даже и в том случае, когда эта истина расходится с нашими любимыми мнениями, любовь приветствует ее.

1Кор.13:7. все по­крывает, всему верит, всего надеет­ся, все пере­носит.

    «Все покрывает», т. е. все извиняет, покрывая своим плащом все недостатки ближнего. Но при этом, конечно, во имя справедливости, любовь в необходимых случаях берет уже на себя все неприятные последствия, какие могут возникнуть из такого отношения к проступкам людей. — «Всему верит», т. е. доверяет всегда людям, надеясь на то, что лучшие чувства ни в ком не могут заглохнуть навсегда. Это доверие и служит основою для покрывания чужих недостатков и пороков. — «Всего надеется». Бывает, что для веры в поправление человека уже не остается места в душе любящего: печальная действительность разрушает эту веру. Но и тогда, с падением веры или уверенности в исправлении ближнего, сердце любящего не покидает надежда на то, что добро должно в конце концов победить. — «Все переносит». Любовь, в этом уповании на исправление человека, не устает и терпеливо сносит все огорчения.
    1Кор.13:8-13. Духовные дарования исчезают, а любовь остается вечно — вот основная мысль этого отдела. Даже важнейшие после любви добродетели — вера и надежда потерпят некоторые изменения, и только любовь будет всегда неизменна.

1Кор.13:8. Любовь никогда не пере­стает, хотя и про­рочества пре­кратят­ся, и языки умолкнут, и знание упраз­днит­ся.

    «Любовь никогда не перестает». Эти слова заключают в себе тему следующего отдела. — «Пророчества прекратятся». Здесь, конечно, разумеется «дар пророчества», какой имели многие христиане первого и второго веков ( 1Кор.12:10 и «Учение 12-ти Апостолов»). С тех пор этот дар в своем первоначальном виде уже не существует и, можно сказать, превратился в «дар проповедничества». Со временем же, именно с наступлением царства славы, и в этой последней форме своей он окажется излишним. Кому, в самом деле, нужно будет проповедовать в будущей жизни? Добрые уже достигнут блаженства, а злые потеряют способность к исправлению. — «Языки умолкнут» — точнее: «успокоятся». Кончится это состояние лихорадочного возбуждения, которое казалось так привлекательным для коринфских христиан. Можно полагать, что этот дар языков превратился скоро в религиозную поэзию и музыку, но и этим искусствам не будет места в славном царстве Мессии. — «Знание упразднится», т. е. знание как особый дар, получаемый только некоторыми лицами, прекратит свое существование, потому что, как сказано у пророка (Иер. 31:34), все будут знать Господа от мала до велика.

1Кор.13:9. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти про­роче­с­т­ву­ем;

   Ап. указывает основание того, почему указанные дары должны окончить свое существование. Пророчество могло раскрывать только отдельные черты картины будущего, равно как и обладавшие даром знания могли понимать только отдельные стороны истории домостроительства нашего спасения. А между тем для того чтобы понимать хорошо какой-нибудь отдельный пункт, необходимо с ясностью представлять себе целое: только полное познание есть истинное познание, а этого полного познания в настоящей жизни человек добиться не может. — О даре языков. Здесь Ап. не говорит: прекращение его, как предполагающего состояние экстатическое, для него не может быть и предметом вопроса. Кто действительно постоянно находится в Боге, живет в Боге — так будут жить все верующие в царстве славы, а некоторые живут уже и теперь, — тот не нуждается в этом особом средстве, какое представляет собою экстаз, для того чтобы по временам приходить в общение с Богом.

1Кор.13:10. когда же настанет совершен­ное, тогда то, что отчасти, пре­кратит­ся.

   Прекращение дарований не влечет за собою оскудения духа церковного. Напротив, Церковь достигнет тогда совершенства во всем. Будущее знание будет отличаться от «дара знания» и широтою своею и легкостью приобретения, потому что мы будем видеть все как бы из центрального пункта, откуда все, весь предмет виден вполне ясно.

1Кор.13:11. Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рас­суждал; а как стал мужем, то оставил младенческое.

   Ап. разъясняет путем сравнения, почему несовершенное должно уступить место совершенному. Как растет человек, так возрастает и Церковь. Там и здесь одинаково действует закон развития и превращения. Как скоро развиваются способности к более высокой форме деятельности, прежнее само собою отпадает. В выражениях: «говорил, мыслил» и «рассуждал» Ап. делает намеки на три, упомянутые выше дара — «дар языков» (говорил), «дар пророчества» (мыслил — точнее: чувствовал, стремился (φρονεῖν) и «дар знания» (рассуждал). Дар языков уподобляется первому лепетанью младенца, который выражает этим свою радость, какую внушает ему ощущение того, что он живет. Дар пророчества, которое устремляется взором к далекому будущему, соответствует пламенному стремлению отрока, который мечтает о будущем, как о поре радости и счастья. Наконец дар познания, который стремится познать божественную истину, соответствует наивным представлениям ребенка о внешнем мире. — «Оставил младенческое». Как юноша с некоторою гордостью отрекается от своих детских воззрений, так с чувством внутреннего удовлетворения зрелый человек отрекается от грез своего детства и юности, чтобы осуществлять задачу своей жизни, какую он для себя поставил. Также будут смотреть и христиане на духовные дарования, когда для них (христиан) наступит славная пора царствования со Христом.

1Кор.13:12. Теперь мы видим как бы сквозь тускло­е стекло­, гадатель­но, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда по­знáю, подобно как я по­знан.

   Объясняя употребленное им в 11-м ст. сравнение, Ап. говорит, что в настоящей жизни мы постигаем божественное только в его отражении, как лицо свое видим в зеркале. Но у нас зеркала хорошо отражают лицо, а в древности они не давали ясного отражения, потому что делались из металла («сквозь тусклое стекло» — перевод неправильный. Выражение: δι εσόπτρου значит: посредством зеркала, в зеркале). — «Гадательно» (εν αινίγματι) т. е. в темных, неясных очертаниях, которые дают только приблизительное представление о вещах. Это определение относится ближе всего к дару пророчества. Дух Божий вызывал в душе пророка такие образы и картины, в каких выражалась божественная мысль. Чтобы понять эти образы, пророку приходилось устремлять на них всю силу своего внимания (ср. 1 Петр. 1и сл.). Такое объяснение подтверждается сходством употребленного Апостолом выражения с выражением кн. Чисел о Моисее, которому Бог давал видеть себя явно (έν ειδει), а не в неясном очертании (не в гаданииδι αινιγμάτων Чис. XIÏ6—8).
    «Теперь знаю я отчасти». Эти слова имеют ближайшее отношение к «дару знания». Вместо «знаю» нужно бы сказать: «познаю» (γινώσκω), что обозначает собою постепенность и затруднительность в достижении знания о вещах божественных. — «А тогда позна́ю». Употребленный здесь глагол (επιγνώσωμαι) обозначает познание как уже вполне приобретенное. — «Подобно как я познан». Ап. приравнивает даже это будущее познание о Боге к тому, какое Бог имеет о нас: оно будет иметь характер непосредственности, полной ясности. Однако, конечно, полного тождества между нашим познанием и Божиим быть не может (И. Злат.).

1Кор.13:13. А теперь пре­бывают сии три: вера, надежда, любо­вь; но любо­вь из них больше.

    «А теперь пребывают». Ап. впереди говорил, что духовные дарования должны со временем покончить свое существование. Теперь он указывает на то, что никогда не уничтожится и к приобретению чего, следов., стоит стремиться. Это — три важнейшие добродетели христианства — вера, надежда и любовь. Эти три добродетели («сии три»), а не те три дара — языков, пророчества и знания — имеют вечное существование. Конечно, «вера» и «надежда» не могут остаться все в одном состоянии: первая перейдет в ви́дение (2Кор. 5:7), а вторая — в обладание (Рим. 8:24). Но во всяком случае духовное развитие человека и в состоянии прославления не может мыслиться как совершенно законченное — оно будет продолжаться «от славы в славу» (2Кор. 3:18), а для этого необходима и вера и надежда, и эти переходы от веры в видение будут множество раз повторяться в будущей жизни. — «Но любовь из них больше», т. е. выше всех в этой троице добродетелей именно потому, что она сама — божественна. О Боге нельзя сказать, что Он верит и надеется, но можно сказать, что Он — любит. Любовь принадлежит самому существу Его. Любовь — это цель, а вера и надежда — средства, ведущие к достижению этой цели. «Любовь, — говорит Шлаттер (Der Glaube im N. T. 3. S. 373), — больше чем вера, потому что относится к ней как целое к части, как завершение к началу, как плод к корню»20.

20   Речь Ап. в 13-й гл. часто переходит в гимн в честь христианской любви и получает ритмический характер, но это гимн совершенно оригинальный, не имеющий ничего общего с произведениями священной еврейской и языческой письменности. Ср. проф. Муретова. «Новозаветная песнь любви сравнительно с «Пиром» Платона и «Песнью Песней» Соломона» («Богосл. Вестник» 1903 г.)

Глава 12 Глава 13 Глава 14