Библиотеке требуются волонтёры

Беседа LXXV. О девятом члене символа веры. О необходимости исполнения церковных заповедей

Во едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь.

В прошедшей беседе мы указали вам, братие, на обязанность нашу исполнять заповеди касательно Богослужения, праздников, постов и вообще всего внешнего благоповедения, потому что эти заповеди установлены Церковью, а Церковь основана Самим Иисусом Христом. Думаем, что этого соображения вполне достаточно для вас, братие, как покорных чад Церкви. Но поелику среди нашего народа есть люди, которые отвергают значение так называемых церковных заповедей, то мы и еще остановим на них ваше внимание, чтобы показать их важность и необходимость для верующих.

Есть среди русского народа отступники от православной Церкви, именуемые сектантами (молокане, штундисты и др.), которые восстают против церковных заповедей. Посещение общественного богослужения, почитание праздников, соблюдение постов и вообще все заповеди касательно внешнего благоповедения христианина, по их мнению, не должны иметь места в христианстве: человек должен служить Богу духом, – исполнять только те заповеди, которые указаны в Евангелии и касаются любви к ближнему. Учение это заимствовано нашими отщепенцами с запада от неправославных христиан – протестантов и реформатов. В своем отрицании внешнего служения Богу они доходят до такой духовной гордости, что подобно древним фарисеям хвалятся, что они не яко же прочии человецы, – заботятся не о внешней обрядности закона, но о самой сущности его, как учения о любви. Но как во всем своем учении, так и в учении о служении Богу сектанты заблуждаются и развращают писание к своей погибели (2Пет.3:16).

Человек состоит, братие, из души и тела и должен служить Богу всем своим существом – и душою и телом. Первые люди, по сотворении, были совершенными по душе и по телу: они были безгрешны, не было в них борьбы между духом и телом, не знали они ни болезни, ни изнурительного труда. После грехопадения, когда произошло расстройство в душе человека, расстроилась и его телесная природа: он должен был трудиться до пота лица, стал подвержен болезни, а, наконец, и смерти. Таким образом, понес он наказание не по душе только, но и по телу своему. С телом же своим он предстанет и на страшный суд Христов и получит воздаяние за те дела, которые творил, живя в теле: всем бо явитися нам подобает, учит Ап. Павел, пред судищем Христовым, да приимет кийждо, яже с телом содела, или блага, или зла (2Кор.5:10). К этому времени тела людей, соединясь опять с их душами, оживут и будут духовны и бессмертны, a у оставшихся в живых нынешние грубые тела мгновенно изменятся. После суда в блаженстве души будет участвовать и тело: сеется не в честь, возстает в славе (1Кор. 15:43); якоже облекохомся во образ перстнаго (то есть Адама), да облечемся и во образ Небеснаго (т. е. Господа нашего Иисуса Христа. 1Кор.15:49). Понятно, что и в мучении душ грешников будут участвовать и тела их. Таким образом, с душею и телом сотворил Бог людей, с душею и телом живут они на земле, с душею и телом предстанут на страшный суд, по душе и по телу получат воздаяние. А отсюда понятно, что мы должны служить Богу и душею и телом. Служение и поклонение духом должно сопровождаться участием и тела, чтобы все наше существо служило Богу, а не часть его. Так заповедует и слово Божие. Св. Апостол Павел, назвав тела людей храмом живущего в них Святого Духа, говорит: прославите Бога в телесех ваших и в душах ваших, яже суть Божия (1Кор.6:20). Призывая христиан к духовному совершенству, тот же Апостол предписывает им заботиться и о том, чтобы сохранить его в чистоте на день пришествия Христова (1Сол.5:24).

Да и сама природа, братие, требует, чтобы наше духовное служение сопровождалось и телесным. Между душею и телом человека существует настолько тесная связь, что всякое сильное чувствование души невольно обнаруживается в соответствующих движениях тела, напр., радость, горе и др. Так же естественно, чтобы и религиозное чувство выражалось в видимых знаках. От избытка сердца уста глаголют (Мф.12:34), сказал Сам Господь. Когда сердце исполнено благоговения и благодарности к Богу, тогда невольно чувство это выражается преклонением колен и лица на землю. Подобным образом печаль и сокрушение сердца о грехах выражается в слезах и воздыханиях. Следовательно, духовное служение наше пред Богом, по тесной связи души с телом, должно сопровождаться и телесным. Да и сами защитники одного только духовного служения подтверждают справедливость этой мысли. Отрицая значение телесного, видимого служения, они на деле не обходятся без него. Так они устраивают молитвенные собрания, поют на них духовные песни, имеют у себя пресвитеров-наставников (у штундистов – старший брат), которые преломляют хлеб, благословляют браки и пр., и таким образом допускают внешнее, обрядовое Богослужение.

Отвергая телесное, видимое служение и признавая одно только духовное, наши сектанты утверждают, что будто бы учение их основано на учении Христовом. Но они по обычаю своему искажают учение Его. Для доказательства своего учения они обыкновенно выбирают отдельное изречение Иисуса Христа и толкуют его в своем духе, не принимая во внимание связи его ни с тем местом, откуда они заимствовали его, ни вообще с учением Христовым. Так напр., они основывают свое учение на словах Иисуса Христа, сказанных Им в беседе с самарянкою: Дух есть Бог: и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися (Ин.4:24). В этой беседе Господь, указав на то, что до Его времени истинное богослужение могло совершаться только в Иерусалиме иудейским народом, и что по сему Богослужение самарянское, как незаконное, самовольно отторгнутое от богоучрежденного иудейского Богослужения, не истинно, – выразил ту мысль, что иудейское Богослужение после Его пришествия на землю должно уступить место новому духовному и истинному. Ветхозаветное Богослужение было по преимуществу обрядовым, внешним и привязанным только к одному месту, храму иерусалимскому. Значение его было преобразовательное и посему временное: оно должно было поддерживать в народе веру в Бога и в обещанного Спасителя. С пришествием же Его на землю оно становилось излишним. Новое Богослужение, имевшее начаться после Рождества Иисуса Христа, не привязано к определенному месту, не связано обрядами так, как было связано Богослужение ветхозаветное, а должно совершаться духом и истиною. Оно по существу своему должно состоять не в принесении жертв и в совершении внешних обрядов, но преимущественно в духовном служении, в искренней вере и любви к Богу, в сердце сокрушенном и смиренном, в прославлении и благодарении Бога. Оно же вместе с тем есть и истинное, не самовольное, как это было у Самарян, которых Господь осудил в той же беседе (Ин.4:22), основанное не на человеческих умствованиях, а на познании спасительных истин, преподанных Самим Иисусом Христом и потом раскрытых и уясненных Апостолами и их преемниками, св. Отцами и учителями Церкви, – не одностороннее, но приносимое Богу во всей полноте и совершенстве внутреннего и внешнего Богопоклонения. Сектанты же, не принимая во внимание всей речи Иисуса Христа, Его противоположения новозаветного Богослужения ветхозаветному, и не объясняя значения слов, что значит кланяться истиною, – останавливаются только на слове духом и говорят, что Господь будто бы запретил соединять с духовным служением видимое, телесное. Они хотят поклоняться Богу, по-видимому, только духом, но ложно, а не истиною, они самовольно вымышляют свое служение Богу, потворствующее развращенному сердцу человека, измененности и слабости природы его. – Приводят сектанты для доказательства правоты своего учения еще изречение Иисуса Христа «милости хочу, а не жертвы». Но так же, как и в первом случае, совсем не обращают внимания на связь этого изречения со всею речью Иисуса Христа. Приведенным изречением Господь осуждал фарисеев за неправильное понимание закона Моисеева вообще и в частности праздника субботы. Фарисеи со всею точностью и строгостью исполняли обрядовый закон Моисеев и, так называемые, предания старцев, но при этом забывали о духе закона. Таким исполнением они и ограничивали свое служение Богу, нередко нарушая заповедь Божию о милосердии к ближнему. Однако за такое одностороннее исполнение обрядового закона Моисеева они почитали себя праведниками, гордились им и осуждали Иисуса Христа за то, что Он кротко и милостиво обходился с грешниками и мытарями, за Его мнимое нарушение закона Моисеева вообще и в частности закона о праздновании субботы. Неправильное понимание закона Моисеева имело место среди еврейского народа еще задолго до времени земной жизни Иисуса Христа. Сам Бог, давший закон Евреям и установивший жертвы и празднование субботы, еще в ветхом завете обличал их устами пророков за неправильное служение Ему. «К чему Мне множество жертв ваших», говорил Бог Евреям устами пророков

Исаии и Осии, «Я пресыщен всесожжениями овнов новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть (Ис.1:11, 13); ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, нежели всесожжений (Ос.6:6). Это последнее изречение пророка Осии повторил и Господь Иисус Христос (Мф.9:13;12:7 и др.) против бездушных, гордых, лицемерных фарисеев, осуждая их за служение Богу по одной только внешности. Но отсюда, как вы сами видите, братие, никак нельзя выводить того заключения, что будто бы Господь в этих словах говорил против обнаружения во вне духовного служения, против соединения его с внешним.

Господь Иисус Христос не только не восставал, братие, против обнаружения вовне служения духовного, но, наоборот, в учении его можно найти указания на то, что Он признавал и освятил Своим примером видимое, телесное служение Богу. Он неоднократно посещал храм иерусалимский и праздновал праздники иудейские. Он принял телесное крещение от Иоанна в водах иорданских, постился в продолжение четыредесяти дней. Молитву Свою, несмотря на то, что был духовен в высшей степени, сопровождал и словами и благоговейными движениями тела; иногда, напр., возведением очей на небо, а иногда преклонением колен и лица на землю (Ин.17:1; Лк.22:41; Мф.26:39). Он исполнял закон Моисеев: в восьмой день по рождении был обрезан, а затем принесен в храм для выкупа (Лк.2:21–22), платил подати на храм (Мф.17:24–27), посылал прокаженных, исцеленных им, для законного освидетельствования к священникам (Мф.8:4) и др. Свое служение роду человеческому, искупление Господь совершил не духом только, но и телом: Его крестные страдания и смерть были действительные, телесные страдания. Наконец, осуждая фарисеев за то, что они, строго исполняя все обрядовые предписания, даже точно и неопределенные законом Моисеевым, а заимствованные из предания старцев, оставили важнейшее в законе суд, милость и веру, – Господь говорит: сия же подобаше творити, и онех не оставляти (Мф.23:23). Следовательно, Он укорял их не за исполнение обрядов, a за то, что они считали это важнейшим в законе и ими ограничивали свое служение Богу.

Отсюда вы можете видеть, братие, как заблуждаются те, которые утверждают, что будто бы Господь запретил соединять с духовным служением видимое, телесное. Господь признает бесплодным одно только видимое служение без внутреннего, духовного. Если, братие, кто молится только наружно и не молится духом, если кто постится только телом, а сам в то же время повинен в любодеянии, обиде ближнего и т. п., и думает, что он правильно служит Господу, тот, конечно, вполне заблуждается. Сам Господь, освятивший Своим примером соединение внешней молитвы с внутреннею, в то же время осуждает одно внешнее служение, когда говорит: приближаются Мне людие сии усты своими, и устнами чтут Мя: сердце же их далече отстоит от Мене: всуе же чтут (тщетно) Мя (Мф.15:8–9). Точно также, братие, и Православная Церковь Христова, давая чадам своим заповеди для исполнения, в то же время нисколько не считает достаточным одно только телесное служение Богу. Так напр., относительно поста она в своих церковных песнопениях внушает верующим: постимся постом приятным, благоугодным Господеви. Истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления: сих оскудение, пост истинный есть, и благоприятный (Стих. на стих, понед. 1-й нед. вел. поста). Постящеся, братие, телесне, постимся и духовне: разрешим всякий союз неправды: расторгнем стропотная нуждных изменений. Всякое списание неправедное раздерем: дадим алчущим хлеб и нищыя безкровныя введем в домы: да приимем от Христа Бога велию милость (Стих. на «Господи воззвах» среда 1-й н. в. п.).

Итак, братие, всегда памятуйте, что церковные заповеди, которыми определяется наше телесное служение Богу, установлены Православною Церковью на основании учения божественного, по данной ей власти Самим основателем ее Господом Иисусом Христом, и предлагаются верующим, не как ангелам, бесплотным духам, а как людям на земле живущим, состоящим из души и тела, чтобы они послужили Богу и телом своим. Аминь.

* * *

1

Предлагаемые беседы составлены по плану Православного Христианского Катихизиса Филарета митрополита Московского и представляют собою объяснение этого Катихизиса. Главным руководством при их составлении служило православно-догматическое богословие Макария м. м. Беседы предназначаются преимущественно для простого народа


Источник: Москва. Университетская типография, Страстной бульвар. 1897. (Отдельный оттиск из №№ Душеполезного Чтения 1880—1897 гг.). От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется Москва. Августа 20 дня 1897 года. Цензор Протоиерей Иоанн Петропавловский.

Комментарии для сайта Cackle