епископ Михаил (Лузин)

Толкование на Евангелие от Луки

 Глава 14Глава 15Глава 16 

Глава 15

Притчи: о заблудшей овце (1–7), о потерянной драхме (8–10) и о распутном сыне (11–32).

Лк.15:1–2. «Приближались»: вообще имели доступ, в настоящем случае – подходили к Господу свободно и может быть с особенным рвением и усердием, с целью слушать Его проповедь. – «Все»: усиленно, вместо многие; все, кто хотел, кто чувствовал потребность и усердие. – «Мытари»: ср. прим. к Мф.5:46. – «Грешники»: люди заведомо порочной жизни, или – такие, которых мнимые праведники – фарисеи и книжники – считали грешниками (ср. прим. к Мф.9:10). – «Роптали»: выражали неудовольствие, соединенное с обвинением Спасителя. – «Принимает грешников»: с любовью и благожеланием, приветливо, не отгоняет их от себя, как те мнимые праведники. – «Ест с ними»: имеет общение с ними, дружески относится к ним. Значит, заключали они, Он и сам таков же, как и те; потому Он и знается с ними. Не понимали они, как высока эта любовь к болеющим душой людям, хотя Спаситель нередко говорил им о том, представляя себя врачом этих Недужных (ср. Мф.9 и дал. и парал.). Этот ропот подал Господу повод произнести целый ряд притчей, глубоко знаменательных и трогательных, в которых изображается любовь Божия к грешникам, и как бы оправдывается поведение Господа, вызвавшее ропот фарисеев (гл. 15–16).

Лк.15:3. «Притчу»: в обширном смысле слова, как наставление, заимствованное из обычаев обыденной жизни. Притча эта разделяется на две: о заблудшей овце (4–7) и о потерянной драхме (8–10). – Обе имеют целью показать, как дорого в очах Божиих обращение грешника, и почему Господь так заботится о грешниках и мытарях. При чтении этих и следующих за ними притчей надобно особенно иметь в мысли наставление св. Златоуста, что не всякую черту в них надобно объяснить в таинственном смысле, ибо не каждая частная черта в них имеет высшее таинственное значение (ср. прим. к Мф.13:2), иначе можно впасть в произвол и утонченные натяжки, питающие любопытство, но лишенные истинной назидательности.

Лк.15:4–7. «Кто из вас»и пр.: Господь ссылается на собственное чувство каждого, в доказательство истинности Его учения. Он указывает на то свойство сердца человеческого, что в нем возбуждает большую радость потерянный и найденный предмет, чем то, что не было потеряно, хотя бы это последнее стоило несравненно дороже первого. Притча о заблудшей овце помещена в более сокращенном виде и в Евангелии от Матфея (Мф.18:12–14. См. прим. к этим стихам). – «В пустыне»: на обыкновенном пастбище, где остается стадо. – «Возьмет ее на плечи» и пр.: особенно наглядный и живой образ радости нашедшего овцу заблудшую. – «О девяноста девяти праведниках» и пр.: на земле нет людей, не имеющих нужды в покаянии, а потому надобно, кажется, принять то мнение, что здесь речь идет о праведных духах или Ангелах, не имеющих нужды в покаянии, так как они совершенно утвердились в добре, или же о праведниках, отшедших уже в вечность и блаженных, которые также не имеют нужды в покаянии (ср. Феофил.). Некоторые же толкователи видят здесь грустную святую иронию на книжников и фарисеев, и толкуют так, что на небе более радуются об обращении и покаянии одного грешника, чем о многих мнимых праведниках, считающих себя таковыми, каковы книжники и фарисеи, которые не чувствуют нужды в покаянии и не каются, а оттого возбуждают на небе не радость, а скорбь, тогда как один кающийся грешник возбуждает радость. Первое толкование представляется вернее.

Лк.15:8–10. «Какая женщина» и пр.: общий смысл и этого приточного Изречения – тот же, что и предыдущего (ст. 10). – Драхма: небольшая серебряная монета, равняющаяся почти 15 коп. сер. – Описание искания женщиной драхмы и радости, по нахождении ее, имеет ту же цель – живее представить образ радости на небесах. – «У Ангелов Божиих»: общее понятие – «на небесах» (ст. 7) определяется здесь частнее – у Ангелов Божиих. Собственно – пред (ἐνω’πιον) Ангелами Божиими: как нашедший заблудшую овцу выражает свою радость перед друзьями и соседями (ст. 6); как нашедшая драхму женщина выражает свою радость перед подругами и соседками (ст. 9), приглашая и их порадоваться с собой: так и об обращении грешника радующимся перед Ангелами представляется Бог, причем конечно сорадуются Ему и Ангелы, для которых дорого спасение человека.

Лк.15:11. «Еще сказал», т. е. притчу. Это – собственно так называемая притча – притча о блудном или распутном сыне. В этой, наиболее выразительной и прекрасной притче Господь с удивительной наглядностью и трогательностью изображает любовь Божию к кающемуся грешнику, каковы мытари и грешники, окружавшие Его, и отношение к этому мнимых праведников, каковы книжники и фарисеи, роптавшие на Господа за его любвеобильное обращение с мытарями и грешниками. – «У некоторого человека было два сына»: под образом этого человека представляется Бог; два сына – это грешники и мнимые праведники – фарисеи и книжники.

Лк.15:12–13. «Младший из них»: младший, более легкомысленный, еще не искушенный тяжелыми опытами жизни. – «Дай мне» и проч.: сын младший представляется уже достигшим совершеннолетия, по которому мог просить отца своего о разделе с братом имения. – «Следующую мне часть»: по закону Моисееву (Втор.21:17), младший сын получал половину того, сколько получал старший. – «Разделил им имение»: отец, еще до смерти своей, не потому чтобы обязан был к тому законом, но потому, что мог и захотел поступить так. – «Собрав все, пошел»: тяжела ему показалась опека отеческая; отец не мог дать ему свободы жить так, как хочется, а потому он ушел в дальнюю сторону, чтобы отеческий глаз не мог наблюдать за ним, и он мог пожить по своей воле. Так человек, наделенный от Бога дарованиями духовными и телесными, почувствовав влечение к греху, начинает тяготиться божественным законом, данным ему в руководство для жизни и, отвергнув иго закона, предается беззаконию, живет по своей воле, никого и ничего не слушая, и расточает в духовном и телесном распутстве дарования, какими наделил его Бог. – «Дальняя» сторона есть образ далекого отчуждения грешника от Бога, глубокого падения его нравственного.

Лк.15:14–16. «Настал великий голод»: к бедствию присоединилось новое внешнее бедствие, которое сильно должно было подействовать на юного развратника. Так нередко Бог посылает на грешника бедствия внешние, чтобы более образумить его, и эти беды суть для него и наказание и вместе призыв Божий к покаянию. «Пасти свиней»: самое унизительное для истого иудея занятие. Закон иудейский запрещал иудеям есть свинину, свинья была для них противным животным. Так нередко грешник, когда привязывается, чтобы заглушить сознание свое греховное, к какому-либо мирскому предмету, унижается еще более и доходит до самого бедственного состояния. – «Наполнить чрево свое рожками»: это плоды одного дерева, растущего в Сирии и некоторых местах Малой Азии, которыми откармливали свиней и которые, впрочем, иногда употребляли в пищу и бедняки (вроде наших дубовых желудей). – «Но никто не давал ему»: и этой скудной пищи ему не удавалось приобрести, по причине сильного голода в стране той. Так бедственно было положение его, и так бедственны следствия греховной жизни. И благо грешнику, если он в этих бедствиях услышит милосердный голос Отца небесного, призывающий его к покаянию, и решится бросить эту греховную жизнь, как приточный распутный сын.

Лк.15:17–19. «Придя в себя»: оборот речи весьма выразительный. Такой оборот употребляется, когда после тяжкой болезни, сопровождающейся потерей сознания, человек приходит в себя, когда к нему возвращается сознание. Не так же ли болен, до потери сознания, грешник, когда он объят грехом так, что не сознает требований воли Божией, не хочет знать ни закона естественного, ни закона откровенного, забывает и Бога, и совесть, и честь. Тяжкие следствия греха, в соединении с внешними бедствиями, приводят его наконец в себя; он как бы просыпается и начинает познавать предметы в их истинном виде; болезненные грезы рассасываются, трезвое сознание возвращается. – «Встану, пойду к отцу моему»: решимость грешника оставить грех и покаяться. Благословен Бог, призывающий снова к себе грешника! Благословенна минута, в которую в темной душе грешника засвечивается этот луч надежды на милосердие Божие и решимости покаяться! – «Я согрешил против неба и пред тобою»: небо в смысле особенного места присутствия Божия и местопребывания святых Ангелов и праведных людей; «пред тобою» – оскорбленным и негодующим, но любвеобильным и милосердным отцом. Это выражение глубокого и искреннего покаяния грешника, признающего, что грехом своим он оскорблял святого Бога и всех святых, окружающих престол Его. – «Не достоин называться сыном» и пр.: выражение глубокого смирения и недостоинства, каковыми сопровождается истинное покаяние грешника. – «В число наемников твоих»: выражение глубокой любви к дому и крову отеческому, по которой распутный сын желает, хотя бы на самых тяжких условиях, быть принятым в дом отчий.

Лк.15:20–24. «Когда он был еще далеко» и пр.: все дальнейшие черты выставлены для яснейшего изображения великой любви небесной к кающемуся грешнику, возвращающей грешной душе то, что она потеряла через грех, и украшающей ее новыми благодатными дарами, чему сорадуются все святые небожители. Отец – старец, издалека увидев возвращающегося сына своего, бежит сам ему навстречу, обнимает его, целует, и, приняв его раскаяние, повелевает обуть и одеть его, вместо бывшего на нем рубища, в лучшие одежды и украсить его, а потом – стали все за трапезой веселиться. Все это человекообразные черты того, как, по любви к кающемуся грешнику, Господь милосердно приемлет его покаяние и ущедряет его новыми, вместо утраченных, духовными благами и дарами. – «Был мертв, и ожил»: грешник, отчуждающийся от жизни в Боге, – то же, что мертвый, так как жизнь человеческого духа возможна только в единении с источником его – Богом; в отчуждении же от Него жизни нет (1Тим.5:6. Рим.6:13. Мф.8:22); почему обращение грешника к жизни в Боге и представляется как воскресение его из мертвых (Рим.6:13. Еф.2:1. Откр.3:1).

Лк.15:25–28. «Старший же сын» и пр.: в примечательных чертах изображается этот старший сын сравнительно с чертами характера отца и младшего своего брата. Он возвращается с работы и не хочет войти в дом свой, где веселятся по случаю возвращения брата, несмотря на зов отца; он упрекает отца за нелюбовь к нему, выставляет на вид труды свои, бесчувственно-холодно отзывается о брате, укоряет отца, что он так поступает в настоящем случае. Да, это они – по виду точные и строгие исполнители закона, холодные, бессердечные в отношении к заблуждающимся братьям, хвалящиеся исполнением воли Божией, не хотящие иметь общения с мытарями и грешниками, гордые, самомненные праведники, – это они – книжники, и фарисеи, и законники, – это их и им подобных образ в противоположность образу кающегося грешника и любвеобильнейшего Отца-Бога. – «Был на поле»: работал, в противоположность младшему брату, который не хотел жить и работать в доме отцовском, а ушел в дальнюю сторону распутничать. Под образом этой работы на поле разумеется исполнение книжниками и фарисеями требований закона; о качестве и характере работы здесь не говорится. – «Услышал пение и ликование»: пение и ликование – символ веселья и радости вообще. – «Он осердился и не хотел войти»: так и мнимые точные исполнители закона, фарисеи, не хотели иметь общение с мытарями и грешниками и сердились на Господа, что Он не следует им в этом (выше, ст. Лк.15:1). – «Отец же его, выйдя, звал его»: со словом любви обратился к нему отец, даже сам вышел к нему. Так и Бог с любвеобильным словом откровения, особенно через Господа Иисуса Христа, обращался к этим гордым и холодным исполнителям закона, но не находил и не нашел в их сердце сострадательности и любви.

Лк.15:29–30. «Вот, я столько лет служу тебе» и пр.: вместо сочувствия и любви к брату и отцу старший сын начинает вычитывать отцу наставления, выставляет свои заслуги, жалуется на обиду, поносит брата. В обращении к отцу у него не вырывается нежного, любвеобильного – отче (батюшка); брата он не хочет назвать братом, а – «этот сын твой», и резкой чертой указывает на его поведение; с особенной настойчивостью указывает на верную службу свою и на то, что никогда не преступал повелений отца. Таковы были гордые, самолюбивые, самонадеянные и холодные исполнители внешних требований закона, фарисеи и книжникй. Примечательная черта, что все желание этого старшего сына сосредоточивалось на «козленке», и он с завистью говорит и упрекает отца за откормленного теленка, заколотого по случаю возвращения пропавшего брата. В этом он видит свидетельство нелюбви к нему отца...

Лк.15:31–32. «Он же сказал ему» и пр.: хотя самооправдание, это выставление собственных заслуг, эта гордость и заносчивость перед отцом, это высокомерное и холодное презрение к брату сами над собой произносят осуждение, но Господь как бы более еще усиливает это осуждение любвеобильным обращением отца к этому старшему сыну. Еще раз с любвеобильным обращением – «сын мой» – отец хочет смягчить жестокосердие сына и возбудить в нем более человеколюбивые и нежные чувства. – «Ты всегда со мною, и все мое твое»: не все имение расточено братом твоим, и не твое, – твое осталось с тобой, а тому отдано было свое. В отношении к фарисеям и книжникам этим показывалось, что они всегда могут иметь доступ к Богу; у них в руках закон, у них откровение, воля Божия им известна, дары и блага духовные они могут стяжать, но... не могут они заслужить благоволения Отца небесного при таком извращенном и жестоком их духовно-нравственном настроении. – Бог любви и милосердия не может благоволить к тем, кто должен был бы радоваться и веселиться об обращении грешника, как радуются Ангелы на небесах (ст. Лк.6:10), а они отвращаются и не хотят иметь общения с ними. – Словом отца оканчивается притча, и Господь как бы спрашивает осуждавших Его книжников и фарисеев (ст. Лк.15:1): что же, хотите ли вы еще роптать на Меня за то, что Я обращаюсь с мытарями и грешниками, и отвращаться от них, или хотите принять участие в радости неба – Бога и Ангелов и праведников об обращении кающегося грешника?


 Глава 14Глава 15Глава 16