протоиерей Пётр Смирнов

Из учения о Церкви и её истории

Содержание

Наименование Церкви, начало и значение её в отношении к мирозданию Ангельский собор и человеческий род Средоточный пункт в учении о Церкви Создание Церкви

 

Наименование Церкви, начало и значение её в отношении к мирозданию

В настоящее время в особенности выступают вопросы о Церкви: Что она в существе своем? Насколько важно принадлежать к ней? Kaкиe признаки пребывания в её недрах? Какое она имеет отношение к другим обществам, в особенности к Государству? Должно ли Государство охранять ее существование и законы? В каком положении теперь Церковь и что ждёт её в будущем? В виду необычайной важности сих вопросов, представляется благовременным припомнить некоторые черты из учения о Церкви и из её многовековой истории.

Прежде всего, что означает слово Церковь?

Славянское слово церковь есть измененное греческое слово: Ku ριακόν – дом Господний. На греческом же языке понятие церкви означается словом Ἐκκληαία, происходящим от глагола ἐκκαλέω – вызываю. Итак, по буквальному смыслу на греческом и славянском языках, слово церковь означает – вызванные в дом Господень. Словопроизводство cиe даёт ключ к объяснению и того, почему словом церковь означается и храм, куда созываются верующие на молитву. С другой стороны, видимый образ храма, в который призываемся для богослужения и молитвы, может послужить к объяснению и того, Кем, кто и для чего призывается в Церковь.

Кто призывает в Церковь? Бог, Творец Мира, Господь храма, Основатель и Глава Церкви.

Кто призывается в Церковь? Bсе разумно-свободные существа, из известных вам существ сего рода – ангелы и человеки.

Почему? По свойству особенных богодарованных им сил и способностей. Неразумные твари в это святилище призваны быть не могут.

Для чего разумно-свободные существа призываются в Церковь? Для участия в высших дарах любви божественной. Через творение дары жизни рассыпаны щедрою Рукою, и необозримое множество разных тварей пользуется ими, кто как может и умнеет. Разумно-свободные существа могут пользоваться дарами Божьими больше, чем неразумные, и вот они из общего царства природы вызываются в особенное Божье царство, в самый дом Господень, – к участию в великих дарах и благах жизни, не только общей со всеми тварями, но и особенной в ближайшем общении с самим Высочайшим Существом – Богом.

Как для ангелов, так и для человеков, в силу их разумности и свободы, участие в высочайшей божественной жизни обусловлено усвоением ими тех совершенств жизни божественной, при котором и по мере которого возможно пользование её благами. И здесь существует общий мировой закон: можно пользоваться дарами жизни, кто как можешь и умеет. Добрые ангелы уже воспользовались милостью Отца небесного и введены в участие божественной жизни. Целый сонм святых праведников уже царствует вместе с ними в обителях Отца небесного, которых, по слову Господа Спасителя, много. Но вызывание в Церковь продолжается и до настоящего времени и будет продолжаться до скончания века. Времена и сроки для вызывания в Церковь Бог Отец, по слову Господа Спасителя, положил в Своей власти (Деян. 1:7). Когда Отец небесный усмотрит, что достаточно уже собрано в Его небесных обителях сынов Царствия, тогда и будет Им положен предел собирания в Церковь, и торжественно откроется другой вид её жизни – вечное царство праведных со Христом Спасителем.

Указываемые черты в учении о Церкви, извлекаемые из одного лишь наименования её, уже представляют в ней ничто весьма величественное. Идея Церкви – это самое высшее, что изобрела для нас мысль божественная, чего восхотела для нас любовь Божия. Идея Церкви – это самая высшая форма или самый высокий образец жизни для высших тварей мироздания. Идея Церкви неразрывно связала с идеей искупления рода человеческого Господом Спасителем, при чём в предвечном совете Божием предположено дать человеку несравненно более, чем он потерял в падении. Идея Церкви первенствует над идеей мироздания. Она ставит пред мирозданием цель, куда оно должно идти и возвышаться.

Внешний, видимый мир как бы оцеплен высшими существами, которые влекут его к совершенству. Ангелы – первенцы мироздания, человек – венец его. Посреди сих разумно свободных существ – мир вещественный. Он должен соответствовать их совершенству и, значит, освобождаться от присущих ему, как вещественному, ограничений и недостатков, а со времени грехопадения и разных нестроений и беспорядков, и должен приходить в соответствие славе и достоинству чад Церкви, наследников вечного царства. Тварь, по слову апостола Павла, с надеждою ожидает откровения сынов Божиих, потому что тварь покорилось суете не добровольно, но по воле покорившего ее, в надежде, что и сама тварь освобождена будет от рабства тлению в свободу славы детей Божих (Рим. 8:19–21).

Идея Церкви, неразрывно связанная в предвечном совете с идеей искупления, является посему господственной в мироздании. Последнее ей подчиняется, с нею сообразуется, как с главной, владычественной идеей. По идее Церкви строится мир. Не только мысль о Церкви отпечатлевается в творения мира, но в устроении разных частей видимого мира предуказуются будущие судьбы Церкви. Идея Церкви, как нечто по преимуществу желательное, постоянно как бы царит в мысли Творца и с ней как бы постоянно сообразуется постепенно в течение шести дней исполняющаяся в мироздании творческая мысль.

Вот что говорить об этом дивном соответствии митрополит Филарет в записках на книгу Бытия. "Понятие о сотворении Мира Евангелие сближает с учением о искуплении человека. Человека, возрожденнаго во Христе, оно называет новою тварию (2Кор. 5:17; Гал. 6:15), внутреннее просвещение от Бога уподобляет, происхождению первоначальнаго света от слова Божия (2Кор. 4:6), покой верующих во Христе соединяет с покоем Божиим по совершении творения (Евр. 4:3, 4, 9, 10). Из сего открывается, что между делами Божиими в мире великом и малом, в царстве природы и благодати, несмотря на видимое их разстояние и существенное различие, находится некоторая таинственная соразмерность и соответствие». Основываясь на этих ясных указаниях Писания, святитель наблюдает соотвствие между творением и искуплением в отношении к образованию Церкви. «В начале Церковь была небо и земля вкупе, или небо на земле. Падение человека сделало ее землею необразованною и пустою. Тьма покрыла ее так, как бы она совсем соединилась с бездною отпадших духов. Но Дух Божий носился над водами, над племенами человеческими, погибавшими во Адаме, и благодать осенила его. Бог послал ему свет откровения о Искупителе и разлучил царство света от царства тьмы, верующаго человека от нераскаяннаго диавола, семя жены от семени змия, племя Сифа от племени Каина, дом Ноя от растленнаго в конец древняго мира»1). Святитель Фоларет, далее указывает соответствие между устроением тверди и устроением среди людей общества (видимой Церкви), которое бы поведало всем славу Бога и возвещало благодатное творение рук Его (Псал. 18:1–5). Воды под твердию – это «после столпотворения Вавилонского, народы отверженные, которые, как воды, покрыли землю, мудрствуя только дольняя»; Авраам и патриархи это воды над твердию, вознеслись до высочайших обетований и ближайшего с Богом соединения, а происшедший от них избранный народ очищен и утвержден законом». Святитель следит за соответствием черт творения с водворением избранного народа в земле обетования, с явлением Спасителя, с проповедью апостолов, с просвещением язычников, с обращением евреев к вере, имеющем последовать в конце веков – до великой субботы Бога и человеков в царствии небесном.

Подобным же образом, как бы уже готовая и совсем устроенная, со всеми прошедшими, настоящими и будущими её судьбами, Церковь отобразилась в ковчеге Ноевом, с этой единой для него дверью, с этими многими клетями не для одних только чистых животных, а отчасти и не-чистых, с этой высокой горой, на которой, после бурь и непогод, ковчег безопасно остановился, и с этой масличной ветвией, символом мира и любви, в устах именно голубя. Еще яснее отобразилась она в скинии свидения, устроенной Моисеем по образу, виденному им на горе Богоявления. Чем ближе ко времени Мессии, тем яснее и яснее обрисовываются черты её, и уже не в прообразах только, а в ясных и определённых пророчествах.

Из всех этих пророчеств, прообразований и величественного образа в самом творении мира открывается, что Церковь есть изначальное, особенное и преимущественное творение Божие. В высших целях, предназначенных ей, сотворён сей видимый мир, коему предстоят конец, разрушение, преобразование; ей же обещано вечное существование, и согласно её потребностям и положению мир будет преобразован.

Ангельский собор и человеческий род

В Церковь призываются существа разумно-свободные: уже исполнена она многочисленных сил ангельских, в течение более семи тысячелетий во врата Царствия вошли многие из человеческого рода, но глас, призывающий в Церковь, продолжается и по днесь.

Исчерпывается ли сими двумя, известными нам, видами мир духовно-нравственных существ, слово Божие не говорит нам. Впрочем, уже один ангельский собор в церкви Господней представляется неисчислимым. Сил блаженных духов тысячи тысяч (миллионы) и тмы тем (миллиарды) (Дан. 7:10; Апок. 5:11). Одна из притчей Господних несколько приближает к нашему взору это необозримое богатство духовного царства. У пастыря из ста овец одна заблудилась, и он, забыв о девяносто девяти овцах, пошёл искать заблудшую. Эта пропавшая овца, найденная и поднятая на рамена Пастырем душ – весь человеческий род и прежде нас бывший, и теперь существующий, и который будет после нас. Девяносто девять овец – это ангелы. Вообразите же теперь границы этого мира духов!

Словом «ангел» означается не природа, а должность высших разумно-свободных существ. Одно из свойств Божественной премудрости состоит в том, что предначертанные Ею планы исполняются существами, Ею же сотворенными. Ангелы – это первые вестники воли Всевышнего, исполнители Его судеб и предначертаний. Ты творил ангелами (вестниками) Твоими духов, служителями Твоими – огонь пылающий, поёт Псалмопевец (Пс. 103:4). Чрез ангелов Господь управляет вселенною. Ангелам вверяется хранение и управление сил стихийного мира. В откровении святого Иоанна Богослова видим ангела, имеющего власть над огнем (Пс. 24:18), ангела вод (Пс. 24:5); четыре ангела стоят на четырёх углах земли и держат четыре ветра земли (Пс. 7:1). Есть ангелы царств и народов, ангелы церквей или обществ верующих. Священная история как Ветхого, так и Нового заветов преисполнена указаний на разнообразную деятельность ангелов ко благу людей. Близость их к людям, самоотвержение в совершаемом ими служении простираются до того, что каждый христианин от купели крещеная идо гробовой доски охраняется особым ангелом. Служение ангелов простирается и по ту сторону гроба для лиц, пребывших верными вере и церкви, как это видно из притчи о богатом и Лазаре, душа которого, по разрешении от тела, несена была ангелами на лоно Авраама, т. е. в царство небесное.

Но ангелы не сразу встали в столь близкое и благодетельное отношение к людям. Как существа разумно-свободные, они и сами могли войти в дом Господень, в ближайшее общение с Триипостасным Богом, и стать истинными членами Церкви тем же путём, какой указывает она теперь нам, – путем веры, любви, послушания. Как велик и долговременен был этот путь, нам не открыто, но известно, что весьма многие ангелы, по некоторым указаниям, содержащимся в Писании, третья часть ангелов (Апокал. 12:4), число огромное в виду необъятного царства ангельского, не сохранили своего достоинства и оставили своё жилище, и затем составили из себя страшную, враждебную для Церкви, силу. Завистью сатаны грех вошел и к людям, и для спасения людей от власти дьявольской потребовались такие чрезвычайные средства, каковы вочеловечение Сына Божия и Его крестные страдания. Восстание сатаны против Вседержителя Бога дало добрым ангелам повод к торжественному выражению их веры, любви и послушания, и с сего вечно памятного мгновения они составили священный собор или союз, под главенством Архистратига Михаила, единодушно подвизаться для славы Господа против всех Его врагов и оскорбителей2.

Но в самой этой ревности всячески бороться против врагов и оскорбителей всесвятого имени Божия могла быть и для самых добрых ангелов опасность в различении её пределов. Им не была открыта тайна искупления человеческого рода. По слову апостола Петра, они только желают при­никнуть к сей великой тайне благоговейным взором (1Посл. 1:12); но взор этот, как бы ни был остр, не мог проникнуть всей глубины её, обнять всего богатства премудрости и благости Божьей, явленных в совершении этого величайшего из всех дел Господних. Преступивший заповедь Божью, по научению дьявола, человек мог казаться им, чем отчасти и был также оскорбителем имени Божия, и возбуждать против себя их благочестивую о славе Божьей ревность. «Мы не можем знать, как бы отнеслись к нам ангелы, пишет преосвященный Феофан, если бы не примирение; но можем гадать по ангелу, ставшему с мечом у входа в рай, и по тем случаям, как они потом поражали грешников»3). «Пришел грех, пишет преосвященный архиепископ Иннокентий, и поставил человека в враждебное отношение к его Творцу и Миру горнему. И вот причина, почему ангелы Божии, сии существа святые и любвеобильныя, будут являться иногда на земли облеченными мраком и бурею, даже с мечем. Так ангел поразит смертию первенцев египетских, так ангел же поразит в единую нощь целые легионы войск ассирийских4». Некоторые из отцов и учителей Церкви (Златоуст и Августин) склоняются даже к той мысли, что ангелы были некогда неприязненны в отношении к людям. Это чувство некоторой как бы неприязни к людям, исходящее из святой ревности но Богу и Его славе, не есть ли то стропотное, что, по сло-вам одного из собеседников праведного Иова, Господь и в ангелах своих усмотрел (Иов. 4:18).

По отношению к означенному предположению отцов и учителей Церкви, имеющему значение лишь частного мнения их, можно было бы заметить, что, если ангелы являлись грозными и карающими, то она в сих случаях исполняли определения суда Божьего, что возможно и теперь в виду продолжающейся в Церкви и с течением времени более и более обостряющейся брани Агнца Божьего и древнего змея, и грозные по наружности действия ангелов, как, например, заграждение прародителям входа в рай после грехопадения их, в сущности для людей были благодетельны. Однако же, при сравнении отношений ангелов к людям в Ветхом и Новому заветах, нельзя не видеть некоторой в сих отношениях разницы.

В Ветхом завете ангелы являются, открывают волю Божию, дают охрану и защиту по преимуществу людям праведным, патриархам, пророкам, или начальникам родов, правителям царств и народов; в Новом завете ангелы служат каждому верующему христианину, как бы слаб и немощен он ни был. В Ветхом завете ангелы действуют по особенному на каждый раз повелению Вышнего: Амелом своим заповесть о тебе сохранити тя во всех путех твоих, успокаивает Давид уповающих на промысл Божий (Пс. 90:11). В Новом завете ангелы сами принимают живое и деятельное участие в спасении рода человеческого и целыми ликами радуются об обращении единого кающегося грешника. Изучивший Писание для своих коварных целей, человекоубийца дьявол слова Псалмопевца почитает возможным отнести только к Сыну Божию, искушая ими Господа Спасителя. По слову же Господню, она имеют приложение к каждому младенцу, чрез святое крещение принятому в Церковь... При таком различении действий Ангелов по отношению к людям, в том разнообразном служении ангелов, которое исполняли они, по повелению Божию, в древнее дохристианское время, представляется величественный путь постепенного подготовления их к тому служению, которое исполняют они в церкви христианской. Господь воспитывал их в духе Своей любви, постепенно вводил их в планы своего домостроительства о спасении человеческого рода, при особенном служении их дает на горе Синае закон сени, предваряющий закон благодати, и таким способом претворял их неприязненное к людям чувство, если было в них таковое, в чувство сострадания и любви к падшему во грех человеческому роду.

Окончательно же и решительно ангелы вступили на свое высокое по глубине смирения служение человеческому роду но совершении Господом Иисусом Христом Его великого искупительного подвига. При самом вступлении в сей подвиг Господь Спаситель уже предварял об этом чрезвычайном служении ангелов человеческому роду своих первых учеников с особым удостоверением в истине Своих слов, что делалось Им в особо важных случаях. Истинно, истинно говорю вам: отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божиих восходящих, и нисходящих к Сыну Человеческому (Иоанн. 1:51). Великое coбытиe cиe ближайшую связь имеет с прославлением Господа Спасителя по вознесении на небо, о котором говорит апостол Павел в 1-й главе послания к Евреям: Сей (Сын Божий), будучи сияние славы и образ ипостаси Ею (Бога) и держа все словом силы Своей, совершив Собою очищение грехов наших, возстал одесную (престола) величия на высоте, будучи столько превосходнее Ангелов, сколько славнейшее пред ними наследствовал имя, ибо кому когда из Ангелов сказал Бог: Ты сын Мой, Я ныне родил Тебя. И еще: Я буду Ему Отцем и Он будет Мне сыном (Пс. 2:7; 2Цар. 7:14). Также, когда вводит Первороднаго во вселенную, говорит: и да поклонятся Ему все Ангелы Божии (Пс. 96:7). Преклоняясь пред великим подвигом Господа Спасителя и пред Его божественным величием, Ангелы вошли в теснейшее единение с основанною Им церковью и служат каждому верующему христианину, подражая неизреченной любви к нам единородного Сына Божия, пролившего за нас грешных пречистую кровь Свою на кресте. Итак, разнообразное и благодетельное служение нам святых ангелов в церкви христианской есть великий дар нам Господа Спасителя, одна из наград за Его подвиг, нам Его милостью и любовью уступленная. Посему, в день прославления святых ангелов, Церковь поёт Господу Спасителю: Тя, неизреченно соединившаго с небесным, Христе, земная, и едину Церковь совершивша Ангелов и человеков, непрестанно величаем.

Церковь ангелов и человеков едина, но единство не есть безразличие или тожество. Ангельский собор и человеческий род, принятые Господом Жизнедавцем в единую Церковь, имеют много явных признаков близости, много сходных черт, но есть между ними и существенные черты различия. Особенности сии никак не препятствуют единению духа, союзу любви. Разнообразие при единстве напротив представляется неизменным законом истинной жизни и условием духовной красоты. Глубочайшая основа сего закона – в Троическом единстве Верховного Су­щества, Творца вселенной.

Благоустроенная еще до начала видимого мира, сияющая славой и величием, церковь ангельская представляет в ceбе, если можно так выразиться, прототип церкви земной. В этой земной церкви все устрояется по образу небесной, все доброе в ней высится и достигает духовной красоты и совершенства, какими сияет Церковь горних чинов ангельских. Первый храм истинного Бога на земле устроен Моисеем по образцу, который был показан ему на небожественной горе Синайской (Исх. 25:40). Иepapxия церкви христианской устроена по образцу иерархии церкви ангельской. В притчах Спасителя представлен целый ряд вещей небесных, которым соответствуют предметы, явления, обстоятельства в жизни человеческой, земной. Что есть связь между небесным и земным, это все мы более или менее чувствуем и сознаем, почему и стараемся мысли свои объяснять подобиями и сравнениями. Величайшие умы человечества вдумывались в эту таин­ственную связь двух миров и старались ее постигнуть и определить, но только един Творец мира знает в совершенстве дела рук Своих. Вот Божественный Учитель нам и открывает в Своих притчах, что чему соответствует в двух мирах небесном и земном. Мы стоим на грани этих двух миров, и теперь всё в вещественном мире указывает нам на тот высший духовный мир, говорим: о том думай, туда, туда иди! Во все времена жизни человечества, у всех народов, несмотря на различие религиозных верований, сказывалась потребность духа человеческого стать выше обычных условий и стеснений жизни, и в церкви еще со времен ветхозаветной сени постепенно вознк и определённо был организован особый институт или такое общество, в котором, по воз­можности, удовлетворяется присущее человеческому духу стремление к подражанию жизни ангелов, и члены которого, достигшие успеха в этом святом стремлении, прославляются наименовашем: «во плоти ангел». Величайший, по слову Спасителя, из рождённых жёнами, святой Иоанн Креститель издревле даже изображался с крыльями ангела, чем означались как особенность служения его – вестника Господня и уравнителя пути Его, так и высота его жизни равноангельской. Прославляя преподобных подвижников, достигших путем иноческого самоотвержения высокой святости и прославленных Богом, Церковь утверждаете, что «со ангели срадуется дух» их (тропарь преподобным). В церкви христианской известно несколько благодатных явлений ангельских её сынам, которые увековечены праздничным их воспоминанием (чудо святого Архангела Михаила, 6 сентября). В честь святых архангелов устрояются храмы и часовни. Церковь установила соборы – особые собрания верующих – в честь великого благовестника и служителя тайны воплощения Сына Божьего, архангела Гавиила (26 марта в 13 июля) и общий праздник святого архистратига Михаила и прочих бесплотных сил (8 ноября). Многие христиане носят на себе имена архангелов и ангелов и это особенно принято в чину иноческом, который нередко и именуется вообще ангельским. Всё это – знаки, свидетели, памятники непрестанной, самой близкой и живой связи церкви христианской с церковью небесной, ангельской.

Но, при этих чертах сходства и способах сближения, ангелы разнствуют от нас самой природой: они существа только духовные, хотя и ограниченные; человек – существо духовно-телесное. Тело у человека останется и в будущей жизни, только будетет изменено и преобразовано сообразно с состоянием души. Тела святых видимо сохраняются силою Вышняго для их будущей жизни и источают, по милости Божией чудеса исцелений.

Иной образе собирания ангелов в церковь, чем у людей. Ангелы сотворены Богом в безмерном их числе и, призванные в церковь, вошли в нее все, за исключением сатаны и его демонов. Род человеческий размножается путем естественного рождения и постепенно в течение многих веков собирается в церковь Господню, и созывание сие, как сказано выше, продолжается до настоящего времени и продолжится до кончины века.

Главный и существенный признак отличия Церкви земнородных и ангельского собора – тот, что Христос за нас страдал и умер. Плоды искупления несомненно простираются и на мир ангельский, но не в том виде как на род человеческий и, если позволительно сие сказать, не в той мере... Апостол Павел говорит: не ангелам Бог покорил будущую вселенную (Евр. 2: 5)... Не ангелов восприемлет Он, Господь Иисус Христос, но восприемлет семя Авраамово (Евр. 2:16). Христос, как Сын в доме Его – Отца небесного. Дом же Его мы, если только дерзновение и упование, которыми хвалимся, сохраним до конца (Евр. 3:6). Некоторые из нашего рода, по дару благодати, достигли равноангельской частоты и святости. Приснодева же Мария, преблагословенная Матерь Божия, славою и честью превзошла самых высших ангелов, и Церковь величает Её честнейшею херувимов и славнейшею без сравнения серафимов.

Апостол Павел перечисляет признаки, объединяющее членов церкви Христовой. Одно тело и один дух, как вы и призваны ко единой надежде вашего звания. Один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех, который над всеми и чрез всех и во всех нас (Ефес. 4:4–6). В этих словах Апостола дается особое значение призыванию в Церковь, которое, как указано выше, не одинаково у ангелов и человеков, и засим ставится такой признак, как едино крещение, который не может быть приложен к церкви ангельской. Правда, что, как не согрешившие, ангелы не имели нужды в крещены; но в этом то, совершенно разнствующем от нашего, способе вступления в Церковь и состоит отличительный признак Церкви земнородных от собора ангельского.

Апостол Павел говорит: Один хлеб, и мы многие одно тело, ибо все причащаемся от одного хлеба (1Кор. 10:17). На основания сих слов Апостола, в образе совершения таинства Евхаристии отцы церкви (Ириней, Златоуст) видели образ церкви Христовой. Обращаясь к частностям совершения этого великого таинства, нельзя не заметить, что на проскомедийном дискосе кругом Агнца располагаются частицы, вынутые в честь Пресвятая Богородицы, девяти чинов благоугодивших Господу святых, частицы за живых и усопших, значить только за прославленных и нуждающихся в небесной помощи членов Церкви рода человеческого. Пред освященными Дарами воспоминается «о всех в вере почивших праотцах, отцах, пaтриapхах, пророках» и пр. также бывших членах церкви земной. Но при сем же возвещается, что мы, предстоя Господу на молитве, изображаем херувимов и посему должны отложить всякое житейское попечение, чтобы достойно возвеличить Царя всех, ангельскими невидимо дориносима чинами, и священнодействующий иeрей приносит благодарение Господу, что Он принимает от нас жертву любви и хваления, хотя и предстоят Ему несравненно лучшие нас служители – тысячи архангелов и тмы ангелов, херувимы и серафимы, победную песнь поющие, вопиющие, взывающие и глаголющие. – Так отпечатлены в совершении таинства Евхаристии и единство Церкви земной и небесной, и частные особенности той и другой.

Средоточный пункт в учении о Церкви

Собор святых архангелов и ангелов, херувимов и серафимов и прочих сил бесплотных – это первая в мире церковь. Начало её предваряет сотворение видимого мира. В этом смысле Церковь представляется изначальным творением Божиим. В этом же смысле дается в Богословии преосвященного Maкapия определение Церкви, «как общества всех разумно свободных существ т. е. и ангелов и человеков, верующих во Христа Спасителя и соединённых в Нём, как единой главе своей»5.

Но соединенный во единой Главе со всею Церковью в обширном смысле сего слова, ангельский собор имеет собственное самостоятельное бытие и характеристические отличия от церкви земнородных, равно как и сия имеет особую историю, свои характеристические черты, права и преимущества. «По второму, менее обширному я более употребительному смыслу, говорит преосвященный Макарий, Церковь обнимает собою собственно людей, исповедовавших и исповедующих веру Христову, всех до единого, когда бы они ни жили и где бы ни находились, ещё ли на земли живых, или уже в стране умерших»6. Знаменательно издревле установившееся наименование церкви горних духов – ангельский собор. Это – церковь уже собранная и существует во всей своей целости. Отступавши от сего священного собора злые демоны, пали безвозвратно. Из среды же живущих на земле разумно свободных существ продолжается еще «вызывание» в дом Господень и продолжится до скончания века.

Наконец отечественный на богослов ставит еще третье определение Церкви в смысле более тесном, но самом употребительном и обыкновенном, по которому под именем Церкви разумеется одна лишь церковь новозаветная, христианская, воинствую­щая, которая называется царством благодати, в отличие от церкви торжествующей, которая называется царством славы7.

Из данных определений Церкви видно, что средоточным пунктом в учении о Церкви представляется основание a ycтpoение Церкви новозаветной христианской воинствующей. Здесь центр тяжести в учении о Церкви. Отсюда определяются другие отделы в учении о Церкви по мере того, как в виду данных преосвященным Макарием определений Церкви, расширяется её объем, простирающийся с той и с другой стороны в беспредельное пространство и в бесконечные века.

Уже из яслей Вифлеемских поднимается сильный луч света, простирающийся за пределы миров видимого и невидимого. Кто этот младенец, о рождении Которого возвещают и ликовствуют ангелы, и пред Которым преклоняются пастыри и волхвы? Се Агнец Божий вземляй грехи мира (Иоанн. 1:29) , непорочный и чистый Агнец, предуготовленный еще прежде создания мира, но явившийся в последнее время для нас (1Петр. 1:19–20), преданный на смерть по определенному совету и предведению Божию (Деян. 2:23). Агнец, закланный от создания мира (Апок. 13:8). Куда, в какие беспредельные пространства проникают эти боговдохновенные слова! С какой ясностью и твердостью возвещать то, что определялось о нашем спасении в предвечном совете Tpиипостасного Божества! С какой настойчивостью указывают здесь начало нашего спасения! Вот где предувидины и предопределены и судьбы Церкви, при посредствии которой совершается спасение рода человеческого! Ещё до начала мира Христос возлюби Церковь и Себе предаде за ню, предал себя решительною волею пострадать за нас и чрез посредство Церкви привить и усвоить нам всё, что Им для нас приобретено. Что именно чрез посредство Церкви предопределено было спасти нас, видно из того, что, по слову Апостола. Бог от начала, чрез освящение Духа и веру истины, избрал нас ко спасению (2Фес. 2:13). От вечности Господь, кого предузнал, что будут подобными образу Света Своего, тех и предуставил, и призвал, и оправдал, и прославил (Рим. 8:29–30). Все это действия, совершающиеся в Церкви Христовой. Предопределение cиe про­стирается до последних судеб Церкви, до торжественного открытия царства славы и вечного блаженства тех, кто усвоить себе спасительную благодать, даруемую в Церкви верующим в Господа Искупителя, и вечных мук для тех, кто не воспользуется благодатью спасения и отвергнет ее. Итак, вот где начало Церкви. Собор ангельский только лишь фактически является церковью изначальною, возникновению же и устроению его предшествует Божественное определение о спасении человеческого рода чрез посредство Церкви, и сам он вводится в планы Божественного о ней домостроительства.

Как пред созданием видимого мира сияла уже собранная и благоустроенная церковь ангельская, так на заре истории человечества красуется церковь безгрешных прародителей. Ученые изыскатели происхождения мира представляют первобытных людей существами дикими и зверообразными и жизнь их – в условиях самого тяжкого и окружённого отовсюду бедами и напастями существования. Совсем иное говорит общее предание всех народов, полагающих в первобытной своей истории «золотой век», и то же самое несомненно утверждает слово Божие. Только что вышедшие из рук Творца, по слову Которого всё сотворённое было хорошо весьма (Быт. 1:31), первые люди во всех силах души проявляли стремление ко всему возвышенному и святому. Образ Божий сиял в душе их, ничем не затемненный. Прекрасная природа, и в настоящем виде столь сильно и благодетельно влияющая на нашу душу, исполняла их духовной радости и возвышала их ум и сердце к Творцу. Легкий и приятный труд при хранении и возделывании рая, повиновение животных, ближайшее ознакомление с ними при наречении имён, ознакомление со всею природою, данною им во владение, возбуждая энергию духа в прародителях, давали широкое поприще для упражнения и развития сил их как телесных, так в особенности душевных. Наставником и руководителем их быль сам Бог. Он привёл к Адаму животных. Прародители слышали глас Его, ходящего в раю (Быт. 3:8). Несомненно, были они в общении со святыми ангелами. О высоте духа первых людей свидетельствует дух прозрения, обладая которым Адам на все времена изрек закон брака, раскаяние, хотя и не полное, которое обнаружили прародители после своего грехопадения, а особенно та вера, с которою они приняли обетование Спасителя. Это величайшая заслуга их пред всем человечеством. Они первые провозвестники нам Божественного откровения. Вот как изображает жизнь первозданных людей премуд­рый Сын Сираха: Господь даль им власть над всем, что на земле. По природе их, облек их силою и сотворил их по образу Своему. И вложил страх к ним на всякую плоть, чтобы господствовать им над зверями и птицами. Он дал им смысл, язык и глаза, уши и сердце для разсуждения. Исполнил их проницательностию разума и показал им добро и зло. Он положил око Свое на сердца их, чтобы поковать им величие дел Своих, да прославляют они святое имя Его и возвещают о величии дел Его. Он приложил им знание и дал им в наследство закон жизни. Вечный завит поставил с ними и показал им суды Свои. Величие славы видели глаза их и славу гласа Его слышало ухо их (Сир. 17:1–10).

IIpинявшие с верою обетование о Спасителе, прародители наши предначали собою лик спасаемых. В этом обетовании в первый раз возвещено было людям определение предвечного совета о спасении их и за сим постепенно всё более и более выясняется величественный план Божественного о них помышления, которому Апостол усвояет и сообразное сему слово: домостроительство Божие. Сперва возводится, если можно так выразиться, здание церкви ветхозаветной, а затем церкви новозаветной. Первая представляет собою сень, образ будущего Божьего здания, вторая – самый храм, тело. Всё в первой представляет как бы что то предпринятое, но не оконченное; вторая своим устройством напоминает древние образы и предзнаменования. Апостол Павел пишет в послании к Евреям: Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам во пророках, в последние дни cиu горил нам в Сыне, Komopaго поставил Наследником всего, чрез Котораго и веки сотворил (Евр. 1:1–2). Вот отношение ветхозаветного откровения к новозаветному! Адам, Ной, Авраам, Моисей, пророки великие и малые и другие учители церкви ветхозаветной возвещали истины Откровения, но частями и не вполне, в полноте же и совершенстве cих же истины открыл нам Господь Иисус Христос, Осно­ватель и Глава церкви новозаветной, например тайну Пресвятая Троицы, учение о любви, о воскресении мёртвых, о загробной жизни и др. От первого обетования о Семени жены постепенно чрез провозвестников Откровения идут пророчества об Искупителе мира и о будущих судьбах Церкви, расширяя и просветляя кругозор веры ветхозаветных праведников, и все cии пророчества исполняются в Лице Богочеловека и основанной им церкви. От первого же обетования, обыкновенно называемого первоевангелием, идет ряд прообразов, указывавших древним на грядущие времена Мессии и церкви новозаветной. Учреждение жертв, жертва Авелева, потоп, жертвоприношение Исаака, лествица, виденная Иаковом, судьба Иосифа, пасха еврейская, переход чрез Чермное море, древо, усладившее воды Мерры, вода из камня, устроение скинии, учреждение священства, жезл Аарона, медный змий, Иона во чреве кита и т. д., всё это образы – Спасителя и царства Его, которое Он благоволил утвердить в Своей церкви. В послании же к Евреям апостол Павел представляет ряд священных лиц церкви ветхозаветной, которые, быв воодушевляемы верою, совершили великие подвиги и дивные чудеса, «побеждали царства, творили правду, получили обетования, заграждали уста львов, угашали силу огня, избегали острия меча, укреплялись от немощи, были крепки на войне, прогоняли полки чужих» (Евр. 11:33–34), были такой высоты и святости жизни, что их недостоин был весь мир, но однако и такие праведные люди, столь свидетельствованные в вере, не получили обещанного им воздаяния потому, как объясняет Апостол, что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства (Евр. 11:40). В то же время все наиболее важные события в мире видимо направляются к целям церкви – ожидаемой евреями – новозаветной. Зачем, например, были эти великие движения в истории древних народов, возникновение и падение всемирных монархий – ассирийской, вавилонской, персидской, греко-македонской, то строжайшее уединение, то повсеместное paзсеяние народа еврейского, соединение стольких народов под железной властью Рима пред временем Рождества Христова, вызов к этому же времени новых народов из глубин Азии, – всё это находит себе объяснение в истории устроения Христовой церкви, и тем вернее и несомненно, что все это было заранее в подробностях предуказано пророками.

Связанная неразрывными узами с церковью ветхозаветной, новозаветная христианская церковь простирает такие же крепкие нити и с другой стороны. Так она, хотя и различается в понятии, но в самой жизни теснейшим образом соединена с церковью торжествующей, в которую вместе с её сынами и дщерями вступил многочисленный сонм свидетельствованных в вере мужей и жён ветхозаветной церкви. Но не с одними лишь праведниками Церковь связана неразрывными узами духовного родства и любви о Христе: предмет её непрестанной памяти и постоянной молитвенной заботы представляют скончавшиеся в вере и покаянии отцы и братья, которые, хотя не успели сами принести плодов достойных покаяния и не прияли небесных наград, но имеют надежду достигнуть вечного блаженства, о чём ежедневно и возносится о них церковная молитва.

Но как начало Церкви положено в таинственной глубине предвечного совета, так и завершение судеб её сокрывается в таинственных глубинах грядущей на встречу разрушающемуся и преобразуемому миру вечности. Апостол Иоанн пишет: Возлюбленные! Мы теперь дети Божии, но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1Посл. 3:2). И ему, тайновидцу судеб Церкви, еще не открыто, что ожидает в будущем тех, кого Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа предопределил усыновить Себе через Иисуса Христа, по благоволению воли Своей, «в устроение полноты времен, когда все небесное и земное соединится под главою Христом» (Еф. I: 4–10).

Такое всеобъемлющее значение Церкви, основанной Господом Спасителем нашим Иисусом Христом, в учении о ней и истории её придаёт особенную важность земной жизни Спасителя, как времени её основания и устроения.

Создание Церкви

Начало Церкви восходит к таинственной высоте предвечного Совета о спасении людей. До создания видимого мира сияла уже собранная и благоустроенная церковь ангельская. На заре истории человеческого рода красуется церковь безгрешных прародителей. За сим начинает свое существование церковь спасаемых в обетовании о Спасателе, в течение пяти тысячелетий проходя два периода – патриархальный и подзаконный. Но все это было лишь подготовлением или предварением, образом (церковь ветхозаветная) или образцом (церковь ангельская) той Церкви, которую имел основать на земле Искупитель Мира.

Событие это настолько велико и важно, что в великом деле Искупления стоит на первом плане и ранее всех других дел Господа Спасителя возвещается. Покайтеся, ибо приближилось царство небесное, сими словами начал свою проповедь Предтеча Господень Иоанн (Mф. 3:2). Сими же буквально словами начинает Свою проповедь и Сам Господь наш Иисус Христос (Мф. 4:17). Сими же буквально словами начинают по повелению Господню свою проповедь и первые провозвестники учения Христова святые апостолы (Mф. 10:7). Большая часть притчей Господних начинается словами: уподобися царство небесное. Достойно примечания и то, что небесный Благовестник о рождении Спасителя устремляет взор смиренной Марии, Преблагословенной Матери Божией, к сему же царству, почитая его первым и как бы всеобъемлющим делом Христовым. Сей будет велий и Сын Вышняго наречется, и даст Ему Господь престол Давида, Отца Его, и воцарится в дому Иаковли, и царствию Его не будет конца (Лук. 1:32). Итак, благовестие о наступлении царства небесного как-бы покрывает и объединяет собою все дела Господа и всю спасительную для нас жизнь Его. Приняв зрак раба, Господь Спаситель в словах Своего предвестника и Своих собственных и в проповеди апостолов и в благовести Архангела ставить себя в тень, а на первый план пред очи всех выдвигает дело, порученное Ему Отцом – царство небесное, которое Он пришёл основать и устроить.

Понятие царства небесного шире понятия церкви в его наиболее употребительном тесном смысле, но не шире понятия о той же церкви в её обширном смысле, какой указан нашим отечественным богословом преосвященным митрополитом Макарием. Под царством небесным разумеется прежде всего церковь воинствующая и наконец вся Церковь и ангельская и человеческая, возглавленная Господом Спасителем, и вся внешняя природа, для её целей и сообразно её духу преобразованная. Что в сих благовестиях разумеется прежде всего церковь Христова воинствующая, а затем уже торжествующая, имеющая весь мир видимый и невидимый собрать под свою царственную сень, показывает слово: покайтесь... Это дело церкви земной. Когда в своей великой проповеди Предтеча Иоанн дошёл до наименования Того, Кому он предшествует, будучи недостоин развязать сапог у ног Его, он указует Основателя церкви земной: Той вы крестить Духом Свя-тым и огнем (Mф. 1:11).

Каким же образом и когда Господь совершил это великое Свое дело? Всею Своею жизнию, всеми Своими делами. Если в ветхозаветной священной истории нет ни одного события, в котором бы отцы и учители церкви не видели предъуказания на церковь новозаветную христианскую, то возможно ли в жизни, делах и словах Господа Спасителя выделить что-либо, как не относящееся к созиданию Церкви. Христос возлюби Церковь, говорит апостол Павел (Еф. 5: 25). По силе этой любви, Церковь – особый преимущественный пред всеми предмет Божественного примышления. Еще во времена ветхозаветной сени Церковь представлялась под образом невесты, к которой устремлены были мысли, чувства и желания её небесного Жениха. Это наиболее подходящий символ для означения того, что апостол Павел выразил словами: Христос возлюби Церковь. Но Он уподобление простирает ещё далее, до последних пределов мысли и воображения человеческих: Церковь – тело Христово (Еф. 1:23). Душа в теле – можно-ли вообразить связь более тесную? Можно-ли указать хотя мгновение, где бы эта связь могла быть порвана? Не здесь-ли надобно искать значения глубоких слов двенадцатилетнего Ииcyca Maрии Матери Его и мнимому отцу Иосифу, искавшим его и обретшим в храме: Зачем было вам искать Меня? Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? (Лук. 2: 49). Храм – это образ Церкви. Итак, и частная жизнь Господа Спасителя, и самое приготовление Его к великому подвигу было предано одной заветной мысли, мысли о Церкви, которую Он возлюбил и за которую предал Себя прежде сложения мира.

Хотя, впрочем, мысль о Церкви исполняет собою всю жизнь Спасителя мира, Апостол указует особенно важный момент в отношении Христа к созидаемой Им Церкви в словах к пресвитерам ефесским: внимайте убо себи и всему стаду, в немже вас Дух Святый постави епископы, пасти Церковь Господа и Бога, юже стяжа кровию Своею (Деян. 20:28). Божественный Искупитель мира кровию Своею, пролитою на кресте, стяжал право – миловать людей. Милость сия подается в Церкви. Вознесшись на крестное древо, Господь Спаситель, по выражению песни церковной, водрузил на нем Церковь Свою. Взятся солнце, возглашает эта церковная песнь, и луна ста в чине в своем, вознеслся еси, Долготерпеливе, на древо и водрузил еси на нем Церковь твою. Святый Амвросий, епископ Медиоландский, в изъяснении на пс. 118, говорит, что Господь посредством креста собрал Свою Церковь. Посему особенным временем водружения Церкви на земле полагаются три часа Голгофского жертвоприношения. На время земной жизни Спасителя перед крестными страданиями можно смотреть, как на подготовление к водружению Церкви, на последующее за сим дни, как на время довершения здания, пока не открылась Церковь в мире в день сошествия Святого Животворящего Духа.

В ряду предуготовительных действий к водружению Церкви можно различать: 1) открытие света истины, который должен сиять всему миру в Церкви и чрез Церковь, 2) избрание апостолов – этих первых членов Церкви и будущих её священноначальников, 3) учреждение таинств, через которые должна подаваться в Церкви спасительная благодать Христова.

* * *

1

Записки на книгу Бытия. М. 1867 г., ч. 1, стр. 20–30.

2

Пролог и Четья Минея у 8 ноября.

3

Толкование на послание к Ефесеям М. 1876, стр. 53.

4

Падение Адама. Беседа на вел. пост. Спб. 1847. Стр. 334–336.

5

Определение понятия о Церкви у преосвященного Макария. Православно-догматическое богословие. Часть 3, стр. 245. Изд. 1851 г.

6

Определение понятия о Церкви у преосвященного Макария. Православно-догматическое богословие. Часть 3, стр. 249. Изд. 1851 г.

7

Образцы таких определений показывают, как велика и многообъемлюща идея Церкви, и как опасно здесь простирать черты сходства и различия далее указанных им пределов… Об церкви – воинствующую и торжествующую, по учению православных патриархов, отнюдь не должно смешивать; тем опаснее такое смешение в отношении ангельского собора и человеческого рода. Слово Божие нигде не даёт определения Церкви, – а только изображает ее, указывает её свойства – единство, святость и др. и представляет её в образах и картинах. Церковь – дом Господень, невеста Христова, тело Христово, столп и утверждение истины, жена, облеченная в солнце – все это образы и картины, а никак не определения Церкви. Haиболее употребляемые при определении Церкви слова – «общество» или «союз» – не выдерживают полноты или обилия мыслей, заключающихся в слове Церковь. Рамки, образуемые ими, или слишком тонки и тесны для понятия о Церкви, или слишком обширны и отодвигаются в бесконечные времена и пространства. Самая идея Церкви носить на себе печать высшего сверхъестественного откровения. Изумительно ясна и светла она в писаниях Апостолов, объемлет собою все, что принадлежать ей по Божественным обетованиям, а между тем не видно, откуда бы можно было ее заимствовать в полноте её смысла. Один представляется источник – высшее сверхъ­естественное вдохновение, или, что то же непосредственное научение от самого Господа Иисуса Христа. Эта идея Церкви осветила судьбы Богоизбранного народа, всего древнего мира, жизнь наших прародителей до и после их грехопадения и жизнь горних духов, привлекая их под свою широкую стень и всё собою объединяя.

Вам может быть интересно:

1. Вопрос о Номоканоне Иоанна Постника в новой постановке профессор Николай Семёнович Суворов

2. Об учительстве в церкви православной протоиерей Пётр Смирнов

3. Книги символические вообще и в Русской Православной Церкви в частности профессор Павел Петрович Пономарёв

4. Из истории сношений России с Востоком в половине XVII столетия протоиерей Павел Николаевский

5. Обзор русских журналов: Статьи по истории Русской Церкви профессор Сергей Иванович Смирнов

6. К вопросу о политических, национальных и религиозных задачах России Павел Васильевич Тихомиров

7. К истории законодательных работ по духовному ведомству в царствование императрицы Екатерины II профессор Николай Иванович Барсов

8. К истории острова Патмоса: (отзыв о сочинении А.А. Дмитриевского: "Патмосские очерки") Николай Васильевич Покровский

9. Рабочий социализм и Русская Православная Церковь профессор Николай Никанорович Глубоковский

10. Русская благотворительность Синайской обители в XVI, XVII и XVIII столетиях профессор Николай Фёдорович Каптерев

Комментарии для сайта Cackle