епископ Никанор (Каменский)

Казанский сборник статей

Содержание

Предисловие
Высокопреосвященнейший Никанор Архиепископ Казанский и Свияжский
Отдел I. Статьи историко-археологического содержания Краткий очерк Казанского края до возникновения Казани Краткая история Казанского царства Покорение Казани Осада Казани Взятие Казани Христианство на востоке России До св. равноапостольного князя Владимира и отношение его к крещению русского народа при Владимире. Казанские первосвятители Св. Гурий первый Архиепископ Казанский Св. Варсонофий, Епископ Тверской, чудотворец Казанский Обретение мощей святых святителей и Чудотворцев Казанских Гурия и Варсонофия Св. Герман, второй Архиепископ Казанский Краткий очерк истории распространения христианства в Казанском крае в XVI и XVII веках Христианское просвещение в Казанском крае в XVIII веке Явление Чудотворной иконы Казанской Божией Матери Прославление Смоленской иконы Божией Матери Кизический Казанский монастырь. Предисловие. Основание Кизического монастыря Первые годы Кизического монастыря Местоположение Кизического монастыря Храмы Кизического монастыря Святыни и достопримечательности Кизического монастыря Архив Кизического монастыря Здания Кизического монастыря, надворные постройки и службы Управление Кизического монастыря Настоятели Кизического монастыря Порядки церковного служения и жизни в Кизическом монастыре Служители Кизического монастыря Экономическое и хозяйственное состояние Кизического монастыря Служение Кизического монастыря задачам Церкви Служение Кизического монастыря интересам государства и общества Заключение Сказание о страданиях святых девяти Кизических мучеников Список могил Кизического кладбища по памятникам, уцелевшим к 1892 г. Отделение первое, находящееся в особой ограде с каменными столбами и частоколом, по левую сторону церкви. Отделение второе, находящееся на северо-восточной стороне от алтаря главного храма. Отделение третье, находящееся по левую сторону главного храма. Отделение 4-е, находящееся в роще на правой стороне. Отделение пятое, находящееся в роще на левой стороне от входа. Вотчины и угодья Кизического Казанского монастыря. Приложения Владенные грамоты Казанского Спасо-преображенского монастыря. I. Грамоты на городские земельные владения. II. Промысловые грамоты Спасского монастыря. III. Правовые привилегии Спасского монастыря. Грамота о подсеке Данная о лавке. Список с жалованной грамоты на многия вотчины и угодья. Список с грамоты на Подсеку. Список с государевы жаловалные грамоты на Преображенскую вотчину. Список с грамоты о лесн. даче. Список с грамоты на вотчину Поповку и мн. другое Список с грамоты, данной во 135-м году, коей не велено Митрополиту Матфею на Чертыковском острове во всякия угодья вступаться и мн. др. Синодик Свияжского Успенского монастыря. Синодик Зилантова монастыря. Храмы г. Казани. 1. Казанский Кафедральный Благовещенский Собор. Старый Синодик Казанского Кафедрального Благовещенского Собора. 2. Петропавловский собор. 3. Владимирский собор. Единоверческие церкви. Домовые церкви. Церкви военного ведомства. Казанские Архипастыри. Краткий очерк жизни и деятельности Высокопреосвященнейшего Павла, Архиепископа Казанского и Свияжского. Краткая история Казанской Духовной Семинарии. Первый период существования Казанской Семинарии (1718–1797 г.). О старой Казанской Духовной Академии. (1797–1818 г.г.). А. Б. В. Современные остатки языческих обрядов и религиозных верований у чуваш. О богах домовых. Боги животных. О богах или духах полевых, лесных и водяных. Чисто народные (языческие) и христианские праздники, особенно чествуемые чувашами. Мункун-Великий день. Правители Казанские. Первоначальная губерния. Губернаторы. Наместники: Правители при наместнике: Военные и гражданские Губернаторы: Временные Генерал-Губернаторы и Сенаторы ревизоры: Военные Губернаторы. Отдел II. Статьи по вопросам церковно – общественной жизни Казанской епархии Чествование 6 апреля 1885 года в Казанской епархии. А. Общее церковно-гражданское и учебное торжество в г. Казани. Б. Торжество в Казанской Духовной Академии. В. Торжество в Казанской Духовной Семинарии. Г. Торжество в Казанском Духовном Училище. Д. Торжество в Императорском Казанском Университете. Е. Торжество во 2-й Казанской Гимназии. Ж. Торжество в Казанском 4-х классном городском училище. Т. Торжество в г. Тетюшах и училищах оного. У. Торжество в училищах города Свияжска. К. Торжество в Казанском Реальном Училище. Л. Торжество в Казанском женском монастыре. М. Торжество в женском духовном училище. Н. Торжество в доме Городской Думы. О. Торжество в Варламиевской церковно-приходской школе в г. Казани. П. Торжество в Чистопольской женской прогимназии. Р. Торжество в г. Чистополе и городском училище. С. Торжество в Чистопольском Духовном училище. Т. Торжество в г. Тетюшах и училищах оного. У. Торжество в училищах города Свияжска. Ф. Торжество в Ядринском уездном училище. Х. Торжество в Мамадышском городском трехклассном училище. Ц. Торжество в Красногорском сельском училище, Мамадышского уезда. Ч. Торжество в Акулевском сельском училище, Чебоксарского уезда. Ш. Торжество в Нижне-Казыльском сельском училище, Лаишевского уезда. Щ. Торжество в селе Салмани, Спасского уезда. Э. Торжество в г. Спасске и двух-классном городском училище. Ы. Торжество в селе Мансурове, Лаишевского уезда, и школе этого села. Ь. Торжество в Ташкирменьском инородческом училище. Э. Торжество в Шаминской церковно-приходской школе, близ пригорода Билярска. З. Торжество в Мариинском Посадском училище. Ю. Торжество в двухклассном Лаишевском училище. Z. Торжество в церковно-приходской школе села Воскресенского, Казанского уезда. X. Торжество в Яндашевском сельском училище, Чебоксарского уезда. P. Торжество в Улановском сельском училище, Свияжского уезда. F. Торжество в Багаевском сельском училище. V. Торжество в учреждениях Казанского попечительного о бедных Комитета Ведомства Императорского Человеколюбивого Общества. Казанская пресса 6 апреля. Заключение. О встрече Седмиозерной иконы Божией Матери в 1874 г. Проводы из Казани Седмиозерской иконы Божией Матери и встреча Её в Пустыни. Университетский и Академический акты в 1874 году. О публичных актах-университетском и академическом 1876 года. О первом магистерском диспуте в Академии. Второй магистерский диспут в Казанской духовной академии. Публичные лекции профессора Казанской Духовной Академии Знаменского. Празднование обновления храма в Казанской Духовной Семинарии и 186-й годовщины существования Семинарии. Открытие образцовой школы при Казанской Духовной Семинарии. О годичном заседании Братства Св. Гурия. Двадцатипятилетние Братства св. Гурия. Празднование юбилея 25-тилетия Братства св. Гурия Речь, сказанная в заседании Братства св. Гурия, в день празднования 25-летия его, Председателем Совета Епископом Никанором. I. II. III. Освящение церкви в Казанской Учительской Семинарии. О пасхальном богослужении в Казанской инородческой Учительской Семинарии в 1875 г.. Акт в первой Казанской Гимназии в 1875 г.. Один из питомцев Казанской Духовной Академии Н. И. Ильминский (как просветитель татар). Николай Иванович Ильминский и его основные педагогические взгляды. Основные педагогические взгляды Н. И. Ильминского. Понятие о воспитании. Свойства отроческого и школьного возраста. Отдел III. Статьи по административной деятельности Высокопреосвященнейшего Никанора в Казани. Правила составленные в 1880 году, в видах подъема уровня развития учеников Казанской Духовной Семинарии. А) Правила о приеме учеников духовных училищ в семинарию. Б) Правила о учебных занятиях учеников семинарии. В) Правила о чтении учениками книг. Г) Правила о письменных упражнениях учеников. Проект изучения инородческих языков в Казанской Духовной Семинарии. Докладная записка об устроении здания Казанской Духовной Семинарии, его современном состоянии и положении, не соответствующем духовно-учебному заведению. Докладная записка об устроении нового здания для Казанской Духовной Семинарии на месте, более соответствующем духовно-учебному заведению. Отчет Казанского Центрального Строительного Комитета по постройке в Епархии десяти церквей – школ и десяти школ на отпущенные в 1892 году правительством 35000 рублей, из общей ассигнованной суммы на общественные работы в местностях, пострадавших от неурожая. Отчет по обозрению церквей Казанского и Царевококшайского уездов в 1892 г. Предложения Высокопреосвященнейшего Никанора, архиепископа Казанского и Свияжского духовенству и пастве Казанской. I. II. III. IV.  

 
Предисловие
Казанское Церковное историко-археологическое Общество с чувством великой радости и глубокой удовлетворенности встретило назначение в архиепископа Казани Высокопреосвященнейшего Никанора. Молодое, года два как учрежденное, Общество, проводив с сердечною скорбью и тревогой в могилу своего учредителя и покровителя – Архиепископа Димитрия, могло быть и теперь спокойно за свою дальнейшую судьбу и поступательные шаги в своей деятельности; оно встретило в своем новом покровителе деятеля, оставившего глубокий след в этой области во всех местах своего служения. Церковное историко-археологическое Общество было осведомлено о Высокопреосвященнейшем Никаноре, как о ревнителе и покровителе церковно-исторического и археологического направления в богословской науке и церковно-общественной деятельности, как об основателе церковно-археологических комитетов в Смоленске и Гродно и церковно-исторических музеев в Орле и Варшаве. Будучи сам активным работником в этих учреждениях, поддерживая их и материальными средствами и своими церковно-историческими и археологическими трудами, и вообще кладя много усилий на упрочение и развитие их, Высокопреосвященнейший Никанор силою своей инициативы и организаторского таланта группировал и сплачивал вокруг себя работников в деятельности этого рода, каковые, при отсутствии личной инициативы, не сумели-бы приложить к делу своих сил, оставаясь как бы в пустыне одиночества.
Особенно же радовало Церковное историко-археологическое общество то обстоятельство, что Высокопреосвященнейший Никанор, в пору своего прежнего служения в Казани, много отдал сил и труда на разработку церковно-исторических и археологических вопросов, так что общество по всей справедливости увидало в нем своего родного покровителя, предшественника своему делу. В силу этих соображений в Обществе естественно глубокое сочувствие встретила мысль оживить в памяти и сознании казанской паствы литературные труды Высокопреосвященнейшего автора по истории и археологии местного края переизданием их в одном скомпонованном сборнике. Для этого в первом же, по приезде Архиепископа в Казань, заседании совета Общества был избран редакционный комитет из пяти лиц. Последнему было поручено несколько расширить первоначальные рамки задачи. Предполагая вновь издать историко-археологические труды Высокопреосвященнейшего Никанора, Общество не могло не остановить своего внимания и на других литературных трудах Его Высокопреосвященства за время почти 19-летнего служения его в Казани, всегда горячо откликавшегося на разные стороны и запросы церковно-общественной жизни Казани. Побуждением к этому для Общества было то убеждение, что делу местного родиноведения служат не исключительно только исторические и археологические ученые изыскания, сделанные известным деятелем, но и вообще вся духовная жизнь последнего, насколько она проявляется в его литературных трудах, вызванных теми или другими условиями местной жизни. По ним можно судить о духовном богатстве, о разнообразии дарований, о силе и энергии деятеля, вообще о том, на что это лицо органически способно, а знакомство такое с общественным деятелем известного края есть уже знакомство с историей последнего. Вот почему Общество остановилось на мысли переиздания по возможности всех литературных трудов Высокопреосвященнейшего Никанора, имеющих то или другое отношение к Казани и Казанскому краю, издав при этом не появлявшийся доселе в печати ряд очерков из прошлого нашего края.
Систематизируя труды Высокопреосвященнейшего Никанора, комитет разделил их на три группы: 1) труды историко-археологического содержания, 2) статьи по вопросам церковно-общественной жизни и 3) труды, отнесшиеся к административной деятельности Высокопреосвященнейшего автора. Все, вошедшие в состав сборника, литературные работы были исполнены в разное и притом, сравнительно далекое от настоящего момента время, но, тем не менее, они, отличаясь популярностью изложения, и сейчас имеют полную ценность. Неостанавливающийся ход науки вообще не так заметен в почти забытой до последнего времени отрасли русской науки – археологии, и потому комитет по изданию сборника отнесся к содержанию его с необходимой консервативностью, ограничиваясь в своей редакционной работе по преимуществу указаниями на то, когда и где первоначально та или другая статья была напечатана.
Внимательно знакомясь с издаваемым сборником, читатель вынесет из него не малое для себя назидание; он, видя духовные рост личности автора со студенческой скамьи до отъезда из Казани, его отзывчивость к явлениям местной церковно-общественной жизни, кипучую энергию и работоспособность в литературной области, поймет плодотворность труда в жизни, необходимость упорной настойчивости в деле укрепления и развития собственных, ему от Бога дарованных сил и способностей, выйдет из состояния, так часто охватывающего его в жизни, дремы и прозябания к сознательной и так нужной жизнедеятельности. Изучая же собственно статьи церковно-исторического и археологического характера, читатель увидит любовь автора к былому нашей родины и, увлекаемый ею, сам почувствует стремление в глубине веков, в изучении быта и строя жизни предков найти ответы строгие и правдивые и на волнующие вопросы современности; сознательно и вдумчиво углубляясь в даль веков, поймет Россию и ее мировое значение; крепко подумав над многим из былого родины, найдет разрешение многим удручающим его за неопределенностью настоящего и неясностью будущего сомнениям, и пойдет в деле служения родине историческим путем под руководством коллективной совести всея Руси.
Высокопреосвященнейший Никанор Архиепископ Казанский и Свияжский
Высокопреосвященнейший автор издаваемого сборника литературных трудов, Архиепископ Казанский и Свияжский Никанор, по всей справедливости занимает одно из выдающихся мест среди иерархов русской церкви. Он принадлежит к числу тех натур – редких и даровитейших, которые всегда и везде, во всякого рода деятельности, оставляют после себя глубокий след. Крепкая умственная сила, воспитанная многолетним учением и упорным самообразованием, Высокопр. Никанор на всех местах своего церковно-общественного служения обнаруживает находчивость проницательность и изобретательность; он нигде в своей деятельности не ограничивался проложенной и другими проторенной дорогой, – он сам старался прокладывать новые пути. Поэтому Высокопр. Архиепископ Никанор не только участник активный, но и инициатор, и создатель многих предприятий. Где бы он ни появлялся, непременно везде наблюдалось оживление, возникали преобразования, нововведения, новые учреждения. Образцовый деятель, сам работник, он являлся вождем и руководителем других; с прибытием его везде живо чувствовалось, что это натура полная кипучей энергии и глубокого жизненного такта, и невольно застоявшая жизнь пробуждалась и оживлялась, разрозненные досель силы сплачивались и вокруг него объединялись.
Отсюда, понятно, очертить, хотя бы в главных стадиях, деятельность такого лица, как Владыка Никанор, который за время своего служения Церкви, благодаря лишь своей энергии и таланту, создал сотни школ и церквей, мастерские, заводы, не одну благотворительную кассу, учительские курсы, ученые археологические комиссии, богадельни, целый ряд новых зданий для общественно-просветительных учреждений, – который жертвовал из своих личных средств большие суммы на многочисленные полезные организации и при этом написал тома ценных ученых трудов, изъездил государство вдоль и поперек, всюду благотворно влияя на все учреждения, с коими соприкасался – это только воздать должное – достойному с искренним пожеланием, что бы не оскудевали и впредь силы, работоспособность его и что бы теснее и дружнее – не за страх, а за совесть – объединились и здесь – в Казани – вокруг него рабочие силы.
В 1847 году 25 мая у диакона села Солодникова, Черноярского уезда, Астраханской епархии, о. Тимофея Каменского родился сын Никифор, впоследствии Архиепископ Никанор. Не роскошь и довольство встретили его, а нужда и бедность, обычная в большинстве случаев доля семей священнослужителей, особенно низших степеней. Но эта то строгая жизненная школа вероятнее всего и повлияла на выработку стойкого характера и силу воли будущего Архиепископа. Годы отрочества и юности его шли традиционным путем домашнего воспитания и школьного обучения, обычным для детей священнослужительских. 9-летним мальчуганом отвозят его в духовное училище, а в 1862 г. он переходит в Астраханскую Духовную Семинарию. По окончании курса в последней в 1868 г., Никифор Каменский, почти юноша, посвящается преосвященным Афанасием, Архиепископом Астраханским и Енотаевским, во священника к Покровской церкви с. Бережновки, Царевского уезда. Но недолго пришлось юному пастырю работать на этой ниве; тяжкое горе, тяжелее которого здесь на земле едва-ли что может быть для священнослужителя, обрушилось на него. Через год семейной жизни его супруга скончалась, оставив юному вдовцу одномесячного сына – Александра. Не растерялся молодой о. Никифор… переболев, перестрадав душою свое горе, он решился изменить свой жизненный путь, и вот в 1870 г. он – студент Казанской Духовной Академии. Здесь, в эту пору студенчества, начинается собственно его литературная деятельность, сначала как бы робкие, несмелые шаги в этой области, которые тем менее свидетельствуют о его отзывчивости на явления местной церковно-общественной жизни.
Затем по окончании курса в Академии в 1874 г. начинается его 19-летнее служение в Казани, сначала (с 1874 – 1879 г.) в должности законоучителя Казанской инородческой учительской Семинарии, затем ректора Казанской Духовной Семинарии (с 22 окт. 1879 г. – по 2-е февраля 1891 г.) и наконец, Епископа Чебоксарского, Викария Казанской Епархии (по 1893 г.). Эти годы служения в Казани были временем полного расцвета и созревания духовных сил Высокопреосвященнейшего, проявления им кипучей деятельности, громадной работоспособности и приобретения широкого административного опыта. Казань делается ему родной, и он ей своим. Не даром, расставаясь с Казанью, по назначении в Архангельскую епархию, Епископ Никанор говорил: «нельзя умолчать, что подняться и даже, можно сказать, оторваться от той почвы, на которой я жил почти 23 года, мне весьма тяжело и душевно больно…».
Молодому академисту о. Никифору Тимофеевиче Каменскому выпала счастливая доля начать свою служебную деятельность в Казани в учебном заведении, руководимом в то время знаменитым деятелем здешнего края Н.И. Ильминским. Тесное общение с последним выработало и определило в молодом законоучителе твердый взгляд на инородческо-просветительное дело, что с силою сказалось, когда законоучитель стал Епископом и председателем Казанского братства св. Гурия. Свои отношения и благодарное чувство к Н.И. Ильминскому о. Каменский выразил в очерке, посвященном памяти последнего. Выполняя свое ближайшее дело – законоучительство, о. Каменский в 1879 приготовил свою магистерскую диссертацию на тему: «Изображение Мессии во Псалтири», по защите которой и был удостоен советом Академии степени магистра богословия. Молодой 32 летний священник-законоучитель останавливает на себе внимание педагогической корпорации Каз. Дух. Семинарии. Последняя, пользуясь предоставленным тогда семинарским корпорациям правом самим выбирать себе ректора, избирает себе в ректора не чиновного и не титулованного кандидата, а молодого священника Каменского, но уже известного в кругах духовных за энергичного и талантливого человека; Свят. Синод утверждает это избрание 22 октября 1879 г. с возведением его в сан протоиерея. Начинается трудная и ответственная пора в жизни и деятельности о. Каменского, и он с честью и глубоко плодотворными результатами для Семинарии нес ее в течение 12 лет. Вступив по должности ректора Семинарии в ближайшие отношения к таким иерархам Казанской церкви, как Пр. Антоний, Сергий, Палладий и Павел, он к своим природным дарованиям присоединяет их жизненный и административный опыт. Особенные как бы сыновьи чувства носил в себе ректор Каменский к выдающемуся, блестящему по уму и административной деятельности в Казани к покойному Преосв. Павлу. С особенной силою эта любовь, это уважение и благодарность сказались в его прощально-надгробной речи над скончавшимся иерархом: «Отец мой, отец мой! Колесница Израилева и конница его».
Казанская духовная Семинария весьма многим обязана ректору Каменскому как во внешнем, так и во внутреннем благоустройстве. Новый ректор, прежде всего, произвел сильное впечатление в особенности на учеников. До него ректора Семинарии, можно сказать, редко бывали среди семинаристов. Появление ректора в корпусе бывало исключительным событием, а это, конечно, не способствовало знанию правителя Семинарии своих питомцев. Теперь настала другая пора; ученики могли видеть ректора не в церкви только и за ежедневными молитвами, но и на уроках, и в своей будничной жизни – во время занятий, в столовой и т.д. Началось основательное знакомство ректора со своими питомцами, при чем проницательный ум, твердость и настойчивость воли, проявляемые молодым ректором в вопросах воспитания, невольно импонировали на учеников. Самый внешний облик ректора производил на семинаристов освежающее влияние. Его изящество, так сказать, элегантность в движениях, манерах, в обращении – невольно заставляли учеников обращать внимание на свою невоспитанность, неотесанность, неопрятность и неряшливость, незаметно вырабатывали в них стремление облагородить себя и с внутренней и внешней стороны, вести себя благороднее, держаться приличнее, избегать неряшливости в костюме. Напр., ученики сумели понять не только с внешней стороны, но и внутренний смысл произведенной новым ректором «реформы» в костюме, – замены, так называемой семинаристами «хламиды» пальто обычного покроя. Ученики увидали в этом не просто смену одного покроя платья на более лучший, но и призыв сменить старого «бурсака» на юношу благовоспитанного, подняться в собственном представлении, в своих глазах, так сказать, вырасти в сознании собственного достоинства. К этому же, как конечной цели, направлены были заботы ректора о внешней стороне жизни воспитанников: семинарские здания, насколько это возможно было по условиям места и плана их постройки, принимают благообразный вид, недостатки общежития по возможности устраняются, устраивается попечительство о бедных воспитанниках, заводится в целях – с одной стороны увеличение материальных средств, с другой – приучения учеников с пользою расходовать свободное от учебных занятий время, – переплетная мастерская. Но особенно много потрудился просвещенный и энергичный ректор в деле внутреннего благоустройства вверенной ему Семинарии. Понимая, что нет ничего губительнее для дела воспитания, как разъединение в среде учительской корпорации, он прежде всего прекратил доселе бывшие раздоры, спаяв своим авторитетом всех во едино. Затем обратил внимание на постановку учебного дела. В этих целях очень часто посещал уроки преподавателей, учеников во время приготовления ими уроков, беседовал с ними по поводу прочитанных книг, давал руководящие указания при исполнении домашних письменных работ. Последним в деле развития учеников придавал он особое значение, сам затрачивая очень много времени на тщательное чтение и исправление их. В целях благородного соревнования между учениками он первый ввел обычай, что бы в торжественные дни семинарской жизни лучшие сочинений прочитывались учениками публично, причем эти ученики награждались в день акта книгами соответственно темам прочитанных сочинений. Так же очень много внимания уделял он составлению учениками проповедей, сам при этом показывая пример и значение настойчивости и труда в выработке ораторского красноречия. Но вечным памятником ректорства в Каз. Дух. Семинарии о. протоиерея Н. Каменского остается устроенная им домовая церковь. Ранее семинаристы посещали соседнюю Петропавловскую церковь, и им здесь отводилось место в трапезной. По вступлении своем в должность молодой ректор пытался было поставить воспитанников, как будущих служителей церкви, пред алтарем, но эта попытка вызвала неудовольствие со стороны заправил хозяйственной стороны храма, пошли ссылки на прихожан, на материальные прочеты в хозяйстве и т.п. Это решительно дало повод ректору во, чтобы то ни стало устроить свой храм. Прежде всего, возник вопрос о месте. Внимание ректора остановил на себе доселе почему-то закрытый, забытый и запыленный актовый зал. Благодаря энергии и личному влиянию на казанское общество, ректор единолично изыскал средства на приспособление этого зала под храм, на снабжение утварью, на украшение иконами и стенной живописью. И этот храм с прилегающими к нему залом и коридором во все время ректорства о. Каменского были полны молящимися, что давало возможность не только его содержать, но и украшать.
В целях подъема религиозного настроения молящихся и возгревания любви к храму Божию и благолепию богослужебному ректор много затрачивал усилий на должную постановку церковного чтения и пения в храме, сам прослушивая чтецов и присутствия на спевках.
Отдавая свои силы на благо казанской Семинарии, энергичный ректор нес многие другие должности по епархиальному ведомству. Так он был членом и казначеем Епархиального Училищного Совета, заведовал складом книг при Совете, состоял председателем комиссии для испытания лиц, ищущих священнического и дьяконского сана. Пред празднованием 900-летия крещения Руси о. прот. Никифор Тимофеевич был назначен товарищем председателя по заведыванию Владимирской читальней, основной в память этого празднования по инициативе Высокопреосвященного Павла. Устройство и организация этого просветительного учреждения всецело принадлежат о. Каменскому. Он изыскивал и средства, хлопотал о субсидии, отпущенной на это дело Городской Думой, он собирал и книги в библиотеку-читальню. Нередко можно было его видеть в той или другой церкви за разбором церковной библиотеки, составлением списка дуплетов и других, ненужных для приходской церкви книг, на каковой и бралось разрешение от Архиепископа для комплектования новоучрежденной библиотеки. В видах религиозно-нравственного просвещения общества им были устроены при Владимирской читальне религиозно-нравственные чтения, в которых лично принимал самое деятельное участие1.
Летом 1888 г. о. Никифор посетил св. места Востока: был на Афоне, в Палестине, в Египте, возвращался с Востока через Рим, Флоренцию и Вену. Путевые впечатления им были изданы отдельной книгой. Это путешествие являлось приготовлением протоиерея-ректора к существенно важной во всей его дальнейшей судьбе перемене – принятию монашества.
19-го января 1889 г. он принял монашество именем Никанора в память бывшего ректора Каз. Дух. Академии, знаменитого впоследствии иерарха Русской церкви, Архиепископа Херсонского, а 19 февраля того же года был возведен в сан архимандрита. Но недолго уже пришлось ректорствовать архимандриту Никанору. 12-летнее ректорство, полное плодоносных трудов, приготовили в нем мужа вполне мудрого и достойного для высшего служения церковного – епископского. И вот 2-го февраля 1891 года Высочайше утвержденным определением Св. Синода архимандрит Никанор был назначен Епископом Чебоксарским, Викарием Казанской епархии, а 3-го марта 1891 г. в Свято-Троицком Соборе Александро-Невской Лавры он был хиротонисан.
Преосвященный Никанор на своем новом посту, явившись избранником Высокопреосв. Павла, стал ближайшим его сотрудником по управлению разноплеменной Казанской Епархией. Получив в непосредственное заведывание монастыри Спасо-Преображенский, Феодоровский и Кизический, он, прежде всего, обратил внимание на внутреннюю жизнь братии и старался поставить ее в строгое соответствие с точным духом монастырских уставов. Твердо поставить целью оживить в сознании монашествующей братии культурно-просветительное значение монастырей, он учредил при названных монастырях школы и соорудил специальное здание для одной из них (в Феодоровском монастыре). В целях научного ознакомления с великим прошлым Спасо-Преображенского монастыря, как просветительно-миссионерского пункта в обширном Волжско-Камском крае, Преосвященный учредил единовременную премию за кандидатское сочинение на эту тему. Согласно выработанному Свят. Синодом типу церквей-школ, Преосвященный Никанор положил не мало труда на создание таких учреждений. Во время-же казанского викариатства Епископу Никанору выпала тяжелая доля помочь, по случаю наступившей в крае голодовки, пастве и духовенству Казанской епархии, что он и выполнял с неутомимой энергией. Сделавшись по званию Епископа председателем братства св. Гурия, преследующего миссионерские задачи среди инородцев края, он своею деятельностью и направлением взглядов оживил это учреждение. Близкое знакомство с подлинными воззрениями творца знаменитой системы инородческого просвещения Н.И. Ильминского дало ему возможность применить эту систему в соответствии с потребностями данного момента. Обладая проницательным умом, председатель Братства указывал на дефекты в существовавшей тогда системе хозяйства этого учреждения, и кто знает – продолжись далее в Казани деятельность преосв. Никанора может быть Братство избегло бы той материальной и моральной катастрофы, какая вскоре после него наступила, но… суждено было стать иному. Одновременно с административными занятиями Преосвященный неустанно работал над целым рядом ученых изысканий в области богословской и историко-археологической, и разработал в области педагогической и епархиальной массу вопросов насущно-практических. Издаваемый сборник литературных трудов Высокопреосвященного есть только часть этих работ автора. Такой деятельный, даровитый, с широкой инициативой Епископ, как Никанор, естественно должен был стать самостоятельным светильником на свечнике церковном, и вот он в 1893 году назначается Епископом на Архангельскую кафедру. Прощание Преосвященного с Казанью носило самый задушевный характер. Прощаясь с родной Казанской Академией, Преосвященный, «благоговевший» пред нею, просит совет Академии принять от него две тысячерублевых облигации для выдачи 4-х лет процентов на содержание одного из студентов, поступивших в Академию из Казанской Духовной Семинарии; по истечении 4-х лет – около 2 июня 1897 г. – Совет Академии, по желанию Владыки, обязывался препроводить билеты в правление Астраханской Духовной Семинарии для выдачи в течении 6 лет процентов на содержание одного бедного ученика; через 6 лет весь капитал должен был поступить навсегда в правление Астраханского Дух. Училища на содержание беднейшего ученика – независимо от его учебных успехов, «ибо, – писал Преосвященный, – не у всех одинаково скоро раскрываются способности, необходимые для хорошего учения». В назначении времени пользования капиталом – для Академии – 4 г., Семинарии 6 лет и Духовного училища – «навсегда», Преосвященный руководился взглядом на академическое просвещение, – как «только весьма приятное и для немногих посильное», – на семинарское – «для многих очень полезное» и училищное – «крайне необходимое». Духовенство и почитатели отъезжавшего в г. Архангельск Преосвященного выразили свои чувства и признательность к нему в особом адресе, где говорилось, между прочим: «для всех казанцев останутся незабвенными заботы его – преосвящ. Никанора – о нравственно-религиозном просвещении русского и инородческого населения казанского края и та «неутомимая энергия», которую он проявлял «во дни голодовки в крае».
Высшая церковная власть, назначая в духовного вождя далекого обширного русского севера Преосвященного Никанора, желала найти в нем смелого, самоотверженного, предприимчивого деятеля, который сумел бы пробудить к духовной жизни насельников края, – и не ошиблась. Вскоре имя Никанора, Епископа Архангельского, сделалось известным всей образованной России. О его кипучей деятельности в Архангельской епархии заговорила и духовная, и светская печать. В своей вступительной (8 июня 1893 г.) речи Преосвященный, преподавая мир и благословение новой пастве и рисуя яркими красками картину деятельности на ниве Божией, ожидаемую от местных пастырей, между прочим говорил: «в необъятных лукоморьях, за студеным морем и пред ледовитым океаном еще доселе обитают не познавшие Христа… И до них должен дойти наш корабль Церкви, и у них должны быть пастыри, которые бы глашали их по имени и чрез которых бы познал их наш небесный Пастыреначальник Христос"… И за два с половиной с небольшим года своего служения на Архангельской кафедре, Преосвященный Никанор всемерно осуществлял эту программу, являя в себе великий пример самоотвержения своему духовенству и пастве. Он, не щадя ни сил, ни здоровья пренебрегая весьма дальним расстоянием и неимоверными трудностями, на пароходах и баркасах, на лошадях и оленях совершил ряд крайне трудных путешествий по безграничным тундрам, посетив заброшенные забытые селения инородцев-язычников и старообрядцев, заглядывая в такие глухие уголки, куда не решался проникнуть ни один из его предшественников, всюду благовествуя слово Божие, внося мир и призывая к духовному благоустройству. Преосвященному Никанору приходилось переживать бури на море и двигаться по топким тундрам конным и пешим хождением. Жители всего Мурманского берега высыпали тысячами на встречу Владыки. Огромные трудности преодолевались Владыкою в Лапландии и по зимовьям Самоедов и Зырян, среди бесконечных снегов, при блеске северного сияния и шуме бурь, между почти непроходимых лесов и дорог Печерской тайги. В Карелии приходилось Владыке в двое суток делать лишь одну станцию. Поэтому Преосвященный имел полное право сказать, уезжая из г. Архангельска на Смоленскую кафедру: …"все время моего управления Архангельской епархией проведено было в постоянных путешествиях по столь обширной пространством епархии. Я ездил на север за 1000 верст, отсюда потом устремлялся на юг, затем стремился на восток, а оттуда спешил на запад до Норвегии"… В целях просвещения светом Христовой истины инородцев Архангельской епархии – Карелов, Лопарей, Самоедов и Зырян, Преосвященный Никанор учредил 21 ноября 1893 г. Архангельский епархиальный Комитет Православного Миссионерского Общества, основав при нем также и переводческую комиссию; кроме специально миссионерских целей Комитет по указаниям Владыки, должен был служить и делу истинного прогресса в крае, так как «невежество и заблуждение, – по его словам, – обособляют людей духовно, повергают их в застой и косность гражданственную и производят мертвенность духовно-нравственную, ведущую к вечной погибели"… «А наши деревни и села – говорит он, – не смотря на все усилия подлежащих лиц, еще доселе бывают, полны духовного мрака и почти совершенно чужды просвещению». Поэтому Владыка щедрой рукою бросал везде семена христианского просвещения. Редко в каком приходе не обращался он к населению с призывом к просвещению, разъясняя на примере Холмогорского земляка Ломоносова, что «учиться никогда не поздно».
Сам, благовествуя, Владыка призывал и всех вообще образованных тружеников края «во имя света веры и науки поступать достойно призвания, созидать просвещение и разгонять тьму всяческих заблуждений, предрассудков и всякого вообще невежества». Результатом этого призыва была организация в широких размерах духовно-нравственных чтений. Заботами же преосвященного Никанора было учреждение в Архангельске дома трудолюбия, устройство дома милосердия для престарелых лиц из бедного духовенства, восстановление из развалин Архангельско-Михайловского монастыря, описание приходов и церквей Архангельской епархии, устройство паломнических поездок со школьниками церковно-приходских школ, учительских курсов, передвижных библиотек и подвижных походных храмов. Здесь же в Архангельске Владыка имел духовное утешение праздновать 3 ноября 1893 г. 25-летие своего служения в священном сане. Владыка, благодаря всех почтивших его в этот день, говорил: «в 25 лет много-много пройдено, но впереди – еще большее поприще. Взглянуть ли к далекому северо-западу, к Мурману – до Норвегии, обратиться-ли к Новой Земле – к северному полису, или устремиться за Печору – к Уральскому хребту, и спуститься к югу – к пределам исконной России?.. Какая всюду ширь!.. Какое преобширное поле деятельности»! В этих словах сказалась кипучая, подвижная натура архипастыря… 25 лет служения не утомили деятеля, а как бы еще больше влекли его к деланию на ниве Христовой; слышались новые планы, чуялись широкие замыслы… Но промыслу Божию угодно было вести этого энергичного Архипастыря особым путем служения церкви русской, путем знакомства с нуждами ее не только севера, но и юга, востока и запада. 5-го марта 1896 года Преосвященный Никанор, напутствуемый благожеланиями скорбевшей за его уход Архангельской паствой, отбыл на место нового своего служения в г. Смоленск. Недолго пробыл он в Архангельске, но многое он сделал. В своей прощальной к Архангельской пастве речи Владыка еще раз напомнил ей завет Апостольский – строить свою жизнь на началах любви Христовой: «имеете преизлиха – говорил он – в любви немощных в вере – наших инородцев: Самоедов и Лопарей, а также всякого рода несчастных и бедных… Старайтесь всемерно уменьшить злострадания бедности, для чего оказывайте помощь бедным всячески…»
Почти трехлетнее (с 10 февраля 1896 г. по 15-е января 1899 г.) служение Преосвященного Никанора на Смоленской кафедре отмечено в летописях Смоленской епархии таким числом созданных им полезнейших учреждений, что поневоле приходится изумляться энергии и плодотворной работоспособности одного человека, успевшего так быстро создать себе в Смоленской епархии незабвенное имя.
Автор очерка «Высокопреосвященный Архиепископ Никанор, бывший епископ Смоленский и Дорогобужский» говорит: «на долю Смоленской епархии временами выпадает счастье бывать под управлением мудрых и энергичных архипастырей, заявлявших себя достаточно широкой и благотворной деятельностью на пользу Смоленской церкви. Имена этих иерархов крупными буквами отмечаются в летописях Смоленской земли, служа справедливой гордостью и лучшим украшением их немалочисленных страниц… К числу подобных выдающихся смоленских иерархов, бесспорно, должно отнести и так недавно управлявшего Смоленской епархией – Преосвященного Никанора (Каменского), ныне Архиепископа Казанского и Свияжского. Преосвященный Никанор меньше трех лет пробыл на Смоленской кафедре, но и в такое незначительное время своей неутомимой и разносторонней деятельностью здесь он сумел и успел принести столько благ Смоленску и Смоленской епархии, создать так много полезных учреждений и совершить столько великих начинаний, что они, несомненно, навсегда сделали в пределах Смоленского края живою и светлою, дорогою и любезною память о нем, как мудром и энергичном администраторе, добром и благостном архипастыре (стр. 1-я – 2)"… «Настоящий очерк деятельности еп. Никанора в Смоленске – весьма бледен в сравнении с яркостью, мощью и грандиозностью самой этой деятельности… Но мы, благоговея пред именем сего архипастыря, пред величием его смоленских дел и мероприятий, твердо уповаем, что придет свое время – история Смоленской земли на своих широких скрижалях сплетет ему подобающий венок с полными и яркими лучами заслуженной им славы. Пока же да будет первой завязью этого венка наш настоящий труд, к составлению коего на подвинуло единственно чувство глубочайшей признательности к великому светильнику нашей Русской церкви, недолго, но светозарно и плодотворно светившемуся в нашей Смоленской Епархии» !.. (стр. 147).
Эти чувства восторга, удивления и благоговения автора к имени Еп. Никанора вполне становятся понятными, если мы сделаем только беглый, сухой перечень дел и мероприятий Преосвященного Никанора, направленных ко благу Смоленской епархии. В первый же год своего служения в Смоленске он основал богадельню для призрения престарелых лиц духовного звания, учредил эмеритальную кассу, ввел небывалый доселе в Смоленске пасхальный сбор пожертвований в пользу бедняков. Благодаря стараниям Преосвященного открыт был епархиальный свечной завод и начата постройка нового здания для Смоленского Епархиального женского училища. Большой любитель и исследователь древностей, живо интересующийся историей отечественной церкви, Преосв. Никанор основал в Смоленске церковно-археологический комитет, в трудах которого всегда принимал самое близкое и деятельное участие. Особенно дорогим для всего Смоленска делом Преосвященного Никанора является стоившее Владыке многих хлопот и средств устройство парового отопления в дивном кафедральном соборе постройки времен царя Алексея Михайловича. Ревностно заботясь о развитии народного образования, он увеличил число церковно-приходских школ в епархии, а для подготовки педагогического персонала для них в первый же год своего служения в Смоленске почти исключительно на свои личные средства устроил краткосрочные педагогические курсы для девиц, кончивших курс Епархиального женского Училища. В 1897 и 1898 курсы для учителей и учительниц церковно-приходских школ Смоленской епархии были организованы и велись при непосредственном и живом участии Преосвященного, который сам не раз разъяснял участникам курсов тот дух и те задачи, какими должно быть проникнуто православное церковно-школьное учительство, и давал им методические советы и указания о приемах преподавания и воспитания детей русского народа. При архиерейском доме Преосвященный Никанор учредил особые курсы для желающих подготовиться к экзамену на звание учителя церковной школы. На этих курсах Владыка иногда даже сам давал уроки по Закону Божию. С целью религиозно-нравственного просвещения простого народа Преосвященный Никанор открыл в Смоленске и многих уездных городах и селах губернии внебогослужебные собеседования, а для интеллигентного класса ввел религиозно-нравственные чтения, на которых сам неоднократно выступал лектором в залах дворянского собрания и городской думы. Для полноты картины этой кипучей деятельности Преосвященного Никанора надо добавить, что он находил время для частого обозревания епархии, для посещения духовно-учебных и светских заведений Смоленска, не говоря о частых богослужениях в храмах не только в праздничные, но и в будние дни, с произнесением при этом проповедей, производивших на слушателей глубокое впечатление. Все эти деяния Преосвященного Никанора, как плодотворный посев, естественно вызывали со стороны смоленского духовенства новые всходы, выразившиеся в признательности своему Владыки в память 30-летнего его священно-служения учреждением двенадцати стипендий в местных духовных учебных заведениях. Но блестящее, полное трудов и благих результатов 30-летнее служение в священном сане Преосвященного Никанора было оценено не одною только Смоленской паствой. Вскоре после этого Преосвященный получил диплом об избрании его в почетные члены Казанской Духовной Академии, столь дорогой ему по воспитанию и многим воспоминаниям. Немного по времени святительствовал Преосвященный Никанор в Смоленске (до 20-го января 1899 г.), но тем не менее вполне понятны и естественны следующие слова одного смоленского священника: «едва-ли минуло три года пребывания Преосвященного Никанора в Смоленске, а им здесь сделано то, о чем десятки лет мечтало смоленское духовенство. Один смоленский величественный кафедральный собор каждого богомольца приводит в восторг от того колоссального предприятия, которое только он – Преосвященный Никанор мог совершить при своей удивительной энергии, обратив его из холодного в теплый. С каким бывало нетерпением ожидаешь Епархиальных Ведомостей, где все (во время Смоленского святительства Преосв. Никанора) напечатанное представляло живой интерес, особенно архипастырские статьи и поучения! И теперь, по отъезде Преосвященного, с большим удовольствием читаются и перечитываются его поучения, в коих все веет современностью, жизненностью и назидательностью… О свечном заводе, эмеритальной кассе, богадельне для духовенства и другом я не смею даже разглагольствовать, ибо можно только чувствовать неизмеримую пользу от этих великих и общеполезных дел для всего духовенства епархии, – чувствовать, благодарить и молиться за его Преосвященство».
А вот слова светского человека, восхищенного деятельностью Преосвященного Никанора в Смоленске:
«Ты к нам приехал издалека,
От хладных Беломорских волн;
Но теплотой любви высокой
Ты был, наш Архипастырь, полн.
Ты от избытка чувств священных
Преподал первый нам урок,
И силой слова вдохновенной
Ты сразу нас к себе привлек.
И на тебя мы стали много
Надежд различных возлагать;
И ты сумел, по воле Бога,
Надежды эти оправдать!
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Ты пробыл с нами слишком мало,
Но очень много совершил;
И это все нам доказало,
Как горячо ты нас любил!
Твои прекрасные дела,
Плоды упорного труда,
Для нас остались в назиданье
И о тебе воспоминания
В них сохранятся навсегда!
2-го января 1899 года Преосвященный Никанор был назначен на Орловскую кафедру. Орловское духовенство, ранее много уже слышавшее о деятельности Преосвященного, прибывшему (10 февраля) Владыке устроило трогательную, дышавшую неподдельной радостью и любовью встречу. С первых же дней вступления в управление Орловской епархией Владыки Никанора началась его широкая и многоплодная деятельность на пользу народного образования, на удовлетворение религиозно-нравственных потребностей паствы и на устройство таких благодетельных учреждений в епархии, о которых ранее не возбуждалось и вопросов. По замечанию составителя «Истории Орловской епархии с древних времен» время управления Орловской епархией Преосвященного Никанора отличалось необыкновенным подъемом и оживлением духовных сил духовенства и самой напряженной пастырской и обще-просветительной деятельностью. Прежде всего, Преосвященный Никанор обратил внимание на 115 приходов епархии, совсем не имевших школ, и настойчиво потребовал открытия в означенных приходах если не церковно-приходских, по скудости средств, то хотя школ грамоты. «Пусть эти школы, писал Владыка в своем «Архипастырском воззвании об учреждении начальных школ грамоты», в крайних случаях возникают на первых порах при бедной обстановке, но все они будут делать свое дело, внося в темную среду луч света и добра, и можно быть уверенным, что эти незатейливые школы со временем превратятся в школы, благоустроенные; начнем с малого и увидим большее». При этом особенное значение Преосвященный придавал школам грамоты для девочек: «поучившись в школе, писал он, девочка не оставляет семьи, подобно мальчику, для какого-либо стороннего заработка, но почти всегда остается при доме, не отрывается совершенно от школы и книги и, оставаясь ребенком, может иметь просветительное влияние на родную семью, особенно младших членов ее». Естественно, что такими мерами Преосвященный оживил деятельность Епархиального Училищного Совета и подчиненных ему органов духовного просвещения.
Обозревая епархию, Преосвященный нашел, что во многих богатых и многолюдных приходах не могли наличным составом причтов удовлетворяться своевременно религиозные нужды и церковные требы прихожан. В виду этого он с разрешения Св. Синода открыл новые причты и, таким образом, удовлетворяя насущным нуждам прихожан, дал возможность вместе с тем заслуженным священно- церковно-служителям из бедных приходов перевестись в более обеспеченные.
В заботах о материальном обеспечении церквей и причтов, Преосвященный Никанор обратил внимание на расхищавшиеся тысячи десятин церковных лесных дач, сделав распоряжение о таксации этих дач и установил правильное лесное хозяйство.
Для возбуждения и поддержания религиозно-нравственных интересов в среде интеллигентного населения г. Орла, Преосвященный организовал публичные богословские чтения, и первым лектором на них явился сам, прочитав в зале Дворянского Собрания лекцию «о бессмертии души».
2-го мая 1899 г. стараниями Преосвященного был открыт в Орле отдел «Императорского Православного Палестинского Общества», а в следующем году – Епархиальный Церковно-Исторический музей, которому отведено было место при Архиерейском доме. Основанием музея явились первые коллекции, собранные Преосвященным инициатором. Вместе с этим Преосвященный составил комитет из духовенства и преподавателей Семинарии для историко-статистического описания Орловской епархии, и под непосредственной редакцией его самого была составлена «История Орловской епархии с древних времен». Не мало труда положил Преосвященный к приобретению Епархиального дома для совета Орловского Православного Петропавловского Братства с его библиотекой и читальней, для Епархиального училищного Совета с его архивом и канцелярией, а также для публичных религиозно-нравственных чтений, на что Его Преосвященством была изыскана значительнейшая часть требовавшихся денег. Также Владыке Никанору Орловская епархия обязана расширением помещения епархиальной богадельни, устройством двух библиотек-читален в г.г. Ельце и Волхове в память столетия со дня рождения Иннокентия, Архиепископа Херсонского, причем издан личным трудом Преосвященного сборник лучших слов покойного. В 1901 г. по инициативе Преосвященного произошло крупное событие в жизни местного края, – был созван миссионерский съезд духовенства епархии с участием известных в России деятелей по расколо-сектанству. На этом съезде Преосвященным были произнесены две замечательные по глубине взглядов речи – о миссии, как всеобщей пастырской обязанности, выдвигаемой на очередь современными уклонениями религиозной мысли и чувства от здравого учения веры православной, и о штундизме. Нельзя умолчать и о заботах Преосвященного о развитии в пастве чувства христианской благотворительности. Являя в себе пример широкой благотворительности жертвами крупных денежных сумм на духовно-учебные заведения Орловской и других епархий2, а также и на другие учреждения, как то – Епархиальное попечительство, на устройство в Ельце приюта для бедных духовного звания, Владыка призвал к благотворению бедным и своих пасомых. С этой целью Преосвященный установил в церквах тарелочный сбор с субботы Лазаревой по четверг Страстной седмицы.
Не смотря на множество текущих дел и забот по устроению епархии, Преосвященный Никанор находил время и для ученых своих трудов при неутомимом церковном проповедничестве, не оставляя без такового почти ни одного из своих частых богослужений, ни одной церкви при обозрении епархии, ни одного выдающегося события в жизни церковной и общественной. За это время вышло в свет до 30 сочинений Владыки Никанора, частью вновь составленных, а частью повторенных изданием по предварительному просмотру и дополнении, не включая в это число многих заметок, слов и речей, произнесенных по разным случаям в назидание Орловской пастве и помещенных на страницах местного епархиального органа. Эти издания Преосвященный автор жертвовал в библиотеки, церковно-приходские школы, церкви и монастыри Орловской епархии, и в таковые же учреждения далекой Сибири.
Но вот пришло время этому светильнику церкви, право правившему слово истины на севере и почти и в центре Руси, светить и согревать своими лучами восточную окраину европейской России. Марта 24 дня 1902 г. состоялось Высочайшее повеление о перемещении Преосвященного Никанора на Екатеринбургскую кафедру.
И на этой кафедре Владыка остался верен своей неутомимой плодотворно-инициаторской деятельности, продолжая совершать свое Архипастырское служение с той же ревностью, с той же энергией, какими отличалась его деятельность на прежде занимаемых кафедрах.
Ознакомившись с состоянием епархии, Владыка Никанор заметил печальное в религиозном отношении состояние некоторых городов и заводов, многие жители которых по многу лет не исполняли христианского долга исповеди и причастия св. Таин. Чтобы пробудить этих людей от духовной дремы, Преосвященный предпринял целый ряд мероприятий, благодетельные последствия каковых не замедлили сказаться в первую же св. Четыредесятницу. 14-го сентября в Кушве было трогательное духовное торжество, когда сам Владыко имел утешение пробудить более 150 человек, много лет не говевших, и теперь откликнувшихся на зов своего Архипастыря.
С первых же дней своего прибытия на епархию Владыка обратил свое особенное внимание на религиозно-нравственное состояние населяющих северную окраину Епархии кочевых Вогул, хотя и крещенных, но имеющих еще младенческие познания в вере. С целью, развития среди них устойчивой миссии, Преосвященный сам лично, при участии одного природного вогула, предпринял труд составления вогульской азбуки и русско-вогульского словаря.
Оказывая поддержку и покровительство вообще миссионерскому делу, Владыка при своих обозрениях епархии нередко сам вступал в беседы не только с раскольниками, но и с сектантами-иеговистами, и этим особенно возвышал в глазах народа дело миссии. Поставляя своею задачею вообще религиозно-нравственное просвещение паствы, Преосвященный кроме неумолчного личного проповедования слова Божия, организовал религиозно-нравственные собеседования, сам принимал в них, при обозрении епархии, личное участие, открыл религиозно-нравственные чтения в кафедральном соборе, и широко развил издательную деятельность своих популярно изложенных сочинений веро- и нравоучительного содержания. Так, напр., ко дню прославления преподобного Серафима, Саровского чудотворца, им издано и распространено до 30-ти тысяч брошюр и листков о жизни этого св. угодника Божия.
Благодаря настойчивым усилиям Преосвященного Никанора, за кратковременное пребывание его в Екатеринбургской епархии открыто было до 50 новых церковных школ и между ними второклассная женская, в этой епархии первая женская школа этого типа.
Заботясь о благоустроении жизни церковно-приходской и придавая в этом деле высокое значение церковно-приходском попечительствам, Владыка распорядился о повсеместном открытии их в епархии.
Духовно-учебные заведения епархии были также предметом особенно усердного внимания со стороны Владыки. Он расширил и переустроил, давно нуждавшиеся в этом Екатеринбургское Духовное мужское Училище, и с решительностью действовал пред высшею духовной властью в вопросе об устройстве в Екатеринбурге Духовной Семинарии, причем город, благодаря его влиянию, бесплатно отводил место под проектируемое учебное заведение. Преосвященный стремился также обеспечить заштатное и сиротствующее духовенство. Исключительно личной инициативе Архипастыря, и его щедрому денежному дару (2000 р.) обязана своим открытием в Екатеринбурге Епархиальная богадельня, при чем признательное ему духовенство усвоило богадельне название – «Богадельня Епископа Никанора», в память исполнившегося 3 ноября 1903 г. 35-летия его священнослужения. 35-летний юбилей Преосвященного Никанора был ознаменован торжественным чествованием, в котором принимали участие наряду с духовенством и разными корпорациям духовного ведомства город, земство и различные светские учреждения. Было прочтено множество приветственных адресов, речей, слов, телеграмм и писем, с разных сторон обрисовавших светлую личность высокого юбиляра3. Здесь нельзя не отметить одно поздравительное послание – это Григория Грачева, видного Екатеринбургского старообрядца. «Вы, ваше Преосвященство, писал Грачев, поняли меня… Если бы хотя постепенно переходили отношения представителей Вашей церкви, в особенности г. г. миссионеров, на эдакую любовную почву… Как бы сразу картина отношений могла измениться» …
31 декабря 1903 г. Преосвященный Никанор вступил в управление Гродненской кафедрой. 1904 и 1905 годы, в течении которых Владыка проходил свое служение в Гродненской епархии, были временем чрезвычайных событий, нарушивших мирную жизнь в нашем отечестве. Тяжелая внешняя война и смута внутри сделали то, что в России, по словам Преосвященного, «все расшаталось… все устремилось к чему-то новому, необычайному» … Такое тревожное для родины время требовало от кормчих церкви, особенно усиленной деятельности, и мы видим, что Владыка Никанор со свойственной ему энергией духа содействовал церковно-общественному строению. Хроника Гродненских Епархиальных Ведомостей испещрена перечислениями беспрерывной церковно-общественной работой Преосвященного Никанора. Владыка проповедует, совершает частые богослужения и объезжает все города губернии и многие местечки и села. Здесь Владыка неустанно работал, заботясь о наших воинах и особенно о семействах их. Его щедрые жертвы на флот и сирот, павших в боях, его ходатайства пред множеством лиц внесли крупные суммы на нужды войны и осушили много слез у обездоленных неумолимой войной. Все части войск и санитарные отряды, отправлявшиеся на войну, были лично напутствуемы Владыкой – его благословлением, служениями, словами назидания, ободрения и надежды, раздачею крестиков, книжек и икон. Немало Владыка поработал и над учреждением стипендий для детей защитников Порт-Артура и других самоотверженных деятелей минувшей войны.
Старанием Епископа Никанора в Гродно был открыт церковно-археологический комитет для собирания и изучения церковных древностей и памятников старины местного края. Развитие школьного дела, должная постановка в делах епархиального управления были также предметом успешных и плодотворных забот Преосвященного.
Указом Св. Синода от 13-го декабря 1905 г. Преосвященный Архипастырь, прослуживший в Гродно два неполных года, был назначен на высокий святительский пост Архиепископа Варшавского и Привислинского. Назначение Преосвященного Никанора на почетную Архиепископию почти совпало с утверждением его Св. Синодом от 3 декабря 1905 г. в высшей ученой степени – доктора богословия, присужденной ему Советом Казанской Духовной Академии за сочинение под заглавием: «Экзегетико-критическое исследование послания св. Апостола Павла к Евреям».
22 декабря 1905 года Высокопреосвященнейший Архиепископ Никанор вступил в управление вверенной ему Варшавской епархией, и в короткое время, как и всюду, проявил бодрую, неутомимую деятельность, направленную на пользу церкви и всего местного края.
Он открыл церковно-приходские школы при архиер. Доме, Кафедральном соборе и в других местах Епархии; положил основание открытой им читальни-библиотеки, передав в нее свои книги, и пожертвовал на ее содержание более 2000 рублей. При соборной кафедре Высокопреосвященный установил по воскресным и праздничным дням бесплатную раздачу брошюр и листков, им самим составленных. Наконец, Варшавское православное население никогда не забудет трудов и забот Высокопреосвященнейшего Никанора по благоустройству православного кладбища, при котором им основана богадельня. Словом, его административный опыт, проповеднический талант, просветительные стремления, дела благотворительности, любвеобильное сердце и ученые познания нашли себе здесь широкое применение.
Призванный избранием Святейшего Синода и Высочайшею волею, изъявленною 5-го апреля 1908 г., к управлению Казанской епархией, Высокопреосвященнейший Никанор прибыл в Казань 6-го мая. Таким образом, после пятнадцатилетней разлуки он снова вступил на ту почву, на которой он ранее 23 года жил и служил, и от которой «оторваться было ему весьма тяжело и душевно больно» и явился он уже сюда теперь в качестве высшего духовного руководителя и правителя. Духовенство епархии – наполовину ученики Высокопреосвященнейшего – и паства Казанская встретили нового Владыку с чувством великого удовлетворения и глубочайшей радости. 15 лет тому назад духовенство и граждане Казани, говорившие отъезжавшему в Архангельск Преосвященному епископу Никанору, что они никогда не забудут забот и трудов, и энергичной деятельности, понесенной Преосвященным на благо Казанской земли, теперь старались доказать это на деле в достопамятный день 3-го ноября – 40-летия священнослужения своего духовного вождя. Еще сентябрьский съезд духовенства постановил отметить этот день торжественным богослужением во всех церквах епархии с освобождением учащихся в церковно-приходских школах от учебных занятий и учреждением при Духовной Семинарии из добровольных пожертвований капитала имени Высокопреосвященнейшего Никанора для беднейших учеников, а самый юбилейный день объединил с пастырями и пасомых в выражении чувств радости и глубокого уважения славному 40-летнему деланию на ниве Христовой владыки Никанора. Накануне, 2 ноября, во всех церквах г. Казани и всей Епархии были отправлены всенощные бдения, а в самый день юбилея – божественные литургии и благодарственные молебствия. В молитвенной радости дня участвовали и все светские учебные заведения, где в утро 3 ноября были совершены благодарственные молебствия с соответствующими знаменательному событию речами со стороны о.о. законоучителей. Особенно торжественный характер имело богослужение в кафедральном соборе: литургию совершали преосвященные: викарий -Михаил, еп. Чебоксарский и Андрей, еписк. Мамадышский при участии собора (16 чел.) старшего духовенства, а молебен был отправлен под предстоятельством Алексия, еписк. Чистопольского, в сослужении всего городского духовенства.
Чувства, одушевлявшие молящихся со всею искренностью были высказаны в слове, произнесенном после причастного стиха4… По окончании молебствия Владыке-юбиляру в его покоях приносили поздравления многочисленные депутации от различных ведомств, учреждений и учебных заведениях. Во всех адресах и приветствиях отмечалось плодовитая деятельность Владыки, как ученого и церковного писателя, его энергичная предприимчивость и мудрая опытность, как администратора, его попечительность о нуждах бедных и снисходительное полное любви отношение к подчиненным. Маститый юбиляр, растроганный до слез выражениями расположения к нему, отвечал всем депутациям словом благодарности и так сказать исповедью тех заветных дум и чувств, которые руководили им и одушевляют его теперь на многотрудном Архипастырском служении церкви и отечеству.
С трепетным чувством умиления, вспоминая эти трогательные часы вседушевного объединения паствы со своим Архипастырем, пожелаем со всею полнотою искреннего сердца, да сподобит Пастыреначальник – Христос своего верного служителя Владыку – Никанора достигнуть и пятидесятого года своей многоплодной деятельности! Да даст ему Господь за труды его во благо церкви увидеть Казанскую церковь цветущею, живою, действенною и крепко спаянною во всех ее частях!
Энергичное и многополезное служение Высокопреосвященнейшего Никанора церкви и родине, снискав во всех местах его святительства общее уважение и любовь, было оценено и Высочайшим благоволением…
Настоящий сборник из множества ученых трудов Высокопреосвященнейшего Никанора представляет сравнительно небольшую часть.
Все, что им написано и издано почти за 40 лет его церковно-литературной деятельности, в данную пору едва-ли можно и перечислить. Множество трудов Архиепископа Никанора говорят о величии его энергии, а разнообразие их показывает широту его интересов и отзывчивость его отношения ко всему, им пережитому и переживаемому.
Главнейшие труды Высокопреосвященнейшего Никанора: «Изображение Мессии во Псалтыри», «Православное христианское нравственное богословие», «Толковый Апостол» в 3 частях, «Исторический очерк Астраханской епархии», «Слова и речи» в 3 выпусках, «Церковные чтения», «О св. Евангелии и св. Евангелистах», «Объяснение православного богослужения», «Объяснение литургии», «Воспоминание о путешествии в Иерусалим и Рим»; «О послании к Евреям» – докторское сочинение. В Москве печатаются составленные им Святцы, с выдержками Богослужебных песней и переводами их на русский язык. Слова и речи переданы в Комитет Владимирской читальни вместе с 1000 р. для нового их издания. А собрание множества других сочинений готовится для совокупного их издания. Но можно думать, что для Казанцев будет самым интересным настоящий Казанский сборник статей Архиепископа Никанора, писанных им в разное время, предлагающихся теперь в возможной их полноте и охватывающих историю Казанского края с многоразличных сторон, особенно же за время начала христианства в здешнем краю.

* * *

1В издаваемый сборник не вошли многие чтения Высокопреосвященнейшего лектора, проведенные им во Владимирской читальне и изданные последней.
2В это время им сделано крупное пожертвование в Казанскую Духов. Академию на содержание беднейших учащихся.
3Поднесенные почитателями Преосвященному юбиляру – панагия, крест и митра были пожертвованы им в храмовый праздник (8 ноября) в церковь родной ему Казанской Духовной Академии в 1908 году.
4См. Известия по Казанской епархии 1903 г. № 44.