профессор Митрофан Дмитриевич Муретов

Христианский брак и Церковь

(Речь на акте Императорской Московской Духовной Академии 1-го октября 1916 года).

Ваше Высокопреосвященство, Ваше Преосвященство и все досточтимое собрание!1

Все содержание Библии направлено к двум противоположностям: добру и злу.

На одной стороне: змий-дьявол, древо познания добра и зла, терния и волчцы земли, болезни, смерть, кровь брата, плотяно-эгоистичная культура потомков Каина, – великое развращение человечества и его всегдашние помыслы на зло, так что раскаялся Бог в создании человека на земле и возскорбел в сердце Своем2, – затем потоп, башня Вавилонская, смешение языков и рассеяние народов, наконец «нет праведного ни одного, нет разумевающего, никто не ищет Бога, все до одного негодны, нет делающего добро, нет ни одного»3, вообще – «пролитие крови на земле, от крови Авеля праведного до крови Захария сына Варахиина»4 .

На другой стороне: Семя Жены, попирающее главу змия-дьявола5, благословение всех народов в Сыне Авраама6, Шило-Примиритель и Надежда народов7, Пророк как Моисей8, Второй Давид-Царь9, Первосвященник Иисус10 по чину Мельхиседекову»11, Сын Бога12, Эммануил наконец честнейшая херувим и серафим Пресвятая Дева Богоматерь13.

Так в Ветхом Завете. Тоже в Новом. Ясли14, бегство в Египет15, плач Рахили16 об избиенных младенцах своих, Голгофа, войны народов 17, домашние усобицы и измены18, скорбь великая, какой не было от начала мира и не будет19 … до антихриста, преумножения беззаконий и изсякновения любви20, так что «Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле»21: это – с одной стороны. Но с другой: блаженство страждущей любви в деле достижения богосовершенства человеком и спасения, его преображения из человека ветхого, страждущего и смертного в человека нового, блаженного и бессмертного по Христу Богочеловеку22 …, до окончательной победы добра над злом, жизни над смертью, – до победного возгласа добра: «где твое, смерть, жало! где твоя, ад, победа!»23.

Но здесь есть и различие между обоими Заветами. Ветхий Завет берет противоположности добра и зла в их реальной действительности, в их проявлении среди людей с плотяно-исторической стороны. Новый Завет, особенно в лице Иоанна Богослова и апостола Павла, возводить эти противоположности к принципиальным основами и идейной сущности: плоти и духу, земле и небу, закону духа и противоборствующему ему иному закону плоти, живущему в членах ее.24

Более того: эти принципиальные противоположности, по их идеальной сущности, Новый Завет, в конце концов, объединяет и примиряет в Богочеловеке, начинаясь с восприятия истинно человеческой плоти и ее претворения из тела душевного в духовное – в Логосе ( καὶ ὁ λόγος σἀρξ ἐγένετο – и Слово плоть бысть 25 ) и кончаясь преображением человечества из душевного в духовное, по образу Богочеловека-Спасителя, – из состояния немощно-греховного в состояние совершенное («будьте вы совершенны, как Отец ваш Небесный совершен есть»)26 , когда наконец «Бог будет все во всем» 27 .

Христианство есть религия Богочеловечества28.

Церковь есть Тело Богочеловека 29 , от плоти Его и от костей Его30, питающееся Его Плотью и Кровью31.

Академия духовная или церковная опознает и уразумевает дух и ум Церкви.

Наша Академия стоит под «Покровом Пресвятой Богородицы», символизирующим предсказанное пророками радостное «покровительство Бога людям».32

Наконец и личное мое настроение – в тоне положительно идеального и радостного будущего, а не отрицательно реального и скорбного настоящего.

Этими замечаниями я думаю оправдать предмет моей краткой речи.

Там на границе нашего отечества, до беснования обезумевший палач антихриста мучить, калечит, бешено рвет на части своими чудовищными орудиями, душит газами, даже отравляет холерною и чумною заразами – дедов и бабок, отцов и матерей, мужей и жен, женихов и невест, даже детей-младенцев.

Но я желаю, хотя на малое время, отвлечь взоры от настоящего, «наводнившего землю, бича Божия»33 и направить их к обетованному «покрову» благодати Божией над человечеством, когда «Бог будет смотреть на землю из жилища Своего, как светлая теплота после дождя, как облако росы после жатвенного зноя»34. От бранного пира прожорливой смерти и ненасытного ада35 предпочитаю в академический праздник звать на «брачную вечерю Агнца и Его Избранной Невесты – Церкви»36.

Буду говорить о тайне Брака и Церкви во Христе.

При чтении или слушании евангельских слов Господа о том, что желающий за Ним следовать должен оставить свой дом и своих присных, обращали ли вы внимание на Матф. 10:34–37: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю: не пришел Я принести мир, но меч; ибо Я пришел разделить человека с отцом его и дочь с матерью ея и невестку с свекровью ея, – и враги человеку домашние его, – любящий отца или мать более Меня недостоин Меня», – и любящий сына или дочь более Меня недостоин Меня», – и парал. Лук. 12:51–58: «Думаете ли, что мир прибыл Я дать на земле? – Нет, говорю вам, но разделение, ибо будут отныне пятеро в одном доме разделены, трое на двух и двое на троих разделятся, отец на сына и сын на отца, мать на дочь и дочь на мать, свекровь на невестку и невестка на свекровь». Так в этих местах все тексты, не исключая и нашего церковно-славянского и богослужебного.

Странным, на первый взгляд, представляется, что среди этих трех семейных пар – отца и матери, сына и дочери, даже невестки и свекрови – отсутствует самая тесная супружеская чета, в коей, согласно евангелию Матфея, «оставляет человек отца и мать и привязывается к жене своей, и двое бывают в одну плоть, так что уже не двое, но плоть одна».37 Чем объяснить эту странность?

Случайность текстуальная, т.е. пропуски переписчиков, здесь недопустимы. Напротив: первичность данного чтения в евангелии Матфея неотразимо удостоверяется полным отсутствием брачной четы даже в исправительных вариантах, столь нередких в других случаях, – особенно же в евангелии Луки, где в других соответственных местах имеется брачная пара, и притом тоже без вариантов, – следовательно вообще не исключается для супругов возможность разделения при следовании Христу38. Это заключение подкрепляется тем, что Лк. 12:51–53, есть несомненная параллель именно Мф. 10:34–37 и передает именно это место Мф., а не другое, как Лк. 14и 18:29, читающие «жену», из коих первое только сходно с Мф. 10:37, но не параллельно, а второе параллельно Мф. 19и Мк. 10:29–30, где имеются исправительные варианты с чтением «жену».

Не мыслима случайность и по отношению к самому богодухновенному автору. Ведь если в поле зрения евангелиста, при созерцании картины принесенного Христом разделения среди людей, стоит имеющая более далекую связь, чаще даже без взаимного расположения, чета невестки и свекрови, то допустимо ли случайное исчезновение из его внимания четы брачной, имеющей самую тесную связь из всех человеческих связей и соединяющейся в плоть одну, с оставлением отца и матери?39

Против случайности говорят также: двукратное и выразительное повторение слов Господа в 35 и 37 ст. и еще параллель ими в 21 ст. 10-й главы.

Наконец, евангелист приводит слова Спасителя в Его речи к Двенадцати Апостолам, при послании их на евангельскую проповедь, – в речи, имеющей такое же руководственное и основоположительное значение, как и Нагорная Проповедь, где нет места никаким случайностям, как и вообще в богодухновенном тексте Писания40.

Противоположное чтение, притом столь же решительно удостоверенное и также без вариантов, имеем в двух местах евангелия Луки, в обоих случаях с « γυναῖ κα». «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца и матерь и жену, и детей, и братьев и сестер, а также и свою жизнь, не может быть Моим учеником». Лк. 18:29–30: «Истинно говорю вам: никого нет, кто оставил дом или жену или братьев или родителей или детей ради царства Божия и не получил бы многократно (гораздо более во время сие, и в веке грядущем – жизнь вечную».

Наконец в остальных двух местах Матф. 19.29: «Всякий, кто оставил братьев или сестер, или отца, или мать (или жену), или детей, или домы ради Моего имени, многократно (стократно) получит и жизнь вечную наследует»,– и Мк. 10:29–30: «Истинно говорю вам: никого нет, кто оставил дом или братьев, или сестер, или отца, или мать, (или жену), или детей, или поля ради Меня и ради евангелия, если бы не получил стократно ныне во время сие домов и братьев, и сестер, и матерей, и детей и полей, вместе с гонениями (среди гонений), и в веке грядущем жизнь вечную», в вариантах имеются то и другое чтения, хотя научные авторитеты склоняются на сторону чтения Мф. 10:34–37, т.е. без γυναῖ κα. Такому чтении благоприятствует как брачная идеология Матфеева евангелия, так и текстуальная зависимость евангелия Марка от более первичного типа евангелия Матфея41.

Итак, по интересующему нас предмету имеем два ряда противоположных чтений: более первичное или древнейшее без γυναῖ κα. у Мф. 10:31–37 и парал. Лк. 12:51–53 (без вариантов) и более вероятное у Мф. 19и пар. Мк. 10:29–30, куда можно присоединить и Мф. 10(без вариантов), – вторичное или более позднее с γυναῖ κα у Лк. 14и 18:29–30 (без вар.) и парал. менее вероятное Мф. 19и Мк. 10:29–30.

Это видимое разноречие, как и другие подобные же в Новом Завете (напр. об убийстве, о прелюбодеянии, разводе, клятве, непротивлении злу, мире Христовом на земле и др.), богословско-зкзетическое разрешение находят в двойственности точек зрения на предмет: идейно-догматической и практическо-канонической. Своими «догмами-учениями» или идеалами Евангелие «исполняет», по слову Христа, или говоря языком ап. Павла, «упраздняет»42 Моисеев «закон заповедей» и правил практических, т.е. жизненно-реальных формул и законоположительных канонов, ибо «праведнику закон не лежит»43.

Но «по жестокосердию» людей, по их немощности и неспособности сразу и всецело «вместить»44 предначертанный им идеал «богосовершенства»45, допускается как бы приосенение нестерпимого для них блеска богосовершенства до степени вместимости его людьми несовершенными, – приближение недосягаемого идеала к реальной действительности, некое " τό περισσόν – лишек» против идеала, его как бы принижение до немощных людей. И это – «вследствие зла – εκ τοῦ πονηροῦ" 46 , по видимости – временная уступка злу и жестокосердию человеческому, а в действительности – для вечной и полной победы добра над злом.

Так это и в браке. С идеальной точки зрения «богосовершенства» и богочеловечества, т.е. какою должна быть истинно-христианская и совершеннейшая чета супружеская, – она есть «плоть едина», один неделимый телесно-душевный организм, – с одним телом и одною душою, одним умом, одним сердцем, одною волею»47.

Поэтому: если муж следует Христу, в идеальном браке жена не может не делать того же, по удостоверению своего ума, влечению своего сердца и устремлению своей воли: единение тут органическое, внутреннее, нерасторжимое. И с этой точки зрения брачной чете, конечно, нет места в созерцании картины того раздора, какой принес Спаситель на землю. Так св. Матфей и первое чтение.

Но много ли на земле таких, могущих вмещать идеально-христианский брак, супружеских чет? В теперешней действительности у мужей и жен чаще бывают разные души,– раздор, вражда, даже ненависть смертельная. Здесь допустимо и расторжение брака, оставление жены и даже ненависть к ней. Так св. Лука и второе чтение.

Стало быть не случайно, а по внушению идеи истинно-христианского брака, в евангелии по Матфею опущена брачная чета в 10:34–37, а вслед за ним и в евангелии по Луке 12:51–53, как и в многочисленных текстах Матф. 19и Мар. 10ср. Мф. 10:21.

Подтверждение и соответствие находим в другом, на первый взгляд также недоуменном, месте евангелия по Матфею, – в словах родословия Христа: «Давид родил Соломона от Уриевой», т.е. жены Урии. Евангелист не называет Вирса́вию по имени, хотя пред этим у него именуется Фáмарь, Рахáв и Руфь: важно для него не то, что мать Соломона именовалась Вирсáвией, но то, что она была женою не Давида – отца Соломонова, а Урии, первого мужа Вирсáвии. Урия был коварно умерщвлен Давидом, Вирсáвия стала свободною вдовою и вступила с Давидом в канонически законный брак. Дитя прелюбодеяния Давида с Вирсáвией, зачатое ею от Давида еще при жизни ее мужа – Урии, – умерло, после чего родился от Вирса́вии второй сын Давида – Соломон, зачатый и рожденный уже в законном браке Давида с Вирсáвией. Так это с реально-канонической точки зрения на брак48.

Несмотря на это, евангелист Матфей все-таки называет мать Соломона женою не Давида, ее второго мужа, а Урии, ее первого мужа. Евангелист стоит на идеально догматической точке зрения на брак, как на союз нерасторжимый и единственный, Богом сочетанный в плоть едину и человеком не разлучаемый. Как в изречении Спасителя Мф. 10:34–37 и парал. Лк. 12:51–53, так и в словах самого Евангелиста: «Давид родил Соломона от Уриевой жены», мы подмечаем внушение одной и той же идеи – нерасторжимости и неповторяемости истинно христианского идеального брака.

Но мы находим у св. Матфея прямое и положительное выражение этой идеи брака в Нагорной Беседе Спасителя: 5:31–32. «Сказано было: если кто отпустит жену свою (разведется с женою своею), пусть даст ей разводную, – а Я говорю вам, что всякий отпускающий жену свою (разводящейся с женою своею), кроме вины распутства, заставляет ее прелюбодействовать (быть прелюбодейкой), и кто если с отпущеницею (разведенной) женится, прелюбодействует». То же в 19:9: «Кто отпустить жену свою, не за распутство, и женится с другою, прелюбодействует (и с отпущеной женившийся прелюбодействует)». Мк. 10:11: «Если кто отпустит жену свою и женится с другою, прелюбодействует с нею, – и если сама она, отпустив мужа своего, женится с другим, прелюбодействует». Лк. 14:18: «Всякий отпускающий жену свою и брачующийся с другою прелюбодействует и с отпущенною от мужа брачующийся прелюбодействует». 1Кор. 7:10–12: «Женившимся возвещаю, – не я, ни Господь (разумеются вышеприведенные изречения): жене от мужа не разделяться, а если и разделится, да останется безбрачною или с мужем (своим) да соединится, и мужу жены не оставлять». Ср. Рм. 7:3: «Замужняя женщина должна называться прелюбодейкой, если при живому муже будет за другим мужем".

Итак, бракорасторжение и бракоповторение стоит в противоречии с идеей истинного брака, представляет отступление от идеального брака и есть прелюбодеяние – μοιχεία или нарушение брачной нравственности. Выраженное категорически и без всяких условий у Мк. Лк. и ап. Павла, это положение у Мф. имеет пояснительные ограничения: " παρεκτός λο᾿ γου πορνει᾿ ας – кроме (вины) распутства» и " μη ἐπὶ πορνείς – не за распутство». Настойчиво употребляемый термин μοιχται в отношении к расторжению и повторению брака и дважды выразительно поставленный πορνεία в ограничительных примечаниях заставляют во всей строгости брать филологическое различие между обоими терминами: прелюбодейство и распутство. Прелюбодеяние, если оно не соединяется с развратом, может быть лишь случайным и преходящим падением, или нарушением брачной нравственности, после чего возможно продолжение брачного сожития, т.е. юридически законного брака. Это – грех против брака простимый, случайный. Напротив, распутство есть извращение уже самого полового инстинкта, разрушение основы и существа брака, – хула или трех против пола не простимый, органический. Таким образом ограничительное примечание св. Матфея ничего не прибавляет к брачной догме и ничего в ней не убавляет, оно только отмечает наличность фактического и самовольного уничтожения развратом человеческим сочетаемого Богом нераздельно-органического душевно-телесного союза мужа и жены в плоть одну. Здесь говорится только то, что муж, разводящийся с женою-развратницею, не совершает прелюбодеяния сам и ее не заставляет быть прелюбодейкой, – но отнюдь не сказано, что и брачущийся после того с другою женщиною не прелюбодействует: нерасторжимость и неповторяемость идеального брака остается во всей силе49.

Более того, в идеальном браке «всякий смотрящий на женщину с похотью 50 к ней πς ὁ βλε᾿ πων γυναῖκα προς το ἐπι­θυμῆσαι ( αυτη᾿ υ)-уже прелюбодействовал се (с нею) в сердце своем – δη ἐμοίχευσεν αὐτὴν ἐν τκαρδίᾳ αὐτοῦ Мф 5:28. Речь о женщине вообще υναῖκα) – замужней, незамужней, вдове, девице, даже своей собственной жене. Духовный идеально-христианский брак уже нарушен плотяно-греховною похотью. Борьба духа с плотью должна быть и в идеально-христианском браке. И как реально-канонический брак уничтожается не случайными грехами прелюбодейства ( μοιχει᾿ α), а органическим развратом (πορνει᾿ α), так это и в идеально-догматическом браке: в борьбе духа с плотью возможны и быть-может даже неизбежны для грешных людей-супругов и греховные похотиμοιχει᾿ α, ибо совершенства на земле пока нет. Но это допустимо только там и тогда, где и когда совершенство, хотя бы и с мало заметною постепенностью и медленно, все же достигается, – где и когда совершается это «могущий вмещать да вмещает» – и дух все же властвует над плотью, преобразует душевность тела в духовность, т.е. в историческом движении Церкви к богосовершенству. Напротив, и духовный или идеально-догматический брак, подобно реально-каноническому, прекращается при душевном разврате – πορνει᾿ α, когда дух окончательно подпадает рабству плоти, становится душевно-плотяным и уязвляется жалом греха и смерти, т.е. когда окончательно прекращает это «могущий вмещать да вмещает».

Но если у Мф. 5:31–32 и парал. дано общее и положительное определение или как бы формула идеально-духовного брака, то в 19:3–12 Мф. и парал. Мк. 2–12 (но без Мф. 10–12 ст. и с нек. другими изменениями текста) мы имеем уже и идейно-догматическое раскрытие этой формулы.

На искусительный вопрос фарисеев: «можно ли отпу­скать жену свою по всякой причине?» (у Мк. нет „по всякой причине, а вообще: „можно ли мужу жену отпускать“?).– Господь отвечает:

«Не читали вы, что Сотворивший (людей) с начала, муж­чиною и женщиною сотворил их, – т. е. в начале созданы Богом только два разнополых человеческих лица – мужчина-муж Адам и женщина-жена Ева, – и притом так, что в образованное из земли тело Адама-мужа было вдохнуто Богом дыхание жизни, и стал Адам «как Бог» по образу н подобию Бога, – а тело Евы-жены образовано Творцом из телесного организма – ребра Адама-мужа, как Плоть от плоти его и кость от костей его, почему и на­звана женою, такт, как от мужа своего взята», – таким образом осуществление слов Творца: «не добро быть чело­веку одним», при бытии одного мужчины и одной женщины, возможно было только в единичном, неповторяемом, и нерасторжимом браке.

Затем Господь приводить слова из книги Бытия, соста­вляющая продолжение библейского рассказа: «и сказал: ради сего», т. е. ради того, что жена есть кость от костей мужа и плоть от плоти его, и взята от мужа своего, и есть одна с ним плоть, – «оставить человек (муж) отца и матерь и привяжется к жену своей51, и будут двое в плоть одну, так что они уже не двое, но плоть одна», т. е. хотя и двое личный, но идеально единый и нераздельный телесно-душевный организм52. "Итак", заключает Господь, т. е. по нераздельности брачного союза в одной плоти или душевно-телесной организации мужа и жены, – «что Бог сочетал», или сопряг таким именно образом, т. е. в один идеально нераздельный организм, – «человек да не разделяет», – не может и не должен своевольно и насильственно разрушать Богом сопряженный брачный союз53.

На вопрос или возражение фарисеев: „почему же Моисеи заповедал 54 давать запись разводную и отпускать“ т. е. узаконил развод, Господь говорить им:

«Моисей по жестокосердию вашему дозволил вам отпускать жен ваших т. е. разводиться, с начала же (в раю) не было так». Идеально-духовный брак, без греховной плотяно-чувственной похоти и душевности, дан был и мог быть только в раю (Быт. 1ср. 2:25). Но плод древа познания добра и зла привил первозданной чете всякую похоть (Рм 7и Ин 2:16–17 Ик 1:14–15 др.), в частности и половую (Быт. 3:7), – а похоть породила грех, болезни, смерть, раздор между мужем н женою (Быт. 2:17; 3:12–19), жестокосер­дие и вообще помрачение образа Божия в человеке и богочеловеческого идеала. Отсюда же и понижете брака идеально-духовного, представляющего нерасторжимое сочетание Богом двух разнополых лиц в плоть одну, – до брака только канонически-законного, допускающего разделение плоти еди­ной на двое, даже формальный развод.

Вопреки такому, по упраздненному евангельским учением закону заповедей (Еф. 2:15), браку, только по жестокосердию людей временно дозволенному Моисеем, Господь восстановляет первоначальный, райский, истинный и вечный идеал брака, повторяя слова Нагорной Беседы: «Я же говорю вам, что если кто отпустить жену свою (разведется с нею), не за распутство – μη ἐπὶ πορνει'ᾳ и побранится с другою т. е, возьмет другую жену, – прелюбодействуетμοιχται 55 , у Мк. после μοιχται прибавлено: «с нею, – и если она, отпустив мужа своего , побрачится с другим, прелюбодействует» 56 .

И так: идеально-христианский брак есть Божие сочетание мужа и жены в одну плоть или душевно-телесную организацию, не расторгаемую и не повторяемую, а только само­вольно уничтожаемую человеком чрез разврат, – такое сочетание, где не только развод и соединенное с ним брака-повторение, но даже и греховная похоть является уже нарушением чистоты брака и прелюбодеянием. Это подобно Божьему также сочетанию души и тела в человеке: при его жизни оно не допускает ни перемены ни расторжения (окончательно и навсегда) души и тела, возможно только насильственное, невольное или самовольное, прекращение самой жизни человека.

В таком именно смысл идеально-христианского брака уразумев слова Спасителя, Апостолы, уже ранее из На­горной Беседы знавшие это учение Христа о браке, говорят Ему:

«Если такова ответственность» αιτία – долг, идеал, – "человека" – мужа «с женою» – μετὰ τηῆς χυναικο᾿ ς т. е. брачной четы, мужа вместе с женою своею, – "не легко" οὐ συμφε᾿ ρει , букв: не сносно, т. е, не полезно, не надобно, рус-слав: лучше не «брачиться" – γαμῆσαι, т. е. вступать в брак, как муж­чин так и женщин есть дело не легкое57.

Но на это замечание учеников, вероятно уже и ранее размышлявших над словами Господа о прелюбодеянии и разводе в Нагорной Беседе, Спаситель сказал им:

«Не все вмещают», бывают способны осуществлять «уче­ние это» – τὁν λογαν τοῦτον т. е. о духовном браке, – эту догму или идеал христианского брака, "но" только те избранники, «кому дано» (ср. 19:25–26); «ибо есть скопцы, кои от чрева матери родились так, и есть скопцы, кои оскоплены от лю­дей, – и есть скопцы, кои оскопили себя сами, ради царства небесного, – могущий вмещать да вмещает».

Выражение "слово или учение сие το᾿ ν λο᾿ γον τοῦτον " мы относим ко всему вообще учению Спасителя об идеально-христианском браке. Дело не меняется, если ограничиться и одним только ближайшим замечанием апостолов: если такова (так велика, трудна) ответственность мужа с же­ною, (то) не легко браниться (не легким делом оказывается брак). Ведь и здесь главное ударение лежит на мысли о трудности брака, а не о легкости безбрачия. На это, повторим, указывает объективное отрицание – οὐ легкости συμφέρει брака – γαμῆσαι, а не утверждение легкости безбрачия или отказа от брака, что выразилось бы в ουμφέρει μὴ уαμῆσαι. Но если взять в последнем предложении, несомненно данную в нем, мысль о сравнительной легкости или полезности без­брачия пред идеальным браком (как русско-слав: лучше не жениться), то ведь «слово – учение сие», вместимое или осуществимое только избранниками, во всяком случае от­носится не к более легкому, а к более трудному, каковым здесь является «ответственность мужа с женою».

Соответственно этому и слова Господа о самоскопцах мы относим к идеально-христианскому браку, а не к безбрачию, как принято. Самооскопление здесь, как и изъятие глаза и отсечение руки у Мф. 5:29–30, берутся конечно не в плотяно-физиологическом смысле, вообще неуместном для Нового Завета, и в частности для идеологии евангелия Матфея. Ведь скопчество, как и отсечение рук или изъятие глаз не уничтожают похотей и вожделений сердечных, а между тем и греховная похоть объявляется Спасителем как прелюбодеяние в сердце своем, т. е. мыслится в отношении к идеальному браку, как нарушение его чи­стоты.

Ясно: слова Господа о скопцах, имеющиеся только в евангелие Матфея, должно брать в отношении к идеально-христианскому браку и разуметь в нравственно религиозном значении освобождения брачной четы от греховной похоти и преодоления плоти духом в идеально-христианском браке. По сходству с другими, подобными же добавлениями в евангелие Матфея, напр. ἐικῆ – напрасно при ὁργιζόμενος – гневающийся (Мф. 5во мн.) или παρεκτὁς λο᾿ γος πορνει᾿ ας – кроме распутства (Мα. 5:32) и μὴ ἐπὶ πονει'ᾳ – не из-за распутства (Мф. 19:9), – о разводе, или τὁ δὲ περισσὀν τοὐτων έκ τοῦ πονηροῦ ἐστι᾿ ν – что сверх да-да и нет-нет при не клянись совсем (Мф. 5:34,37), – и слова Спасителя о скопцах только усиливают и выявляют τὸν λόγον τοῦτον – это учение об идеально – христианском браке, но не прибавляют новой мысли о безбрачии, по принятому толкование.

Толкуем так: скопчество может быть двоякого рода – невольное пли телесное, бываемое от природы или зави­сящее от людей, никакого нравственно религиозного значения не имеющее в отношения к браку, – и добровольное или духовное, ради царства небесного, достигаемое чрез свободное созерцание брачного идеала умом или верою, чрез свободное к нему влечение сердца или надеждою и чрез свободно действенное к нему устремление воли или любовью. Это – истинный аскетизм духовного или идеально-христианского брака, – самоскопчество ради царства небесного, – постоянное и неослабное исторжение из себя любострастных глаз и рук, греховной похоти сердечного прелюбодейства, вообще – брачный подвиг преодоления плоти духом, одухотворения плоти и преображения душевного тела в духовное58.

Такой идеально-христианское или духовный или девствен­ный брак представляет ап. Павел, применяя образ этого брака к таинственно-церковному союзу верующих со Христом во 2Кор. 11: «Я обручил ( ἡρμοσάμην – сочетал, соустроил, сорганизовал) вас одному мужу девою чистое представить Христу». Это – «брак честный во всем и ложе не скверное, ибо развратников и прелюбодеев судить Бог». (Евр. 13:4).

Никто из людей, в настоящем своем состоянии, не в силах достичь – χωρῆσαι такой высоты идеально-христианского брака. Даже вмещать и достигать ( χωροῦσι, χωρεῖν, χωρείτω) этот идеал (τὸν λὸγον τοῦτον) могут не все, но кому дано, – избранники, герои духа, христианские богатыри. А для остальных, для рядовых, немощных и слабосильных христиан, ради укрепления их и воспитания во Христе Церковь допускает как бы некое приближение недоступного для их брачного идеала к мере их восприемлемости – в расторжении и повторении брака, низводя догму брака или его идеальность в канон или законность. Это – с одной стороны. А с другой: в таинстве покаяния, в тех же целях воспитания и укрепления о Христе немощных чад своих, Церковь оставляет и очищает временные и случайные нарушения чистоты идеально христианского брака чрез прелюбодеяние не только сердечное, но даже и телесное.59

Итак: «есть скопцы, кои сами оскопили себя для царства небесного». Эта цель христианского самооскопления ведет нас к последней и наивысшей духовно-таинственной или богочеловеческой стороне христианского брака, раскрываемой ап. Павлом в послании к Ефесянам 5:22–33.

Цель самооскопления в идеально-христианском браке, по слову Спасителя, есть Царство Небесное. А к этому царству ведет, в него переходить и с ним сливается Церковь. В Церкви, по ап. Павлу, существо, первооснова и конечная Цель христианского брака.

«Жены, говорить Апостол, должны подчиняться своим мужьям как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, Он – Спаситель (своего) тела (т. е. Церкви). Но как Церковь подчиняется Христу, так и жены мужьям во всем. Мужья, любите (своих) жен, как и Христос возлюбил (Свою) Церковь... Так должны мужья любить своих жен, как свои тела,– любящий свою жену себя самого любить, ибо никто никогда свою плоть не ненавидел, но питает и греет ее, как и Христос – Церковь (Свою), потому что – члены мы тела Его (от плоти Его и от костей Его, как и жена от мужа), почему оставить человек отца и мать и привяжется к жене (своей), и будут двое в плоть одну. Тайна сия велика, – я говорю в отношении ко Христу и к Цер­кви».

Апостол возводить брак к таинственным глубинами богочеловечества Спасителя, поскольку оно осуществляется и проявляется в Церкви, как в Его теле, созидаемом и чествуемом её Богочеловеческою Главою – Спасителем. Брак есть сокращенная и отраженная Церковь, – Церковь вмале, – такая же таинственно-живая и нераздельная организация мужа с женою, какую представляет мистическое единение Богочеловека с Своим Церковным Телом60.

Идеально-христианский брак назначен осуществлять, хотя и вмале и сокращенно, но ту же тайну единения Христа с Церковью, – тайну кафоличности Церкви или её полной орга­нически неделимой целостности, – тайну собрания или соборности, – пребывания Христа посреди двух или трех, собранных во имя Его (Мф. 18 20). Двух, т. е. в супружеской чете истинно-христианского брака, таинственно обвеваемой Духом Христовым, восприемлющей и осуществляющей в себе по мере своих сил богочеловечество Спасителя, делающей спасение свое (Флп 2:12). Трех, т. е. и в чадах идеально- христианского брака, рождаемых во имя Спасителя-Богочеловека, ведомых ко Христу и воспитываемых по Христу. Совер­шаясь и существуя во Христе и Церкви, истинно-христианского брак, как самооскопление ради Царства Небесного, должен рождать и воспитывать для Христа и Церкви истинных чад Божиих, – духовных, а не душевных, – верующих во имя Его (Логоса-Богочеловека) н приемлющих Его, кои не от крови, ни от похоти плоти, ни от похоти мужа, но от Бога родились (Ин. 1:12–13).

В этом-существо, цель и смысл христианского брака.

По идейной связи с таким значением христианского брака, Евангелист Матфей, вслед за словами Господа о самооскоплении для Царства Небесного, помещает рассказ о благословении Христом детей61.

«Тогда приведены были к Нему дети, чтобы руки возложил на них и помолился. Ученики же запрещали им. Но Иисус сказал им: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Не­бесное. И возложив руки на них, пошел оттуда» (Мф. 19:13–15).

В детях и чрез детей истинно-христианского брака Церковь как тело Спасителя-Богочеловека, стройно и соборно сочленяясь, истинною любовью возрощает всех, а вместе и сама возрастает в Того, Кто есть Глава Церкви и Спаситель Тела, – Богочеловек, из Коего все Тело, при действии в меру и соответственно своему назначению каждого члена, созидает себя в любви и устрояется в жилище-храм Божий Духом, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного и полный возраст Наполняющего все во всем, – доколе человек ветхий, душевный и смертный, сущий по образу Адама, преобразится в человека нового, духовного и бессмертного, сущего по образу Христа Богочеловека, – дух преодолеть и преобразить плоть из тела душевного в тело духовное, Христос вообразится во всех, последний враг упразднит­ся – смерть, добро окончательно восторжествует над злом, и Бог будет все во всем62.

Такова тайна христианская брака и церкви.

«Тайна эта велика». «Могущий вмещать да вмещает»63.

В заключение, можем сосредоточить наше рассуждение в двух положениях.

1)             Вместо необузданного разврата (Рм. 1сл.), налож­ничества и неограниченного произвола в бракорасторжениях и бракоповторениях («развод по всякой причине» у иудеев, – «23 и 21 раз выходить за муж и жениться» – у греко-римлян, современный гражданский брак, до сво­бодного соития по произволу, общения мужей и жен и разведения усовершенствованных человеческих пород-германцев?!) – неограниченное ничем единобрачие, безусловная нерасторжимость, совершенная неповторимость и духовно-телесная чистота или святая девственность истинно-хри­стианская идеального брака. Это – с одной, внешне-фор­мальной стороны.

2)             А по внутренней стороне: вместо только чувственно-платяного удовлетворения животно-половому инстинкту и экономическая, родового, национально-государственная и даже общечеловеческого (размножение людей) значения – брак духовно-идеальный, – возможное и доступное для каждой истинно-христианской брачной четы отражение и осуществление тайны собрания и единения Христа с Церковью в Вере-Надежде-Любви, для постепенного преображения челове­чества чрез брак и Церковь, в истории движения его к богосовершенству и богочеловечеству, из душевного состояния в духовное, пока Христос совершенно вообра­зится во всех и Бог будет все во всем.

Кратко: «Церковность Христианского брака».

В браке и Церкви человечество, действием божественной благодати и устремлением своих ума-сердца-воли к богосовершенству, должно возрождаться и преображаться по образу своего Спасителя Богочеловека64.

* * *

1

Акт возглавляли: Высокопреосвященный Макарий митрополит Московский и Коломенский и Преосвященный Феодор епископ Волоколамский, ректор Императорской Московской Духовной Академии.

3

Псал. 13, 1–3 ср. Рим. З:10–12.

8

Второз. 18

10

Зах. 31 дал. 6:11–13.

11

Псал. 109ср. Евр. 5

12

Псал. 2по LХХ 2цар. 7ср. Евр. 1:2.

13

Иса. 7:14.

24

Рим 7:14–25 др. мн.

28

Царство Христово, основывающееся на христианской вере и христианской жизни: кто не против вас др. чт. нас, тот за вас др. чт. нас Мк. 9:39–41. Лк. 9:50. Мф. 10:42. Ср. наше Новый Завет как предмет православно-богословского изучения стр. 40–43.

29

В Церкви, как Теле Христовом, верующие, как члены Церкви, стоять в таинственном единении с Главою Её Богочеловеком Христом, в таинстве Евхаристии приобщаясь Его плоти и крови и получая в Церкви всю полноту благодатных даров Святого Духа, чего нет в христианстве, как религии богочеловечества, и царстве Христовом. Ср. ibid. стр. 44 дал.

31

В Евхаристии.

32

Иса 4:5.

33

Иса 28:15,18 Ср. Апокал. сердце Сына Человеческого 14дал.

34

Иса 18:4. 26:1–4.

35

Иса 9:12, 20.

36

Иса 25:6–9 Апок 18:23; 19:6–16 21:2–3 ср. 14и Иоан 3:29.

37

Mф 19парал. Мк 10:7–8 ср. Еф. 5из Быт 2:24.

38

Значит св. Лука здесь буквально передаешь первичный евангельский текст, точно соответствующий тексту евангелия Матфея.

39

Вообще текст Матфеева евангелия более других синоптиков совпадаешь с древнейшими, более или менее синхронистичными Новому Завету, текстами Учения Двенадцати Апостолов, папирусов, Евангелия Евреев-Назареев-Евионеев, Мужей Апостольских Иустина, древнейших апокрифических и неканонических писаний, церковных писателей – св. Иринея, Тертуллиана, Епифаниева текста и др.

40

«Предаст же брать брата на смерть и отец – дитя и восстанут дети на родителей и убьют их»: и здесь нет брачной четы.

41

Впрочем это суждение каше о взаимоотношении синоптических текстов весьма предположительно и научной твердости не имеет, как и вся синоптическая проблема. Но для нашей задачи это не существенно, ибо в догматическом отношении каждое слово писания одинаково важно, Во всяком случае дана наличность двух чтений: без γυναῖκα и с γυναῖκα, и мы должны объяснить это.

42

Поглощает, на юридическом языке. Матф. 5:17;22:40. Гал. 5:14. Рим 3:31. Ефес 2:15.

47

1Кор. 6:15–16. Еф. 5дал. и др.

48

История эта с богодухновенною простотой изложена в Библии (2Цар 11:2–12:25) так:

«Однажды под вечер Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома, – и увидел с кровли купающуюся (в цистерне на дворе) женщину, а женщина та была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина. И сказали ему: это Вирсавия, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять её. И она пришла к нему, и он спал с нею. Когда же она очистилась от нечистоты своей, возвратилась в дом свой. Женщина эта сделалась беременною и послала известить Давида, говоря: я беременна... И пригласил Давид Урию (а этот Урия, замечу, был самый верный, и самый преданный Давиду слуга) и ел Урия с Давидом, и напоил его Давид. Но вечером Урия пошел спать на постель свою с рабами господина своего (т. е. Давида), а в свой дом не пошел (этим сообщением выразительно указуется на то, что здесь было только прелюбодеяние со стороны Давида и Вирсавии, но не было разврата). По утру же Давид написал письмо Иоаву (полководцу, сражавшемуся в то время с Аммонитянами) и послал с Уриею. А в письме он написал так: поставьте Урию там, где будет самое сильное сражение, и отойдите от него, чтобы он был поражен и умер... Так коварно был убит Урия Хетеянин... И услышала жена Урии, что умер Урия, муж её, и плакала (несла траур, по нашему) по муже своем. Когда же кончилось время плача (траура), Давид взял ее в дом свой, и она стала его женою, и родила ему сына. И было это дело, которое сделал Давид, зло в очах Господа. И послал Господь (пророка) Нафана к Давиду, и тот пришел к нему и сказал: в одном городе было два человека богач, а другой бедняк. У богача было очень много мелкого и крупного скота, а у бедняка ничего, кроме одной овечки, которую он купил маленькую, и выкормил, – и она выросла у него вместе с детьми его, – от хлеба его ела, из чаши его пила, на груди у него спала и была для него как дочь. И (вот) пришел к богачу гость (странник) и тот (богач) пожалел взять из своих овец или волов, чтобы приготовить (пищу) для гостя (странника), а взял (единственную) овечку бедняка и приготовил ее для гостя (странника). – Сильно разгневался Давид на этого человека (богача) и сказал Нафану: жив Господь! достоин смерти человек, сделавший это, – и за овечку должен заплатить вчетверо, – за то, что он сделал это, и за то, что не имел сострадания. И сказал Нафан Давиду: ты – человек тот, – так говорить Господь Бог Израилев: Я помазал тебя в царя над Израилем и Я избавил тебя от руки Саула, и дал тебе дом господина твоего и жен Господина твоего на лоно твое, и дал тебе дом Израилев и Иудин, и если этого мало, прибавил бы тебе еще больше: зачем же ты пренебрег слово Господа, сделав злое пред очами Его? Урию Хеттеянина ты поразил мечем, – жену его взял себе в жены, а его ты убил (коварно) мечем Аммонитян, – итак не отступит меч от дома твоего вовеки, – за то, что ты пренебрег Меня и взял жену Урии Хеттеянина, чтобы она была тебе женою... И сказал Давид Нафану: согрешил я пред Господом. И сказал Нафан Давиду: и Господь снял грех твой: ты не умрешь, но так как этим делом ты подал врагам Господа повод хулить Его, то умрет родившийся у тебя сын... И поразил Господь дитя, которое родила жена Урии Давиду, и оно заболело... и умерло. И утешился Давид и утешил Вирсавию, жену свою, и вошел к ней и спал с нею, и она (зачала и) родила сына и нарекла ему имя Соломон. И Господь возлюбил его и послал пророка Нафана, и он, по слову Господа, нарек ему имя Иедидиа», т. е. Возлюбленный Богом. По этому случаю, заметим кстати, написан Давидом известный покаянный псалом: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое».

49

Точное и строго выдержанное, различие между μοιχεία – прелюбодеяние, лат. aduterium, осквернение собственно брака и πορνεία – разврат, осквернение тела и вообще распутство, – дано как в Новом так и в Ветхом Завете. Так у того же евангелиста Матфея 15ср. Мк. 7:21. Рм. 7:3: замужняя женщина называется прелюбодейкою, если при живом муже будет за другим мужем, – 1 Кр 6:9, Гл 5по нек. Евр 13:4, Апок 2:20–24, Ин 8:3, Мф 5и пар. 19:18, Мк 10619, Лк 18:20, Рм 13:9, 2:22, Ик 2из Исх 20ср Лк 18:11 (нет основании понимать в значении блуда вообще), – γενεά μοιχαλίς Мф 12:39, 16:4, Мк 8(ветхов. образ, указан, на измену Израиля брачному союзу Бога с ним) Ик 4(то же ветхоз. Образ – измена Богу и сожития с миром) 2Петр 2– наз. женатые. Также πορνεία или ясно различается от μοιχεία, как в вышеприв. местах, или берется в значении общего понятия блуда (большинство мест Мф 21:31–32, Ин 8:41, Дн 15:20–29, 21:25; 1 Кр 5:1, 6:13–18, 7:2, 10:8; 2 Кр 12:21; Гл 5:19; Еф 5:5; 1 Фс 4:3; Ев 12:16; Тм 1:10; Апок. 2:14–20, 9:21, 14:8, 17:23–24 18:3–9, 19:2, 28:8, 22:15), или в тесном смысле разврата с явными блудницами: Лк 15:30; 1 Кр 6:15–16; Евр 11:31; Ик 2:25; Апок 17:1–5, 15, 16, 19:2. То же находим в Ветхом Завете, где греческим μοιχεία всегда передается только один евр. корень נאף в свою очередь указующий специально па нарушение супружеской верности – в собственном и иносказательном (религиозном) смыслах: Иерем 5έμοιχώντο (тайно покланялась языческим богам, оставаясь по внешности евреями) καί εν σκοις πορνῶν (открыто в языческих храмах) κατέλυον, – Прем. 14γάμων ὰταξία μοιχεία καί άσέλγεια, где второй термин синонимичен с πορνεία, как разврат, распутство, общее и сильнее прелюбодеяния, – Лев 20μ. γυναίκα άνδρός τοῦ πλησίον, – Сир 23εν πορνεία έμοιχεὐθη (прелюбодеяние в соединении с развратом), Ос. 4κλοπή και μοιχεία (воровство и тайное прелюбодеяние имеют сходство, отличаясь от открытого грабежа и разврата), – 4прелюбодейство усвояется невестам как не отличавшимся юродически от жен, – Иса 57σπέρμα μοιχῶν καὶ πόρνης – прелюбодеев (женатых) и блудницы (незамужней). Напротив πορνεία и сокор. в подавляющем большинстве (за крайне редкими исключениями, если не ошибаемся 8 или 11 из 88) соответствует еврейскому корню זנה указывающему специально на открытый блуд и разврат, лат. fornicatio, scortatio,-см. особенно: Быт. 38:24, 15, 21, 22; Ос. 1:2, 4:14–15; Мих. 1:7; Наум 38(изнеможение от разврата и продажность разврата); 1Пар 5разврат языческого богослужения Иис. Нав. 2:2, 6:16; Суд 11:1, 16:1; 3Цар. З:16,12:24; Прит. 5:5, 6:26, 7:10, 29:3; Сир 9:6, 19:2; Иоил. 3:3; Иса 23:15, 57:3; Иер 5;7; Посл, Иер. 11; Иезек 16:30–31, 23:14. Также различаются термины и у древних греческих и латинских церковных писателей. Пастырь Ермы Mand VIII 3. ed. Funk. Терт. De Pudic. VI ed. Oehler 1.800 о самарянке Ин. 4 гл. moechia et in ea fornicatio non moechia, sed prostituta См. Suicer, Thesaurus Ecclesiascticus, ad h. v. Ср. Исид. Пел. в конце 63 прим. и др.

50

Ср. Лев. 20дал. Аорист έμοίχενσεи с настоящим причастьем δ βλέπωи оттеняет ту мысль, что всякий раз, когда бывают блудно-похотливые взоры и помыслы, прелюбодеяние, как нарушение чистоты идеально-христианского брака, уже стало фактом не только внутренне-сердечным и психологическим, но и реальным, историческим, ничем не отличающимся от внешне-фактического прелюбодеяния. Ср. 1Кор. 7:28. Этим быть может надо обяснять властное действие слов Спасителя: «безгрешный из вас пусть первый бросить на нее камень» на обвинителей жены-прелюбодейцы, с блудною похотью смотревших на красивую преступницу (Иоан. 7:7,9).

51

У Мф αὐτοῦ нет при τὸν πατέρα и τὴν μητέρα, а только при τὴ γυναικί – быть-может указуется на более тесную связь мужа и жены в браке, чем родителей и детей. У Мк опуск. нек. «и привяжется к жене своей», но такое чтение не соответствует ни ходу мысли, ни Быт. 2, 24.

52

Плоть – σάρξ евр. басар как или отвлеченно мыслимый или идеальный человек, по его душевно-телесной организации, а не как отдельное лицо, почему Адам и Ева – μία σάρξ один человек (ср. «πσα σάρξ» – люди вообще, без различия пола), – потому же и Λόγος σάρξ ἐуἐνετο – Слово плотью стало, – совершенным, истинным, идеальным человеком, а не ὰνήρ, не ανθρωπος – муж, или налично данный, след. грешный человек, не та или другая человеческая личность – Петр, Андрей, Иоанн, но Иисус, Бог – Спас, Богочеловек. Ср. 1Кор. 6– речь о развратной, временной и случайной связи κολλσθαι τῆ πόρνη в ἐν σῶμα, а не σάρξ – постоянное, нераздельное и органическое χολληθήσεται мужа к жене ἐις σάρκα μίαν.

53

Господь обращает внимание на изначальное происхождение первозданной четы. Адама Бог создал из земли, вдунув в лицо его дыхание жизни, – и стал Адам душою живущею, как Бог, по образу и подобию Божию. А Еву Творец образовал уже из живого тела Адама, из его ребра, как плоть от плоти его и кость от костей его. Таким образом происхождение Евы От Адама было подобно происхождению всего последующего человечества от родителей, от коих всякое новорождающееся дитя получает вместе с телом и душу. Душа Евы не была вдохнута в нее непосредственно Самим Творцом, но получена вмести с плотью и костями от Адама, – не только мужа, но и родителя Евы. Так это в отношении души праматери. Но Дух, образ и подобие Божие, получается Евою, как и всеми людьми, непосредственно от Самого Бога. Так и дети от родителей получают тело и душу, плоть живую, чрез психо-физиологический акт рождения, но Дух дается каждому от Бога лично, – причем Святой Дух приобщается духу человеческому только в Церкви и её таинствах. Считаем нужным заметить, что это – только личное мнение.

54

Ἐνετείλατο εντολή, ὀ νόμος των εντολών (известпый, οпределенный закон Моисеев) ἐν δόγμασιν (без члена-всем вообще евангельским учением, евангельскими идеалами – блаженствами) καταργήσας (упразднил Христос) Ефес. 2:15.

55

Очевидно и решительно всякое бракоповторение обявляется как прелюбодеяние, нарушение чистоты идеально христианского брака. Ср. ниже изречения отцов.

56

И в евангелии Матфея конечно предполагается и дана (в евангельском и общем новозаветно-церковном воззрении на равенство полов в религиозно нравственном отношении, пред Богом), а здесь и усиленно выражена равнозначимость мужа и жены в отношении к нерасторжимости н неповторимости брака. Ср. Лук. 16– приведено выше в парал. к Мф 5:32. Параллель Марка к Мф 19:3–12 в целом имеет такой вид: «И приступив, фарисеи спрашивали Его: можно ли мужу жену отпускать, искушая Его. Он же в ответ сказал им: что вам заповедал Моисей? А они сказали: позволил Моисей запись разводную написать и отпустить. Иисус же сказал им: по жестокосердию вашему написал вам заповедь сию, а от начала создания мужчиною и женщиною сотворил их: ради сего оставит человек отца своего и матерь свою (и привяжется к жене своей) и будут двое в плоть одну, так что они уже не двое, но одна плоть, итак что Бог сопряг, человек да не разделяет. А в доме опять ученики о сем спрашивали Его, – и говорить им: кто если отпустить жену свою и женится па другой, прелюбодействует в отношении к ней (μοιχται ἐπ᾿ αὐτήν – первой жене) – и если она, отпустив мужа своего, побрачится с другим, прелюбодействует».

57

В параллель можно поставить мысли ап. Павла о браке и безбрачии в VII главе 1-го послания к Коринфянам, ст. 8–9: „Говорю безбрачным и вдовам: хорошо (καλόν) им, если останутся как и я. Если же не воздерживаются (не могут воздерживаться), пусть вступят в брак, ибо лучше (κρεῖττον) вступать в брак, чем разжигаться», ст. 25–40: „относительно девства, говорить Апостол, я не имею повеления Господа (как имел он таковое относительно состоящих т. браке ст. 10, – разумеется прежде всего евангельское учение о браке и разводе), а даю (личный) совет, как помилованный от Господа быть верным (учеником Христа): по настоящей нужде почитаю хорошим (делом – καλόν, а не άγαθόν) оставаться человеку так (в безбрачии). Связан ли ты с женою? Не ищи развода. Разведен ли с женой? (λἐλυσαι ὰπό – может указывать и на разводную, данную мужу от жены). Не ищи жены. А если побрачишься, не согрешишь, – и если побрачится девица, не согрешит. Но скорбь для плоти будут иметь таковые, а я вас жалею. Говорю же братья вот что: время стесненное (коротко) уже, так что и имеющие жен должны быть как не имеющие, и плачущие как не плачущие, и радующиеся как не радующиеся, и покупающие как не приобретающие, и пользующееся миром как не пользующееся: ибо преходит образ мира сего. А я хочу, чтобы вы были без забот (мирских). Безбрачный заботится о Господнем, как угодить Господу. А состоящий в браке заботится о мирском, как угодить жене. Также есть разность и между женою и девою. Безбрачная заботится о Господнем, (как угодить Господу), чтобы быть святою и телом и духом. А вступившая в брак заботится о мирском, как угодить мужу. Это говорю к вашей собственной пользе (ούμφορον), – не для того, что-бы узы на вас положить, но к благообразию (το έυχημον) и благослужению (ενπάρεδρον) Господу непрестанно (απερισπάστως рус: без развлечения)... Так что и брачущий свою деву хорошо (καλῶς) делает и небрачущий лучше (χρεῖττον) сделает». Aпостол смотрит здесь на брак и безбрачие не с принципиально-догматической точки зрения блага – άγαθόν и христианского идеала (идеально-христианский брак), а с точки зрения только «хорошего – καλόи», – канонически законного христианского брака, – с жизненно-практической точки зрения пользы – συμφερον, благообразия – εσχημον, благослужения Господу – εύπάρεδρον, в виду особенных обстоятельств «стесненного времени» и чтобы не подвергаться «сатанинскому искушению» и «не разжигаться». «Не согрешить»: в законно-каноническом смысле, а не в нравственно-догматическом, – не преступить закона или канона, – с точки зрения реально канонического брака, а не идеально-догматического.

58

Слова Спасителя о само-оскоплении для царства небесного мы, соответственно предмету нашей речи, относим к подвижничеству (аскетизму) идеально-христианского брака, отнюдь не отрицая их применимости и к подвигу христианского девства. Для всех чад Церкви идеал один – преображение по Спасителю-Богочеловеку, достижение Царства Небесного и делание своего спасения. Отсюда и само-оскопление, как высшая ступень христианского подвижничества и христианское геройство в стремлении и движении к этому идеалу, возможно и бывает но всяком служении Христу и Церкви – пастырском, учительском и т. д. Таким-образом мы не отрицаем древнее толкование, а только расширяем применением слов Господа о само-оскоплении к идеально-христианскому браку и ко всякой вообще деятельности истинных чад Церкви.

Сюда же быть-может надо относить и «девственников Апок. 14:3–5: «те, кои не осквернились с женами, ибо девственники они, в количестве ста сорока четырех тысяч (т. е. по 12 т. из каждого колена) следующие за Агнцем, куда бы Он ни пошел, – только они одни могущие научиться воспеваемой пред Престолом песни новой, искупленный от людей начаток Богу и Агнцу, – и в устах их не оказалось лжи, ибо непорочны они». Осквернение разумеется не только телесное, но и сердечное, ибо и греховная похоть есть уже осквернение и прелюбодеяние, – притом с женами вообще или женщинами, след. как женатых так и неженатых. Разуметь одних только неженатых девственников неудобно потому, что тогда придется приписать апокалиптику взгляд на брак, не исключая и христианского, как на скверну, что не соответствует Иоан. 2:1–11 и Евр. 13:4. Впрочем, и при общепринятом толковании, осквернение с женщинами можно относить именно к греховной похоти, отсутствующей в идеально-христианском или девственном браке. Таким образом оба толкования применимы, если разуметь девственность в безбрачии и браке. Наше толкование есть только предположение и личное мнение, не воспрещаемое Церковью, если оно не противоречит общецерковной догме.

59

Вопрос о сравнительном значении брака и безбрачия для Церкви, согласно ап. Павлу (прим. 56) н древне-церковным писателям (прим. 63), решается в смысле необходимости брака и изрядности безбрачия. Брак есть исполнение воли творца (Быт. 1:28) и необходим для достижения определенной Богом полноты истории человечества, в частности брак истинно христианский необходим для предопределенной истории Церкви. Безбрачие и девство, как подвиг, есть удел только избранников, светочей христианских и как бы маяков, указующих путь к небесному царству и несколько предвосхищающих на земле блага этого царства: духовность, блаженство, созерцательность и пр. Состоящих в браке чад церкви эти подвижники девства наглядно научают, чем и как должна достигаться цель истинно-христианского брака: целомудрие, воздержание, девственность душевная и телесная. Эти и другие добродетели конечно общи у монахов со всеми другими членами церкви, но в истинных монахах они отражаются ярче и сильнее, служа образцами и путеводителями для прочих.

60

Говоря о семействах Акилы и Праскиллы, Нимфана и Филимона, как о «домашних их церквах» τῶν κατ' оἶκои αὐτῶν εκκλησιῶν (Рм 16:3; 1Кор 16:19; Колос 4и Филим ст. 2), Апостол очевидно представляет дом и семью брачной четы как «малую церковь». Обясняя Ефес. 5:32–33 Златоуст говорить: «Руководствуй жену и таким образом устроится дом (семья) твой. Слушай, что говорить Павел: если же пожелают (что) узнать, дома своих мужей пусть спрашивают» (1Кор 14:35). Если так станем устроять свои семейства, то будем годны и к настоятельству Церкви: седь и семья (дом) есть малая церковь και η οικία γαρ εκκλησία εστι μικρά (Hom. in Ephes. XX с. 4 ed. Montfaucon Paris. 2-a 1832 in 4-o t. XI p. 173 В.) Столь же ясно Августин, утверждая бытие брака и в раю до грехопадения прародителей и относя к нему Быт. 1:21–28, продолжает: «что великим таинством называет Апостол во Христе и в Церкви. И так: что во Христе и в Церкви есть великое, это в единичных каких либо (христианских) мужьях и женах есть малое, но все же таинство нераздельного супружества: quod ergo est in Christo et in Ecclesia magnum, hoc in singulis quibusque viris atque uxoribus minimum, sed tamen conjugii inseparabilis sacramentum. (De nuptiis et concupiscentia Lib 1, c. 23 ed. Bened. Paris. 2-a 1838 in 4-o t. X p. 623 d, –624 а). Ср. еще Злат. In Psal. 41 (42) ib. t. V. 158, b: «Ты сделай церковью жилища твое, ибо здесь псалом и молитва и пророчества и боголюбивый разум поющих, (так что) непогрешительно можно назвать собор сей церковью: ούκ τις αναμάρτοι την αυ᾿ νοδον ταύτην προσειπών εκκλησι᾿ αν.» In Rom Hom. XXX с. 3 ib. IX. 816 с: «Так были (Акила и Прискилла) благочестивы, что и дом свой (семейство) сделали церковью: ὡς καί τὴν οικίαν εκκλησίαν ποιῆσαι».Феодорит к 1Кор. 16:19: «Они (Акила и Прискилла) по великой добродетели своей даже и дом свой явили церковью, пожелав творить только подобающее Церкви», ed. Migne; Patr. Gr. t. 82 col. 373-a, – κ, Колос. 4:13: «Он (Нимфан) и дом явил церковью, украсив его благочестием» ib. 625 с. Термин «дом οίχία» Феофилакт толкует в смысле верующих членов брачной семьи в Филим. ст. 2: «церковью называешь всех верных в доме: εκκλησίαν πάντας τους ἐν τῆ οίχία (семействе) πιστους λέγει», ed. Lindselli, Lond. 1634 р. 863, – ср. «άθροισμα πιστῶν – собрание верных» к 1Кор. 16p. 320 и Колос. 4:13. p. 675. Ср. Тертуллиала Exhort, ad cast. с. VII ed. Ochier Lips. 1853. t. 1 p. 718: «Но где трое, там и Церковь, хотя миряне: Sed ubi tres, Ecclesia est, licet laici». Так как слова эти стоять в связи с Матф. 18:20, то, очевидно, разумеется и верующия супружеская чета с детьми и домочадцами, а также и одна супружеская чета ("двое"). Подобно же в De poenitentia с. X р. 661: «Публичное покаяние тяжело только там, где от (насчет) падения (одного) возвышается другой, где поднимаются вверх над простертым. Но между братьями и служителями, где общи надежда, страх, радость, печаль, страдание, так как общ Дух от общего Господа и Отца, – за что же другое считать их, как не за самого себя? Зачем от, соучастников дел твоих бежишь как от театральных зрителей? Не может тело радоваться страданию одного члена, все оно сострадает и необходимо содействует исцелению. Ведь в том и другом Церковь есть, а Церковь – Христос. И так, когда ты простираешь себя к коленам братьев, то Христа касаешься, Христа умоляешь: in uno et altero Ecclesia est, Ecclesia vero Christus». Cp. Ad uxorem L. II, с. VIII (IX). Oehl. 1. 697 говоря о единомыслии супругов и их согласной жизни во Христе, продолжаешь: Видя это и слыша Господь радуется и посылает им мир свой. Где двое, там и Он: ubi duo, ibi et ipse» A Макарий Египетский называет церковью даже и одного человека Hot. XII с. 6 Migne, Patr .Gr. t.. 34 col. «Церковь говорится и о многих и об одной душе, ибо сама душа собирает все мысли и есть Церковь Богу: έκκλησία λέγεται και επί πάλλων και έπι μις ψυχῆς, ατη γαρ (η ψυχή) συνάγει δκους τους λογισμους καί έστιν ὴ εκκλησια τθεῷ» разумеется, в духовном смысле. Но эти и подобные изречения древне-церковных писателей отнюдь не выражают той мысли, что „таинство собрания» в браке равно таинству Церкви и Христа и может заменять второе. Это невозможно уже потому, что брак, как и Евхаристия, как и всякое таинство может существовать только в Церкви, чрез неё и от неё только получать благодать Святого Духа. Отношение Церкви к таинствам такое же, как между солнцем и его лучами и отражениями. Дополнение: Макарий Бес. 37. 8. Русс, пер. Моск. Дух. Акад. изд. 4-е, 1904 г. стр. 261: Церковь можно разуметь в двух видах: или как собрание верных или как душевный состав. По сему, когда Церковь берется духовно – в значении человека, тогда она есть целый состав его.

61

Идейная связь между учением Господа о браке и само-оскоплении для царства небесного – с одной стороны и между благословением детей, каковых есть царство небесное – с другой видна во 1-х из того, что вообще св. Матфей излагает евангельское содержание не в строго хронологическом порядке, но с ясным наклоном к идеологической связи речей и событий (напр. Нагорная Беседа, Пророчественная речь и др.), и во 2-х из того, что ев. Лука, напротив, излагает Евангелие «по тщательном исследовании всего сначала» и «по порядку (Лук 1:4). Но у ев. Луки благословение детей и речь о разводе изложены в другой историко-хронологической связи, чем у Матфея и следующего за ним Марка, именно: благословение детей – после притчи о мытаре и фарисее 18:13–18, а о разводе-после притча о домоправителе неправды 16:18.

63

Идея постепенного преображения душевного человечества в духовное чрез брак и в историческом движении Церкви к полноте богочеловечества Спасителя отнюдь не противоречит церковному учению о всеобщем воскресении умерших и мгновенном изменении живых при втором пришествии Христа, напротив – обе идеи стоят в органической связи между собою и взаимно дополняют одна другую. Ведь для умерших о Христе не престает таинство единения их с Спасителем в Церкви но, хотя и бестелесно и только духовно, они продолжают жить во Христе и Церкви, вместе с нею постепенно двигаясь на встречу Грядущему Жениху, – и в том же направлении, какое они получили при жизни, в Церкви земной. Смерть не есть прекращение жизни вообще, а только переход от одной жизни к другой, «желанное разрешение» (Филип. 1:23) от оков тела и наземной тьмы на свободную жизнь со Христом и на необъятный простор «широты, долготы, высоты и глубины Божией» (Еф Зср. Рм 8и 1Кор 2:10), – небесного воздуха и надземного света, – «блаженное успение», как бы экстаз и восхищение к высшим небесам и в новый мир – духовный, блаженный и бессмертный. Умершие живут, и притом в Церкви и для Церкви, как и Церковь живет с ними и для них. К будущему всеобщему воскресению они находятся в таком же отношении, в каком ветхозаветные праведники находились к первому пришествию Спасителя. Как все ветхозаветные верующие умирали, не получая исполнения обетования о Спасителе, но приемля новозаветное совершенство или благо только во Христе (при сошествии Его в ад) и только вместе с нами, их ново-заветными потомками. Так и новозаветные верующие умирают без обладания обетованным благом преображения в духовность и вечную жизнь по воскресении, но устремляясь к этому благу и достигая его только в своих будущих потомках и вместе с ними, при паки пришествии Спасителя. Все они живут в Церковном Теле Христовом, как Его органически не отторжимые и постоянные члены. Иначе нельзя обосновать церковной догмы о Богоматери, о почитании святых и о молитвах за умерших. Здесь же находим почву и для личного мнения о загробном продолжении, конечно только духовной стороны, христианского брака. «Плоть и кровь царства Божия наследовать не могут и тление не наследует нетления» (1Кор. 15:50), – «в воскресении ни женятся ни выходить замуж, но как ангелы на небе суть» (22и пар. Мк 12:25; Лк 20:35). Но духовные стороны брака (любовь, свойства полов и семейных отношений и др.) надо думать, остаются и продолжаются и после смерти: Богоматерь остается и ублажается как Пресвятая Дева и Богоматерь, тоже все святые отцы и матери, родители напр. преподобного Сергия и др. Против такого мнения не говорить Рим 7:2–3, ибо там, речь о законно-каноническом браке, или браке по закону, данному по жестокосердию людей, а не об идеально-христианском браке по Евангелию и по идеалу богосовершенства. Тоже у Мф 22:24–30 разумеется брак но Моисееву закону ужичества, имевшие родовое значение и данный после, но греховности и жестокосердию людей, а не идеальный брак в раю, не допускающий расторжения и повторения, чего не понимали саддукеи, по своему незнанию Писания (Быт. 1:27–28, 2:21–24; Мф. 19:4–9). Напротив в истинном н идеальном браке Вирсавия остается женою Урии и после его смерти, при вторничном её браке – с Давидом. Таким образом и по смерти супруга истинный брак остается не расторжимым и продолжается.

Не противоречит идеально-христианский брак и церковному учению о первородном грехе. Это – грех природный для всего падшего в лице прародителей и от них происходящего человечества, – общечеловеческий, вне сознательный и безличный. Напротив, идеально-христианский брак относится к области личного действия воли-любви, личного созерцания ума-веры и личного вожделения или чувства-надежды каждой истинно христианской брачной четы, при содействии божественной благодати и таинственном веянии Святого Духа. При этом первородный грех и его следствия не уничтожаются, а только ослабляются и побеждаются постепенно, – зло, так сказать, вырождается в людях. В многовековой и всенародной истории Церкви истинно-христианский брак должен вести церковное человечество к постепенному, хотя бы медленному и мало заметному, совершенствованию по всей его духовно-телесной природе, как и грех проник во всю человеческую природу, – к истлеванию человека ветхого и возрождению в нового, доколе последний враг упразднится – смерть.

64

В заключение приводим некоторые мысли древне-церковных писателей о христианском браке.

1) Идеальная сторона истинно-христианского брака, так сосредоточенно, полно и ясно выраженная ап. Павлом в послании к Ефесянам 5:22–33, – не подверглась подробному раскрытию. Напряженное ожидание второго пришествия Христа и открытия царства славы, во время гонений на христианство, сосредоточивало дух верующих на личном подготовлении к этому царству в подвигах умерщвления плоти и достижения девственной чистоты тела и души. Такое настроение не вызывало особой потребности к созерцанию отдаленной перспективы веков и народов и постепенного движения человечества к Спасителю Богочеловеку и богосовершенству чрез претворение и преображение его душевности в духовность посредством идеально-христианского брака и в истории Церкви. Исключение может представлять только Апокалипсис, при соответственном толковании его. Но указания на эту сторону брака мы все же имеем. Так св. Игнатий Антиохийский в послании к Поликарпу cap. V ed. Funk пишет: «Сестрам моим (т. е. верующим христианкам) говорю, чтобы они любили Господа и довольствовались своими мужьями по плоти и духу. Также и братьям моим возвещай именем Иисуса Христа любить своих жен, как Господь – Церковь. Если кто может в чистоте пребывать (ср. «могущий вмещать да вмещает») в честь плоти Господа (безгрешной), да пребывает в смирении. Если станет превозноситься, – погиб. И если будет считать себя выше епископа, – пропал. Надлежит женатым и замужним согласоваться с мнением епископа, чтобы брак был по Господу, а не по похоти: ἵ να δ γάμος ῆ κατά Kυριoν καί μή κατ επιθυμὶαν. Постановления Апостольские L. VI с. 11: «веруем, что законный брак и рождение детей есть дело честное и не скверное, ибо служит к умножению рода человеческого», след. и к возрастанию христианства и Церкви Христовой. Ефрем Сирин в Толковании на послания Ап. Павла ed. a Mekitharistis, р. 153–154,-в рус, пер. (моем) ч. VII стр. 195–196. к Ефес. 5:19–32: «Как любовь Церкви есть дело сердца, а не (внешнего) вида (или лица), так и жена должна любить своего мужа, – и как Церковь не имеет иного Христа кроме (Единого) Христа, так и жена не должна иметь иного мужа вместо своего (одного) мужа. Подобно и мужья должны любить жен своих, как Христос возлюбил Церковь свою (ст. 25), ибо если должен любить ее и попечение иметь о ней, то не может сменить на что-либо иное истинную эту любовь. Брак у святых Апостол соделал (назвал) таинством Христа и Церкви Его, то есть: так как истинная эта любовь, существовавшая от Адама до Господа нашего, была таинством совершенной любви Господа нашего, ибо и Церковь оставила идолов и (прежнее) владение на подобие (того, как жена оставляет дом) отца и матери, – так и Христос Сам оставил Отца на небесах и мать на земле, и умер за Церковь, чтобы Церковь, которую возлюбил, оживотворить Своею смертью и, превознесенную, ввести ее в самое царство Свое». У Григория Богослова в слове на Матф 19:4–12 Orat. ΧΧΧVΙΙ Migne Gr., t. ΧΧΧVΙ col 289 sq. содержатся такие мысли: «Касательно целомудрия, как вижу, многие имеют неправильное представление и закон их (иудеев) неправомерен и несправедлив. В самом деле, почему они подвергли наказанию (за прелюбодеяние) женский пол, а мужескому позволили, – и жена, злоумыслившая относительно ложа мужа, прелюбодействует и за это подвергается жестокому наказанию по закону, а муж, нарушающий блудом верность жене, остается безнаказанным? Не принимаю такого законодательства, не похвалю этого обычая. Мужья были законодателями, потому и узаконение направлено против жен, поэтому и детей отдали под, власть отцам, а слабейший пол оставили в пренебрежении. Бог же не так, но чти отца твоего и матерь твою, да благо будет тебе и кто злословить отца или матерь, смертью да умрет: одинаково и добро почтил и зло наказал cap. 6 col. 289. Ь.... Павел и примером узаконивает целомудрие. Каким же и как? Тайна сия велика, я говорю по отношению ко Христу и Церкви: хорошо жене чтить Христа чрез (в лице) мужа, хорошо и мужу не бесчестить. Церкви чрез жену (в лице жены). Жена, говорить, да боится мужа, ибо и Христа (боится). Но и муж должен любить жену, ибо и Христос (любить) Церковь... Мне кажется, что слова эти отвергают двоебрачие. Ведь если два Христа, то и два мужа, и две жены. А если один Христос, одна Глава Церкви, то и одна плоть, вторая же должна отвергаться. А если запрещает второй брак, что сказать о третьем? Первый (брак) есть закон, второй – снисхождение, третий – беззаконие. А кто идет далее, тот подобен свинье и он найдешь немного примеров такого зла. Хотя закон дает развод по всякой вине, но Христос – не по всякой вине, а (снисходительно) позволяешь только разлучаться с блудницею, все же прочее повелевает терпеть рассудителено, – и с блудницею (разлучаться) потому, что она повреждает чистоту рода (родовое значение брака) cap. 8 col. 292. b... Так Спаситель. Что же фарисеи? Суровым оказывается для них это учение... если такова, говорят, ответственность с женою, то не полезно вступать в брак (lapsus memoriae св. отца!). Теперь узнаешь, фарисей, это не полезно вступать в брак, а прежде не знал, когда видел вдовство и сиротство и безвременные смерти... так что и другое (противоположное) можно сказать: полезно вступать в брак, что и я принимаю, ибо честен брак и ложе не скверно. Но полезно (только) для умеренных, а не для ненасытных и желающих чтить плоть более того, чем подобает. Когда это будет только браком супружеством (т. е. истинно христианский брак, без разврата и прелюбодейства, хотя бы даже и с женою своею), и желанием оставить детей, тогда хорош брак, ибо умножает число благоугождающих Богу (т. е. духовных чад Церкви – значение и цель истинно-христианского брака). Но когда он разжигает материю (плоть греховную) и облекает тернием и оказывается путем ко злу (а не к добру и к победе зла добром, как брак истинно-христианский), тогда и я воскликну: не полезно вступать в брак. Хорош брак, но не могу сказать, что он и выше девства, ибо девство не было бы чем-то великим, если бы оно не оказывалось лучшим хорошего (т, е брака). Но не огорчайтесь вы, сущия (жены) под игом супружества: повиноваться должно Богу более, чем людям. Впрочем и девы, и жены соединяйтесь друг с другом и будьте едино о Господе и украшением друг друга. Но было бы безбрачных, если бы не было брака, ибо откуда явилась бы в эту жизнь девственность? Не был бы брак честен, если бы не плодоприносил и Богу и жизни девственность. Почитай и ты матерь свою, от коей родился. Почитай и ты рождающуюся от матери и мать, хотя она не мать, а невеста Христова... И находящаяся в супружестве да будет отчасти Христовою, и дева – всецело Христова: одна да не привязывается вполне к миру, другая да не бывает совсем без мира. Что находящейся в супружестве принадлежит отчасти, то у девственницы есть всецело. Ты избрала жизнь ангельскую, стала в чин вместе с безбрачными? Не ниспадай же в плоть, не низвергайся в вещество, не вступай в брак с веществом, если только желаешь оставаться в безбрачии. Развратный взор не сохраняет девства, развратный язык соединяется с лукавым... да будет девственным и разум: да не носит в себе представлений о предметах лукавых, – такое представление есть уже часть разврата, да не создаешь в душе мерзостных идолов! – Он же сказал им: не все вмещают учение, но кому дано. Видите ли высоту этого дела? Оно оказывается почти и недоступным. Да и не выше ли плоти – рожденному от плоти не рождать в плоть? Не ангельское ли свойство – (девственнице) связанной с плотью, жить не по плоти, но быть выше природы. Плоть связала с миром, но ум (дух) возвел к Богу, – плоть отягчила, но дух окрылил, – плоть связала, но любовь освободила. Всею душою устремляйся, дева, к Богу... cap. 9–11 col. 293 а-296. 6 .. К ст. 12-му: „Покажи мне, что желаешь лучшего (чем добродетель по природной необходимости, – разумеются скопцы от природы). А это покажешь, если, будучи плотью, станешь духовным, – если влекомый (вниз) тяжестью плоти, окрылишься разумом (духом), – если окажешься небесным, будучи рожден земным, – если, связанный с плотью, окажешься выше плоти... cap. 16 col. 301 а-b.. Мне кажется, что слова эти (12 ст.), отступая от телесных предметов, посредством их изображают предметы высочайшие (т. е. не телесных, но духовных скопцов)... Одни от природы склонны к добродетели. Другие – те, коих учение очищает, отсекая страсти, – и их-то разумею под скопцами, кои оскоплены от человека, когда слово учительское, отделяя доброе от худого, созидает в них духовное целомудрие. Хвалю и сей род скопцов... Третьи не имели наставников, но сами для себя сделались похвальными наставниками. Не учила тебя мать, чему должно, – ни отец, ни священник, ни епископ... но ты сам, приведя в действие разум, свободною волею воспламенил искру добра, оскопил себя, отсек корень, вырвал орудии зла, приобрел такую добродетель, что для тебя стало почти уже невозможным устремление ко злу. Посему хвалю и сей род скопцов, даже еще более, нежели другие роды. Могущий вмещать да вмещает. Избери, что угодно: или последуй учителю, или сам для себя будь учителем. Одно только постыдно, если не будут отсечены страсти, а кем бы ни были отсечены, не полагай в том различия cap. 20– 21 со]. 305 а-d. Ср. Русс. пер. твор. св. Григория Богослова ч. III стр. 176 дал. изд. 3-е 1889 г. Имп. Моск. Дух. Акад.

Христианский брак в довольно ясную связь с идей преображения поставлен в толковании Кирилла Александрийского на евангелие Иоанна, а также выражена его идеальная духовность: »Не соитие по сладострастию, но сочетание по закону и связь по чистой любви составляют непорочный брак к Иоан. 4:17–19. Господь присутствовал на браке в Кане для того, чтобы освятить самое начало человеческого бытия по плоти, – кто возглавлял саму природу человека и всю ее преобразовывал к лучшему, Тому надлежало не только уже призванным к существованию раздавать благословение, но и еще только имеющим родиться предуготовлять благодать и соделать святым их переход в бытие, – а также для того, чтобы разрешить проклятие, положенное на рождение детей женою, и чтобы Тот, Кто есть радость и веселие всех, удалил исконную скорбь чадородия к Иоан. 21:4. Брак честный освящался, проклятие на жену устранялось, ибо уже не в скорбях будет рождать детей, если Христос благословил самое начало нашего рождения: к 2См. наш указатель к нашему переводу, слово «Брак».

Замечательно рассуждение Златоуста в XX беседе на посл, к Ефес. гл. 5 ed. Montfaucon Paris. 2-a 1839 in 4-о t. XI col. 171 d-e. Изображенный Апостолом в V гл. Ефес. христианский брак есть «брак по Христу, брак духовный и рождение духовное ( γάμος καιά Χριστον, γάμος πνευματικός και η γεννησις πνευματική), не из тел ( ουκ εξ σωμάτων – вследствие чувственно-плотяной похоти др. чт. αιμάτων из крови), не из страданий ( ουκ έξ, ώδίνων – чувственных страстей). Прообразом и предварением такого брака было рождение Исаака Саррою, когда у неё уже прекратилось обычное женское, Эго – »брак не от страсти (ουκ από πάθους) и не от плотяно чувственной телесности (ονδε σωμάτων – родителей), но духовный весь (πνευματικός ολος), когда душа (мужа и жены) вступает в неизреченно-таинственное соприкосновение с Богом, что ведает только Он Один (ψυχής πρός θεόν αυναπτομενης συνάφειαν άρρητον, καί μο᾿ νος οιδεν αυτός). Поэтому говорит: соединяющийся с Господом один дух есть. Смотри, как старается и плоть обединить с плотью и дух с духом» – указание на естественно-человеческую и божественно-благодатную стороны христианского брака. (Ср. ниже учение Златоуста о браке как таинстве).

Амвросий Медиол. образец идеально – христианского духовного брака видит в таинственном союзе Христа с Церковью: Она не осквернена соитием, но плодоносна в рождении, Она – дева благодаря целомудрию, но мать благодаря потомству... Никакая жена не имеет детей более, чем Святая Церковь – дева по своему таинственному союзу со Христом и мать для народов.. Сия дева мужа не имеет, но имеет Жениха, ибо, в качестве ли церкви для народов или души (ср. Макария Вел. выше) для отдельных людей, она без нарушения целомудрия вступает в. брачный союз с Вечным Женихом. – «Словом Божиим». (De virginibus 1. 6).

Яснее и решительнее идеально-христианскую сторону брака отмечает Августин. Его учение о браке раскрывается главным образом в сочинениях: De bono conjugii, De nuptiis et concupircentia, Contra Julianum и нек. др. В Contra Julianum pelag. Lib. IV cap. 3 Montf. X. 1038 с. sq. он говорить: «Дети христианского брака приготовляются (т. е. рождаются и воспитываются) не для царства дьявола, напротив они должны исторгаться от него и переноситься в царство Единородного, ибо в том состоит и должно состоять намерение благочестивых супругов, чтобы рождение приготовлялось к возрождению-ut regenerationi generatio praeparetur». De nup. et cone. L. 1 c. 5 (IV). X. 610, b: «Ту похоть плоти, коею плоть похотствует против духа (Гал. 5:17), браки верных обращают на пользу правды (в других местах: блага, – зло обращают в орудие добра). Ведь цель их – рождение долженствующих быть возрожденными (или перерожденными – generandi regenerandos), чтобы рождаемые в них сыны века возрождались (перерождались) в сынов Божиих (ut qui ex iis saeculi filii nascuntur, ia Dei filios renascantur). Посему, кои не с тем намерением, не с тою волею, не с тою целью рождают детей, чтобы из членов человека первого преобразить их в членов Христа (ex membris hominis primi in membra transferant Christi), – нет у них истинного супружеского целомудрия» (т. е. истинно христианского брака, ib. с. 19 (XVII). col. 620 b-с: «Потомство является одним из трех благ брака (потомство, вера, таинство-см. ниже) не тем только, что оно порождается, но и тем особенно, что оно должно перерождаться, «ибо рождается для наказания, если бы не нерождалось для жизни». Брак совершается не соитием плотским, но любовью t- V. 419. с.-ср. о духовном супружестве. t. I. 1088. а.

Дополнение: Для характеристики древне-христианском возрении на идеально-духовный брак важно рассуждение Климента Ал. Strom. III. 6. 533 35–37 о том, что Христос не был женат, потому что Его Невеста есть Церковь, – а также воззрение на брак давших обет девства и след. состоящих в духовном браке со Христом, как на прелюбодеяние.

2) Учение о христианском браке как таинстве Церкви с неисчерпаемою глубиною богодухновенно дано Ап. Павлом в послании к Ефесянам 5:22–33. Совершение браков в церковных собраниях вместе с Евхаристией, с ведома и одобрения Церкви, при участии её предстоятелей – показуют, что в древнехристианском сознании брак, согласно Ап. Павлу, признавался таинством наравне с Евхаристией, крещением и др.

В вышеприведенном месте из послания Игнатия к Поликарпу гл. 5 есть указание на участие епископа в совершении брака. Тертуллиан Ad uxorem Lib. II с. VIII (IX) ed. Oehlcr I. 696 sq. говорит о «браке, который Церковь соединяет, приношение (Евхаристия) утверждает, благословение (предстоятеля) запечатлевает, ангелы возвещают, отец признает заключенным ибо на земле сыны вступают в истинные п законные браки не без согласия отцов. Какое сопряжение (ярмо) двух верных одной надежды, одного обета, одного учения, одинакового служения (рабства)? Оба братья, оба сорабы, никакого разделения плоти и духа. Поистине двое в одной плоти. А где плоть одна, один и дух. Вместе молятся, вместе преклоняют колена вместе проводят посты, друг друга уча, друг друга увещая друг друга поддерживая. В Церкви Божией равны оба, равны на вечери Божией (in convivio Dei, др. чт. Conimbio – супружестве), равны в бедствиях, в преследованиях, в утешениях. Никто не таится от другого, никто не избегает другого, никто не тяжел для другого... Поют вдвоем псалмы и песни и взаимно поощряют себя, кто лучше поет Господу своему. Таковых видя и слыша, Христос радуется, им посылает мир свой; где двое, там и Он,там и Он, где нет зла... Не следует иначе верным вступать в брак, не полезно». А в вышеприведенном месте из De exhort, cast. с.. V Тертуллиан говорить о браке, не только как о fundamentum generis (carnaliter in Adam), но и как о sacramentum Christi (spiritaliter in Christo). Ср. с. VI: futuri alicujus sacramenta.

Климент Алекс. Paed. III. 11. Pott. 294:42 говорит о благословении брачующихся пресвитером и о возложении на них рук.

Таинством называет брак Ефрем Сирин в вышеприведенном месте, полагая существо таинства в любви мужа к жене, соответственно любви Христа к Церкви.

Василий Великий Hexaem. Нот. VII с. 5 Migne XXIX-160. b говорит, что брак должен быть «связью природы, супружеством чрез благословение, единением разделенных».

По более ясное учение о браке как церковном таинстве находим опять у Златоуста и особенно у Августина.

Златоуст In Ephes. 5Hom. XX с. 4 ib. XI. 169–170. Слова Апостола: «тайна сия велика, я говорю во Христа я в Церковь» объясняет так. «Во Христа, потому что н Он, оставив Отца, низшел и пришел к невесте (Церкви) и стал в духе один, ибо прилепляясь Господу один дух есть (1 Кр 6:17)... (Потом к ст. 38). Действительно таинство, и великое есть таинство, что оставляет (человек) родившего, (отца), мучившуюся родами (мать), мыкавшую горе, благодетельствовавших и сожительствовавших с ним... и привязывается к (прежде невиданной и ничего с ним общего но имеющей, всем предпочитает ее. Поистине, это – таинство. И родители, когда это бывает, не тужат, – тужат, напротив, когда этого не бывает – и деньги тратят, несут издержки с радостью. Истинно великое таинство, содержащее некую неизреченную мудрость (ἄντως μέγα μυστὴριον, ὰπόρρητὀν τινα σοφὶαν ἔχον). Это за много прежде пророчественно указал Моисеий, это и ныне высказал ап, Павел в словах: «во Христа и в Церковь». In Colos. Hom. XII с. 5. XI 486 «Брак есть таинство и образ (τυπος) великого дела. Таинство это, говорит, велико: я говорю во Христа и в Церковь», – образ Церкви и Христа... таинство совершается великое. Прочь блудницы, долой развратники! Каким образом таинство? – Сходятся и образуют одного двое... Когда сходятся, то творят не бездушный образ и не образ какого либо земного предмета, но образ Самого Бога (чрез рождение человека). Вот еще – таинство любви: если двое не будут одно, то не создадут многих, пока останутся двоими, когда же сойдутся в единство, тогда созидают. Чему научаемся из этого? – Тому, что велика сила единения (то же, что таинство собрания, тайна единения, соборности)... Видишь таинство брака? – Из одного сотворил одного, и опять, этих двоих соделав одним, таким образом творит одним, так что и ныне из одного рождается человек, ибо жена и муж не суть два человека, но человек один... ведь если один – голова, а другая – тело, то как же двое? Ср. о Молитвах и благословениях иереев при заключении браков в In Cenes. Hom. XLVIII. 5. l. IV. col. 555–556.

Кроме выше приведенного места, где брак называется таинством малым по сравнению с великим таинством Христа и Церкви, Августин часто употребляет этот термин, когда говорит о трех благах брака: рождении потомства, верности супругов и таинстве единения их в любви. В De nupt. et conc. I 11. (X). t. X. 614 d sq. «Так как верующим супругам предлагается не только чадородие, коего плод – в потомстве, – не только целомудрие, коего связь – вера, но также и некое таинство брака, то поэтому Апостол говорит: «мужья, любите жен своих, как и Христос возлюбил Церковь». Существо этого таинства, без сомнения, состоит в том, что мужчина и женщина, связанные супружеством, пока живы, должны пребывать нераздельно, – не допускается, за исключением разврата (excepta causa fornicationis), супругу разводиться с супругою, ибо это соблюдается во Христе и Церкви, так что живой с живою во век никакому расторжению не подвергается» (т. е. таинство брака состоит в вечном единобрачии и полной нерасторжимости супружества). Ib. 615 с. таинство брака – в том, что не допускается ни разделение (separatio), ни соединение с другим (cum altero copulatio) Ib. с. 19 (XVII) col. 620. b-с. «Блага брака: потомство (proles), вера (fides), таинство (sacramentum). Но потомство не только чтобы рождалось, но также и возрождалось, ибо рождается для наказания, если бы не возрождалось для жизни (вечной). Вера же не та, какую имеют друг к другу и неверные, ревнующие по плоти, ибо какой муж, хотя бы и нечестивый, желает себе жену прелюбодейку? Или какая жена, хотя бы и нечестивая, желает себе прелюбодея мужа? Ведь это природное (естественное) благо (брака) есть конечно и в сожительстве (вне брачном), впрочем и плотское. Но член Христа – супруга должен бояться прелюбодейства (в отношении к) супругу, а не себе и от Христа ждать награды за веру (верность), которую хранить к супругу. Таинство же – в том, что не допускают ни разделения, ни прелюбодеяния, но сохраняют супружество согласно и целомудренно». Contra julianum, Lib V с. 46 (XII.) t. X. 1129 6-с: В браке родителей Христа даны все эти три брачных блага: «вера, потому что не было никакого прелюбодеяния, – потомство – Сам Господь Христос, – таинство, потому что не было никакого расторжения».

3) В тесной связи с воззрением на брак как на отражение таинства единения Христа с Церковью стоить, ясно данная в евангельском и апостольском учении, идея единобрачия, нерасторжимости и неповторимости истинно-христианского брака. Иустин в 1 Апологии гл. 15 говорит, что двубрачие не дозволяется у христиан, – ср. Dial. с. Tryph. с. 141. Тертуллиан посвящает раскрытию этой идеи особое сочинение De monogamiä ср. особ, с. 4, – ср. De exliort. cast, с 4 5. (см. выше), Adv. Marc. IV. 34, – второй брак есть как бы блуд De Exh. cas. 9, De virg vel. с. 10–11 Ad nxor. l. 1. Adv. Herm. 11. De resurr. carn. 8 De pud. 1. В De exhort, cast. с. V Oehl. 1. 745, защищая единобрачие, говорит: «Когда ап. Павел применяет ко Христу и Церкви слова Быт.: будут двое в одну плоть, то мы, по отношению к духовному браку Церкви и Христа – ибо один Христос и одна Его Церковь – должны будем признать данный нам закон о единобрачии допускающим удвоение и умножение брака (если допустим бракоповторение у христиан) как по отношению к основанию рода (естественному браку для дето рождения) так и по отношению к таинству Христа (духовному браку рождения чад Божиих). Об одном браке мы судим с двух сторон: и плотяно (carnaliter – рождение по плоти) – в Адаме и духовно (spiritualiter – рождение по духу) – во Христе. Для обоих рождений один закон – единобрачие. И в обоих рождениях выродком (уродом) будет тот, кто отступит от единобрачия». Тоже Климент Алекс. Strom. Ш. 1.511 12–19. 11.544 23–24,–12. 548 24 след. Ср. II 23 506 –507. Ефрем Сирин (выше). Краткой формулой этого учения могут служить вышеприведенные слова Григория Богослова: «первый (брак) есть закон, второй – снисхождение, третий – беззаконие». Истинно – Христианским и идеально-догматическим браком может быть только один, первый, – повторные браки только законно-каноническое сожитие, мирское только церковью и дозволяемое Ею по снисхождению к немощи Своих слабых членов, – отступление от идеала для избежание большого зла – вне законного сожительства и блуда. Нерасторжимый при первоначальном учреждении своем, брак, по Златоусту, остается таковым и в Церкви Христовой, даже при неверности супругов III. 247. d. X. 179–180. (Ссылки на Златоуста и Августина без названия сочинений цитируются по index’aм в издании Монфокона).

Вас. Вел:, второй брак есть удержание от блуда, а не подобие распутству (Творения в пер. Моск. Дух. Акад. изд. 3 е 1802. Ч. VI. 311). – Брак жены, без удостоверения смерти мужа, есть прелюбодеяние (VII. 48), – за 2 и 3 браки полагает эпитимии, 3 й брак есть уже блуд и многоженство (VI, 9–10), – брак дев, принявших обет девства, есть прелюбодеяние (VII, 10), -даже вследствие прелюбодеяния мужа, не говоря уже о других его пороках, брак, не расторгается (VII. 13, 45. 111). Иларий Пикт. Iu Matth. 5, 31 ed. Bened. Par. 1693 p. 627. d: ни какой другой причины прекращения брака не предписывает, кроме осквернения мужа от общения с развратною женою – prostitutae uxoris. Амвр. Мед. восхваляет единобрачно (De viduis 4. 15. De lapsu virg. 5). Златоуст: второбрачие не воспрещается ап. Павлом, но и не одобряется (De virg. 37 ср. 40.). Астерий Амасийский в слове на Матф. 19:3: здесь канонизуется брак – главное дело жизни человеческой, – законополагаются точные пределы как для заключения так и для расторжения его... Само первоначальное установление брака указует цель его – в соединении, а не в разделении, и первый устроитель брака есть Творец, сочетавший первозданных людей брачными узами н будущим поколениям давший непреложивый порядок супружества, который они должны были чтить как закон Божий... Брак расторгается только смертью и прелюбодеянием. Брак заключается по двум основаниям – ради любви и чадородия, из коих ни одно не сохраняется при прелюбодеянии: любви нет, если расположение склоняется к другому, – уничтожается и благо деторождения, когда происходит смешение детей... Закон целомудрия определен Богом не для жен только, но и для мужей (Русс, перев. в Богосл. Вест. 1893 Июнь, 384. 386. 293–294).

В латин. беседах на ев. Матфея, под именем Златоуста, к Мф. 5говорится, что «брак совершается не соитием, но волею, а потому и развод делается не разделением тела, но разделением воли. Таким образом, кто отпускает жену свою и пока не берет другую, тот женат еще на ней, ибо хоти телом уже и разделен, но волею еще соединен. А когда возьмет другую, тогда действительно отпускает (первую). Прелюбодействует не тот, кто отпускает, а кто женится на другой. VI. 872. b. 2 а. Августин: брак состоять не в соитии, почему воздержание супругов не уничтожает брака С. Julian. 1. 45. X. 1128–1129 ср. 615 с. III. 128. Ь. – брак не расторгается и бездетностью, разделением сожительства супругов и даже блудом или прелюбодеянием, – только смертью VI 556 с.-d. 686 sq. 694 с-d. (Впрочем разврат. как и у Мф. 5:28, считается причиною развода VI. 138 а. 659 sq.). Отпускающий прелюбодейную жену и женящийся на другой, хотя бы и с целью сделать её христианкой, прелюбодействует, – в Новом Завете нигде это не дозволяется VI. 678–680. Но восстановлять супружеское сожитие после, разделения дозволяется VI. 687. b, – и не желающие восстановлять, сожитие должны хранить воздержание ib. 690 d. 694 с. 701 sq., – о нерасторжимости брака ср. еще III. 399с-d. 412с. VIII. 519–523.

4) Вслед за ап. Павлом (1 Кор, 7 гл. Евр. 13:3. 1Тим. 4:3, 5:14), брак, вопреки еретическим хулениям супружества, считается делом Божиим, не греховным и свободным от скверны, данным от Бога прародителям в раю для взаимопомощи и размножения людей посредством деторождения, а после грехопадения – и как средство к упорядочению половой страсти, к избеганию разврата и к целомудрию.

Игнатий (?) Ант. в распр. ред. послания к Филад. с. VI: «Если кто пагубою и скверною назовет законное соитие и рождение детей, таковый имеет живущаго в нем дракона – отступника». Ср. Иринея С. Наег. L. I с. 24и С. 28:1. Тертуллиан против отрицателей и хулителей брака (Маркиона) говорит, что таковые являются нарушителями воли Творца, благословившего супружество, как дело честное и святое, назначенное для рождении людей: «если не будет браков, то нет святости... Может ли желать спасения человека, коему воспрещает рождаться? Adv. Marc. 1. 30. Брак никогда не запрещался и есть благо Ad Uxor. 1, 3–6,– De virg. vel. 10. Он есть средство против блуда Adv. Marc. 1, 29. Апостол в 1 Фесс. 4:3–4 говорит о воздержании от блуда, а не от брака... Закон природы... исключает не брак, а похоть или половую страсть, увлекающую наш сосуд (находящейся) в честном браке... Предпочитает браку воздержание и девство, но не запрещает С. Магc. V. 15.

Вооружаясь против отрицающих брак, считающих злом чадородие и супружеское соитие называющих нечистью, Климент Александрийский высказывает такие мысли о браке: „свято происхождение, посредством коего существует мир, – у освященных (чад Церкви Христовой) свято и семя, ибо в нас должен освящаться не только дух, но и нрав и жизнь и тело Strom. III. 6. ed. Pott. 532:34–37, – цель брака – чадородие, а конец – благочадие, – продолжение бытия универса, – произращает для Бога, – рождение уподобляется творчеству Бога Paedag. II. 18. 220:8–11, – не сей, где не желаешь, чтобы для тебя росло посеянное, – не касайся вообще никого, кроме своей жены ibid. 224:27; 225:1, – одно только голое удовольствие, хотя бы и в браке допускалось, беззаконно, неправедно и неразумно – Ib. 225:16–17 – женами не должно пользоваться как любовницами, но брак служит на помощь всей жизни и для высшего целомудрия Strom II. 23. 505:28–32 ср. III. 12, – как пищей так и брачным соитием должно каждый раз пользоваться как необходимостью Paed. II. 10. 226:22–23, – брак есть соитие (συ᾿ νοδος) мужа и жены – первое (т. е. не повторяющееся) по закону, для рождения законных детей, – желание чадородия, а не беспорядочное извержение семени, беззаконное и неразумное ib 227:30–32, – говорит о γάμους αὶρουμένους σωθρονας καί παιδοποιίας Stom. III. 6. 532:17–18, – ο γάμἐγκραιώς χρῆσθαι και μη πειρσθαι δια ύειν ὄ συνἐζευξεν ό θεδς, 28 – 30. 535:2–3, выставляя общим идеалом εγκρατών ζην καί μηδίν και επιθυμίαν ποιειν ср. III. 3 и VII. 12. Решая вопрос: должно ли вступать в брак, – со ссылками на языческих писателей, – в Strom. II. 23 говорит: «Конечно, подобает вступать в брак и ради отечества, и ради оставления детей, и ради совершенствования мира, сколько это зависит от нас» (504:4–7)... Брак, соединенный с нечистыми страстями, есть несчастие и крайняя степень рабства... Брак должно хранить чистым от скверны (506:15–26). Писание советует вступать в брак и отнюдь не позволяет, уклоняться от супружества, воспрещая развод и считая его прелюбодейством (506дал.). III. 1. 511:13–15 : «Мы ублажаем – μακαρίζομεν (само) оскопление и тех, кому это дано от Бога, но чтим – θαυμάζομεν и единобрачие и досточестность одного брака». Ib: 11. 544сл. «Церковь не состоит в браке с другим, имея одного Жениха. И каждый из нас имеет власть вступать в брак по закону с тою, с какою желает, разумею первый брак. Но боюсь, чтобы как змей хитростью прельстил Еву, так и ваши помыслы не» повредились (уклонившись) от простоты Христовой (2Кор. 11:3). Ib. 12. 548:12 сл. «Вводить брачное супружество не для невоздержания и блуда, но чтобы не подпасть невоздержанию и блуду и дьяволу»... Соответственно повелению Творца: растите, множьтесь... «вводить единобрачие для деторождения и домоустроения, для чего помощницею дана жена». 550:18–23 «Все вообще послания Апостола (Павла), учащие целомудрию и воздержанию и содержащие многочисленные заповеди о браках, чадородии, домоустроении, – нигде не отвергают целомудренный брак... но согласно Евангелию принимает обоих – и того, кто с благодарением Бога целомудренно пользуется браком, – и того кто, как желает Господь, живет в девстве (εύνουχία), как призван каждый, избрав безошибочно и совершенно» (то или другое), lb. 552:10–18. Сказав о чадородии как назначении брака и приведши слова Ап. Павла 1Тим. 5:14–15, продолжает: «да, вполне допускает и одной жены мужа, будет ли то пресвитер, или диакон, или мирянин, находящийся в браке безукоризненно. Но спасется (жена) чрез чадородие»... IV. 20. 62:13–20: «Освящается брак, по Слову совершаемый, если супружество подчиняется Богу и устроится с истинным сердцем в удостоверении веры 1Тим. 45; Евр. 10:22–23. Ib. 28 у мужа и жены одна... цель и одно стремление... 622:1–2 в качестве помощницы, по Писанию, жена.

Григорий Богослов Orat. 37 In Matth, XIX 1–12 с. 5: Христос называется «Создателем супружества» Migne 36. 288. с. Русс. III, 179. Если ты еще не сопрягся плотью, не страшись вступления в брак: ты чист и после брака... Христос чудодействует на браке и чтит супружество своим присутствием. Orat. 40 In sanctum baptisma с. 18 Migne 36. 381. b. Рус. III. 238. «Она (Горгония) не отлучилась от Духа от того, что сочеталась с плотью, и не забыла о первой Главе от признания главою мужа, но, послужив миру и природе в немногом и сколько сего требовал закон плоти, или, лучше сказать, Тот, Кто дал такой закон плоти... Мало того: самый плод тела, т. е. детей и внучат своих она соделала плодами Духа... и супружество соделала похвальиым» Or. VIII. In Laud. Gorg. с. 8. Migne 35. 797 а-с. Рус. I. 221–222.

Златоуст (цитаты без названия сочинении Златоуста и Августина заимствуются из index'ов Монфокона): Брак есть благо, 1. 350 с VI. 192 с -d, – установлен Богом 1. 279. а, – союз, Богом определенный, – разврат (πορνεία) служить его разрешением и разрушением In Colos. Hom. XII, – дан ради чадородия, а еще более для угашения разжигания природы и к обузданию плоти и блуда 1. 345. е;Vi. 189. е. De virg. с. XIX, – дело законное 1. 46. b, – брачное соитие есть дело честное пред Богом, а совершаемое только ради похоти подвергается смерти In Hebr. 13, 4 Hom. XLVIII, – не должен подвергаться порицанию III. 210. b-c, – не препятствует добродетели и достижению царства небесного VI. 159. d-e, и неба, в противном случае Бог не сотворил бы жену и не назвал бы ее помощницею In Matth. Hom. XXVI, – в нем нет никакой нечистоты (против Манихеев) I. 344. с., – в Евр. 12под άγιασμός – святостью, без коей никто не увидит Господа, разумеет брачное целомудрие – если кто находится вне брака, да пребывает, говорит апостол, чистым, или пусть вступает в брак; а если находится в браке, пусть не развратничает, но да сожительствует, с своею собственною женою. Ведь и это – святость. Не брак – святость, но брак сохраняет святость веры, не позволяя иметь дело с блудницею, ибо брак честен, но не свят, – брак чист, однакож не сообщает и освящения (οὐ μέντοι και άγιοσύνην παρέχει) In Hebr. cap. XII Hom. XXX. t. XII. 339–400.

Августин посвящает браку некоторые специальные сочинения: De bono conjugii, Contra Julianum, De nuptiis et concupiscentia и др. Вообще его учение можно выразить так: брак есть дарованное людям Творцом благо для размножения рода человеческого посредством деторождения, – благо, до грехопадения не причастное никакому злу и совершавшееся без нечистой похоти, а теперь необходимо соединенное с нечистою страстью, коей обуздание составляет условие и цель истинно-христианского целомудренного брака. – Брак не препятствует достижению царства небесного V. 194. а и не есть зло и грех, хотя и соединен с malo concupiscentiae X. 1023. 1026. 1029 др. мн., – Ап. Павел хотя и предостерегает от брака, но не как от зла или чего-то непозволительного, но только как от дела тяжелого и горького VI. 587. b. Цель брака – целомудренное деторождение: грешно супругам воздерживаться от рождения детей С. Jul. L. III. с. 13 (6). X. 1004. а ср. С. Jul. sec. resp. V. 23. X. 1983 сл. и др., – женщина должна выходить замуж только с целью быть матерью Ѵ40;III. 520. а., – чадородие есть единственное условие законности плотского соития VI. 526. а., – в деторождении нет ничего греховного III. 257. а., – то не брак, когда стараются, чтобы жена не была матерью, в таком случае она блудница I. 1192. d. Высокая степень супружеского целомудрия в том, чтобы совершать добро (деторождение) чрез похоть (зло), но ничего не делать ради неё С. Iui. L. IV. с. 10. t X. 1043 а. Ср. De nupt. et conc. 1. 9 (8). X. 613–614. Брак остается и при воздержании супругов (continenter), как Иосифа и Пресвятой Девы, – он состоять не в соитии тел (concubitu), но в любви (sed affectu) и соединении душ С. Faust. L. 23. с. 8. t. VIII. 655 d. Благо супружества состоит не в пламени похоти, но в законном и честном образе пользования этой похотью, направляемой не к удовлетворению страсти, но к порождению потомства De pecc. mer. L. 1. с. 57 (29). X. 230. а. Разбирая утверждение Юлиана, что брак есть ничто иное, как соитие тел и что без взаимного желания супругов и природного действия невозможно деторождение и признавая последнее верным, «в первом положении не находить определения брака, ибо одно дело – брак, а другое – без чего в браке невозможно деторождение. Люди могут рождаться и вне брака, и без соития телесного возможен брак. Правда, теперь деторождение невозможно без телесного соития. Но до грехопадения оно было бы другим. Теперь необходимо одно из двух: или укрощение похоти и избежание рабства плоти, или же преданность похоти и рабство плоти. Первое тягостно, но похвально, – второе постыдно и жалко. В теперешнем веке целомудренным супружествам необходимо одно из этих условий, первое. Но в раю то и другое было чуждо блаженным прародителям С. Jul. L. V. с. 62. X 1138а-1139 с. В делах человеческих брак занимает свое почетное место не тем, что люди рождаются, что возможно и вне брака, но тем, что рождаются благоустроенным (законным) образом... целомудрие супружеское достохвально, так как только оно одно может пользоваться злом ко благу. С. Jul. sec. resp. V. 23, X. 1983 сл. Целомудренные супруги отнюдь не принуждаются к блуду необходимостью (природы), так как они противятся низкой страсти, хотя и не могут без неё честно рождать детей. Поэтому в целомудренных супружествах есть и воля – в порождении потомства и необходимость – в (половой) страсти. Так из низкого (страсти) появляется благородное деторождение, именно когда целомудрие не, увлекается страстью, а только терпит (необходимость) соития. Ibid. с. 37. 1124. с. Грешно удовлетворять половую похоть ради одного только плотского наслаждения, хотя супругам и дозволяется это по снисхождению С. duas epist. Pel. L. 1. с. 34 (17). X 817. а. др. Брачное деторождение было бы и в том случае, если бы прародители не согрешили, ибо для этого именно и создана мужу жена-помощница, – и слова: «растите множьтесь» сказаны не как пророчество о имевших быть по грехопадении браках, но благословение плодоносных браков в раю. И если бы природа не была обесчестина грехом, то, полагаем, при деторождении половые органы действовали бы не воспалением страсти, но только мановением воли, как ноги при хождении, руки при действии, язык при говорении, – не как теперь, разрушением девственной чистоты, но волением спокойной любви De ресс. orig. с. 40 (35) X. 590. b ср. De nupt. et conc. L. 1 с 1. X. 608. a, – C. sec. Jnl. resp. 1. 67. X. 1517с и V. 17. 1973 a (соитие, и притом безгрешное, было бы и в раю, но без греховной похоти и страсти) 590. b ср. С. Sec. Jul. resp. 1. 162. X. 1512 с. Отними в браке похоть, коею «плоть похотствует против духа», – удали то зло, против коего сражаешься воздержанием (брачным), – и не потребуется отметать все прочее, чтобы узнать, какими могли бы быть браки людей до греха. Нельзя конечно представить брака без движения тел и необходимости полов. Но той вражды (к брачному соитию), какую теперь ощущают в себе люди целомудренные или воздерживающееся или даже и состоящее в супружестве, – этого, говорим, в раю до греха никоим образом быть не могло. И теперь брак – тоже, что и тогда, но при деторождении тогда не присоединялось никакого зла, как теперь, когда злом похоти пользуются для добра (деторождения). И тогда муж сходился бы с женою для того, чтобы рождать детей, однако тогда не было бы в плоти движения постыдной страсти, но только действие спокойной воли, как управляет она и другими членами тела С. Jul. III. 57 (25). X. 1031 a-с. Ср. V. 45. 1129 a-с. С. Jul. sec. resp. Lll. 45. X. 1609. b-с., ib. 59. col. 1617 с. Если Христос и Церковь без похоти и греха двое соединяются в плоть одну, то могли то же и муж и жена, – если бы никто не согрешил, – не постыдною страстью, но истинно достохвальной любовью для деторождения сопрягаться и быть двое в плоть одну. Ср. De nupt. et conc. II. 53 (31). X. 676 b: до греха брак был бы без постыдной похоти, а ныне, хотя и не без неё, но остается тем же, что и до греха: муж и жена сходятся в плоть одну, но уже с постыдною похотью. С. Jul. sec. resp. IV. 5. X. 1836. b-c. Брак вообще есть благо, в частности ему свойственны три главные блага: упорядочение деторождения, верность целомудрия, таинство соития: bonum sunt nuptiae in omnibus, quae sunt propria nuptiarum; haec autem sunt triä generandi ordinatio, fides pudicitiae, connubii sacramentum De gratia Chr. et de pecc. orig. II. 39 (34). X. 589, b., – кратко: потомство, верность или целомудрие, таинство – proles, fides или pudicitia, sacramentum ib. 591. с. Все благо супружества – не в похоти плоти, но в верности целомудрия, не в недуге страсти, но в союзе супружества, не в удовольствии похоти, но в воле (желании) потомства (non voluptate libidinis, sed voluntate propaginis) C. Jul. II. 20. 975 d. Ср. III. 53. 1028 d сл; брачная связь установлена не по причине похоти плоти, но ради добра, что бывает из за этого зла, – ib. с. 57. 1031.a.

5) Положение: «брак есть дело хорошее – καλόν, а безбрачие и девство есть дело лучшее – κρεῖττον», дапное ап. Павлом в VII главе 1-го послания к Коринфянам, – служить руководственным началом для древне-христианских писателей и в суждениях их о сравнительном значении брака и безбрачия. Апостол ограничивает это значение только областью жизненно-практических отношений и применительно к обстоятельствам стесненного времени. (См. выше прим. 56). Но некоторые последующие писатели, не отрицая высокого значения брака для обуздания плоти, целомудрия, рождения и воспитания детей, – в то же время склонны давать девству, воздержанию и безбрачию преимущество пред браком и принципиально, по существу, как состоянию высшему брака и более приближающемуся к христианскому идеалу богосовершенства. Не касаясь специально «девства», коему многие писатели посвящают особые сочинения, ограничиваемся некоторыми суждениями их о девстве и безбрачии только по сравнению с браком, а не самих по себе, отдельно.

Сюда можно привлечь уже выше рассматривавшее место из Апок. 14:45, если под 144.000 девственников, не осквернившихся с женщинами, непорочных и не имеющих лести в устах своих, искупленных из людей первенцев Богу и Агнцу, следующих неотступно за Агнцем, знающих и воспевающих новую песнь пред престолом Божиим, – разуметь лиц, никогда не вступавших ни в брачное, ни тем более внебрачное общение с женщинами и даже не знавших прелюбодейной похоти в сердце своем. Таковые занимают особое и высшее положение в царстве небесном сравнительно с другими праведниками, – и наделены особыми дарами благодати (песнь новая).

Игнатий Ант. в послании к Поликарпу гл. 5 (см. выше) говорит: «Если кто может в чистоте (девстве, безбрачии и воздержании брачном) пребывать в честь плоти Господа (как безгрешной и девственной), да пребывает в смирении». Девственная чистота тела более, так сказать, роднит с безгрешною плотью Христа, чем брак, хотя бы и совершенно чистый. Ср. ниже изречение Амвросия Медиол.

В Пастыре Ермы, особенно в начале (Vis. 1 и 2) заметна наклонность возвысить супружество до отношений брата к сестре.

Иустин свидетельствует о современных ему христианах, что они или совсем воздерживаются от брака, или вступают в брак только для воспитания детей Apol. 1,29 ср. 15.

Тертуллиан, вслед за ап. Павлом, считая брак благом (bonum. ср. выше), а воздержание – благом высшим (quid melius isto bono) – тот ради искушений плоти, а это – по стесненным обстоятельствам времени, – и приведши слова Апостола: «лучше вступать в брак, чем разжигаться», – заканчивает вопросом: но не гораздо ли лучше не разжигаться и не вступать в брак? Ad. uxor. 1.3. В De Resurr. carn. 8 имеем такое перечисление: девство, вдовство, брачное воздержание и единобрачие, где девство стоит, на первом месте, а единобрачие на последнем. А в De Exhort. Cast. с. 12 он готов не считать брак и рождение детей необходимостью и советует иметь жену духовную – habe aliquam uxorem spiritualem. Ср. Ad uxor. 1, 4, 6, 7, – De virg vel. c. 10, De resur. carn. 8. Adv. Marc. 1, 29–30, V. 15.

Тоже Климент Алекс. Strom. III. 1. 511:13–15: «девство (εὐνουχίαν) мы ублажаем (μακαρίζομεν) и тех, кому оно дано от Бога (как высший дар), но чтим (θανμάζομεν) и единобрачие». Другие места ср. выше.

Афраат: «Брак установлен в мире Богом для временного рождения и есть благо, но девство выше: во время своего девства Адам был угоден Богу, но после того, как произвел Еву, согрешил и преступил заповедь» Patrologia Syriaca ed. Graffin, pars 1. ed. Parisot, Paris. 1894. pag. 835.–838.

Василий Вел: девство состоит не в одном безбрачии и воздержании от деторождения, ибо можно и словом блудить и оком прелюбодействовать и слухом оскверняться: истинное девство состоит в воздержании от всего этого. Амвросий Медиол.: девство освобождает от земной плотяности и ведет к царству небесному, к состоянию ангелоподобному, к воскресению и безгрешной плоти Спасителя (ср. выше Игнатия Ант. к Пол. гл. 6), ибо чрез соединение божества и человечества в воплощении Он разливается по всему миру и сообщает человеческим телам образ небесной жизни (De virginibus I. 3. 5 De virginit. 6. 10. De exhort, virg. 3). Супружество не порицается, но преимущество отдается девству (De virginibus 6. 7. De exhort, virg. 7).

Григорий Богослов. «Ты чист и после брака, ибо не бесчестен брак потому только, что девство честнее – ού, έπεί η παρ θεvia τιμίωτέρα, έν άτίμοις ο γάμος Or. in. Bapt. с. 18. Migne 36. 381. с. Русс. III. 238. «Велико девство и безбрачие и вчинение с ангелами и свойственною Монаде (Богу) Природою – затрудняюсь сказать, – со Христом, Который благоволил и родиться для нас рожденных и рождается от Девы, узаконяя тем девство, чтобы оно переводило нас из настоящего мира в будущий». In laud. Basilii Magni Or. 43 с. 62 Migne 36. 576. cd. Русс. IV. 95. «Безбрачие выше и божественнее брака, но труднее и опаснее, – брак ниже, но безопаснее. Она (Горгония), избежав невыгод того и другого, избрала и соединила лучшее из обоих – и высоту безбрачия и безопасность супружества, и с браком соединила добродетель безбрачия, чем показала, что ни девство, ни супружество, сами по себе, не соединяют нас всецело ни с Богом ни с миром. Напротив, ум должен из них обоих, как художник, обрабатывать и создавать добродетель. Or. VIII jn Jaud Gorgoniae с. 8 Migne 35 797 a-с Рус. 1.221. Ср. еще: «Лучше девственная жизнь, подлинно лучше. Но если она предана миру и земному, то хуже супружества... Блажен, кто друг мира и чист сердцем!» Стихотворения – Λόγοι – 16 (12) Migne 38. 437 Рус. IV. 225. «Сперва сблизился я с людьми благочестивыми, которые, отрешаясь от перстного мира, избегли брачных уз, чтобы, окрыляясь, следовать за Царем Христом и с великою славою переселиться отселе. Их возлюбил я, объял всем сердцем и избрал для себя вождями небесной надежды. А потом и сам отринул тяжелое иго супружества, возлюбив высокий жребий вечно юных существ, потому что природы, населяющие обширное небо, не знают уз супружеских и выше беспокойных страстей. И таков, во первых, пресветлый великий Бог, а по Нем таковы же и Божии служители, которые стоят близ вышнего престола, приемлют на себя первый луч чистого Бога и, просветленные им, преподают свет и смертным. А те, которые совокуплены во едино из души и тела, по природе двойственны, суть порождения противоборствующий персти, любят супружескую жизнь и готовы сеять в плоть. Но Бог Слово, принеся нам лучший жребий, поставил его (жребий) вдали от плоти и отделил от обманчивого мира, приблизил же к безбрачной жизни бессмертных. К нему (этому жребию) мое сердце стремилось любовью». Плач о страданиях души своей Русс. Пер. т. IV стр. 256.

Златоуст: Брак есть благо 1.350 с. VI. 142 с d, – в нем нет нечистоты (против Манихеев) 1.334 с., – в нем много трудностей и неудобств, но в них лет никаких преимуществ и ничего высокого 1,352. 372 сл. 383–390. 432–433 др., – он необходим для людей нетвердых 1,350, – если бы Адам не согрешил, брак не был бы необходим 1,344–345, – прежде (до Христа) были две причины брака (распространение рода человеческого и упорядочение похоти), теперь только одна – обуздание похоти и блуда (след, необходимости в браке теперь нет) 1,345, е. V. 189. е, – человеческий род умножается не браком (?), но словами Господа: растите, умножайтесь 1,342. а, – брак не позволителен тем, кто обручены Небесному Жениху, иначе это будет прелюбодеянием 1,466 – 467, – несмотря на превосходство девства пред браком, он предпочтительнее пред плохо соблюдаемым девством 1,304а, З10.а, – впрочем и чрез брак, как Авраам, и чрез девство, как Илия, иди, каким желаешь путем, ибо тот и другой ведет на небо In Philip. Hom. XII. 3. t. XI. 338 d. В специальном трактате «О девстве» Златоуст, хотя и вооружается против отрицателей и хулителей брака и считает брак благом, данным от Творца для укрощения похоти и деторождения, но не видит в нем принципиальной необходимости и девство ставить выше брака и по существу, в религиозно-нравственном отношении (главы 1 дал. по русск. пер. изд. Петрогр. Дух. Ак. 1895 г. т. 1. кн. 1. стр. 291 сл.). Бог хочет, чтобы все люди воздерживались от брака (гл. 2). Но хотя девство досточтимее брака, однакож от этого брак не является в числе худых дел, напротив – он есть пристань целомудрия для желающих хорошо пользоваться им, не позволяя природе неистовствовать: но брак – благо меньшее, а девство – благо большее (гл. 9). Брак – добро, девство лучше добра, на сколько небо лучше земли и ангелы – людей, а вернее сказать, и этого больше. Ведь ангелы, хотя также не женятся и не посягают, но не имеют плоти и крови, живут не на земле... род же человеческий, уступая по природе своей этим блаженным существам, напрягает все свои силы к тому, чтобы по возможности сравняться с ними... И девственницы, хотя пока еще не могут восходить на, небо, как ангелы, потому что плоть удерживаете их, но и здесь уже они имеют великое утешение, принимая Самого Владыку небес, если будут святы телом и духом... (Ср. выше Амвр. Мед. и Игн. Ант) Девство способствует пребывающим на земле жить подобно небожителям (т. е. радостно, блаженно, свято и пр.) – 10. Действительный Брак явился только после грехопадения (противоположное у Августина), когда появилась и похоть, и смерть – для укрощения похоти и противодействия смерти чрез деторождение, 14–15 ср. 19, – без грехопадения люди размножились бы помимо брака – словом Божиим 16–17. – Девство издает лучи светлее солнечных отрешая нас от всего житейского и приготовляя взирать чистыми очами прямо на Солнце Правды 21. – Брак есть добро, потому что сохраняет в целомудрии... укрепляет и исправляет готового пасть: но для чего он тому, кто (и без брака) стоит твердо и не нуждается в его помощи? Здесь он уже не полезен и не необходим, но даже служит препятствием для добродетели. –25. – Брак хотя и честен, но может достигать только того, что не оскверняет состоящего в нем, а сообщать еще святость один он не может, это уже дело не его силы, но девства... сообщение с женою ведете не к нечистоте, а к не упражнению в добродетелях – поста, молитвы др 30. – Сам по себе брак нигде в писании (не прославляется, но только дозволяется (1Кор. VII) в избежание блуда и искушений плоти... не упоминается и о деторождении 39. – Девство, когда оно есть истинное девство, возносить на высоту Жизни небожителей. Оно ведете к тому, что облеченные, плотью и кровью, ходившие по земле, подчиненные необходимости смертной природы, во всем поступают так, как бесплотные, как уже достигшие неба, как получившие бессмертие (разумеются пророки Илья, Елисей и Предтеча)... Не имеют ничего, презирают все, как бы обладая всем, имеют великое дерзновение, пред начальствующими, властителями, даже венценосцами. Кто презираете богатство, тот и, будет легко презирать и смерть. А став выше этого, будет дерзновенно говорить со всеми, не страшась никого и ничего 79 – 81. Девственность отражается даже во внешнем виде человека. Взор девственницы так прекрасен и привлекателен, что на нее с любовью взирают бесплотные силы и Господь их, – так чист и проницателен, что может созерцать, вместо телесных, бестелесные красоты 69. – Но таково только истинное девство, а не лжедевство. Если же девственница станет заниматься житейскими заботами, тогда она исключена из числа девственниц. Недостаточно только не вступать в брак, чтобы быть девственницею, но необходима и (девственная) чистота души. Под чистотою же разумеется не только воздержание от порочной и постыдной похоти, украшений и пр., но и свобода от житейских забот. Если же этого нет, то какая польза в чистоте телесной? Как ничего но может быть постыднее воина, бросившего оружие и проводящего время в пьянстве, так ничего не может быть непристойнее девственниц, связанных житейскими заботами. Девство потому и хорошо, что отклоняешь всякий повод к излишней заботе и доставляешь полный досуг для богоугодных дел (ср. 1Кор. VII). Если же этого нет, оно гораздо хуже брака, нося в душе терние и заглушая чистое и небесное семя 77. – Но так как все вышеуказанные качества но составляют необходимой принадлежности девства, самого по себе и отнюдь не исключаются браком, тоже самом по себе, то св. отец находит нужным закончить свое рассуждение о девстве такими замечаниями: не брак сделал Авраама достойным неба, и не девство погубило неразумных, дев, но другие добродетели души прославили патриарха и другие пороки жизни предали дев геенне, – тот и в брачной жизни старался совершать добрые дела девства, а они, и девство избрав, ниспали в круговорот житейских забот, свойственных браку 82, – поэтому как безбрачным вместе с истинным девством необходимы и все другие добродетели, так и для имеющих жен брак должен доставлять только свободу совокупления, а не наслаждение и имеющему жену надо быть как не имеющему 50. 84. Таким образом преимущества девства пред браком и у Златоуста, в конце концов, сведены к жизненно-практическим удобствам в деле совершенствования человека на земле и служения Богу, как учит и ап. Павел. Но идеал и возможности ого осуществления – одни и те же и для брака и для девства. Как безбрачие может оказываться лжедевством, так и идеально-христианский брак, может достигать высокой степени истинного девства.

Августин: Брак ниже девства VI. 585 а-Ь, даже вдовства ib. 629.b, – брак – дело хорошее, девство – лучшее Ѵ40;III. 687.а, – божественною правдою девство предпочитается пред браком VI. 579.а, – хотя и браки не осуждаются VI. 588.C, – состоящие в браке хотя и низшую получают награду; но не должны отчаиваться войти в царство небесное V. 1964 с – но скромные и смиренные брачные выше горделивых девственников IV. 1540. b. V. 2040. с. 2043. d, – состоящия в браке женщины также святы по телу, хотя и менее, чем незамужняя VI. 630. d, – в настоящее время браки необходимы только для не могущих воздерживаться VI. 551. Ь.-с. 555 а. 558. а, – блаженнейшие браки теперь те, в коих муж и жена с равным усердием хранят воздержание III. 1516. а. 1518. а, – в настоящее время нет необходимости в браке: прежде было необходимо рождение детей для сохранения и размножения народа Божия, но теперь уже нет такой необходимости, так как оказывается уже изобилие духовных чад Христа во всех народах. Поэтому прежнее время было временем соития, а теперь настало время воздержания от соития (1Кор. 7:29–35), – и чем скорее прекратится продолжение рода человеческого, тем скорее настанет и царство небесное De nupt. et conc. L. 1. с. 14 (13) t. X. 618. Так как теперешние браки не могут быть такими, какими были бы в раю до грехопадения, то пусть будут такими, как у святых отцов, т. е. чтобы похоть не господствовала, а рабствовала для блага деторождения. Или: теперешнее время есть время не размножения людей путем деторождения, а время воздержания от соития, и нет в нем (брачном соития) никакой необходимости, при обилии рождающихся во всех народах духовных чад Божиих. А кто не может, тот не согрешит, если и женится, – и женщина, если не воздержится, пусть выходит замуж. Но благо человеку жены не касаться, хотя и не все могут вмещать это, а кому дано. Поэтому ради блуда каждый должен иметь свою жену и каждая жена своего мужа, по ап. Павлу, ib. с. 18 (16) 620. Ь-с.

Наконец заключительным обобщением древне христианских воззрений на брак вообще и на сравнительное значение брака и девства в частности – могут послужить следующие выдержки из Исидора Пелусиота. «Как в проступках бывают один плох, другой хуже, а третий самый худший, как например худо воровство, хуже блуд, а самое худое – прелюбодеяние: так и в добродетелях – одна хороша, другая лучше, а третья наилучшая, как например, хорош брак, лучше воздержание (брачное), а наилучше девство» Epist. L. IV. ер. 115 Migne gr. t. 78 col. 1189 a-b cp. L. II cp. 183 coi. 576 с,-III. 851. 1005 сл.,-IV. 192. 1.280. с сл. «Данный от Бога и чтимый людьми честный брак пусть имеет свои достохвальные стороны, но с девством он пусть не состязается, а да остается в своих границах. Необходимость брака можно бы отвергнуть указанием на то, что многие породы на земле рождаются без соития, но я не стану этого делать. Напротив, брачное соитие я считаю делом нужным и необходимым, если оно имеет целью деторождение, а не удовлетворение похоти. Но как разнствует небо от земли и душа от тела, так и девство от брака. По девственной чистоте человек уподобляется ангелам, а по браку он ничем не отличается от животных. Состоящие в браке суть и называются мирскими, напротив – истинные любители девства достигают достоинства ангелов».

Данная здесь краткая справка о древне-христианских воззрениях на брак не имеет ни законченности, пи исчерпывающей полноты частностей, ограничиваясь только общими и основными положениями. Но для нашей, собственно богословско-экзегетической, задачи изъяснения и построения новозаветной идеологии брака, считаем вполне достаточным этих положений. Из них можно видеть, что наше толкование и построение новозаветной идеологии брака не уклоняется от древне-христианских воззрений, но частью их обобщает и сосредоточивает, а частью, в качестве нашего личного только мнения, их развивает далее и восполняет, в том же направлении. Христианский брак есть благо, данное людям от Благого Творца, – дело честное во всех отношениях и ложе не скверное, служащее ко благу порождения и воспитания духовных чад Божиих. Это, общее у нас с древне-христианскими воззрениями, положение мы развиваем и дополняем тем, что порождение духовных чад Божиих в истинном идеально-христианском браке должно постепенно, в вековой истории Церкви, преображать душевное человечество от Адама в духовное от Христа и по Христу. Этой идеи конечно не могли отвергать и древне-христианские богословы и намеки на нее они дают (особенно Августин), но, по обстоятельствам времени, она не раскрывается и стоит в тени пред святою жаждою скорейшего наступления царства славы. Во всяком случае учение ап. Павла о браке, как отражения таинственного союза Хряста с Церковью, в коем отрицательно – немыслима никакая скверна, а положительно – дано историческое и чрез нарождение поколений совершающееся постепенное движение Церкви к совершенному возрасту Христову и полноте Наполняющего все во всем, – учение это вполне уполномочивает на данное в нашей речи толкование и построение новозаветной идеологии брака.


Источник: Богословский вестник 1916. Т. 3. № 10/11/12. С. 182-230 (2-я пагин.).

Вам может быть интересно:

1. Брак есть таинство протоиерей Тарасий Серединский

2. Мухаммеданский брак в сравнении с христианским браком, в отношении их влияния на семейную и общественную жизнь человека профессор Михаил Александрович Машанов

3. О целомудрии в брачной жизни протоиерей Понтий Рупышев

4. Результаты полемики по вопросу о раскольничьем браке профессор Николай Александрович Заозерский

5. К вопросу о сущности христианского брака профессор Тимофей Васильевич Барсов

6. Брак и безбрачие. О "Крейцеровой сонате" и "Послесловии" к ней гр. Л. Толстого профессор Александр Фёдорович Гусев

7. К истории литургической стороны таинства брака профессор Александр Львович Катанский

8. По поводу недоумений, касающихся Таинства брака священномученик Павел (Кратиров)

9. О предположенной справе славяно-русского текста Нового Завета профессор Митрофан Дмитриевич Муретов

10. Предел коллектива Михаил Михайлович Тареев

Комментарии для сайта Cackle

Ищем ведущего программиста. Требуется отличное знание php, mysql, фреймворка Symfony, Git и сопутствующих технологий. Работа удаленная. Адрес для резюме: admin@azbyka.ru

Открыта запись на православный интернет-курс