профессор Сергей Михайлович Зарин

29) Dr. Stephan Schiwietz,

Das morgenländische Mönchtum. Erster Band. Das Ascetentum der drei ersten christ. Jahrhunderte und das egyptische Mönchtum im vierten Jahrhundert. Mainz. 1904.

Центр тяжести этого довольно обширного (352 SS.) и бесспорно ученого сочинения заключается в исследовании и систематическом изложении исторического развития фактической стороны христианского аскетизма, восточного монашества преимущественно IV века.1847 Что же касается главнейших фактов и характеристических проявлений христианского аскетизма первых трех христианских столетий, то изложению их посвящены только 48 страниц начала книги, которые по своему объему и характеру представляют собой скорее введение в сочинение, чем его первую часть, как это значится у автора. Обладая обширными научными сведениями, стоя на высоте научных требований, хорошо знакомый с громадной литературой вопроса, – как с источниками, так и с пособиями, не исключая и новейших,1848 -Schiwietz ведет свое исследование вполне основательно и серьезно. Правда, по сравнению с Zöckler’oм и др. исследователями, ему не удалось сказать или отметить что-либо по существу новое, но его задача и заключалась только в систематическом изложении результатов, достигнутых современной наукой по данному вопросу на основании детального, часто скрупулезного изучения литературы, – и этой цели он достиг вполне успешно.

Как вышедшее из-под пера католика, названное сочинение имеет для нас особое значение в виду того, что, при сопоставлении результатов его исследования и способа освещения различных фактов, которое дается в его труде, с однородными произведениями протестантских авторов (Zöckler’a, Holl’я и др.), лучше оттеняется истинное, правильное положение дела.

Впрочем, следует вообще признать, что Schiwietz в названном труде своем обнаруживает, вообще говоря, достаточную степень научного беспристрастия. Автор не подгоняет фактов к известной точке зрения и благоразумно и честно отступает под напором неоспоримых фактов. Правда, в начале сочинения Schiwietz решительно и категорически высказывает на аскетизм и монашество взгляд, который ярко окрашен особенностями конфессиональной католической точки зрения. В словах Христа, обращенных к богатому юноше (Mф 19:16–21; ср. Лк 18:18–23; Мрк 10:17–22), он видит указание двух разных путей жизни. Обязательный путь состоит в исполнении заповедей, и, в виде награды, за него обещается вступление в вечную жизнь. Второй же путь состоит в отречении от земных благ и имущества и в более тесном, близком следовании за Христом. Он не заповедуется, но советуется тому, кто хочет быть совершенным. Так как вступление в него требует высшей степени мужества, то за него обещается, под образом сокровища, особенное место на небе.1849 История первых трех христианских столетий показывает, что уже тогда в церкви имели место два различных состояния, – состояние исполнения евангельских заповедей, с одной стороны, и советов, с другой.1850 Четвертое столетие является новой фазой в развитии аскетизма, так как только с конца третьего столетия в жизни эремитов или анахоретов мы видим начало полного бегства из мира.1851 Анализ фактов, заключающихся в памятниках аскетической литературы IV века, вынуждает автора значительно ослабить и ограничить абсолютизм его, указанных нами, утверждений. По его наблюдению, возвышение аскетического состояния в памятниках восточного монашества не означает унижения жизни в мире.1852 Брачное состояние – форма жизни, имеющая такое же право на существование, как и монашество. Без всякого аскетизма не может обойтись ни один христианин, кто бы он ни был. Аскетизм людей, живущих в браке, состоит в удалении от всего того, что может нарушить святость брачного состояния. Но кто стремится к высшей степени совершенства, тот должен сделаться монахом и служить Господу во всей чистоте и истине.1853 Далее Schiwietz делает еще большую уступку в смысле сближения монашества и жизни в мире. По его словам, «в отношении к обязанностям и цели совершенства нет никакого различия (keinen Unterschied) между монахом и христианином – мирянином. Есть только одно совершенство христианской жизни, которое состоит в преданности Богу и Его святой воле или конкретнее – в последовании Христу. Главнейшие обязанности, которые составляют совершенство монаха, – любовь к Богу и ближним, ревность к молитве, кротость, терпение, смирение, сами по себе – те же, что и у мирян. Единственно что специфически свойственно монашеству, это особенные аскетические средства, благодаря которым достижение цели совершается энергичнее и легче. Не внешняя строгость решает вопрос о мере совершенства, но степень любви, ясность внутреннего чувства, – совершенно одинаково для монаха и мирянина.1854 Здесь автор в общем верно и точно формулирует сущность христианского учения по данному вопросу, но, в таком случае, ему приходится пересмотреть и переоценить свое раннейшее утверждение о коренном различии двух основных путей жизни. Для нас здесь важно констатировать несомненный факт ясности, точности и определенности аскетического учения по данному предмету, так что иного вывода не мог сделать из него и католик.

Взгляд Holl’я на неблагоприятное отношение монашества к церкви и иерархии у Schiwietz’a – естественно – находит свое ограничение и даже отрицание. Автор подчеркивает, напр., что св. Aфaнасий В. с самого начала своего епископства стоял во внутренней связи с монахами.1855 Была опасность, что монахи, считая себя совершенными и самодовлеющими, могли сделаться совершенно чуждыми церковному влиянию. Но Антоний В. собственным примером учил их подчинению предстоятелю церкви.1856 Все жизнеописание Пахомия В. свидетельствуют, что он смотрел на епископов, как на отцов христианства, наместников Бога и преемников Апостолов.1857 Если же Пахомий, напр., строжайшим образом запретил своим монахам принимать иерархическое посвящение, то эта мера исходила не из антипатий к клиру, но из стремления этим устранить от своих монахов поводы к гордости, зависти и ревности.1858 Schiwietz не достаточно полно выяснил причины, по которым монахи иногда удалялись от епископов, церкви, богослужения и проч., равным образом далеко не полны и приводимые им факты этого рода, но этот вопрос с достаточной подробностью уже рассмотрен нами при обсуждении книги Holl’я.1859

Разбору взгляда Schiwietz’a на происхождение и значение аскетической восточной схемы 8-ми главных пороков мы посвятили достаточно внимание в специальном трактате по данному вопросу.1860 Здесь заметим только, что, не изучив самостоятельно вопроса по аскетическим творениям, автор придал слишком большое значение в процессе образования этой схемы влиянию греческой – особенно платоновской – философии.

В книге Schiwietz’a мы с удовольствием встретили соглашение некоторыми нашими взглядами, – напр., по вопросу о том, что одной из причин возникновения древних христиан удаляться в пустыню – были гонения, по окончании которых образовалось уже некоторое тяготение к удалению из мира в пустыню.1861 Правилен и общий взгляд автора на аскетизм.1862 Вообще книга Schiwietz’a довольно интересна и серьезна.

* * *

1847

S. 48–348.

1848

См. особенно SS.. 119–148.

1849

SS. Cp. S 10, 44.

1850

S. 47.

1851

S. 48.

1852

S.282.

1853

S. 283.

1854

S. 285. Ср. S. 99.

1855

S. 64.

1856

S. 79.

1857

S.307. Cp. S. 1S3.

1858

S. 305.

1859

Стр. 268 и след.

1860

См. приложение к нашей II-ой гл., стр. 212 и след.

1861

SS. 48–49.

1862

S. 276.


Источник: Аскетизм по православно-христианскому учению : Этико-богослов. исслед. Сергея Зарина : в 2 книгах. 1907. / Книга первая: Критический обзор важнейшей литературы вопроса. - СПб.: Типо-Литография С.-Петербуржской Тюрьмы. 1907. – 388 с.

Комментарии для сайта Cackle