архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Апостолов с нравоучительными беседами

Толкование на Апостол из посланий Апостола Павла к Римлянам, читаемый в пятую неделю по Пятидесятнице (Рим.10:1–10)

Многие говорят, что нет в свете человека, который бы во всяком деле, как большем, так и малом, не имел в виду какой-нибудь собственной выгоды. И самые добродетельные люди, говорят, имеют целию собственную пользу: ибо и они, де, творят дела добродетели для того, дабы избегнуть мучения, или получить вечное блаженство. Ложь сего мудрствования, паче всех прочих святых мужей открыл Богомудрый Апостол Павел: ибо он не только жалел о погибели Израильтян, не только всячески подвизался и молил Бога о спасении их, но еще желал и молился сам отлучен быти от Иисуса Христа для их спасения. «Молилбыхся бо сам аз отлучен быти от Христа по братии моей, сродницех моих по плоти: Иже суть Иисраилите» (Рим.9:3–4) (См. толкование сего текста у Златоуста в беседе 16). Виден ли в сем расположении и решении Павловом хотя след искания собственной корысти? Какую он имел в виду собственную выгоду, когда желал, аще бы возможно было, отлучен быти от Христа для того, чтобы ближний его мог чрез то получить вечное спасение? Но дабы кто не подумал, что он так рассуждал, молился и писал просто и без всякой причины: для сего он в ныне чтенных словах послания своего объяснил причину такового желания его и моления. Ежели убо со вниманием выслушаете толкования на оные: то не токмо увидите причину таковой его ревности, но еще узнаете, сколько оправдание, получаемое от веры во Христа, есть превосходнее оправдания, получаемого от закона Моисеева: также и то, сколь удобна вера во Христа, и коликих даров ею мы сподобляемся.

Рим.10:1. Братие, благоволение убо моего сердца, и молитва, яже к Богу по Иисраили есть во спасение.

Божественный Апостол уверял в предыдущей главе (Рим.9:1–3) явственно и доказательно, что он имеет великую печаль и непрестающую скорбь о том, что Израильтяне, его братия и сродники по плоти, не обращались ко Христу, и что он так желал и молился, дабы они, уверовавши во Христа, получили спасение, что сам желал быть отлучен от Христа, то есть от царствия Божия. А потом, как бы мимоходом говорив довольно к их похвале и к осуждению, обращается паки к тому же предмету, и уверяет яснейшим образом, что Израильтяне суть братия и сродники его по плоти, и что он желает им спасения и молит о том Бога. Братие, говорит он, сего хочет и желает душа моя: о сем я прошу и молю Бога, то есть о спасении Израильтян. Но дабы мы не подумали, что он сие делает по единородству и сродству, то он приводит тотчас и причину такового желания своего и прошения, говоря:

Рим.10:2. Свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму.

Что есть ревность Божия? Ревность Божия есть пламенеющее желание, и горячайшее тщание соблюдать и защищать Божии веления. Кто же имеет ревность не по разуму? Тот, кто по скудоумию своему, не разумея цели Божиих законов, воспламеняется к сохранению и защищению не постановлений законных, но того, что непросвещенный и грубый его ум почитает целью законов Божиих. И так ревность не по разуму есть ревность, не имеющая потребного сведения и рассуждения, ревность безрассудная и несмысленная: таковую безрассудную ревность имели тогдашние Израильтяне, как говорит Павел: «свидетельствую бо им, яко ревность Божию имут, но не по разуму». По сей убо причине Он желает им спасения, и просит Бога, чтобы он безрассудную их ревность пременил на рассудительную? Далее же объясняет, что было такое, чего они не зная, слепыми и безрассудными были того ревнителями.

Рим.10:3–4. Не разумеюще бо Божия правды, и свою правду ищуще поставити правде Божией не повинушася. Кончина бо закона Христос в правду всякому верующему.

Правдою Божиею он назвал здесь оправдание верою, и самую так же веру во Христа: своею же правдою, разумеемое Израильтянами оправдание, происходящее от наблюдения закона Моисеева. поелику же сие оправдание тогда было уже бесполезно и недействительно, ибо по пришествии Христовом закон упразднился, то говорит, что Израильтяне не повинулись правде Божией, то есть, не приняли веры во Христа потому, что не разумеюще правды Божия, не ведая, то есть, что вера во Христа оправдывает человека, искали поставить свою правду, то есть, хотели утвердить, что соблюдением закона оправдывается человек: но они заблудились в сем, не уразумевши того, что закон имеет цель и конец тот, да приведет ко Иисусу Христу, и покажет, что всякий веруяй в Него, получает оправдание, то есть отпущение грехов и вечное спасение: «кончина бо закона Христос в правду всякому верующему».

Рим.10:5. Моисей бо пишет правду, юже от закона: яко сотворивый та человек, жив будет в них.

Продолжает Божественный Апостол делать сравнение оправдания от закона Моисеева с оправданием, которое получаем мы от веры во Христа, дабы показать, колико мзда веры во Христа преимущественнее воздаяния, последующего за соблюдением повелений закона и за оправданием от оного. Моисей, говорит, объяснил в писании своем, что такое есть оправдание от закона: что же Моисей сказал о сем оправдании? Он яко от лица Божия во Второзаконии своем написал следующее: «и храните вся заповеди моя и вся суды моя и творите сия: сотворивый та человек, жив будет в них» (Втор.18:5?; Лев.18:5). Он не сказал, сотворивый та, спасется, или жив будет вечно, или просто, жив будет: «но жив будет в них». А сие что другое означает, как не то, что Бог обещал временное награждение соблюдающим закон Моисеев? Человек, говорит он, которой сотворит писанная в законе, «жив будет в них», то есть, избегнет временной смерти, которую закон определяет за преступление, и будет жить долголетно на земли по обещанию, какое находится в законе (Исх.20:12). Выслушайте ж и то, каким образом он в следующих словах уверяет, что оправдание, происходящее от веры во Христа, доставляет награждение бессмертное, каково есть вечное спасение.

Рим.10:6–8. А яже от веры правда, сице глаголет: да не речеши в сердце твоем, кто взыдет на небо? сиречь Христа свести: Или кто снидет в бездну? сиречь Христа от мертвых возвести. Но что глаголет писание? близ ти глагол есть во устех твоих, и в сердце твоем, сиречь глагол веры, егоже проповедуем.

Моисей, говоря о заповеди Божией, и пиша, что она не есть тяжка, ниже далеко отстоит от нас, сказал следующее: «яко заповедь сия, юже аз заповедаю тебе днесь, не тяжка есть, ниже далече есть от Тебе: Не на небеси есть, глаголя: кто взыдет от нас на небо, и возмет ю нам, и услышавше ю сотворим? Ниже об ону страну моря есть, глаголяй: кто прейдет нам на ону страну моря, и возмет ю нам, и услышавше ю сотворим? Близ тебе есть глагол зело, во устех твоих, и в сердцы твоем, и в руку твоею, творити его» (Втор.30:11–14). Павел взяв сие в иносказательном смысле, и приложив к законодателю Христу сошедшему с небеси, снисшедшему даже до ада и оттуда восшедшему, воскресшему из мертвых и вознесшемуся на небеса: а равно и к удобности веры в Него научает нас, говоря таким образом: «а яже от веры правда сице аще глаголет», то есть, а о оправдании верою во Христа так говорит Бог: «да не речеши в сердцы твоем», то есть, не думай, что нужно тебе взойти на небо, дабы свести оттуда для души своей Христа и веру в Него: ниже, что нужно тебе сойти в бездну, то есть во ад, дабы возвести их оттуда для себя: ни малой не имеешь ты нужды делать сие. Ибо Бог говорит тебе во Второзаконии, что глагол или слово веры, которое мы проповедуем, не далече есть от Тебе, оно близ тебе есть, в устах твоих, и в сердце твоем: «Близ ти есть глагол во устех твоих и в сердце твоем»: но каким образом слово веры есть близ нас, в устах наших и в сердце нашем, сие Божественный Апостол изъясняет далее.

Рим.10:9–10. Яко аще исповеси усты твоими Господа Иисуса и веруеши в сердце твоем, яко Бог того воздвиже из мертвых, спасешися: Сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение.

Сердце и уста суть два орудия, посредством которых вера устрояется и усовершается: сердце, то есть душа и ум приемлют веру, или верят и уверяются, что истинно все то, чему учит вера: а уста исповедуют, что разум принял и чему уверовал. Но, почему Божественный Апостол, оставив все прочее, чему мы веруем, упоминает здесь об одном только воскресении Господа Иисуса? Потому что в сем заключается все таинство Божия вочеловечения: кто верит сему, что Иисус Христос силою Божества своего воскрес из мертвых, тот верит и тому, что Он воплотился, претерпел страдания, был распят на кресте, умер, погребен, и есть Сын Божий и Бог истинный. Каким же образом слово веры и оправдание, получаемое от оной, в наших устах, и в нашем сердце? Если ты, говорит, будешь исповедовать устами твоими, что Господь Иисус есть Бог, и если будешь веровать в твоем сердце, что Бог Отец воздвигл Его из мертвых, то получишь вечное спасение. А почему так? Потому, что сердце и уста суть два орудия, или как бы вместилища веры: сердце, то есть, душа верит, и таким образом оправдывается и приемлет освящение: а уста исповедуют и проповедуют то, чему сердце верит, исповедание же и проповедание сие доставляют спасение. Вот каким образом Божественный Апостол, показав несовершенство и бессилие Моисеева закона, и открыв совершенство, спасительность и удобность Евангелия веры, заградил уста оным Иудеем, которые, надеясь и хвалясь получить оправдание от закона, не принимали оправдания, происходящего от веры во Христа: а тем утвердил всех верующих на камени веры.

Беседа о силе и плодах Христианской веры, и о том, сколь удобно приобретать ее, и потому сколь безответен тот, кто преступает Божии заповеди

Слова ныне чтенного послания Богоглаголивого Павла, изъясняя могущество Евангельской веры, одобряют и исполняют радости сердца всех верующих во Христа: показывая же удобность сея веры, делают неизвинительным преступающего Божественные законы Евангелия. Поистине велико и несравненно могущество веры во Христа. Угодны были Богу вера и добродетель Авеля, Еноха, Ноя, Авраама, Исаака, Иакова, Иосифа и всех праведных бывших до закона: угодны Ему были вера и добродетель Моисея, Аарона, Иисуса Навина, Самуила, Давида, Пророков и всех святых, бывших в законе. Столь же угодны и благоприятны были Богу вера и добродетель сих святых Праотцев, что Он даровал им за оные просвещение Пресвятого Духа: ниспослал дар Пророчества и силу творить чудеса: удостоил их предузнать тайну вочеловечения Единородного Своего Сына: они видели по Божественному откровению, Рождество Его от Девы, преественные Его чудеса, спасительные страсти, живоносный Крест, тридневное погребение и воскресение из мертвых, на небеса вознесение и сошествие с небеси Пресвятого Духа: видели все то, говорю, "издалеча" умными очами (Евр.11:13), признавали то, принимали и предвозвещали, желали же видеть и очами телесными и телесными слышать ушами: однако ж ни видеть, ни слышать того телесно не сподобились. «Аминь бо глаголю вам», сказал Господь, «яко мнози Пророцы и праведницы вожделеша видети, яже видите, и не видеша, и слышати, яже слышите, и не слышаша» (Мф.13:17).

Но хотя вера и добродетель святых мужей, живших до закона и в законе, толико были благоприятны Богу: однако ж они не могли ни умилостивить раздраженного Бога, ни загладить прародительский грех, ни оправдать человека, ни отверзть заключенные двери небесного царствия. Сие столь преславное дело не могли совершить ни вера, ни добродетель, ни человек, ни Ангел, един токмо живый и быв мертв: «живый во веки веков, имеяй ключи ада и смерти» (Апок.1:18). Господь Иисус Христос, принесши себя в жертву на древе крестном, возмог совершить оное: един токмо воплотившийся Сын и Слово Божие, егда распростерши пречистые свои руки на кресте произрек: «совершишася» и потом предал дух Богу и Отцу своему (Ин.19:30), возмогл загладить прародительский грех, оправдать человека, разрушить средостение ограды, отвратить пламенный меч, и отверзть райские двери. Отселе всяк, уверовавший в Него и крестившийся, невозбранно входит в вечную славу Божию: «иже веру имет и крестится, спасен будет» (Мк.16:16).

Все бывшие до Христа праведные не только желали, но и прилежно молилися, дабы Единородный Сын и Слово Божие, сошед с небес, приняв человеческое естество, претерпев крестную смерть и воскресши во славе из мертвых, совоскресил с собою весь род человеческий: и потом восшедши с плотию на небо, совозвел всех в царствие уготованное от сложения мира (Мф.25:34). Сие священнопевец означал тем, что бряцая на Пророческих гуслях своих воспевал: «и помолятся о нем выну» (Пс.71:15).

И сам он также, яко Пророк Божий, предвидя, что воскресение Христово есть воскресение всех людей, желал сего, просил, и взывал: «востани слава моя, востани псалтирю и гусли» (Пс.56:9): и Сын Божий удостоил его ответа, открыв ему час своего воскресения из мертвых, и сказав: «востану рано». Соделавшиеся же святыми по Христе, ничего из сих не желают, ниже просят, ниже молят, ибо все то уже совершилось по определенному Божию совету и предведению: но будучи уверены в могуществе веры во Христа со дерзновением и твердым упованием, ожидают наследия Божеской славы и блаженства. Свидетельствует о сем треблаженный Павел, проповедуя с великим дерзновением и уверением: «подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее убо соблюдается мне венец правды, егоже воздаст ми Господь в день он, праведный Судия, не токмо же мне, но и всем возлюбльшим явление Его» (2Тим.4:7–8). По воплощении Сына Божия всяк человек, кто токмо верует в сердце своем во Спасителя Христа, исповедует устами своими, что он есть истинный Бог и Искупитель мира, оправдывается и спасается. «Сердцем бо веруется в правду, усты же исповедуется во спасение» (Рим.10:10).

Велико поистине могущество веры во Христа. Ежели я буду верить в Него, избавлюсь от грехов моих; ежели буду исповедывать, что Он есть истинный Бог, то соделаюсь наследником вечного царствия. Но откуда вера во Христа толикую имеет силу? Если внимательнее рассмотреть действия прародительского греха, то сие удобно можно понять. От первого человека родились все люди плотски, а от второго родились все свыше духовно (Ин.3:3). «Первый человек, от земли перстен, вторый человек, Господь с небесе: яков перстный, таковы и перстнии, и яков небесный, тацы же и небеснии» (1Кор.15:47–48). Первый перстный или земный человек, преслушав заповедь Божию, соделал грешными всех родившихся от него по плоти: а второй небесный, «быв послушлив Богу даже до смерти, смерти же крестныя» (Флп.2:8), оправдал всех, по вере в Него сынами Его соделавшихся. «Якоже бо ослушанием единаго человека грешни Быша мнози, сице и послушанием единаго, праведни будут мнози» (Рим.5:19). Мы, когда возымеем веру в Иисуса Христа, делаемся сынами Божиими: "вси бо вы", говорит Богоглаголивый Павел, «сынове Божии есте верою о Христе Иисусе» (Гал.3:26): а когда крестимся, тогда соединяемся с самим Христом. «Елицы бо во Христа крестистеся, во Христа облекостеся» (Гал.3:27). Все мы верующие во Христа и крестившиеся есмы члены тела Христова. «Вы есте тело Христово и уди от части» (1Кор.12:27). Отсюда видно, что вера во Христа имеет толь великую и Божию силу от того, что Иисус Христос был послушен даже до смерти, и что мы духовно соединяемся с пречистым Его телом. За преслушание первого человека мы были осуждены, а за послушание второго, даже до смерти, стали быть оправданы: за отступление от Бога первосозданного человека мы были лишены Божия славы, а за соединение со Христом восприяли оную. «Яков перстный, такови и перстнии, и яков небесный, тацы же и небеснии» (1Кор.15:48).

Получаем же мы сии преславные и преестественные дары без всякого усилия, труда и неудобства: ибо стоило ли то тебе каких-нибудь усилий, что ты уверовал во Иисуса Христа, и уверовав получил оправдание? Никаких. Стоило ли то тебе труда, или какое испытал неудобство в том, что ты крестился, и крестившись соединился со Иисусом Христом, и соделался членом Его тела? Никакого. Сии небесные и спасительные дары, суть дары Божия милосердия: ты получил их туне, они благодатию Божиею тебе даны. Посему-то Павел богословствуя говорил: «благодатию бо есте спасени чрез веру: и се не от вас: Божий дар» (Еф.2:8). И так, что мы бедные представим в свое оправдание, когда Бог толико нас облагодействовал без всяких благих дел наших: а мы при всем том без всякого опасения ежедневно преступаем отеческие и Божественные Его повеления?

Все сие истинно, скажете вы, и нет в том никакого сомнения, но когда уверовав и крестившись не соблюдаем заповедей Божиих, то ожидает нас страшное осуждение, как свидетельствует о том Апостол Павел. «Волею бо согрешающим нам по приятии разума истины, ктому о гресех не обретается жертва: Страшно же некое чаяние суда, и огня ревность пояти хотящаго сопротивныя» (Евр.10:26–27). Соблюдение же заповедей имеет неудобство, и требует трудов: почему нужно нам вникать, трудиться и подвизаться. Так говоришь ты, человек неблагодарный! Но если бы какой-нибудь Царь подарил тебе драгоценное сокровище, то неужели бы ты тогда начал жаловаться на то, что сокровище оное заставило тебя нести нужду, внимание и труды, как бы сберечь его от воров, или людей злонамеренных? Нет: таковые неблагодарные помыслы никак не родились бы в уме твоем: язык твой никак не отверзся бы на произнесение таковых неблагодарных слов: ты без сомнения со всякою охотою и радостию начал бы пещись и трудиться, чтобы соблюсти в целости дарованное тебе сокровище, нимало не помышляя о подвигах и трудах, для оного подъемлемых, но всегда благодаря Великодаровитого Царя. И так для земного сокровища, которое сегодня имеешь, а заутра умирая оставляешь на земле, забываешь ты все неудобства и труды: а для небесного сокровища Божественных даров, посредством которых получаешь вечное царство и бессмертную славу, представляешь неудобства, труды и подвиги? Но не слышишь ли, что «недостойны страсти нынешняго времене к хотящей славе явитися в нас»? (Рим.8:18) Не видишь ли, сколь велика неблагодарность твоя к толикому благодетелю, и сколь велико заблуждение ума твоего?

Таковые извинения твои нимало не оправдывают тебя потому, что они происходят не от чего другого, как от маловерия: ты, кажется, не имеешь надлежащей веры во Христа, и потому исполнение заповедей его почитаешь трудным и неудобным. Если бы ты веровал в Него всею душою и сердцем твоим, то бы веровал и в Божественные слова Его, веровал бы, что «заповеди Его тяжки не суть» (1Ин.5:3): и что «иго Его благо и бремя Его легко есть» (Мф.11:30). Так, заповеди Господни суть иго, но иго благое и приятное: суть бремя, но бремя легкое и удобоносимое. Иисус Христос благодатию своею умягчает жестокость ига сего, и облегчает тяжесть бремени сего: он согревает сердце верующего тем огнем, которой пришел воврещи на землю (Лк.12:49): посему для верующих все, что неверный мир почитает жестоким и неудобным, бывает легко и удобно: Он «невозможная у человек» творит возможными (Лк.18:27): если мы истинно веруем в Него, то побеждаем все мирские вожделения и суеты. «Сия бо есть победа победившая мир, вера наша» (1Ин.5:4). И так когда мы помыслим о великих и бесчисленных Божиих благодеяниях, о удобности, с каковою получаем спасительные Его дары, то есть веру и усыновление чрез святое крещение: когда рассудим, что вседействующая благодать Божия всегда готова на помощь нам в исполнении легких заповедей Господних: тогда ясно увидим, что мы не можем принесть никакого оправдания в наших прегрешениях, и должны оставаться совсем безответными: тогда почувствуем, что маловерие есть первая причина наших грехов и тех извинений, кои в оных приносим.

Иисусе сладчайший, невидимый женише души моей! Ты сотворил меня, даровал мне плоть, кости, душу, дыхание и жизнь: Ты поставил меня Царем всей видимой твари: Ты благоволил мне дать в наслаждение красоты райские, но я преслушал заповедь Твою: однако ж Ты не оставил меня в бездне погибели моей, но сошед с высоты престола Божественной славы Твоей, воплотился для меня, и быв послушлив Отцу Твоему даже до смерти, претерпел крест и смерть для спасения моего. Ты для меня восприяв на себя человечество, соделал меня членом пречистого Твоего тела: Ты обещал мне, и рек: «Веруяй в Мя имать живот вечный» (Ин.6:47). Господи мой, я верую всем сердцем моим и исповедую усты моими, яко Ты еси Сын Божий, избавитель мира. Сия вера, как научил Апостол твой, спасает. «Аще исповеси», говорит он, «усты твоими Господа Иисуса, и веруеши в сердце твоем, яко Бог того воздвиже из мертвых, спасешися» (Рим.10:9). Однако ж страшусь потому, что вера моя мала: и отсюда и Божественные повеления Твои кажутся мне тяжкими, отсюда повседневно преступаю святые Твои заповеди, и будучи по всему безответен, мню, что могу оправдаться пред тобою: верю, но страшусь потому, что вера моя столь мала, что подходит близко к неверию: почему преклоняю, пред премилосердым Твоим всемогуществом колена души и тела моего, и с сокрушенным сердцем и с теплыми слезами взываю к Тебе, якоже отец отрока, одержимого бесом: «верую, Господи, помози моему неверию» (Мк.9:24): согрей веру мою, и соделай ее яко зерно горчичное, да ею благоугодивши Тебе, получу милость от Тебя в день судный. Аминь.


Комментарии для сайта Cackle