Матвей Васильевич Барсов

Быста же дру́га Ирод же и Пилат в той день с собою: прежде бо беста вражду имуща между собою

(Лк. 23:12)

«Воскресное чтение», 1823

Вот замечательная черта в картине мира, который нигде так ясно не обнаружил своего сердца, как при встрече лицом к лицу с Божественною Истиною, во дни страданий и смерти Сына Божия.

Ирод и Пилат были во вражде между собою. А благоразумие говорит: «Имей врагов, сколько можно, меньше; чья дружба тебе бесполезна, того вражда может быть вредна. Итак, покупай мир, но ценою по возможности дешевою; старайся поменьше уступить твоих прав и не роняй своего достоинства». Далее, мир рассуждает: «Какая мне нужда до человека простого, до человека бедного?»

Судя по этому, мог ли Пилат купить мир у Ирода дешевле, как сослав к нему галилейского пророка? Со стороны Пилата это было вежливое внимание, которое польстило Ироду, а дело Подсудимого для него было маловажно. Какая ему нужда была до бедного и страждущего Иисуса? Положим, что Он постраждет лишний час, положим, что Он потерпит несколько лишних поруганий; что нужды до этого? Ведь это не какой-нибудь богатый и славный гражданин Рима.

Может быть, в ту же неделю какой-нибудь знатный римлянин, находившийся при Пилате, задумывался, как бы помирить своего господина с Иродом, потому что их ссора может помешать их увеселениям во время великого праздника, к которому готовился Иерусалим; может быть, он перебрал в своем уме десятки различных предположений. Но что для этой цели может быть употреблен бедный Иисус, это ему и в голову не приходило. Как дивны пути Божии! Как они совершаются не по человеческим соображениям!

Мир! Чем ты ни пользовался для достижения своих целей? И к чему ты ни употреблял смиренных праведников Божиих? Слезы исторгаются, когда читаем истории святых и видим их отношение к миру.

Голова великого праведника, которого уважали и люди мира, приносится духом мира в подарок девице за приятные танцы. И вот, тому же властителю, который сделал этот кровавый подарок, в свою очередь дух мира присылает в подарок Того, Которому помянутый праведник не достоин был сапоги понести (Мф. 3:11). Как это лестно! Как тут не произойти дружбе! Быста же дру́га Ирод же и Пилат в той день с собою.

Здесь мы видим все твое сердце, о несчастный мир! Ты равнодушен к участи бедного и незнатного; ты не считаешь его достойным своего внимания; ты позволяешь себе пользоваться им, как простою вещью для достижения своих целей; ты забываешь долг и правду, когда дело касается лица незнатного.

Ты говоришь, жалкий сын мира: «Пусть этот Подсудимый и не виноват, я и сам знаю, что Он предан суду неправо, зависти ради: я и сам ни коеяже обретаю вины в Человеце Сем (Лк. 23:4); но что же тут особенного, если Он понесет лишнюю беду, лишнее оскорбление, лишнюю насмешку; а между тем я чрез это восстановлю дружбу с человеком полезным для меня? Притом же мне скучно разбирать это судебное дело; оно не представляет для меня никакой пользы; Подсудимый беден: так отошлю Его к человеку, которого суду хоть Он прямо и не подлежит, но который желает от многа времене видети Его (Лк. 23:8) и которому будет приятна моя вежливость. А право ли порешит этот человек дело или нет, это вопрос вторичной важности: об этом я могу не беспокоить себя. Я только надеюсь таким образом восстановить с ним добрые отношения». Посла Его к Ироду. Быста же друга Ирод же и Пилат в той день с собою (Лк. 23:7, 12).

Мы не знаем, за какое правое дело поссорились между собою Пилат и Ирод, но видим, что дружба между ними восстановлена делом, противным человеческой совести и Божественной правде: страданиями и поруганиями Праведника, Которого они сами признавали невинным (Лк. 23:4, 15). Так сыны мира в один день делаются друзьями, когда единодушно заглушают в себе голос совести и презирают дело Божие.

Но посмотрим на другую сторону события. В этот день Пилат и Ирод сделались друзьями, – Пилат как представитель язычников, Ирод как представитель иудеев. В истории страданий нашего Спасителя нет ни одного события, которое бы не имело высшего знаменования и которое не открывало бы нам дивных путей Божественного Промысла. Читая книгу апостольских Деяний и наблюдая, как иудеи и язычники входят в Христову Церковь, в которой примиряются и составляют одно тело и один дух во Христе, мы невольно возвращаемся к свидетельству святого Луки, что Пилат и Ирод сделались друзьями с того дня, как они судили Иисуса Христа: прежде бо беста вражду имуща между собою.

Ирод и Пилат сделалась друзьями чрез Иисуса Христа: опять, какое знамение! Не видим ли уже здесь, что Иисус Христос уничтожает средостение между миром языческим и иудейским, что Он разрушает вражду плотию Своею, предавая ее на биение и поругание? Не видим ли уже здесь, что Он есть мир, сотворивый обоя едино (Еф. 11:14)?

Пусть же сыны мира играют делом Божиим; пусть они презирают его, этим они только себя повергают в вечную погибель. А дело Божие не зависит от них: оно совершается по вечному совету Триипостасного Бога. Не Пилат и не Ирод вознесли Агнца Божия на жертвенник; они только хлопотали о восстановлении расстроенной приязни, хотя бы за счет совести и долга. Всеблагий Отец Небесный так возлюбил человека, что не пощадил Своего Возлюбленного Единородного Сына, поэтому христианин в истории страданий и смерти своего Спасителя видит Сына Божия, свободно вземлющего грехи мира, грядущего на вольную смерть, не вынужденную человеческим произволом; поэтому он молится, благоговеет и проливает слезы благодарения и покаяния, читая эту священную историю.


Источник: Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Четвероевангелия / М.В. Барсов. – Том 2. – М.: Лепта Книга, 2006. – 832 с. ISBN 5-91173-019-7

Комментарии для сайта Cackle