Общая и частная риторика

Содержание

Риторика или наука красноречия. Определение Риторики по искусству, которым она занимается, и по способу изучения. Разделение Общая риторика Содержание общей Риторики и разделение её на части Изобретение Главные составные части каждого сочинения идея (мысль), материал (вещество) и форма (образ). Значение каждой и взаимное их отношение между собою Об идее О материале О форме Учение древних об источниках изобретения Расположение Расположение по Хрии естественной и искусственной О способах расположения: синтетическом и аналитическом. Расположение описания, повествования и рассуждения Выражение Различие между языком и слогом.– Свойства слога, его видоизменения Точность, правильность, ясность и чистота слога. – Солецизмы – Варваризмы (примеры оборотов, заимствованных из разных языков иностранных) – Архаизмы – Провинциализмы Украшение слога. – Изобразительность. – Тропы. – Происхождение, значение и употребление. – Фигуры О фигурах Украшение слога. – Благозвучие. – Numerus oratorius Частная риторика Главные роды красноречия и значение каждого, объяснённое примерами Сочинения историко-описательные Описательные сочинения. – Путешествия.– Образцы иностранные и отечественные Повествовательные сочинения – История – Отличительные свойства исторического повествования – Летопись – Исторические записки – Биография – Образцы истории художественной у древних и новых народов – Образцы отечественные – Карамзин Карамзин Учёные сочинения – Наука – Образцы учёных сочинений у древних и новых народов – Примеры отечественные Образцы учёных сочинений у древних и новых народов Ораторское красноречие – Разделение его по назначению на светское и духовное Светское государственное красноречие у древних народов – Разделение на виды – Образцы у греков и римлян Духовное красноречие – Образцы его в отцах церкви: Василии Великом, Григории Богослове, Иоанне Златоусте –Образцы отечественного духовного красноречия древнего и нового, а также и современного, в проповедях митрополита Филаретаи преосвященного Иннокентия Особенные формы риторических сочинений: письмо и разговор – Образцы этих форм у древних и новых писателей – Образцы отечественные  

 

Риторика или наука красноречия. Определение Риторики по искусству, которым она занимается, и по способу изучения. Разделение

В наше время Риторика принимается в обширнейшем значении, нежели у древних. Древние под именем Риторики разумели совокупность тех сведений, которые нужны к образованию оратора, следовательно, их Риторика ограничивалась только ораторским красноречием. В наше время под именем Риторики или науки красноречия разумеют науку, излагающую красноречие, которое, как искусство, объемлет собою все те произведения, в которых преимущественно выражается способность мыслящая и деятельная; а художественная служит только средством и орудием выражения. Красноречие может быть изучаемо или со стороны его внешних изменений, которым оно подвергается в различные времена и у разных народов, или со стороны основных, не изменимых законов. Отсюда и наука красноречия распадается на теорию и историю красноречия.

Теория красноречия есть наука, излагающая законы красноречия, как искусство. Законы эти могут относиться или ко всем произведениям красноречия вообще, или к каждому роду и виду в отдельности. Поэтому теория красноречия разделяется на две части: на общую, излагающую законы, общие всем произведениям красноречия и на частную, исследующую каждый род произведений порознь.

Общая риторика

Содержание общей Риторики и разделение её на части

Общая Риторика излагает законы или правила, общие всем родам и видам красноречия. Древние делили Риторику на пять частей: изобретение, расположение, выражение, заучивание и произношение. Так как у них Риторика имела целью образовать оратора и ограничивалась только теорией ораторских речей, излагаемых обыкновенно для произношения, то понятно, почему две последние части: заучивание и произношение, входили у них в состав Риторики. Оратор должен был развивать свою память, чтобы она не изменила ему во время произношения речи; он должен был также изучать законы произношения, чтобы не повредить дурным произношением впечатления речи. В наше время, когда наука красноречия не ограничивается только теорией ораторских речей, обыкновенно делят Риторику на три главные части: изобретение излагает законы отыскания мыслей или содержание сочинений; расположение – законы приведения мыслей в порядок, а выражение – законы воплощения их в слове.

Изобретение

Главные составные части каждого сочинения идея (мысль), материал (вещество) и форма (образ). Значение каждой и взаимное их отношение между собою

Изобретение есть часть Риторики, заключающая учение о том, как приискать материалы, потребные для сочинений.

Вникая в состав каждого сочинения, мы можем различать в нём следующие части или стихии: идею, материал и форму, или, говоря русскими словами, основную мысль, вещество и образ.

Первый элемент содержания есть идея или мысль; она даёт единство сочинению, определяет его цель и назначение, и приводит всё разнообразие содержания в стройное целое. Материал или вещество есть масса различных сведений и частных отдельных мыслей, в которых должна выразиться идея. Идеей или материалом исчерпываются собственно содержания сочинения. Но так как идея может находиться в различных отношениях к материалу, то в изобретении есть ещё третий элемент: отношение идей к материалу. Этим отношением определяется форма сочинения; и так в статье об изобретении должно говорить: 1) об идее, 2) о материалах и 3) о форме сочинения.

Об идее

Идея или мысль составляет основную сущность сочинения. Оно вносит живое единство в разнообразное содержание сочинения; связь частей, направление и объём сочинения зависит от идеи. Идеи бывают, как в произведениях риторических, так и поэтических, но между идеей риторической и поэтической есть большая разница – Риторическая идея имеет своё направление преимущественно к истинному и благому, поэтическая – к прекрасному. – Цель риторической идеи – приложение её к делу, к жизни; цель поэтической идеи – красота, то есть, совершенное воплощение идеи в форме.

Идея риторическая тесно связана с действительными явлениями жизни и природы; идея поэтическая для своего совершеннейшего воплощения в форме, допускает (временно) вымысел и не стесняется действительностью.

Какие же средства к развитию в себе идеи? Мысль не может быть без предмета мыслящего. Наш дух входит, прежде всего, в сношение с предметом посредством созерцания. Созерцание есть простое рассматривание предмета, первоначальное знакомство с ним. Созерцая предмет, мы находим в нём признаки, сходные с другими однородными предметами и различные; мы отбрасываем различные признаки, и совокупляем в своём сознании сходные в единство. Эта совокупность признаков предмета в нашем сознании, есть то, что мы называем понятием.

Понятие, в этом смысле, есть только поверхностное знание предмета; оно не есть ещё мысль. Мысль рождается в нас тогда, когда мы проникаем в живую сущность: следовательно, мысль есть плод разумного сознания живой сущности предмета.

Но каким образом в нас рождается мысль? Эта тайна ещё доселе не разгаданная наукою. Мы можем только постигать, что мысль есть результат деятельности всех сил духа, особенно способности мыслящей. Поэтому для развития идей или мыслей в себе, нет других средств, кроме образования и развития наших способностей, особенно мыслящей.

О материале

Под материалом разумеется масса отдельных сведений, в которые, как в тело, облекается идея. Материал даёт возможность выразить идею во всей её полноте, во всём её развитии. Средства к изобретению материала суть: жизнь и наука. Под жизнью здесь разумеется наш собственный опыт, наша собственная деятельность, а под наукой – опыты знания, сведения других лиц, нам предшествовавших. Источники, откуда почерпают сведения, бывают первостепенные и второстепенные. Под первым разумеются те сочинения, в которых в первый раз были изложены факты, мысли, сведения: таковы, например, летописи, грамоты, государственные акты и проч., а под вторыми разумеются такие сочинения, которые произошли уже от учёной обработки источников первоначальных. Одно из важнейших средств к приобретению мыслей есть чтение, обогащающее нас разнообразными сведениями. Есть два рода чтения: один страдательный, когда читающий просто принимает все мысли, все понятия писателя; другой деятельный, когда читают с критикой, с отчётом. Этот род чтения самый плодотворный. Весьма полезно чтение классических писателей, в том порядке, как они появлялись в литературе: оно знакомит нас с постепенным развитием мысли в народе, сближает с основными идеями, в которых выразилось это развитие.

О форме

Форма сочинения определяется отношением идеи к материалу. Один и тот-же материал, по различию идей, может быть изложен в разных формах. Вообще в сочинении мысль или идея, как образующее начало, даёт форму материалу. Из различных отношений идеи к материалу, проистекают роды и виды красноречия.

Учение древних об источниках изобретения

У древних Риторов учение об изобретении известно было под именем общих мест loca topica или locic ommunes. Под именем общих мест разумеются различные точки воззрения на предмет. У древних их было 24, по числу букв греческой азбуки; но этих общих мест не достаточно для сочинений, потому, что не всякий предмет может быть рассматриваем с одних и тех же сторон, следовательно, для некоторых предметов они будут лишние; но могут встретиться и такие предметы, для которых их не достаточно; к общим местам относились:

Во 1-х, имя предмета (derivatio nominis) состоит в показании этимологического значения слова, и служит во 1-х, к объяснению первоначального значения какого-либо слова; во 2-х, составляет, иногда, игру слов, или мысль какую-либо острую. Например: с Орловым Русские орлы непобедимы. Или: ты еси Пётр и на сим камени созижду церковь мою.

Во 2-х, свойство и качество (qualitates proprietates). Под именем свойств разумеются признаки существенные, которых нельзя отделить от предмета. Под именем качеств разумеются признаки случайные; все признаки вообще называются эпитетами. Эпитеты двух родов: 1) простые, выражают обыкновенный признак предмета, служащий для объяснения его; например: высокая гора, – радушный человек, 2) Эпитет украшающий (ornans), который понятию ясному придают большую силу и красоту; например: янтарный виноград, тёмно – голубой эфир, златой лимон. Некоторые эпитеты постоянно находятся в соединении с одними и теми же словами, их называют постоянными. Например: хладная могила, мать сыра земля, удалой добрый молодец, и так далее. Эпитетами могут быть и существительные: надежда государь; удача добрый молодец. В древних произведениях часто эпитет не изменяется; например: у него на ноге сапоги зелен сафьян, а столы дорог рыбий зуб.

В 3-х, принадлежности (attributa). Так называются все отличительные знаки, которые составляют отличие предмета и напоминают его. К ним относятся: гербы, девизы, цвета; так, орёл означает Юпитера, Луна – Диану; скипетр, держава и корона – государя.

В 4-х, знаки (signa). Это приметы, указывающие на какое-либо действие; например: вместо того, чтобы сказать: он отправился вечером, говорят, он отправился, когда тени гор стали длиннее. Иногда знаками изображается предмет так живо, что можно наименовать его.

В 5-х, целое (totum). Так называется общее воззрение на весь предмет, которого даны только части; например: если дано описать Успенский собор, то можно начать с сочинение общим воззрением на Кремль.

В 6-х, части (partes). Так называются такие части предмета, которым целое не может служить признаком.

В 7-х, род (genus) состоит в представлении понятия высшего, когда дано описать низшее; так в описании реки – говорится о реках вообще.

В 8-х, вид (species) состоит в почислении низших понятий, заключающихся под высшими. Так: Державин в оде на смерть князя Мещерского говорил, что она глядит на всех, и тотчас общие понятия всё делят на виды: и на царей, на пышных богачей, на прелесть и красу, на разум просвещённый, на силы дерзновенны.

В 9-х, определение (definitio) есть совокупность существенных признаков, посредством которых одно понятие отлагается от всех других, с ним смежных.

В 10-х, описание (deseriptio) есть совокупность признаков как существенных, так и несущественных, которые, порознь взятые, могут быть свойственны и другим предметам, но взятые вместе, составляют именно тот предмет, который описывается. Описание относится к к предметам существующим отдельно (notio individuales). Определение относится к понятиям высшим.

В 11-х, сравнение (collatio) состоит в сличении предметов однородных.

В 12-х, подобие (similae) состоит в сличении предметов разнородных.

В 13-х, пример (exemplum) подведение частного случая под общее правило. Примеры, смотря по важности предмета, заимствуются из истории, наблюдений и даже басен.

В 14-х, свидетельство (testimonium) мысль, заимствуемая из священного писания или автора, заслуживающего доверие, и служащая доказательством другой мысли.

В 15-х, противное (adversativum). Так называется мысль, совершенно противоположная данной мысли.

В 16-х, уступление (concessio). Так называется мысль, отчасти противоположная главной.

В 17-х, время (tempus) состоит из представления обстоятельств, предшествовавших главному происшествию, сопровождавших его и следовавших за ним; или в показании прошедшего, настоящего и будущего; так, при описании крестовых походов, говорят прежде о причине их произведшей, потом, подробно описываются все обстоятельства, сопровождавшие их, и, наконец, показывается влияние, какое они произвели на человечество.

Иногда предмет представляется в одно какое-либо время, иногда в трёх его главных моментах; так, в повести Пушкина «Медный всадник» город Петербург представлен в прежнем состоянии, до его основания; потом во времени будущем, чем он должен был сделаться по воле Петра Великого, – и, наконец, чем он есть теперь. Все три времени представлены также в стихотворении Козлова «Вечерний звон».

В 18-х, место (locus) состоит в представлении того, чем запечатлела природа время или искусство человека, какое-либо пространство. Описание места, в этом отношении, очень хорошо видно из стихотворения Пушкина «Кавказ».

В 19-х, причина (causa) есть представление того, от чего что-либо происходит. Если причиною бывает что-либо действительно существующее, то она называется действительною (causa efficiens); если она означает вещество, из которого состоит что-либо, то называется материальною (causa materilis). Если означает орудие или средство, которым что-либо производится – орудное (causa instrumentalis). Если означает цель, для которой что-либо совершается, то называется конечною (causa finalis).

В 20-х, действие (actio) есть представление того, что происходит от чего-нибудь, например, картина.

В 21-х, основание (conditio) есть мысль, из которой непосредственно вытекает другая мысль.

В 22-х, следствие (consequens) есть мысль, вытекающая из основания.

В 23-х, обстоятельство (umstantia). Так называются семь вопросов, служащие для распространения простого предложения: quis, quid, ubi, quibus, auxilius, quomodo и quando.

В 24-х, страдание (reactio passivum). Представление перемен, претерпенных предметами.

Расположение

Расположение по Хрии естественной и искусственной

Каждое сочинение должно представлять стройное развитие одной основной мысли. Но как в природе и в жизни всякое развитие имеет своё начало, средину и конец, то проявление основной мысли в сочинении должно подчиняться тому же закону, а потому всякое сочинение имеет своё начало, средину и конец. В прежних риториках предлагались первоначальные правила касательно расположения частей: 1) располагать сочинение по мере возрастающего интереса, то есть, должно начинать слабейшим и оканчивать самым занимательным; 2) не смешивать части сочинения, и каждую главную часть или мысль отделять новою строкою, и развивать в особый отдел; 3) не повторять одного и того же, ибо повторение вредит занимательности сочинения; 4) не входить в излишние подробности, от которых нередко нарушается ясность изложения. Касательно расположения рассуждений есть двоякий способ: естественный и искусственный. Отсюда развитые по источникам изобретений и сами рассуждения, называвшиеся прежде Хриями, делились на простые или естественные, и искусственные.

Рассуждение, расположенное по Хрии естественной, начиналось предложением или основной мыслью, которую нужно было доказать или опровергнуть. Предложение распространялось приличным образом, и составляло начало рассуждений. Середина заключала в себе несколько частей, доказывающих или опровергающих предложение. Эти части суть: причина, подобие, противное, пример, свидетельство и тому подобное. В заключение главное предложение вводилось из предыдущего, как истина уже доказанная или опровергнутая.

Рассуждение, расположенное по Хрии искусственной, начиналось не предложением, а мыслями, объясняющими или доказывающими предложение; как например: причиною, подобием, примером, и тому подобное. Эти мысли назывались предъидущим или положением, а само предложение последующим или приложением. – Рассуждение заключало в себе от трёх до пяти частей. Начало. 1) Приступ, в котором развивалась какая-нибудь общая мысль, относящаяся к предыдущему или последующему. Средина. 2) Предъидущее, или какое-либо доказательство. Связь. 3) Искусственный переход от предыдущего к последующему (новое доказательство). 4) Последующее или предложение. 5) Заключение или общая мысль, относящаяся к предыдущему или к последующему; или к обоим вместе.

О способах расположения: синтетическом и аналитическом. Расположение описания, повествования и рассуждения

Можно двумя способами располагать мысли в дидактическом сочинении: аналитическим и синтетическим: 1) Аналитический способ состоит в том, что расположение мысли начинается с самого частного понятия предмета и переходит к общему понятию о нём. Так, например, рассуждая о добродетели, если мы начинаем с отдельных примеров, рассмотрим поступки добродетельных людей, то составим себе понятие (23) о некоторых добродетелях, как-то: о честности, бескорыстии, скромности, великодушии, терпении, благодеянии и проч. Сравнивая эти виды добродетели, мы перейдём к родовому понятию о добродетели вообще. 2) В Синтетическом способе начинают исследование с общего понятия и доходят до частного, следовательно, переходят от сущности к явлениям. – Если рассуждая о добродетели, мы рассуждаем в объяснении того, что такое добродетель, выведем в каких частных поступках добродетель должна проявляться, и, наконец, укажем на примеры добродетельных людей. Целая система может быть также расположена аналитическим и синтетическим способом. Вникая в развитие мысли, мы можем различать в нём три главные момента. Первоначальный момент в развитии мысли есть синтез, или общий взгляд на целое предмета; затем следует анализ или рассмотрение частей предмета. Анализ есть второй момент в развитии мысли. Но полное понимание предмета приобретается нами тогда, когда мы все раздробленные части предмета снова приводим в единство и познаём предмет в целом составе, и в отдельных частях. Этот третий момент мысли, составляющий крайний предел её развития, можно назвать высшим синтезом, в отличие от первоначального. В сочинении первоначальному синтезу соответствует начало; анализу – середина, а высшему синтезу – заключение. Приложим теперь этот закон развития мысли к описанию, повествованию и рассуждению.

Описание. Предмет есть то, что существует в пространстве. Первоначальный синтез состоит здесь в общем взгляде на предмет; анализ – в рассмотрении частей предмета; в высшем синтезе мы созерцаем целое предмета и части его в их взаимном отношении.

Повествование. Предметом повествования бывает событие, развивающееся во времени. Время само делится на настоящее прошедшее, и будущее. Эти три момента времени соответствуют трём главным действиям в развитии мысли: прошедший – первоначальному синтезу; настоящий – анализу; а будущий – высшему синтезу. Поэтому повествование состоит из трёх частей. В начале полагается прошедшее, то есть, причины, которые производили событие; в заключении будущее, то есть все следствия, вытекающие из событий.

Рассуждение. Рассуждением называется такое сочинение, в котором доказывается какая-либо мысль, как истинная; или опровергается, как ложная.

Прежде нежели писатель приступает к доказательству своей мысли, он носит в себе убеждение в её несомненности, или, если он ещё не убеждён в ней, то, по крайней мере, верит в её несомненность, в возможность доказать её. Это предварительное убеждение есть первоначальный синтез; согласно со своим убеждением, писатель поставляет свою мысль так, как он намерен доказать её, или, другими словами, он определяет вопрос. Отсюда первая часть рассуждения. Затем следует анализ, или само решение вопроса. Писатель подтверждает свою основную мысль рядом доказательств, то есть, показывает связь с другими истинами, которые признаются всеми как истины несомненные, не требующие доказательств. Они называются аксиомами. Отдельные истины составляют как часть целого; а доказываемая истина является логическим выводом из высших истин и сама становится несомненною (вторая часть рассуждения). Наконец, в заключение писатель, так сказать, разом обнимает ряд изложенных истин, и в связи с ними рассматривает свою основную мысль, как истину доказанную или объяснённую.

Выражение

Различие между языком и слогом.– Свойства слога, его видоизменения

Средство для выражения мыслей есть язык, законы коего изучаются в грамматике; но хотя каждый выражается на каком-нибудь языке, однако способ выражения одного писателя отличается от способа выражения другого; так – один писатель употребляет выражения краткие, сильные; другой длинные периоды; следовательно, в каждом сочинении ряд мыслей, выраженных словами, имеет свою особенную форму, образ и вид. Этот особенный образ выражения, свойственный какому-либо писателю или веку, называется слогом в обширном смысле. В тесном смысле, под именем слога или склада разумеется речь правильная, ясная, благозвучная и вообще изящная; поэтому говорят: у него нет слога, – означая, что он пишет дурно. Следовательно, слог отличается от языка. Язык есть способ выражения целого народа во всё время его существования. Слог есть особая форма языка, свойственная писателю или целому веку. Язык составляет масса слов, заключающихся в лексиконе, и формы слов заключающихся в грамматике. Слог зависит от построения речи, от связи предложения; выражение мыслей кратко или периодами – от ощущений писателя. Иногда слог писателя производит влияние на целый народ, усваивается и делается общим веку. Так, влияние на русскую прозу имел слог Карамзина, а на русский стих слог Пушкина и Лермонтова. Вообще надо подражать тем писателям, сочинения которых содержат общие черты языка; нельзя подражать писателю оригинальному, каков у нас был Марлинский, потому, что его выражения носят на себе отпечаток особенности, только ему свойственной; а у других писателей делаются приторными и неестественными.

Чтобы вывести необходимые свойства слога, должно показать, в каких отношениях находится каждый пишущий к тем, для кого он пишет. Этих отношений три: 1) Каждый писатель излагает свои мысли на каком-нибудь языке, следовательно, он обязан знать законы или правила языка; 2) Всякий писатель сообщает свои мысли, ощущение и чувствование другим, следовательно, он должен выразить их так, чтобы всем было понятно; 3) Каждый писатель есть член какого-либо общества, принимая это слово в обширном смысле (народа, государства, сословия, звания) – он обязан удовлетворить требованиям и условиям того общества, для которого пишет. Из первого отношения вытекает правильность слога, из второго – ясность, из третьего – приличие. Вот необходимые свойства слога.

Слог изменяется сообразно с характером предмета, избранного для сочинения. – Возвышенные предметы уже сами по себе способны действовать на ум и воображение писателя, и пробуждать в его душе высокие мысли и сильные движения чувств. Увлекаясь ими, писатель невольно даёт своей речи более возвышенный тон, большую силу и живость. Напротив, этот возвышенный тон был бы неуместен в сочинениях о предметах простых и обыкновенных. Обыкновенно делят слог на высокий, средний и низкий. Низкий слог требует слов и выражений простых, употребительных во вседневном разговоре. Слог средний отличается от низкого более стройным выбором слов, большею отделкой выражения. Слог высокий есть выражение сильных движений души и высоких мыслей. Отличительные его свойства: важность, величие, смелость фигур и благозвучие. Отличительные свойства писателя в мышлении и выражении напечатлеваются на слоге. От того и названия слога: краткий, обильный, сильный, слабый, цветистый и другие означают дарования писателей, изображающиеся в их способе выражения.

Слог называется кратким, если писатель выражает свою мысль по возможности немногими словами, отбрасывая всякое выражение, не придающее мысли ничего существенного. Этому слогу соответствует речь отрывистая.

Слог обильный представляет каждую мысль в полном развитии, показывает её с разных сторон, в различных выражениях; этому слогу соответствует речь периодическая. – Слог сильный отличается энергией мыслей и чувства; в этом слоге каждое слово выразительно. Напротив, слог бывает слаб и вял, если в нём слова и мысли располагаются без всякой нужды. – Слог цветистый отличается обилием тропов и вообще фигурных выражений; это язык воображения.

Писатель должен соображать свой слог с читателями, для которых он назначает своё сочинение. Очевидно, что нельзя писать одним и тем же слогом сочинений для простого народа, и сочинений для людей образованных или учёных.

Точность, правильность, ясность и чистота слога. – Солецизмы – Варваризмы (примеры оборотов, заимствованных из разных языков иностранных) – Архаизмы – Провинциализмы

Правильность слога состоит в наблюдении общепринятых законов, употребляемого нами языка. Для сего надлежит знать грамматику и наблюдать господствующее употребление в сочинениях лучших писателей. Правильность бывает: 1) собственно правильность, или наблюдение правил грамматики и употребления, и 2) чистота языка, – собственная правильность требует наблюдения законов языка, в отношении к отдельным словам и к соединению их в речениях и периодах. Должно по сей причине: 1) употреблять слова правильно составленные, и во 2) соединять слова по правилам и употреблению языка. Ошибки против первого из сих правил называются варваризмами, а против второго – солецизмами.

Варваризмы суть употребление новосоставленных или старых слов, которые образованы вопреки правилам словопроизводства, например: ихной, сожалетельно. К сему же относятся ошибки против изменения слов, например, созиждим, водружим, держут, он едит.

Солецизмы суть ошибки против словосочинения или синтаксиса, например: взяв в руки перо; у меня ноги подкосились; мне сказали, что будто он нездоров; не читай эту книгу; еслиб вы решились-бы ехать.

Ясность слога требует, чтобы выражение для каждого было понятно. Это качество слога так важно, что не может быть заменено никакими другими качествами, и потому напрасно извиняют в неясности некоторых писателей – глубокомыслием; вообще дурно то сочинение, которое надобно перечитывать несколько раз. Ясность слога зависит: во-1–х, от ясности мыслей; всякий должен иметь точное и верное представление о предмете, иначе мысль его будет не ясна, а следовательно и выражение не ясно. Во-2–х, ясность слога может зависеть от выражения, которое должно быть точно, чисто.

Точным выражением называется такое, которое представляет ту самую мысль, какую имел писатель, а не другую. Точность выражение зависит от следующих условий: 1) каждое понятие должно иметь соответствующее речение; поэтому нельзя употреблять понятий, имеющих разные значения; например, хочешь-ли, я тебя проведу; но можно употреблять такие выражения, когда хотят сказать острое слово (bon mot), чему примеры встречаем в эпиграммах.

2) надобно знать синонимы или слова сродные по мысли. Каждый предмет имеет несколько сторон: одних поражает в предмете одна сторона, других – другая; от этого происходят различные названия одного и того же предмета, или синонимы; следовательно, они выражают один и тот же предмет, только с разных сторон; так: одним названием выражается род, другим вид. Например: лошадь и конь. Одним выражается существенное, другим случайное. Например: свойство и качество. Одним означается более наружное, другим внутреннее. Например: требовать и желать; одним – действенное, другим – вещественное. Путь и дорога. Но гораздо лучше узнаются синонимы из признаков, взятых из лучших писателей –

3) Наблюдать знаки препинания и правильно их расстанавливать.

Чистота языка требует, чтобы в языке не было вмешано ничего чуждого, из областных ли наречий или из иностранных языков. К сему принадлежат выражения обветшалые, т. е. архаизмы, провинциализмы и слова и обороты чужестранные.

Архаизмы (слова обветшалые) суть слова и обороты живого языка, которые, при возрастающем его обогащении устарели, и не употребляются хорошими писателями, хотя иногда встречаются в языке простонародном и деловом. Они суть: 1) выражения, означающие низкие телесные действия человека, например: жрать, рыгать, во 2) слова испорченные, например: оченно, некруть; в 3) слова низкие; например: треснуть – вместо ударить; бахвалить, тарантить, в 4) вышедшие из употребления; например: звычайный, говяда, понеже.

Провинциализмы. Под именем провинциализмов разумеются такие слова и обороты, которые употребляются не во всём государстве, но в какой-либо части его (провинции). Провинциализмы выражают во 1) местные названия предметов, не сделавшиеся общепонятными, например: корец, плетуха – вместо ковш; голосить – плакать, меженный день – знойный день. Во 2) иногда означают слова, употребляемые в другом смысле, нежели их употребляют вообще. Так, у нас щи – в Якутске значит капуста; вместо муки – пуд провианту; купить сажени вместо дров; затопить огонь, вместо печь.

Но нельзя исключать провинциализмов совершенно из языка: во 1) означающих предметы, свойственные той области, из которой они взяты, например: тундры (болота, поросшие мхом); буран (вихрь с мелким снегом); степь, станица (деревня казаков), во 2) слова, выражающие понятие определённо, ясно, например: зыбка (колыбель), лиева (вода), студенец (колодец), приживалки (компаньонки).

Через подобные провинциализмы язык обогащается новыми понятиями; формы, сделавшиеся обыкновенными, обновляются; следовательно, для ума появляются новые знаки, для чувства – новые созвучия.

Чужестранные обороты суть те, которые противны русскому сочинению и порядку слов. По языкам, из которых они вкрались, называются: они латинизмами (в острове), германизмами (я весь ухо), галицизмами (он слышал меня петь) и так далее.

Украшение слога. – Изобразительность. – Тропы. – Происхождение, значение и употребление. – Фигуры

Изобразительностью языка называется соответствие звуков с мыслями и чувствами. Иногда звуками можно выразить мысль так, что незнающий языка поймёт её. Те языки способны к изобразительности, в которых звуки гласные и согласные находятся в равновесии. К таким языкам относится русский язык. Звуками можно выразить:

Во 1-х, – предметы звучащие: шум волн:

Блещут волны,

Плещут волны,

Под широким плеском волн

Прям стоит мой парус полный …

вой ветра, течение ручья, бег коня:

И слышно мне из далека,

Как конь скакал без седока.

Во 2-х, звуками можно выразить различные степени движения:

медленные выражаются словами длинными:

Тащился шаг за шагом …

быстрота выражается словами краткими:

Схватил в охапку

Кушак и шапку –

И стой поры к Демьяну ни ногой.

В 3-х выражается различное чувствование: печаль, радость, одиночество и т. д.

Обыкновенное простое выражение представляет предмет ясно, точно, языком правильным, и имеет целью сообщить только сведение о предмете.

Но одушевлённый писатель бывает часто проникнут чувствованиями: удивлением, страхом, благоговением, и желает эти чувствования, эти движения души, передать другим. Так, как он сам чувствует свою в себе перемену, то и выражения его принимают другую форму, одни понятия заменяются другими, предложениям даётся особенная форма.

Эти обороты, представляющие мысль живее, разительнее, производящие большое впечатление, называется языком украшенным.

Так, вместо выражения: «добродетельный в самом несчастии находит утешение», говорят: «добродетельному и во мраке свет». Это выражение принадлежит к языку украшенному. Здесь свет употреблён вместо утешения – мрак выражает несчастие.

Вообще можно сказать, что украшенный язык всегда предполагает некоторое изменение в обыкновенном выражении.

С первого раза кажется, что язык украшенный есть искусственный способ выражения, а не естественный, что он выдуман риторами; но это несправедливо:

1) язык украшенный есть выражение чувствований и различных движений души, а это свойственно всякому человеку. 2) Если бы украшенный язык был выдуман риторами, то он существовал бы только у народов, имеющих правила словесности, литературы; но опыт показывает противное. Чем народ образованнее, тем выражение его проще. Чем ближе по образу жизни, к натуре, тем язык его украшеннее. У диких обитателей Америки трактаты и все публичные сделки писаны слогом великолепнейшим, наполнены столь отважными выражениями, каких не найдём и в наших поэтических произведениях. Не менее разительный пример тому представляет и священное писание, особливо Ветхий Завет. Так, несчастие называется: риза, исполненная сквернами. Бедствие – чаша горести. Напрасное предприятие – пресмыкание во прахе, насыщением пепла. Порок – кривая стезя. Благо – светом господним, сияющим на главе.

Обыкновенно такой язык называли восточным; но он свойственен всем народам, образование которых ещё не вполне развилось. Они ближе к природе, их всё ещё поражает, удивляет; а потому и выражение их есть восторг и удивление.

Украшенный язык разделяют на два вида: 1) на язык речений или тропы; и 2) выражения чувств или собственно фигуры.

Человек заключает в себе два мира: мир внешний и мир внутренний; к последнему принадлежат мысли, желания и чувствования. Между этими двумя мирами он находил тесную связь, и оттого явление мира внутреннего обозначал качествами мира внешнего – глубокомыслие, остроумие, пламенное воображение. А в предметах природы искал собственных свойств, и оттого произошли выражения: хребет гор, дождь идёт, дорога лежит, солнце восходит. Итак, тропы выражают отношение мира внутреннего к внешнему. Всякий язык состоит из речений, выражающих понятие; нет языка в мире, в котором число речений было бы равно числу понятий – первых бывает менее, вторых более. Следовательно, некоторые речения должны выражать два или несколько понятий; так, у нас слово язык означает орган произношения и средство для выражения. Следовательно скудность языка и недостаток слов собственных для каждого предмета первоначально были причиной происхождения тропов, которые помогают недостаточности языков. Заменение одного слова другим делается по какому-либо, существующему между понятиями, отношению, по сходству, например: молодость и цвет жизни. Противоположности – храбрый и трус; по отношению части к целому – смертный и человек, или парус и корабль. По отношению причины к действию – Жуковский и его сочинения. Итак, троп есть заменение одного речения другим, сходным с ним по какому-либо отношению, которое открываем мы между предметами.

Достоинство языка украшенного, в особенности тропов, состоит в том, что они обогащают язык, облекают мысли наши и чувствования в выражения, изображающие все оттенки, которых простые речения отличить не могут; придают речи достоинство. Напротив, от всегдашнего употребления, слова обыкновенные, к которым слух привыкает, не имеют этих качеств. Тропов насчитывается четыре.

1) Метафора, есть троп самый употребительный, в котором заменение одного слова другим основывается на сходстве двух предметов. Следовательно, метафора, по преимуществу, состоит из подобия – она именно сокращённое уподобление. – Если о славном министре скажем: он поддерживает государство, подобно колонне, поддерживающей здание – это уподобление. Назовём его опорою государства – превратим уподобление в метафору.

Свойство метафоры состоит в том, что она придаёт описаниям большую силу, ясность и выразительность, делая отвлечённые предметы наглядными. Возьмём пример из истории Англии, о Карле I. Король распустил парламент, за месяц только перед тем созванный, и лишь только распустил, как сожалел об этом. Но он поздно раскаялся в этом поспешном поступке; и действительно, он должен был раскаяться, потому, что сосуд уже был полон и эта последняя капля переполнила чашу горестей. Здесь метафора выдержана при всём разнообразии выражений. Сосуд представляет неудовольствие народа; эпитет «полный» – показывает, что прежние бедствия исполнили этот сосуд; последняя капля есть новое бедствие, происшедшее от внезапного закрытия палат; переполнила – показывает чувство неудовольствия, которому предался оскорблённый и раздражённый народ.

Правила употребления метафор:

1) уметь метафору применять к описываемому предмету, то есть, с каждым предметом соединять приличные ему метафоры. Например: десница Господа, перст Божий.

2) не употреблять метафор низких, возбуждающих чувство неприятное: «Борей мой дует, Борей мой плюет» (Сумарокова).

– сходство, как основание метафоры, должно быть ясно, поразительно; поэтому не должно брать метафор от предметов малоизвестных, из наук или искусств. Например: фрегат на море (Марлинский).

4) Не употреблять также часто одних и тех же метафор.

5) Не употреблять метафор разнородных.

6) Лучшие метафоры те, в которых выражаются страна, природа, нравы и обычаи народа.

Последовательность многих метафор, сродных между собою и имеющих взаимную принадлежность, составляет аллегорию. Аллегория есть изображение одного предмета под видом другого (в ином виде она называется по русски иносказанием). Например: меч брани пожинает лавры, посеянные во время мира. В аллегории слова более удаляются от буквального значения, чем в метафоре; в ней значение фигурного выражения не прямо объясняется, но многое оставляется проницательности читателя. Аллегория служила у древних любимым способом нравоучений; басни и параболы были то же, что аллегории, в которых они изображали склонности людей, заставляя зверей и неодушевлённые предметы говорить и действовать подобно людям. Так называемое нравоучение в басне есть буквальное изъяснение аллегории, с которой снято фигурное украшение.

2) Синекдоха есть троп, в котором заменение одного слова другим основывается на количестве. В ней употребляется: 1) род вместо вида и напротив, например: смертный вместо человек; 2) целое вместо части; например: Египтянин пьёт Нил; 3) единственное вместо множественного, например: наши Румянцевы, Суворовы памятны Порте; 4) известное число вместо неизвестного, например: миллионы вопиют о пощаде; 5) владетель вместо вещи, которою владеет, например: мой брат погорел; 6) собственное вместо нарицательного, например: он – Геркулес, вместо он очень силён; и, наоборот: преобразователь России вместо Пётр Великий.

3) Метонимия есть троп, в котором перенесение одного слова основывается на содержании и, преимущественно, винословной связи между понятиями. В ней употребляется:

1) Причина вместо действия, например: гений Пушкина произвёл переворот в литературе нашей. Или, вино говорит в нём. 2) Содержащее вместо содержимого, например: брега Невы руками плещут. 3) Свойство вместо лиц, которым они принадлежат, например: старость недоверчива, добродетель любезна. 4) Время вместо живущих, например: наш век славится изобретением.

4) Ирония есть троп, в котором слова принимаются совершенно в противном смысле, например: радуйся, злодей, своему делу!. – К иронии принадлежат: а) Сарказм, или язвительная и оскорбительная насмешка. b) Хариентизм насмешка забавная и весёлая, например: Да, яма надобна большая! (для глупцов). (Хемницер)

О фигурах

Под фигурами собственно разумеются обороты или особенные формы, данные предложениям. Фигуры состоят не в одном слове, как тропы, но в целом предложении; некоторые из них основываются на грамматических формах, иные зависят от значения слова, иные выражают различные движения души.

К фигурам грамматическим относятся:

1) Элипсис или опущение одного или нескольких слов, для того, чтобы выражение было сильнее, например: О вас… молитва пред Творцом, то есть: совершается.

2) Бессоюзие состоит в опущении соединительных частиц, для выражения быстроты, например: старцы, дети, жёны – все погибли от меча.

3) Многосоюзие состоит в употреблении соединительных частиц перед каждой частью предложения и периода, например: Всё ожило – и леса, и пруды, и степи.

4) Повторение есть употребление одного слова несколько раз, для придания большей силы той мысли, которая им выражается, например: Бежит, бежит враг твой Россия.

Если несколько предложений начинаются одним и тем-же словом, фигура сия называется единоначатием; когда же они оканчиваются оным, тогда именуются, единозаключением.

5) Восхождение есть повторение подобнозначащих слов и выражений, из коих последующее всегда должно быть сильнее предыдущего, например: в стенах наших родилось, утвердилось и прославилось самодержавие земли Русской.

Фигуры, выражающие сильные чувствования суть: гипербола, олицетворение, обращение, видение.

Гипербола есть представление предмета вне обыкновенных его пределов. Она состоит или в чрезмерном увеличении или уменьшении предмета; например: ему море по колена; слёзы покатились ручьями. Этот оборот речи основание своё имеет в своей природе. Во всех языках, даже в самом простом разговоре, часто встречаются гиперболические выражения, каковы: «лёгок как ветер; бел как снег». В гиперболических выражениях изображаются все страсти: любовь, страх, удивление, печаль, гнев. Они волнуют душу и увеличивают предметы. Таково изображение Суворова, представленное поэтом, изумляющимся геройскими подвигами воина:

Ступит на горы – горы трещат,

Ляжет на море – бездны кипят,

Града коснётся – град упадает,

Башни рукою за облак бросает.

Олицетворение (prosopopea) состоит в одушевлении предметов отвлечённых и неодушевлённых. Олицетворения имеют 3 степени:

1) Предметам неодушевлённым и отвлечённым даются свойства и качества живых предметов. Это первая и низшая степень олицетворения, например: яростная буря, лютая болезнь. Это олицетворение совпадает с метафорой.

Во 2-х, неодушевлённым предметам приписываются действия, свойственные живым существам. Например: и бледно смерть глядит на всех. Роща дремлет, долина спит, луг улыбается, ива плачет, ветер стонет и так далее. В 3-х, предметам неодушевлённым и отвлечённым даются чувства, понятия, дар слова.

Олицетворение может составлять целые картины и разделяется на два вида:

1) Апострофа или обращение к предметам умершим или отсутствующим и к предметам неодушевлённым; (у Дмитриева в Ермаке):

Великий, где бы не родился,

Хотя бы в варварских веках,

Твой подвиг славы совершился,

Хотя б исчез твой самый прах

Обращение к неодушевлённым предметам беспрестанно встречается в наших народных стихотворениях:

Что ты тёмный лес призадумался?

Думой мрачною отуманился?

Ах, ты поле, поле чистое,

Ты раздольице широкое.

2) Видение есть представление прошедшего настоящим и как бы теперь совершающимся (из Певца во стане русских воинов):

Смотрите! В грозной красоте,

Воздушными полками,

Их тени мчатся в высоте

Над нашими шатрами!

О, Святослав! Бич древних лет,

Се твой полёт орлиный!

«Погибнем! Мёртвым срама нет!»

Гремит перед дружиной

И ты, неверных страх Донской,

С четой двух соименных,

Летишь погибельной стрелой

На рать иноплеменных

Украшение слога. – Благозвучие. – Numerus oratorius

Благозвучие состоит в приятности звуков для слуха; жёсткие и грубые звуки не могут выражать чувствований нежных и сладостных. Благозвучие бывает:

во 1-х, – эвфоническое, основывающееся на звуках, составляющих слово, и во 2-х), эврифмическое, основывающееся на расположении слов в предложении и на расположении предложений в периоде.

Благозвучие эвфоническое требует:

1) Избегать стечения многих согласных, чрез что речь делается жёсткою, тяжёлою, например: Он огнь в железных жерлах зрит.

2) Избегать стечения многих гласных, например о Иерусалиме: прежнее мирное его уединение; чрез это речь делается вялой.

3) Избегать стечения однообразных слогов в конце или начале слова; например: достоинства достигаются доблестями.

4) Избегать стечения слов, как многосложных, так и односложных, например: с некоторыми остановившимися иностранными путешественниками он познакомился скоро.

Вдруг вновь мне мысль

Представилася та же.

Благозвучие эврифмическое требует:

1) Располагать части и члены периода так, чтобы они были соразмерны.

2) Не употреблять нескольких периодов, одинаково построенных. Лучше всего периоды перемешивать с предложениями краткими.

3) Избегать одинакового размещения слов; так, у Карамзина часто встречаются прилагательные после существительных, наречия после глагола.

4) Избегать одинаковых рифм в стихах:

Лесная ночь была темна

Теней и ужасов полна,

Не смела выглянуть луна,

Как гроб молчала глубина

У них в руках была страна,

Она во власть им отдана

Ф. Глинка

5) Избегать слов одинаковых по звукам, хотя различных по значениям.

Чета духов на лоне мира,

Безмолвная сначала мира,

Дремучий берег стережёт

6) Не оканчивать периода словами краткими.

7) Избегать в речи прозаической рифмы или меры стихотворной; потому, что рифма и мера содействуют благозвучию только в стихе, а в прозе замедляют свободный ход выражений; например: Я бы отдал все грозды в мире за кисть рябины.

8) Ударение должно быть правильно.

Numerus oratorius есть стройное гармоническое течение речи, которая особенно соблюдалась у римских ораторов и преимущественно у Цицерона. По мнению Ломоносова, этот Numerus oratorius состоит в плавном, стройном течении звуков, слогов, слов и целых выражений; периодов с их членами по их произношению, мере и ударению.

Частная риторика

Главные роды красноречия и значение каждого, объяснённое примерами

Все прозаические сочинения можно разделить на три главных рода: 1) Сочинения историко-описательные, 2) Сочинения учёные или дидактические и 3) Сочинения ораторские.

Сочинения историко-описательные

Всякий предмет внешнего мира заключается в пространстве и времени. Если предмет сочинения рассматривается как существующий в пространстве и при том в один определённый момент времени, в одном определённом состоянии, то происходит описание. Если же предмет изображается как развивающийся во времени, в его переходах из одного состояния в другое, то происходит повествование. Итак, историко – описательный род красноречия делится на два вида: а) описание и b) повествование.

а) Предметом описательных сочинений бывает или природа, например, какая-либо местность, или сам человек и его произведения; как например: памятники искусств города и тому подобное. Сюда же относятся описания народов с их образом жизни, нравами, обычаями, государственным устройством и прочее. Внутреннее состояние души, характер людей могут также рассматриваться как предмет внешнего действительного мира; поэтому к описательному роду сочинений относится также изображение характеров или характеристика. Главный род описательных сочинений суть путешествия, в которых изображается и человек и природа.

b) Повествовательные или исторические сочинения имеют своим предметом события, развивающиеся во времени. Сочинения этого рода делятся по объёму содержания. События могут касаться или многих народов, или одного народа, или одного лица; отсюда является история всеобщая, история частная и биография с её видами: автобиографией и некрологом. Иногда предметом повествования бывает одно событие. По способу изложения история разделяется на различные виды:

Учёные сочинения имеют своим предметом истины идеальные, приобретённые посредством изучения и мышления. Главные виды учёных сочинений суть: 1) рассуждение и 2) наука. Рассуждение есть такое сочинение, в котором исследуется какой-либо отдельный предмет или отдельная истина из области науки. Наука же есть связное систематическое изложение целого рода истин или сведений, относящихся к известного роду предметов. Форма учёных сочинений бывает монологическая, диалогическая и эпистолярная.

Ораторскими называются такие сочинения которые назначаются для изустного произношения и имеют целью убедить слушателей в какой-либо истине.

Оратор призван действовать словом для блага ближних и государства. Произнося свою речь перед слушателями, он ставит цель не только убедить их разум в истине своей основной мысли, но и подействовать на их волю так, чтобы они осуществили его мысль в действии, в жизни. Обыкновенно делят ораторское красноречие на два главных вида: 1) светское, куда относятся речи совещательные, судебные, похвальные, академические, хотя последние, скорее, могут быть отнесены к рассуждениям; а 2) красноречие духовное или церковное, сюда принадлежат проповеди, поучения, надгробные слова и другие.

Описательные сочинения. – Путешествия.– Образцы иностранные и отечественные

Описанием называется изложение свойств и признаков какого-либо предмета, существующего в пространстве и рассматриваемого в одном определённом состоянии, в один определённый момент времени. Описания делятся на два главных вида: 1) простые и 2) изящные. Цель первых, дать читателю ясное понятие о предмете: писатель ограничивается здесь простым изложением свойств и признаков предмета и занимает более ум и воображение читателя. Цель вторых, представить предмет как можно живее и нагляднее, и тем подействовать на воображение и чувства читателя. Изящные описания отличаются особенною живописностью и наглядностью, называются также картинами, изображениями. Пример: Картина Финляндии, Батюшкова; Степь Гоголя; его же Украинская ночь.

Содержанием описания могут быть все видимые в природе предметы и явления, произведения искусства, обычаи и образ жизни разных народов, и каждого человека в особенности; характер какого-нибудь лица, отдельный какой-нибудь поступок или подвиг. Оно может составлять отдельное сочинение и входить в состав других больших сочинений.

Нельзя назначить правил, как располагать описание. Иногда писатель начинает его обстоятельствами, предшествовавшими обозрению предмета, например, поездкою к описываемому городу, а иногда приступает прямо к описанию его. Отношения предмета к месту, времени, пользе и прочее, могут быть помещены или в начале, или в конце сочинения. Но главное правило должно заключаться в том, чтобы переходы от одной части к другой были постепенны и естественны; чтобы всё, что говорится в сочинении, относилось к данному предмету. Одни существенные и необходимые признаки предмета доставляют нам ясное понятие о нём, но не образуют ещё полной, оживлённой картины; потому описание простое и отличается от описаний художественных.

В изящных описаниях слог должен отличаться живостью и изобретательностью; здесь уместны метафоры, сравнения, живописные эпитеты и вообще все украшения слога, служащие к живому, наглядному представлению предмета. Что же касается простых описаний, то в них от слога требуется простота, ясность и точность.

Главные роды описательных сочинений суть путешествия, в которых писатель излагает собранные им на пути сведения и свои личные заметки о природе, обычаях, нравах, умственном и политическом состоянии народов. Вообще содержание путешествий может быть чрезвычайно разнообразно; но при всём разнообразии оно должно иметь единство. Это единство заключается в определённом взгляде автора на описываемые им предметы, в его манере понимать и обсуживать их. В изящных путешествиях новость и занимательность сведений, сообщаемых автором, соединяются с живописными изображениями природы и народного быта. Нередко, для большей лёгкости и занимательности изложения, путешествия облекаются в форму писем. Из многочисленных писателей, в этом роде, упомянем у англичан: Парри (Путешествие по Ледовитому морю), Мунго-Парк (Путешествие во внутреннюю Африку), Борнс (Путешествие в Бухару), Марьет (Дневник в Америке); у французов: Дюмон Дюрвиль (Живописные путешествия вокруг света), Ламартина (Путешествия по Востоку); у немцев: Форстер ( Путешествия вокруг света), Гумбольт ( Путешествия в Северную и Южную Америку), Гёте ( путешествия по Италии) и другие. В древнем периоде русской словесности (до XVIII столетия) находим описания в путешествиях по святым местам: игумена Даниила Паломника (12-го века – сказание об Иордане), Стефана Новгородца (около 1350 года – Софийский храм в Царьграде), иеродиакона Зосима (в 1420 году – Памятник Юстиниана); путешествия тверского купца Афанасия Никитина в Индию в 1418 году, Ббоярского сына Байкова в Китай в 1654 году. К XVIII столетию принадлежат: Фон-Визинаписьмо из Франции; Карамзина – письма Русского путешественника. В новейшей литературе картинные описания находятся в путешествии Жуковского по Саксонской Швейцарии и Муравьёва по Святым Местам; художественное описание: Рафаэлева Мадонна – Жуковского, Торжество 30 Августа 1834 года, его же; Живописный очерк путешествия представляет путешествие в Арзерум Пушкина.

Повествовательные сочинения – История – Отличительные свойства исторического повествования – Летопись – Исторические записки – Биография – Образцы истории художественной у древних и новых народов – Образцы отечественные – Карамзин

Повествовательные сочинения имеют своим предметом события из жизни человеческой в их начале, постепенном развитии и окончании. Чтобы изложить действительно случившиеся события, повествователь должен предварительно собрать достаточный запас фактов и вообще исторических сведений, относящихся к этим событиям. Факты, составляющие материал повествования, обыкновенно почерпаются из источников. Эти источники суть: хроника, летопись, исторические записки и другие повествования других лиц о событиях. Собрав достаточный запас фактов, писатель приступает к обработке своего материала; он исследует ближайшие и отдельные причины событий, вникает в характеры действующих лиц, в их цели и стремления, старается раскрыть внутренний смысл и значение фактов. Такая предварительная разработка материала даёт ему возможность привести все разнообразные факты в стройное целое, и вообще изложить события ясно и отчёливо.

Располагать повествование должно по порядку времени, т. е., упоминая сперва обстоятельства предшествовавшие, потом последующие и так далее, а заключать полным окончанием события. Главным правилом здесь должно быть соблюдение строгой постепенности в переходе от одного обстоятельства к другому, не смешивая их вместе и не теряя из виду целого события.

Слог повествовательных сочинений условливается характером положения. Если цель писателя есть только простое, верное изложение событий, то от слога требуется простота и благородство. Если же цель писателя – воспроизвести как можно живей и наглядней известную эпоху с её событиями и лицами, то и слогу прилична живость и наглядность.

Главные виды повествовательных сочинений суть: летопись или хроника, исторические записки, история, биография с её видами автобиографией и некрологом.

История, в обширном смысле, есть изложение минувшей жизни человечества. Она рассматривает все разнообразные явления этой жизни в их постепенном развитии в различные времена и у разных народов. Политическая жизнь народа, их религия, гражданственность, промышленность, наука, искусство, литература и прочее, входят в её область и составляют предмет её исследований; поэтому история, смотря по предмету, распадается на множество отдельных видов, например: история политической жизни народов, история религии, история гражданственности, история промышленности, история наук, искусств, литературы и прочее. Но, в теснейшем смысле, под именем истории разумеют повествование о минувшей политической жизни народов.

История разделяется:

1) по времени: на древнюю, среднюю и новую;

2) по объёму: на всеобщую, которая излагает судьбу всех народов, когда-либо действовавших или действующих на поприще политического мира; и частную, в которой излагается жизнь одного народа, или одно замечательное событие.

История, как повествование о минувших событиях, берёт своё начало от летописей, но отличается от них приятным, занимательным рассказом и стройным соединением фактов в одно целое. Повествовательная история становится художественною, если она живо и наглядно воспроизводит минувшую эпоху с её событиями и лицами. В истинно художественном повествовании, историк не вдаётся в отвлечённые рассуждения и толкования фактов, но выводит пред читателями ряд лиц, действий и событий, и изображает их как живую действительность. Изящное повествование, увлекая воображение, переносит читателя в эпоху, знакомит его с образом мыслей, страстями и нравами того времени. Одно из величайших достоинств истории как повествования, есть художественное произведение характеров. Искусство историка заключается здесь в анализе и описании характеров, и в умении изображать их посредством их стремления и действий.

Летопись или хроника есть простое, безыскусственное изложение событий политического, гражданского и церковного мира в хронологическом порядке, по годам и числам. – Оно не раскрывает внутренней связи событий, и не редко, к достоважным фактам примешивает народные предания. Вообще летопись – простейшая, первоначальная форма истории. Примерами летописи могут служить: сказание первого русского летописца Нестора, монаха Киево-Печерского монастыря, жившего в XI-м столетии. Из продолжателей Несторовой летописи известны имена Василия и Сильверста.

Из многих стихов той летописи, древнейшая называется Лаврентьевской 1377 года. После сказания Нестора встречаются летописи: Киевская (до нашествия монголов); Новгородская, Псковская (до XV столетия); Западно-Русская, Малороссийская (с XIV до XVII века) и Восточно-Русская, повествующая о событиях в княжествах: Владимирском, Суздальском, Рязанском, Тверском и, впоследствии, в Московском государстве. Эти последние летописи обнимают время от XIII века до начала XVIII века; в XVI столетии они составлялись официально при Московском дворе. Из числа отдельных сказаний о важных событиях в отечестве нашем, замечательно в XVII столетии сказание Авраамия Палицина об осаде Троицко-Сергиевской Лавры.

Исторические записки или мемуары заключают в себе сведения о происшествиях, сообщённые очевидцами и современниками, и состоящие в рассказах, анекдотах, заметках и проч.

Большая часть исторических записок принадлежит государственным лицам, принимавшим деятельное участие в событиях политического мира. Исторические записки драгоценны в том отношении, что историк может извлечь много любопытных подробностей для характеристики лиц и событий. Кроме того, они не редко раскрывают сокровенные пружины случившегося. Историческими записками богата Западная Европа, особенно Франция, где они появились уже в XIII веке и идут до нашего времени. В нашей исторической литературе можно указать на записки Амвросия Палицина (об осаде Троицкого монастыря), Графа Матвеева (о стрелецком бунте), Желобутского (от 1682 по 1769 годы), Крекшина (о делах и походах Петра), Храповицкого (об императрице Екатерине 2-й), Порошина (об императоре Павле Петровиче), Шишкова (о войне 1812 года).

Биография есть историческое сочинение, описывающее жизнь одного какого-нибудь человека замечательного своими подвигами на поприще военном гражданском, духовном, учёном или литературном.

Задача биографии состоит в том, чтобы представить жизнь человека в точности, в полноте, в последовательном успехе его трудов и подвигов, со стороны занимательной и важной, и притом так, чтобы во всех переменах его судьбы открывался его постоянный характер, его величие или заслуга на пользу отечества.

Принадлежности биографии. Излагая жизнь какого-нибудь знаменитого человека, должно: во 1-х, представить все замечательные события её, начиная с важнейшей эпохи в хронологическом порядке; во 2-х, показать от чего происходили события и перемены в его судьбе, какие имели последствия, какова была цель его действий, что способствовало и что препятствовало её достижению; в 3-х, раскрыть нравственное достоинство описываемого лица, оценить все его поступки и произведения его трудов, если он был писатель, учёный или художник, или отличился на военном, гражданском или духовном поприще.

Из этого видно, что биография имеет те же самые правила, как и история; она не должна состоять в сухом исчислении разных мелочных обстоятельств жизни, как-то: годов рождения, вступление в службу, смерти и т. п., но представлять важнейшие события в прагматической связи – живо, увлекательно и поучительно.

Материалами к составлению биографий могут служить: автобиография, некрологи, анекдоты и мемуары.

Автобиографией называется сочинение, в котором излагается самим писателем жизнь его.

Некролог – краткое известие о жизни и заслугах какого-нибудь лица, написанное вскоре после его смерти; от биографии он отличается тем, что не излагает всех событий жизни описываемого лица и не изображает всех свойств его характера, но ограничивается только указанием важнейших его занятий, рода жизни и проч.

Анекдот состоит в кратком рассказе о каком-нибудь случае, в котором выражаются характеристические черты нравов известного лица, его замечательные поступки, изречения и проч.

Образцами изящного повествования служат: у греков Геродот; у римлян Тит Ливий; у французов Брант (в истории Бургундских герцогов), Август-Тьери (в истории завоевания Англии норманами); у англичан Робертсон (его история Шотландии в царствование Марии Стюарт и Иакова II, и его история Карла V), Юм (его история Англии); у немцев Ронко (его история Пап).

В царствование Екатерины 2-й в особенности занимались отечественной историей, отыскивали, исследовали древние исторические памятники, летописи, записки, грамоты; и тогда князь Щербатов написал подробную российскую историю, доведённую до Михаила Феодоровича, но тяжёлым слогом и с большими погрешностями. Шлецер, немецкий профессор, член Академии наук, занимался учёною критическою обработкою Русской истории; он же перевёл Нестора на немецкий язык. Голиков написал Деяния Петра Великого и дополнения к ним. Наконец, в настоящем столетии. «История государства Российского» – Карамзина, доведённая до начала XVII столетия, может служить первым примером прагматического художественного сочинения. В военной истории отличается такими достоинствами сочинение Михайловского-Данилевского, описавшего отечественную войну 1812 года.

Карамзин

Николай Михайлович Карамзин родился в Симбирской губернии в 1766 году. Получил образование в Москве, и ходил слушать лекции в университете; в молодости своей служил он недолгое время в гвардии, потом вышел в отставку и отправился путешествовать по разным странам Европы. Возвратясь оттуда, он жил в Москве и занимался литературою. В 1803 году пожалован императорским историографом, а в 1810 году, в знак благодарности за поднесённые им Государю Императору Александру Павловичу первых восьми томов Истории государства Российского, награждён чином статского советника и кавалером ордена Св. Анны 1-й степени.

Кончина Государя благодетеля так сильно поразила Карамзина, что он занемог и через несколько времени умер в 1826 году.

Одно из важнейших произведений его есть: История государства Российского, над которым он трудился 22 года, и посредством которого, Карамзин воздвиг незыблемый памятник героям и подвигам древности Русской, и своему трудолюбию, уму и таланту. – Все писатели Ломоносовской и Державинской школы употребляли длинные периоды, соответственные Латинской и Немецкой речи; но Карамзин был, бесспорно, одним из писателей, который почерпнул жизнь и материал из языка разговорного, и этим старался сообщить языку Русскому то, чего ему до него не доставало, то есть: изящество и мысль; а потому, заменив длинные периоды предложениями соразмерными, он первым правилом поставил: «писать, как говорят». Стараясь последовать Английской и Французской литературе, он совершенно преобразовал строение речи через сближение отечественного языка с теми Европейскими языками, которые, в строении своей речи, следуют простому и естественному порядку, а потому русская речь вышла лёгкою и ясною. Речь, которую преобразовал Карамзин, была только средством, чтобы дать другой оборот мысли, а не главною целью, и для этого нужно было изменить характер нашей литературы, в чём труды его были не напрасны; это мы видим из сочинений его, которые доставили публике лёгкое и приятное чтение. Что касается до писем Русского путешественника, то польза их очевидна: они познакомили нас с состоянием заграничной жизни. Карамзин сообщил в них много любопытных сведений о современных и учёных литераторах, возбудил внимание к их сочинениям и важнейшим умственным вопросам; описал природу посещённых им стран, и везде обнаруживал сочувствие к наукам и просвещённой жизни.

В стихотворениях Карамзина нет поэзии Державина; но это мысли, проникнутые чувствованиями умного человека; они были шагом вперёд для Русской поэзии по простоте своего содержания, естественности и правильности языка, по лёгкому стихосложению.

Повести Карамзина имели сильное влияние на образование вкуса читающей публики: они представляли в прекрасных картинах изображение частной и внутренней жизни человека, потому что в них, вместо прежних небывалых лиц, увидели действительные страсти людей.

Как журналист, Карамзин умел сблизить Московский журнал «Вестник Европы» с общедоступными интересами публики. Посредством их он содействовал движению русской литературы и составил новую эпоху в истории русской журналистики. По части изящной словесности, Карамзин помещал в журнал извлечения из лучших Европейских сочинений, собственные статьи исторические и литературные. Как критик, Карамзин превышает своих предшественников по изящному вкусу и многостороннему образованию. Отзывы его о многих писателях остроумны, несмотря на литературную уклончивость, которая была в его характере. – История наша до Карамзина находилась в жалком состоянии: библиотеки не имели каталогов; источников никто не собирал, не указывал, не приводил в порядок; летописи не были объяснены, даже изданы учёным образом; грамоты лежали по монастырям и архивам; ни одна часть истории не была обработана – ни история церкви, ни история права, ни история словесности; древней географии тоже не было; хронология была перепутана; нумизматических собраний и археологий не существовало; ни один город, ни одно княжество не имело порядочной истории; иностранные летописи, кроме Греческих, не принимались в соображение; древние путешественники по России едва были известны по слуху; с сочинениями иностранных учёных, в которых находятся рассуждения о древней России, никто не справлялся. Карамзин рассмотрел и исследовал все известные до него исторические источники и множество новых, им самим открытых; перечёл историков, которые прежде его пользовались источниками, и показал, где и как они уклонялись от истины; согласил противоречащие показания древних и мнения новых; свёл хронологические разногласия летописцев своих и иностранных, и о каждом событии представил своё мнение. Примечания к каждому тому показывают, чего ему стоила каждая глава, каждая страница. Один указатель в истории Карамзина, составленный Строевым, занял два больших тома; и эта книга есть только оглавление, исчисление того, что исследовано и описано Карамзиным. История государства Российского стоит в ряду творческих произведений словесности. В языке и слоге нет равного Карамзину по описаниям и повествованиям, лёгкости, живости, простоте, благозвучию, неистощимому обилию. – Карамзин шёл с того места, на котором остановился Ломоносов. Сей застал стихии нашего языка смешанные, неустроенные; ему предстоял труд разделить их, привести в порядок. Карамзину достался язык, запечатлённый формами латинскими; ему надлежало переучивать нас родному языку, искать стихий его в родных источниках, сблизить книжный язык с народным. Ломоносов искал языка в старинных наших книгах, – Карамзин знал, что его должно изучать в живой речи народа, что одушевление для художественных произведений находим мы под тем небом, с которого нисходит оно к народу; что для этого нужно окружить себя воспоминаниями жизни предков. Вот чем заслужил он у всех современников пальму первого писателя и увлёк всех за собою. Так верно знал он стихии Русской жизни, Русского ума и сердца. С появлением «Истории государства Российского» прекратились споры о старом и новом слоге: тут убедились в истине, что язык образуется не по произволу писателей, но в быту и жизни народной; каждый век сам выбирает для себя сокровища из наследия предков, сам развивает себя в своём слове.

Учёные сочинения – Наука – Образцы учёных сочинений у древних и новых народов – Примеры отечественные

Учёные сочинения имеют своим предметом истины идеальные, то есть: основные законы, причины, сущность явлений в природе, жизни и искусстве. Они называются тоже дидактическими, теоретическими и философскими.

Ум открывает и познаёт истину двумя путями: опытом и умозрением. Опытные познания приобретаются посредством наблюдения: так, с помощью пяти чувств, мы познаём мир внешний; а посредством внутреннего чувства и познания, мы постигаем явления внутреннего мира нашей души. Умозрительные познания суть результаты чистого мышления. В умозрении, дух как бы отвлекается от действительных предметов, погружается в себя самого, открывает силы мышления в себе самом и логически развивает их. Но тот и другой способ познания, взятый в отдельности, не достаточен для полного раскрытия истины. Умозрение, без богатства опытных сведений, ведёт к отвлечённостям; простой опыт без умозрения, обогащает ум познанием свойств и признаков предмета, но не раскрывает его сущности. Истинная метода, для полнейшего раскрытия истины, заключается в соединении обоих способов познавания. Умозрение должно опираться на опытные знания и прилагать свои выводы к действительным явлениям; опыт должен руководствоваться умозрением, чтобы проникнуть в сущность явлений. Только таким образом мы можем познавать предметы вполне и раскрывать основной закон их бытия. Учёные сочинения требуют от писателя знания науки в её современном состоянии. Наука, в которой хранятся результаты опыта и умозрения целых поколений, даёт прочную основу частному опыту и умозрению. Опираясь на науку, писатель может легче дойти, в своих изменениях, до новых истин, и вообще до более верных результатов. По своему содержанию, учёные сочинения получают особую занимательность, когда писатель, обладающий знанием науки, излагает своё собственное воззрение на предмет, открывает в нём сторону ещё незамеченную другими, и вообще раскрывает какую-либо новую истину. Учёные сочинения также делят на три главные части: начало, середину и конец. В науке началом бывает введение, в котором объясняется предмет её, излагаются необходимые предварительные понятия, а в рассуждении приступ, в котором раскрывается общий, первоначальный взгляд на предмет. Середина заключает в себе подробное изложение содержания; а в конце или заключении излагается общий вывод, в котором автор как бы созерцает всё содержание в свете раскрытой им истины.

Середина учёного сочинения, если её содержание разнообразно, излагается по способу синтетическому и аналитическому. Синтетический способ употребляется, преимущественно, в науке и называется, также, систематическим. По этому способу писатель сперва излагает общие начала, высшие истины, а затем частные предметы познания, низшие истины. Здесь требуется, чтобы все отдельные частные истины развивались из общего начала в строгой связи и последовательности. Аналитический способ употребляется реже синтетического, но он может иметь место в рассуждениях. По этому способу писатель начинает своё изложение с частных предметов познания и оканчивает выводом высшей истины или основного начала.

Слог учёных сочинений должен отличаться лёгкостью, точностью и простотой. Излишние украшения и витиеватость неуместны там, где главная цель – ясное постижение предмета, раскрытие его сущности. Впрочем, в учёных сочинениях, писатель, одушевляясь, иногда, своим предметом, невольно становится красноречивым. Это одушевление, плод глубокого проникновения в истину, придаёт его слогу живость и силу.

Главные виды учёных сочинений суть: 1) наука и 2) рассуждение.

Наука или совокупность истин, относящихся к какой-либо области человеческого ведения, изложенных строго, систематическим порядком. Смотря по содержанию, науки разделяются на: естественные, математические, словесные и проч. Необходимая принадлежность науки есть система. Построение науки в систему состоит в том, что все частные истины, входящие в её состав, подводятся под общие, которые, со своей стороны, подчиняются одной высшей истине. Система вносит единство, строгую связь и последовательность в разнообразное содержание науки, сообразует из неё стройное целое.

Состав науки выражается определением, разделением и доказательством.

Определение, в обширном смысле, есть изъяснение понятия; здесь могут быть следующие случаи: 1) объясняют иногда само слово, название понятия, заменяя его другим более известным, или показывая его происхождение от корня. География или землеописание. 2) Объясняют иногда понятие посредством описания: то есть: вычисляют признаки его, как существенные, так и случайные; или посредством исторических изысканий, как возник предмет, как он образовался. 3) Объясняют иногда понятие посредством собственно научных определений, то есть: когда показывают ближайший род понятия, существенные признаки, которыми оно отличаются от других понятий того же рода. Например: Риторика есть наука, излагающая законы красноречия.

Разделение. Разделять, значит разлагать целое на его части, род на виды, под ними содержащиеся. Части или виды понятия называются членами деления. Разделение бывает двоякое:

а) Предмет разделяется на его части. Например: Человек состоит из души и тела. Это называется раздроблением.

b) Родовое понятие делится на виды, под ними содержащиеся. Например: Род человеческий по вероисповеданию делится на христиан, магометан, евреев и язычников.

Точка деления, с которой мы подразделяем род на виды, называется основанием деления. Так, в предыдущем примере вероисповедание есть основание деления. По числу членов, деление бывает: двучленным, трёхчленным и многочленным. Если главное понятие делится на свои виды, то деление называется главным; а если члены главного деления подразделяются, то происходит подразделение.

Доказательство. Доказать истину значит показать её связь с другими несомненными истинами. Доказательство есть вообще род мыслей, так тесно связанных между собою, что истинность одной из них бывает следствием истинности других.

В каждом доказательстве нужно различать:

1) предмет доказательства, то есть: что доказать надлежит, и 2) доводы, на которых утверждается доказательство.

Рассуждение. Сочинение, в котором писатель излагает только часть истин, составляющих содержание науки, или объясняет и раскрывает один какой-либо предмет из области науки, называется рассуждением. Рассуждение может состоять из нескольких частей: а) вступление (предварительные понятия о предмете); b) предложение (указание предмета, рассуждение); c) разделение сочинения на части; d) изложение (развитие мысли); и наконец с) заключение. Особый вид рассуждения составляют академические речи. Они произносятся в академиях, университетах и других учебных заведениях, и имеют целью изложить какой-либо предмет из области науки. От простых рассуждений они отличаются тем, что в приступе делается обращение к слушателям и объясняется обстоятельство, подавшее повод к произнесению речи.

Образцы учёных сочинений у древних и новых народов

У греков: Платон, ученик Сократа, величайший мыслитель древнего мира, изложил свои философические идеи в разговорах, каков, например: Федон, Пир, Георгий, Федр и другие. Другой знаменитый философ Аристотель, ученик Платона, оставил множество сочинений, в которых обнял почти весь мир человеческого ведения. Из римских учёных замечателен Цицерон, которого философические сочинения – плод изучения греческих философов, отличаются изящным изложением. Из новых писателей, образцами изящного изложения учёных сочинений могут служить: у Французов: История Французской литературы в XVIII веке, Вильмена; его же «История Французской литературы в средние века». У немцев: История всеобщей литераторы Фр. Шлегеля; «Чтение о драматической поэзии» Авг. Шлегеля; у нас замечательны, по своему изложению, многие академические речи профессоров, как например: Давыдова о содействии Московского университета образованию русской словесности; Никитенко о критике Шевырёва о Жуковском; и другие.

Ораторское красноречие – Разделение его по назначению на светское и духовное

Ораторское красноречие есть искусство действовать даром слова на ум и волю слушателей Сочинение, произносимое перед слушателями, для убеждения их ума и преклонения воли, называется ораторской речью.

Красноречие тесно связано с действительною жизнью. Разнообразные явления и случаи жизни, на поприще которой призван действовать оратор, служат поводом и материалом его слова. Произнося свою речь перед слушателями, оратор имеет целью убедить их в истине своей основной мысли и побудить их волю к осуществлению её в самой жизни, на самом деле. Истинное назначение красноречия содействовать раскрытию идеи блага и её осуществлению в жизни. Отсюда вытекает требование, чтобы оратор почерпал свои основные мысли из этой идеи. Благо государства, благо ближних, а не личные своекорыстные цели должны быть источником его одушевления, Идеи благородственны идеям истины и красоты; отсюда понятно, почему от истинного оратора требуется не только вожделенный дар слова, но и разностороннее образование. Он должен соединять в себе, с глубоким знанием действительной жизни и разнообразными сведениями в науках, благородное стремление к добру и истине, способность одушествляться всем, что само по себе благо и прекрасно.

Составные части ораторской речи суть: приступ, предложение, разделение, повествование, доводы, часть патетическая, заключение. Впрочем, не всякая ораторская речь содержит в себе все эти части и не всегда, также, они следуют в таком порядке друг за другом.

1) Приступ. В приступе оратор или объясняет, почему он начинает говорить об известном предмете, или имеет целью привлечь внимание слушателей и расположить их к убеждению. Древние различали два рода приступа: естественный и искусственный. В приступе естественном, к которому относится также и внезапный, оратор прямо, без всяких околичностей, начинает говорить о предмете и объясняет дело. В приступе искусственном, он, как бы не надеясь на успех своей речи, мало по малу, склоняет слушателей на свою сторону и приготовляет к убеждению (Приступ Цицерона против Румса). Есть ещё приступ исторический; он состоит из описания или повествования, имеющего какое-либо отношение к предмету речи. Таков приступ в похвальном слове Ломоносова к императрице Елизавете; или в проповеди Иннокентия, произнесённой в страстную пятницу.

Изящество приступа зависит от следующих условий: a) приступ должен находиться в тесном отношении к целой речи, из которой он, по выражению Цицерона, должен развиваться как цвет из растения; b) приступ должен быть соразмерен с объёмом речи: не уместен был бы длинный приступ к речи короткой; c) приступ требует точности и обработки слога: недостатки выражения бывают более заметны в начале речи, потому, что тогда внимание слушателей ещё не занято самым предметом и доказательствами речи.

2) Предложение. За приступом следует предложение. Оратор кратко, но ясно излагает свою мысль, в которой намерен убедить слушателей.

3) Разделение. Изложив предмет своей речи, оратор разделяет его на части кратко объясняет весь порядок речи. Разделение объясняется в речах небольшого объёма, в которых слушатели лично могут обнять в уме последовательность всех частей. Но в речах многосложных разделение сообщает ясность и понятность. Оно сильнее напечатлевает в памяти весь состав речи и облегчает внимание: по окончанию каждой части, слушатель как бы отдыхает, соображает слышанное и ясно видит связь предыдущего с последующим.

Примеры разделения: Ломоносов, в своём похвальном слове Петру Великому, делит предмет своей речи на три части: 1) дела, совершённые Петром для блага России; 2) препятствия, преодолённые им в их совершении и, наконец: 3) добродетели Петра. Карамзин, в своём похвальном слове Екатерине II, делает следующее деление: «Сограждане! Екатерина бессмертна своими победами, мудрыми законами и благодетельными учреждениями»; взор наш следует за нею на сих трёх путях славы.

4) Повествование. От изящного повествования зависит ясность и краткость, чтобы слушатель легко мог удержать все обстоятельства дела. Для ясности необходимо показать постепенное развитие события, сообразно с характером действующих лиц и верно обозначить место и время действия. Краткость требует, чтобы оратор опускал излишние подробности и не откланялся к обстоятельствам отдалённым и не касался предметов второстепенных. В искусности повествования, все обстоятельства дела должны быть представлены так, чтобы они подтверждали мнение оратора и служили к убеждению слушателей.

5) Доказательство. Доказать истину, значит показать связь с другими несомненными истинами; чтобы слышать убедительные доводы, оратор должен углубиться в свой предмет и рассмотреть его со всех сторон. Касательно расположения доводов, нужно заметить следующее: 1) Доводы должны в своём последовательном порядке возрастать и усиливаться. 2) Доводы, более убедительные и сильные, могут означаться в виде отдельных рассуждений; напротив, если доказательства, отдельно взятые, не довольно сильны, то их лучше ставить в совокупности, так, чтобы они взаимно поддерживали и подкрепляли друг друга; 3) Вместо прямых доказательств можно употребить косвенные или опровержения, если противоположное мнение слишком сильно вкоренено в умах слушателей.

6) Часть патетическая. Она имеет целью, по изложению предмета речи и договоров, тронуть сердца и пробудить чувство в слушателях. Общие правила патетической части суть следующие: 1) она должна быть уместна и сообразна с предметом речи; 2) она должна быть выражением истинных чувств согласно оратора; только тот может пробудить чувство в другом, кто сам им глубоко проникнут; 3) она должна быть чужда всех излишних распространений и риторических украшений; 4) она должна быть кратка, потому, что сильное движение чувства не бывает продолжительно.

7) Заключение. Наконец, в заключение, оратор выводит следствия для доказанной истины или вкратце повторяет основные мысли, сущность доказанного или возбуждает сочувствие к истине, которую старался раскрыть. Духовные ораторы часто оканчивают свои речи молитвою.

Относительные свойства ораторского слога – изобразительность; в ораторском слоге могут иметь место все лучшие украшения речи, лишь бы только они были выражением истинных движений души оратора. Касательно построения предложений, должно заметить, что новые ораторы, следуя примеру древних, употребляют речь периодическую и обращают особенное внимание на полноту, округлённость и благозвучие периодов.

Светское государственное красноречие у древних народов – Разделение на виды – Образцы у греков и римлян

У древних народов, особенно в Афинах и Риме, ораторское искусство находилось на высокой степени совершенства. Развитию государственного красноречия способствовал сам образ правления: общественные дела обсуживались и решались у них в народных собраниях, оратору открывалось обширное поприще действовать на народ своим словом и управлять его мнением.

Теория древних касательно изобретения, состояла в исчислении, так называемых, общих мест loca topica loci communes. Эти общие места, известные у нас под именем источников изобретения, были ничто иное, как общие понятия, которые относились или ко всем предметам вообще, или только к предметам одного рода. При помощи их, оратор мог вызывать из памяти между представлений и мыслей о предмете, о котором ему надлежало говорить, и, таким образом, изобретать содержание речи. К общим местам, относящимся ко всем предметам, принадлежали: 1) род и вид; 2) целое и части; 3) свойства предмета внешние и внутренние; 4) имя; 5) действия и страдания; 6) место; 7) время; 8) причина; 9) предыдущее и последующее; 10) пособие; 11) противное и проч. Для каждого рода речей исчислялись особенные общие места или топики: так, например, для похвальных слов: рождение, родители, родина, воспитание, телесные и душевные свойства, должности и прочее. Очевидно, что при помощи общих мест, оратор мог говорить, без особенного затруднения, почти обо всех предметах, с самыми поверхностными о них сведениями. Но истинное красноречие почерпали не из общих мест; говорить о предмете сильно и красноречиво может только тот, кто с даром слова соединил основательное знание своего предмета и глубокое убеждение в истине своих слов. Сами древние уже сомневались в пользе общих мест для истинного оратора. Цицерон, в своём сочинении об изобретении, не признаёт их важности и необходимости, хотя и советует молодым ораторам не пренебрегать ими. В наше время о топиках потеряно всякое значение. Теперь о сочинении, в котором не находят дельного основательного изложения предмета, обыкновенно говорят: «оно написано общими местами».

Ораторская речь у древних состояла из тех же частей, о которых говорено было выше. Что касается до выражения, то древние ораторы любили речь периодическую и обращали особенное внимание на полноту, округлённость и благозвучное падение периодов. Они соблюдали в своей речи особый свободный размер, отличный от поэтического и называвшийся numerus oratorius.

В теорию ораторской речи у древних входили две главы: заучивание и произношение речей. Искусство произношения высоко ценилось у древних и составляло для оратора предмет особенного изучения; оно заключалось у них в умении не только владеть голосом, но и сопровождать слова приличными телодвижениями. По словам Цицерона, голос и телодвижения составляют, сами по себе, как бы особое красноречие, и оба должны служить к полнейшему выражению мыслей оратора и к сильнейшему действию на слушателей.

Древние делили красноречие на три главные рода: 1) совещательное, 2) судебное и 3) доказательное. Красноречие совещательное имело своим предметом дела государственные, как например: объявление войны, заключение мира, утверждение или отменение известных законов. Цель оратора раскрыть своё мнение, относящееся к общественному благу, и склонить слушателей в пользу этого мнения. – Предметом судебного красноречия было оправдание лиц невинно обвинённых или обвинение лиц, поступивших против законов гражданских или уголовных.

Доказательное красноречие (похвальные слова или панегирика; речи порицательные) имело своим предметом похвалу лицам за их заслуги отечеству или порицание за недостойные поступки.

Образцы Греков и Римлян. В Греции, особенно в Афинах, красноречие развилось под влиянием демагогии во время Пелопоннесской войны. Из ораторов этой эпохи, особенно замечателен Перикл, правивший Афинами тридцать лет силою своего красноречия, и педагог Клеон. Из последующих ораторов более всех нравились Эсхин и, особенно, Демосфен, в лице которого совещательное красноречие достигло высшей степени совершенства (его филиппики). В Риме государственное красноречие процветало во времена республики. Из римских ораторов особенно знамениты Кай и Тиберий Гракх, Катон, Красс, Марк, Антоний, Гораций и Цицерон; последний оставил также много образцовых судебных речей, например за Архия-поэта и Мурена против Катилины и Верреса.

Примечание. Из трёх родов красноречия, которые находились у древних, в нашем отечестве нет ни совещательного, ни судебного, а есть только повествовательное. Сюда относятся речи похвальные и приветственные. Из похвальных слов у нас заслуживают внимания: Ломоносова – Петру Великому и Елезавете; Карамзина – Екатерине II; Князя Шихматова–Ширинского Александру Благословенному и императрице Марии; Никитенки Петру Великому;

из речей приветственных: речи, произнесённые в различных случаях Императору Николаю Митрополитом Филаретом.

Духовное красноречие – Образцы его в отцах церкви: Василии Великом, Григории Богослове, Иоанне Златоусте –Образцы отечественного духовного красноречия древнего и нового, а также и современного, в проповедях митрополита Филаретаи преосвященного Иннокентия

Духовное красноречие имеет своей целью пробуждать в слушателях живую веру в Бога, убеждать их ум в истинах христианского учения и направлять их волю к точному исполнению Евангельского закона, как выражению воли Божией.

Главный источник, откуда проповедник почерпает существенное содержание для своего слова есть Св. Писание. Область истин, входящих в состав церковного собеседования, можно разделить на три главных отдела: 1) Христианин верует, следовательно он должен знать основательно то, чему его учит Св. вера; отсюда потребность излагать народу учение о догматах веры; 2) Христианин верует для того, чтобы действовать сообразно с учением своей веры, следовательно он должен знать правила и закон христианской деятельности и соображать с ними свою жизнь, семейную и общественную; отсюда – учение о христианской нравственности. 3) Церковь принимает и сопровождает христианина своими обрядами от колыбели до могилы, поэтому он должен знать своё обрядовое богослужение; отсюда – учение о Богослужении. И так, в круг церковного собеседования входят: учение догматическое, нравственное и богослужебное. Так как проповедник действует в одном каком-либо гражданском обществе, в одном определённом кругу общества и в одно известное время, то отсюда вытекают следующие требования:

1) Проповедник должен знать характер своего народа и состояние той паствы, среди которой он призван действовать; ему необходимо приспособлять своё слово к своим слушателям, чтобы лучше действовать на их ум и волю; сам Спаситель, в проповедовании небесных истин, соображал с состоянием своих слушателей; 2) Проповедник должен обращать также внимание на дух и направление своего века; знаменитейшие духовные ораторы, как например: Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст и другие, строго наблюдали за направлением своего времени и усиленно боролись с господствующими в нём порочными наклонностями. Этими отношениями к характеру народа и времени, условливается народность и современность проповеди. Что касается состава и расположения проповеди, то в ней различают следующие главные части: 1) Приступ, который составляют три главные мысли: a) текст, b) объяснение и c) предложение. 2) Cредина, которая делится на две основные части: а) доказательную и b) увещательную; в первой оратор старается убедить ум слушателей ясными доводами, а во второй подействовать на их сердце и волю; 3) Заключение, в котором излагается общий вывод из предыдущего. Не редко духовные ораторы оканчивают своё слово молитвой. Слог проповеди должен быть прост, ясен и выразителен. Украшения должны только служить к яснейшему представлению Божественной истины. Так как внутренний характер церковной беседы возникает из Библии, то слог проповеди, как внешнее выражение этого характера, получает особый отпечаток, принимая в себя элементы языка библейского. Язык церковно-славянский, родственный нашему народному, входит в слог проповеди или в виде отдельных слов, или в виде целых выражений, проникнутый духовной важностью, как язык богослужебный, и сообщает особое достоинство проповеди.

Начало духовного красноречия относится к первым векам христианства, но, особенно в IX веке, оно достигло высокого совершенства. В это время жили три великие представители его: Василий Епископ Кесарийский, прозванный софистом, за своё красноречие христианским Платоном; Демосфеном (его «Шестоднев», в котором объясняются творения Божии с религиозной и нравственной точки зрения), Григорий Назилизинский, оставивший множество слов и духовных песнопений, и соединивший в своих проповедях силу убеждения с изяществом слога; Иоанн Златоуст, величайший из духовных ораторов по возвышенности мыслей и необыкновенному дару слова; его слова – в защиту Евстропия; его прощальное слово, произнесённое им при отречении от Константинопольской кафедры.

В новые времена духовное красноречие процветало во Франции. Эпоха Людовика XI особенно славилась знаменитыми проповедниками, такими были: Боссюэ, Бурдалу, Флетье, Массилион.

В нашем отечестве духовное красноречие развилось ранее светского. Уже в XII веке мы имели замечательного проповедника в лице Кирилла Туровского, которого наши предки называли золотословесным учителем. При Петре Великом особенно славились своим красноречием: Cв. Димитрий Ростовский, Стефан Яворский, Феофан Прокопович; при Елизавете – Гедеон Криновский; при Екатерине II – Георгий Конисский, Анастасий Братановский, Платон Левшин, Иоанн Левинда; при Александре I – Авдосий Подобедов, Михаил Десницкий, (103)Августин Виноградский. Между современными духовными ораторами первое место занимают: Филарет, Митрополит,Московский и Иннокентий Архиепископ Херсонский и Таврический. Глубокая сосредоточенность мысли, строгая последовательность в развитии темы, сила диалектики составляют необходимые принадлежности каждого слова Филарета. Как этот пастырь действует своим словом преимущественно, на разум, путём логического убеждения, так Иннокентий, действует, преимущественно, на сердце возбуждая чувство. Этот отличительный характер его красноречия особенно выразился в двух лучших его произведениях: Страстная и Святая седмицы.

Разбор проповеди Филарета: О гласе вопиющаго в пустыне.

Разбор проповеди Иннокентия в Великий Пяток.

Особенные формы риторических сочинений: письмо и разговор – Образцы этих форм у древних и новых писателей – Образцы отечественные

Диалогическая форма сочинения состоит в том, что писатель выводит несколько лиц и заставляет их разговаривать между собою об известном предмете. Лица, выводимые в разговоре, обыкновенно начинают свою беседу с какими-либо случайными обстоятельствами и, потом, переходят к главному предмету речи. Каждое лицо является представителем известного мнения, мысль одного лица вызывает опровержения и возражения со стороны других, и в этой борьбе мнений раскрывается истина, составляющая предмет разговора. Диалогическая форма часто употребляется для открытия каких-либо отвлечённых и практических истин; она даёт писателю возможность представить предмет с разных сторон и с различных точек зрения.

Изящный диалог должен отличаться простотою и естественностью в своём слове и ходе изложения, и приближаться к обыкновенной образованной беседе. Он получает живость и занимательность, если писатель вкладывает в уста своим лицам только то, что служит к яснейшему раскрытию истины; и если разговаривающие лица, защищая свои мнения, поддерживают внимание читателя силой и основательностью своих возражений. Кроме того от художественного диалога требуется, чтобы каждое лицо имело определённый характер, сообразно своему возрасту, званию и образованию, и чтобы характер каждого отражался не только в его мнении, в его взгляде на предмет, но и в самом образе выражения.

Диалогический способ развития истин был особенно употребляем в древности у философов и риторов. Знаменитый философ Греции Платон изложил своё учение в форме разговоров, которые и доселе остаются неподражаемыми образцами в этом роде.

В нашей литературе можно указать на следующие разговоры: Карамзина – О счастии, Батюшкова Вечер у Кантемира, Муравьёва Разговор в царстве мёртвых, Митрополита Филарета Разговор испытующим и уверенным.

Письмо есть передача чувств и мыслей одного лица другому, отсутствующему; а переписка есть письменный разговор между отсутствующими лицами. Содержание писем бывает столь разнообразно, сколь разнообразны бывают отношения и цели переписывающихся лиц. Не редко целые сочинения излагаются в форме писем, как например: путешествия, романы, исторические исследования, учёные рассуждения и даже науки.

Так как письмо служит заменой свидания и разговора, то оно подчиняется всем условиям образованной беседы: вежливость, приличие, благородная простота и естественность выражений соблюдаются в письме точно также, как и в разговоре.

Содержание письма вообще условливается содержанием и отношениями лиц. Если письмо содержит в себе простой рассказ, то оно подчиняется всем требованиям изящного повествования; если целью письма бывает просьба, убеждение, оправдание, то образ выражения и способ доказательства должен быть силён и убедителен; если предмет письма бывает простая учтивость, то оно должно отличаться утончённой вежливостью и благородством. В письмах учёного содержания должно удаляться, сколь это возможно, от сухости и однообразия.

Гораздо легче писать письма дружеские, в которых господствует доверие и откровенность, нежели письма, которые пишутся из одной только вежливости, как например, поздравительные, приветственные и другие. Главное достоинство дружеских писем есть лёгкость и простота; в них допускаются шутки, весёлость и остроумие. В письмах, которые пишутся из вежливости, мы бываем часто принуждены заменять недостаток содержания тонкостью и ловкостью оборотов. Оттого, в подобных письмах, трудно бывает избегнуть изысканности и натянутости. Касательно расположения писем, должно заметить, что хотя письмо требует предварительного размышления и порядка в изложении, однако в нём неуместны: ни слишком строгая последовательность, ни искусственное расположение. Письма ответные должны сообразоваться в порядке изложения с письмами предупредительными.

Есть известные формы или образы приветствий, употребляемые в начале и конце письма. Необходимо знать эти формы они утверждены обычаем, и несоблюдение их противно приличию и вежливости.

Письма, в которых автор имел в виду не отдельное лицо, а публику, называются литературными.

От древних писателей до нас дошли письма Цицерона и Плиния, замечательные и по содержанию, и по изложению. Из новых литератур, превосходные образцы писем представляет нам литература французская (например: письма Г-ж Севинье, Ментенон и другие.) Образцами литературных писем у нас служат: письма Фон–Визина из за границы к Графу Панину, письма Карамзина, в которых он описал своё путешествие по Европе; письма русского офицера Глинки о событиях Отечественной войны 1812 года, письма Муровьёва о богослужении. Есть, также, превосходные письма Гнедича (о статуе мира), Жуковского, Пушкина и другие.


Источник: Москва. В Типографии Л. Степановой при Императорских Московских театрах 1859 г. Печатать позволяется с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Цензурный комитет узаконенное число экземпляров. Москва. Ноябрь 19 дня, 1858 года. Цензор П. Капнист.

Комментарии для сайта Cackle