преподобный Никодим Святогорец (Калливурцзис)

Песнь 9. Ирмос:

Таин еси, Богородице, рай невозделанно возрастивший Христа, Имже крестное живоносное на земли насадися древо: тем ныне возносиму покланяющеся Ему, Тя величаем.

Толкование

Поелику девятая песнь есть творение Госпожи нашей Богородицы, то предстоятель Маюмский божественный Косма весьма естественно обращает этот ирмос к Самой Богородице, а вместе с тем приспособляет его к празднику Воздвижения креста, говоря: «о, Богородице, Ты таинственный и мысленный рай; ибо как чувственный Эдемский рай без обработки или засеяния человеческою рукою, от Бога возрастил райские деревья, так и Ты, без возделания и засеяния от человека т. е. без семени человеческого, родила от Святого Духа Владыку Христа, Бога и вместе человека, от Которого, как от Бога, и оное древо жизни было насаждено древле посреди Эдема, т. е. рая сладости, и впоследствии насаждено живоносное древо креста посреди земли, как и царь-пророк воспевает: «спасение соделал еси посреде земли» (Пс. 73, 12). Песнопевец сказал «насадися», чтобы показать, что как Христос, будучи Богом, напаяет чувственные растения, по своему промышлению, дождевой водой, и таким образом делает, что они укореняются в земле и производят чувственные плоды, так и древо крестное тот же Христос, как и человек, напоив кровию и водою, истекшими из пречистого ребра Его, возрастил и сделал его способным приносить плоды, не жизни привременной, а жизни бессмертной и вечной. Затем он прибавляет, что посредством этого, ныне воздвигаемого креста, мы, христиане, поклоняясь Самому Христу, Единородному Сыну Твоему, Тебя величаем, безсеменно Его родившую Богородицу. Сказал он «величаем», а не воспеваем и чтим, или другое какое-либо слово употребил для того, чтобы указать на характеристическую черту девятой песни Богородицы, начинающейся глаголом «величаю»; ибо в Евангелии сказано: «величит душа Моя Господа» (Лук. 1, 46).

И к тебе, читатель, относится мысль этого ирмоса. Ибо все доброе дано тебе чрез Госпожу Богородицу: чрез Нее Бог явился в мире, чрез Нее воздвигнуто древо креста, чрез Нее сделано твое спасение. Поэтому в возмездие за столь великие благодеяния, которых ты удостоился чрез Богородицу, должен и ты величать Ее Богоматернее и всечестное лице размышлениями божественными и великолепными, словами великими, похвалами подобающими Матери Божией и делами угодными Ее Богоматернему величию; ибо таким образом величается Богом возвеличенная Матерь Божия. Если же, напротив, в уме твоем имеешь мелочные помыслы о богатстве, о славе, о наслаждениях и других земных предметах, то будь уверен, что этим ты не величаешь Богородицу, но уничтожаешь Ее величие, насколько это от тебя зависит. Также и если на устах твоих имеешь болтовню и пустословие и совершаешь дела низкие и недостойные Богородицы и твоего христианского призвания, то знай, что всем этим уничижаешь Богородицу. Ибо, так как Богородица есть и называется Материю христиан по благодати, то, естественно, неприличные размышления или слова, или дела, которые совершают христиане, по благодати чада Богородицы, относятся и к Самой Богородице, Матери христиан по благодати.

Итак, христианин, если ты величаешь Богородицу так, как мы сказали, то тогда, конечно, и Богородица возвеличит тебя в настоящей жизни и в будущей и непрерывно будет ходатайствовать за твое спасение. Ибо, если Деворра и Иаиль оказали помощь народу Израильскому, то как не будет помощницею твоею Сама милосердая Матерь Господа? Хочешь ли убедиться в этом? Слушай, что говорит Златоустый оратор церкви: «и теперь нет у Бога недостатка в Деворре, нет недостатка и в Иаиле. Ибо и мы имеем святую Деву и Богородицу Марию, ходатайствующую за нас; потому что если простая женщина победила, то насколько более постыдит врагов истины Матерь Христова?» (Слово о пользе неясности пророчеств).

Тропарь 1

Да возрадуются древа дубравная вся, освятившуся естеству их, от Негоже изначала насадишася, Христу распростершуся на древе: тем ныне возносиму покланяющеся Ему, Тя величаем.

Толкование

Настоящий тропарь заимствовал священный Косма из священной псалтири Давида, который в Пс.95:12 воспевает так: «да ликуют все дерева дубравныя». Отсюда и божественный песнопевец, употребляя риторическую схему «олицетворения» (proswroroiia), говорит в повелительной форме неразумным деревам, как бы разумным: «да возрадуются все дерева» т. е. деревья дубрав и долин. Слово «дубрава» (drumoV) собственно обозначает место, засаженное дубовыми деревьями, на которых растут желуди и которые, обыкновенно, называют просто деревьями. Почему же им радоваться? Потому, говорит, что чрез древо креста освящена вся природа дерев. Кем же? Владыкою Христом, Который не только простерся на древе креста, но и насадил в начале (бытия) мира все виды и роды деревьев.

Ибо слово, сказанное Богом при сотворении дерев: «да прорастит земля былие травное, сеющее семя по роду и по подобию, и древо плодовитое, творящее плод, ему же семя его в нем по роду на земли» (Быт. 1, 11), – это слово, говорю, являло собою ипостасное Слово и Единородного Сына Отца, чрез Которого все, а, следовательно, и деревья произошли. Поэтому Василий Великий сказал: «Писание, вводя Бога повелевающим и разговаривающим, по фигуре умолчания указывает на того, кому повелевается и с кем ведется разговор и таким порядком приводит нас к мысли о Единородном» (Беседа 3 на Шестоднев).

Посему, как Господь освятил воду Иорданскую, а чрез воду Иорданскую освятил и все естество вод, тот же Господь, будучи распят, освятил древо креста, а чрез древо креста освятил все естество дерев. Итак, поелику в нынешний день воздвигается древо креста, то посему мы христиане чрез крест покланяемся распятому на нем Христу; поклоняясь же Христу, вместе с тем величаем и Тебя, Богородице, Матерь Христа.

Применимо и к тебе, возлюбленный, содержание тропаря сего. Ибо, если в нем повелевается радоваться бесчувственным и неразумным деревам, то насколько более должен радоваться ты, чувственный, разумный человек? Ибо твое естество освящено, спасено и прославлено Христом. Если ты не радуешься об этом бесконечном благодеянии, полученном тобою от сладчайшего делом и именем Иисуса, то это худой признак в отношении к тебе: этим ты показываешь, что вследствие страстей и грехов ты угасил или по крайней мере уменьшил искру благодати Св. Духа, полученную при крещении, и потому не чувствуешь в сердце своем никакой духовной радости и веселия. Поэтому отбрось, брат, пепел и страх, т. е. страсти от сердца твоего, вложи в него пламя горячей веры, твердой надежды, священной молитвы, – постоянного божественного причастия (если ты, конечно, этого достоин, или если не имеешь канонического препятствия) и исполнения божественных заповедей и таким образом зажги в душе твоей пламя любви к Творцу и Спасителю твоему. Если, когда ты будешь поступать таким образом, веселится и ликует внутри твое сердце, то знай, брат мой возлюбленный, что это ликование есть добрый признак в отношении к тебе: ты показываешь, что ты истинно крещен и истинно получил благодать Святого Духа, как это подтверждает Афанасий Великий, говоря: «как зачавшая во чреве жена из движения младенца в своей утробе неложно удостоверяется в том, что она приняла плод, так и душа истинного христианина не из слов родителей, но на деле и из ликований сердца своего, и особенно во время праздников и освящений (т. е. крещений) и причастия святого тела Христова, узнает из этой самой радости души своей, что действительно в крещении получила Святого Духа» (В вопросах и ответах к Антиоху)33.

Тропарь 2

Священный воста рог, и глава всем богомудрым крест, имже грешных мысленно стираются роги вси: тем ныне возносиму, покланяющеся ему, Тя величаем.

Толкование

Слово «рог» означает и царство, по мнению Афанасия Великого, ибо из рога, содержащего елей помазания, помазываемы были цари, как сказано: «тамо возращу рог Давидови» (Пс. 131,17), также значит и славу, но собственно означает силу и оружие. Сила называется рогом в переносном смысле от рогатых животных, имеющих, как силу и оружие, свои рога, каковы быки, бараны, козлы, олени, и другие. Поэтому, если какое-либо таковое животное потеряет рога свои, то тотчас утрачивает и свою силу и легче ловится охотниками. Итак, песнопевец, имея в виду слова Захарии в девятой песни: «и воздвиже рог спасения нам, в дому Давида отрока Своего» (Лук. 1, 69) остроумно применил это изречение к тропарю девятой песни и говорит, что для богомудрых и верных христиан воздвигнут священный рог, т. е. сила, слава и оружие. Какое же? Крест Христа, главы всех. Ибо «всякому мужу», говорит Павел, «глава Христос есть» (I Кор. 11, 3). Весьма подходяще здесь именует он Христа главою всех, а не другое имя употребляет, чтобы загадочно показать, что как животные на голове имеют рога, так и Владыка Христос распятый имеет голове как бы три рога, т. е. прямую и две поперечные части креста, силою которого сламливаются рога и силы мысленных грешников, т. е. противников демонов, бывших началовождями зла для грешников по словам Давида: «и вся роги грешных сломлю» (Пс. 74, 11). Словами же «роги вси» песнопевец выражает то, что прямою и верхнею частью креста сокрушаемы бывают роги демонов, пребывающих в воздухе, двумя же поперечными его частями сокрушаемы бывают рога неверующих и еретиков34. Поэтому, так как сегодня воздвигается упомянутый крест, то и мы покланяемся ей, т. е. главе креста, Христу. Покланяясь же Христу, мы вместе с тем величаем и Тебя, родившую Христа. Таков особый обычай у божественного Космы оканчивать песни своих канонов одинаково. Так он делает и в настоящей песни. О, если бы и ты, брат, силою креста смирил свое мудрование, сломил рог надменности и славолюбия, которые воюют с тобою, как советует тебе царь пророк, говоря: «не воздвизайте на высоту рога вашего» (Пс. 74, 6). Ибо христиане должны совершенно оставить беззаконие и грехи, и упражняться во всякой добродетели; а когда согрешат, должны смиряться, обвиняя себя самих, как грешников, а не гордиться, чтобы получить двойное наказание, как грешники и как высокомерные. Поэтому Давид повелевает таковым, говоря: «рех беззаконнующим, не беззаконнуйте: и согрешающим, не возносите рога» (Пс. 74, 5). Если и ты, возлюбленный, унизишь и сокрушишь рог гордости, то знай, что Бог вознесет тебя, ибо «смиряяйся, вознесется» (Лук. 14, 11) и впоследствии вознесет славу и силу твою, согласно изречению Давида: «и вознесется рог праведнаго» (Пс. 74, 11).

Глас тот же. Ирмос 2:

Снедию древа роду прибывшая смерть, крестом упразднися днесь: ибо праматерняя всеродная клятва разрушися, прозябением чистыя Богоматере, Юже вся силы небесныя величают.

Толкование

Здесь возникает недоумение: почему священный Косма все остальные песни настоящего канона Воздвижения креста, также и других канонов написал по одной, а эту девятую-двойную, т. е. с двумя ирмосами? Феодор, прозванный Птохопродром, толкователь песненных канонов, говорит, что так как буквы краегранесия (акростиха) этого канона окончены, а остались еще некоторые истории, повествующие о кресте, то поэтому, не желая оставить и их, песнопевец прибавил вторую девятую песнь, соблюдая при этом тот же самый акростих и начиная ирмос этой песни от последнего тропаря осмой песни, чтобы и эти истории захватить. Но такое мнение неверно, потому что историю о Мерре, которую привел песнопевец раньше в четвертой песни в словах: «Горькородная преложи», приводит и в этой девятой песни, говоря: «горести убийственныя яже от древа не оставив, Господи, крестом сию совершенно истребил еси: сего ради и древо услади иногда горесть вод Мерры, прообразующе креста действо». Подобным образом и историю знамения креста, явившегося на небе при Константине, о которой упомянул в первой песни, говоря: «показа небо креста победу», ту же самую, говорю, историю приводит и в этой девятой песни словами: «да образ покажеши миру покланяемый креста, Господи», и пр.

Поэтому более вероятное мнение есть то, которое приводит о сем мудрый Иоанн Зонара и которое содержится в рукописной книге священной и величайшей лавры иже во святых отца нашего Афанасия. В этой книге излагается тем же Зонарою обширнейшее толкование на воскресные осмигласные каноны Иоанна Дамаскина35. Мнение его таково. По преданию, говорит он, дошло до нас, что божественный Косма, составив настоящий канон кресту, передал его церквам Божиим для песнопения, между прочим и в Антиохийскую. Прибыв однажды в Антиохию, святый отец слышал, что там воспевают канон не по тому напеву, каким он сам применил его к музыке, ибо он был и в музыке опытный; поэтому сделал им замечание, что они искажают пение канона, и не поют так, как написал творец его.

Однако они, не зная, что он за человек и как нужно петь, ответили ему: Как? Неужели ты лучше нас знаешь напев этого канона? Божественный отец опять сказал им с кротостию, что канон не поется у них с надлежащим искусством. И так как они спорили еще больше и ожесточились, песнопевец Косма принужден был признаться, что он и есть творец канона. Несмотря на это, они продолжали не верить, и, наконец, объявили, что они тогда поверят, что, действительно, он творец его, когда он составит на их глазах и другую подобную мелодию (песнопение). Тогда божественный песнопевец сочинил и вторую девятую, т.е. настоящую песнь и превосходно положил ее на музыку. Для большей же убедительности спорящих последний тропарь осмой песни он употребил в качестве акростиха для этой вторичной девятой песни и таким образом сказал, что смерть, причиненная роду человеческому вкушением от запрещенного древа познания добра и зла, эта, говорю, смерть упразднена ныне посредством древа животворящего креста.

Обрати внимание на то, что по словам Зонары, божественный Косма уже в начале этого ирмоса обличил ересь Пелагия и ученика его Целестия. Ибо они, по свидетельству блаженного Августина (глава 5 и 6 о прародительском грехе) думали, что Адам с самого начала сотворен от Бога смертным, следовательно, заключили они, он должен был умереть, хотя бы преступил заповедь Божию или не преступил; заключали так безумные, не внимая словам Соломона, говорящего: «Бог смерти не сотвори, завистию же диаволею смерть вниде в мир» (Прем. 1, 13; Прем. 2, 24); ибо он мерзкий позавидовал и Богу, чтобы не обнаружилась сила Его боготворящая человека, и человеку, чтобы он не был причастником славы Божией, как высказывается богоносный Максим, говоря: завидуя Богу и нам, дьявол, с помощью коварства убедив в том, что ему завидует Бог, устроил так, что он преступил заповедь, (завидуя) Богу, чтобы не обнаружилась действием всепетая Его сила обоготворяющая человека, (завидуя) человеку, очевидно, с тою целию, чтобы он не был причастником славы Божией по силе добродетели, ибо завидует, премерзкий, не только нашей добродетели и стремлению к славе Божией, но и Богу в отношении к всепетой силе Его, доставляющей нам спасение (Гл. 48, шестого тома о предметах Богословских). Поэтому святой поместный собор Карфагенский анафематствовал всех держащихся такого мнения в 120 правиле своем, гласящем: «Определено: кто утверждает, что первозданный человек Адам сотворен смертным, так что если бы он согрешил и если бы не согрешил, все равно имел бы умереть по телу, т. е. вышел бы из тела не по причине греха, а по естественной необходимости, да будет анафема»36.

Итак, опровергая эту ересь, ученейший богослов, божественный Косма сказал, что «смерть причинена роду человеческому вкушением от древа». Словом «причинена» (по слав. прибывшая, по греч. prosmenomenoV) он и указывает уже на то, что в человеке от природы не было смерти, но она потом прибыла, т. е. она извне последовала за вкушением от древа. Если кто спросит, как это здесь песнопевец сказал, что чрез вкушение от древа пришла смерть, между тем как Божественное Писание говорит, что первозданные «ядоста от плода древа» (Быт. 3, 6), мы отвечаем, что как говорит об этом песнопевец, так говорит и Божественное Писание; ибо и там Бог сказал Адаму: «от всякаго древа, еже в раи, снедию снеси: от древа же еже разумети доброе и лукавое, не снесте от него» (Быт. 2, 16–17). Здесь это сказано по риторической фигуре синекдохи, т. е. причина принимается вместо следствия причины, т. е. древо вместо плода древа. Итак, смерть упразднена, т. е. сделалась праздною, недействующей; ибо не могла удержать в гробе животворящее тело Господа и предать оное тлению, т. е. разрушению плоти и составов тела и разделению костей тела.

Каково же было проклятие праматери Евы? Зонара отвечает, что оно состояло в словах: «земля еси, и в землю отыдеши» (Быт. 3, 19); ибо хотя это проклятие сказано Богом Адаму, однако более для Евы, так как она и была причиною преступления для Адама. Это проклятие называется «всенародным», ибо чрез первозданных оно перешло на весь род человеческий. Проклятие же Евы может разуметься и в словах: «в болезнях родиши чада» (Быт. 3, 16), которое также было всенародным, так как простерлось на всякую рождающую женщину. Оба же эти проклятия разрешены «прозябением»37, то есть Единородным Сыном Богоматери, потому что проклятие: «земля еси и в землю отыдеши» разрешено воскресением умершего Господа, Который больше не умрет, по словам ап. Павла: «ибо Христос», говорит он, воскресши из мертвых, «ктому уже не умирает» (Рим. 6, 9); а проклятие: «в болезни будешь раждать детей» разрешено тем, что Дева, родившая Господа, родила Его без болезней и мук. Поэтому величаем сию Деву не только мы люди, но и все силы небесные, ибо и они боголюбивы и человеколюбивы, по словам Григория Богослова.

Песнопевец сказал: «величают», а не восхваляют или воспевают, чтобы показать, что настоящая песнь есть девятая, песнь Богородицы, начинающаяся словами: величит душа Моя Господа. Сказал же он: «все силы небесные», давая разуметь не только известные нам девять чинов, а и другие безымянные и неизвестные нам силы. Ибо ап. Павел, зритель и слушатель неизреченных глаголов, беседуя о Христе, сказал: Отец посадил Его «одесную Себе, превыше всякаго начальства и власти и силы и господства, и всякаго имене именуемаго не токмо в веце сем, но и во грядущем» (Еф. 1, 20–21).

Применим ирмос сей и к тебе, возлюбленный читатель; ибо как Адам, вкусив от сладкого плода древа познания, впал в тление и смерть, так и ты, вкушая и пия вкусные и сладкие кушания падешь в смерть греховную. Да не соблазнит тебя сладость и удовольствие кушаний. Ибо они доходят только до гортани, а когда проходят чрез гортань и сходят во чрево, тогда исчезает всякая сладость и наслаждение ими. Поэтому Григорий Богослов сказал, что снеди, после того как перейдут чрез глотку, все равноценны; потому что все вместе без всякого исключения становятся калом и извергаются афедроном. Поэтому и ап. Павел сказал: «брашна чреву, и чрево брашном: Бог же и сие и сия упразднит» (I Кор. 6, 13)38. Поэтому имей, брат, всегда в твоей памяти Исава и Ионафана, сына Саулова; ибо Исав за малую долю чечевичной похлебки продал свое первородство брату своему Иакову, за что обвиняется апостолом Павлом, который увещевает христиан и говорит: «да не кто блудодей» (будет), «или сквернитель, якоже Исав, иже за ядь едину отдал есть первородство свое». (Евр. 12, 16); а Ионафан ради небольшой доли меда подвергался опасности умереть, с плачем говорил: «вкушая вкусих мало меду омочив конец жезла, иже в руку моею, и се аз умираю» (I Цар. 14, 43).

Желаешь ли ты, возлюбленный, понять, как гибельно тебе желать пищи насладительной, сладкой и вкусной? Научись примером Адама, который за сладкое вкушение от запрещенного дерева и сам умер и сделался причиною смерти для всего рода своего. Научись этому и примером целого народа Израильского, который восхотел есть мясо, и рыбу, и лук, и чеснок, и порей, и огурцы, и дыню, которые ел в Египте; за это Бог попустил ему подвергнуться великому наказанию и смерти, так что и могилы, в которых умершие погребены были, получили наименование «гробов похотения»: «и мяса бяху им еще в зубех их», сказано, «прежде оскудения, и Господь разгневася на люди, и порази Господь люди язвою великою зело. И прозвася имя месту тому, гробы похотения: яко тамо погребоша людей похотевших» (Числ. 11, 33. 34).

Итак, брат, убедившись таким образом в том, как строго Бог наказывает прихотливо желающих вкусных и сладких снедей, успокойся и довольствуйся тою пищею, которая у тебя находится, принося благодарность Богу и не выражая ропота. Если поступишь так, то будь уверен, что Господь, радуясь благодарному расположению твоего сердца, невидимо присутствует и благословляет твою трапезу, услаждает пищу на ней, – даже если она дешевая и простая. Сверх сего этого вспоминай всегда слова, которыми увещевает тебя мудрый Сирах, что если ты отдаешься прихоти к сладкой пище, такая прихоть сделает тебя потехой для врагов твоих демонов. Ибо насладительная пища щекочет и возбуждает страсти и доводит человека до блуда и распутства: «В след похотей твоих не ходи, и от похотей твоих возбраняйся. Аще даси души твоей благоволение желания, сотворит тя обрадование врагом твоим» (Сир. 18, 30. 31). Вспоминай и слова Златоуста, говорящего: «ныне благовременно сказать изречение мудрого мужа: «кто помилует обаянника змием усекнена, и всех приступающих к зверем?» (Сир. 12, 13). Разумеется, никто. Ибо зверь дикий и есть наслаждение, зверь свирепый и неукротимый. Скорпион или змея не так смертельно вредят отовсюду нашим внутренностям, как похоть к наслаждению все истребляющая и губящая; ибо покушение тех зверей простирается только на пределы нашего тела; похоть же, укоренившись, вместе с телом губит и душу; а посему будем избегать ее». (Слово 6, о Промысле, том 6, начало коего: «Будем есть и пить»).

Тропарь 1

Горести убийственныя яже от древа не оставив, Господи, крестом сию совершенно истребил еси: сего ради и древо услади иногда горесть вод Мерры, прообразуемо креста действо, еже вся силы небесныя величают.

Толкование

Толкование настоящего тропаря таково: «Ты, говорит, Господи, не допустил, чтобы оное горькое вкушение от запрещенного дерева было не уничтоженным, т. е. гибельным и смертоносным для человеческой природы, но посредством креста совершенно изгладил и уничтожил эту горечь». И обрати внимание на мудрость Владыки Христа, как Он, подобно премудрому врачу, противным излечивает противное; ибо вкушение от запрещенного дерева казалось сладким для тела, а для души было горько и невыносимо; вкушение же желчи и смирны, которыми напоен был Господь на кресте, было горько для чувства и тела, но сладчайшим было для души и духа, ибо оно-то и разрешило горькое оное вкушение от запрещенного древа. Поэтому и в ветхозаветное время древо разрешило горькость воды Мерры, дабы прообразовать действие древа креста, который усладил горечь вкушения от запрещенного древа, от которого вкусил Адам, как мы уже объяснили эту историю в толковании тропаря четвертой песни, гласящего: «Горькородная преложи древом Моисей» и пр.

Но и ты, брат, воздерживайся от плотских наслаждений, которые кажутся сладкими для чувства и тела, но для души по истине более горьки, нежели даже и самая желчь. Поэтому Соломон сказал о жене блуднице: «мед каплет от устен жены блудницы, яже на время наслаждает твой гортань: последи же горчае желчи обрящеши» (Притч. 5, 3. 4).

Тропарь 2

Непрестанно гружаемыя мраком праотца, Господи, крестом возвысил еси днесь: яко бо лестию весма неудержанно естество преднизведеся, всеродне ны паки исправи свет креста Твоего, егоже вернии величаем.

Толкование

Поелику двойное зло постигло людей за преслушание Адама: мрак и падение: то посему естественно и два блага последовали для них посредством честного креста: свет и восстание. Вот об этих-то четырех следствиях и ведет речь священный Косма в тропаре сем, причем говорит: Господи Иисусе Христе, Ты сегодня возвысил, т. е. ввел в свет Богознания всех нас людей, которые постоянно погружаемся и углубляемся в средину мрака преступления праотца Адама; ибо не пять или десять, ни сто или тысяча, не столько-то тысяч или десятков тысяч или миллионов, но все вместе все естество человеческое слишком неудержимо пало вследствие заблуждения идолослужения и греха. И как, например, величайшая скала, когда падает с высокой горы, то несется неудержимо и не останавливается, но быстро катится вниз, увлекая с собою и все, что случайно находится впереди ее, и останавливается только на самой низкой равнине, так и великий грех Адама и происшедшее чрез него заблуждение, начавшись с Эдемского рая, отнюдь не остановились, но, увлекая с собою и всю природу человеческую и опуская ее ниже и ниже, довели ее до преисподних ада. Поэтому, как раньше пала природа человеческая, так и опять восставил ее совершенно от этого нижайшего падения или иначе весь род человеческий. Кто же восставил? – Свет честного креста.

Но нескладно было бы сказать, что свет креста восставил нас, а более прилично было бы сказать, что жезл или палица креста восставила нас. Ибо желающий поднять кого-либо не поднимает его, конечно, светом, но рукою или случайно нашедшимся жезлом или палкою или чем-нибудь подобным. Поэтому Птохопродром, исправляя эту нескладицу, говорит, что так как песнопевец выше упомянул о мраке, то посему дальше употребил противоположное мраку слово свет; помощь же и руководство света назвал восстановлением падшего. Например, когда кто-либо оказывается упавшим в темное место и если принесут туда свет, то тотчас же мрак разрешается и свет указывает падшему дорогу и способ, как оттуда подняться. Итак, если в таком смысле сказать, что свет восставляет, то ошибки никакой не будет.

Полезен и тебе, возлюбленный, смысл этого тропаря. От него ты научаешься двум вещам. Во-первых, что грех есть мрак и тьма, ибо он затемняет разум, омрачает сердце и возмущает все внутреннее расположение человека. Ибо первый виновник греха и подстрекатель к нему дьявол, он есть сам – тьма и мрак, как назвал его Сам Господь, сказав: «но се есть ваша година, и область темная »(Лук. 22, 53). Поэтому совершающие грехи пребывают во тьме, ибо «сидящия», сказано, «во тме», тьму видят (Ис. 42, 7) и: «да помрачатся очи их еже не видети» (Пс. 68, 24) и что они ходят во тьме: «во тме ходят» (Пс. 81, 5), хотя им и кажется, что видят этот чувственный свет, как видят его и неразумные животные. Во-вторых, научаешься из этого тропаря и тому, что грех тяжек и что все те, которых он увлекает в свою пропасть, должны снова немедленно подниматься из нее посредством покаяния. Итак, ты должен, брат, прежде всего, всеми своими силами избегать всякого греха, чтобы не быть от него помраченным и ослепленным в уме и чтобы таким образом не сделаться игрушкою врагов твоих демонов, как сделался игрушкою иноплеменников и мужественный Самсон, когда был ослеплен. И моли Господа избавить тебя от этого мрака греха с помощью света божественной благодати Его, произнося изречение Давида: «Господи, Боже мой, просветиши тму мою» (Пс. 17, 29) и будь уверен, что Он, Который сияет «правым» как «свет», по словам того же Давида (Пс. 111, 4), освободит тебя от всякой вещи, «во тме преходящия» (Псал. 90, 6).

Но если случится, что ты по увлечению разума и слабости человеческой природы упадешь в какую-либо яму греха, то скажи такие слова пророка Иеремии: «еда падаяй не востает» (Иер. 8, 4)? Конечно, встает; и слова Михея: «падох и востану» (Мих. 7, 8). Прибеги мысленно к Иисусу Христу, и воззови к Нему из глубины сердца с верою: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, поспеши и подними меня из этой ямы греха». И нет сомнения, что Тот, Который устроил «вселенную в премудрости Своей», по словам Иеремии (Иер. 10, 12), Который «восставляет вся низверженныя», по Давиду (Пс. 144, 14), и тебя поднимет из пропасти греха так же, как поднял скорченную женщину, которая никак не могла выпрямиться, сказав ей: «жено, отпущена еси от недуга твоего» (Лук. 13, 12), возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась, и стала славить Бога. Ибо одно из свойств человеколюбивейшего Владыки есть то, чтобы не оставлять без внимания впадающих в грехи и умоляющих о восстановлении их. Поэтому и тебе Он подаст руку помощи; ибо, если человек жалеет неразумных животных и, когда они впадают в какую-либо яму, он схватывает их оттуда, как Сам Господь притчею сказал: «кто есть от вас человек, иже имать овча едино, и аще впадет сие в субботу в яму, не имет ли е и измет? Колми убо лучше есть человек овчате»? (Мат. 12, 11–12); если, говорю, человек показывает такое сострадание к животному, то насколько и несравненно более сострадания и сожаления имеет многомилостивый Господь к творению рук Своих, – человеку, для спасения которого снизшел с небес, сделался человеком и пролил всесвятую кровь Свою? Поэтому Он дает обещание через Исаию, говоря: «спасение мое в век будет» (Ис. 51, 6). И в Евангелиях: «не приидох призвати праведники, но грешники на покаяние »(Мат. 9, 13).

Тропарь 3

Да образ покажеши миру покланяемый Господи, креста, во всех, яко преславный на небесех изобразил еси, светом безмерным озарен, царю всеоружие непобедимое: тем тя вся силы небесныя величают.

Толкование

И здесь предстоятель церкви Маюмской сообщает ту же историю, которую приводил в первой песни, в тропаре, начинающемся словами «показа небо креста победу», т. е. историю явления знамения креста на небе великому и равноапостольному Константину. Поэтому и говорит: «о Господи! Ты, желая показать миру, что образ креста Твоего должен быть предметом поклонения, для всех славный и от всех славимый; ибо, естественно, все, что славно, – привлекает людей к поклонению себе: ради этого Ты изобразил тот же самый крест на небе, озаренный безмерно ярким и блестящим светом, для того, чтобы этот крест сделался для царя и самодержца Константина непобедимым оружием.

Обрати, читатель, внимание на величие чуда. Бог не представил образ креста в каком-нибудь тесном месте, и в малом пространстве земли, ибо в таком случае только люди, находящиеся и обитающие в этом месте, могли бы видеть и поклониться Ему; не представил Он его и на волнах морских, потому что и тогда видели бы его только люди, плавающие по морю и, следовательно, только они одни могли бы поклониться ему. Но представил образ креста высоко над землею, на полушарии неба и не во время нощи, но днем и не только днем, но и день, сиявшим не слабым светом, но светом безмерным и неограниченным. Для чего же все это соделал Бог? – Для того, чтобы весь мир видел образ креста Его и поклонялся Ему. Ибо как солнце если светит в час пополудни на небе, то всякий человек, имеющий глаза, со всякого места видит его диск, так как ничто не препятствует его взгляду на небо, так, говорит песнопевец, и Ты, мысленное солнце, Христе, с такою и столь великою славой написал на небесах образ честного креста Твоего, с одной стороны для того, чтобы он был покланяем всеми, с другой, чтобы благочестивейший царь Константин Великий имел его непобедимым оружием, как мы сказали, против неверных варваров.

И как большой камень не имеет столь великой силы, когда бросается снизу вверх, а когда падает сверху вниз, причиняет большой вред; или как молния, падая сверху из облаков, великий вред причиняет там, где падает, так и божественный крест, падая с небесной высоты на землю, ниспровергает, истребляет и уничтожает всех варваров, которые суть враги благочестия и неприятели верных царей и христиан, и таким образом крест Господень является поистине непобедимым всеоружием для всех православных. Поэтому Исидор Пелусиот справедливо сказал: «всепетый крест справедливо назвать утверждением и украшением не только земли, но и неба; ибо он всю тварь поддерживает, премирным силам доставляя радость, земным свободу и расстоящееся соединив» (Посл. 32, кн. 4). Удивления достойна и похвала, которую сплетает в честь креста златой душою и языком Иоанн, так говоря: «не стыда, но великой похвалы предметом он достоин быть, разумею крест Христа: ибо ничто не является столь великим свидетельством Его человеколюбия: ни небо, ни море, ни земля, ни приведение всего из небытия в бытие, ни все прочее, как крест. Поэтому и ап. Павел им хвалится, говоря: «мне же да не будет хвалитися, токмо о кресте Господа нашего Иисуса Христа» (Гал. 6, 14)». (Беседа 2 на второе послание к Тимофею, и именно на изречение: «не постыдися убо свидетельством Господа», 2Тим. 1,8).

Но и мы, поющие, читающие и слушающие песненный канон, будем взирать мысленными очами сердца на славный и как огонь светло блистающий крест Господень и со страхом будем поклоняться ему; со страхом, потому что чрез него мы удостоились получить спасение. Ибо Златоуст говорит: «символом смерти (т. е. Крест для многих сделался предметом благословения и всяческой безопасности стеною, смертоносною раною для дьявола, уздою для демонов, сетью для враждебных сил) Он истребил смерть, сломал медные врата ада, сокрушил железные запоры, вырубил корни греха, исхитил всю вселенную от лежавшего на ней осуждения, остановил удар несшийся от Бога на естество наше» (Слово о том, что Христос есть Бог, том 6). Но и божественный Григорий Фессалоникийский в толковании второй заповеди десятословия побуждает христиан к поклонению честному кресту, говоря: «ты должен поклоняться не только божественному образу Христа. но и образу креста Его, ибо он есть величайшее знамение и победный трофей Христа против дьявола и всего враждебного воинства. Поэтому они и устрашаются и обращаются в бегство, видя его изображаемым. Этот образ и прежде явления первообраза (т. е. распятого на нем Христа, как человека) весьма прославился у пророков и величайшие чудеса сотворил. И при втором пришествии распятого на нем Господа Иисуса Христа, имеющего прийти судить живых и мертвых, впереди Его будет идти это великое и страшное знамение с силою и славою многою. Поэтому прославляй его ныне, чтобы тогда с дерзновением взирать на него и прославиться с ним». Само же собою понятно, что мы, кланяясь кресту, кланяемся вместе и пригвожденному на нем плотию Христу Богу нашему, Которому слава и держава с безначальным Его Отцом и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь39.

* * *

33

Об этом смотри подробно последнюю нравственную часть канона на Благовещение, и там узнаешь многое.

34

Ради любознательных здесь замечаем, что, по мнению Златоуста, ширина древа креста была в одну пядь и место, где оно было вбито, – в один фут. Вот его собственные слова: «подумай о месте креста: не одну ли пядь имела окружность места древа? И не один ли фут имело место, где вбит был крест? Представь же теперь меру гордости, представь пределы поднебесной и то, что земля наполнена познанием Господа» (Слово на изречение: како Сей весть книги, том 5). По мнению же других, крест был длиною 15 футов, а поперечное его древо – 8 футов, как гласит предание. (См. в «Торжестве Веры» стр. 203). Почему же только крест Господень имел надпись, а кресты разбойников нет? На этот вопрос отвечает Златоуст, что это имеет весьма важное значение, так как древо креста было в землю зарыто и никто, по причине боязни, не вынимал его из земли, ибо верующие к другим нуждам направили свое внимание, и так как впоследствии оно имело быть найдено, и три креста имели быть найдены в одном месте, причем крест Владыки узнан был, во-первых, по положению в средине других и потом по надписи на нем, ибо кресты разбойников не имели надписей» (Беседа 85 на Евангелие Иоанна). Надпись же на кресте, по мнению Евфимия Зигабена, была сделана на особой от древа дщице.

35

Желательно весьма, чтобы Бог просветил ум и воспламенил сердце какого-либо христолюбивого брата, чтобы издать в свет это замечательнейшее толкование. Печально поистине, что несчастный род наш лишается такой общеполезнейшей книги.

36

Толкование этого правила собора и примечания на него смотри в нашей книге Правил, и там найдешь многое.

37

Здесь под словом «прозябение» Богоматери можно перифрастически разуметь и Самую Богоматерь, посредством Которой разрешено всенародное проклятие праматери Евы. Ибо Златоуст, толкуя слова патриарха Иакова, сказанные сыну его Иуде, а лучше сказать, произшедшему от Иуды Христу: «от леторасли сыне мой возшел еси» (Быт. 49, 9), так говорит: «леторасль» (прозябение, по гр. bgastoV) означает чистую Деву Марию (слово на изречение: «Отче! аще возможно есть, да мимоидет»« и пр. (Матф. 26, 39.). Том 5).

38

Иначе сказать, снеди (брашна), после естественного периода пищеварения, исходят из афедрона, а чрево (желудок) остается пустым как прежде.

39

Тем, которые недоумевают, почему образ креста состоит из двух только дерев, отвечаем, что этому две причины. Первая и ближайшая причина, та, что, если какой-либо иконоборец обвинит нас в поклонении дереву, то мы опровергнем его обвинение, говоря, что мы не деревам поклоняемся, но образу креста, образуемого двумя деревами. Поэтому, если разделить два дерева, то исчезает образ креста и дерева можно жечь, как выразились отцы святого Вселенского седьмого собора в некоторых его рассуждениях. И св. Иоанн Дамаскин сказал: «Покланяемся образу честного и животворящего креста, и если бы он сделан был и из другого вещества (т. е. не из одного только дерева), не вещество почитая, – да не будет, – но самый образ, как символ Христа. Итак, поклоняться должно знамению креста. Ибо где его знамение, там и сам он (т. е. крест); веществу же, из которого состоит образ креста, золото ли это, камни ли драгоценные, после разрушения, если случится, образа креста, не должно покланяться» (Кн. 4 гл. 88 о Вере). Вторая же и более глубокая причина, по которой образ креста составляется из двух дерев, есть та, что Бог сотворил Адама правым (прямым) и простым. Отсюда Екклесиаст сказал: «сотвори Бог человека праваго» (Еккл. 7, 29), а Григорий Богослов: «Бог сотворил человека нагим по простоте и безыскусственной жизни» (Слово на Рождество Христово). Адам же, послушав лукавого совета дьявола и вкусив от плода древа, рождающего двоякое познание добра и зла, от этого, говорю, – о горе! – сделался и сам двойным. И тогда как прежде он обладал только одним знанием – знанием добра, впоследствии приобрел и познание зла. Поэтому Владыка Христос, чтобы уничтожить и умертвить двойственность Адама, распялся на кресте, сложенном из двух дерев, подобным подобное излечивая. Или лучше сказать, и Сам Господь, прежде будучи простым, ибо Он был только Бог, впоследствии соделался и человеком т. е. сделался двойным, по двум естествам Божества и человечества, чтобы ниспровергнуть и упразднить то первое двойное знание Адама и возвести его к прежней простоте. Поэтому и говорил Господь: «аминь глаголю вам, аще не обратитеся и будете яко дети» (т. е. простые и невинные, не имеющие понятия о зле), «не внидете в царство небесное» (Матф. 18, 3). Поэтому же и св. Иоанн Златоуст, толкуя сказание о поленцах дров, найденных в доме вдовы Сарептской, говорит: «вошедши в дом вдовы, пророк нашел по истине залог Церкви нашей, нашел воду и елей – миропомазание; мука – хлеб евхаристии, два поленца – составные части креста» (слово на память Марфы и Марии, Лазаря и Илии. Том. Этонского издания).

Комментарии для сайта Cackle