профессор Павел Васильевич Гидулянов

VI. Освобождение от воинской повинности но религиозным убеждениям

НИКТО НЕ МОЖЕТ, ССЫЛАЯСЬ НА СВОИ РЕЛИГИОЗНЫЕ ВОЗЗРЕНИЯ, УКЛОНЯТЬСЯ ОТ ИСПОЛНЕНИЯ СВОИХ ГРАЖДАНСКИХ ОБЯЗАННОСТЕЙ.

ИЗЪЯТИЕ ИЗ ЭТОГО ПОЛОЖЕНИЯ ПОД УСЛОВИЕМ ЗАМЕНЫ ОДНОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ ДРУГОЮ, В КАЖДОМ ОТДЕЛЬНОМ СЛУЧАЕ ДОПУСКАЮТСЯ ПО РЕШЕНИЮ НАРОДНОГО СУДА.

ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ ОТ ВОИНСКОЙ ПОВИННОСТИ ПО РЕЛИГИОЗНЫМ УБЕЖДЕНИЯМ.

1. Лицам, не могущим по своим религиозным убеждениям принимать участие в военной службе, предоставляется право, по решению народного суда, заменить таковую на определенный срок призыва его сверстников санитарной службой, преимущественно в заразных госпиталях или иной соответствующей общеполезной работой, по выбору самого призываемого. (Декрет СНК 4/I – 19 г., Р. и Ц. № 1, стр. 29).

2. Имея ввиду, что в суд поступают дела об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям от лиц, официально принадлежащих к организациям, не только не отрицающим самого деятельного участия в империалистических войнах в прошлом и настоящем, но и принимавшим в них самое деятельное участие, необходимо придерживаться след. правил:

а) По смыслу декрета от 4/I – 1919 г. экспертиза должна быть полной, т.-е., что данное лицо (а отнюдь не та или иная группа верующих) известно ( экспертизе) лично или на основании достоверного исследования жизни и деятельности этого лица, а не формально, ибо декрет имеет в виду деятельность этих лиц по прошлой их жизни и борьбе за свободу религ. убеждений при низвергнутом царском режиме.

б) Народный суд имеет право вызывать эксперта в свой суд, иди препроводить дело в Московский совет народных судей для соответственного направления.

в) Дела необходимо назначать в ближайшие судебные заседания.

г) Суд в своем определении может не признать экспертизы удовлетворительною и отказать в просьбе, усмотрев из запроса самого просителя или путем свидетельских показаний, что искренность принадлежности его к религиозной секте или исповедание антимилитаристических религиозных воззрений должным образом не подтверждены, и, следовательно, имеется основание предполагать, что по выходе уже декрета в действие данное лицо лишь пытается использовать его, как удобный, предоставленный ему в Совреспублике способ уклониться от гражданской обязанности.

(Циркул. НКЮ от 24/7 – 1919 г. Р. и Ц., № 2, стр. 40).

3) Циркуляр Наркомюста по применении декрета от 4-го января 1919 г. об уклоняющихся от воинской повинности по так называемым религиозным убеждениям.

При применении декрета от 4-го января 1919 г. обнаружились злоупотребления со стороны шкурников, уклоняющихся от отбывания воинской повинности в рядах Красной армии и стремящихся ввести в заблуждение народные суды и рев. трибуналы и, таким образом, использовать этот декрет, лишь как удобный, представившийся ему в советской республике, формальный способ, под религиозным флагом уклониться от общегражданских повинностей.

а) Лицо, желающее использовать действие декрета от 4-го января 1919 г., обязано предъявить в народный суд ходатайство о применении к нему декрета – во всяком случае, не позже недели до срока явки его сверстников в соответствующие воинские присутствии.

Примечание. Лица, получившие временно отсрочки от явки на военную службу по иным мотивам (болезнь, отпуск и т. д.), не могут быть рассматриваемы, как лица, подходящие под действие декрета об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям.

б) При подаче прошения в нар. суд – просителям выдается справка из канцелярии народного суда о дне подачи прошения и о дне слушания дела. Дело должно быть назначено к слушанию не позже двух недель со дня подачи прошения в суд. Эта справка служит только доказательством, что данное лицо в назначенный судом и указанный в этой справке срок должно явиться на судебного разбирательства.

Разного рода экспертизы, удостоверения, свидетельства, выдаваемые иногда так наз. объединенными советами или иными религиозными группами, частными организациями и лицами, на руки просителям, – ни в коем случае не могут иметь никакого официального значения или силы, помимо прямого назначения служить частью судебного материала, подлежащего проверке и обсуждению суда.

в) В случае, если решение нар. суда по вопросу об освобождении от воинской повинности к моменту срока явки в воинское присутствие не состоялось, то уклоняющийся обязан представить, по требованию соответствующих властей, указанную в п. б) справку нар. суда, при непредставлении каковой он признается уклоняющимся от соблюдения декрета и рассматривается как дезертир.

г) Народные суды, в случае надобности, по своему усмотрению вправе приглашать для дачи экспертизы как представителей данных религиозных групп и общин, так и представителей иных религиозных толков, могущих разъяснить суду то или иное обстоятельство, имеющее значение по делу. Нар. суды не стеснены в своем праве обратиться, сверх той или иной экспертизы, к достаточно в сем деле компетентным советским учреждениям и лицам.

(Распублик. в № 72 «Известий ВЦИК», от 6 августа 1920 г.).

4. Во изменение и дополнение декрета от 4/I – 1919 г. С. Н. К. постановил:

а) Лицам, не могущим по своим религиозным убеждениям принимать участие в военной службе, предоставить право по решению Народного Суда заменять таковую на определенный срок призыва его сверстников санитарной службой, преимущественно в заразных госпиталях, или иной соответствующей общеполезной работой, по выбору самого призываемого.

б) Суд при постановлении своего решения руководствуется:

1. свидетельскими показаниями и другими данными в образе жизни лица, удостоверяющими степень искренности и последовательности в проведении им своего религиозного учения в жизни;

2. заключением экспертизы как по вопросу о том, действительно ли определенное религиозное учение исключает для последовательного его сторонника участие в какой бы то ни было военной службе, так и по вопросу о том, действительно ли данное лицо принадлежит к этой именно секте или религиозному учению и действительно ли практически его осуществляет в своей жизни.

Народный Суд приглашает для дачи экспертизы сведующих и внушающих доверие представителей соответствующих религиозных вероучений, преимущественно из числа живущих в данной местности и близко знакомых с учением и укладом жизни последователей данного вероучения, и других лиц, обладающих соответствующих знаниями и опытом.

в) Ходатайство перед Судом об освобождении лиц, не могущих по своим религиозным убеждениям участвовать в военной службе, должны быть возбуждаемы не позднее, как за неделю до срока явки к призыву их сверстников. Ходатайства могут быть возбуждаемы как о себе, так и о других лицах.

г) Лица, своевременно заявившие об отказе от военной службы, получают от Народного Суда соответствующее удостоверение о передаче прошения и о сроке явки их в Суд. Срок явки в Суд должен устанавливаться Народным Судом по возможности не позднее срока явки к призыву.

До решения дела Судом таковые лица задержанию не подлежат. В исключительных случаях Суду предоставляется право полного освобождения от военной службы без всякой замены ее другой повинностью, если на Суде будет специально доказана недопустимость этой замены с точки зрения не только религиозного убеждения вообще, но и сектанской литературы и главным образом» жизни соответствующего лица.

Председатель Совнаркома В. Ульянов (Ленин).

Управляющий делами. Совнаркома Н. Горбунов.

Секретарь Совнаркома Л. Фотиева.

Г. Москва, Кремль, 14 декабря 1920 г.

Рабоче-Крестьянской Инспекции по вопросам об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям, о трудовой повинности служителей культа, религиозных группах, съездах и т. п.

а) В целях наиболее правильного и точного применения декрета от 14/XII – 20 г., все Сов. нарсуды обязаны следить за выполнением циркулярного распоряжения Наркомюста о рассмотрении всех дел об освобождении лиц по закону от 14/XII – 20 г. в особых сессиях, составляемых из судей, наиболее опытных, знающих местные условия, а также за выполнением предписания Н. К. Ю. от 11/VI – 21 г. за № 724/5653 о присылке отчетов о всех делах этого рода,

б) По точному смыслу этого закона лица, уже находящиеся на военной службе и своевременно не возражавшие против нее и лишь во время ее отбывания пришедшие к религиозным убеждениям, препятствующим им защищать республику силой оружия, не лишены права возбуждать ходатайства об их освобождении и лишь не могут самовольно покидать военную службу до разрешения дела судом во избежание обвинения в дезертирстве.

(Цирк. НКЮ, НКВД и НКРП 15/VIII 21 г., § 1–2).

6. Циркуляр НКЮ.

В практике Нарсудов наблюдаются неправильные действия при производстве дел об отказе от воинской повинности по так называемым религиозным убеждениям. Нарсуды продолжают посылать запросы об экспертизе в Московский объединенный совет религиозных групп и общин, вопреки новому декрету от 14 декабря 1920 года, в силу коего Совет этот лишен исключительных прав, предоставленных ему ранее.

Поэтому Наркомюст предлагает при производстве экспертизы руководствоваться прямым смыслом закона и приглашать для экспертизы лиц хорошо осведомленных в истории и учении данной секты, исключая представителей православного духовенства, а главное, могущих дать беспристрастную, фактически верную оценку личности, отказывающегося выполнить гражданскую обязанность – защищать социалистическое отечество. Одним из важных вопросов экспертизы является указание, насколько у данного лица убеждения, о которых он говорит, согласуются с повседневным образом жизни его, с отношением к эксплоатации и наживе за счет других, приверженностью в прошлом к старому строю, и насколько та среда, в коей данное лицо воспитывалось, могла внушить ему в силу родственных, сектанских связей и всей обстановки, в какой оно с детства жило, убеждения, препятствующие нести воинскую повинность.

Посему для экспертизы следует приглашать из числа местных сектантов наиболее известных своей последовательностью и честностью лиц, а также из числа местных советских деятелей и граждан, наиболее авторитетных и внушающих общее доверие лиц.

Наркомюст Курский.

Зав. V-м Отделом Наркомюста Красиков.

(15/II – 1922 г., № 84).

7. Так как церковные и религиозные общества во всем приравниваются к частным обществам и при этом прав юридического лица не имеют, то согласно циркуляру НКЮ от 18/V – 20 г. считается незаконной всякая деятельность бывших консисторий, ныне переименованных в епархиальные советы, управления, правления, генеральные конситории и т. п., как бы они не назывались и к какому бы культу они не принадлежали, всюду, где эти воспрещенные ст. 12 декрета от отделении церкви от государства, религиозные организации присваивают себе в качестве юридических лиц судебные, розыскные, карательные, налоговые, финансовые, хозяйственные, административные и т. д. функции. К числу подобных же нелегальных объединений относятся так наз. объединенные советы религиозных обществ и групп, произвольно присваивавшие во многих местах дело религиозной экспертизы в судах по делам об освобождении от воинской повинности и незаконно издававшие по этим вопросам циркуляры. В случае появления в обращении или рассылки таких циркуляров, последние должны быть направляемы к прокурору и в ГПУ. При выступлении ла суде эксперты не должны выходить из рамок судебной экспертизы и выступать в роли защитников сектантов, требуя себе последнего слова и т. д., так как прав правозаступников им законом не предоставлено.

(Разъясн. НКЮ от 2/V – 1923 г., № 283).

8. По вопросу, дает ли закон право ходатайствовать по религиозным убеждениям от трудповинности, в частности от шитья белья для красной армии, Судебный Контроль по делу Верховской (Еженедельник Советской Юстиции № 18 стр. 11) разъяснил, что отказ от трудовой повинности является беспорно проступком уголовно-наказуемым и карается согласно декрета о труддезертирстве.

9. О замене военной службы общеполезными работами вследствие религиозных убеждений.

Именем Р. С. Ф. С. Р. кассационная коллегия Верхсуда по гражданским делам, в составе: председателя Н. Н. Овсянникова, членов А. А. Лисицына и В. С. Селезнева, при прокуроре В. Н. Бельдюгине, в открытом судебном заседании 20 февраля 1923 года слушала в порядке надзора дело об освобождении от военной службы гражданина Мартина Жукова.

22 июля 1919 года гр. Мартин Жуков обратился в нарсуд 1 уча-ка Воронежского уезда с .прошением об освобождении от военной службы по религиозным убеждениям.

Основываясь на заключении Московского объединенного совета религиозных общин и групп и на свидетельских показаниях, означенный нарсуд решением от 30 августа 1920 года определил: ходатайство гр. Мартина Жукова об освобождении от военной службы по религиозным убеждениям удовлетворить и обязать его, Жукова, помогать обрабатывать в своем селе землю вдовам, сиротам и семьям красноармейцев.

Решение это было признано Воронежским отделом юстиции несогласным со смыслом декрета СНК от 4 января 1919 года, т. к., по мнению этого отдела юстиции, заменяющая службу в рядах Красной армии общеполезная работа должна быть связана с обслуживанием в том или другом виде той же армии, почему дело об освобождении гражданина Жукова от военной службы означенный отдел направил в порядке Высшего Судебного Контроля.

Принимая во внимание:

а) Что декрет СНК от 4 января 1919 года и 14 декабря 1920 г. дает право нарсуду освобождать от принятия участия в военной службе, вообще, и заменять таковую на определенный срок призыва сверстников освобождаемого санитарной службой, преимущественно в заразных госпиталях, или иной соответствующей общеполезной работой, по выбору самого освобождаемого.

б) Что характерными признаками военной службы являются ее значение, как общественной повинности, т.-е. принудительность на определенный срок и известная доля опасности, соединенная с трудностью и особой ответственностью при выполнении, почему этими же признаками должна характеризоваться и назначаемая взамен военной службы общеполезная работа, хотя бы и не относящаяся к военной службе, но по опасности, трудности и ответственности равносильная приведенной в декретах от 4-го января 1919 года и 14 декабря 1920 года в виде примера санитарной работы в заразных, госпиталях.

в) Что назначенная нарсудом замена военной службы помощью в сельских работах вдовам, сиротам и семьям красноармейцев в селе, где проживает освобождаемый гр. Жуков, представляется обязанностью в значительной степени в зависимости от личной воли обязанного и случайности наличия в селе вдов, сирот и семей красноармейцев, чем уничтожается понятие общественной повинности, при чем таковая работа не заключает в себе никаких признаков опасности, трудности и ответственности, соответствующих специфическим признакам военной службы.

г) Что декрет ВЦИК № 477 от 16 сентября 1921 года, предусматривающий возможность освобождения от воинской повинности по> религиозным убеждениям и замены военной! службы сельско-хозяйственными или иными работами по специальности, носит характер амнистии и касается частного случая, а именно лиц, осужденных за. уклонение от воинской повинности по религиозным убеждениям.

д) Что в том случае, когда сверстники истца уже демобилизованы, то привлечение его к отбыванию военной службы или заменяющих ее действительно общеполезных работ, по новому решению суда, указавшего в отменном решении надлежащий вид работ, в настоящий момент явилось бы несправедливым, так как истец был лишен возможности своевременно отбыть воинскую повинность надлежащим порядком вследствие неправильного решения суда.

Кассационная коллегия Верхсуда определяет:

Решение народного суда 1 уч. Воронежского уезда по делу об освобождении Жукова от военной службы отменить и передать на новое рассмотрение народного суда в другом составе, предложив суду в том случае, если сверстники истца демобилизованы, независимо от замены ему военной службы общеполезными работами, к выполнению как воинской повинности, так и заменяющих таковую общеполезных работ не привлекать.

(Еженед. Сов. юст. 1923, № 9).

10. Может ли быть освобождаем от военной службы по религиозным

убеждениям врач – Отдел суд. контроля разъяснил, что по смыслу декрета СНК об освобождении от воинской повинности по религ. убеждениям лиц, не могущих принимать участие в военной службе, таковая заменяется, прежде всего, санитарной службой, таким образом, очевидно, что это относится только к боевому составу и тем участникам армии, кои могут быть в нее назначены в любое время или не состоя в боевых рядах, все же служат в подсобных им организациях. В этом отношении работа врача, хотя и военного ведомства и даже на поле сражения, прямо противоположна задаче бойца и как раз направлена на смягчение ужасов войны, на сохранении жизни и облегчении страдания. Отсюда распространение декрета об освобождении от военной службы по религ. убеждениям на врачебный персонал фактически недопустимо и противоречит самой сущности его. (Еженед. Сов. юст. 1922 г., № 9, стр. 13).

11. Декрет ВЦИК о пересмотре дел о лицах, осужденных за уклонение от воинской повинности по религиозным убеждениям.

а) Обязать Народные Суды (по особой Секции при Губернском Совете Народных Судей) пересмотреть в порядке, установленным декретом Совета Народных Комиссаров от 21 марта 1921 г. 6 досрочном освобождении заключенных (Собр. Узак. 1921 г. № 22 ст. 138) все без исключения дела лиц, осужденных судебными органами, Комиссиями по борьбе с дезертирством и Чрезвычайными Комиссиями за уклонение от воинской повинности и дезертирство по религиозным мотивам.

б) Дела об отбывающих наказание лишением свободы направляются в недельный срок Губернскими Распределительными Комиссиями в соответственные Особые Секции.

в) По делам вышеуказанных лиц Особая Секция производит поверку доказательств, предусматриваемых постановлением Совета Народных Комиссаров от 14 декабря 1920 г. об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям (Собр. Узак. 1920 года № 99 ст. 527) и по доказательстве искренности их убеждений или вовсе освобождает их от военной службы, если годы их призыва демобилизованы, или заменяет им лишение, свободы работами предусматриваемыми тем же постановлением Совета Народных Комиссаров, по специальности, если сверстники их состоят в Красной армии, а равно сельскохозяйственными или иными работами.

г) Наблюдение за проведением настоящей меры возложить на Народный Комиссариат Юстиции. (Изв. ВЦИК 18/1Х – 21 г. № 208).

12. Согласно п. 6 декрета от 23/I – 1918 г. об отделении церкви от государства, никто не может, ссылаясь на свои религиозные убеждения, уклоняться от исполнения гражданских обязанностей иначе, как по суду или в силу закона. В виду сего служители всех религий и культов никакими особыми изъятиями, связанными с исповедуемыми ими вероучениями, от трудовых или иных повинностей не пользуются. Однако при назначении им в порядке трудовой повинности работ должны быть принимаемы во внимание бытовые условия их жизни и занятий.

(Цирк. НКЮ и НКВД 15/ VIII – 1921 г.).

13. Военная служба служителей культа.

Вследствие запроса РВСР Наркомюст сообщает нижеследующее: согласно декрета СНК от 20 июля 1918 г. о тыловом ополчении (С. У. P. № 54, ст. 604) служители культов в призывном возрасте подлежали зачислению в тыловое ополчение; декрет этот, являвшийся, органической частью всего законодательства того времени по вопросу о военной службе, утратил свою силу с постепенным установлением, в РСФСР принципа всеобщности и обязательности военной службы, нашедшего свое окончательное признание в декрете ВЦИК от 28 сентября 1922 г. Одновременно с этим существовавшие прежде части тылового ополчения расформировывались за отсутствием нужного контингента для их заполнения и ныне таковых частей вообще не существует. При таких обстоятельствах перевод лиц ком. и адм. состава и красноармейцев, кои, состоя на службе, станут служителями культа в части тылового ополчения ныне фактически означал бы полное их освобождение от военной службы. Вследствие этого Наркомюст, исходя из ст. I и прим. декрета ВЦИК-а о всеобщей военной службе, разъясняет, что лица ком. и адм. состава и красноармейцы, кои, состоя на действительной военной службе, пожелали бы сделаться служителями религиозного культа или сделались ими без ведома подлежащей власти, вследствии этого от военной службы не освобождаются и продолжают на общем основании нести возложенные на них обязанности.

(27/ХI – 22 г. № 680).

14. О порядке производства дел об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям.

До введения в действие нового положения о судоустройстве 1-го января 1923 г. все дела об освобождении от воинской повинности по религиозным убеждениям, возбуждаемые в Народном Суде на основании декрета от 4-го января 1919 г. и заменившего его декрета от 14-го декабря 1920 г. разбирались в Особых Сессиях Совета Народных Судей, несмотря на то, что закон о судопроизводстве Р. С. Ф. С. Р. не предусматривал такого порядка производства этих дел. Жизнь заставила перейти к разбору этих дел в особо исключительном порядке сосредоточив их в губернских центрах при Советах Народных Судей. (Циркуляр Н. К. Ю., Н. К. В. Д, Н. К. 3. и Р. К. И. от 15/VIII – 21 г. Циркуляр Н. К. Ю. от 15/II – 1922 г., № 84; постановление ВЦИК от 16-го сентября 1921 года).

Причины, вызвавшие такой порядок, были следующие:

а) Закон от 4/I – 19 г. и от 14/XII – 20 г. но своему содержанию носит исключительный характер, неподлежащий ни в каком случае распространительному толкованию, как борющийся с несознательным или сознательным уклонением от поддержки Красной Армии – основы диктатуры пролетариата, и стремлением религиозных сект и отдельных лиц поставить себя в привилегированное положение по отношению ко всем гражданам. Поэтому Суд, разбирающий такие дела, должен был состоять из людей наиболее квалифицированных и более опытных, умеющих разобраться во взглядах и условиях жизни истца, характере религиозного вероучения, на которое он ссылается.

б) Характер этих дел вызывает необходимость экспертизы как одного из средств судебного выяснения дела как для определения характера религии и ее антимилитаристских тенденций, так и анализа с точки зрения этой религии данных, представленных в Суд истцами.

в) Затем при судебном разбирательстве таких дел необходимо участие и заключение представителя Юстиции – прокурора – наблюдающего за правильным толкованием и применением закона и помогающего судьям устранить злоупотребление им со стороны шкурных или интеллигентски анархических элементов. А такие условия судебного разбирательства осуществимы только при более квалифицированном составе суда и только в губернских центрах.

г) Наконец близость суда по этим делам к населению и мягкость разбора их нежелательства в силу того впечатления, какое создается у темного особенно деревенского населения, что некоторые религиозные воззрения и секты освобождают от тяжелой гражданской обязанности защищать с риском жизни социалистическое государство и что это последнее, будучи противником всяческой религии, создает привиллегию отдельным религиозным сектам, освобождая их членов от служения в армии.

По всем этим основаниям V-ый Отдел Наркомюста находит необходимым и впредь при новом действующем положении о судоустройстве оставить эти дела в ведении Губеров по гражданскому Отделу.

(16/II – 1923 г. № 74).

(Подпись) Красиков.


Источник: Церковь и государство по законодательству Р.С.Ф.С.Р. : Сборник узаконений и распоряжений с разъяснениями V Отд. НКЮ / П. В. Гидулянов, консультант V Отд. Нар. ком. юст. ; Под ред. П. А. Красикова. - Москва : Юрид. изд-во Наркомюста, 1923. - 100 с.

Комментарии для сайта Cackle