епископ Михаил (Лузин)

Толкование на Евангелие от Марка

Глава 15

Иисус Христос на суде Пилатовом (1–21). Распятие Иисуса Христа (20–41) и погребение (42–47).

Мк.15:1. «Немедленно поутру»: медлить было нельзя, потому что это было утро пятницы, в которую вечером по закону надлежало вкушать агнца пасхального и начинать семидневное празднование Пасхи и опресноков. – По расчетам врагов Христовых, надобно было как можно скорее исполнить злой умысел, чтобы не откладывать дела до послепразника из опасения, что в этот промежуток времени может возмутиться народ и освободить Господа из-под стражи (ср. Мк.14:2); а если так, то надлежало окончить все в этот же день и притом до вечера, до начала празднования. По планам же божественным, направляющим и злые расчеты человеческие для достижения целей высших – божественных, в этот день должен был пострадать Христос, прообразованный агнцем пасхальным; истинный Агнец, вземлющий грехи мира, должен был поднять их в то же время, когда совершался обряд над прообразовавшим Его агнцем пасхальным. – «Составили совещание»: это было уже второе собрание главного судилища иудейского за эту ночь; на первом около полуночи судили и осудили Господа, на этом совещались, как привести в исполнение свое определение и – по решению – привести то в исполнение.

Мк.15:2–21. См. прим. к Мф.27:11–31. – «Обвиняли Его во многом»: подробнее об этих обвинениях передает ев. Иоанн в конце 18 и в начале 19 гл. своего Евангелия. – «На всякий же праздник», т. е. не на всякий (каждый) праздник в году, но на всякий Праздник Пасхи, ежегодно. – «Отпущу вам Царя Иудейского»: по сказанию ев. Матфея Пилат сказал – «Иисуса, называемого Христом». Может быть, Пилат при этом объяснении с народом, которое все евангелисты передают без сомнения в сокращенном виде (как это видно из сличения сказаний всех их), выражался о Христе различно, называя Его и так, и так и один евангелист передает одно название, другой другое. Дело вероятное, что хитрый римлянин, не очень расположенный к вождям иудейским духовным, называя Господа Царем Иудейским, хотел посмеяться тем над глупостью и злостью обвинявших Господа, который тут стоял не в царском величии по внешности; может быть рассчитывал, что народ: при этом названии почувствует нелепость возводимого на Господа обвинения в присвоении Им себе царской власти; как бы то ни было, но в этом трудно видеть насмешку Пилата над самим Господом, к которому располагалась душа его (ст. Мк.15:10). – «Желая сделать угодное народу»: такова политика римского правителя; из угодничества желаниям массы, и при том подученной, он допускает величайшую несправедливость, сознавая сам, что это несправедливость, что он бьет и предает на распятие невинного (Мф.27:24).

«Отца Александрова и Руфова»: два лица, вероятно, хорошо знакомые римскому христианскому обществу, для которого евангелист Марк первоначально писал свое Евангелие. Может быть об одном из них упоминает св. Ап. Павел в своем послании к Римлянам, как одном из лучших членов римского первохристианского общества, вместе с его матерью, которую Апостол называет и своей матерью (Рим.16:13). Если так: то семейство Симона Киринеянина, удостоившегося понести крест Господа, было высоко по нравственным совершенствам, и евангелист не без особенной цели напоминает здесь о детях этого крестоносца Христова. – «Идущего с поля»: в самый день, вечером которого вкушали пасху, закон не запрещал заниматься обычными житейскими делами, и Симон, как видно, не терял этого дня, а проводил его в обычных работах на поле до известного времени.

Мк.15:22–41. См. прим. к Мф.27:33–56. – «Вино смешанное со смирною»:то же, что у ев. Матфея «уксус с желчью». Эго был напиток из кислого низкой степени вина, приправленного чем-либо горьким, пряным, одуряющим; он приготовлялся различным способом, и нет особенной важности поэтому в том, что один евангелист называет его так, другой несколько иначе, имея в виду означить известный напиток, дававшийся осужденным перед совершением над ними казни. – «Был час третий»: по нашему счислению – девятый утра. Вероятно, ев. Марк так обозначает не самое время, когда Господь пригвожден к кресту, но время приготовления к смертной казни, которое не могло быть кратко. Если допустить, что затмение началось вскоре по распятии Господа, то самое распятие совершилось в шестом часу, т. е. по нашему перед полуднем. – «Надпись вины Его – Царь Иудейский»: евангелист обозначает ее сокращенно; прочие евангелисты подробнее: здесь обозначена лишь сущность вины – «Сбылось слово пророческое» и проч.: слова взяты из книги пророка Исаии (Ис.53:12), именно из того места, где пророк с евангельской наглядностью изображает страждущего Мессию и между прочим провидит, что Он будет поставлен наряду с беззаконниками.

«Давал Ему пить, говоря» и пр.: по сказанию ев. Матфея, то говорили другие; этим, впрочем, не исключается то, что и сам воин, подававший Господу питье, повторял то же насмешливое замечание или по обычной грубости нрава, или, если он из сострадания к Господу дал Ему питье, то притворно, – для избежания насмешек грубых людей над добрым поступком, что бывает иногда с людьми добрыми в среде людей грубых, готовых поднять на смех доброе дело, – дело любви и Сострадания к ближнему. – «Увидев, что Он, так возгласив, испустил дух»: короче, чем у других евангелистов. Ев. Марк замечает только как особенную черту при этом, что сотник признал Господа Сыном Божиим, пораженный величием Его крестной смерти: ибо «Он умер как Владыка» (Феофил.) «со властью» (Викт. Ант.), «со знамениями власти» (Злат.), и это произвело, вместе со всем совершившимся, особенное впечатление на язычника. В такой смерти, проявившей необычайную силу духа умирающего, и в самой скорости этой смерти, спустя лишь несколько часов после распятия, язычник мог видеть несомненное доказательство благоволения богов к умирающему, и зная, может быть, что Господа обвиняли между прочим в том, что Он именовал себя Сыном Божиим, заключил из этого, что Он действительно Сын Божий.

Мк.15:42–47. См. прим. к Мф.27:57–61. – «Потому что была пятница, т. е. день перед субботою»: этими словами указывается причина, почему Иосиф поспешил просить о снятии тела Иисусова. С вечера пятницы начиналось празднование субботнего покоя, когда уже нельзя было ничего подобного делать, и, значит, тело Господа должно бы было долго оставаться на кресте (Иосиф, впрочем, как член синедриона, мог знать, что о том же просили Пилата и начальники народные, по другим конечно причинам). Притом же в эту пятницу вечером нужно было вкушать пасхального агнца, так как это был праздник Пасхи; медлить добрым делом, значит, было нельзя ни в каком случае, и вот – как только настал вечер, т. е. после девятого часа или по нашему после трех часов пополудни, когда еще до вкушения агнца пасхального оставалось несколько времени, хотя и немного, Иосиф решился снять и погребсти своего Учителя и Господа.

«Знаменитый член совета»: т. е. один из влиятельных и пользующихся почетом, член верховного еврейского судилища – Синедриона. – «Который и сам ожидал Царствия Божия»: который ожидал открытия в это время Царства Мессии и самого Господа Иисуса вероятно считал Мессиею. Ожидал он вероятно, как и все почти тогда, как и сами Апостолы до времени, открытия чувственного Царства Мессии. Но, как видно, разрушение этого ожидания смертью Иисуса Христа (ср. Лк.24:21) не поколебало сильно его любви к Господу и он, несмотря на то, что мог подвергнуться гонению или неприятностям от сочленов своих, решился отдать последние погребальные почести Распятому. – «Пилат удивился, что Он уже умер»: распятые мучились иногда на кресте несколько суток; смерть не приходила к ним. Господь же испустил дух через три-четыре часа после распятия, что отчасти объясняется предшествовавшими распятию Его ужасными страданиями. – Вместе с удивлением Пилат, вероятно, и рад был этому известию: ибо все же в душе не мог не быть расположен к Страдальцу, которого и сам считал невинным.


Комментарии для сайта Cackle