Стефан Григорьевич Рункевич

Александро-Невский монастырь под управлением епархиальных архиереев (1742–1797 годы)

Глава первая. Преосвященные архимандриты Александро-Невского Монастыря

Восшествие на престол Императрицы Елисаветы Петровны. Учреждение С.-Петербургской епархии. Преосвященный Никодим (Сребницкий), епископ С.-Петербургский и Шлиссельбургский. Архиепископ Феодосий (Янковский). Архиепископ Сильвестр (Кулябка), Архиепископ Вениамин (Пуцек-Григорович). Архиепископ Гавриил (Кременецкий). Архиепископ Гавриил (Петров)

Восшествие на престол Императрицы Елисаветы Петровны последовавшее 25-го ноября 1741 года2924, внесло заметное оживление в церковную жизнь России. Это оживление отразилось и в положении Александро-Невского Монастыря. Возобновилось строение, улучшилось материальное положение, достигла расцвета Александро-Невская Семинария. Изменилось и внешнее положение Монастыря: Монастырь стал под главенство архиереев новоучрежденной С.-Петербургской епархии.

С. Петербургская епархия учреждена в 1742-м году. В этом году Императрица и высшие правительственные установления, в их числе и Святейший Синод, – выезжали в Москву на коронацию, бывшую 25-го апреля2925, и после коронации довольно долго оставались в Москве. Только 30-го ноября 1742-го года Государыня повелела, чтобы высшие правительственные учреждения вернулись из Москвы в Петербургу причем Государыней назначен был и срок – 20-го декабря2926.

1-го сентября 1742-го года состоялся следующий высочайший указ: «Хотя в Регламент Духовном, в третьей части, в восьмом артикуле, положено Святейшему Синоду все дела, которые к суду патриаршу надлежали, управлять, между которыми делами обретаются монастыри и церкви, в разных местах Государства нашего обретающиеся, собственно патриаршей власти принадлежащие, которые ныне называются синодального ведомства; но понеже усмотрили Мы, что оные синодального ведомства монастыри и церкви без собственного архиереея в церковных делах довольного надзирания не имеют, – того для повелеваем. чтоб оные синодальной области церкви и монастыри управляемы были от собственного архиерея, к чему определяем ныне Иосифа (Волчанского), епископа Белорусского, которому писаться архиепископом Московским и Владимирским, и быть особливой Московской епархии. Тако ж поволеваем быть собственному ж в Санкт-Петербурге архиереею и к тому определяем, Никодима, епископа Черниговского, и писаться ему С.-Петербургским и Шлютельбургским, и притом быть архимандритом в Невском Монастыре и жить в оном, и быть особливой епархии Санкт-Петербургской»2927.

Преосвященный Никодим (Сребницкий) был родом Малороссиянин, начал образование в Киеве, в Коллегии, а закончил в Москве, в Заиконоспасской Академии. Сохранившиеся биoгpaфичecкие сведения застают его в звании судии духовных дел Белогородской епархии и архимандрита Белогородского Николаевского Монастыря2928. Преосвященный Белогородсюй Епифаний (Тихорский), при котором служил архимандрит Никодим, умирая в 1731-м году, указывал на него, как на желательного своего преемника. Но ему не суждено было стать спископом Белогородским, и он в 1731-м году был только переведен в Псковском Святогорский Монастырь. В 1732-м году, он, будучи в Петербурге на чреде, в 1734-м году, 25-го января, был опредлен судьей Петербургского Духовного Правления, в котором и первенствовал среди двух своих сослуживцев из Петербургского белого духовенства. В 1734-м же году, в тле, он получил в управление, вместо Святогорского, Костромской Ипатьевский Монастырь. 20-го июня 1736-го года он был назначен членом Святейшего Синода, «для управления делами Синодальной Канцелярии», и вместе с тем оставался и в Духовном Правлении почти целых 2 года, до 7-го июня 1738-го года, когда ему здесь назначен был преемник. В это время из Ипатьевского он был переведен, 18-го января 1736-го года, в Новоспасский Монастырь. 6-го декабря 1738-го года он был посвящен во епископа Черниговского. 29-го мая 1740-го года состоялся высочайший указ о переводе епископа Черниговского Никодима, «наименовав его митрополитом, в Тобольск». На пути в Тобольск преосвященный Никодим занемог в Москве каменной болезнью, был уволен на покой и проживал при Архангельском соборе, в прежнем звании епископа2929.

Указ Святейшего Синода в С.-Петербургскую Контору Святейшего Синода был послан 23-го сентября, а из Конторы в Петербургское Духовное Правление – в самый день получения синодального указа из Москвы – 8-го октября2930. Наместник получил указ из Святейшего Синода гораздо ранее, 16-го сентября, и уже 20-го Александро-Невская Канцелярия оповещала о нем своих вотчинных управителей. Старорусские комиссар и управители, получив известие о скором проезде преосвяшенного Никодима в Петербург, просили бывшего в Новгороде стряпчего предупредить их о времени проезда владыки, чтобы прибыть и представиться ему по пути, в Новгород. А затем узнали, что преосвященный 27-го октября уже проехал чрез Новгород. «ни мало не медля». Они просили Канцелярию разрешить им приехать, для принятия благословения у преосвященного Никодима, в Петербург. Канцелярия разрешила2931.

Из расходов на переезд преосвященного Никодима в Петербург «две доли» были разложены на церкви новой епархии2932, и только третья часть пала на Монастырь. Монастырь, таким образом, становился в отношении к своему архимандриту в положение иное, чем было до сего времени. Есть сообшение, что к приезду преосвященного Никодима в Петербург ему были приготовлены в Александро-Невском Монастыре apxиeрейские кельи2933. Но это невполне точно. Новый архюрейские кельи были выстроены в 1743-м году2934.

Владыка недолго правил Петербургскою епархией и Монастырем. Больной глазами, он, по-видимому, тяготился управлением столичной епархией и, когда открылась архиерейская кафедра в Малороссии, перепросился туда2935.

2-го февраля 1745-го года состоялось перемещение преосвященного Никодима на Переяславскую кафедру. Управление столичной епархией оставило свой след в приемах и требованиях преосвященного Никодима, и он на новой кафедре тотчас же занялся упорядочением местного церковного быта и восстановлением нарушенных имущественных прав епархии. По отзыву местного историка, он был архипастырь строгий, властный, решительный, порою резкий и несдержанный. Скончался 12-го июня 1751-го года, в 7-м часу вечера. Погребен «в кафедре Переяславской, под Монастырем, близ алтаря». Его отпевал митрополит Киевский Тимофей (Щербацкий)2936. Перед кончиной он роздал все свое имущество «без остатка, на поминовение», и сам донес об этом Святейшему Синоду2937.

8-го марта 1745-го года на Петербургскую кафедру назначен был наместник Троице-Сергиевой Лавры, архимандрит Феодосий (Янковский), с возведением его, «для почтения резиденции», во архиепископа. Вместе с кафедрой он получил и Александро-Невский Монастырь. Новый высокопреосвященный архимандрит Александро-Невского Монастыря был родом из Вильны. Родился в 1696-м году. 22-х лет принял в Виленском Свято-Духовом Монастыре монашество и был посвящен во иеродиакона. Через 2 года был отправлсн «старшим, то есть настоятелем» Виленского Свято-Духова Монастыря в Киев для далнейшего образования. В Киеве жил в Печерском Монастыре и ходил учиться на Подол в Братский Монастырь. С 1722-го года он был иеродиаконом Змиевского Монастыря, приписного к Киево-Печерской Лавре. Здесь в 1726-м году он был посвящен преосвященным Белгородским Епифанием (Тихорским), в епархии коего находился Змиевский Монастырь, во архидиакона. В завещании преосвященный Епифаний, скончавшийся в 1731-м году, указывал, как на жолательного своего преемника, после иеромонаха Никодима, на архидиакона Феодосия. Но, взамен избрания на архиерейскую кафедру, Феодосий получил из Петербурга предписание впредь именоваться не архидиаконом, а иepoдиaкoнoм. В 1733-м году он вызван был в Петербург для объясненишя по делу о завещании преосвященного Епифания. В 1736-м году быд назначен игуменом Ахтырского Свято-Троицкого Монастыря и здесь оставил по себе добрую память благоукрашением храмов. В 1742-м году переведен в Сергиевскую Свято-Троицкую Лавру. Здсь он обратил на себя внимание Императрицы и был назначен в Петербург. Хиротония его состоялась в придворной церкви, в присутствии Государыни, 10-го марта 1745-го года2938.

После пятилетнего святительствования в Петербурге архиепископ Феодосий скончался 22-го апреля 1750-го года, в 9-м часу утра. Погребен в Благовщенской церкви у правого клироса2939. Он имел от Государыни драгоценный наперсный крест, с ее вензелем, усыпанный алмазами и яхонтами. Крест пожалован Государыней Монастырю. Проданное его имущество принесло Монастырю около 160-и рублей2940. Преосвященный памятен заботами о благоукрашении храмов, о благочинии среди духовенства, об обучении детей духовенства.

Преемником, ему был архиепископ Сильвестр.

Архиепископ Спльвестр происходил из Малороссийского знатного рода. Отец его был бунчуковым товарищем. В ряду родных его рода были прославившийся верностью Престолу Кочубей и Малороссийский гетман Данииил Павлович Апостол. Архиепископ Сильвестр, в мире Симеон Петрович Кулябка, родился в Лубнах. Год рождения указывается различно, 1701-й и 1704-й. Образование получнл в единственном тогда в Малороссии высшем учебном заведении – Киевской Академии. По одним сведениям, еще в Академии, по другим – вслед за окончанием курса, в 1727-м году, в Киевском Межигорском Монастыре, Кулябка принял иночество, причем получил имя Сильвестра. Он начал свою службу в Академии – учителем с низших классов. В 1735-м году он был уже иеромонахом и префектом Академии. В 1740-м году посвящен во архимандрита Киево-Братского Монастыря с назначением ректором Академии и профессором Богословия. В 1745-м году явился в Петербург, по-видимому в качестве очередного архимандрита-проповедника, а по другим сведениям в качестве представителя митрополита Киевского Рафаила (Заборовского) при бракосочетании Наследника Престола Петра Феодоровича с великою княжной Екатериной Алексеевной. Весною 1745-го года архимандрит Сильвестр представлялся Императрице. Императрица уже была знакома с проповедническим талантом архимандрита Сильвестра, слышав его в бытность в 1742-м году в Киеве, когда он говорил слово 16-го мая, в неделю Самаряныни, за которое удостоился выражения высочайшего благоволения, и при посещении Государыней Киевской Академии. Он, от имени архиепископа Рафаила, говорил приветствие Императрице с восшествием на престол. Некоторое время спустя, он говорил проповедь в Александро-Невском Монастыре, за которую получил в подарок серебряные часы. 21-го августа участвовал, в совершении бракосочетания высоконовобрачных в церкви Рождества Богородицы, что «при першпективе», бывшей на месте, нынешнего Казанского собора, а на другой день был в числе приносивших Государыне и высоконовобрачным поздравления.

За это время архимандрит Сильвестр, по-видимому, завоевал общие симпатии в Петербургских сферах. Он был человек не только высокообразованный, но и умевший пользоваться своими познаниями. На философской и Богословской кафедрах в Академии ои оставил курсы – Философии и Богословия, получившие известность и вне Киевской Академии. Был церковный вития, прозванный aurous benedicendus magister – златословесный учитель и, по отзыву одного из ученых исследователей его проповеди, бывший «живым преподавателем живого слова с церковной кафедры», обладавшим «тонким психологическим анализом и наблюдательностью», привлекавшим слушателей «мягкостью и дружественною простотой тона». Умел найтись в обществе. Обыкновенно приводить рассказ об его остроумии и находчивости. «Раз Сильвестр вместе с другими членами Синода был во дворце. Императрица, показывая им свои портреты, жаловалась на то, что ни один художник не сумел достигнуть полного сходства». И архимандрит Сильвестр на это заметил: «понеже красота Вашего Величества по описуема».

В мае 1745-го года скончался первенствовавший член Святейшего Синода, Новгородский архиепископ Амвросий (Юшкевич). На его место был переведен 18-го августа архиепископом Псковский епископ Стефан (Калиновский), во Псков переведен Костромской епископ Симон (Тодорский), а на место преосвящонного Симона назначен архимандрит Сильвестр. Он был хиротонисан во епископа 10-го ноября 1745-го года в придворной церкви, в присутствии Императрицы.

В Костроме преосвященный Сильвестр завел Школу и занимался «толкованием Нового Завета», – по-видимому, в проповедях за Богослужением.

Именным указом, данным в Петергофе 2-го июля 1750-го года и заслушанным в Святейшем Синоде 4-го июля, преосвященный Сильвестр назначен был С.-Петербургским архиепископом и членом Святейшего Синода, причем ему дано было в Святейшем Синоде, «в знатнейшую славу царствующего града», второе место. 8-го июля новый владыка вступил уже в управление столичного епархией, начав службу в ней Богослужением в церкви Пресвятой Богородицы – нынешнем Казанском соборе2941.

В 1748-м году, в бытность Костромским епископом, он был избран кандидатом в Киево-Печерские архимандриты. Святейший Синод заметил тогда, что избрание на архимандрию архиерея учинено в противность правилам святых отец и чину Православно-Восточной Церкви2942.

В бытность Петербургским владыкой преосвященный Сильвестр не забывал проповеднической кафедры. В 1751-м году напечатаны были его проповеди, сказанный в, присутствии Государыни в придворной Сретенской церкви Зимнего Дворца, 25-го ноября 1750-года, в день восшествия Государыни на престол, и в день нового 1751-го года2943.

Преосвященный Сильвестр говорил слово за Богослужением в Петро-Павловском соборе в день рождения Государыни в 1753-м году, – Государыни за Богослужением не было2944.

Для современного читателя проповеди apxиeпиcкoпa Сильвестра представляются изложенными столь витйственно, что не всегда сразу улавливается смысл речи, – по крайней мере, в чтении; при искуссном произношении этот недочет мог быть сглажен. Красноречием отличаются и резолюции преосвященного Сильвестра, – видимо, это был от природы красноречивый оратор-писатель Красноречие его резолюции простое, душевное, сердечное, вообще весьма симпатичное. Нвкоторые из резолюции будут приведены на последующих страницах.

В 1754-м году, в марте, преосвященный Сильвестр, по поручению Святейшего Синода, выезжал на погребение преосвяшенного Псковского Симона (Тодорского) во Псков2945.

Года за 3 до кончины преосвященный Сильвестр разошелся со Святейшим Синодом во взгляде на беспрепятственность одного аристократичоского брака и от Святейшего Синода дважды был представляем всеподданнейшей доклад с опровержением мнения преосвященного Сильвестра, полагавшего возможным разрешение брака. Дело не было кончено до кончины владыки2946.

Еще в 1750-м году владыка разрешил браковенчание князя Дмитрия Михайловича Голицына с княжной Екатериной Кантемир, которой брат женат был на двоюродной сестре Голицына. В 1759-м году к преосвященному Сильвестру за разрешением брака обратились бывшие в подобном же свойстве Ладыженский и Шафирова. «А понеже, как и Ее Императорскому Величеству не безизвестно», – писал преосвященный, – «какие на меня от некоторых синодальных членов нарекания были и почти протестами, того ради, избегая подобных нареканий», не дал разрешения Ладыженскому, хотя лично не имел никакого сомнения в допустимости его брака, и направил его за разрешением в Святейший Синод, где дело и встретило горячие пререкания2947.

17-го апреля 1761-го года в 10-м часу дня преосвященный Сильвестр скончался. Отпетый всем Петербургским духовенством 20-го апреля, он был погребен в Благовещенской церкви. На третий день после погребения, во всех церквах Петербурга была отслужена о нем панихида и с этого дня все диаконы столицы, являясь поочередно в Монастырь, читали в облачении в течение 40-а дней по усопшему Псалтирь2948.

Целых 5 месяцев Монастырь, вместе с Петербургской епархией, оставался без главы, пока 16-го сентября 1761-го года не был назначен новый Петербургский архипастырь и Александро-Невский архимандрит – высокопреосвященный Вениамин2949.

Высокопреосвященный Вениамин (Пуцек-Григорович) был родом из города Лохвиц, ныне Полтавской губернии, сын казака. В мире именовался Василий Григорьевич. В своей фамилии он соединил фамилию матери – Пуцек – и фамилию отца – Григоровича. Oбpaзoвaниe получил в Киевской Академии. В 1734-м году Казанский епископ Лука (Конашевич) вызвал его для преподавания в Казанской Семинарии. Здесь, в Казани, постепенно возвышаясь в преподавательской службе, он с 1739-го года стал учителем Философии, а в 1740-м году принял монашество и был рукоположен в иеромонаха. В 1741-м году получил должность префекта Семинарии, в 1744-м году – ректора и возведен, во архимандрита Казанского Спасо-Преображенского Монастыря. До принятия еще монашества он вместе с учительством в Семинарии занимался также и обучением инородческих детей, готовя их к священству в инородческих приходах, а после принятия монашества явился деятельным помощником архимандриту Свияжского Монастыря Димитрию (Сеченову) по присоединению к православию иноверцев, которых в 1741-м и 1742-м годах крещено было свыше 17.000 душ. В 1746-м году он вызван был в Петербург на чреду священнослужения в Петро-Павловском соборе. Одна из его проповедей этого времени напечатана была в Москве в 1747-м году. В 1748-м году состоявшей уже с 1742-го года Ннжегородским епископом, бывший Свияжский архимандрит Димитрий был уволен по болезни на покой и на его место в Нижний-Новгород 14-го августа 1748-года был хиротонисан в Петро-Павловском соборе, в котором он проходил чреду священнослужение, архимандрит Вениамин». В 1753-м году он из Нижнего-Новгорода был переведен 2-го марта в Тверь и в том же году назначен членом Святейшего Синода, а ровно через 5 лет перемещен во Псков. На всех местах служения преосвященный Вениамин, по отзыву историка Петербургской епархии, заявлял себя архипастыром деятельным и милостивым. Когда скончался Петербургский архиепископ Сильвестр, преосвященный Вениамин был в Петербурге, заседая в Святейшем Синоде. Первенствующим членом Святейшего Синода был в это время давний знакомый преосвященного Вениамина, преосвященный Димитрий, вновь призванный из покоя к епархиальной службе и состоявшей теперь архиепископом Новгородским. Полагают, что не без его влияния преосвященный Вениамин и получил Петербургскую кафедру. Преосвященный Димитрий будто бы искал в нем «человека бесхитростного, который не станет пользоваться своим влиянием во вред преосвященному Димитрию, будет действовать с ним заодно». Но, нужно сказать, для приведенного предположения каких-либо фактических данных не приводится, а то обстоятельство, что Петербургская кафедра не была замещаема целых 5 месяцев – при видном служебном положении преосвященного Венеамина, – говорит как- будто о противном. Как-бы там ни было, в заседании 16-го сентября 1761-го года, Святейшим Синодом было заслушано предложение духовника Государыни, протоиерея Феодора Яковлевича Дубянского о том, что Императрица 14-го сентября повелела синодального члена, преосвященного Вениамина, епископа Псковского, перевесть на праздносостоящую С.-Петербургскую епархию во архиепископа и Троицкого Александро-Невского Монастыря во архимандрита, и присутствовать ему в Святйшем Синоде2950.

По словам Петербургского епархиального историка, скромный архиерей не мог удержаться долго во главе столичной епархи, на глазах у Императрицы, одним из великих качеств которой было именно уменье выбирать даровитых и самостоятельных деятелей. Кроме того, преосвященный Вениамин на конференции Святейшего Синода с Сенатом по поводу возвращения отнятых при Петр-в III-м церковных имений стал поддерживать мнение, не совпадавшее с предположениями Правительства относительно подушного обложения крестьян и содержания духовенства. Предположено было обложить крестьян по рублю и одну половину обложения относить в казну на содержание инвалидов, а другую половину архиереям, на Монастыри и прочие места, куда крестьяне будут возвращены. Преосвященный Вениамин поддерживал мнение, что платеж 50-и копеек в казну для крестьян будет тягостен, а другой половины оклада на содержание Монастырей и Семинарии недостаточно; следует вернуться к преждебывшему порядку, а именно: вносить в казну за всех крестьян 300 тысяч рублей, а на содержание архиереев и Монастырей взимать по усмотрению2951.

25-го июля 1762-го года был объявлен в Святейшем Синоде обер-прокурором, князем Адексеем Козловским высочайший указ «преосвященному Вениамину, архиепископу С-Петербургскому, по прошению его, быть в Казанской епархии, а для коронации Ее Императорского Величества ехать ныне в Москву». 29-го июля последовал дополнительный указ: «преосвященному Вениамину, архиепископу Казанскому, быть синодальным членом по-прежнему».

В Казани преосвященный Вениамин святительствовал почти 20 лет. Историю Казанской Семинарии годы святитсльствования архиепископа Вениамина в Казани называет «счастливым временем для Семинарии», а имя архиепископа Вениамина для нее «вечно памятным».

В Казани архиепископу Вениамину пришлось в 1773-м году пережить Пугачевский бунт. «Пугачев приблизился к Казани, пушочной пальбой в нескольких местах зажег город и двинул свои скопища на штурм. В эти критические для Казани минуты преосвяшенный Вениамин стоял на коленях в Благовещенском соборе, воссылая Богу молитвы о избавлении своей паствы и всей России и о ниспослании скорой помощи на нечестивых. Молитва архипастыря была услышана: Пугачев, получив известие, что на выручку Казани идет Михельсон двинулся к нему на встречу и был разбить». При расследовании бунта, преосвященного Вениамина оговорили в том, будто он чрез одного из своих келейников посылал Пугачеву деньги и предлагал покорность. «В это время преосвященный Вениамин жил в загородном доме, а в городском, поместилась секретная следственная Комиссия под председательством действительнаго камер-юнкора Потемкина. Сюда-то Комиссия и вытребовала преосвященного и более 3-х месяцев содержала под стражей. При нем постоянно находились члены Комиссии и ни с кем не допускали сношений. Писать архиерею также не позволяли. Все это до такой степени огорчило преосвященного, что его паразил паралич и он едва не лишился жизни. Только после трехмесячного заключения преосвященному удалось написать письмо на высочайшее имя. Чиновник архиерейской Канцелярии отправил его в Петербург, и чрез руки почитателей преосвященного оно доставлено было Императрице. Государыня потребовала к себе дело преосвященного и убедилась в том, что архиепископа напрасно оклеветали. 26-го января 1775-го года она пожаловала преосвященного Вениамина саном митрополита и при милостивом рескрипте послала ему белый клобук с бриллиантовым крестом».

17-го марта 1782-го года митрополит Вениамин, за старостью и немощами, по собственному прошению, уволен был на покой, прожил на покое в Седмиезерской Богородицкой Пустыни около года и скончался в 1783-м году»2952.

Тем же высочайшим указом 25-го июля 1762-го года, которым преосвященный Вениамин был переведен в Казань, поведено было «преосвященному Гавриилу, епископу Казанскому, быть в С.-Петербургской епархии и присутствовать в Святейшем Синоде членом и, для коронации Ее Императорского Величества прихать и его преосвященству в Москву»2953.

Новый Петербургский владыка был хорошо знаком Александро-Невскому Монастырю по прежней своей службе в Александро-Невской Семинарии, сначала в должности учителя, а потом и ректора. После назначения в 1748-м году архимандритом Новоспасского Монастыря и членом Святейшего Синода он в 1749-м году был посвящен во епископа Коломенского, а в 1755-м году переведен в Казань2954.

Святительское служение архиепископа Гавриила на Петербургской кафедре проходило в заботах об упорядочении церковной жизни и церковном просвящении. В 1769-м году последовало распоряжение архиепископа Гавриила, чтобы все духовного чина люди, обучавшиеся в школах, говорили проповеди2955. С его именем связано расширение дела распространения синодальных изданий. Будучи в Казани, владыка возбудил ходатайство об устройстве церковно-книжной лавки, после чего Святейшим Синодом постановлено было завести такие лавки, в Петербурге, Казани и Тобольске. До того времени лавка была только в Москве»2956.

Архиепископ Гавриил обыкновенно совершал торжественные Богослужения, за которыми присутствовала Императрица, встречал Императрицу на торжествах – при ее въездах в столицу, при посещении разных воспитательных и благотворительных заведений, 26-го ноября 1769-го года освящал знаки новоучрежденного ордена святого Георгия, иногда приобщал Императрицу, исповедавшуюся у своих духовников – прото. иереев Феодора Дубянского и Иоанна Панфилова, служил в придворной церкви, говорить речи»2957.

29-го мая 1764-го года Петербургский владыка, по докладу Комиссии о церковных имениях, вводившей епархии в границы губерний, получил новый титул С.-Петербургского и Ревельского2958.

Восходившая новая звезда в церковной иерархии заставила архиепископа Гавриила уступить ей место. 29-го сентября 1770-го года архиепископ Гавриил был назначен в Киев митрополитом, на освободившуюся кафедру после кончины митрополита Арсения (Могилянского), а в Петербург переведен Тверской епископ Гавриил (Петров) с возведением в архиепископа2959.

Владыка митрополит всю зиму пробыл в Петербурге, заседая в Святейшем Синоде и только 1-го мая 1771-го года ездил в Царское Село с прощальным представлением Императрице2960. Для Киева это был тревожный год чумы. В Киеве митрополит Гавриил оставил по себе благодарные воспоминания в Академии, которую он часто посещал на диспутах и в которой выстроил 2 корпуса, на содержание бедных воспитанников пожертвовал 73.000 рублей. Скончался владыка в 1783-м году, 9-го августа2961.

Митрополит Гавриил II-й принадлежал к духовной семье города Москвы2962. Родился 18-го мая 1730-го года. Его отец был сначала синодальным иподиаконом, а потом священником Космо-Дамиановской церкви в Москве, в Китай-городе. При крещении он получил имя Петр. При определении в училище получил фамилию Петров, по имени отца. Учение начал на 12-м году жизни в школах Славяно-Греко-Латинской Академии и пробыл здесь 12 лет. По окончании академического курса в 1753-м году некоторое время стоял в раздумьи на жизненном пути, оставаясь в доме отца без службы. От монашества он уклонялся «по уважению к иноческому сану», как бы страшась его высоты. Тем неменее не готовил себе и семейного очага. По воспоминаниям одного из иерархов, знавших преосвященного Гавриила, он предполагал «испросить себе просфорническое место, чтобы иметь кусок хлеба и быть всегда при церкви». В 1754-м году определился справщиком в Московскую Синодальную Типографию, в 1757-м году ему было предложено учительство в Академии, под условием принятия монашества, но он отказался, и на его место поступил Левшин, впоследствии Платон, митрополит Московский. В 1758-м году он перешел учителем вТроицкую Лаврскую Семинарию. Наконец, настойчивые уговоры архимандрита Лавры Гедеона (Криновского), бывшего в Петербурге в должности придворного проповедника и присутствующего в Святейшем Синоде, взяли верх и учитель Петр Петров 28-го июня 1758-го года, в Петербург, на Троицком лаврском подворье, на 29-м году жизни, был посвящен в монахи, с именем Гавриила. Через 2 дня рукоположен во иеродиакона, а на следующий затем день во иеромонаха.

С принятием монашества жизненный путь прояснился. Через неделю после рукоположения иеромонах Гавриил назначен был ректором лаврской Семинарии и наместником Лавры, через 3 года – ректором Московской Академии и архимандритом Заиконоспасского Монастыря и получил, «в рассуждении знатной степени и ректорства, право иметь скрижали на мантии посох с яблоками».

Учебная служба иеромонаха Гавриила сопровождалась научно-литературною деятельностью. Он составил курс лекций по Богословию, которое преподавал в Семинарии и Академии, исправлял по поручению Святейшего Синода. Последование в неделю православия, напечатал в Московских Ведомостях слово, сказанное, на день восшествия на престол Императора Петра III-го, и отдельным изданием на день коронации Екатерины II-й, издал перевод одной Латинской книги религиозно-назидательного содержания.

Призвание на архиерейскую кафедру пришло скоро и само собой. 6-го декабря 1763-го года молодой ректор, Академии был хиротонисан в Петербурге, в Петро-Павловском соборе, во епископа в Тверь. Вступив на архиерейскую кафедру, преосвященный Гавриил обратился к своей пастве с архипастырским посланием, в котором призывал всех «препровождать жизнь свою, якоже прилично православным христианам и честным гражданам», и просил возносить Богу молитвы о нем, чтобы вседействующая благодать Божия помогла ему «беспреткновенно и радостно проходить звание свое, к славе Божественной, к созиданию святой Церкви, к благоустроению общества и к удовольствию всех».

Императрица Екатерина II-я, зорко следившая за появлением талантливых деятелей на всех поприщах, не преминула и преосвященного Гавриила привлечь к государственно-общественной жизни. Рескриптом 22-го декабря 1765-го года он был вызван в Петербург2963. Здесь представлялся Императрице и услышал от нее милостивые слова: «не поскучайте; Я вас занять намерена делом с Паниным совокупно». Императрица могла знать преосвященного Гaвpиилa потому, что 2 года назад его предполагали назначить законоучителем к наследнику, и потому, что ставили, вместо него, законоучителем иеромонах Платон (Левшин) был его друг.

В то время назревали разные преобразования Екатерининского времени. Преосвященный Гавриил участвовал в Комиссии с графом Паниным, потом в феврале 1766-го года назначен в состав Комиссии об учреждении полезнейших училищ. Эта Комиссия касалась и преобразования духовных училиш. В то время была мысль присвоить Московской Духовной Академии именование Императорской и соединить ее с Университетом, в виде особого факультета. Затем преосвященный Гавриил участвовал в рассмотрении Наказа Императрицы Комиссии по составлению проекта нового Уложения. Во всех поручениях он встречал благосклонное внимание к своим работам. Он уже собрался отбыть в епархию и отправил в Тверь певчих и ризницу, но Императрица пожелала, чтобы он участвовал в крестном ходе 30-го августа. Императрица шла с крестным ходом из Казанского собора в Монастырь рядом с преосвященным Гавриилом, беседуя, и летом отозвалась о нем, что он «муж острой и резонабельный». В 1767-м году преосвященный Гавриил представил Императрице, при ее отъезде в Москву, где собиралась Комиссия по составлению нового Уложения, план преобразования духовно-учебных заведений, был назначен к выезду в Москву и здесь был вызван Императрицей, интересовавшейся просвещением, для личных объяснений. Преосвященный Гавриил вызвал у Императрицы к себе настолько глубокое уважение, что она посвятила ему свой перевод пьесы Мармонтеля Велизарий с таким обращением в посвящении: «Мы чистосердечно признаемся, что Велисарий обладал нашими сердцами, и мы уверены, что сочинение сие вашему преосвяшенству понравится, потому что вы мыслями, как и добродетелями, с Велисарием сходны».

Манифест о вызове депутатов в Москву для пересмотра законов издан был 14-го декабря 1766-го года2964. Депутатом от духовенства в ней был, по избранию, архиепископ Новгородский Димитрий (Сеченов). Следующее после него большинство голосов имел преосвященный Гавриил. В Москве он был отпущен, наконец, в Тверь. Но после кончины архиепископа Димитрия, происшедшей 30-го декабря 1767-го года, должен был занять его место в Комиссии и прибыл в Петербург, где теперь заседала Комиссия. Сама Императрица, бывшая в это время в Твери, при путешествии по России, сказала ему о вступлении его в члены Комиссии. В Петербурге преосвященный Гавриил 20-го марта 1768-го года избран был в Дирекционную Комиссию, наблюдавшую за всеми частными Комиссиями и вносившую их решения, после обсуждения, в общее собрание депутатов. 9-го апреля 1768-го года Императрица давала епископу Гавриилу торжественную аудиенцию по поводу его избрания в Комиссию. Он был введен в аудиенц-камеру 10-ю депутатами, которые для того нарочно съехались ко Двору, и произнес речь2965.

На преосвященного Гавриила в это время были возлагаемы разные почетные поручения и Святейшим Синодом: издание избранных поучений на воскресные и праздничные дни, исправление Триоди постной, Пролога, Кормчей.

В 1769-м году преосвященный Гавриил был назначен членом Святейшего Синода, в 1770-м году получил панагию, украшенную бриллиантами, взятыми из собственной орденской Андреевской звезды Императрицы.

Преосвященный Гавриил, видимо, сроднился с Петербургом и стал в нем как бы своим архиереем. Когда освободилась Киевская митрополия и для архиепископа Петербургского открылся почетный выход, на нее назначен был митрополитом Петербургский владыка, а на Петербургскую кафедру назначен был преосвященный Гавриил.

Вступив на Петербургскую кафедру в расцвете сил, в ореоле всеобщей популярности и высочайшего покровительства, архиепископ Гавриил имел возможность широко развернуть свои дарования и оставить заметный след в истории как епархии, так и Монастыря.

И самое поприще его святительского служения было значительно расширено: с 1-го января 1775-го года в его управление вверена и Новгородская епархия2966, после чего он титуловался архиепископом Новгородским и С.-Петербургским.

В области епархиального управления высокопреосвященный Гавриил улучшил организацию благочиннического надзора в епархии и дал инструкцию благочинным.

Заботился об устроении монашеского жития, вводил в своих Монастыряхь общежитие и выписывал в свои Монастыри иноков из Саровской, Софроньевской и других Пустынь. Восстановил падавший Валаамский Монастырь, вызвав в него Саровского старца Назария, и когда местные епископ и настоятель не хотли его отпустить и ссылались на то, что он малоучен, архиепископ Гавриил ответил, что ученых у него много. При содействии преосвященного Гавриила издан был в руководство монашеству перевод Добротолюбия.

Заботился о мисионерском деле, отыскивал миссионера в Америку, лично увещевал раскольников и сектантов.

Завел 5 духовных училищ в городах Новгородской епархии, дал им инструкции и инструкцию префекту Новгородской Семинарии. Перевел в новое помещение Петербургскую Семинарию. Петербургская Семинария при нем соединена была с Новгородской и обращена в Главную Семинарию.

Имел деятельную заботу об охране церковной старины. В 1775-м году он предписал собрать по епархии древние книги и рукописи до XVII-го века и хранить их в шкафах на хорах Софийского собора, а в 1781-м году сделал распоряжение о составлении описи собранным сокровищам. По его распоряжению открыты в 1780-м году фрески Староладожской Георгиевской церкви.

Был строгий блюститель уставов. Ратовал против нарушения постов в общежитиях светских учебных заведений, за прекращение обучения Французскому языку – во время революционных движений во Франции.

Оказывал вспомошествование беднейшим ученикам духовных школ, жертвовал капиталы в фонд на пособия бедным, на лечение больных, на поминовение родных, на совершение ранних заупокойных литургий в Новгородоком Софийском соборе, на вспомошествование студентам Московской Академии и служащим при Софийском соборе, Новгородской Конснстории и Архиерейском Доме.

Усердно трудился на литературном поприще. Некоторые его слова в высокоторжественные дни напечатаны по высочайшему повелению. В 1781-м году напечатаны его краткие поучения на каждый день года, собранные из творений святых отцов и расположенные в порядке Богословской системы. С 1783-го года был членом Российской Академии и некоторое время исполнял обязанности ее президента, работал над академическим Словарем, и специально работал над словами, начинающимися на буквы И и I. В 1786-м году он получпл академическую медаль. Ему принадлежит завершение работ по составлению и изданию Святейшим Синодом книги с объяснением церковных служб. Еще в 1746-м году Императрица Елисавета Петровна, заинтересовавшись объяснением крестного хода при освящении церквей, выразила высочайшую волю, чтобы Святейшим Синодом «о таковых и прочих тому подобных всех чиновных обрядах, службах и установлениях, чего ради оные узаконены и какая в них сила и подобие заключаются», были изданы книги, «с обяснешем», чтобы «удовольствовать в Православш находящихся, для надлежащего знания». Над составлением книги работало несколько духовных лиц, и наконец труд был завершен высокопреосвященным Гавриилом. Книга была издана в 1792-м году2967.

В 1784-м году изданы его толкования на соборные послания, кроме 1-го соборного послания апостола Петра. Написано толкование блаженств евангельских, оставшихся в рукописи. Составлено Последование о посещении болящих, напечатанное в книге молебных пений.

Все время, не теряя популярности, он шел впереди духовного чина, вел за собой все церковные торжества.

В день нового 1776-го года привтетствовал Императрицу речью в кавалерском зале дворца, после Богослужения в придворной церкви2968. Совершал в Казанском соборе, с двумя Греческими митрополитами, Богослужение 19-го мая 1730-го года, в высочайшем присутствии, при открытии С.-Петербургской губернии, и говорил пред молебном слово, а 29-го мая там же совершал с митрополитами Богослужение пред открытием губернских установлений, говорить слово, принимал присягу должностных лиц и после Богослужения совершал освящение новых присутственных мест: Губернского Правления, Палаты Уголовных Дел, Казенной Палаты и Совестного Суда2969. Открывал Приказ Общественного Призрения и при его открытии 30-го мая 1780-го года пожертвовал 2.000 рублей2970. Служил при открытии богадельни в Царском Селе и говорил слово, напечатанное в С.-Петербургских Ведомостях2971.

В 1774-м году архиепископу Гавриилу высочайше пожалована бархатная мантия. 22-го сентября 1783-го года он пступил титул митрополита Новгородского, С.-Петербургского и Олонецкого2972. В 1789-м году получил от Императрицы митру, ценностью в 60.000 рублей. Накануне освящения лаврского собора получил алмазную панагию с изумрудами.

Глава вторая. Братство

Число. Пострижение. Вызов из других Монастырей. Поступление по прошениям. «Взятие». Посвящение в высшие степени. Увольнение на обещание и в другие Монастыри. Назначения. Наместники: Иеромонахи – Досифей (Лебедевич), Софроний (Назаревский), Никон (Красовский), Иаков (Палашковский), Иоанникий (Броднетский), Сильвестр (Юницкий); Гурий – игумен; иеромонахи: Климент, Иларион (Максимович), Амвросий (Гиновский); архимандриты Афанасий (Вольховский), Иоасаф (Клоков); игумены Иона, Герасим (Князев), Мелхиседек, (Иосиф (Чапужников). Монастырские должности: духовник, уставщик, ризничий, казначей, эконом, подэконом; трапезный и подтрапезный; благочинный, благочинноризничий; полатный, житенный; ключник; материальный приемщик; келлиарх; конюший; крестовые; строители в Староладожском Монастыре, архимандрия и упразднение Монастыря; послушания в Старорусском Кречевском Монастыре и в Старорусском вотчинном правлении; проповедник; протодиакон; чередные архимандриты; библиотекарь. Определения Канцелярии, соборные опредления; соборные старцы; старшинство. Служба во флоте и заграницей. Законоучительство, Черты быта. Инок, Феодор (Ушаков)

В 1746-м году, в марте, в Монастыре было 29 иеромонахов, 15 иеродиаконов и 12 монахов. В виду требований в этом году во флот большого числа священослужителей, Святейшим Синодом разрешено было архиепископу Феодосию, в случае надобности, посвятить в иеромонахи доброжительных иеродиаконов и монахов2973.

В 1755-м году в Монастыре числится наместник, эконом, духовник, префект, благочинный, казначей, 20 иеромонахов, из них 9 во флоте, 13 иеродиаконов, 6 монахов, да в приписных Монастырях: Староладожском – 2 иеромонаха и 5 монахов и Кречевском 1 иеромонах и 1 монах и в Старо-русских вотчинах иеромонах – управитель, всего 55 человек2974. В 1756-м году – наместник, ректор, эконом, духовник, префект, благочинный, казначей, 14 иеромонахов, 13 иеродиаконов и 5 монахов в Монастыре, 2 иеромонаха во флоте и 10 монашествующих в приписных Монастырях и вотчинах2975. В 1757-м голу число монашествующих было увеличено новоприезжими и новопостриженными2976. В 1758-м году монашествующих числилось в Монастыре уже 60 и вне Монастыря 12, в том числе 1 во Франции и 2 во флоте2977. В 1759-м году – всего 69 человек2978.

В 1762-м году, на запрос о числе священномонашествующих в Монастыре для сведения «учрежденной Печальной Комиссии» по устройству погребения Императрицы Елисаветы Петровны, дан был ответ, что в Монастыре числится 1 префект, 2 учителя, 2 духовника, 1 благочинный и ризничий, 1 казначей, 22 иеромонаха, 21 иеродиакон, а всего 502979. В 1766-м году, с наместником, числится 29 иеромонахов, 14 иеродиаконов, 3 монаха и 3 церковника2980. В 1788-м году 26 иеромонахов и 1 священник, 13 иеродиаконов, 5 монахов, 4 послушника и 2 иподиакона2981.

Пополнение состава монашествующих, в первые годы производившееся главным образом путем вызова из других Монастырей, теперь уже происходило и при посредстве пострижения в самом Монастыре.

В 1743-м году «пострижен в мантию» с именем Варнавы иеродиакон Викентий Донской,  в мире Василий Артемьевич Сурмин, сын посадского человека города Стародуба, сам некоторое время имевший «при отце своем купечество». Он родился в 1704-м году, пострижен был в рясу в Свинском Монастыре в 1720-м году, во иеродиакона рукоположен в 1730-м году2982. В апреле 1743-го года пострижены; пребывавший в Монастыре в разных послушаниях с 1726-го года отставной солдат Гавриил Скуридин, с именем Геннадия2983, с именем Феодосия – состоявший в Монастыре с 1736-го года бывший служитель при Псковском архиерее Феодор Андреевич Пущинский, сын священника «села Мерекова города Жолквы», 28-и лет, с 1726-го по 1732-й год обучавшийся в Латинских школах при Киево-Братском училищном Монастыре, затем проживавший в Москве2984, в августе – с именем Никанора – бывший разборщик монастырской Типографии, сын поручика, родившийся в Москве в 1698-м году, Никита Лукьянов Милюков2985; в сентябре, с именем Климента, отставной солдат, сын крестьянина Славитинского погоста, Калина Ефимов Кириллов, 46-и лет2986.

В 1744-м голу «паки в мантию пострижен» лишенный монашества в 1736-м голу бывший монах Исавр Пинаев, получивший теперь новое имя – Исаакия2987. В том же году2988 «по прошению и по присланному из Святейшего Правтельствующего Синода указу», «паки восприял монашеский чин – иеродиаконство» бывший иеродиакон Арсений, в мире Александр Константинович Людвицкий, сын бургомистра города Мстиславля, родившийся в 1699-м году, прниявший пострижение в Бизюкове Крестовоздвиженском Монастыре 14-и лет, в 1714-м году посвященный во иеродиакона митрополитом Смоленским Дорофеем; спустя полгода по посвящении он был послан архимандритом в Москву, в Симонов Монастырь, к архимандриту Петру, и быль здесь «иеродиаконом и книгохранителем по 717-й год, а в том голу не по праву ему монашеский чин сняв с себя, сложил и отдал некоторому монаху и учинился сам мирским, и отдался в господские домы и служил у разных господ без известия о монашестве его по 724-й год, а в том 724-м году по прошению его в Святейшем Правительствующем Синоде, в котором о пострижении в монашество и о посвящении во иеродиакона объявил обстоятельно, дан ему увольнительный от монашества абшит; и по тому абшиту жил при Петергофском императорском доме и при Невском Монастыре в разных послушаниях по 744-й год»2989.

В 1744-м году пострижен, с именем Варлаама, Василий Афанасьевич Пермский, 25-и лет, сын священника Пермского пехотного полка, получивший образование в Александро-Невской Семинарии, и через 10 дней рукоположен во иеродиакона2990.

В 1745-м году принял пострижение, с именем Филарета, Феодор Антонович Черкасов, 48-и лет, сын подьячего Тамбовского Архиерейского Дома, знавший живописное искусство2991.

В 1745-м году пострижен, с именем Александра, священник Михайловской церкви слободы Михайловки, Сумского уезда, Иоанн Стефанович Синяговский, сын протопопа города Карпова, родившийся в 1688-м году, служивший сначала «в казачьей службе в Сумском полку»; в 1725-м году он был «взят от полку бывшим фельдмаршалом, князем Михаилом Михайловичом Голицыным» и был посвящен во диакона в Михайловку, а в 1726-м году – во священника2992.

В 1745-м году был помещен в Монастырь и в 1748-м году пострижен в монашество обратившейся вторично из раскола в православие Анфиноген Ефратов или Тигровский, получивший имя Анании2993.

В 1758-м году просил о пострижении расстриженный в 1736-м голу монах Дионисий, в мире Дмитрий Воронов. Он был крепостной монастырский крестьянин, с 1722-го года был в Невском Монастыре в наместнической келье служителем и в Семинарии сапожником и поваром, в 1730-м году отпросился для пострижения в Ладожский Монастырь и там был пострижен. У него была жива жена, с которою он жил лет 20 и прижил дочь, умершую в детстве. Жена выразила ему согласие на пострижение его в монашество и обещалась до его смерти замуж за другого не идти. В 1735-м году его вызвали в Невский и назначили житенным, а в 1736-м году, как постриженного без разрешения, расстригли: сняли монашеское платье и остригли на голове и бороде волосы. Тем не менее, он оставался в Монастыре2994.

В 1759-м году, 6-го января, в 10-м часу по полудни, когда архимандрит Александро-Невский с братией славил в зимнем дворце, Государыня, по его докладу, разрешила постричь послушника Петра Моисеева2995.

В 1762-м году пострижен иеромонах Дорофей (Бурляевский), овдовевшей полковой священник Московского пехотного полка, бывший при полку с 1754-го года2996.

22-го октября 1767-го года Государыня повелела чрез митрополита Новгородского Димитрия (Сеченова) «во всех Велико-российских Семинариях учителей бельцов, в учении достойных и к проповеданию способных, жития и состояния доброго, лет совершенных, то есть не менее 30-и, постригать, как в Духовном Регламенте положено, только бы принуждения к монашеству никакого отнюдь ни от кого не было»2997.

В 1769-м году просил о пострижении законоучитель Гимназии при Академии Наук, священник Иосиф Зеленский, и пострижение ему было разрешено Святейшим Синодом2998.

В 1775-м году разрешено постричь в Монастыре вдового свяшенника Успенской церкви на Сенной Василия Иоаннова2999.

В этом голу имел место среди братии Монастыря случай необычного пострижения. В Монастыре пребывал на искусе, в ожидании пострижения, священник из капитанов Григорий Семенов. Жена его была жива, но он вошел с нею в соглaшeниe относительно пострига. Он, был вместе с другими отправлен во флот и, будучи вне пределов России, принял пострижение от бывшего Константинопольского патриарха Серафима с именем Гавриила. Вернувшись в Монастырь, он желал одевать мантию, но это ему не было разрешено, так как он был пострижен патриархом только в рясофор3000.

Пострижены были в Монастырь: в 1782-м году, с именем Николая, отставной лейтенант морской артиллерии Никита Вралов3001, в 1783-м году, с именем Спиридона, мещанин Алексей Сачков3002, в 1784-м голу, с именем Михаила, послушник Киево-Печерской Лавры Максим Петрович Жук, с именем Адриана, Вышневолоцкий мещанин Алексей Васильевич Дуеравицкий3003 и, с именем Сергия, вдовый протопоп Сергиевской церкви в артиллерийских слободах Василий Савин3004, в 1785-м году, с именем Кирилла, купец Кодрат Осипович Деев3005, в 1790-м году, с именем Мелетия, протопоп Вяземский Макарий Петров3006.

В 1796-м году пострижен, с именем Лаврентия, коллежский ассесор Лукьян Никитич Никитин, служивший при Киево-Печерской Лавре экономом, и в 1797-м году отпущен в Киев3007.

Пострижение в Монастыре не могло одно пополнить всего необходимого состава монашествующих, и приходилось обращаться к прежнему способу массового вызова в Монастырь монашествующих. По ходатайству преосвященного Никодима, вслдствие недостатка в Монастыре монашествующих, Святейший Синод в 1744-м году постановил вызвать в Монастырь из Киевской, Черниговской и Белоградской епархий 14 монашествующих по особому реестру, а именно: Киевской епархии иеромонахов: Михайловских – Варсонофия и Вениамина, Выдубицкого – Антония (Величковского), Прилуцкого Корнилия, Глуховского Петро-Павловского Иакова (Палашковского) и иеродиакона Иерофея; Черниговской: из кафедры иеромонахов Иова (Малиевского) и Лаврентия (Богдановского), из Мокошинского Монастыря Варнаву (Коргонского), иеродиакона Евфимия (Стернавского или Терновского) и монаха Пармена (Лобацкого), из Новгородского Спасского – монаха Геннадия (Анисимова); Белоградской – Сумского иеродиакона Лаврентия, Святогорского иеродиакона Александра3008.

Ходатайствуя о вызове, преосвященный Никодим писал: «ныне в Монастыре имеется иеромонахов, иеродиаконов и монахов противу прежнего малое число, но и из тех посылаются во флот и обывают при Кронштадте и других гаванях года по 3 и больше, а другие в приписных ко Александро-Невскому Монастырю для священнослужения и других тех Монастырей служб живут, а иные весьма дряхлы и немощны. И затем в Александро-Невском Монастыре в свящоннослужении, а паче всего в пении на клиросах состоит немалая нужда. Преосвященный Никодим представлял при своем ходатайстве и реестр монашествующих, которых желательно было бы вызвать, который и был принят Святейшим Синодом.

Выдубицкий иеромонах Антонии (Величковский), за болезнью, не был выслан иеродиаконы Белоградской епархии Сумского Успенского Монастыря Лаврентий и Александр, оказавшшся ко времени вызова не в Святогорском, а в Курском Знаменском Монастыре, были почему-то высланы Белоградским митрополитом Антонием не в Александро-Невский, а в Троицкий Сергиев Монастырь. Иеромонах Киево-Михайловский Вениамин, «будучи к высылке определен, по снятии с него порученного ему послушания, взяв тайно монастырскую лошадь, коляску и конюха», бежал с монахом Иоасафом, а чрез неделю вслед за ним бежал и иеромонах Варсонофий с монахом Ефремом. Черниговской епархии иеромонах Иов (Малеевский), бывший уже строителем в Рувимо-Сосницком Спасском Монастыре, просил освободить его от высылки в Петербург, ссылаясь иа «крайнюю внутреннюю болезнь», а монах Геннадий (Анисимов), «хотя и сам охотился ехать» в Александро-Невский Монастырь, но, по собственному наблюдению епископа Черниговского Амвросия, «весьма спился и от пьянства обезобразился и пришел в несостояние, да еще при другой болезни имеется». Оба были Святейшим Синодом освобождены от вызова, а преосвященному в указе было прописано: «а для чего он в толькое пьянство допущен и достодолжного над ним от настоятеля смотрения не чинено, и нет ли подобной сему слабости и непорядков и в прочих епархий вашего преосвященства Монастырях, о том вашему преосвященству, по пастырскому долгу своему исследовав, рассмотрение и решение учинить, как святых отец правилами и Духовным Регламентом повелено3009.

В Монастырь прибыли, по-видимому, только 4 иеромонаха: Иаков (Палашковский), Варнава (Коргонский), Лаврентий (Богдановский) и Корнилий (Тончевский) и 2 (иеродиакона: Иерофей и Евефимий (Стерновский). По крайней мере, только они внесены в монастырскую книгу3010.

Иеромонах Варнава, в мире Василий, «Польской нации города Чернобеля села Коргода», родился в 1700-м году, сын местного священника Дамиана Карпова, был при отце дьячком, принял пострижение в Макошинском Монастыре в 1732-м году, во иеродиакона посвящен в 1735-м году, во иеромонаха в 1738-м году3011. Иеромонах Лаврентий – сын Нежинского казака, в мире Леонтий Васильевич Богдановский, родился в 1700-м году, принял пострижение в Минском Петро-Павловском Монастыре в 1721-м году, во иеродиакона посвящен в 1726-м году в Переяславле, а во иеромонаха в 1736-м году в Чернигове епископом Никодимом3012. Иеромонах Корнилий, Польской нации, сын губернатора города Торговиц Ивана Тимофеевича Тончевского, родился в 1698-м году, принял монашество в Луцком братском Монастыре в 1719-м году, в 1721-м году посвящен во иеродиакона, через год перешел во Владимирский Изменский Монастырь, здесь в 1726-м году рукоположен митрополитом Львом (Кишкой) во иеромонаха, через год вернулся в прежний Монастырь, года через 2 назначен наместником в Дорогобужский Монастырь, года чрез 4 переведен в Густинский Прилуцкий Монастырь, Киевской епархии3013. Иеродиакон Иерофей, сын Батуринского казака Ивана Прокопьева, в мире Игнатий, родился в 1707-м году, принял монашество в Глуховском Монастыре в 1731-м году и чрез 3 года быд рукоположен во иеродиакона3014.

В декабре 1745-го года, по ходатайству преосвященного Феодосия, в виду недостатка в иеромонахах и иеродиаконах, за рассылкой наличных в приписные Монастыри и во флот и за дряхлостью остающихся, вновь произведен вызов монашествующих из разных епархий. Вызвано 20 человек, а именно: из Киево-Печерской Лавры 4 и из Монастырей Киевской епархии 7, в том числе кафедрального Софийского Монастыря иеромонах Вениамин; Белоградской епархии 4, в том числе Архиерейского Дома иеродиакон Иоанникий, той же епархии Курского Знаменского Монастыря иеродиакон Никодим (Жураковский); Черниговской епархии 3, в том числе кафедральный иеромонах Иаков (Малевский), Рыхловский иеродиакон Амвросий (Каташинский), иеромонах Иов; Переяславской 2. При вызове было оговорено, чтобы высылали только таких, кои бы были «доброжительные и к послушаниям потребны, а монахи к произвождению во иеромонахи и иеродиаконы могли быть достойны». Записать в книгу Монастыря за этот год, однако, только 1 иеромонах Александр (Синяговский)3015.

В 1746-м году архиепископ Феодосий представлял Святейшему Синоду о нецелесообразности вызова в Александро-Невский Монастырь монашествующих на пятилетний срок. Временные насельники Монастыря «определенное им послушание несут нерадетельно». Преосвященный просил впредь высылать монашествующих в Монастырь, «не упоминая прежнего пятилетнего термина»3016.

В 1748-м или 1749-м году, согласно синодальному указу, Переяславским епископом Никодимом выслан был в Александро-Невский Монастырь иеромонах Переяславского Вознесенского Монастыря Владимир (Зеленский), бывший префектом в Переяславской Семинарии, но он доехал только до Москвы и здесь, по ходатайству Тобольского митрополита Сильвестра, получил назначение в его епархию3017.

В 1749-м году, по ходатайству преосвященного Феодосия, Святейший Синод предписал выслать в Монастырь «для необходимых в священнослужении, а паче в клиросских послушаниях» 10 монашествующих – иеродиаконов и монахов, «к произведению во священство и к клиросному и прочим послушаниям», по представленному преосвященным реестру из епархий Киевской, Белоградской, Черниговской и Переяславской3018.

В 1749-м году вызваны были из Киево-Межигорского Монастыря иеродиакон Иоанникий (Святковский) и монахи Зиновий (Романовский) и Александр (Павлов)3019, из Киево-Николаевского Монастыря иеродиакон Гавриил3020.

За скудостью монашествующих, архиепископ Сильвестр в 1752-м году просил Святейший Синод о вызове монашествующих из Киева. Ходатайство это было удовлетворено. Но из Киево-Межигорского Монастыря «не дослан» быд 1 иеромонах. Взамен этого, в 1756-м году был принят, по собственному его прошению, иеромонах Варлаам (Маевский), бывший в Киево-Межигорском Монастыре казначеем3021.

Преосвященный Вениамин, в виду недостатка монашествующих, вызвал из Псковской епархии иеромонаха Леонида, иеродиаконов Порфирия, Илиодора, Иону3022.

В 1761-м году, по ходатайству архиепископа Вениамина, переведен в Александро-Невский Монастырь иеромонах Пыскорского Монастыря Модест3023.

С течением времени форма вызова изменилась, и уже сам Петербургский владыка сносился е епархиальными архиереями, приглашая выслать к нему монашествующих. В 1766-м году, по такому приглашению, Тверской епископ Гавриил (Петров) выслал в Александро-Невский Монастырь к архиепископу Гавриилу (Кременецкому), при препроводительных письмах, из Ниловой Пустыни иеромонахов Товию и Гервасия, Житенного Монастыря иеромонаха Аристовула, Желтикова – иеродиакона Иннокентия, Колязина – иеромонаха Фаддея. Вологодский епископ Иосиф (Золотой), отпуская одного иеродиакона Ферапонтова Монастыря Амвросия, отправлявшегося «не столько по охоте, сколько по увещанию», писал, что хотя по ведомостям и числятся в епархии его излишние за штатом монашествующие, но все они престарелые и дряхлые и не могущие несть никаких послушаний; таковы же по большей части и в штате состоящие3024.

Но, однако, такая форма приглашения оказалась невполне действительною, и архиепископ Гавриил счел необходимым в 1768-м году обратиться в Святейший Синод с ходатайством о высылке в недостающее по штату число в Александро-Невский Монастырь, для крылосского послушания и флотовой службы, монашествующих по наряду: из Белоградской епархии двух иеромонахов и двух иеродиаконов, из Воронежской и Севской по одному иеромонаху и по 2 иеродиакона, а если иероднаконов нет, то хотя простых монахов, годных к производству со временем в иеродиаконы3025.

Вызываемые получали на путь из Киева по 30-и рублей3026, иногда и меньше, за счет Святейшего Синода3027.

В 1746-м году Святейший Синод предписал было Александро-Невскому Монастырю покрыть расходы по отправке в Монастырь вызванных из других Монастырей монашествующих. Но преосвященный Феодосий на это предписание докладывал Святейшему Синоду, что оплачивать эти расходы Александро-Невскому Монастырю из своих доходов «признается неприлично, затем что, по силе состоявшихся в прошлых годах указов» Петра Великого, «в Александро-Невский Монастырь, яко собственно строящийся коштом монаршим для вечной славы императорской и знатнейшей резиденции, из разных епархий и Монастырей до 1745-го году браны были монашествующие из честнейших иеромонахов и иеродиаконов для учреждения честного духовного жития и посылки в морской флот», «без выдачи из доходов Монастыря на путевое их содержание и на наем подвод денег», «хотя за Монастырем имелось вотчин довольное число и сумма состояла в большом состоянии». Теперь же, «за умалением знатного числа вотчин» и происшедшим по этой причине недостатком в монастырской казне денежной суммы, денег этих Монастырю «платить не возможно»3028.

В 1767-м году проезда монашествующих оплачиваем, был Монастырем и в расходных статьях значится запись «за подводы новоприезжим монашествующим»3029.

Приезжавшие в Петербург из провинции монашествующие, пробыв некоторое время в Петербурге и ознакомившись с Монастырем, стали сами перепрашиваться в него.

В 1756-м году просился в Монастырь иеродиакон Черниговского Троицкого Илиинского Монастыря Максим (Новаковский)3030. В 1758-м голу эконом Новоспасского Монастыря в Москве, иеромонах Евстафий3031.

В 1760-м году по прошениям приняты в Монастырь монах Черниговской епархии Лука (Озерский) и иеродиакон Межигорского Монастыря Досифей (Нестеренко). Последний, сын казака города Опошни, родился в 1735-м голу, пострижение принял в Нехворощанском Монастыре в 1752-м году, в 1754-м году перешел в Межигорский, и 1755-м году был рукоположен во иеродиакона. Монах Лука родился в 1724-м году, сын дьячка села Плотака, был в Чернигове архиерейским певчим, принял монашество в 1747-м году, был после этого регентом архиерейского хора, в 1758-м году, страшась наказания за неисправность, бежал, сняв монашеское одеяние, в Воронеж и здесь у губернатора Алексея Пушкина обучал людей его пению. Был впоследствии узнан и, опять убегая от наказания, прибыл в Петербург3032.

В 1762-м году просил о переводе в Александро-Невский Монастырь иеродиакон Валаамского Монастырь Димитрий, мотивируя свою просьбу тем, что его малолетний сын, обучавшийся в Семинарии, требовал досмотра3033.

В 1757-м голу взят в Монастырь из Киево-Златоверхо-Михайловского Монастыря иеромонах Илларион (Козакевич), постриженный в 1748-м году. Служил во флоте и в крылосском послушании. Скончался 1-го декабря 1772-го года3034.

В 1758-м году в Святейшем Синоде слушалось дело о самовольной отлучке из Московского Донского Монастыря иеродиакона Кирилла, подвергшегося, по его словам, преследованию со стороны эконома и вынужденного уйти из Монастыря. Архиепископ Силвестр, присутствовавший в Святейшем Синоде, выразил желание взять иеродиакона Кирилла в свой Монастырь, и это желание владыки Святейшим Синодом было удовлетворено3035.

В ноябре 1742-го года посвящены во иеродиаконы монахи Аммос, в мире Александр Евстафьевич Ваниковский, родом из города Заблудова, сын мещанина, принявший монашество 30-и лет, в 1730-м году3036, и Симеон, в мире Стефан Лазаревич Машковец, сын купецкого человека города Киева, родившийся в 1715-м году, учившийся Риторики в Киевской Коллегии, принявший монашество в Черниговском Макошинском Монастыре в 1741-м году3037. Во иеромонаха посвящен в этом году иеродиакон Киево-Печерский Герман3038.

В 1743-м году посвящены во иеромонахи иеродиаконы: Гимнасий, с переименованием в Германа; в мире Григорий, сын купецкого человека «Украинского города Ичны» Демьяна Михайлова, родился в 1699-м году, по смерти отца постригся в Киево-Печерском Монастыре в 1721-м году, во иеродиакона посвящен в 1725-м году3039. Авксентий, в мире Иван, сын сотника города Новых Сенжар Якова Ильина, родивишйся в 1698-м году, служил «при пане Кочубее», пострижен в 1722-м году в Полтавском Воздвиженском Монастыре, во иеродиакона посвящен в 1723-м году; ему присвоена была фамилия Санжаровский3040; Епифаний, в мире Евстафий Стефанович Пенковский, сын казацкого полкового писаря, родившийся «у города Белой Церкви» в 1701-м году, образование завершивший в Харькове, где был студентом Философии, вышел из школы в 1729-м году, 2 года прожил у родственников в Глинске и затем постригся в 1731-м году в Харьковском Преображенском Монастыре и был рукоположен во иеродиакона3041; во иеродиаконы: монахи – Арсений, в мире Андрей Григорьевич Кремаренков, из Малороссийского провинциального купечества, знавший мастерство шить шапки, принявший монашество в 1722-м году в приписном к Киево-Печерскому Дятловском Преображенском Монастыре и имевший в данное время около 36-и лет3042. Каллистрат, в мире Косма Петрович Кармазинский, из Киевского купечества, принявший монашество в 1741-м году, 25-и лет, в Киево-Печерском Монастыре3043.

В 1744-м году рукоположен в иеромонаха иеродиакон Герман (Логвиновский)3044.

В 1745-м году посвящен во иеромонаха иеродиакон Ипполит, в мире Иван Лукич Гулинский, сын посадского человека города Тернополя, родившийся в 1711-м году, постриженный в рясофор в Загаецком Монастыре в 1732-м году, в следуюшем году перешедший в Киево-Печерскую Лавру и там в 1738-м году посвященный в иеродиакона3045. В 1746-м году иеродиакон Варфоломей3046.

В 1758-м году, за недостатком иеромонахов, рукоположены во иеромонахи иеродиаконы: Епифаний (Элиашев), Мартин (Козарский) и Вассиан (Волошин)3047.

В 1743-м году, по прошению, уволен из Монастыря в Киево-Софийский Монастырь иеромонах Леонтий (Ливчинский)3048 и в Киево-Печерский, за болезнью, обессилевший после двух морских кампаний, бывший в Невском с 1741-го года иеромонах Иакинф (Даровский), «не в образец другим»3049.

В 1743-м году отпушен на обещание в Знаменский Монастырь иеродиакон Даниил, в мире Дмитрий Якимович Руляев, сын иноземца, органного мастера, родившийся в Москве в 1695-м году, постриженый в Успенском Монастыре на Белбоши в 1711-м году, рукоположеный во иеродиакона митрополитом Тихоном в Казани в 1721-м году3050.

В 1745-м году, по представлению архиепископа Феодосия, были уволены, за старостью и болезнями, иеромонахи Ианнуарий (Заблоцкий) в Киево-Выдубицкий Михаииловский Монастырь3051 и Лаврентий (Богдановский) в Черниговский кафедральный Монастырь, причем Святейший Синод от себя предписал ответ им, за долговременное пребывание в Александро-Невском Монастыре, «наилучшие кельи и пищей и прочим довольствовать их во всем от лругих с отменою, против двух братов»3052. В Киево-Печерсий Монастырь отпущен иеромонах Герман, бывший в Невском с 1735-го года3053. В Каташинский Николаевский Монастырь, Черниговской епархии, отпущен бывший также с 1735-го года, иеромонах Герасим (Лозовицкий), с оговоркой, сверх довольствия «против двух братов», об увольнении от всех послушаний, кроме очередного священнослужения3054.

В 1746-м году уволен в Москву, для определения в какой-либо Монастырь, за старостью и дряхлостью неспособный к священнослужению иеромонах Дамиан Новинский, бывший в Александро-Невском с 1727-го года. В Новинский Монастырь он не мог быть возвращен потому, что в этом Монастыре «Грузинские духовные персоны быть определены»3055.

В 1747-м году уволен в Киево-Софийский Монастырь на обещание иеромонах Каллистрат (Цупровский), бывший в Александро-Невском Монастыре с 1741-го года и последний год занимавший должность эконома3056.

В 1748-м году, по старости, уволены в свой Свинский Монастырь, приписной к Киево-Печерскому, иеромонах Иона, бывший в Невском с 1720-го года3057, и Свинский же иеромонах Мелхиседек, бывший с 1735-го года, в Московский Златоустов Монастырь3058.

За истечением 5-ти летнего срока, в 1747-м году просили об отпуске в свои Монастыри 5 иеромонахов, 1 иеродиакон и 3 монаха. Но преосвященный Феодосий не признал возможным дать им отпуск до прибытия на их место других, 10-и человек, из Малороссийских Монастырей. Святейшим Синодом было отпущено 6 человек, уже неспособных, по дряхлости или болезням к послушаниям3059.

В 1753-м году были уволены на обещание, по собственным просьбам, иеромонахи Переяславского Вознесенского Монастыря Варфоломей (Приставский), Глуховского Петро-Павловокого Гурий, Киево-Печерского – Герман (Лотвиновский)3060, а также Ипатий, иеродиакон Гавриил3061.

Был случай, что уволенный в 1753-м году после 12-и лет службы в Невском Монастыре в Переяславский кафедральный Монастырь иеромонах вернулся в Петербург и жаловался в Святейшем Синоде, что ему никакого награждения не учинено и он отправлен из кафедры в Переяславский Михайловский Монастырь, где ему не дано даже «подлежащей келлии». Это быль иеромонах Варфоломей. В Святейшем Синоде его спросили, какой он желает себе избрать для жительства Монастырь. Он выбрал Густииский Троицкий и был туда послан3062.

В 1754-м году уволены за старостью и болезнями в Киево-Печерскую Лавру, в больницу, иеромонах Аммос, бывший в Невском с 1741-го года3063, и в Густынский Троицкий Монастырь иеромонах Иоанникий (Мощанский), бывппй с 1742-го года3064. В том же году уволен постриженник Невского Монастыря 1745-го года, монах Филарет (Черкасов) в Козловский Троицкий Монастырь, Воронежской епархии, в косм и отоц его был пострижеии3065.

Уволены также в 1754-м году иеродиаконы Иулиан и Георгий и монахи Иаков и Кассиан3066.

В 1756-м году уволены иеромонахи: Корнилий (Томчевский), бывший с 1744-го года и 4 года прослуживший строителем в Староладожском Монастыре, в Густинский Прилуцкий Монастырь3067, Лука (Барановский), бывший с 1746-го года, в Глуховский Петро-Павловский Монастырь3068. В 1758-м году иеромонах Афанасий, бывший с 1741-го года, в Лубенский Мгарский Монастырь3069.

В 1759-м году отпущен обратно в Киево-Печерскую Лавру иеромонах Дионисий (Шмигельский), взятый в Невский Монастырь в 1746-м году и последнее время пребывавший в Ладожском Монастыре3070, уволен в Ладожский Гостиннопольский Монастырь иеромонах Иоиль Кемский3071, в 1762-м году в Псковскую епархию прибывший из нее в 1761-м году иеродиакон Иона3072.

В 1762-м году, по высочайшему повелению, переведен на житье в Александро-Свирский Монастырь монах Дионисий3073.

В 1763-м году к преосвященному Сильвестру (Страгородскому), в Переславскую епархию, отпущен иеромонах Стефан3074. В 1775-м году перешел в Донской Монастырь, по просьбе архимандрита, бывший в Москве иеродиакон Кесарий3075. В 1791-м году уволен в Новоспасский Монастырь иеродиакон Варфоломей3076.

Иногда перепрашивались в приписной Николаевский Ладожский Монастырь: в 1756-м году иеромонах Иоиль3077. В 1759-м году просился туда же, по болезни, иеродиакон Спиридон, бывший при Семинарии, но был направлен в Кречевский Монастырь3078.

В 1758-м году отослан обратно в Черниговскую епархию иеродиакон Максим (Новаковский), за неприличное поведение и приглашение к себе на жительство брата-бельца3079.

По книге монашествующих Александро-Невского Монастыря имеются биографические сведения о следующих монашествующих, о судьбе которых по документам Архива сведений доселе нет: монах Пармен, сын крестьянина, в мире Петр Романов Лобацкий, родился в Глухове в 1706-м году, пострижен в Макошинском Монастыре в 1741-году; иеромонах Трифиллий, сын посадского города Кашина, в мире Тимофей Алекеевич Дубровский, родился в 1689-м году, пострижен в Симоновом Монастыре в 1713-м году и там же рукоположен во иеродиакона в 1722-м году, во иеромонаха рукоположен в Донском Монастыре в 1730-м году3080.

В 1743-м году Святейший Синод назначил проповедником в Московский Спасский училищный Монастырь обретавшегося в Александро-Невском Монастыре «ученого в школах» иеромонаха Феофила (Краснопольского)3081.

В 1744-м году назначен был Святейшим Синодом в архимандриты Козловского Троицкого Монастыря духовник, иеромонах Андроник, но, имея 70 лет от роду, он за старостью, отказался от этого назначения3082.

В 1751-м году произведен в игумена Костромского Геннадиева Монастыря казначей, иеромонах Варсонофий, поступивший в Александро-Невский Монастырь из Николаевского Монастыря Белоградской епархии3083.

В 1751-м году назначен духовником в синодальный дом в Москву иеромонах Гавриил3084.

В 1755-м году в Николаевскую Добрынскую Пустынь строителем назначен иеромонах Гавриил3085.

В 1758-м году, 25-го марта посвящен, во игумена в Рязанской епархии Лебедянский Троицкий Яблонов Монастырь бывший казначей, иеромниах Варлаам. Здесь он и скончался 18-го марта 1759-го гола3086.

В 1761-м году отпущен для назначения на настоятельскую должность в Коломенскую епархию эконом, иеромонах Илларион3087.

Учреждение С.-Петербургской епархии и назначение архимандритом Александро-Невского Монастыря С.-Петербургского епископа Никодима застало в Монастыре наместником иеромонаха Досифея (Лебодевича)3088. В 1745-м году он был произведен во игумена Золотоношского Монастыря и отбыл из Петербурга 25-го мая3089. Сведений о дальнейшей его жизни не найдено. Наместником Александро-Невского Монастыря после него назначен иеромонах Софроний.

Софроний в мире Стефан, «прозванием Назаровский, родился в Малороссии, в Черниговском полку в 1704-м году, отец его Назарий Федоров был посполитой человек», «учился в Киево-Подольских Школах и ходил до Риторики», «в 1730-м году пострижен в мантию Переяславской епархии в Золотовском Монастыре», «в 1732-м году» посвящен в Киеве «в оный Золотоновский Монастырь во иеродиакона и иеромонаха». «После посвящения во оном Златоновском Монастыре казначеем был 2 года, а потом взять по указу Переяславской епархии преосвященного епископа Арсения в Дом его Архиерейской, в котором был экономом 8 лет, по взятие в Александро-Невской Монастырь. В 1735-м году послан был по архиерейским делам в Петербург и в Петербурге «пробыл 2 года». Свою ставленную грамату он оставил при отъезде у своего «брата, который был тогда наместником» Золотоношского Монастыря и в его отсутствие умер, и, по возвращении, граматы не розыскал, в виду чего преосвященный Арсений выдал ему другую грамату. В Александро-Невский Монастырь иеромонах Софроний был вызван из Переяславского Архиерейского Дома в январе 1742-го года, был с 1743-го года казначеем, в январе 1745-го года от казначейской должности уволен и по определению архиепископа Феодосия, подписанному 1-го июня 1745-го года3090, назначен «до дальнейшего рассмотрения», наместником или «за наместника». В 1746-м году, 11-го марта, он был утвержден в должности наместника. В 1753-м году, по высочайше утвержденному 23-го февраля докладу Святейшего Синода, назначен на Иркутскую архиерейскую кафедру и 18-го апреля хиротонисан в Московском Успенском соборе во епископа Иркутского и Нерчинского. За все время своей службы наместником он не получал особого жалованья и при оставлении должности просил дать ему какую-либо награду, так как, кроме трудов по управлению Монастырем, он должен был нести расходы «на принятие, по должности своей, приезжающих разных духовных и светских гостей», добавляя при этом, что «ежели оных приезжающих гостей не потчивать и от них укрываться, то произошло бы на Монастырь немалое нарекание» и ему «в случае выговор». Назначено было 100 рублей. Скончался он 30-го марта 1771-го года. В литературе он более известен с фамилией Кристалевский. Погребен в Иркутском соборе. Тело святителя осталось нетленным, а равно и облачение. Его свидетельствовали в 1874-м году, затем обвязали гроб шнуром и запечатали архиерейской печатью. Вера в святость святителя велика и, по молитвам у его гроба, совершаются чудосные знамения3091.

Отправляясь на хиротонию в Москву, наместник, иеромонах Софроний обратился в марте 1753-го года с докладом к архиепископу Сильвестру: «понеже я ныне по именному Ее Императорского Величества указу отправляюсь в Москву, а остаются в келье моей образа, картины и наместнические дела, которые должно мне сдать новоопределенному на мое место, а кто будет, о том я не известен, того ради ваше преосвященство кого изволите на мое место определить и указать, кому дела и кельи сдать?» 18-го марта архиепископ Сильвестр положил резолюцию: «келью и наместнические дела, тако ж и наместническое правление поручаем, яко довольно знающему и труждающемуся в экономии, пречестному отцу эконому Никону (Красовскому), которому наместничеством править и экономией же, поколь облегчение усмотрим ему ж в послушаниях, носимых от него». А 19-го марта архиепископ Сильвестр тут же приписал: «экономом пречестного отца иеромонаха Авксентия, благочинного, благословляем, довольное и честное и послушное житие всегда имевшего в обители святой Александро-Невской». 21-го марта иеромонах Никон в «соборной Благовещенской церкви» принял должностную присягу3092.

Новый наместник быль ранее иеродиаконом и иеромонахом Иркутского Архиерейского Дома, был членом Пекинской миссии, в 1757-го году назначен архимандритом Владимирского Царе-Константинова Монастыря и администратором во Владимирской епархии при Грузинском архиепископе Антоние; в 1759-м году произведен во архимандрита Устюжского Архангельского Монастыря, но уволен в Симонов Монастырь на покой, а в 1760-м году назначен первоприсутствующим в Синодальной Экономической Канцелярии. В 1763-м году произведен во архимандрита Боровского Пафнутиева Монастыря. Скончался в 1766-м году3093.

После назначения наместника, иеромонаха Никона во Владимирскую епархию, соборная братия Монастыря, согласно распоряжению архиепископа Сильвестра, представила 3-х кандидатов в наместники. Резолюцией 22-го декабря 1757-го года архиепископ Сильвестр утвердил первого кандидата: «пречестнейший отец духовник Иаков (Палашковский), на сие послушание достойно избранный, утверждается наместником, которому надлежащим порядком и, кому надлежит, о том объявить». В тот же день иеромонах Иаков принял в Благовещенской церкви присягу и вступил в отправление должности3094.

Новый намстник был уроженец Черниговской епархии, сын священника села Положки, в мире именовался Иваи Семенович Палашковский, родился в 1697-м году, был с 12-го февраля 1721-го года священником в Глуховском Успенском девичьем Монастыре, принял пострижение 9-го августа 1740-го года в Глуховском Петро-Павловском Монастыре, в Александро-Невском Монастыре был с 1744-го года и в последнее время проходил должность духовника3095. По указу Святкйшего Синода, 28-го ноября 1759-го года иеромонах Иаков, «по прошению его, за старостью и за крайнею здоровья слабостью», был уволен на пребывание в Киево-Печорскую Лавру3096.

После иеромонаха Иакова наместником назначен 1-го декабря 1759-го года представленный соборною братией первым кандидатом эконом, иеромонах Иоанникий. Резолюция на этот раз была краткая: «наместником благословляется»3097.

Иеромонах Иоанникий (Броднетский) был вызван в Александро-Невский Монастырь в 1746-м году и проходил здесь разные послушания, пока в 1759-м году, 1-го декабря, из экономов не был назначен наместником. Однако, наместником ему привелось быть недолго. В январе 1761-го года он просит уволить его, по болезням, от должности «и дать келью для пребывания». Архиепископ Сильвестр 10-го января 1761-го года положил резолющю: «довольно и искренно во всех послушаниях монастырских потрудившийся и ныне наместническую честь самоизвольно с себя слагающий всечестнейший отец Иоанникий от наместнической должности увольняется. А понеже словом Божиим повелено нам знати труждающихся у нас, то ему, взглядом трудов его и должного отдохновения, учреждаем следующее: 1) ему, отцу Иоанникию, кельи определить, где он изберет, довольные и угодные; 2) к послужению двоих человек; 3) порция противо двоих братов; 4) монаха одного или кого из иеродиаконов похощет, для чтения правила; 5) к служению разве сам изволит»3098. Однако, в 1762-м году видим его архимаидритом Псковского Спасо-Мирожского Монастыря, где он обозначен и в 1763-м году3099.

Бывший после иеромонаха Иоанникия наместником иеромонах Сильвестр (Юницкий, или, как он сам подписывался, Юнецкий) был родом из «Польской Украины», учился в Киевской Академии, был монахом в Киево-Печерской Лавре3100. В Александро-Невский Монастырь он был вызван в 1744-м году из Черниговского Макошинского Монастыря, был здесь 3 года ключником, 3 года состоял при келье архиепископа, назначен ризничим3101. По другим сведениям, в Александро-Невский Монастырь ои поступил в 1749-м году, в сане иеродиакона, в 1753-м году был трапезным и с 6-го февраля Библиотеки хранителем, 7-го ноября 1753-го года хиротонисан во иеромонаха3102. В июне 1754-го года, в виду «содержания им Библиотеки», был освобожден от трапезного послушания3103. В 1756-м году он был назначен на летнюю кампанию во флот и на время своего отсутствия передал Библиотеку трапезному, иеромонаху Порфирию3104. После этого был, ризничим, благочинным и экономом. Наместником назначен 10-го января 1761-го года3105.

После кончины архиепископа Сильвестра управление Монастырем было предоставлено Святейшим Синодом, по установленному порядку, впредь до назначения нового Петербургского архиерея, наместнику, иеромонаху Сильвестру «с первейшей братией», и им же поручено было произвести опись оставшемуся после почившего владыки имуществу и озаботиться его охраной3106.

4-го ноября 1761-го года Государыня повелела иеромонаха Сильвестра, «за долговременное его при Монастыре в разных послушаниях обывание», произвести во архимандрита в ставропигиальный Высокопетровский Монастырь в Москве, иеромонах Сильвестр был произведен в архимандрита 11-го ноября. Здесь он, по-видимому, и скончался в 1775-м году3107.

За назначением наместника, иеромонаха Сильвестра в Москву наместником Александро-Невского Монастыря назначен архиепископом Вениамином 13-го ноября 1761-го года эконом Псковского Архиерейского Дома, игумен Гурий отпущенный, по просьбе архиепископа Вениамина, из Пскова Псковским епископом Гедеоном (Криновским). Во исполнение резолюции архиепископа Вениамина о назначении игумена Гурия, в Канцелярии Александро-Невского Монастыря по прежним примерам было определено: «оное его преосвященства подписание ему, отцу игумену Гурию, объявить немедленно, – коему, будучи в Александро-Невском Монастыре, должность наместническую отправлять по напечатанным о монахах и о порядках монашества во оном Монастыре регулом, а в Канцелярии дел исправление иметь по Уложению и по Ее Императорского Величества указом и регламентам, тако ж и в Монастыре, что надлежит, ко общей монастырской пользе наблюдать всякой исправности с наивозможным прилежанием во всем без упущения, и для того привесть его, игумена, к надлежащей по указам присяге. А дабы ему реченного Монастыря братия и все монастырские служители были в надлежащем послушны, о том братии в трапезе, а приказным и прочим служителям в Канцелярии объявить сие определение с запиской», в вотчины послать указы3108. О времени его вступления в должность и ухода сведений не отыскано. В марте 1762-го года встречается его подпись в делах3109.

После перемещения архиепископа Вениамина в Казань Святейший Синод, указом 31-го июля 1762-го года, предписал «Александро-Невского Монастыря над церквами и над прочим в том Монастыре имеющимся и братней достодолжное наблюдательство и во всем иметь духовнику, благочинному и учителю», впредь до распоряжения, имеющего последовать от нового архиепископа. Благочинный, иеромонах Константин (Самборецкий) отказался от участия в управлении Монастырем, ссылаясь на то, что и «2 послушания, благочинническое и ризническое, несть ему тягостно». Вследствие этого некоторое время оставались во главе управления Монастырем только двое: духовник, иеромонах Климент и учитель, иеромонах Исаия. Синодальным указом 8-го августа третьим членом управления Монастырем, вместо благочинного, назначен эконом, иеромонах Илларион3110.

Эти 3 лица оставались во главе управления Монастырем и Монастырь оставался без наместника более года3111, когда только 1-го декабря

1763-го года духовник, иеромонах Климент стал подписываться наместником3112. Подпись его наместником продолжается в делах Монастыря до апреля 1765-го года3113.

Иеромонах Климент был из Малороссов, с 1742-го года был наместником Миропольского Белогородсцкого Монастыря, Курской епрахии3114.

1-го января 1768-го года архиепископ Гавриил «благословил пастырски и приказал казначею, иеромонаху Илариону, что он, по приказанию его преосвященства, после наместника в Монастыре держал первенство и почти ту же наместническую должность исправлял чрез полтора года, кроме того что казначейство правит исправно и живет благосостоятельно, быть настоящим наместником. А притом, впредь до рассмотрения и определения, править ему и казначейскую должность. И как с братней и со служительми, радетельно наблюдая свое наместническое звание, во оном поступат ему во всем по правилам святых отец, высочайшим указам, Духовному Регламенту, напечатанным о должности здешнего Монастыря пунктам». Почему-то вступление иеромонаха Иллариона в должность было несколько задержано и должностиную присягу оии принял только 22-го января 1768-го года3115.

Иеромонах Илларион (Максимович) был сперва наместником Елецкого Монастыря, потом строителем Ладожского. В 1774-м году, 14-го июня, произведен во архимандрита Краснохолмского Антониевского Николаевского Монастыря, где он числится в списках по 1788-й год3116.

Следующий наместник был назначен следующим приказом.

«1774-го года сентября 30-го дня. Присланному из Киевской Академии учителю Поэтики, иеромонаху Амвросию определяем быть наместником в Невском Монастыре, которому пред приведением его к присяге, также и братии, объявить сие определение, а в Консисторию дать знать по надлежащему. Гавриил, архиепископ Санктпетербургский». Иеромонах Амвросий принял присягу и вступил в должность на следующий день3117.

Иеромонах Амвросий (Гиповский) 4-го июля 1781-го года определен архимандритом Курского Знаменского Богородицкого Монастыря, в котором и скончался 21-го мая 1800-го года3118.

После него наместником в Александро-Невском Монастыре был иеромонах Афанасий (Вольховский).

Иеромонах Афанасий, Малороссиянин, родился в 1741-м году, образование получил в Киевской Академии и по окончании курса был священником и протоиереем в Полтаве; в 1769-м году принял монашество в Черниговском Ильинском Монастыре. С 1777-го года был игуменом Новгородского Кириллова Монастыря. В 1783-м году, оставаясь наместником, получил звание игумена Отеньского Монастыря и в том же году определен архимандритом Вяжицкого Монастыря, в 1785-м году переведен в Юрьев. 30-го июля 1788-го года был хиротонисан во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии отсюда назначен в 1795-м году епархиальным епископом в Могилев, в 1797-м году уволен на покой в Лубенский Мгарский Монастырь. В 1800-м году, по болезни, он взят был из Монастыря одним его родственником в Полтаву, где и скончался 1-го января 1801-го года. Погребен в Полтавском Крестовоздвиженском Монастыре3119.

После посвящения наместника, архимандрита Афанасия, во епископа наместником был игумен Иоасаф (Клоков). Он был давний насельник Александро-Невского Монастыря, «исправлял разные послушания», с 1781-го года был экономом, в 1786-м году определен игуменом Новгородского Деревяницкого Монастыря и экономом Новгородского Архиерейского Дома. С назначением наместником он некоторое время оставался игуменом Деревяницкого Монастыря. Вскоре митрополит Гавриил, 3-го июля 1788-го года, определил его присутствуюицим в Духовную Консисторию. А затем, с освобождением вакансии архимандрита Зеленецкого, представил его во архимандрита. Посвящение происходило 25-го декабря 1788-го года. 11-го августа 1792-го года назначен архимандритом Высоцкого Серпуховского Монастыря, где и скончался3120.

После него наместником был игумен Клопский Иона3121. В мае 1794-го года он обратился к митрополиту с просьбой вернуть его в Клопский Монастырь. Сн ссылался на то, что «по приезде в здешшй Монастырь» «повстречались» с ним «разные перемены» в его здоровье, чрез что он «ощущает не в силах понесть» наложенное на него послушание, «а притом Клопской Монастырь требует, чтоб иметь общую жизнь», которая заведена им в Монастыре и которая «без настоятеля хранима быть не может, ибо в приключающихся братиям в духовных нуждах должно всегдашнее преподавать наставление, а без оного скоро может последовать в братии расстройство». Резолюция митрополита последовала 10-го сентября 1794-го года: «снисходя на просьбу Невского Монастыря отца наместника Ионы, продолжаемую с мая месяца сего года поныне, от должности наместника увольняем, оставляя его по-прежнему в Клопском Монастыре игуменом»3122.

Он был постриженник Симонова Монастыря. В Клопском Монастыре игумен Иона был с 1793-го года. В 1796-м году, 20-го апреля, он переведен в Соловецкий Монастырь и          посвящен был во архимандрита митрополитом Гавриилом. После 9-и-летнего настоятельства он здесь и скончался 28-го апреля 1805-го года. Погребен под соборной церковью3123.

На следующий день по увольнении наместника, игумена Ионы, 11-го сентября 1794-го года митрополит подписал приказ: «Невского Монастыря наместником определяется эконом и Моденского Монастыря игумен, отец Герасим. Благочинным по-прежнему быть иеромонаху, отцу Филарету, экономом определенному в помощь эконома иеромонаху Мофодию, духовником иеромонаху Варлааму»3124.

По «Спискам» Строева, игуменом Моденским показан Герасим (Князев). Он 19-го мая 1795-го года быль переведен в Тихвин Монастырь, отсюда в 1810-м году в Симонов, здесь в 1821-м году вышел на покой и скончался 6-го июня 1829-го года3125.

Наместником после него назпачен был иеромонах Мелхиседек. Иеромонах Мелхиседск (Короткий), из ризничих Тихвинского Монастыря, был в 1791-м году вызван митрополитом Гавриилом в Александро-Невский Монастырь и здесь в феврале зачислен в братство и в августе определен ризничим. Вместе с назначением наместником, в 1795-м году произведен во игумена Моденского Николаевского Монастыря «из Александро-Невских иеромонахов». В 1797-м году 14-го июня произведен во архимандрита Ростовского Яковлевского Монастыря с поручением учредить в нем общежитие. В апреле 1806-го года уволен на покой, но в 1807-м году опять вернулся к управлению в Арзамасском Спасском Монастыре. В 1810-м году перешел в Спасо-Евфимиев, в 1818-м году снова ушел на покой и скончался 15-го апреля 1841-го года в Оптиной пустыни3126.

Игумена Мелхиседека сменил новый наместник, игумен Иосиф (Чапужииков). Он происходил из купеческой семьи, проходил послушание при Могилевском кафедральном соборе, потом был в Александро-Невском Монастыре ризничим, благочинным3127.

Оставались прежние должности духовника3128, уставщика3129, ризничего3130, казначея3131, эконома.

Духовник теперь был «для Монастыря и для ставленников». В 1789-м году, по докладу соборному, назначено 2 духовника – иеромонахи крестовый Иаков и Виктор. Братии предоставлено было выбрать в духовники каждому того или другого3132.

Преосвященнным Никодимом назначен уставщиком иеромонах Пафнутий. Сын мещанина, в мире Петр Дамианович Быковский, он родился в Киеве в 1699-м году, в Киевских Школах дошел до Риторики, в 1726-м году принял монашество в Златоустовской Пустыни и чрез 2 года был уже иеромонахом. Потом, вместе со всею братией, был переведен в Гамалиевский Монастырь, в котором был головщиком, управителем и, наконец, наместником. В 1745-м году назначен, присутствующим в Канцелярии3133.

В декабре 1742-го года ризничий, иеромонах Варсонофий просил его переменить, опасаясь, чтобы «от долговременного в ризническом послушании пребывания не воспоследовало многого начету» на него. Он был уволен и ризничим назначен с 1743-го года трапезный, иеродиакон Феофилакт3134.

В октябре 1753-го года иеромонах Евфимий, оставаясь ризничим, назначен был благочинным, причем в помощь ему по исправлению должности ризничего, назначен был иеромонах и 2 монаха3135.

Вследствие умножения в ризнице предметов, ризничий, иеродиакон Галактион в 1758-м, году просил назначения ему помощника, и помощником был назначен учитель Русской Школы Иваи Григорьев3136.

Кроме монастырского ризничего, появился и архиерейский ризничий. В послушании у архиерейской ризницы находился с 1749-го года иеромонах Варлаам Пермский3137. В 1761-го году имевший на руках архиерейскую ризницу иеродиакон Галактион был произведен во иеромонаха и предназначен в настоятели, а на его место назначен иеродиакон Гервасий (Молчанов)3138.

С 1743-го года казначеем был избранный наместником со старшей братией иеромонах Софроний3139. С 9-го января 1745-го года казначеем был иеродиакон Авксентий. В мире Андрей Иванович Смельницкий, сын священника церкви Киево-Печерского села Павлич, принял монашество в Суражицкой Пустыни, Черниговской епархии, в 1728-м году, через 2 года рукоположен во иеродиакона, в 1731-м году перешел в Киево-Печерскую Лавру и здесь в 1738-м году пострижен в мантию3140.

С 1-го апреля 1756-го года казначеем был иеромонах Каллистрат. В апреле 1757-го года решено было, его «в силу указов, сменя, счесть». На его место назначен трапезный, иеромонах Порфирий (Геленский). Был представлен первым кандидатом ризничий, иеромонах Сильвестр (Юницкий), но архиепископ Сильвестр не назначил его в виду трудности его замены и в резолюции прописал о нем: «высшее место предназначаем»3141.

В декабре 1759-го года, назначив казначея благочинным, архиепископ Сильвестр предоставил избрание казначея братии3142. Избранным оказался строитель Староладожского Монастыря, иеромонах Илларион (Максимович), который и был назначен казначеем с декабря 1759-го года3143.

Экономом был вначале иеромонах Дорофей. 31-го января 1743-го года он, по болезни, был освобожден от должности и 26-го февраля скончался3144. Его место занял иеромонах Иродион3145. В мире Иосиф Иванович Рахозов, он родился в 1702-м году, его отец был купцом в Новгороде Северском, он знал «художество оловяническое», был священником в селе Балыкине с 1723-го года, принял монашество в Черниговском Борисо-Глебском Монастыре в 1731-м году, с 1739-го года был строителем в Рувимо-Сосницкой обители3146. С 3-го апреля 1745-го года по 3-е ноября 1746-го года экономом был иеромонах Каллистрат. Он был сын купецкого человека города Кривча, в мире Константин Константинович Цупровский, принял монашество в Молдавском Радовском Никольском кафедральном Монастыре в 1735-м году и был здесь архидиаконом, в 1739-м году «взят» фельдмаршалом фон-Минихом и «вывезен в Малороссию, в кафедральный Киево-Софийский Монастырь, скоро перешел в кафедральный Глебо-Борисовский Монастырь в Чернигов, где был 6 месяцев ризничим, здесь посвящен во иеромонаха и отпущен обратно. После 5-и лет пребывания в Александро-Невском Монастыре он был отпущен в 1746-м году в Киев3147.

Появилась новая должность подэконома3148.

Получила дополнение и должность трапезного3149 назначением подтрапезного. В 1759-м году подтрапезный, иеродиакон Варлаам был освобожден от подтрапезного послушания и на его место назначен иеродиакон Кирилл. Обязанность подтрапезного состояла в досмотре посуды3150.

В 1753-м году был благочинным иеромонах Авксентий3151. 19-го марта он был назначен экономом3152 и некоторое время оставался и благочинным. Но в июле 1753-го года просил уволить его от должности благочинного и был уволен. На его место благочинным, с оставлением в должности ризничего, назначен 28-го октября 1753-го года иеромонах Евфимий3153. Сын мещанина города Новгородка Черниговской епархии, в мире Елевферий Павлович Стерновский, родился в 1715-м году пострижен в 1741-м году в Макошинском Монастыре и в 1742-м году был рукоположен во иеродиакона, иеромонашество получил уже в Александро-Невском Монастыре3154. В декабре 1757-го года он отпущен в Новгородскую епархию для произведения на архимандрическое место, а благочинным назначен ризничий, иеромонах Сильвестр (Юницкий)3155; его помещение находилось в верхнем апартаменте каменного корпуса, при Библиотеке3156. С назначением иеромонаха Сильвестра наместником, 1-го декабря 1759-го года благочинным назначен казначей, иеромонах Порфирий3157. В 1761-м году благочинным был иеромонах Варлаам (Маевский)3158.

Соединение должностей благочинного и ризничего образовало титул «благочинноризничий», каковыми были иеромонахи Варлаам3159, Константин3160.

Получила переименование должность полатного3161.

В 1763-м году, 27-го сентября, «Свято-Троицкого Александро-Невского Монастыря в Канцелярии, рассуждая, что в штате 1732-го года, на здешний Монастырь учиненном, полатного не написано, а написан житенной, которой обыкновенно у приходу и расходу хлебных припасов должен находиться, почему прежде в здешнем Монастыре находившиеся у таковых припасов и назывались житенными, а не податными, ныне же житенная служба податной службою, а потому надзиратель оные полатным именуются без всякого приличия, – определено: полатную службу называть впредь житенною службою и для того иеромонаху Георгию, называвшемуся доселе полатным, называться впредь житенным»3162.

Продолжала оставаться должность ключника3163, материального приемщика3164.

Появилась новая должность келлиарха. Келлиарх – с 1781-го года иеромонах Павел, в 1788-м году отпущен на обещание в Киево-Печорскую Лавру, из которой был взят3165. С 1785-го года он был назначен, присутствующим в Канцелярии3166.

Прекращено замещение должности конюшего иеромонахами. Конюший, иеромонах Каллистрат (Кармаза) назначен был в 1753-м году строителем Староладожского Монастыря3167, после него был конюшим иеромонах Афанасий Коломенский3168. В октябре 1758-го года состоялось такое постановление: «понеже на-пред сего при Александро-Невском Монастыре на конюшенном дворе конюшими находились из светских монастырские слуги, тако ж и из отставных унтер-офпцеров, а потом, за неимением таковых, определялись и ныне находятся из монашествующих, каковым, по рассуждению Канцелярии, в таком звании быть весьма носпособно и неприлично, того ради находящиеся ныне при конюшенном дворе конюшего, иеромонаха Варлаама (Барвинского), за прописанными резоны, сменить, а на его место конюшим быть находящемуся при Монастыре гвардии отставному капралу Андрею Гусеву»3169.

Продолжали: существование «крестовые» или «крестовой при его преосвященстве службы» иеромонахи: Стефан, Александр3170.

В Староладожском Николаевском Монастыре строителями были иеромонахи: по 1745-й год Митрофан (Доминин), с 1745-го по 1747-й Корнилий (Томчевский)3171, в 1747-м–1750-м годах Варфоломей (Приставский)3172, после него Иаков3173, в 1753-м году иеромонах Варнава3174. 10-го июля 1753-го года он, за неисправность, уволен от должности и на его место назначен конюший, иеромонах Каллистрат (Кармаза)3175. После него были в 1754-м году Порфирий (Поморский), скончавшийся в декабре 1755-го года3176, после него с 1756-го года Варлаам (Пермский)3177. Вследствие его болезни, в октябре 1757-го года назначен строителем Илларион (Молчановский)3178, после него иеромонах Илларион (Максимович)3179 с января 1759-го года, а с его назначением в декабре 1759-го года казначеем – иеромонах Илларион Московский3180. В 1761-м году иеромонах Сергий (Шпаковский), а с 1764-го года Илларион (Козакевич)3181.

С 1765-го года строительство в Монастыре заменено архимандрией и архимандритами Ладожскими были ректоры Семинарии, а в 1771-м году обитель упразднена3182.

Кроме строительства, в Ладожский Монастырь были посылаемы иеромонахи и иеродиаконы и для священнослужения3183.

В Старорусском Кречевеком Николаевском Монастыре строиителем был с 1750-го года иеромонах Арсений (Людвицкий)3184. Вследствие его старости в Монастырь в августе 1758-го года назначен иеромонах Дионисий (Шестак)3185.

С 1-го ноября 1759-го года строителем назначен строитель Староладожского Монастыря, иеромонах Илларион (Молчановский), а правящим Старорусскими вотчинами иеромонах Иоанникий (Горонескул)3186. В декабре 1759-го года, вместо иеромонаха Дионисия (Шостака), назначен иеромонах Иезекииль (Млодзинский) – «подуправителем» – и иеромонах Варлаам (Баранский), – оба для священнослужения3187.

В Старорусском вотчинном правлении управителем был с  9-го февраля 1751-го года иеромонах Пахомий (Левецкий). В 1752-м году ои отказался допустить эконома, иеромонаха Никона к ревизии, был вытребован в Монастырь, где и испросил прошение3188. После него иеромонах Феодосий, уволенный по болезни в 1757-м году3189. В 1761-м году иеромонах Иоанникий (Горонескул)3190.

В 1746-м году Святейший Синод запросил Монастырь, почему в нем не имеется ординарного проповедника, положенного по штату. Монастырь ответил, что штат остался не конфирмованным и «за недополнением против штата доходов проповедник и поныне не определен, а в Господские праздники, в высокоторжественные и викториальные дни проповедь сказывают в Монастыре самоохотно того жо Монастыря Семинарии ректор и префект, без награждения из монастырской казны»3191.

Упоминается в документах протодиакон Николай (Осипов)3192.

В 1743-м году преосвященный Никодим проектировал пред Святейшим Синодом, вместо ежегодного вызова в Петербург для священнослужения в Петро-Пакловском соборе двух архимандритов из разных епархий, избрать для той же цели и посвятить во архимандриты двух иеромонахов Александро-Невского Монастыря, с причислением их к приписным Монастырям Николаевскому Староладожскому и Николаевскому Старорусскому Кречевскому, – с тем условием, чтобы «до оных никакой претензии ни под каким видом они не имели», и с назначением им по 500 рублей годового жалованья. Проекту не было дано движения3193.

Продолжала бытие должность библиотекаря3194.

Подписи определений Канцелярии ограничиваются: немногими должностными лицами: наместник, эконом, ризничий и «в должности секретаря контролер»3195.

Под соборным определением в 1743-м году после наместника подписываются Александро-Невской Семинарии учителя, иеромонахи Гавриил и Амвросий3196. В 1753-м году соборные подписи были 3: наместника, эконома и благочииного3197. В 1757-м году и представление об избрании наместника подписали: префект, ризничий, казначей, полатный, в 1759-м году – префект, духовник, казначей, полатный3198.

На постановлении собора, подписанном наместником, экономом, казначеем и 3-мя комиссарами, «подписание его преосвященства: быть по сему мнению»3199.

В 1758-м году встречается подпись «соборного» иеромонаха Феодосия3200.

1-го декабря 1759-го года архиепископ Сильвеетр, при назначениях по случаю перемены должностных лиц после избрания нового наместника, положил резолюцию: первенствующему иеродиакону нашему Галактиону, который и ризничим тако ж судится довольно, при сих же его послушаниях быть соборным старцем и заседание в Канцелярии иметь»3201.

Старшинство в соборе определялось после наместника не должностью, а лично. В 1789-м году при назначении двух новых духовников, иеромонахов Иакова и Виктора, определено было: «иметь места от прочей братии старшинством отцу Иакову подле отца келлиарха, отцу Виктору подле отца Иакова»3202.

По-прежнему иеромонахи Александро-Невского Монастыря отбывали летние кампании во флоте.

В марте 1743-го года Адмиралтейств-Коллегия чрез Святейший Синод требовала высылки из Александро-Невского Монастыря 4-х иеромонахов в Ревель на фрегаты. Монастырь ответил, что «во означенное послушание, за отсылкою из Монастыря в прошлых годах немалого числа иеромонахов во флот и невозврашением обратно, и за умалением, послать некого». Такой ответ, однако, не был принят в Святейшем Синоде и возвращен с канцеляристом обратно, причем преосвященному Никодиму рекомендовано было исполнить синодальный указ посылкою во флот требуемого числа священнослужащихиз белого духовенства3203t. В 1746-м голу затребовано было по флот, в виду высочайшего повеления о вооружении всего флота и галер, 35 священнослужителей, которые и были высланы: 20 иеромонахи и 15 священников3204. В 1751-м году Адмиралтейств-Коллегия затребовала для Кронштадтской и Ревельской эскадр 37 священнослужителей, из них 11 немедленно, а остальных – когда воспоследует вызов кораблей на рейд3205.

В 1756-м году отправлено во флот 6 иеромонахов, в их числе иеромонах Сильвестр (Юницкий)3206. В 1757-м году, в счет затребованных 32-х, 10 человек3207; в 1758-м году, также в счет 32-х, 123208; в 1759-м году, в счет 23-х, 133209.

В 1762-м году, вследствие требования 14-и священнослужителей, послано 9 иеромонахов и 5 белых священников3210. В 1764-м году в счет затребованных 18-и, 143211. В 1765-м году 83212. То же число было и в последующие 3 года3213. После кампании иеромонахи возвращались к прежним местам3214.

В Ревельской эскадре, по ордеру президента Адмиралтейской Коллегии, адмирала, графа Николая Головина, для смотрения над флотским духовенством был назначен за обер-иеромонаха один из флотских иеромонахов – Сергий Астраханский. Он жаловался, что другие иеромонахи не хотять его слушать, так как он не имел на обер-иеромонашество указа Святейшего Синода. По представлению командующего эскадрой, контр-адмирала Барша, иеромонах Сергий 16-го декабря 1743-го года был утвержден в исправлении: должности обер-иеромонаха3215.

В 1746-м году при высылке во флот 35-и священнослужителей назначено было 2 обер-иеромонаха: Пафнутий (Быковский) и Сергий Астраханский3216. В 1759-м году за обер-иеромонаха назначен Ипполит (Волянский)3217.

Иеромонахи Ревельской эскадры на время зимовки эскадры в Ревельском порту получали квартиру на морском гошпитальном дворе. Контр-адмирал Барш в 1743-м году жаловался Святейшему Синоду, что они ведут себя неблагопристойно3218. В 1743-м году на место бывшего здесь постоянного иеромонаха Мелхиседека определен был с корабля иеромонах Иосиф (Брылинский), а на его место – из Монастыря иеромонах Герман (Демьянович)3219, который затем отправлял священнослужение в госпитальной Благовещенской церкви.

Впоследствии иеромонах Герман жаловался, что иеромонах Сергий самовольно запретил ему служить в церкви, из корыстных целей, дабы самому пользоваться поступающими доходами3220.

По-прежнему же Александро-Невские иеромонахи несли службу и при заграничных церквах.

В 1748-м году отправлен был в Киль, в Голштинии, к православной Екатерининской церкви, иеромонах Симеон, который и был там до 1754-го года, когда, но прошению, возвращен в Россию. При церкви, кроме иеромонаха, состояло трое церковников. К этой церкви иеромонахи, по-видимому, назначались поочередно из Александро-Невского и Троице-Сергиева Монастыря3221.

В 1757-м году отправлен был с походною Петро-Павловской церковью во Францию к послу, графу Бестужеву-Рюмину иеромонах Иоасаф (Шестаковский)3222.

После ряда белых священников в Стокгольм был назначен в 1764-м году иеромонах Иоанникий (Горонескул)3223.

С развитием учебного дела в столице Монастырь стал нести еще один род церковно-общественного служения – законо-учительство. 10-го июля 1763-го года Императрица указала Святейшему Синоду назначить ученого иеромонаха в Гимназию, учрежденную при лютеранской кирке, для обучения православных восиитанников Гимназии Закону Божию. Назначен был иеромонах Иеремия, с жалованием в 250 рублей. После его кончины в 1764-м году назначен был семинарский префект, иеромонах Арсений (Верещагин), с оставлением и в должностн префекта. Впоследствии это место было занимаемо почти исключительно ректорами и префектами3224.

В Кадетском Корпусе, кроме законоучительства, Александро-Невские монашествующие несли и обязанности священнослужения, в составе иеромонаха и иеродиакона: в 1766-м году иеромонах Феоктист, бывший ранее иеродиаконом, и иеродиакон Антоний, учитель школы Пиитики в Семинарии3225.

Строгая дисциплина, положенная в основание монастырской жизни, с течением лет создала строго определенный уклад правильной монастырской жизни и сгладила черты быта, резко выступавшие в первые годы существования Монастыря. В начале был еще случай, что флотский Ревельской экскадры иepoмонах Иов, за сказывание за собою в нетрезвом состоянии «слова государева», был выслан в Петербург и после допроса в Святейшем Синоде присужден, к наказанию шелепами и высылке в Новгородскую епархию, из которой он был взят3226. Но впоследствии такие наказания уже не встречаются.

В 1762-м году преосвященный Вениамин разрешил беспокойному протопопу Воронежской епархии Николаю Иванову, неоднократно бывавшему в Петербурге, «постричься»  в рясофор – возложить на себя камилавку и клобук, причем ои получил имя Никона. Он пробыл летнюю кампанию во флоте, а затем снял с себя клобук и бежал в Казань, куда был перемщен архиепископ Вениамин. В конце концов Святейший Синод запретил ему на 5 лет священнослужение и отправиил на псаломщическую должность в Воронежскую епархию3227.

Духовник, иеромонах Климент жаловался на оскорбления и угрозы от нетрезвого иеромонаха. Взята подписка, что угроз не осуществить3228.

За оскорбление наместника и ложиый на него донос иеромонах Иустин, по резолюции архиепископа Гавриила, в 1764-м году, бит плетьми при собрании всей братии и выслан в Ладожский Монастырь3229. 4 иеромонаха и иеродиакон, за последовательное уклонение от описи по полатной должности, за болезнью полатного и «по касавшимся в Канцелярии обстоятельствам», и самовольную отлучку в это время в город, в 1763-м году были лишены иеромонахи «чрез 3 дня всей братской порции», а иеродиакон определен на две недели в братскую хлебню для трудов в мукосейню. Были «штрафованы цепью»; за отсутствие на утрени или на акафист – лишение дневной порции, за нетрезвость с буйством – 8 дней на цепи3230.

В 1763-м году отказано в отпуске иеромонаху Дорофею (Бурлевскому), из полковых священников, по заключению Канцелярии Монастыря, в виду «несходства» мотивов в его прошении об отпуске с действительностью, «да сверх того» от удовлетворения его просьбы об отпуске удерживала «и обыкновенная его во всем на удачу скоропостижность»3231.

На год уволен в 1787-м году, для призрения племянников, оставшихся сиротами, в Киев уставщик, иеромонах Киприан. Будучи в Москве, он потерял вместе с записною книжкой паспорт и просил выслать ему другой, – кстати исправить бывшую в нем погрешность: было написано, что он увольняется для свидания с родителями, между тем родители его давно умерли3232. В 1787-м году уволен, по болезни, в отпуск на полгода протодиакон Николай (Осипов)3233.

В конце октября в 1762-м году иеродиакон Иннокентий (Пославский) просил допустить его в Семинарию в класс Философии. До Риторики он обучался в Киевской Академии. Ему указано было обратиться к «первому по Семинарии учителю», иеромонаху Арсению. Между тем он 9-го ноября бежал из Монастыря, оставив бранную записку на Латинском языке, с выражением своего разочарования монастырскою средой, снял монашеское платье, сказался бельцом, отпущенным из Киевской Академии, и под вымышленою фaмилиeй добрался до Чернигова и здесь поступил в Коллегию. Кончить учение, однако, не удалось. В марте 1764-го года в Коллегию дошли сведения о его бегстве из Александро-Невского Монастыря. Тогда он решил вернуться в Монастырь и ушел из Чернигова, но по дороге, в Смоленске, задержался у одного помещика, у которого 4 месяца обучал детей. А потом, в начале 1765-го года, явился в Монастыре. В ноябре он бежал снова3234.

В 1743-м году умер иеродиакон Варлаам. В мире Василий Емельянов Чечель, сын пашенного крестьянина, церковного старосты села Довжика, Черниговского уезда, родился в 1699-м году, лет 13 был дьячком в город Берзном, постригся в 1732-м году, в 1733-м году рукоположен митрополитом Коринфским Митрофаном во иеродиакона3235. В 1744-м году монах Софоний, в мире Семен Васильевич Вишницкий, сын купецкого человека города «Платавы», около 45-и лет, принявший монашество в Киево-Печорском Монастыре в 1738-м году3236. В 1745-м году иеромонахи, Авксентий (Санжаровский)3237. В 1746-м году монах Климент, постриженный 3 года назад3238. В 1756-м году бывший в Кадетском Корпусе иеромонах Никодим (Рудзенский)3239, в 1766-м году, в Коневском Монастыре, иеромонах Протасий, посланный, после кампании во флоте, в ссылку в Валаамский Монастырь3240, в 1768-м году иеромонах. Порфирий3241, в 1769-м году иеромонахи Нифонт3242 и Товия3243, в 1773-м году иоромонах Моисей3244 и иеромонах Константин3245, в 1796-м году иеромонах Антоний, находившийся при Черноморском войске3246.

Около половины XVIII-го века в Александро-Невском Монастыре получил известность в народе инок Феодор.

Инок Феодор происходил из старинного дворянского рода, родился в имении Ушаках на Волге, близ города Романова, Ярославской губернии, в мире был сержантом лейб-гвардии Преображенского полка, именовался Иван Игнатьевич Ушаков. Под впечатлением внезапной смерти одного из сослуживцев в разгар веселья, он, имея от роду едва 20 лет, оставил службу, оделся в рубище, скрылся из полка и удалился на берега Северной Двины, в Поморские леса. Здесь подвизался около 3-х лет. Затем перешел в Орловскую губернию и жил в лесу близ Площанской Пустыни. В 1745-м году он был захвачен при ревизии населения и, как дезертир, притом из дворян, отправлен был в Петербург. В Петербурге его пожелала видеть Императрица. Она простила ему вину его побега и разрешила поступить в Александро-Невский Монастырь. 19-го сентября 1747-го года, в присутствии Императрицы, он был пострижен с именем Феодора. Оп «посвятил себя монашеской созерцательной жизни, безвыходно оставался в Монастыре, любил уединение, безмолвие, предавался трудам, посту и молитве». При частых посещениях Монастыря Императрица осведомлялась о нем, «нет ли ему от кого обиды». Вскоре личность ииока Феодора стала популярною в Петербурге, и к нему создалось паломничество искавших духовного утешения и наставления. Сначала он отказывался принимать посетителей, но потом стал с ними делиться своим духовным опытом. Новый архиепископ Петербургский Сильвестр, видя в этом «беспокойство и соблазн в обители», пробовал было прорвать поток паломничества, но потом уступил. В последние годы пребывания в Монастыре инок Феодор исправлял послушание у мощей святого Александра Невского. 17-го декабря 1756-го года Государыня повелела своему духовнику, протоиерею ФеодоруДубянскому объявитьпреосвященномуСильвестру, чтобы монаха Феодора (Ушакова), по прошению его, в немедленности отпустить в Саровскую Пустынь, Суздальской тогда епархии. 20-го декабря подписан был паспорт и послан указ3247. За ним последовали и некоторые из его почитателей и почитательниц. Чрез некоторое время почитательницы его населили упраздненный Арзамасской Алексеевекий Монастырь, а почитатели Санаксарскую Пустынь, 13-го декабря 1762-го года инок был рукоположен во иеромонаха и назначен строителем Санаксарской Пустыни. Он благоустроил обе обители как совне, так и в отношении внутренней жизни. Он не требовал подвигов свыше сил, но, «будучи сам во всем добрым примером, он требовал от братии благоговейного служения, полного откровения помыслов, совершенного послушания, труда, поста и воздержания в пище и в одежде». Из его наставлений. особенно памятны – о чтении в церкви и о молитве инока. Старец требовал, чтобы церковное чтение было выразительное и понятное слушающим. «Если, по слову апостола3248, в воинских полках труба будет издавать неопределенный звук, то кто станет готовиться к сражению? Так и мы скорочтением будем только воздух церковный наполнять, а силы внутренниего смысла читаемого не поймем. Души наши останутся голодными духовно, без назидания. Не чтение слова Божия, а внутренняя сила и дух его, понимаемые нами, служат, нам ко спасению». Держась мысли, что ни один инок не возвращается в свою келью таким, каким из нее вышел, ибо внешний мир рассеивает внутреннюю сосредоточенность, старец наставлял иноков при выходе за дверь кельи ограждать себя непрестанной молитвой. Он указывал молитвы; «Боже, милостив буди мне, грешному!» «Боже, очисти грехи моя и помилуй мя!» «Без числа согреших, Господи, прости мя!» «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим». «Достойно».

За обличение в прнсутственном месте честного воеводы он был выслан в Соловки и перенес здесь 9-и летнее заключение. Затем получил помилование и был возвращен в Санаксарский Монастырь, но он уже и здесь не нашел покоя. Постоянные посещения старца нарушали устаиновленный порядок жизни в обители и, по представлению настоятеля, было запрещено посещать старца и ему было запрещено посещать Алекссеевскую обитель: он мог сноситься с нею только письменно. Скончался он 19-го февраля 1791-го года и погребен в Санаксарском Монастыре. Тело его не подверглось тлению3249.

Глава третья. Строение Александро-Невского Монастыря

Незаконченность Восточной линии строения Монастыря. Архитектор Петр Трезин. Осмотр строения. Задачи. План «в малом виде». «Новые флигеля» – Феодоровский корпус. «Малая» – Феодоровская церковь. Златоустовская церковь. Разборка соборной церкви. Вопрос о сооружении нового собора. Южный корпус. Западная линия и митрополичьи покои. Сообщения о строении Северного корпуса. Александро-Невская церковь; пристройка лестницы. Новая деревянная церковь. Лазаревская церковь и забор. Колокольня. Настоятельские каменные покои. Келья наместника. Братская келья. Трапеза. Поварня. Хлебня. Новые службы: столярня и бондарня с сараями: резная, слесарня, пивоварня; погреба; баня; мастерские; сараи. Ограда, стена, ворота, каналы. Мосты. Прешпективая дорога. Сад. Пруд. Озерко. Конюшенный и скотский дворы. Подворья, Ремонт. Контора строения и Канцелярия от строений. Архитекторы Петр Трезин и Михаил Земцов, Игнатий Росси, мастера Фассати, Казасопра, Вейс, Антонедо и друпе. Рабочие. Средства. Дело о передаче строений в ведение Монастыря

В деле строения Монастыря прежде всего необходимо было заняться выполненнем плана по сооружению трех каменных корпусов второй половины Восточной линии, соответственно той половине, которая была уже сооружена.

В 1742-м году была вынута сплошь земля под постройку новых флигелей и «малой» церкви и развезена на низкие места. Под стены и простенки, по плану, били сваи. За отсутствием из Петербурга архитекторов Земцова и Шумахера, работы поручены были мастеру Фасатию. Когда пришло время начинать кладку фундамента, Канцелярия от строений обратилась в Москву в Сенат с ходатайством прислать архитекторов: Земцова, или Шумахера, или Бланка, или кого-либо из архитекторов по усмотрению Сената, «дабы такое знатное строение производилось по их показанию, понеже Канцелярия того фундамента оному Фасатию без апробации и показания архитекторского поручить не смеет». Сенат, указом 10-го сентября 1742-го года, поручил руководство работами, за невозможностью отвлечь кого-либо из архитекторов из Москвы, бывшему в Петербурге архитектору Петру Трезину, с предоставлением ему в сомнительных случаях иметь консультацию с другими архитекторами, бывшими в Петербурге3250.

Архитектор Петр Трезин, занятый в то время строением Успенской и Исаакиевской церквей и триумфальных ворот, был определен «для показания в Троицком Александро-Невском Монастыре при зачатии фундамента и прочих работ»3251.

Новоназначенный архитектор Петр Трезин – Pietro Anto. Trezzinij3252 – застал монастырское строение далеко не в блестящем состоянии. По осмотре, он нашел, что «близ верхней церкви в большой трапезе потолки весьма ветхи» и угрожают, при большом скоплении народа, провалом, в церкви пол весьма ветх. В 1743-м году вдобавок купол стал давать течь3253. Ризничий писал в сентябре 1743-го года: «в верхней каменной святого благоверного великого князя Александра Невского церкви от дождевых погод сквозь кровлю бывает весьма великая течь, от которой не токмо имеющимся в той церкви всяким вещам, но и месту императорскому, которое состоит посреди церкви, может учиниться немалый вред»3254. Соборная церковь дала трещины. Остальные ранее сооруженные строения были в состоянии обветшания.

Внимание архитектора было направлено, поэтому, как на довершение постройки по плану, так, и на ремонт обветшавших сооружений и, наконец, на возведение новых сооружений в соответствие обнаруживающейся потребности. По-видимому, допущенные в действительности отступления от первоначального плана вызвали необходимость составления нового плана.

В 1744-м году архитектор Петр Трезин составил «Невского Монастыря всему прежнему, где святые мощи лежат, и прочему зданию, тако ж и вновь начинающемуся, что строить надлежит», «в малом виде» план3255.

С 1743-го года приступили к сооружению второй половины главного монастырского корпуса – «трех флигелей за соборной церковью» и малой церкви. В 1743-м году для новостроящихся «флигелей» и «малой церкви» прокладывали рвы, били сваи и клали брусья. Флигеля рассчитаны были длиною на 40 сажень 5 футов 10 дюймов, шириною с галлереями на 8 сажень; церковь – длиною 11 сажень, шириною 63256. Предположено было возвести строения под крышу3257; но это не удалось. Смета исчислена была следующая: 500 кубическнх сажень плитного камня, 31/4 миллиона кирпича, 13.597 бочек извести, 181 сажень крупного песку, белого Старицкого камня 15.890 пудов, 11.000 железных листов. Часть материалов была заготовлена, недоставало по смете на сумму до 18.000 рублей3258. Но оказалось, что развернуть работы в таком масштабе после долгого застоя не было возможности, и явилась мысль ограничиться сооружением в 1744-м году лишь фундамента3259.

14-го июня 1744-го года заведывавший работами поручик Королев писал в Канцелярию от строений, что, по заявлению архитектора Трезина, под строение флигелей и малой церкви «между свай и брусьев разбучено» и «фундаменту и закладке надлежит быть вскоре». Об этом Королев докладывал преосвященному Никодиму, но владыка заявил, что «церкви без именного Ее Императорского Величества указу закладывать не можно, для того что как оную церковь именовать при закладке, о том не известно». Королев добавлял: «а флигели уповаю, что на сей неделе заложены будут конечно». Решено было, в фундаменте церкви «то место, где при самой закладке именованно той церкви быть должно, оставить до того времени, как указ воспоследует», и работы по сооружению фундамента производить «с поспешением», «не упуская летнего удобного времени»3260.

В 1744-м году поднято было в двух флигелях фундамента у лицевых стен по своды, «а простенки по тесаную плиту». В малой церкви фундамент выведен был с трех сторон на поверхность земли. Работы эти были произведены «для того, чтоб до подлинной закладки земля не оплывала». Оплывание земли в ранее сделанных рвах вызвало в 1744-м году затрату на очистку рвов около 250 рабочих силодней. На этом работы остановились и затем не очень спешно только готовился строительный материал: тесаный камень, рамы, двери3261.

В 1745-м и 1746-м годах рабочие были заняты покрытием на осень и зиму начатых работ и складыванием разваливавшегося кирпича3262.

Впрочем, по сообщению историка Петербурга Богданова, 9-го августа 1745-го года «заложена» была верхняя церковь во имя святого Иоанна Златоуста. «Плита, на которой подписана надпись, изъявляющая время основания сих церквей», вырезана была на свинцовой доске, которую резали при Академия Наук3263. В истории Лавры архимандрита Амвросия указан тот же срок закладки верхней церкви, но она названа, как и у Богданова в другом месте, посвященной в честь святого благоверного князя Феодора Ярославича Новгородского, брата святого Александра Невского3264.

В описи этой церкви, составленной в 1860-м году, также 9-е августа 1745-го года указано днем закладки обеих церквей Юго-Восточного утла и приведена надпись, изображенная на доске, положенной в основание церкви. Но надпись указывает другое число – 5-е июля. «Божиим поспешеством основан храм сей во имя святого Иоанна Златоустого и святого благоверного князя Феодора, Новгородского чудотворца, за благополучнейшего государствования благочестивейший и самодержавнейшие великие Государыни Императрицы Елисаветы Петровны, при наследнике ее, его императорском высочестве, благоверном государе и великом князе Петре Феодоровиче и обрученной невесте его, благоверной государыне и великой княжне Екатерине Алексеевне, начальствующу в то время в обители сей Троицкой Александро-Невской Феодосйю, архиепископу С.-Петербургскому и тоя ж обители архимандриту, в лето от сотворения мира 7253 года, от Рождества Христова месяца июля в 5-й день». Вместе с доскою положены были частицы мощей священномучеников Ермолая, Сергия, Игнатия, Василия Амасийского и Прокопия3265.

В 1747-м и 1748-м годах производились столярные работы по отделке церкви и флигелей3266.

В 1750-м году указом Сената велено «новостроящиеся флигеля с малою церковью приводить во окончание», на что было ассигновано из Штатс-Конторы 12.000 рублей. В том же 1750-м году флигеля были вчерне закончены и покрыты пильными досками. В 1751-м году производились в них уже штукатурные и печные работы3267. На всех 3-х новопостроенных флигелях были окрашены кровли Копорскою черленью, а «по прибытии из-за моря кораблей» и второй раз Стеголмскою черленью3268.

В церкви в 1750-м году надо было еще достроить стены более, чем на сажень, и соорудить купол. Между тем весною 1751-го года архитектор. Петр Трезин отправлялся в Италию. Полагая, что обычный строительные работы по данным от него указаниям могут производиться и в его отсутствие, он относительно достройки церкви опасался, как бы «не учинилось без него какой порчи», и предлагал, обождать до его возвращения из Италии. По Канцелярии от строений нашла возможным, заменить Трезина мастором Казасонрою, которому и поручила при отъезде Трезина получить от него наставления, «а паче в достройке малой церкви», и о них затем донести Канцелярии от строений. Не получая более трех месяцев никакого распоряжения относительно достройки церкви, Контора строения Монастыря обратилась в июне 1751-го года в Канцелярии от строений с запросом3269.

В 1752-м году церковь была закончена вчерне, кроме купола, который еще не был сделан. По плану полагалась в ней такая же круглая лестница, какая были устроена в Александро-Невской церкви. Но, в виду выяснившегося неудобства такой лестницы, Контора строения спроектировала прямую каменную лестницу по образцу деревянной, пристроенной к Александро-Невской церкви, и представила смету на 3.500 рублей3270. В 1753-м году вызолотили главу3271. В 1751-м году уже ставили на главу крест3272, производили квадраторную работу3273, а внутри не было только иконостаса и образов и в верхней церкви пола и всходного крыльца. В верхней церкви пол предположен был каменный, для чего потолок в нижней церквии был сделан «накатной из брусьев». Но Канцелярия от строений распорядилась делать пол «штучной из белого дубу, наподобие штучного полу, каков сделан из белого дубу в каменном дворце, который построен на Царскосельской прешпектиивой дороге в зале». Лестница была проектирована без крыши, но сделана под крышей и была рассчитана дороже на 2.200 рублей; но смета была введена в прежнюю цифру, причем часть материалов для нея была назначена от разобранной соборной церкви. Постройка лестницы, разрешенная Сенатом в 1754-м году, начата была в 1755-м году и была закончена в 1761-м году3274. Ее размеры были 7х7х52/3 сажень3275.

Строившиеся флигеля закончены были весною 1751-го года и в мае, уже была сдана с торгов купцу Слескинцову за 265 рублей покраска крыш на новосделанных флигелях3276.

В 1753-м году красили двери и окна3277. На постройку флигелей ассигновано было из Штатс-Конторы 12.000 рублей3278.

В новых флигелях потолки были сделаны сводами3279. Их фасад был по сравнению с фасадом первого корпуса «с немалой отмено». На окнах были каменные наличники и алебастровый раковины. В 1754-м году производили здесь квадраторную работу3280.

В ближайшем к соборной церкви корпусе устроена была рефетория или зала3281.

Под Златоустовской церковью, как и под Благовещенской, «имелись выкладенные кирпичем, наподобие ящиков, для положения мертвых тел», гробницы. В «погребе» под соборною церковью, «по сторонам, вокруг», были устроены с тою же целью «ложи»3282.

Несколько спутан у историков вопрос об именовании церквей юго-восточного угла.

В 1744-м году Контора строения запрашивала Канцелярию Александро-Невского Монастыря, не имеется ли высочайших повелений  относительно именования церквей в Монастыре, и Канцелярия ответила 23-го июля, что, кроме начального акта 1712-го года о сооружении Монастыря во имя святого Александра Невского, каких-либо других указанинй на именование монастырских церквей ие имеется3283.

У Богданова неверно верхняя церковь названа посвященною во имя святого Иоанна Златоустого, а исполнили – во имя благоверного князя Феодора Новгородского. В действительности же, как сказано и у архимандрита Амвросия, верхняя церковь была посвящена во имя святого Феодора Ярославича, старшего брата святого Александра Невского, а нижняя во имя святого Иоанна Златоустого3284.

По сообщению историка Петербурга Богданова, «соборная церковь во имя Живоначальной Троицы» была уже «почти совсем во окончании состроена но, за нетвердостью фундамента, разселася», и «по причине многих разселин, учинившихся в стенах», была разобрана»3285.

По всеподданнейшему докладу Сената состоялось 29-го марта 1753-го года высочайшее повеление «повредившуюся в Троицком Александро-Невском Монастыре соборную каменную церковь разобрать всю до подошвы». На разборку отпущено было, по представлению Канцелярии от строений, до 37.000 рублей и назначено 200 солдат. Годный кирпич, плитный камень и щебень разрешено было употреблять «в строение поземных служительских покоев»3286.

Канцелярия от строений предписала бывшим в Конторе строения Новодевичьего Монастыря надворному советнику Игнатию Россию и мастерам каменного дела Вейсу, Казасопре и Антонию Антонето при разборке церкви сберегать капители и вообще все резные украшения из белого камня. По измерению при разборке, церковь была размером 31½х13 сажень, вышиной – первый апартамент от земли 6 сажень 3 фута, «трибун от мезонина» 4 сажени, «сверх трибуна» купол 9½ сажень; вышины в диаметре 6 сажень: квадратные колокольни имели второй и третий апартаменты высотою по 6-и сажень, квадрат их во втором апартаменте имел 3 сажени 2½ фута, в третьем 3 сажени ровно, толщина стен была: первый апартамент 4½ фута, второй 3½, третий 3; шпиц со стенами, где висел колокол, вышиною 6 сажень, квадратом 3 сажени, толщиною 1 сажень. Кирпича рассчитано было 4½, миллиона, плиты, 360 сажен. Все лето 1753-го года возводили леса3287.

Разборка церкви началась с 20-го октября 1753-го года и закопчена была 16-го июля 1755-го года. Годный к постройке материал складывали в сараи, «мелкий щебень и всякий сор» был частью вывезен, до 600 кубических сажень, и им, «для лучшего проезду подле Монастыря, усыпаны две дороги «и луг пред Монастырем, частью был сложен «в пристойных местах». Работали «присылаемые разных полков солдаты и нанятые вольные работные люди» вместе с монастырскими мастеровыми людьми. К 1-му августа место было окончательно очищено. Разборка церкви с очисткою места обошлась в 6 тысяч рублей. Канцелярия от строений представила Росси, за отличное исполнение возложенной на него задачи, к награде и Сенат выдал ему тысячу рублей3288.

400.000 кирпича от разборки церкви было продано в Дворцовую Канцелярию, а потом вышел указ более кирпича никуда не продавать3289.

При постановлении о разборке соборной церкви Сенатом было решено: «соборную церковь на том ли месте и по прежнему л плану и фасаду по модели строить, о том доклад учинить Ее Императорскому Величеству от Сената, и когда о том указ получен будет, тогда, что всей суммы будет на то строение потребно, о том подать в Сенат из Канцелярии от строений доношенне, по которому об отпуске денег и определение будет учинено»3290.

После разборки церкви было исследовано место, где заложен был фундамент. Вынуто было земли на глубину 5-и аршин от верхнего горизонта. «А ежели против горизонта средней воды в Черной речке, то подлежить еще вынуть в глубину 4 аршина 7 вершков». Сваи были биты под купольными столбами и под колокольнями по 5-и сажень длины, под малыми столбами, державшими свод, по 4 сажени и под наружными стенами и в прочих местах – по 3 сажени. Канцелярией от строений было предписано Конторе строения составить план укрепления почвы под фундамент на случай, если соборную церковь повелено будет строить на прежнем месте. Признано было необходимым углубить и несколько расширить площадь под фундамент и усилить ее укрепление сваями. К прежним 690-и кубическим саженям требовалось вынуть еще до 700 кубических сажень земли, свай новых вбить до 7.0003291.

Сенатским указом 6-го марта 1750-го года утверждено было ассигнование 134.800 рублей «на поземное в циркумкоференции каменное строение», с раскладной на 4 года, по 33.700 рублей в год3292.

Еще с 21-го декабря 1755-го года в Монастыре предполагали бить сваи «в циркумференции под поземное строение», на тех местах, которые предположено было застроить каменным зданием «из кирпичей, полученных от разобранной соборной, церкви». И уже был выведен фундамент. Со следующего года начали строение3293.

Живо сооружали «на сваях ростверк», поставляли песок и клали плиту в фундамент по Южной линии и в заворот по каналу к Черной речке3294. Но скоро работы постигла привычная уже участь монастырского строения: оно стало.

Дальнейшая история этого строения у историков Лавры является запутанной и неясною.

У историков Лавры говорится, что от церкви святого Феодора был выстроен в 1762-му году «боковой Монастыря флигель поземного стрения на погребах вчерне, а на углу двуапартаментное здание, где Библиотека, под карниз вчерне ж без крышек»3295. Посередине была башенка3296. После 1762-го года сделаны крыши и все строение «отстроено, как удобно, к выходам, для расположения семинарского, со всеми принадлежащими ко оной вновь каменными службами и двором, где оная и расположена». На углу закончено двухэтажное здание, и на нем возведен купол с медною главою, вызолоченною чрез огонь червонным золотом, а внутри отделано для Библиотеки шкафами Казанского дуба, под лаком3297. По сообщению в книге архимандрита Амвросия, башня начата строением около 1760-го года и отделана вчерне около 1770-го года3298, а в другом месте – «линия сия отделана около 1760-го года»3299.

Действительный ход работ был такой.

В 1758-м году «в заворот от новостроящейся башни к малой церкви» «исправлена», то есть сооружена, на прежде сделанном фундаменте часть каменного строения и при нем «трапеза с мезонином с нижинми и верхними сводами и совсем вчерне под крышку», трапеза 13½х7½ сажень и «между трапезою» 13x5 сажень; да от трапезы к церкви выбучено плитою фундамента на 23x5½ сажень3300. По отчетному описанию 1766-го года новопостроенное поземное строение от малой церкви к каменному каналу, на погребах, с галлереей, – длиною показано в 60 сажень, шириною в 5½–7 сажень, вышиною в 3–42/3 сажени, часть в 2 этажа. При нем большие проезжие ворота в 6½х6½ сажень с балконом и «поверх оных – лантернин с куполом и со звездой, вышиною 4 сажени»3301.

Южный корпус на углу заканчивался башней в 7х7х7 сажень3302.

Затем была выстроена «противустоящая большому строению линия поземного строения на погребах и со архиерейским домом»3303. О времени построения этой линии печатавшиеся до сего времени сведения оказываются неточными. Древнейший историк Петербурга Богданов говорит, что «кельи каменные, в которых архиерей живет, построены в 1743-м году»3304. За ним Пушкарев пишет, что «настоятельские» покои, двухэтажные, против соборной церкви, выстроены в 1743-м году3305.

У архимандрита Амвросия сказано, что «между Ризницей и академической Библиотекой с Запада в линию с поземным корпусом на средине, противу самой соборной церкви находятся настоятельские двуэтажные покои, строенные в 1743-м году»3306. Далее сообщается, что в небольшом расстоянии от настоятельских покоев по обеим сторонам расположены 2 корпуса, также двухэтажные, выстроенные в 1760-м–1765-м годах, из которых в одном помешаются чередные епархиальные архиереи, приезжающие для присутствования в Святейшем Синоде, а в другом приезжие архимандриты. Между этими зданиями с левой стороны находится общая лаврская трапеза, а с правой академические классы3307.

В действитсльности сооружение митрополичьего дома и всей Западной линии происходило в другом порядке. В январе 1761-го года в записке, затребованной преосвященным Сильвестром о положении строений в Монастыре, указание «что прежде надлежит строить», оговорено таким соображением: понеже, пока оное строение не будет состроено, переходить в новопостроенные каменные кельи жить архиерею и монашествующим отнюдь не можно»3308. Следовательно, нынешний архиерейский дом в 1761-м году еще не был обитаем.

Действительный ход работ был следующий.

Зимою 1756-го года подрядчики взялись произвести выемку земли «в циркумференции под поземное каменное строение под фундамент в заворот от строения, производимого от малой церкви до канала, ныне вновь по каменному каналу пред садом к Черной речке против назначенной Конторой другой половины земли»3309. Осенью 1757-го года договаривались уже на поставку Путиловской плиты на лестницы и крыльца3310.

В 1758-м году архиерейские покои были уже отделаны снаружи, а внутри в первом этаже оштукатурена галлерея в 50x1 сажень и средний проезд и выстланы Путиловской плитой, а во втором – зал, 10 покоев и 3 сеней отделаны квадраторною и отчасти штукатурной работой. Всюду сделаны двери и окна. Уложен паркет, предположенный было для малой церкви и рефетории, – в зале и двух ближайших покоях, с наклейкою на сосновом фундаменте, из черного и белого дуба и клена звездами, в 4-х покоях пред залом – наборными из одного дуба штуками, а в прочих покоях – столяренные полы. Поставлены Голландские печи – 13. Отделаны большая и две малые лестницы. Сделан большой с каменными пьедесталами и временными точеными деревянными балясами балкон с фасадной стороны в Монастырь в 13x4 сажепи. Все спешили закончить к 30-му августа, когда ожидали прибытия Государыни3311. Однако, перейти сюда архиерею на жительство пришлось только 4-го февраля 1767-го года, да и то в помещение, невполне готовое, так что пришлось производить все лето этого года значительные доделки3312.

В 1759-м году делали в архиерейском доме печи3313, отделывали входные на верх лестницы, мыли уже полы3314. Зимою этого года здесь похитили 4 дверных медных Аглицких замка3315.

По отчету архитектора в октябре 1761-го года, «в циркумференции поземных каменных покоев с правой стороны одна половина, кроме башни, каменной работой вчерне построены; а в числе той же половины архиерейский дом и от оного несколько покоев совсем, как снаружи, так и внутри уже исправлены». На следующий год предположено было строить «и другую часть тех каменных покоев, лежащую от архиерейского дома до Черной речки». Осенью и зимою 1761-го года вынимали землю под фундамент3316. В этом отчете границы строений указываются от «новопостроенного архиерейского дома»3317. Денег на строение не было и их взяли в взаймы3318.

Раннею весною 1762-го года был произведен вызов подрядчиков на битье свай под предположенное строение по каменному каналу от новопостроенного архиерейского дома к Черной речке и несколько в заворот к церкви святого Александра Невского3319. Каменные работы были начаты в том же году3320.

В 1764-м году уже строили крышу на сооруженном здесь поземном строении от архиерейского дома3321.

По отчету 1766-го года стройние по каменному каналу, то есть Западная линия, показано сооруженным от башни до архиерейского дома длиною 38½ сажень, шириною 5–7 сажень, вышиною 3–42/3 сажени, одноэтажное, на погребах с галлереей и «в середине с мезонином». Архиерейский дом в 2 этажа, с погребами, мезонином и галлереями, длиною 21 сажень, шириною 8–10½ сажень. Далее такое же каменное строение до угловой Северо-Западной башни, какое от Юго-западной башни до архиерейского дома, только ширина его показана 5½–7 сажень3322.

Не вполпе верны бывшие доселе в печати сведения о сооружении и Северной линии. Богданов говорит, что начать строением другой флигель – от конюшен3323, или «строение на погребах, длиною в 61 сажень»3324, в 1760-м году. А в другом месте, – что после 1762-го года здесь, «на углу заднего поземного строения, что к Черной речке», выстроено такое же, как и на Юго-Западном углу, двухэтажное здание с куполом, главою и крестом, «во всем отвечающее» тому, высотою в 18 сажень от фундамента. В нем помещена ризница в шкафах из Казанского дуба под лаком, а внизу устроено помещение для житья ризничего, поклажи денежной казны и при ней караула. От этого углового здания сооружено боковое поземное строение, длиною 61 сажень, по Черной речке к церкви святого Александра Невского, на погребах, с галлереями3325. Архимандрит Амвросий говорит, что ризница построена около 1770-го года3326.

В действительности сооружение этой лилнии происходило в 1764-м–1770-м годах3327.

В 1751-м году чинили купол «каменной», то есть Александро-Невской церкви и возобновляли потускневшую окраску в восьмерике3328. Необходим был ремонт крыши на церкви3329.

Круглая лестница в церковь в 1752-м году была уже «весьма оставлена, для того что для входу во оную церковь с процессией в прошлом 1750-м году, по указу Канцелярии от строений, по силе резолюции Кабинета Ее Императорского Величества, сделана лестница деревянная большая, которая при той церкви для входа весьма прилична». Лестница была сделана «с земли на галлерею против Западных дверей», к торжеству положения святых мощей в серебряную раку, «для приходу с процессией и для удобного взносу раки». В 1752-м году составлена была смета на устройство каменной лестницы, в 3.500 рублей, и в 1760-м году возбуждено было ходатайство об отпуске Сенатом сметной суммы3330.

В 1760-м году Контора строения представила, что «деревянная лестница год от году ветшает и починки происходят ежегодно», но «и с починкой по нужде более нынешнего году простоить не может, ибо от долговременного стояния и что оная не под крышкой, вся пришла в ветхость». Контора указывала на необходимость сооружения ко дню 30-го августа каменной лестницы3331. Деньги на сооружение лестницы не были отпущены, и в 1763-м году Контора строения опять представляла, что лестница «состоит совершенно в крайней ветхости и опасности», так что по починке впредь более одного году и простоять не может». Были составлены сметы – на капитальный ремонт в 750 рублей и на построение каменной лестницы – в 6.200 рублей3332.

Предпринята была постройка каменной лестницы при церкви святого Александра Невского, по образцу лестницы, сделанной при Феодоровской церкви, и деревянного моста чрез Черную речку3333.

Сооружения, возводимые к завершению плана монастырского каменного четырехугольника, вследствие долговременности их производства, не могли устрашить необходимости сооружений в районе деревянного монастырского строения.

6-го мая 1756-го года наместник, иеромонах Никон с экономом, иеромонахом Иоанникием подали доклад архиепископу Сильвестру о том, что Благовещенская деревянная церковь «совершенно обветшала» и следовало бы, вместо нея, «построить вновь деревянную на каменном фундаменте церковь из имеющихся в монастырской ризнице денег». 9-го июня архиепископ Сильвестр положил резолюцию: «для необходимой нужности церкви, а настоящей крайней ветхости перечинить и по манеру другому благословляем, о чем от нас представиться имеет и Ее Величеству». Между тем 6-го июня уже были распубликованы чрез Полициймейстерскую Канцелярию, с барабанным боем, 7 «билетов» с вызовом желающих разобрать старую деревянную церковь и на том же месте построить деревянную на каменом фундаменте из монастырского леса и материалов новую церковь по учиненному плану.

В виду безуспешности первого вызова сделаны были в июне и в июле второй и третий вызовы.

По первоначальному плану, церковь имела длину в 91/3 сажень, а с выступами 10 сажень, ширину 7, а с выступом 71/3 сажень; вышину от каменного фундамента под крышку 22/3 сажени. Стены внутри обтесаны, а снаружи обшиты вдоль, «а не стоячими» «пильными дюймовыми строгаными досками». «Снаружи всего лица вокруг от средины» – пилястры столяренной работы с базами и капителями Дорическими, числом 18; «отборный столяренный карниз с архитравом». Фронтонов наружных с двух сторон прямых 2 и 1 боковой круглый. Не ясны указания в строительных документах о числе глав. В перечне строительных работ показано глав с куполами малых две, с слуховыми окнами3334. Но в то же время, несомненно, на церкви было 5 крестов, которые были вызолочены. По позднейшей описи 1768-го года церковь показана с 5-ю главами3335. Двое входных дверей, 11 окон. Внутри 20 столбов, 4 больших арки и 8 малых овальных, восьмерик, солея в 3 ступени.

Подрядчик взял за работу деньгами 540 рублей и значительное количество хлебных припасов: муки, крупы, гороху, солоду, толокна.

Скоро последовало изменение плана. Дополнительные работы были следующие. По длине церкви в глухой боковой стене сделан выступ «против другой боковой стены» и прорублены окошки; позади алтаря осьмерик разобрать и сделать, вместо окон, двое дверей, с соответствующей переборкой алтарных стенок; «с лицевой стороны, с приходу, по обоим углам» приделать 2 придела, шириною в 1½ сажени, длиною против среднего выступа, вышиной 5 аршин, с 3-мя окнами в каждом и дверью в церковь, и покрыть их на 1 скат; «с приходу с лицевой стороны» сделать крытую на 1 скат галлерею из 10-и бревенчатых столбов, с точеными балясами; в середине сделать купол большой и сверх купола главу; «за Монастырем, где кладутся умершие, около того места срубить ряжи, как показано будет, а под ряжи с нижней стороны подбить сваи или подставить стойки, обжегши прежде, и землю из-под церкви, сколько потребно будет, вынуть и насыпать в ряжи и сравнять место». Дополнительные работы сданы были за 220 рублей и 20 четвертей муки, с особой платой за выемку земли, по 70-и копеек за сажень.

В апреле и мае 1757-го года объявлен был уже вызов на штукатурные работы и подделку каменного фундамента. Подрядчик взялся исполнить работы за 180 рублей с добавлением хлебных припасов. В июле работы были закончены.

4 печи обошлись в 20 рублей и 2 куля муки. Обивка купола и глав железом, потребовавшая расходы 4.982-х листов, обошлась по 25-и рублей за тысячу листов.

Все работы были закончены в 1757-м году3336.

По описи 1768-го года церковь показана в 10x7½ сажень, с одним престолом и двумя приделами при алтаре – для ризницы и для пономарни, и двумя при входе – по правую сторону «для постановления на время умерших» и по левую – для крещения младенцев. Пред церковью галлерея с баллюстрадом на деревянных круглых столбах с дощатой крышей с куполом3337.

Каменная церковь Лазарева воскрешения, осмигранная в 3х22/3 сажени, «построенная по высочайшему повелению в 1717-м году»3338, стояла, по-видимому, не нуждаясь в ремонте.

Благовещенская и Лазаревская церкви обнесены были с трех сторон решетчатым в столбах из пильных брусков полисадником на 137 сажен, при полисаднике в Черной речке пристань в 41/3 сажени длины, ширины 21/3 сажени3339.

Не совсем определительны сведения о колокольнях. У Бoгданова напечатано: «Колокольня при соборной церкви состроена, а каменная будет впредь»3340. Первая колокольня – на мазанковых воротах от Невы, с часами, – «по некольких летах обветшала», колокола с нея были сняты и верх разобран»3341.

В 1753-м голу построена была над воротами к Невской перспективе деревянная колокольня»3342.

По справке 1753-го года, за ветхостью колокольни на столбах, была построена в 1739-м году новая колокольня, которая к 1752-му году, в свою очередь, пришла в ветхость и была разобрана3343.

Построенная против каменной церкви колокольня на столбах, для больших колоколов, обитая вокруг досками, изветшала. В 1744-м году ризничий, иеродиакон Феофилакт письменно заявил Канцелярии Монастыря, что колокольня во время колокольного звона шатается, «а в принаступающий знатнейший праздник святой Пасхи следует быть немалому звону, которого чинить весьма опасно, чтоб за ветхостью колокольни не учинилось бы и людям траты»3344.

В 1754-м году колокола «боевые» и часы прежние поставлены на деревянной колокольне; над «святыми воротами, что от преспективой»3345. Потом, по-видимому, часы опять были сняты, за ветхостью колокольни3346.

В 1754-м году построена была деревянная колокольня, на которую перенесены были колокола как со старой деревянной колокольни, так и с каменной при большой церкви, подлежавшей разборке, бывший уже там – большой кодокол. В июле уже брали краски для окраски построенной плотничной и столярной работой колокольни3347.

«С приезду в Монастырь», или «по прешпекту спереди Монастыря», над святыми воротами, в 1756-м году сооружена была деревянная на каменном фундаменте колокольня, «в 2 апартамента, с куполом и с лантеринцом и с главою», «с колоколами и часами железными», в 10x5 сажень, пред воротами «мост» в 42х10 сажень. К 1768-му году часы испортились и мост обветшал3348.

В 1763-м году, в ведомости о расходе дров, упоминается церковь деревянная святой великомученицы Варвары, «что при кельях деревянных»3349.

У Рубана, в описании Монастыря, показаны 3 купола на 3-х церквах и 2 шпица на колокольне в Монастыре»; купола обиты белым железом, а малые полуглавы вызолочены3350.

«Против деревянной Благовещения Пресвятой Богородицы церкви» в 1743-м году были построены «настоятельские каменные кельи в 2 апартамента», квадратное сооружение в 6x6 сажень, по 3 покоя в каждом этаже с сенями. Нижний этаж со сводами. У нижнего этажа галлерея со сводами на каменных столбах в сажень ширины, не считая столбов в 11/4 аршина. Над галлереей при верхнем апартаменте кругом «деревяный баллюстрат» «с пьедесталами». «На баллюстрат» к каменным кельям приделан деревянный брущатый покой с чуланом в 2½х11/3 сажени. «Подле оных покоев, отступя от каменных келий на две сажени», устроен деревянный на столбах, обшитый досками чулан в 21/6х11/6 сажени. Под кельями погреба «со столбами, арками и сводами». Кельи крыты железом, С 3-х сторон кельи обнесен на 98 сажен забором и на Черной речке устроена пристань в 3x3 сажени3351.

Новыя каменные и старые деревянные «настоятельские кельи были расположены вблизи и в 1762-м году предполагалось сделать между ними галлерею с перилами3352.

В 1743-м году, по распоряжению преосвященного Никодима, для наместника, «за теснотой кельи, в которой он жительство имеет, отчего ему немалы и беспокойствии бывают», построена была при прежней новая деревянная келья в 4x3 сажени3353.

«Первоначальные кельи» у Богданова в Описании Петербурга показаны каменными и названы небольшими3354. По описи 1768-го года «братские кельи, построенные в 1713-м году», представляли собою деревянные мазанки на каменном фундаменте в 2 этажа, в 23х4½ сажени, в первом этаже 6 келий и в них жилых покоев с дощатыми перегородками 16, трое сеней; и верху 15 покоев и трое же сеней. С обоих концов к мазанкам приделано по флигелю в 2 зтажа. Первый флигель в 72/3х6 сажень, с 5-ю покоями и двумя сенями, поваренной, крыльцом и погребом с чуланом, в 6х4½, сажени, с сушилами; при этом флигеле садик, в 22½х13 сажень, в нем две «галдарейки» в, 2x2 и 21/3х21/6 сажени, садик обнесен забором. Другой флигель «в заворот же», и 4x4 сажени, в нем 2 покоя, 2 чулана, сени, из коих лестница в верхний этаж; от покоев – галлерея, забранная досками, в 5x11/4 сажени, позади галлерей кельи в 1 этаж, в ней 3 чулана и сени, при ней погреб; келья с погребом – 7x4 сажени.

«В флигеле, что к Консистории», покоев 4, сени, в другом флигеле 2 покоя и 2 чулана.

При кельях 6 сараев в столбах, забранных из досок, для клажи дров.

За сараями садик в 43x35 сажени и экипажный сарай3355.

Кроме старых, были деревянными 4 «братские новые кельи» в 1 этаж, и 231/3х4 сажени, в них двое сеней с чуланами и 16 покоев. Кельи были обнесены полисадом, «на 20 сажень»3356.

Против настоятельских келий и мазанок в 1753-м году построен бревенчатый мост в 77½х35½ сажень3357.

В 1744-м году выстроена новая трапеза с хлебнею, поварнею, кухнею, просвирнею, сеньми и чуланом в одну связь, на месте обветшавшей старой, у ворот, против настоятельских келий3358. В 1755-м году на место обветшавшей построена новая в 14½х6½ сажень, разделенная на две половины: в первой 4 покоя и 3 чулана, во второй 3 покоя и 5 чуланов; сени, при них по обеим сторонам крыльца, с круглыми столбами слица. Крыта досками. С 3-х сторон трапеза обнесена была полисадником на 52 2/3 сажени3359.

Кухня в 1743-м году забрана в столбы топорными досками и покрыта пильными досками3360. В 1761-мч, году построена при новых братских кельях под одной крышей братская поварня с двумя приспешными покоями, «в заворот» в 302/3х4 сажени3361.

В 1752-м году» вместо обветшалой, построена новая хлебня в 12х52/4, сажень3362.

В 1743-м году перестроена, за ветхостью, столяренная мастерская3363.

В 1744-м году ее мшили3364. В 1752-м году построена новая столярня и бондарня, с сеньми между ними, в 10х5 сажень3365.

При столярне и бондарне были сараи в 20х3 сажень3366.

Построена новая резная светлица и в ней в сентябре 1746-го года ставили новую печь3367.

Была построена новая слесарная светлица и в ней в сентябре 1746-го года ставили печь3368.

В 1745-м году, вместо обветшавшей, построена новая пивоварня, в 14½х5 сажень, с амбаром, при ней сарай в 12½х3 сажени и жилое помещение с 3-я покоями в 5х1½ сажени3369.

В 1751 -м году построено 6 питейных погребов в 172/3х4 сажени, вокруг них галлерея на столбах в одну сажень шириной, над погребами 5 амбаров для хлебных припасов и 1 покой.

Близ этих погребов – погреб отрубной в земле в 10х3 сажени.

«Между погребами и пивоварней обнесено решетчатым полисадом на 176 сажень»3370.

В 1761-м голу построена баня и каменщицкая изба, с сеньми и чуланом, в 11x4 сажени. При них 2 сарая в 4х3 и 6х4 сажени3371.

Подле столярни и бондарни в 1761-м голу построены «разных мастерств мастерские и просвирня», по проспекту 8х3 сажени, в заворот 28½х3½ сажени; в них 4 сени, 3 лестницы, 4 чулана, 8 покоев жилых3372.

Сооружены были разные сараи.

В 1743-м году построен «подле мосту, что чрез Черную речку», сарай над монастырскими медными пушками, в 14x3 сажени3373.

В 1744-м году построено 2 новых известных сарая3374.

Для хранения кирпича и прочих строительных материалов сооружен в октябре и ноябре 1746-го года сарай в 22x4½ сажени, куда и перевозили кирпич из обветшалых сараев3375.

В 1756-м году построены 3 сарая для кирпича3376.

1-го июня 1762-го гола на берегу Невы был пожар от молнии, истребивший монастырские амбары и барки с хлебом. Амбары построены были новые3377.

В 1743-м голу Монастырь освобожден был от помещения в него безумных, «яко ограды не имуищий»3378. Что он «не имеет ограды», он ссылался на это и в 1746-м году3379.

После 1762-го выстроена «пред Монастырем ограда, примыкающая одним концом к церкви святого Александра Невского, а другим – к Семинарии3380, – видимо, нынешняя стена, отделяющая Никольское кладбище от Монастыря.

По описи 1768-го года, уже значится «вокруг всего выше-писанного строения обнесена ограда в столбах из досок на 312 сажень, да по берегу Черной речки из бревен на 100 сажень»3381.

От Невы реки слица построена была стена каменая, – или контрофорс «от ворот, что против собора, на проезжей большой дороге, в упор земли поднятого на Монастыре грунта», длиною 77½ сажень3382.

По описанию Богданова, в Монастыре было 5 ворот: «1. от Невы реки, которые были построены мазанковые и на них была колокольня и сверх ее часы, и по нескольких летах оная колокольня обветшала, колокола с нее сняты и верх разобран, 2. от Невы же реки каменные против алтаря прежней соборной церкви, при которых были затворы железные решетчатые, 3. от Санктпетербурга по большой проспективой деревянные, архитектурной работой сделанные, 4. от конюшенного двора и 5. от саду монастырского3383.

В 1759-м году, в ожидании высочайшего приезда в Монастырь на погребение великой княжны Анны Петровны, сделаны вместо узких и ветхих новые ворота столяренной работы3384.

Монастырь с трех сторон был окружен водою: с Востока – Нева, с Севера – Черная речка, с Юга и Запада – каналы – по другую сторону (от речки) и от саду3385. В 1743-и году копали канал от дровяного двора в Черную речку на 152 сажени для осушки места. Прочищали другие каналы. В Подмонастырной слободе решили было брать налог с домохозяев, по 25-и копеек за сажень лицевой линии дворового места, но потом это предположение было оставлено3386.

Мост чрез Черную речку, деревянный, был починен в 1761-м году. К 1763-му году он пришел в «весьма немалую ветхость и опасность», так что, по заключенно Конторы, даже после ремонта не мог простоять более одного года. Он был подкреплен «стойками, столбами, переводинами и перекладами». Была составлена смета на ремонт в 549 рублей3387.

В 1760-м голу построен мост «от пивоварни через Черную речку в сад», на обрубах, с балясами в 22х2½ сажени3388.

Чинили мосты чрез ручьи – в набережной Подмонастырной слободе, против рыбной топи по Неве, по Черной речке3389.

По прешпективой дороге в 1743-м году возобновили заплывшие каналы по обеим сторонам и сделали спуск воды, каналы были убиты кольем и переплетены прутьем, обошлись по 70 копеек сажень с обеих сторон, до Лиговского канала. Для мощения дороги предполагалось закупить 90 старых барок3390.

В 1746-м году в апреле рабочие Александро-Невского Монастыря были уволены на 1 день от работ «для постановления березок по прешпективой дороге против своих дворов3391.

По описанию Богданова, «при Монастыре по положенному плану и модели» разведен был «сад с аллеями и преспектами»3392.

Сад «по другую сторону Черной речки» «регулярной», с каналами, занимал площадь в 450x360 сажень, то есть 67½ десятин. В саду была «ранжерея» в 18x3 сажени, построенная вместо обветшавшей, в 1759-м году, жилые покои, дворик, службы, теплицы, баня. В конце среднего проспекта, к Черной речке, 8-гранная галлерея в 10x7 сажень, другая, позади, стеклянная с фонтаном, от галлереи чрез канал мост в 6x4 сажени, со шлюзами и гротом, в конце моста небольшая мучная мельница о 2-х жерновах, при ней стеклянная галлерея, – все это построено в 1747-м году. В 1750-м году, «по изволению настоятельскому», при мельнице построены деревянные покои в 10x4 сажени3393.

В саду в 1745-м году работало 399 человек, посажено липок и кленов 60.000 дерев, в 1746-м году 248 чедовек, липок и кленов 60.000, затем по 1753-й год ежегодно работало по 100 человек, посажено липок 49.140 и больших лип 150. На 1753-й год назначено было 100 рабочих и 1.000 липок3394.

В 1756-м году вызывали публикацией желающих взять на себя работы по устройству пруда «против Семинарии и конюшенного двора», «для монастырских надобностей»3395.

Близ регулярного сада – «дворик при глухом озерке», построенный в 1751-м году «по настоятельскому изволению». На дворике деревянное строение на каменном фундаменте в 2 этажа в 7½х4 сажени. В верхнем 3 покоя, двое сеней. 2 балкона, в нижнем – 10 покоев, 4 сени, 2 чулана. С двух сторон – цветники, 2 флигеля, кельи летние, конюшни, садик в 80x40 сажень, с баней, галлереями, службами, фонтаном, беседками3396.

В расстоянии от Монастыря на 17 сажень был расположен конюшенный двор, занимавший площадь в 70x55 сажень, обнесенный дощатым забором в столбах3397.

Конюшенный двор, «обстоящий за Монастырем во близости обведенного около Монастыря канала», в 1743-м году имел следующий вид: идучи от Монастыря к Смоленской ямской слободе, направо, в первой от ворот лицевой линии на углу от ворот направо 4 светлицы с двумя сенями меж ними; по левую сторону от ворот в той же линии 3 светлицы; промеж тех светлиц ворота большие створчатые, при них две «прикалитки», над воротами в лицевую сторону поставлен образ святого Георгия Победоносца в киоте за стеклом: по обе стороны ворот – заборы из топорного тесу в столбах по 4 прясла на стороне. На второй линии от погреба до амбаров забор стойками, 2 прясла в столбах. Подле этого забора 5 амбаров в одной связи. От амбаров на 3-ей линии до стадной конюшни ворота большие створчатые, по обе стороны забор из топорного тесу, по одному пряслу на стороне; конюшня стадная забрана в столбах топорным тесом, двое ворот, «над дверьми образ» Воздвижения Креста Господия. От конюшни до 4-й линии забор из топорного тесу в столбах – 2 прясла, да прикалитка для выхода на сторону. На 4-й линии, конюшня для стоялых лошадей3398. В 1754-м году производилась перестройка конюшенного двора3399.

Скотный двор занимал площадь в 60x36 сажень3400.

Восстановлено было Адмиралтейское подворье, сгоревшее в 1736-м году, но уже на новом месте. Место было указано еще в 1738-м году, но оставалось не застроенным. В августе 1743-го года Главная Полициймейстерская Канцелярия потребовала, по силе закона об обязательной застройке столицы, немедленно приступать к строению3401.

В 1742-м году, осенью, сдан был подряд на постройку двух деревянных изб с сеньми, вместо обветшавших, на подворье в 8-й линии Васильевского острова, занятом постоем солдат3402. В 1743-м году дворник доносил, что необходимо здесь поставить печи и окна, и построить некоторые службы, чтобы можно было сдать в наем, – «многие люди, приходя для найма, спрашивают», – а без того «никто в наймы не берет и оные покои стоят праздны и гниют напрасно»3403. Это подворье сдавалось в наем купецкому человеку и в 1759-м году требовался здесь большой ремонт3404.

В ночь на 24-е мая 1763-го года, при большом пожаре на Васильевском острове, сгорело монастырское подворье в 7-й линии. В нем в это время жил государственной Юстиц-Коллегии вице-президеит Федор Иванович Эмме. В том же году оно было возобновлено3405.

Ремонт деревянных строений, можно сказать, продолжался без перерыва: чинили то лестницу Александрo-Невской церкви, то трапезу, то мост, то конюшенный двор3406.

Кроме того, специальный ремонт был произведен к празднику 30-го августа, на котором выразила желание быть Императрица. По этому случаю было предписано архитектору Петру Трезину «палаты, где бывает пришествие Ее Императорского Величества на тот праздник, и прочие палаты освидетельствовать, большой зал во всех трех рядах» потолки и полы, «все ль в целости и нет ли какой гнили и повреждения оным от многопрошедших лет времени», и, что окажется необходимо, немедленно исправить. Оказалось, что необходимо перестлать большую часть полов, исправить потолки, печи. Смета была составлена Трезиным на 3.300 рублей, но в действительности получился перерасход еще на 1.700 рублей3407.

В 1743-м году, производился капитальный ремонт крыши, печей, стен, крылец, полов, потолков, сделано под кронштейны в нижней церкви и нижней трапезе 14 кирпичных пьедесталов в 1½ аршина, во всех трех линиях выведены в уборных вентиляционные трубы, «понеже в сенях находился великой смрад и пособить было инако никак не возможно»3408. В 1745-му году во втором каменном корпусе был пожар, вызвавший значительный ремонт3409.

В старом корпусе в 1752-м году проектировалось переустройство крыши, «на два ската без перелому», с заменой деревянных стропил кирпичными шинцами (брандмауерами), переустройство потолков и полов, с устройством сводов, как в новых флигелях, замена по галлереям деревянных полов выстилкою по сводам «арляискою плитой, смешав известку на постном масле, чтоб течи не было», подведение фасада под фасад новых флигелей, где «у окошек в наличниках и в постановлении раковин и в прочем» оказывалось «с немалою отменою» против прежнего фасада. Год от года прибавляющийся ветхости привели к тому, что в 1759-м году Контора строении представляла об опасности дальнейшего обитания в 7-и верхних покоях, где помешались благочинный и библиотека, также в кельи духовника и расположенной под нею ризнице. Крыша давала непомерную течь, так, как железные листы на ней изоржавели и продырявились, полы сгнили3410.

В 1743-м году средний карниз галлерии, дотоле покрытый досками и вследствие этого страдавшей от течи и требовавший постоянного ремонта, был перекрыт белым железом3411. В 1743-м и 1744-м годах чинили казенный двор3412. Кузнечная мастерская изба в 1743-м году покрыта была дранью3413. Была и «старая кузнечная мастерская»3414; она была разобрана в июне 1746-го года3415. В 1744-м году был починен столяренный сарай3416. Протизведен был ремонт в 1746-м году в сарае угольном3417.

В 1743-м только году была представлена смета на ремонт, впоследствие указа 1740-го года, монастырской Канцелярии и Конторы строения, помещавшейся «в тех же апартаментах, где и Канцелярия» состояла, здесь нужно было переменить крышу, полы, печи, окна, двери. Кроме того, выведена была из-под Канцелярии труба для стока державшейся в погребах воды. Но за неимением денег ремонт не был произведен и, наконец, в 1747-м году Канцелярия от строений вовсе отказалась производить ремонт монастырской Канцелярии, так как последняя была расположена не внутри, а вне Монастыря3418.

Консистория каменная в 1 апартамент занимала здание, построенное в 1721-м году «по высочайшему поволению». В ней было 12 покоев, сени, внизу погреб, пред зданием крыльцо с балясами. В 1768-м году здание было обветшалое3419.

В «палатах у Александро-Невского Монастыря» или «при Монастыре» обыкновенно «Китайские, Турецкие и Персидские послы и посланники подхожей стан имели и оттуда с церемонней приниманы были». Палаты были приготовляемы под посольства Канцелярией от строений3420.

В 1755-м году останавливался здесь со свитой Турецкий посланник Дервиш-Эфендий3421.

В начале 1758-го года – Турецкий посланник, ехавший от нового султана3422. В 1764-м году, летом, Турецкий посланник, бывший уже в России в 1755-м году, Дервиш-Эфендий, прибывший с поздравлением от Турецкого султана Императрицы Екатерины II-ой по случаю восшествия ее на престол и коронации3423.

В ожидании приезда посланника были отделаны за счет казны «посольские палаты» при Монастыре, в которых имели свой «подхожий стан» Китайские, Турецкие и Персидские посольства3424.

В 1763-м году производилась окончательная отделка нового Адмиралтейского подворья – «против Адмиралтейства по Луговой»: в двух апартаментах – верхнем и нижнем – вставляли стекла в окна3425.

В 1763 году «Палаты» были каменные, имели внутри 10 покоев и 2 сеней. Осенью 1764-го года он были переданы Канцелярией строений в ведомство монастырское и приняты Консисторией3426.

Подворье на 7-й линии требовало в 1743-м году ремонта3427. В 1759-м голу здесь быль крупный ремонт3428.

Подворья к этому времени потеряли связь с Монастырем и являлись для него только доходными домами.

Приведение в порядок зданий в силу указа 1740-го года не было закончено, и в 1752-м году начинается бесконечное дело с ходатайствами о ремонте первого корпуса. Начатые с предположений небольших почннок в нижней церкви и ризнице, ходатайства с годами расширялись и, наконец, заявляли, что сооружения, оставаясь без починки, приходят в разрушение: крыша давала неудержимую течь, полы по галлереям сгнили и провалились. Необходимо было переделать всю крышу, переделать полы, потолки. С 1752-го года ходатайства оставались без удовлетворения и в 1760-м году3429.

Заведывание всеми работами сосредоточено было в «Конторе строения Троицкого Александро-Невского Монастыря», где «присутствующим» был гвардии капитан-поручик Феодор Королев. Контора подчинена была действовавшей в столице Канцелярии от строений, на утверждение которой и представляла свои постановления. Контора производила торги на подряды по работам. Канцелярии от строений, предварительно разрешения рассчета за работы, присылала от себя уполномоченного для освидетельствования работ3430.

Королев оставался в Конторе строения Монастыря до февраля 1756-го года, когда сдал имущество Конторы, по описи, Росси3431.

Контора помещалась сначала в апартаментах вместе с монастырскою Канцелярией. В виду обветшания помещения, Контора была переведена в две монастырские светлицы – резную и слесарную3432.

Руководил всеми работами архитектор Петр Антон Трезин, который и представлял в Канцелярию от строений ведомости – погодные, а потом и помесячные – о работах мастеровых людей каменного дела – рещиков и квадраторов, кузнецов и столяров. Ведомости сохранились с мая 1743-го по март 1747-го года3433. В конце февраля 1743-го года велено было по данным от Трезина пунктам архитектору Михаилу Земцову иметь наблюдение за плотничными работами, как на сваи клали брусья. Но он в начале марта отказался, ссылаясь на болезнь, при которой он не может «ездить по студеным ветрам», и добавляя, что «сваи набиты и земля вынята и розвезена и пришло время насаживать брусья и делать ростверк, и оное дело мастерское» можно и без его присмотру исправить, «а осмотрение самонужнейшее и касающееся до нас тогдашнее в грунте при положении первого камня»3434. В марте 1751-го года Трезин временно уезжал в Италию и его заменял мастер Казасопра3435.

С 1753-го года заведывал архитекторской частью надворный советник Игнатий Иванович Pocси3436, или, как его называли сначала, Россий3437, – Ignatio Rossii или Rossy3438, который и подписывает все строительные требования3439». Росси за труды по разборке соборной церкви, по постановлению Сената, получил в награду 1.000 рублей3440.

«Присутствующий Конторы строения Александро-Невскогo Монастыря, надворный советник Игнатий Россий» в 1754-м году просил отдать ему «за квадратные деньги» в потомственное владение пустопорожнее место – «на проезжей улице с моста в Набережную слободу». Здесь прежде было казенное строение и жил архитектор Швердфегер, после него Еропкин, с 1740-го года Королев. Королев построил было себе здесь, вместо обветшалого, новое «строение» на монастырский счет, но Росси в 1754-м году это строение сломал и перенес на другое монастырское место, «близ монастырского конюшенного двора, подле большого канала, что около Монастыря, при прочих светлицах». Место имело 551 квадратную сажень, слица 9½ сажен, в длину 53½ сажени3441.

Каменного дела мастер Фасатий – Fassatis3442 получил 140 рублей, по-видимому, за треть года; он подписывает ордера по строению в январе и феврале 1743-го года3443, а в мае уже Трезин3444.

В 1752-м году смету составлял мастер Вейс3445.

В 1753-м году, 5-го мая, от Канцелярии от строений прислан был для руководства строительными работами «каменного дела мастер» Антоний Антонедо. Но Контора строения Монастыря, в виду того что оставалось лишь доканчивать каменные работы в куполе, не признала возможным освободить прежних руководителей работ от дальнейшего руководства и вместе с Антонедо поручила руководство работами каменного палатного дела мастеру Вейсу и архитекторскому подмастерью Фадееву3446.

В 1756-м году поступил на службу в Монастырь Ревельский житель, иноземец Иоган Фридрих Пост (Post) для «исправления всякой резной работы» и обучения резному делу монастырских учеников. Жалования он потребовал 200 рублей денег и соответствующее количество провианта3447.

В 1743-м году издано было распоряжение переписать на работах всех вольных рабочих и беспаспортных, не держать3448.

В счет ассигнованной из Штатс-Конторы суммы в 19.769 рублей получено было в 1741-м году 5.000 рублей, в 1742-м году 9.769 рублей и в 1743-м году 5.000 рублей. Вся эта сумма была и израсходована на заготовку материалов и на расходы по личному составу, приблизительно по равной части. В 1744-м году отпустить положено было Сенатом половину исчисленной по смете суммы – 13.738 рублей, но за умалением денежной казны отпущено было из С.-Петербургской рентереи сначала только 5.000 рублей; но затем, вследствие иастойчивых требований Конторы строения, отпущена и остальная сумма3449.

В 1756-м году на сооружение в «циркумференции» служительских и других помещений Сенат отпустил с ассигнованием на 4 года 135.000 рублей, но к 1768-му году оказалась в действительности полученною только половина этой суммы3450.

18-го февраля 1757-го года Святейший Синод имел суждение о том, что, «по известным ныне нужнейшим государственным обстоятельствам, как из сообщенных от Сената ведений значит, настоит нужно потребных государственииых расходов немалая надобность». Имея в наличности в Канцелярии Синодальной экономического правления в Москве сумму в 116.000 рублой, Святейишй Синод подал всеподданнейший доклад о том, что он подносить 100.000 рублей Государыне «ко употреблению на означенные государственнные потребности» и испрашивает повеления принять эту сумму в Москве. Не получая никакого ответа и опасаясь, как бы в Москве деньги не были израсходованы на текущие надобности, Святейший Синод в июле предписал в Москву Канцелярии Синодальной экономического правления – «стотысячную сумму, отложив от прочих, особо хранить оную крепконаблюдательно». 30-го августа Государыня, будучи на празднике в Александро-Невском Монастыре, «по окончании обеденного стола, всемилостивейше изустно указать соизволила подносимые Ее Императорскому Величеству от Святейшего Синода из доходов синодальных деньги 100.000 рублей, которые имеются в Синодальной Экономической Канцелярии и ожидаемо было, куда оные принять поволено будет, высочайшего Ее Императорского Величества указа, отдать все на строение соборной большой в оном Троицком Александро-Невском Монастыре имеемой быть церкви». Об этом архиепископ Сильвестр 1-го сентября письменно доложил Святейшему Синоду. Получение денег в Москве и доставка их в Петербург вызвали много хлопот. Росси дважды публиковал в газетах, не пожелает ли кто внести деньги в Контору строения в Петербурге и получить равную сумму в Москве. Желающих не нашлось и с установлением зимнего пути в конце ноября посланы были уполномоченные с охраной. Между тем 7-го декабря к архиепископу Сильвестру явился камергер Василий Иванович Чулков и объявил словесно высочайший указ: ежели поныне деньги из экономической Канцелярии не отданы, то не отдавать, а буде отданы, то по-прежнему возвратить в Канцелярию, а 100.000 рублей на строение соборной церкви Государыня имеет пожаловать из особливой суммы. Полученные уже в Канцелярии от строений деньги были возвращены3451.

В 1758-м году, по именному указу 6-го марта, ассигновано из казны на продолжение монастырского строения 132.802 рубля3452.

Когда в 1760-м году понадобилось около 25.000 рублей на ремонт первого корпуса и устройство каменной лестницы к Александро-Невской церкви, Сенат сообщил Святейшему Синоду, что Святейшему Синоду «довольно неизвестно, что по причине нынешних военных обстоятельств в деньгах на самонужнейшие и чрезвычайные расходы состоит крайний недостаток», что на монастырское строение требуемую сумму «Сенату определить, совершенно не откуда» и что Святейшему Синоду подложить произвести необходимую ассигновку из своих экономических доходов3453. Святейший Синод ответил, что «Правительствующему Сенату довольно известно», что все доходы по Экономической Канцелярии распределены в расход еще со времени Петра Великого, с 1710-го года, по табели бывшего Монастырского Приказа, что последующими высочайшими повелениями на те же доходы отнесена «великочисленная сумма», употребляемая в чрезвычайные расходы в разные внутренние и внешние заграничные места, что все скопившиеся остатки в 1758-м году по высочайшему соизволению были переданы на армейские воинские потребности, что в данное время в синодальной казне полное оскудение, «так что и настоящих непресекомых расходов исправлять должно с крайней по недостатку нуждой, и опасно, дабы не последовало в том конечной остановки», что 100.000 рублей, отпущенные было на строение Монастыря, взяты обратно и что Святейший Синод настаивает на ассигновке потребной на указанные надобности суммы3454. Сенат постановил: «Святейшему Правительствующему Синоду сообщить вторично ведение и требовать, дабы оный благоволил на исправление в Невском Монастыре ветхостей требуемую сумму из синодальных экономических доходов ассигновать хотя в два или три отпуска», или же повелел бы принять в монастырское ведение монастырское строение в его наличном виде и положении, «почему б Правительствующий Сенат во исправлении показанных ветхостей, дабы оттого не учинилось вящшего в строении повреждения и более, как ныне, попечения и излишнего с Святейшим Правительствующим Синодом в переписках утруждении не имел»; хотя доселе на исправление ветхостей в монастырских строениях суммы и отпускались из Штатс-Конторы, «но тогда оная Контора больше в состоянии была, нежели как ныне», когда она «едва исправляется» вследствие множества чрезвычайных расходов». Святейший Синод опять ответил Сенату, что отпустить необходимую на ремонт Монастыря сумму из синодальных доходов «всемерно невозможно»; что же касается приема в ведение Монастыря монастырских cтpoeний по их наличности, то по этому предмету было запрошено заключение Александро-Невской Канцелярии. Сенат о своих постановлениях давал указы Канцелярии от строений и та присылала в Святейший Синод за получением ассигновки, но получала ответ, что деньги выданы не будут. Монастырская Канцелярия дала заключение, что строения в них наличности не могут быть приняты в ведение Монастыря, вследствие их крайней ветхости. Святейишй Синод согласился с этим, о чем и сообщил Сенату3455.

Передача монастырских строений в ведомство монастырское в силу указа 1740-го года долго но могла быть осуществлена, так как монастырские строения, за недостатком денег, не могли быть приведены в исправное состояние и Монастырь отказывался их принимать. В 1747-м году секретарь или протоколист Канцелярии от строений Михаил Родичев побуждал Контору строения к скорейшей передаче строений Монастырю и предписал заведывавшему Конторой поручику Королеву переселиться из монастырской Канцелярии, где он пребывал, в удобный апартамент внутри Монастыря3456.

Канцелярия от строений ходатайствовала пред Сенатом, чтобы, наконец, она была освобождена от ведения выстроенными сооружениями и могла остаться только при обязанности возводить новые строения по плану и модели; но для этого необходимо было получить надлежащую сумму на капитальный ремонт монастырских строений, с тем, чтобы они затем были переданы в ведение Монастыря3457.

Сенат писал Святейшему Синоду, что по силе указа 1740-го года все, что в монастырских строениях явилось подлежащим исправлению по отзыву монастырской Канцелярии и было указано мастером Фасатием, «против их требования починено и со излишеством и в доброе состояние приведено было», затем «и после того неоднократно починивано ж и в содержание монастырское отдавано», но, не смотря на все это, Монастырь отказывался принимать в свое ведение постройки, ссылаясь на то, что на строение «кровля весьма ветха и имеется великая теча, также полы и потолоки ветхи ж»3458.

Глава четвертая. Завершение монастырского строения

Императрица Екатерина II. Записка архиепископа Гавриила 1764-го года о строении в Монастыре. Строительная работа 1764-го и 1765-го годов. Всеподданнейшее ходатайство 1766-го года. Высочайшие указы 19-го июня 1766-го года. Феодоровская и Златоустовская церкви. Перемещение архиерея в новый архиерейский дом и братии в каменные корпуса. Феодоровские корпуса. Архиерейский дом. Церковь Всех святых. Западная линия. Доделки. Дальнейшее строение. Новая дирекция строения. Назначение Северо-Западного и Юго-Западного угловых зданий, вместо церквей, под ризницу и библиотеку. Северный корпус и сад. Поручение дирекции строении Монастыря архиепископу Гавриилу. Отстройка Южного корпуса для Семинарии. Постройка новой соборной церкви: составление плана: высочайшие рескрипт и указ 26-го февраля 1776-го года; план; закладка; строение; иконостас; иконы, роспись и внутреннее убранство; колоколенные башни; освящение 30-го августа 1790-го года. Распространение семинарского строения. Ворота и надворотная церковь Всех скорбящих Радости. Ограда. Разборка Благовещенской деревянной и расширение Лазаревской церквей. Богадельня. Окончание строения. Кавалерская зала. Дома. Лавки. Рабочие. Мастера – архитекторы: Росси, Антонедо, Шпекле, Старов, Живописное дело

28-го ноня 1762-го года вступила на престол Российский Императрица Екатерина II-я3459. Царствование Императрицы Екатерины II-й, получившей в истории титул Великой, принадлежит завершение строения Александро-Невского Монастыря, начатого Императором Петром Великим.

В начале 1764-го года архиепископ Гавриил представил на высочайшее благовоззрение записку «о строении Александро-Невского Монастыря, что в нем, по мнению архиерейскому, надлежит вновь построить и что от прежнего стронишя для прочности и удобности к житью исправить». Записка на первом плане ставила пожелание о постройке новой каменной соборной церкви «со всем ее благолепием, колокольней и часами». Затем следовали указания на необходимость или желательность: в старом каменном строении – в двух церквах и в первом флигеле в двух залах сделать, «вместо накатных ненадежных потолков, каменные своды»; в верхней церкви сделать, вместо деревянного, каменный купол, как это сделано в новой боковой церкви; во всех кельях в окнах сделать железные решетки; в больших кельях «скласть простенки, для удобнейшего житья»; в церковь святого Александра Невского сделать каменную лестницу «в симметрию построенной пред церковью, на правой стороне стоящей»; в «новопостроенном флигеле» «плезирные кельи» – нижние и верхние – переделать в жилые, а в обе церкви сделать иконостасы и закончить церкви отделкой; в «боковом новопостроенном каменном флигеле» также переделать «плезирные покои» на жилые; на Юго-Западном углу «две церкви малые, нижнюю и верхнюю, сделать теплые со украшением иконостасами и прочим благолепием» и «весь флигель покрыть железом»; «в флигелях, кои еще имеют строиться», устроить трапезу для монашествующих, поварню и хлебню; на Северо-Западном углу также устроить две теплые церкви; сделать каменную ограду вокруг Монастыря, «где строением не займется место»; «пред Монастырем к берегу Невы реки полуциркуль каменный сделать и канал к святым тамошним воротам вырыть, по плану и модели показанные». Далее следовали пожелания сделать «каменный мост чрез Черную речку», устроить каменные погреба с ледниками, амбары, пивоварню, оранжерею, баню, галлерею в саду–вместо обветшалой деревянной, «вокруг саду каменную ограду, без которой никаким образом саду сберечь не возможно, да и от воров всегда опасно», вне Монастыря – конюшенный двор, «семинарский дом, а в нем церковь, школы, жилые покои, трапезу, поварню, хлебню и амбары каменные; ибо хотя ныне и имеются деревянные школы с церковью, наверху состроенною, на каменном фундаменте, а жилые покои, трапеза, поварня, хлебня и амбары без фундамента каменного, токмо уже все строение и ограда обветшали». «Да близ Монастыря имеется озеро, при котором состроен дом деревянной небольшой и в нем на верху кельи церковь; также при озере галлерея, чрез озеро мост и на нем галлереи ж построены и рассажены аллеями березки и прочие дерева; но все то строение пришло в ветхость и требует иное починки, а иное и вновь переделки». На первую очередь ставилось устройство лестницы к Александро-Невской церкви и строений на Западной линии, с трапезой, поварней, хлебной, погребами и ледниками; первое потому, что, «за крайнею ветхостью» лестницы, входить в обе церкви, «наипаче в праздничные дни, когда бывает собрание Богомольцев, опасно», а второе потому, что, «пока оное не будет состроено, переходить в новопостроенные каменные кельи жить архиерею и монашествующим отнюдь не возможно».

Государыня положила на записки 17-го марта 1769-го года резолюцию: «рассмотреть Ивану Ивановичу Бецкому и сообищться для помещения монастырского Семинарии и прочих монастырских нужд с Тепловым»3460.

Генерал-поручик, действительный камергер и Академии Художеств президент Иван Иванович Бецкой был над строениями Ее Императорского Величества домов и садов главный директор3461. Ему «сообщиться» предстояло с Григорием Николаевичем Тепловым, сыном истопника, обучавшимся когда-то у архиепископа Феофана и сделавшимся в царствование Екатерины II-ой известным государственным дятелем, сенатором и статс-секретарем, бывшим неизменным секретарем всех высших Комиссий и сложившим свои кости в 1779-м году в Лазаревской церкви3462.

Бецкой тотчас же стал собирать необходимые сведения и дал приказ прежде всего построить к церкви святого Александра Невского каменную лестницу и исправить ветхости первого корпуса3463. На исправление первых необходимостей было отпущено в 1764-м году 20.000 рублей и составлена смета на 109.000 рублей3464. Лестница была устроена в том же 1764-м году в 7х7х52/3, сажень3465, и в 1765-м году закончена3466. В Канцелярии строения домов и садов, кроме того, имелись сметы 1763-го года на устройство в Монастыре сада в 189.000 рублей, на постройку каменной Семинарии, вместо деревянной, 321.800 рублей, на каменные скотный и конюший дворы 52.000, на исправление каменной стенки по берегу Черной речки – больверка, моста и устройство полуциркуля к Неве, гавани и пруда 88.000, на доделки в флигелях и церквах свыше 30.000 рублей3467.

На Западной линии шла отделка строений от архйерейского дома к Черной речке: делали крышу, двери, рамы3468.

Вынимали землю по Северной линии под строение и под ворота3469. В 1765-м году отделывали штукатурной работой и крыли железом первый Восточный корпус3470.

В июле 1766-го года был заключен договор с вольными, оконничного дела мастером города Копенгагена Аггеем Хиллизцом на вставку Бемских стекол в обе церкви, архиерейский дом и прочее поземное строение, в новый и старый корпуса3471. Устраивали оконные решетки3472.

В июне 1766-го года архиепископ Гавриил обратился со всеподданнейшим докладом к Государыне, ходатайствуя, чтобы было «повелено или дозволено» архиепископу «перейти и братию перевесть в новопостроенные на другой стороне Черной речки каменные кельи, которые кельи, хотя вчерне и состроены и оштукатурной работою и прочим нужнопотребным изотделаны, понеже оные к помещению братства весьма надобны, по надлежащему отделать и как первые, так и другие железными решетками и двойными окончинами снабдить; церкви на другом флигеле в симметрию с теми, в которых служба совершается, верхнюю во имя святого Феодора, старшего брата Александра Невского, и нижнюю во имя святого Иоанна Златоуста сделанные, освятить», – и так как в них еще нет иконостасов, то, «пока настоящие состроятся, в Феодоровской поставить имеющийся при Святейшем Синоде Кенигсбергский иконостас, а в нижней, Златоустовской, если не сыщется где-нибудь готового, новый сделать, какой возможно, по скорости; ограду на первый случай, хотя деревянную, где прилично, решетчатую из пильных брусков, а в других меетах из барочных или других досок вокрут Монастыря и садов сделать». Архиепископ заключал доклад словами: «ежели будет всемилосердое высокомонаршее благоволение и всевысочайшее повеление, то все оное строение невеликой суммою под присмотром статского советника господина Россиа, которого под ведомством Невский Монастырь строится, уповательно, что в 2 месяца может и справятся, только б и я, всенижайший, от господина Россиа, что следует к прочнейшему и первонужнейшему распорядку, в совет был приглашаем»3473.

19-го июня 1766-го года последовали 2 высочайших указа3474.

«Указ нашему генералу поручику Ивану Бецкому.

Понеже намерение наше есть, чтоб Санктпетербургский архиерей и Александро-Невского Монастыря архимандрит с братией того Монастыря переведен был в скорости для житья в новопостроенные на другой стороне Черной речки каменные кельи; того ради вам повелеваем: 1-е, те кельи, которые вчерне уже состроены, штукатурной работою и прочими потребностьми отделать, так как оные к помещению братии весьма надобны, и как прежние, так и сии новые железными решетками и двойными окончинами, где надобно, по показанию архиерея, закрепить; 2-е, в церквах на другом флигеле в симметрию с теми, в которых ныне служба совершается, нет еще иконостасов, то, чтоб, пока настоящие отстроятся, в верхней святого Феодора, старшего брата Александра Невского, поставить имеющийся при Синоде Кенигсбергский иконостас, а в нижней, во имя святаго Иоанна Златоустого, буде не сыщется где готовой, сделать новый, какой возможно, по скорости, дабы оные обе церкви как наискорее можно было освятить; 3-е, ограду, на первый случай хотя деревянную, где прилично и от архиерея показано будет, решетчатую, а в других местах из простых досок вокруг всего Монастыря и садов сделать. Все сие неотменно, как наискорее, сего лета отстроить, подтвердить при том наикрепчайше статскому советнику Россию, дабы в нуждах монастырских ничего в том строении пропущено не было; чего для приказать ему, Россию, чтобы он принимал советы самого apxиepeя во всем, что к обрядам и нуждам монастырским на первый случай построить востребовано от него будет. А какую сумму на сие строение от нас повелено держать, о том от нас, дано знать сего числа в Канцелярию от строения.

Екатерина. 1юня 19-го дня 1766-го года. Петергоф».

«В Канцелярию от строения.

К великому нашему неудовольствию, усмотрели мы из поданых нам счетов от помянутой Канцелярии, что определяемая от нас сумма не на те именно строения употребляется, на которые от нас выдаваема бывает, а от того столь великая беспорядица происходит, что те строения, которыя мы повелеваем производить безостановочно, противу воли и намерсения нашего не производятся, так как мы увидели, что из 20-и тысяч рублей, в 1764 году апреля 6-го дня выданных по нашему указу из Коллегии Экономии на первый год к строению Александро-Невского Монастыря, взято Канцелярией в противность того нашего указа 18.849 рублей с копейками и употреблены на другие дела, а то же самое делается по Петергофским и другим строениям. Наше намерение есть, что всякое место, имея свою положенную сумму, не должно уже никакой остановки иметь в своих строениях, а напротив того о всех новых строениях, на которые годовой суммы не положено, надобно нам немедленно представлять с показанием сметы. Чего ради чрез сие повелеваем, чтобы Невскому Монастырю определенная уже сумма, до которой было отнюдь посторонними издержками касаться не надлежало, немедленно была возвращена оттуда, куда оная употреблена; а какое строение мы повелели в Невском Монастыре сего лета производить, о том от нас знать дано сего числа нашему генералу поручику Бецкому. Отныне же повелеваем Канцелярии, подтверждая наистрожайше под опасением нашего гнева, чтобы суммы, нами определенной к какому либо строению, на другое отнюдь не употреблять и из места в место не переводить. Где не будет таковых переводных счетов, тут и повод отнмется к непорядочным, а иногда и неверным издержкам.

Екатерина. 1ионя 19-го дня 1766-го года. Петергоф».

Работы по строению после этого пошли быстро. Летом 1766-го года в Феодоровской и Златоустовской церквах иконостасы были поставлены, – в первой Кенигсбергский на голубой камке, а во второй новый, – и осенью вызолочены и раскрашены3475. На церкви на куполе была золоченая глава. Контора строения 1-го февраля 1767-го года требовали уже от Монастыря приема двух-нижней святого Иоанна Златоустого и верхней святого благоверного князя Феодора Новгородского – церквей, «ко освящению совсем состоящих в готовности», архиерейского каменного дома, «с прочими в поземном строении по обе стороны того архиерейскаго дома покоями», по каменному каналу к Черной речке, и новостроенных флигелей, «к житью удобными совсвм сделанных»3476. 10-го февраля составлена была комиссаром опись3477.

8-го марта 1767-го года уже отмечается, что выраженная 19-го июня 1766-го года высочайшая воля, чтобы архиерей с братией перешел в каменные кельи на другой стороне Черной речки, исполнена: архиерей уже с братией в те кельи и перешел3478. Архиепископ Гавриил (Кременецкий) в одной из своих позднейших бумаг вспоминает»: «хотя всего нужного и не исправлено, однако пред отъездом Ее Императорского Величества в Москву, по всеподданнейшему моему докладу, дозволено мне перейти», «в новый Монастырь для жительства», «и перешел с братией февраля с 4-го числа» – 1767-го года3479.

Иконостас Златоустовской церкви быль написан в 1766-м году «находящимся при Святейшем Правительствующем Синоде живописцем» Алексеем Антроповым. Он же и раскрашивал иконостас. Им было написано 18 образов: «образ Христа Спасителя, окружен херувимскими лицами»; «образ Пресвятой Богородицы с Предвечным Младенцем, такожде окружен херувимами»; образ святителя Иоанна Златоустого; образ святителей Василия Великого и Григория Богослова; Царские двери, на которых изображено 4 евангелиста и Благовещение; Северные и Южные двери, на которых изображены херувимы с пламенным оружием; Тайная Вечеря; Воскресение Христово; Вознесение Господне; Рождество Христово; Богоявление Господне; Сошествие Святого Духа; Вход во Иерусалим; Преображение Господне; Успение Пресвятой Богородицы; «образ избранных святых, на коем 4 фигуры»; «образ избранных святых, которые викториальные дни»3480.

Кроме того, Антроповым написаны в нижнюю церковь местный образ святого Иоанна Златоустого, в алтарь-Господа Саваофа, две хоругви на объяри травчетой голубой с образами на одной – Воскресения Христова и святого князя Александра Невского, а на другой – Богоявления Господня и святого князя Феодора Новгородского3481.

Монастырь, прежде уплаты стоимости работа, запросил отзыва состоявших при Канцелярии строения домов и садов «благородных и почтенных господ живописного дела мастеров – Ивана Бельского и Ильи Вишнякова. Те, по освидтельствовании работ, нашли, что показанная за работу цена – 550 рублей – «состоит не высока» и образа Антроповым «по художеству его написаны исправно искусною живописною работою»3482.

В верхнюю церковь Антропов написал местный образ святого князя Феодора Новгородского3483.

В 1766-м году в среднем павильона между архиерейским домом и наугольной «церковью» делали потолки и в галлерее от угла архиерейского дома к церкви по каменному каналу от Черной речки исправляли своды и стены, арки между столбами3484.

В августе 1766-го года на новопостроенном от арххерейского дома по каменному каналу к Черной речке в поземном каменном строении собирались устраивать железную крышу3485, но, по недостатку средств, нашли возможным устроить только временную крышу из досок3486. Производили слесарные и кузнечные работы3487. Делали печи3488. Вокруг Монастыря, как и против сада, по каменному каналу, до Черной речки, делали деревянную решетчатую ограду3489.

Феодоровский корпус в первом флигеле имел в верхнем этаже 13 покоев, во втором флигеле 14, в третьем – в нижнем этаже 2. Рефетория сквозная в 2 апартамента. Во всех трех линиях галлерея3490.

Архиерейские покои имели 2 этажа. В первом сделан был в середине проезд и по обе стороны проезда 10 покоев. Во втором 10 покоев и зал3491.

В архиерейском новом доме устроена была домовая церковь Всех святых. В отчетах Конторы строения об устройстве этой церкви нигде не упоминается. Только в реестре рабочих, бывших в 1766-м году на постройках в Монастыре, имеется глухая запись, в августе: «у дела в поземные каменные покои от архиерейского дома к печам и очагам связей, скоб, засовов, яко ж и к делу в новопостроенную верхнюю церковь для укрепления иконостаса скоб, крючков и прочего»3492. Хотя, разумеется, это упоминание может относиться и к Феодоровской церкви, в которой в это время ставили Кенигсбергский иконостас. Видимо, церковь в архиерейском доме устроена была на средства архиерея. В описи 20-го августа 1768-го года она уже значится – «крестовая в доме архиерейском Всех святых»3493. По описи 1860-го года сказано, что эта церковь была расположена «в Юго-Восточном углу дома, вверху на хорах, в той малой комнате, которая ныне служит книгохранилищем», и называлась, и даже в бумагах писалась церковию келейной архиерейскою. Она была «мала, тесна, низка», притом со входом с Южной стороны3494. По сообщению историков, церковь Всех святых в доме митрополита освящена в 1767-м году3495.

По правую сторону архиерейского дома – кухня с очагом и двумя покоями, от кухни к башне 10 покоев с галлереей, у них в мезонине 4 покоя. По левую сторону – к Черной речке – 9 покоев, хлебная, кухня, трапеза, сени, в них лестница в мезонин, по галлерее от архиерейского дома к Черной речке между столбами окончины со стеклами, пол выстлан кирпичем на ребро, в мезонине 2 покоя3496.

Помещение было невполне готово и в июне 1767-го года требовалось, между прочим, сделать в архиерейском доме «близ церкви крестовой две кельи маленькие деревянные для теплоты и убранства» и «дорогу от Александро-Невской церкви к кельям архиепископа прямо проложить» и «чрез яму бывшей соборной церкви переходы от келий до келий братских» сделать. Денег в Конторе строения не было, и архиепископ Гавриил предлагал позаимствовать требующуюся небольшую сумму из монастырской казны3497.

В Златоустовской церкви в феврале 1767-го года подвешивали к иконостасу лампады3498. Тем не менее обе церкви были освящены только в 1770-м году3499.

Сданы были работы по изготовлению железных фигурных решеток в архиерейский дом и флигеля3500. В просфорне «для теплоты» сделан каменный простенок3501.

В 1767-м году доканчивали устройство Русских печей и очага в хлебне, пирожной и братской кухне в поземном строении по каменному каналу3502. В 1768-м году на части строения от архиерейского дома к Черной речке, законченной еще в 1765-м году, заменили временную деревянную крышу железной3503.

Что же касается общего приема строений, то Монастырь, как-будто, от него воздерживался. Видимо, все было закончено наспех и требовало доделок. Комиссар Конторы строения не раз ходил к эконому Монастыря и просил принять от него строения по описи, но эконом отвечал, что не имеет на прием приказания архиепископа. А затем, когда возникла формальная переписка, ответил, 10-го декабря 1767-го года, ссылаясь на высочайшее повеление 1732-го года, что он не допускает частичного приема, ожидая, когда все строение будет закончено и исправлено обветшавшее. Строения в церкви оставались в ведомстве Конторы строения и в январе 1768-го года3504.

Продолжалось дальнейшее строение по плану.

В ноябре 1767-го года сдан подряд на устройство новой крыши на Южном корпусе3505.

На Духовских корпусах собирались в 1767-м году деревянную крышу заменить железной3506.

Еще в 1766-м году производили выемку земли3507 и заготовляли Тосненскую плиту для фундамента Северного флигеля3508. В 1767-м году идуг энергичные пpедcтaвлeния об отпуске средств на «каменное строение, которое производиться имеет от саду по берегу Черной речки к церкви святого благоверного великого князя Александра Невского»3509. Но, впрочем, выемка земли и битье свай продолжались и в 1768-м году3510. И только со второй половины строительного сезона этого года начато было строение3511. В 1769-м году уже сооружали крышу3512 проектировали штукатурную и столярную отделку3513.

9-го июля 1768-го года заведывание строением Монастыря поручено было высочайшим повелением ассосору Долгово-Сабурову, а высочайшим указом 8-го января 1769-го года «строение Монастыря» поручено «в дирекцию находящемуся в Синоде за обер-прокурора брегадиру Чебышову», причем и асессору Долгово-Сабурову поведано было «при производстве того строения быть по-прежнему»; счета за каждый год отсылать в Коллегию Экономии. «Но дабы ничего пропущено не было, что касается до выгодности нужд монастырских, и все то, в чем оное строение отменено быть должно противу плана того, по которому сей Монастырь застроен, последовало с собственной Ее Императорского Величества апробации», было повелено: «как о том, так и о всем производстве того строения сведение иметь тайному советнику Теплову, который так, как и брегадир Чобышев, с ним обще, докладывать Ее Императорскому Величеству имеют в случаях, требующих Ее Величества собственной резолюции»3514.

В тот же день 9-го июля, отпущено на необходимые расходы, впредь до составления сметы, 10.000 рублей3515.

В феврале 1771-го года архиепископ Гавриил обратился к Теплову со следующим письмом: «в плане Невского Монастыря со стороны, которая к саду, на углах положено построить по две церкви, которые и построены вчерне под купол. Но как в семь Монастыре и кроме того имеется 5 церквей, да 6-я соборная построится, которых, как я усматриваю, довольно, для Ризницы же и Библиотеки таких мест, которые бы от огня и других приключений предохранены и безопасны были, но нахожу, почему полагаю мнение, чтобы на углу, который к Черной речке, место, назначенное для верхней церкви, отделать для Ризницы, а внизу – кельи ризничему, так, чтобы из них ход в Ризницу был; в другом углу верхний и нижний этаж отделать для Библиотеки. Но как Ее Императорское Величество благоволила повелеть вашему превосходительству иметь сведения о строении оного Монастыря, почему я сие мое мнение и сообщаю вам на рассмотрение»3516.

Ответ получился следующий: «сего октября 23-го дня Ее Императорское Величество высочайше повелеть соизволила, чтобы в назначенных по старому плану и модели Невского Монастыря на углах циркумференции, построенных уже наружно, для церквей двух зданий под куполы церквей в них не отстраивать, а вместо оных в одном из них место утвердить для хранения ризницы с нижними покоями для жития ризничего, а в другом – место для хранения Библиотеки с нижними же покоями, к Библиотеке принадлежащими, по тому расположению, как поднееенным Ее Императорскому Величеству докладом о том представлено. Октября 29-го дня 1772-го года. Григорий Теплов»3517.

В строительный сезон 1773-го года башня на Северо-Западном углу уже была покрываема и окрашиваема крыша3518.

Угловая Северо-Западная башня, во всем сходная снаружи с церковью святых Феодора и Иоанана, показана в 2 этажа, мерою 8x8 сажень и в 18 сажень вышины3519.

Обе башни – Ризница и Библиотека – заканчивались отстройкой в 1773-м году: производилась работа наверху снаружи, окраска, вставка стекол3520.

К 1773-му году историки относят завершение строения Северного корпуса – на погребах, от Ризницы к Благовещенской церкви, с галлереей, длиною в 61 сажень, для жительства низшей братии3521, и «разведение» сада на Западной стороне Монастыря3522, после и полисадом обсаженного3523, а также посадку от настоятельских келий к соборной и угольным церквам тенистых аллей3524.

По отчетным ввдомостям 1771-го года, это строение, как законченное, было передано, по описи, Монастырю в 1771-м году. Оно показано длиною 61 сажень, шириною 5–8 сажень3525. Башня заканчивалась в 1773-м году3526.

К 1774-му году Монастырь «циркумференциею» был закончен, оставалось построить соборную церковь и ограду по больверку от Александро-Невской до Феодоровской церкви3527. Окончательно отделывались только угловые башни Западной линии – Ризница и Библиотека3528.

7-го июня 1774-го года Государыня чрез Теплова повелела, «чтоб Петру Петровичу Чебышеву более над строением!» Невского Монастыря дирекции не иметь, а остаться производству оного строения на таком основании, как оно ныне, есть, доколе от Ее Величества новое о сем высочайшее повеление последует»3529. А затем чрез того же Теплова архиепископом Гавриилом получен был следующий рескрипт.

«Преосвященнейший архепископ Санкпетербургский Гавриил.

Как строение Невского Монастыря вам известно по вашему пребыванию и начальству в том Монастыре и требует оно надзирания ближайшего, то мы, ведая вашу к тому способность и усердие к трудам для славы храмов Божиих, поручаем вам отныне навсегда главную дирекцию строения сего Монастыря и с находящеюся для производства оного Конторой, в которой определили быть по-прежнему, у отправления дел конторских и строительных, коллежскому ассесору Ивану Бровцыну. Мы охотно желаем, чтобы ваше преосвященство труд сей, к благолепию Церкви Божией служащий, на себя приняли, и пребываем к вам благосклонны. Екатерина. Ноября 18-го дня, 1774-го года»3530.

Одновременно с рескриптом Государыня, по докладу Теплова, повелела Государственной Коллегии Экономии на отстройку строения для Семинарии, на постройку стены каменной по болверку от Невы реки вокруг Монастыря и отделку внутреннюю для Ризницы и Библиотеки отпустить из доходов зкономических 15.619 рублей 773/4 копейки3531.

Отпущенная сумма предназначалась «на постройку в Монастыре флигеля с правой стороны для Семинарии, на построение вновь при ней трапезы, приборной, кухни, приспешной, бани, трех больниц, сарая», ограды – «как около Семинарии, так и Монастыря со стороны Невы» – и шкафов в Ризнице. Все строение в 1775-м году окончено было квадраторною работой3532. Отделана Библиотека, построены «определенные по плану для выгод Семинарии 3 корпуса и между ними стеной каменной перемкнуто»; по каналу проведена каменная стенка в 5 аршин высоты до больверка, протяжнием в 5 сажень; сооружена каменная ограда против Монастыря по больверку и покрыта железом. В конце августа семинарские строения были приняты по описи ректором Семинарии, архимаидритом Иоанникием3533. Стена, соединяющая Северный корпус с церковью святого Александра Невского и в ней ворота и калитка, построена еще осенью 1774-го года3534.

15-го ноября 1774-го года Государыня выразила волю, чтобы архиепископ Гавриил поручил архитектору Старову сочинение проекта о строении соборной церкви. В год с небольшим работа была исполнена и 17-го февраля 1776-го года архиепископ Гавриил представил план и смету на высочайшее благовоззрение. В круглых цифрах, по смете было исчислено на сооружение фундамента 85 тысяч рублей, «за отломку от калждого флигеля строения до 6-и сажень» 5, на постройку церкви 204, всего, за вычетом имевшихся в распоряжении строительной Конторы сумм и материалов, 268.000 рублей. 26-го февраля Государынею были подписаны следующие рескрипт и указ3535.

«Преосвященный архиепископ Новгородский. Возвращая с апробацией нашей план, сочиненный архитектором Старовым на построение церкви в Невском Монастыре, повелели мы приложить тут для сведения вашего и копию нашего повеления, данного Коллегии Экономии вследствие вашего купно тут бывшего представления об отпуске суммы на произведение сего здания, при коем повелеваем быть архитектору Старову, в прочем как сие строение воздвигнуто быть имеет под распоряжением вашего преосвященства, то и возлагаем мы полную надежду на любовь вашу к благолепию храма Господня, что тщание о прочном сооружении оного и весь хозяйский присмотр в рассуждении употребления определенного на то иждивения наилучшим образом соблюдены будут.

Пребываио впрочем вам благосклонная Екатерина»3536.

«Указ нашей Коллегии Экономии.

По плану, нами апробованному, на строение церкви в Невском Монастыре, и по смете, что на то учинена архитектором Старовым в 268.162 рублей 90 копеек, всемилостивейше повелеваем из доходов сей Коллегии, во-первых, на строение, что потребно в отделке фундамента, отпустить 84.598 рублей 90 копеек, разделяя выдачу сей суммы, на 2, то есть на настоящий и будущий 777-й года, в каждый по 42.299 рублей по 45 копеек, а потом и остальную сумму на произведение полного здания – 183.564 рубля – имеет оная Коллегия выдавать чрез будущие от того 10 лет ежегодно по 18.356 рублей по 40 копеек, отпуская все сии деньги в распоряжение архиепископа Новгородского Гавриила, коему мы производство сего строения препоручили»3537.

По плану, «длина соборной церкви со стенами и папертью была показана 35 сажень, ширина в большом корпусе против купола 20, против проходов, то есть меньшей ширины, 15, ширина паперти с колокольнями 16, куполу ширина и длина между стен 8, среднему проходу ширина между стен 6, боковые проходы шириною в 2½, длина среднему проходу от паперти до купола между стен 15, боковым, проходам длина 13, длина алтарю со всею колоннадою и иконостасом 6½, ширина сего алтаря со всем же 9½ отверстие в куполе средних дуг или арок ширина 5». «Вышина церкви в боковых проходах 8 сажень, а с средним сводом и кровлей 11, вышина колоколен с верхним украшением и крестом 22, вышина купола, считая с земли по колонны 11, снизу колонн по верхний свод 6½, свод купольный вышиной по лантернин 5, лантернин вышиной 3½, шириною 2, ширина оного купола с наружными колоннами 10, вышина внутри среднего прохода 9, вышина внутри купола по лантернин 22½, а вся вышина церкви с куполом, верхним украшением и крестом 29»3538.

В строительные месяцы 1776-го и 1777-го года вынимали землю под фундамент по новому плану, вбили 18.626 свай, настлали на них брусья, стали бутить фундамент, и выкладывать его плитным камнем, продолжая эти работы и в 1778-м году. Для стока воды вырыт был канал в Неву, потом засыпанный. Устройство фундамента, рассчитанное по смете в 85 тысяч рублей, дало экономии 17½ тысяч.

«Новая соборная церковь, по выводе фундамента из земли, заложена в 1778-м году, 30-го августа, в присутствии Государыни, архиепископом Гавриилом». К торжеству заикладки сделан был от Александро-Невской церкви к фундаменту и по фундаменту дощатый помост, шедший по фундаменту в виде крытой галлереи, разукрашенной «Коринтическими» капителями, базами и пилястрами, гербами, колонками, вензелями, клеймами и разного рода другими орнаментами. Парусинная крыша выкрашена была в желтый цвет и имела на себе вензель святого великого князя Александра Невского с сиянием и короной.

В основание положены в серебряном вызолоченном ковчежце мощи святого Андрея Первозванного и серебряная доска с следующею надписью:

Во имя

Всемогушего и Всеблагого Бога Отца и Сына и Святого Духа

созидаемому

повелением Благочестивейшей, Державнейшей Великой Государыни Императрицы Екатерины Второй храму,

в Высочайшем Ее Императорского Величества,

Благоверного Государя и Великого Князя,

Наследника Всероссийскаго,

Павла Петровича

и Супруги Его, Благоверной Государыни Великой Княгини

Марии Феодоровны

присутствии

и при Благоверном Государе и Великом Князе

Александре Павловиче,

положися основание

в лето от воплощения Сына Божия

1778,

благополучного Ее Императорского Величества царствования

в 17-й год, августа в 30-й день,

при архиепископе Новгородском и Санкт-Петербургском в Гаврииле

в Александро-Невском Монастыре3539.

Строение собора началось с мая 1779-го года3540.

К 1781-му году возведены были стены на 8 сажень и одна колокольня, на которую в 1782-м году были подняты колокола. В 1786-м году сооружение храма вчерне было закончено3541.

Здание было сложено из обожженного кирпича с прокладкой белого камня – тесаной Путиловской плиты, длиною в 5 и 6 четвертей и толщиной в 2 и 2½, вершка. Здание храма продолговатое, крестообразное, увенчанное большим круглым куполом, с 16-ю окнами. имеющим на себе второй, малый купол. На Западной линии возвышаются две четырехугольные колокольни. С Западной стороны устроена паперть с двойною колоннадой, в ней ведуг в храм трое дверей. С Южной и Северной сторон – крыльца с пилястрами3542.

В 1786-м голу подняты были уже кресты, в июне на правую колокольню, а в августа и на левую. В 1787-м году поднят крест на купол храма.

На куполе и колокольнях кресты железные, обложенные золочеными медными листами; главы медные, вызолоченные через огонь. На кровле по обеим сторонам храма, над боковыми дверями, и между колоколенными башнями над входными дверями также поставлены кресты3543.

В 1782-м году работавший при постройке Исаакиевской соборной церкви мастер Игнатий Пинкети – Luigt Pinchetti3544 – взялся отделывать мрамор для иконостаса, рассчитанного первоначально по смете Старова в 23.619 рублей, но затем доведенного до 75.686-и рублей. Эта сумма, по докладу митрополита, и была отпущена в 1786-м году. Стоимость мраморных работ исчислена была в 25,000 рублей. «Медное украшение на мраморный иконостас бронзовой работы, с позолотою», исчисленное стоимостью в 35.000 рублей3545, было отдано мастерам Петру Ажию, Авраму Сандосу, Эст-Бергу и Тумму3546. Свое содействие работам оказывали Бронзовая Экспедиция и Петергофская гранильная фабрика.

Иконостас из белого Итальянского мрамора. Все пилястры, архитрав, карнизы и две круглые цельные арки с бронзовыми вызолоченными розетами. Вокруг образов Сибирский агат красноватый с белыми жилками. Иконостас весь по краям убран бронзовыми вызолоченными рамами. Царские врата обложены вызолоченною бронзою и над ними лучезарное сияние с облаками, украшения на них «вылиты из составных металлов для различия цветов». Нижний цоколь в крылосах из Итальянского синего мрамора, а плинт и прочее из Итальянского же мрамора пепельного цвета, с бронзовым вызолоченным баллюстрадом3547.

Царские врата из дуба сделаны были Федором Каушем и в них 6 положенных образов – Благовещения и евангелистов – написаны, на медных круглых дсках, жпвописцем Мейтерлойтеном3548.

В мраморный иконостас 2 местных образа, Спасителя и Богоматери, образа в Северные и Южные двери были написаны инспектором шпалерной мануфактуры и профессором Академии Художеств Иваном Акимовым. Им же был написан образ Господа Саваофа поверх иконостаса. Спаситель изображен воскресшим, а наверху Господь Саваоф и Дух Святый; Божия Матерь изображена в небосном сиянии, в момент явления апостолам на 3-й день после успения3549.

Лепные и отливные работы сданы были Итальянцу Фонтано за 9.950 рублей: капители, медальоны, сияние, облака, рамы, розеты, перевивки, изображения ангелов, цветы3550.

20 скульптурных изображений на колоннах сданы были скульптору Академии Художесгв Федору Шубину за 4.000 рублей, 2 изображения Веры и Надежды, 8 херувимов и 8 барельефов ему же – за 5.700 рублей3551.

С наружной стороны над дверьми в храме были помещены «резные на камне изображения»: над главной дверью – «Ветхозаветное приношение всесожжения», над дверью вправо, к Югу, «Явление Бога Моисею в купине несгораемой», влево, к Северу, «Вручение Богом Моисею скрижалей Завета», над Южной – «Явление Святой Троицы Аврааму у дуба Мамврийского», над Северной – «Встреча блудного сына»3552.

Роспись церкви сдана была в 1787-м году живописцу Федору Данилову. По росписанию архитектора Старова, в верхнем своде было изображение Бога Саваофа в облаках, затем большой свод разделялся на 16 частей с орнаментом, в лунетах 4 евангелиста, «по двум концам поперечного креста церкви» – полукруглые большие образа: «Иоанново видение» и «Создание света»; вся внутренность церкви раскрывалась 3-я–4-я разными колерами: белым, серым, голубым, светлым, палевым. При исполнении Данилов не написал евангелистов, но добавил в своде в 16-и овалах апостольские лики. Евангелисты были написаны живописцем Мейтерлейтеном. Им же были написаны 2 образа над боковыми входными дверями внутри церкви: «святого Александра Невского с его воинством» и «святых Жен Мироносиц, приходящих ко Гробу». На первом образе написаны две армии – Российская и Шведская, между ними Нева; при Российской армии в некотором отдалении святой Александр Невский, молящийся и призывающий Бога в помощь, вверху – Спаситель и сияние3553.

В храме против правого клироса устроено было царское место, подобное устроенному в придворной церкви3554. Над ним портрет Императрицы Екатерины II-й, во весь рост, писанный Левицким, а напротив, на левом столбе, портрет Петра Великого. Под последним укрплена бронзовая золоченая доска, на которой вырезана летопись построения Монастыря3555.

Лепные барельефные и карнизные работы закончены в 1789-м году. В 1790-м году поставлен иконостас3556 и 30-го августа 1790-го года, в присутствии Государыни и императорской Фамилии, совершено было освящение храма митрополитом Гаврилом3557.

В 9-м часу утра кавалеры ордена святого Александра Невского и знатные особы собрались в собор. К 10-и часам прибыл крестный ход из Казанского собора. В 10 часов прибыла Императрица, была встречена, по обычаю, у святых врат митрополитом с духовенством и затем проследовала в Благовещенскую церковь, в которую накануне были снесены святые мощи Александра Невского из верхней Александро-Невской церкви. Под колокольный звон и при громе орудий, сторжественным крестным ходом святые мощи были перенесены в собор. В преднесении святого креста, священных хоругвей и святых икон следовало духовенство. Духовник Государыни нес великокняжескую корону святого Александра Невского. Кавалеры ордена святого Александра Невского несли святые мощи, а кавалеры ордена святого Владимира поддерживали над ними балдахин. За святыми мощами следовала Государыня, окруженная кавалергардами, за Государыней – Наследник Цесаревич Павел Петрович с супругой, великою княгинею Марией Феодоровной и великие князья Александр и Константин, статс-дамы, фрейлины и прочие знатные особы обоего пола. Расставленные по Монастырю войска отдавали воинские почести склонением знамен, музыкой и барабанным боем.

Рака со святыми мощами благоверного великого князя Александра Невского поставлена за правым клиросом.

В этот день митрополиту Гавриилу сослужили архиепископы Псковский Иннокентий (Нечаев) и бывший Херсонский Евгений (Булгар). Слово произносил архимандрит Юрьевский Ириней (Клементьевский), впоследствии архиепископ Тверской, потом Псковский. После Богослужения Императрица в покоях митрополита принимала поздравления и имела обеденный стол3558.

Вскоре после освящения церкви освящен был, 9-го октября 1790-го года, и придел во имя святого благоверного великого князя Александра Невского, «в нижнем этаже Южной колокольни»3559.

Накануне освящения храма Императрица пожаловала в Монастырь драгоценный образ «Моление о чаше», золотой чеканной работы, на лапись-лазури, подаренный Императрице папой. В 1790-м и 1794-м годах Императрицей принесено в дар собору много картин из освященных событий, преимущественно Фламандской школы. Многие из них подлинники известных художников, а другие – копии3560. «Икона Благовещения Пресвятой Богородицы в алтаре, за престолом, почитаемая произведением художника Рафаэля Менгса. Икона состоит их двух частей, верхней и нижней. В верхней представлен Господь Саваоф сидящим на облаках, окруженным сонмом ангелов и ниспосылающим на землю Духа Святого, Которого окружают херувимы. В нижней части начертано самое Благовещение. Икона писана на холсте, и поставлена в деревянной вызолоченной раме; вышина иконы 5 аршин 6 вершков, ширина 3 аршина 1 вершок. Над Южными алтарными дверями – икона Спасителя благословляющего, произведение Фламандского художника Антуана Ваи-Дика, писана на холсте. Над Северными дверями – икона Богоматери с Продвечным Младенцем, кисти Куверчино; писана также на холсте. На правом клиросе средняя икона Богоматери с Предвечным Младенцем и верхняя Спасителя, приемлющего поругание, и на левом клиросе средняя Богоматери и верхняя Воскрешения праведного Лазаря, – писаны художником Венецианской школы Яковом Бассано. По сторонам Северных боковых дверей две большие картины: с правой стороны Снятия Спасителя со креста, или точне, тот момент, когда тело Божеетвенного Страдальца, только что снятое с древа казни, было приготовляемо к погребению; картина эта написана кистью Рубенса; с левой стороны Введения во храм Пресвятой Богородицы, – написана с оригинала Петра Теста художником Дрождиным и куплена была Кабинетом за 700 рублей. Вверху над дверями картины: Вознесения Господня – Григория Угрюмова, – куплена Кабинетом за 750 рублей; пророков Давида и Малахии – Бельского, куплена за 200 рублей; Аггея и Захарии – Дрождина, куплена за 200 рублей, Тайной Вечери – с оригинала Павла Веронезского, писана Иваном Пустыниным, куплена за 600 рублей; Спасителя, изгоняющего торжников из храма – с оригинала Моисея Валентина, Французской школы, писана Воиновым, куплена за 300 рублей; Отречения апостола Петра – с оригинала Валентина, писана Воиновым, куплена за 300 рублей. По сторонам Южных боковых дверей – две большие картины, из которых на одной святой Василий Великий возбраняет Императору Валенту святое причащение, – писана Греком Георгием Скливою, куплена за 650 рублей, подлинник этого рисунка работы Петра Сюблейры находится в Риме, в церкви святого Петра; на другой святый Амвросий Медиоланский возбраняет Императору Феодосию Великому вход во храм, с картины Рубенса, писана Бельским, куплена за 400 рублей. Над дверями Южными: икона Преображения Господня – Мошкова, куплена за 500 рублей; пророков Даниила и Иеремии – Уткина, куплена за 200 рублей; Исаии и Михея – его же, куплена за 200 рублей. Картины, изображающие разные события из жизни святого князя Александра Невского, писаны разными лицами: Торжественный вход святого князя во Псков – Угрюмовым, куплена за 800 рублей; Видение Пелгусия, Уткиным, куплена за 300 рублей; Битва святого Александра на реке Неве при устье Ижоры, Греком Скливою, куплена за 500 рублей».

27-го августа 1791-го года Императрица принесла в дар собору 2 серебряных паникадила, в 12½ и 11/4 пудов, 2 хрустальных и 2 медных. Большое серебряное помещено посреди храма, малое – в алтаре, на горнем месте. В том же году Государыня пожаловала в собор золотые Богослужебные сосуды около 12-и фунтов весом, золотую лампаду около 7-и фунтов, с брилиантовой кистью3561.

В 1786-м и 1787-м годах выстроены были по обеим сторонам соборной церкви проходные каменные галлереи3562.

В начале лета 1788-го года был сделан канал для спуска воды в Черную рчку от алтаря соборной церкви и к зиме засыпан3563.

В 1793-м году на колокольне устроены боевые часы3564.

Сооружение соборного храма не прерывало быстрого хода и других строительных работ.

В 1784-м году Государыня отпустила в распоряжение митрополита Гавриила 9.740 рублей «на распространение каменного строения в Александро-Невском Монастыре для помещения С.-Петербургской Семинарии3565. В 1785-м году были выстроены и в 1786-м году отделаны новые «каменные палаты» в 2 этажа со службами. А в 1786-м году к ним уже сделана каменная же пристройка3566.

20-го июня 1783-го года по высочайшему повелению отпущено 5.000 рублей на построение святых каменных ворот и над ними приходской церкви и в 1784-м году 5.0003567.

Церковь Пресвятой Богородицы, Всех скорбящих Радости, над святыми вратами Лавры, начата сооружением в 1784-м году 25-го мая, летом 1785-го года поставляли Путиловскую плиту на пол в церкви3568. Церковь сооружением окончена в 1786-м году и 15-го июля освящена. Храмовой праздник 24-го октября. Внутреннее пространство 9х4 сажени. Все здание древней Греческой архитектуры3569.

В 1786-м году под церковью был отделан жилой покой3570.

Во всеподданнейшем докладе 5-го марта 1785-го года митрополит Гавриил писал:

«Всеавгустйшая и всемилостивейшая Монархиня.

По высочайшему Вашего Императорского Величества повелению при въезде в Невский Монастырь ворота и над ними церковь каменные построены, но площадь пред теми воротами огорожена забором из досок, а чтобы фасад сей ограды соотвтствовал великолепию и фасаду ворот, нужным почитаю помянутую площадь обнесть каменной оградой; архитектор на построение оной назначил 6.935 рублей. Я, поднося проект той ограды, всеподданнейше Ваше Императорское Величество прощу всемилостивейше повелеть оную построить и назначенные в смете архитекторской 6.935 рублей в Контору строения Александро-Невского Монастыря отпустить»3571.

Просимая сумма тотчас же была отпущена и в 1785-м году «с приезда прешпекта полуциркульная ограда» была построена и покрыта, а в 1786-м году и выкрашена3572. Вслед за «полуциркулем для площади к Невскому проспекту» была выстроена ограда «от приходской церкви до Черной речки» в 1786-м году3573.

23-го июля 1786-го года митрополит распорядился строить из остаточных сумм каменную ограду от каменных ворот до Черной речки, «да вне Монастыря, и конце ограды, каменную богадельню»3574. Строительные материалы для богадельни, доставляемы были в лето 1786-го года3575.

Богадельня каменная была выстроена в 1788-м и 1789-м годах, «идучи от Монастыря, по левую сторону, внутри при ограде», на монастырский счет3576.

В 1789-м году были выстроены «ограды»: «от Консистории с палаткой к Лазаревской церкви», или «от Лазаревской церкви по дороге», – и по Черной речке от Лазаревской церкви к Александровскому мосту – на монастырский счет, из свечной суммы. На ограду по Черной речке была внесена Турчаниновыми 1.000 рублей3577.

Историк Лавры, архимандрит Амвросий пишет: «все лаврские здания вне Лавры, на левом берегу Черной речки, обведены каменной оградой, в которой на Северной стороне расположены жилые комнаты для служеб, погреба и богадельня»3578.

Деревянная Благовещенская церковь в августе 1787-го года снова была разобрана и «на ее месте выстроена в том же году каменная трапеза к нынешней Лазаревской церкви» на средства действительного статского советника Леонтия Васильевича Елагина3579, а прежний Лазаревский храм, имевший пространство 41/3х47/5 сажень, весь обращен в алтарь. В 1788-м году обер-камергер, сенатор, граф Николай Петрович Шереметев пристроил к Лазаревской церкви каменную палатку3580.

В 1789-м году на данные графом Шереметевым 1.600 рублей выстроена трапеза Лазаревской церкви3581.

В 1789-м году было решено Семинарию поместить в «Феодоровском флигеле», а «Александро-Невский флигель» устроить так, чтобы в нем могли поместиться все монашоствующие3582.

В лето 1791-го года в Благовещенской каменной церкви деревянный пол заменен каменным из Путиловской плиты и переделано крыльцо3583.

В 1788-м году с 21-го февраля переделаны старые каменные корпуса Восточной линии, 20-го июня 1786-го года начисто кончено3584.

Работы шли, не ослабевая, быстрым темпом.

Архиепископ Гавриил требовал подробного и постоянного отчета в расходовании сумм на строение и, в свою очередь, докладывал о ходе дела Государыне. В своих распорядительных указаниях по постройкам он с несомненностью проявил выдающиеся таланты строителя. Эти его таланты были настолько очевидны, что Государыня в 1783-м году, поручила ему распоряжению постройкой давно начатой Успенской церкви на Петебургской стороне3585.

Завершив одну работу и выяснив необходимость другой, он обращался со всеподданнейшим докладом об ассигновании средств и никогда не получал отказа. Далеко не все работы были производимы на казенный счет. На строение были обращаемы и все монастырские суммы.

Рядом со строением собственно Монастыря, митрополит занялся и строением доходных домов – для обеспечения обители в будущем.

В 1785-м году выстроены были Монастырем каменные лавки и харчевни в 1 этаж со сводами и в 1786-м году закончены отделкой. В 1785-м году израсходовано было на постройку 7.400 рублей3586.

В 1789-м году выстроены Монастырем 2 каменных двухэтажных дома по Невскому проспекту3587.

Завершив строение Монастыря, митрополит Гавриил обратился к Государыне со следующим всеподданнейшим докладом:

«Всеавгустйшая и всемилостивейшая Монархиня.

Ваше Императорское Величество повелели мне 1774-го года ноября 18-го дня иметь главную дирекцию строения Александро-Невского Монастыря, с находящейся для производства дел Конторой.

Соборная церковь и другие главные строения, назначенные по плану, произведены к окончанию.

Не благоволите ли, всемилостивейшая Государыня, повелеть той Конторе не быть?

Находившиеся при оном строении статский советник и кавалера. Александр Окунев, надворный советник и кавалер, архитектор Иван Старов, сколько споспешествовали строению и прочности церкви, равно и сбережению суммы, так что назначенною в смете ценою материалам и работам в 1774-м году до сего 791-го года при всем возвышении ее, церковь отстроена, всеподданнейше Ваше Императорское Величество прошу удостоить их высочайшего вашего благоволения.

Коллежские секретари, архитекторский помощник Михаила Мелентьев и комиссар Иван Булкин должность свою проходили с особливым рачением.

Секретарь, архитекторский ученик, конторские служители и мастеровые в делах своих были исправны; мастеровые, по соображению их работ с полученным жалованием, заработали вдвое.

Но благоволите ли, всемилостивейшая Государыня, повелеть выдать им годовое их жалованье.

Секретаря и конторских служителей отослать в Герольдию ко определению к местам; мастеровых, нужных для Монастыря, оставить при нем, а прочих, как они относились к Конторе строения домов и садов, отослать в оную.

Коллежскому секретарю, комиссару Ивану Булкину, который получал 180 рублей в год, как он по старости лет и тупости зрения должности своей продолжать не может, возложенные же на него должности с малых лет проходил тщательно и беспорочно, определить пенсион.

Осталось еще отстроить подле соборной церкви зал для кавалеров, поднять место под мощами святого Александра, покрыть барельефы для прочности маслом и планировать Монастырь; на что экономической суммы, включая в оную оставшиеся материалы, числится 23.530 рублей; прошу повелеть оную употребить на сие строения.

Соборная церковь, яко здание возвышенное, дабы сохранена была прочность ее, требует не чрез один год присмотра; находящиеся же поныне при Конторе строения архитекторский помощник, коллежский секретарь Михаила Мелентьев довольные опыты оказал своего знания в строении ее, особливо купола и латернина, и как все части церкви ему известны, всеподданнейше прошу повелеть оставить его при Монастыре, и за тщательное прохождение его должности, равно и за труды, которые он будет продолжать, как в окончании помянутых строений, а паче в соблюдении целости соборной церкви, повелеть производить нынешнее его жалованье по 200 рублей на год.

Деревянное строение для Конторы, где за помещением оные в кельях Монастыря, жил статский советник Окунев, состоящее подле самой Семинарии и Монастыря, прошу повелеть оставить в пользу той Семинарии и Монастыря».

«Подано: апреля 4-го дня 1791-го года»3588.

Именным указом митрополиту Гавриилу 24-го апреля 1791-го года, на представление митрополита об окончании под ведением и руководством его в Александро-Невском Монастыре соборной церкви и других главных строений по плану, Императрица изъявила благопризнательнооть митрополиту за его «собственное в сем Богу угодном деле усердие и подъятые труды»; начальника Конторы строения, статского советника Окунева пожаловала в действительные статские советники, надворного советника Ивана Старова в коллежские советники, причем Окулеву повелено было присутствовать в Конторе строения дворцовых домов и садов с сохранением получаемого жалованья. Конторе строения Невского Монастыря повелено было «более не быть», Окуневу, Старову находившимся при Конторе – архитекторскому помощнику Михаилу Мелентьеву, комиссару Ивану Булкину, секретарю, архитекторскому ученику, конторским служителям и мастеровым выдать не в зачет каждому годовое жалованье из оставшейся от строения суммы, секретаря и конторских служителей отослать в Герольдию для определения к делам, а мастеровых, за оставлением нужных для Монастыря, в Контору строения домов и садов. Комиссару Булкнну, по старости лет и слабости здоровья не могущему продолжать службу, производить в пенсию получаемое им жалованье – по 180 рублей в год. Архитекторский помощник Мелентьев оставлен на службе при Монастыре с сохраненнем своего жалованья – по 200 рублей в год. «На содержание и случающиеся исправления соборной церкви» отпущено по 1.200 рублей в год. Экономическая сумма, оставшаяся от строения соборной церкви, обращена на отстройку возле нее залы для кавалеров и на другие нужные, по усмотрению митрополита, исправления. Деревянное строение, принадлежавшее бывшей Конторе, оставлено было в пользу Семинарии и Монастыря3589.

Для увековечения исключительной деятельности митрополита Гавриила по сооружению собора Императрица, всегда бывшая признательной к заслугам, повелела Академии Художеств изсечь из мрамора поясной барельефный бюст митрополита Гавриила и поместить его в собор. Этот бюст из белого мрамора, высеченный Козловским, поставлен в западной нише придела, где почивают святые мощи3590.

За время долголтнего строения Монастыря, при Монастыре на монастырской земле поселились «разного звания люди», имевшие отношение к постройке. Высочайшим указом 1783-го года велено было очистить монастырскую землю для помещения служителей. Оказалось 11 домов мастеровых Конторы строения домов и садов. У 6-и были собственные дома, которые и были приняты в Монастырь по оценке в 1791-м году3591.

В 1791-м году устроена в первой линии от соборной церкви кавалерская зала «на случай собрания» кавалеров ордена святого Александра Невского3592 30-го августа и в 1797-м году над главными входными вратами соборного храма поставлен барельеф ордена3593.

Первое время оставался у архитекторского надзора Игнатий Росси, первоначально подписывавшийся по-Итальянски3594, а потом ставший подписываться по-Русски.

К 1766-му году им произведены следующие работы: разобрана соборная церковь, покрыть Феодоровский корпус и произведена его доделка, на Феодоровской церкви устроен купол, при церкви – лестница, выстроены Южный корпус с воротами, Юго-Западная башня, архиерейский дом, поземное строение в Западной линии, лестница при Александро-Невской церкви, деревянная колокольня, деревянный мост чрез Черную речку, кирпичные заводы по Черной речке, казенный мастерской двор «позади Монастыря сбоку на правой стороне» и при нем контора, рисовальная мастерская, столярня, кузница, магазин, позади мастерского двора, за каменным каналом – дворы и службы для служащих при Монастыре, приготовлены чертежи для сада» конюшенного и скотного дворов, Семинарии, ограды3595.

«При смотрении и показании производимого в Невском Монастыре строения находился по контрактам каменного дела мастер Антоний Антонед, который и исправлял как свою, так и архитекторскую должности, потому что при строении архитектора определено не было». 1-го мая 1769-го года Антонедо был уволен от службы. При строении остались одни архитекторские ученики. Между тем оставалось еще построить Северную линию с воротами и угловую церковь3596.

К строению Монастыря определен был архитектор Павел Шпекле. Ему в 1771-м году положен оклад в 500 рублей в год3597. Шпекле с 1758-го года состоял при Канцелярии от строений архитектурии помощником, с 1766-го года заархитектором, с 1769-го года титулярным советником, в 1769-м году за излишеством уволен из ведомства Канцелярии от строений и просил о принятии его к строению Монастыря. Он и был принят с 1-го июля 1769-го года с жалованием в 300 рублей. Когда в 1771-м году работы по Черной речке были закончены, он и отсюда был уволен за излишеством, но с 1-го октября снова принят, с жалованием в 500 рублей3598.

С утверждением плана соборной церкви архитектора Старова, Шпекле оставил службу при Монастыре и архитекторский надзор поручен был Старову с назначением ему помощника из архитекторских учеников Михаила Мелентьева, который «обращался при строении Монастыря чрез 26 лет». Старову назначено было вознаграждение в 1.000 рублей в год, Мелентьеву – 200 рублей3599.

Иван Егорович Старов, сын диакона Московской епархии, родившийся в 1743-м году, бывший с 1770-го года профессором архитектуры в Академии Художеств и членом Комиссии строения императорских дворцов и садов, скончался в 1808-м году3600.

В Конторе строения служил комиссар Илья Васильев, а в 1767-м году, вместо него, назначен Иван Степанович Бровцын3601, в 1771-м году бывший надворным советником3602. В 1774-м году он был произведен из титулярных советников в коллежские ассесоры и ему назначено жалованье в 600 рублей3603.

Присутствующим в Конторе строения Монастыря был статский советник Александр Гаврилович Окунев, живший в деровянном доме за Монастырем3604.

В Контору строения Сенат опредлил в ноябре 1766-го бывшего в кавалергардах капитаном Михаила Долгово-Сабурова, на место взятого в Сенат в экзекутора майора Окунева, каллужским ассесором3605. В июне 1768-го года Долгово-Сабуров был назначен воеводой в Новую Ладогу3606.

Не лишне привести сохранившиеся в Архиве отрывки сведений по части живописного дела в Монастыре.

В 1742-м году преосвященный Никодим тотчас по приезде в Петербурге, поручал купить или заказать в Москве 10 икон Святой Троицы и Александра Невского, «понеже в Петербурге толь искусных иконников, каковы в Москве бывают, отнюдь не имеется»3607.

В 1766-м году в списках иеромонахов значится Даниил живописец3608. В 1759-м году, по его требованию, было куплено золото и другие материалы «к живописному художеству»3609. В 1753-м году требовал красок для работ к Александрову дню3610.

В 1775-м году нарисован был для Конторы строения Монастыря портрет Государыни живописного цеха мастером Иваном Колокольниковым3611.

Описывая Лавру, архимаидрит Амвросий, в своей книге, изданной в 1810-м году, говорит: «Лавра своими зданиями составляет четвероугольный неправильный, равносторонний однако ж, замок, вкруг коего свободный обход по галлереям за стеклами на внутреннюю сторону. Все корпусы и поземныя здания с галлереями покрыты железом. На все стороны из Лавры пятеро ворот, а от настоятельских покоев к соборной и наугольным церквам насажены древесные аллеи. Вообще ж красотою наружного вида, симметральным расположением всех своих частей, великолепием зданий, изяществом зодческого вкуса и богатством украшения обитель сия не имеет в России других себе подобных и все прочие превосходят»3612.

Глава пятая. Александро-Невская Семинария

Курс учения. Классы. Русская Школа. Ректоры и префекты. Учительский состав. Сведения о внутренней жизни: участие в Богослужении; диспуты; субботние собрания; проповедь. Число воспитанников. Содержание Семинарии; жалованье учителям. содержание воспитанников. Высочайшие встречи. Пострижение. Бегство. Увольнение и судьба вышедших из Семинарии. Помещение. Преобразование Александро-Невской Семинарии в Главную Семинарию.

Семинария, иногда именовавшаяся «епархиальной»3613, продолжала существовать при Монастыре без перерывов и получала постепенное развитие.

По сообщению древнейшего историка Петербурга, Богданова, в Семинарии при Александро-Невском Монастыре обучали «священного чина детей тем наукам, которые приличествуют до священства и до учителей слова Божия», а именно: «Латинскому языку, Греческому и Еврейскому, Грамматике, Оратории, Философии и Богословии», «из сих обучившихся производят в священство»3614.

По «известию» о Семинарии, напечатанному в книге Рубана и относящемуся ко времени 1776-го–1778-го годов3615, в Семинарии в классах Богословии и Философии было по 9-и человек учащихся, в классах Красноречия и Стихотворства – в обоих – 24 человека, в классе Грамматики и Синтаксимы 25 учеников, в классе Информатории 46 учеников. Особый класс был Греческого диалекта, в котором учитель Грамматики обучал 9 учеников «из вышних школ». Особый преподаватель вел обучение Немецкому и Французскому языкам, Арифметике и Геометрии3616.

По сообщению одного из историков, в 1780-м году архиепископ Гавриил устроил при Семинарии Русскую Школу3617. Но, как читатель уже знает, Русская Школа при Семинарии существовала издавна.

Высочайшим указом 27-го августа 1784-го года велено было усилить в Семинариях преподавание Греческого языка, так как на этом языке написаны священные и святоотеческие книги и так как знание этого языка «многим другим наукам способствует». Знающим Греческий язык воспитанникам указано было давать предпочтение при определении на места3618.

Первым ректором Семинарии был иеромонах Гавриил (Кременецкий). Историк Петербурга Богданов говорит: «в 1742-м году собственно от Государыни Императрицы Елисаветы Петровны пожалован в Семинарии Гавриил ректором, а Амвросий префектом»3619. У историка Петербургской Духовной Академии Чистовича «наименование» иеромонаха Гавриила ректором относится к 1740-му году3620. Профессор, протоиерей Титов в очерке Киевской митрополии назначено его ректором относить к 1739-му году3621. Однако, иеромонах Гавриил в 1743-м подписывается еще учителем3622, именование его ректором Александро-Невской Семинарии началось только с 20-го сентября 1743-го года3623. В 1748-м году, 5-го апреля, он был назначен архимандритом Ново-Спасского Монастыря в Москве и членом Святейшего Синода3624, а через 22 года вернулся в Монастырь священно-архимандритом.

После иеромонаха Гавриила «правление Семинарии приняли учители: философической, иеродиакон Никодим и риторический, монах Сергий (Страгородский). «Из оных Никодим скончался, а монах Сергий, который после переименован Сильвестром, учинен префектом. А в 1756-м году Сильвестр сделан ректором»3625.

В 1750-м году представление о ремонте семинарских зданий идет от «учителя, монаха Сергия»3626.

В 1756-м году, ссылаясь на свою болезненность, приобретенную «от неосторожной в учебном деле безумеренности», префект, иеромонах Сильвестр просил уволить его и от учительства, и от префектства, так как «в правлении Семинарии много припадает необходимых случаев, которые причину подают к печальной задумчивости и к острожелчию». Но, вместо увольнения, был назначен ректором, – «что самое и в здешней Семинарии наблюдалось многолетно, а тое ж упущено неправильно». Новому ректору дан совет иметь «в учении умеренность» и «в трудах раздох»3627.

Иеромонах Сильвестр, в мире Симеон Игнатьевич Страгородский, был сын Царскосельского придворного священника, родился в 1725-м году и своею крестною матерью имел великую княжну, впоследствии Императрицу Елисавсту Петровну. С 1735-го года поступить в Невскую Семинарию, осиротел, заболел глазами и в 1743-м году должен был выйти из Семинарии. Но, получив облегчение от болезни, вернулся в Семинарию, окончил ее курс и был в 1745-м году оставлен в ней учителем. В 1748-м году принял пострижение с именем Сергия. Ректором он был недолго. По расстроенному здоровью он взял в июне 1757-го года отпуск на год, вернулся, но снова взял отпуск уже на 2 года и, по ходатайству епископа Переяславского Амвросия (Зертис-Каменского), 5-го марта 1760-го года произведен во архимандрита Переяславль-Залесского Никитского Монастыря. По-видимому, с отпуска 1757-го года он уже не вступал в должность ректора: у Богданова он отмечен «отбывшим от Семинарии» в 1757-м году. 23-го декабря 1761-го года он был хиротонисан во епископа Переяславского, в 1768-м году переведен на Крутицкую кафедру, в 1771-м году вышел на покой в Угрешский Монастырь, в 1785-м году перешел в Новый Иерусалим, в 1788-м году назначен управляющим Андроньевым Монастырем, в котором и скончался 19-го октября 1802-го года3628.

По отбытии из Семинарии иеромонаха Сергия «правление принял» префект, иеромонах Иоанникий (Святковский), а когда и он выбыл в 1758-м году из Семинарии, то « философический учитель», иеромонах Гавриил (Огинский), после же назначения иepoмонаха Гавриила в 1762-м году в Архангельскую епархию, – «философический учитель», иеромонах Арсений (Верещагин), после него, с 1764-го года, иеромонах Исаия (Германовсгай), по-лучивший вместе с этим звание префекта, который, наконец, в 1766-м году был назначен ректором3629.

Иеромонах Арсений перешел, по-видимому, в Тверь, где он в 1767-м году числится префектом, а потом и ректором Семинарии. В 1773-м году он был хиротонисан во епископа Архангелогородского, с 1775-го года был переведен на Тверскую кафедру, в 1783-м году – в Ростов и скончался архиепископом Ярославским в 1799-м году, 23-го декабря. Погребен в большой церкви Калязинского Троицкого Монастыря3630.

Иеромонах Исаия (Германовский) был родом Малороссиянин, принял монашество в Черниговском Борисо-Глебском Монастыре в 1753-м году и был в Черниговской Семинарии учителем. В 1759-м году вызван в Александро-Невскую Семинарию и определен учителем Риторики, а потом и Философии. В 1765-м году, 28-го ноября, произведен во архимандрита Староладожского Николаевского Монастыря, с оставлением в Семинарии. В 1770-м году назначен настоятелем Нежинского, Назарет именуемого, Монастыря, отсюда в 1775-м году переведен в Киево-Михайловский, в списках коего и показывается до 1777-го года3631.

Ректора, архимандрита Исаию сменил префект, иеромонах Вениамин, произведенный в том же 1770-м году во архимандрита и ректора. Новый ректор известен с тремя фамилиями: Кастровский, Краснопевков и Румовский. В архимандрита Стародадожского Монастыря он произведен 19-го ноября 1770-го года, а 2-го декабря, за упразднением обители, вмест с братией, переведен в Зеленецкий Монастырь. Отсюда 16-го января 1774-го года переведен в Петергофскую Сергиеву Пустынь. 13-го июля 1774-го года он был хиротонисан во епископа Олонецкого, викария Новгородской епархии, в 1798-м году в Нижний Новгород, где и скончался 16-го марта 1811-го года, будучи с 1804-го года архиепископом3632.

20-го июля 1774-го года назначен ректором учитель Философии, иеромонах Иоанникий (Орловский), назначенный учителем 2-го марта 1774-го года из ректоров Рязанской Семинарии. 8-го сентября он был произведен во архимандрита Зеленецкого Монастыря. Он заканчивал свой класс Философии и в класс Богословии перешел только чрез 2 года. В 1782-м году, «за долговременные в ректорском звании труды», он был назначен архимандритом, «по неимению других вакансий», «на первый случай, во второклассный Солотчинский Монастырь», Рязанской епархии, причем был обнадежен Святейшим Синодом, что будет определен «на настоятельскую вакансию высшей степени». Но он не дождался определения на высшую степень и скончался в 1788-м году3633.

Затем ректоры уже следовали без перерыва.

С 1782-го года архимандрит Вениамин. В мире Василий Багрянский, сын Московского священника,обучался в Московской Академии, в 1766-м году для завершения образования был отправлен в Лейденский Университет. По возвращении чрез 10 лет в Россию принял монашество и назначеи префектом в Новгородскую Семинарию.

В конце 1783-го года он перешел в Новгородскую Семинарию и Антониев Монастырь. В 1789-м году назначен архимандритом Свияжского Монастыря, 9-го декабря 1789-го года хиротонисан во епископа Иркутского. Скончался 8-го июня 1814-го года3634.

После него ректором был архимандрит Иннокентий (Полянский), из префектов Московской Академии. Он родился в 1753-м году, образование получил в Рязанской Семинарии, в которой и был с 1773-го года префектом, в 1778-м году переведен в Александро-Невскую, в 1782-м году назначен ректором Московской Академии. В Петербурге он был и присутствующим в Духовной Консистории. В 1784-м году избран членом Императорской Российской Академии. В 1785-м. году исправлял чреду священнослужения и 13-го ноября назначен настоятелем Вяжицкого Монастыря, потом был переведен в Петергофскую Сергиеву Пустынь. 29-го июля 1788-го года, в церкви зимнего дворца, в высочайшем присутствии, хиротонисан во епископа в Воронеж, где и скончался 15-го апреля 1794-го года3635.

Его преемником был иеромонах Антоний (Знаменский), произведенный во архимандрита Зеленецкого Монастыря 14-го января 1786-го года.

Первым префектом был иеромонах Амвросий (Зертис-Каменский). Назначение его префектом состоялось, конечно, одновременно с назначением иеромонаха Гавриила (Кременецкого) ректором. Вместе с ректором, префект, иеромонах Амвросий в 1748-м году, 10-го мая, был произведен во архимандрита в Воскресенский Новый Иерусалим Монастырь и назначен членом Святейшего Синода. Дальнейшая его жизнь протекала уже вне Александро-Невского Монастыря. В 1753-м году он был хиротонисан во епископа Переяславского и Дмитровского, в 1761-м году переведен на кафедру Сарской и Полонской или Крутицкой епархии, в том же году получил архиепископство. До 2-го августа 1765-го года оставался настоятелем Нового Иерусалима. В 1768-м году назначен в Москву. Здесь он и пал от рук убийц при возмущении черни во время чумы в 1771-м году, 16-го сентября, в Донском Монастыре, где укрывался. Известен хозяйственными способностями и литературными трудами Его перу принадлежат переводы Псалтири, посланий святого Игнатия, епископа Антийохийского, огласительных поучений святого Кирилла, епископа иерусалимского, изложения православной веры святого Иоанна Дамаскина, рассуждений против атеистов Гуго Гроция. Им же составлена служба святителю Димитрию Ростовскому3636.

После него префекта не было до 1753-го года, когда префектом был назначен иеромонах Сергий или Сильвестр (Страгородский)3637, а когда в 1756-м году иеромонах Сергий назначен был ректором, префектом назначен иеромонах Иоанникий (Святковский, Зверев или Святоша), из учителей. В сане иеродиакона, он поступил в Александро-Невский Монастырь в 1749-м году и был в Семинарии учителем и надсмотрителем; 10-го ноября 1753-го года хиротонисан во иеромонаха3638. В 1758-м году он произведен во архимандрита Новгородского Вяжицкого Монастыря, отсюда в 1759-м году переведен в Юрьев, где и скончался 3-го июня 1768-го года3639.

В 1760-м году префектом был назначен иеромонах Гавриил (Огинский). Он был вызван из Чернигова, где в Семинарии был 10 лет учителем и проповедником. По вызове определен был учителем в класс Философии. 16-го января 1762-го года он произведен во архимандрита Антониево-Сийского Монастыря, где и скончался 26-го января 1779-го года3640.

Его место в Семинарии – класс Богословии, звание префекта и правление Семинарии – перешло к учителю Философии, иеромонаху Арсению (Бузановскому). В преподавание Богословии он вступил немедля, а префектом назначен с 1763-го года. В 1764-м году он назначен архимандритом Спасо-Ярославского Монастыря, в 1775-м году переведен в Хутын Монастырь, в 1782-м году уволен от управления Монастырем и в следующем году скончался3641. После иеромонаха Арсения префектом был иеромонах Исаия (Германовский), с 1766-го года ставили ректором, а новый префект назначен в 1768-м году – иepoмонах Вениамин (Кастровский), тоже вскоре, с 1770-го года, ставиший ректором3642.

У Чистовича в «Истории С.-Петербургской Академии» указывается далее префектом иеромонах Иоанникий (Орловский), но, судя по вышеприведенным биографическим сведениям, он не был префектом. С 1778-го года 14-го августа префектом был иеромонах Иннокентий (Полянский), 18-го августа 1782-го года назначенный в Москву, а впоследствии бывший ректором, за ним иеромонах Николай (Киждобрянский). Он был родом Серб, из военных, учился в Западных и Киевской Академиях, был священником при митрополичьем Доме в Карловцах; овдовев, принял монашество, перешел для обучения воспитанников к митрополиту в Молдавию и был возведен во архимандрита; в 1781-м году поступил в Новгородскую Семинарию, в 1782-м году вызван в Петербургскую на класс Философии и Геометрии и определен настоятелем Новгородского Кирилловского Монастыря; в 1783-м году возвращен в Новгород префектом, но в 1784-м году снова вызван в Петербург, в 1787-м году назначен настоятелем Вяжицкого Монастыря, в 1788-м году назначен ректором Новгородской Семинарии и настоятелем Антониева Монастыря, в декабре 1790-го вызван в Петербург на чреду священнослужения и, состоя ректором Новгородской Семинарии, преподавал в Александро-Невской Экспериментальную Физику. 22-го августа 1791-го года переведен в Иверский Монастырь, где он и скончался в 1795-м году3643.

Кроме ректора и префекта, бывших в священномонашеском сане и ведших старшие классы – Богословии и Философии, в Семинарии образовался штат учителей – для начальных предметов. Большею частью это были «бельцы», не имевшие священного сана и монашеского звания. Некоторые были и из монашествующих. Из светских учителей дальнейшая жизнь связана была с Монастырем у Федора Шелковникова, вышедшего в священники монастырской приходской церкви. Один из учителей, Николай Васильевич Музовский с 1786-м года был священником в Дрездене, а в последствии, при Императоре Николае 1-м, был духовником Их Величеств, обер-священником Главного Штаба и Гвардейского Корпуса и членом Святейшего Синода3644.

Из монашествующих учителей некоторые, по выходе из Семинарии, получили высшие иерархические степени.

В 1762-м году определен был учнтгелем класса Физики иеродиакон Антоний, в мире Александр Румовский. В 1763-м году он быль назначен законоучителем Сухопутного Кадетского Корпуса, в 1770-м году произведен во архимандрита Вяжицкого Монастыря и проповедника в Московскую Академию, 2-го февраля 1774-го года хиротонисан во епископа Переяславского, в 1776-м году переведен в Астрахань, где и скончался 10-го ноября 1786-го года, будучи с 1785-го года архиепископом3645.

Иеродиакон Евгений, в мире Емельян Романов, сын священника Новгородской епархии, получивший образование в Новгородской Семинарии и принявший монашество в 1776-м году, был назначен в 1776-м году в сане иеродиакона, из Новгородской Семинарии, учителем Информатории Александро-Невской Семинарии и в том же году законоучителем в Сухопутный Кадетский Корпус. Затем из законоучителей Корпуса 3-го июня 1784-го года был определен архимандритом Московского Златоустова Монастыря, 25-го апреля 1789-го года переведен в Волоколамский Монастырь, а в декабре – во Владимирский Цареконстантинов, в 1794-м году в Ростовский Борисо-Глебский. По другим сведениям, он был учителем с 1784-го года в Олонецкой Семинарии, с 1785-го – во Владимирской, с 1786-го года префектом и игуменом Боголюбова Монастыря, с 1789-го года настоятелем Архангельского в Юрьеве Польском Монастыря, а затем Цареконстантиновского, с 1794-го года ректором Ярославской Семинарии и настоятелем Ростовского Борисо-Глебского Монастыря, с 1795-го года Новоторжского Борисоглебского, с 1798-го года ректором Тверской Семинарии, с 1799-го года архимандритом Макарьева Троицкого Калязинского Монастыря. 4-го марта 1800-го года хиротонисан во епископа в Кострому, где и скончался 9-го декабря 1811-го года3646.

С 1773-го года принял монашество, с именем Иустина, учитель Иван Трипольский, сын Полтавского протоиерея, получивший образовало в Киевской Академии и бывший учителем в Александро-Невской Семинарии с 1772-го года3647. В 1758-м году был учитель Риторики, иеродиакон Спиридон3648.

В известии о Семинарии в книге Рубана сообщаются сведения о внутреннем распорядке в Семинарии: «всех школ», то есть классов, ученики во вториик, четверг и субботу являлись к литургии, а с часу до 4-х по-полудни обучались нотному пению3649. В 1758-м году порядок учебных занятий был такой: «Латинские школы обучаемы были в понедельник, среду и пятницу рано и после обеда; Греческая школа дважды в неделю – в среду и в четверток рано, а после обеда в те 2 дни певческое учение было; в субботу рано Катихизиса, а после обеда пения обучались все вообще ученики, а особливо умеющие»3650.

Каждый месяц в Семинарии происходили диспуты. Ученики Философии и Риторики каждую субботу, в 10 часов утра, при собрании всех учеников, ректора, учителей и «посторонних слушателей науколюбивых», читали с кафедры Русские и Латинские речи, «а пииты – стихотворения изустно». «При том, чтоб и застенчивость не обладала сердцами юношей, и видеть можно было успехи яснее», ученики низших классов «екзерцитовались» «притом же собрании». «2 ученика Синтаксимы и Грамматики, вышед на средину того ж зала, говорят разговоры на Русском и Латинском, а другие иногда на Греческом, Немецком и Французском диалектах». «По окончании сих еще 2 ученика Информатории выходят на те же места и читают Катихизис и сокращенную Священную Историю изустно». Ректор, «пересматривает всех школ журналы» и потом «читает, сколько можно, каждого ученика, а особливо учеников Риторики, Пиитики и диалектов недельные упражнения, кто сколько и как успел». При этом «каждому особь достойная отдается похвала или противное». «Наконец, всем вообще говорится краткая речь о пользе наук, о союзе наук с добродетелью и что всякая наука красна только добродетелью», или о других подходящих предметах. По замечанию автора сообщения о субботних собраниях, они имели большое учебно-воспитательное значение: «юноши простейшего и сельского воспитания в краткое время без всякого телесного наказания снискивают то, чего в долгое прежде время получить было не возможно»3651.

1-го июля 1743 го года, Государыня, будучи в Монастыре, дала приказание, «чтобы как будут в Александро-Невской Семинарии диспуты, без высочайшего Ее Императорского Величества присутствия не править». Вследствие этой высочайшей воли, учитель Семинарии, иеромонах Гавриил, в виду близкого окончания «философического курса», в 20-х числах июля 1743-го года просил у Святейшего Синода разрешения напечатать в Типографии Академии Наук «конклюзии философические, к диспутации по обыкновению приготовленные». Государыня присутствовала на диспуте вместе с наследником3652.

Ректор и префект обыкновенно говорили по праздничным и высокоторжественным дням проповеди в монастырской церкви3653.

«Чтобы благопристойную в юношеские сердца влить способность к проповеданию слова Божия, ученики Богословии, перемешиваясь с учителями», каждое воскресенье говорили проповеди в каменной церкви, большею частью в присутствии преосвященного3654.

Число воспитанников было более или менее устойчивым: в 1744-м году 74, в 1758-м году 82, в 1762-м году 73, в, 1764-м году – 643655.

В содержании Семинарии особо стоить содержание учащих и особо содержание учащихся.

В 1743-м году, 19-го сентября, учитель, иеромонах Гавриил обратился к преосвященному Никодиму с обширным прошением. Он писал, что «в начале апреля» 1736-го года он «вступил» по определению бывшего в то время настоятеля Александро-Невского Монастыря, преосвященного Стефана, «в обучение Александро-Невской Семинарии семинаристов», которые ему «достались», «и, начав их обучать из самых первых начал Латинского диалекта, Божией помощью и своими ревностнейшими как самое дело явствует, судами, чрез так краткое время, прошед низшие науки и окончив Философио, привел до священной Богословии, которую и преподавать пора уже пришла». «А сверх тех учений, обыкновенно на Латинском языке в школах производимых, показывал» он «еще и некоторые нужнейшие из Математики части; тако ж обучал Греческого и Еврейского диалектов, – в чем во всем и довольный успех учившиеся получили». Имея в плодах своих трудов для себя достаточно убедительные свидетельства, иеромонах Гавриил просил выдать ему положенное по штату жалованье, в дополнение к тем небольшим выдачам, какие ему были уже даны. При этом он считал своим долгом оговорить, что «за Латинское, наипаче философское учение» и положенных по штату 200 рублей «мало», ибо в Петербурге «академические учители ординарно по 6-и да по 8-и сот рублев, а иные и далеко побольше получают». Оклад по штату в 200 рублей для учителей Латинского и Греческого диалектов в Семинарии, видимо, был рассчитан на преподавание лишь Грамматики. «Что же еще касается до препитания нашего с товарищем», – писал иеpoмoнax Гавриил, – «что от Монастыря производится, оное нам и яко братии святые обители, и яко труждающимся в потребных случаях в предиках, и яко многажды иноверных присылаемых наставляющим, и яко не токмо учению, но и надсмотрению толикого числа учеников прилежащим, и яко хлебного трактамента не получающим, от Монастыря и производиться должно, понеже и прочие, которым в штате денежный оклад опредден, но юфть не придано, от Монастыря же препитание, как и наддежит, имеют». Свое прошение иеромонах Гавриил заканчивал просьбой за предстоящие «в преподавании священной Богословии труды, как и самое сего факультета преимущество требует, и все, в нем труждающиеся, везде особливейшие, как никому не безизвестно, предпочтения, награждения и респекты имеют», определить ему годовое жалованье, хотя бы в размере, какой при архимандрите Петре «учитель Схиада за единые токмо Греческого и Латинского диалекта начала бирал в год». «А притом ради отмены от прочих, из учеников уже моих в учители семинарские удостоенных, приличным учителю Богословскому рангом меня наградить, а по приличию ранга и поезд определить».

Преосвященный Никодим весьма благосклонно отнесся к просьбам иеромонаха Гавриила и 20-го сентября на его прошении положил резолюцию: «справиться, сколько еще недодано отцу Гавриилу жалованья, и, выписав, предложить к рассмотрению. А впредь, как и на сей настоящей год (хотя в штате и не положено более двухсотного числа рублей учителю) производить по 300 рублей, для того, что его пречестность трудами своими произвела учеников до Богословии, кроме же того, Греческого и Еврейского диалектов обучал. И впредь за помощпо Божией Богословию преподавать ученикам охотнейше будет. И именоваться его прочестности по достоинству Семинарии Александро-Невской ректором. И что до поезду, до пищи келейной и пития касается, все то в скором времени письменно за рукою нашей определится. Смиренный Никодим, епископ и архимандрит Троицкий Александро-Невский»3656.

По справке, иepoмoнaxaм Гавриилу и Амвросию недодано было по 230-и рублей. После справки, преосвященный Никодим положил резолюцию выдать иеромонаху Гавриилу за две трети 1743-го года 200 рублей и прописал, что «о доимке, за оскудением в монастырской казне денег ныне, впредь будет рассуждение»3657.

В 1743-м году иеромонах Гавриил получил за 1742-й год за Греческий, Латинский и Еврейский диалекты 300 рублей, иеромонах Амвросий за Латинский 250 рублей3658. Преосвященный Никодим, впервые назначая им жалованье, написал в резолюции: «а впредь производить им денежное жалованье по штату повсегодно без малейшего удержания»3659.

В 1754-м году префект, иеромонах Сильвестр, ходатайствуя о возвышении оклада жалованья, писал, что, по определеннии в 1745-м году «к обучению при Семинарии малолетнего юношества» с окладом в 50 рублей, своих учеников он постепенно «от первых оснований грамматических произвел чрез 6 лет до Философии», в 1750-м году получил прибавку к окладу в 50 рублей, но окдад этот, по его положению, требующему «отмены против ординарного монашеского состояния», недостаточен. Архиепископ Сильвестр, по поводу этого прошения, повысил жалованье всем семинарским учителям: иеромонаху Сильвестру до 150-и рублей, с выдачею и за предшедший год, иеромонаху Иоанникию, получавшему 50, до 100-а рублей, Гуляеву определен оклад в 30 рублей, Евенхову в 203660.

В 1762-м году учитель, иеромонах Арсений объявил, что, по слабости его здоровья, без других в его кельи окончин, в сильные морозы жить очень трудно». Ему сделаны были вторые окончины3661.

Учитель Русской Школы Федор Шелковников имел от Монастыря квартиру в Набережной слободе с 1741-го года. В 1743-м году он писал об отведенном ему доме «и живу в нем поныне, токмо с великою нуждой и утеснением, ибо кровля вся весьма ветха, отчего в чулане и в сенях и в избе от дождей и снегов великая бывает теча, и как платья, хлебных и съестных припасов, так и домашней рухляди положить негде, но напрасно гниет и тратится. В том же строении в сенях хотя имеются 2 чулана, из которых 1 живущей в моиастырском же дворе Киевского пехотного полка полковницей занят, а другой у меня, нижайшего, на всякую поклажу, в котором и с случающимся солдатским постоем изворачиваемся с великой нуждой и хлопотами, да на двор места шириной только, колико строение хоромное заняло, не более сажени, чего для мне не токмо скотинишку или кур содержать, но и дров полусажени положить негде, и, как обыкновенно все жители имеют огороды для всяких овощей, того я не имею». Он просил отвести ему от соседнего свободного места огород и продать двор в собственность, с рассрочкой вычета из жалованья, – так как, в виду необходимости капитального ремонта, делать крупную затрату на монастырское строение было непосильно3662.

Хотя по штату 1732-го года на содержание Семинарии была положена «сумма особливая», но в действительности на Семинарию «всякие расходы содержаны не разделяя из общей монастырской суммы». Особой отчетности не было. Деньги и припасы были выдаваемы по требованию расходчика Семинарии. Когда преосвященный Никодим вскоре после своего назначения потребовал от монастырской Канцелярии справку о расходах на Семинарию с 1732-го года, Канцелярия могла представить только примерную отчетную ведомость3663.

Но затем заведена была особая отчетность и в 1753-м году уже имеются расходные книги продуктов и припасов на семинаристов3664. В 1754-м году имеется особая тетрадь – «для записи в расход хлебных припасов, употребляемых на содержание семинаристов»3665. С течением времени дело упорядочивалось и Семинария уже могла «требовать от Александро-Невской Канцелярии из монастырских доходов денежной и хлебной суммы против прежнего положения в свои времена без умаления»3666. А потом употребляется уже и термин: положенное по штату число денег3667.

«Да сверх того учители, как прежние, сверх жалованья, всей провизией от Монастыря довольствуемы, так и нынешние довольствуются», – писал Монастырь в справке в 1764-м году: «понеже им по штату, кроме Славено-Российского, юфтей хлеба не положено, а кому не положено хлеба, те все сверх денежного жалованья, довольствовались от Монастыря провизией по примеру архимандрита и братии». В 1764-м году на этот предмет израсходовано было Монастырем 238 рублей. Далее в справке заслуживающее внимания замечание: «хотя семинаристов, семинарских служителей и учителей сверх штата большее число ныне в Семинарии налицо имеется, однако при вспоможении некоем от Монастыря всею положенною по штату суммою довольствовались и ныне довольствуются»3668.

Расходчик Василий Жегачев в 1747-м году, по заявлению ректора, оказался ненадобен. Его заменил студент Александр Лебедев3669. Для записи прихода и расхода быть при Семинарии копиист3670. В 1757-м году хозяйственною частью в Семинарии заведывал «надсмотритель Семинарии», монах Мартиниан3671.

Проект новых штатов с 1765-го года уволичивал ассигнование на Семинарию до 2.147-и рублей, а с 1784-го года до 4.500 рублей3672.

На содержание Семинарии по-прежнему шли деньги, получаемые за «гробокопательные места», но их было недостаточно3673.

Выдачи на Семинарию из монастырских сумм были крайне ограничены: в 1745-м году 350 рублей, в 1746-м году 270. В 1746-м году, прося у Монастыря ассигнования денег, ректор Семинарии писал, что в Семинарии «никаких уже денег не имеется, а вновь как бумаги и чернил, так пищи и обуви, рубашек и прочего одеяния непременно надобно». Продуктам велся особый счет, достигавший вместе с денежным до 1.600 рублей3674.

В 1743-м году заменены были новыми приобретенные в 1738-м году и изветшавшие оловянные кружки, солонки, скатерти и настольные ручники или утиральники3675.

Из бытовых черт жизни Семинарии следует отметить участие семинаристов в торжествах в честь Государыни.

По диспозиции торжественной встречи Императрицы Елисаветы Петровны при въезде в Петербург из Москвы после коронации, у Казанской церкви, нынешнего собора, назначена была торжественная церковная встреча, причем по обеим сторонам прешпективой дороги сделаны были «негораздо высокие места», на которых стояли по 20-и семинаристов «в белом одеянии, имея на головах белые перуки и лавровые венцы, а в руках ветви». Они исполняли «похвальную песнь» в честь Государыни3676.

При посещении Монастыря Императрицей Елисаветою Петровною, по возвращении с коронации из Москвы, 1-го июля 1743-го года, семинаристы встретили Государыню у монастырских ворот в красных епанчах, приготовленных для этого дня, с венками на голове и с ветвями в руках. «Таким же порядком и сопровождали при ее отшествии из Монастыря»3677.

Семинаристы участвовали в торжественной встрече Екатерины II-й при приезде в столицу после коронации. Они, как и ранее, стояли на сделанных по обеим сторонам преспективой дороги местах в белых одеяниях и «паруках» с лавровыми венками на голове и пальмовыми ветвями в руках, и при выходе Государыни из кареты встретили ее похвальной песнью, сочиненной для этого случая. Одеяние было выписано из Москвы, сделанное студентам Московской Академии для дней коронации3678.

При поднесении Государыне доклада Святейшего Синода о разрешении пострижения в монашеский чин всем желающим и правоспособным к тому, 7-го апреля 1748-го года, архиепископ Псковский Симон доложил Государыне, «что и здесь нецыи того в монашеский чин пострижения себе желающие имеются, а именно из семинаристов Александро-Невской Семинарии 6 человек», «по которому всеподданнейшему докладу Ее Императорское Величество всемилостивейше соизволила повелеть их, семинаристов, того монашеского чина сподобить». В числе семинаристов был и «Царского села, церкви Благовещения Пресвятой Богородицы бывшего священника Игнатия Гавриилова сын Симеон Страгородский», 23-х лет, нареченный Сергием, впоследствии ректор Семинарии. Они были пострижены 24-го июня3679.

На запрос Святейшего Синода в 1758-м году, имеются ли в Александро-Невской Семинарии желающие постричься в монашество, таковых не оказалось3680.

В 1763-м году были отосланы в Коллегию Иностранных Дел 2 воспитанника Семинарии, пожелавшие, по вызову, изучать Китайский и Манчжурский языки3681. В 1756-м году в Семинарию был прислан для обучения Русскому языку принявший православную веру Турок. Он пробыл более года и хотя немного обучился чтению и письму, но к дальнейшему чтению, по вздорности характера и своеволию, признан был ненадежным3682.

Встречаются, как и ранее, случаи бегства семинаристов.

В 1753-м году семинарист бежал, был пойман и доставлен в Семинарию. Префект распорядился было, «не отлагая вдаль штрафа, при собрании семинаристов, лозами наказывать», но он закричал «слово и дело» и все административные действия над ним были приостановлены. Префект препроводил его в монастырскую Канцелярию, отсюда его доставили в Тайную розыскных дел Канцелярию. Там «за ложное сказывание» за собою «слова и дела», за малолетством, наказали розгами и вернули в Семинарию3683.

По представлению иеромонахов Гавриила и Амвросия в апреле 1743-го года было уволено из Семинарии 9 воспитанников. Они обучились читать и писать, но «к дальнейшему произвождению учений на Латинском диалекте, за тупостью своего ума, явились неудобны». 3 из уволенных были взяты в Канцелярию, 2 отданы отцам, 2 назначены «в пономари в каменную церковь», 1 в дьяческую должность в деревянную приходскую церковь», 1 обращен к обучению лаковому мастерству3684.

Прямой выход окончивших семинарский курс на пастырское служение был несколько затруднен. Указом 23-го июля 1747-го года повелено было производить в священники не ранее 30-и, а в диаконы не ранее 25-и лет. Воспитанники, окончившие курс моложе положенных лет, оставались без дела и пропитания. Студенты, выпущенные из Семинарии, обратились с прошением к Святейшему Синоду устроить их судьбу, и описывали мрачными красками свое беспомощное положение. «Где нам, нижайшим, правильных лет дожидаться? У родителей, или сродников? Но тех большее нас число не имеет. Рукоделием кормиться? Но того не обучались. Куплями ли промышляти? Но и на две лепты почти у всех нас не наберется. А хотя у одного и другого из нас и родитель сыщется, но и сам он насилу пропитание имеет: как же кормить толь возрастного сына, от которого и сам себе в такие лета надеялся помощи, станет? При Семинарии уже ни сяк, ни так оставаться и тридесяти лет дожидаться вовсе немочно. Ибо и так уже бедственное школьническое житие паче меры наскучило, вне которого может быть давно уже иной честное себе заслужил прокормление. И так мы, нижайшие, вместо чаянного за труды дванадесятилетные награждения, Бог весть с какой надеждой остаемся. В монахи пострижения нет; в священники без всякого изъятия по тридесяти лет требуется; в диаконы желаемого прихожаны голосу не достает; в дьячки или пономари стыдно и весьма обидно и, кроме посмяния от всех, а наипаче от тех, которые за тупостью к учению или другим коим недостатком отставлены от Семинарии или и ногою в оной не бывали, и давно по местам таковым определены, благополучно себе живут в совершенном жития стане, – больше нет чего надеяться. Как впредь быть и что делать – и сами не ведаем. Отчего и тем, которые в классах обретаются, уповательно, что охота к ученью крайне ослабеет». В 1770-м году Святейьшй Синод предписал на свободные священнические места предпочтительно производить учившихся в Семинарии; «а хотя б которые совершенных лет и не достигли, но они находятся в вышних школах и имеют скоро окончить учения своего круг, за таковыми и без производства в священный чин могуг места утверждаемы быть, по пастырскому епархиальных архиереев рассмотрению». О неепособных к учению было такое распоряжение: «которые к продолжению наук никакой о себе надежды не подают, таковых долговременно в школах не держать; и кои из них окажутся за неимением способных дарований или за болезнями ко учению неспособны, а в пороках и побегах не бывали, оных производство к местам оставить на рассмотрение преосвященных архиереев. Архиепископ Феодосий, усмотря, что 2 воспитанника за тупостью ума неспособны к высшим наукам, приказала отослать их в Консисторию, и там взять с них подписки, чтоб они научились Чухонскому языку «ради необходимо случающихся в здешних странах нужд». При этом обещано им, что если они «научатся и в совершенном знании оного апробуютея, то не токмо диаконского, но и священнического чина в свое время будут удостоены»3685.

В ведомости 1756-го года отмечено, куда вышли из Семинарии воспитанники. 2 оставлены учителями Пиитики и Грамматики при Семинарии. Двое, – учившийся с 1743-го года Савва Исаиин Овинский, сын пономаря Копорского уезда, и другой, учившийся с 1736-го года Стефан Иванович Гуляев, сын крестьянина Михайловского погоста, в 1755-м и 1756-м году рукоположены во священника к Благовещенской приходской церкви Монастыря. Двое, Андрей Григорьевич Малоземов, сын монастырского служителя, и сын Петербургского священника Михаил Семенович Гусев, приняли монашество в Александро-Невском Монастыре в 1752-м и 1755-м годах. 10 произведены во диаконы. 2 назначены дьячками в Англию, 5 остались дьячками в Петербурге, 2 вышли в канархисты в Монастырь, 2 в Финляндию в дьячки для обучения Финскому языку, сравнительно значительное число «выключено за непонятием», некоторые умерли3686. В 1757-м году в Англию дьячками отправлялись другие 2 студента3687.

Научившийся грамоте в Александро-Невском Монастыре сын крепостного крестьянина Никитин, по выходе из Монастыря, жил «малое время» у одного из помещиков Новгородского уезда, а затем ушел во Псков и здесь был определен в дьячки. В 1746-м году его определено было выдать помещику, как беглого крепостного3688.

Семинарские здания требовали постоянного ремонта. Починки происходили в 1750-м и следующих годах. К 1753-му году «в Семинарии училищные школы вовсе обветшали и требовали капитального ремонта, который и был произведен, причем переменена была вся гонтовая крыша3689. В 1757-м году на ремонт семинарских зданий требовалось значительное количество бревен3690. В 1762-м году требовался капитальный ремонт всего семинарского двора3691.

Для Семинарии по плану 1774-го года назначен был Южный флигель – «от Библиотеки до церкви святого Феодора», при нем каменные службы и двор, обведенный каменною стеной3692. В 1774-м году он заканчивался отделкой3693.

4-го ноября 1775-го года Семинария из деревянных зданий перешла в Южный корпус Монастыря. «Ученики и учители, выслушав в тот день литургию и отправив молебен с водосвятием, введены были» в назначенные им для учения покои, потом, «собравшись в большой зал, обновили Семинарию диспутами, а после диспутов говорили пред ректором» поздравительные и благодарственные речи и стихи на разных диалектах, обращенные к лицу архиепископа Гавриила, который в это время был в Москве, – «за особенное его о учении и ученых попечение и покровительство».

Помещение Семинарии не оставляло желать чего-либо лучшего, в избытке удовлетворяя тогдашним потребностям. С Востока Семинария «начинается великолепной каменной церковью, для Семинарии назначенною; к Западу ограничивается прекрасною, подобие церкви изображающей башней, в которой хранится семинарская библиотека». «В средине – 23 каменные покоя, из коих в одних живут, а в других обучаются юноши, в том числе аудиториум меньшое философическое и аудиториум большое для публичных собраний»3694.

Правильно развиваясь, Александро-Невская школа постепенно сформировалась в самостоятельный организм, со своею особою жизнью. Связь с Монастырем оставалась, но уже не органическая, а основанная только на соседстве. Правда, Монастырь продолжал питать и греть выросшее свое детище, но Александро-Невская Семинария уже сама управляла своими делами, не спрашиваясь Монастыря. Наконец, преобразование Александро-Невской Семинарии в Главную Семинарию в 1788-м году и в самом названии Семинарии сняло признаки ее органической связи с Монастырем. Сущность преобразования в Главную Семинарию состояла в том, что Семинария, в соответствии с тогдашней реформой светских учебных заведений, являлась высшим учебным заведеннем, подготовляющим учителей в подведомственный ей учебные заведения. Александро-Невская Семинария была преобразована в Главную Семинарию не только для епархий Петербургской и Новгородской, но и для всех других, и поэтому повелено было присылать в Главную Семинарию по 2 лучших воспитанника Семинарий, окончивших курс Риторики, со всей России для получения образования в старших классах – Философии и Богословии – в Главной Семинарии. Исключение было сделано только для Киевского района с Семинариями Черниговской, Новгородсеверской и Переяславской, и для Троице-Сергиевской Семинарии; оттуда воспитанники направлялись в Киев и Москву. Преобразование начато было с осени 1788-го года3695.

Преобразование Семинарии в Главную отмечено в жизни Монастыря уступкой под Главную Семинарию двух корпусов Феодоровской Восточной линии, ближайших к Феодоровской церкви, а прежнее помещение Семинарии осталось для низших классов. Семинария соединена была с Новгородскою и число воспитанников в ней возросло теперь до 200-т. Бюджет Новгородской Семинарии был переведен в Петербургскую и в общем последняя имела теперь на содержание 12.785 рублей3696.

21-го июля 1788-го года митрополит Гавриил предписал Конторе строения оставшуюся от строения Семинарии сумму препроводить в монастырскую Канцелярию, так как «устройство сей Семинарии, по высочайшему Ее Императорского Величества повелению, требует занятия в Федоровском флигеле монашеских келий, почему, для помещения их, в сие летнее время должно оной суммой в Александровском флигеле келий приумножить»3697. Остатков оказалось около 1.200 рублей, которые и были переданы3698.

Феодоровский корпус отдан под Семинарию с 1-го июня 1789-го года3699.

Глава шестая. Жизнь в обители

I.Богослужение. Расписание ежедневных церковных служб. Крестный ход 30-го августа. Драгоценная рака для мошей святого Александра Невского. Празднование памяти святого князя Феодора Ярославича. Высочайшие посщения Монастыря. Праздник 30-го августа. Погребениe Императрицы Елисаветы Петровны и Императора Петра III-го

II. Благотворительная деятельность. Призрение обращающихся в православие. Приезжие. Привлеченные к суду. Отставные военные. Безумные. Малолетние преступники. Колодники. Пожертвования церковными вешами. Богадельня

III. Библиотека. Состав Библиотеки. Соединение с семинарской. Склад бывшей Типографии. Помещение. Библиотекари. Опись Библиотеки

IV. Архив

V. Ризница. Поступления. Антиминсы и миро. Опись

VI. Певческий хор. Начало его

VII. Канцелярия Александро-Невского Монастыря. Компетенция Канцелярии. Прекращение ее существования. Восстановление в 1774-м году, с новым кругом дел. Консистория и ее отношение к Монастырю

VIII. Хозяйство. Вотчины: число крепостных душ; неосведомленность о подробностях; хищение; влияние на смягчение суровых черт жизни; забота о благоустройстве вотчин. Монастырская земля в Петербурге. Рыбные ловли. Доход с моста и дороги. Лавки. Береговой сбор. Пустопорожние места. Огород. Скотный двор. Съезжий двор. % %. Разнообразие доходных статей. Бюджет. Штат 1732-го года. Штат Архиерейского Дома. Вычет из жалованья. Ученики

IX. Штат 1764-го года, Учреждение штата. Штат Александро-Невского Монастыря и Архиерейского Дома. Мыза Сусловская. Жалованье архимандрита Монастыря

X. Приход, Состав прихода. Причт. Жалованье. Разборка Благовещенской церкви н перевод прихода к монастырской Скорбященской церкви

XI. Подмонастырная слобода. Загородное положение Монастыря. Бытовые черты жизни в слободе. Управление и надзор

XII. Кладбище. Воспрещение погребать иноврцев. Взносы за погребальные места. Лазаревское кладбище. Погребения в Благовещенской каменной церкви

I. По расписанию, приведенному в «Описании Петербурга» Рубана, Богослужение в Александро-Невском Монастыре совершалось ежедневно и начиналось в следующие часы. Всенощные с 31-го августа начинались в 4 часа дня, с 21-го апреля в 7 часов, с 15-го мая в 8 чаеов, с 15-го июля по 30-е августа снова в 7 часов; в праздник Рождества, в Великие Пяток и Субботу – в 3 часа, в праздник Пасхи – по особому распоряжению и пушечному выстрелу, во время высочайшаго присутствия в столице, а во время отсутствия – в 2 часа по полуночи. Литургии начинались в 9 часов утра, исключая следующие дни: в день святого Александра Невского – в 6 часов, в день Пасхи, Преполовения, 1-го августа и в неделю Православия –7 часов утра, в прочие дни Пасхальной седмицы – 8 часов, Великий Четверток, день Пятидесятницы, Новый Год и преждеосвященные литургии – в 10 часов, 24-го декабря и 5-го января – в 1 час дня, в Великую Субботу – 2 часа дня. Вечерни в простые и полиелейные дни начинались с 1-го октября в 3 часа, с 15-го февраля в 4 часа, с 15-го мая в 5 часов, с 15-го июля по 1-е октября в 4 часа, исключая дни: святой Пасхи – 3 часа, канун Рождества и Богоявления и Великий Пяток – 2 часа. Утрени в простые и полиелейные дни начинались с 1-го сентября в 5 часов, с 1-го апреля в 3 часа. Часы – в среду и пяток на Сырной неделе в 10 часов утра, в Великий Пост в 10½ часов, пред Рождеством, Богоявлением и в Великий Пяток в 9 часов3700.

29-го августа 1743-го года в Святейшем Синоде получен был в третьем часу дня высочайший указ, от того же числа, о том, что «есть Ее Императорского Величества намерение, для украшения службы Божией и обрядов церковных, уставить крестное хождение в Невский Монастырь из церкви Казанской Пречистой Богородицы и оному начало учинить завтра, на праздник перенесения мощей святого благоверного князя Александра Невского, – того для Ее Императорское Величество о том Своего Величества намерении от Святейшего Синода изволить требовать мнения на письме: первое, о пристойности того дела и другое, каким порядком оной церемонии быть, дабы Ее Императорское Величество могли оное узаконить». Во исполнение высочайшего указа, Святейший Синод подал Государыне всеподданнейший доклад:

«1. Оное Ее Императорского Величества о уставлении в Санкт-Петербурге крестного хода высочайшее намерение Восточному благочестию весьма есть пристойное. 2. Оной крестоходной церемонии быть надлежит так, как в Москве бывает, а в Москве оное отправляется таковым порядком: в настоящий крестного хода день при соборной церкви, откуда ходу быть, благовест бывает на первом часу дня и благовестят во все колокола с переменою время не малое, в которое бы свящеитослужители во всей Москве, каждый в своей церкви, литургии отправить и потом к соборной церкви все собраться могли, и, когда соберутся и архиерей, назначенный быть в крестном ходу, к собору прибудет, тогда благовест начнется в один большой колокол и потом, по начатии в соборной церкви надлежащего к тому ходу молебствия, во-первых несут хоругви, а за ними сдедуют дьяконы, а потом священники и протопоп со святыми иконами и крестами, предносимым свечам, а затем следуют игумены, архимандриты, а потом архиерей, светские знатные персоны, которым наряд к тому бывает от Герольдии, а чтоб народ крестного хода не стеснял, тако ж какого безчиния от кого не произошло б, по обе стороны хода охраняют солдаты и унтер-офицеры, которые к тому присылаются от светской команды. По пришествии же крестного хождения к Монастырю или к церкви, куда ход бывает, святые иконы и кресты вносятся в церковь и потом отправляется Божественная литургия, а по совершении литургии: святые иконы и кресты препровождаемы бывают к соборной церкви по предписанному, как от собора ход начинался»3701.

Всеподданнейший доклад в 10-ом часу вечера отправлен был с экзекутором Тишиным во дворец и передан Государыне чрез духовника, иерея Феодора. По прочтении доклада Государыня соизволила указать «по тому докладу о крестохождении взавтрее, то есть августа 30-го числа, исполнить». Немедленно, «по приказу Святейшего Синода о исполнении по тому», сообщил Тишин приказ в Домовую Контору Петербургского епископа, и когда от барона Черкасова, по повелению Государыни, был прислан для справки в Синодальную Канцелярию в 10-ом часу вечера кабинет-курьер Петр Писарев, ему секретарь Протопопов объявил, что от Святейшего Синода о крестном хождении наряд уже учинен3702.

На утро, 30-го августа, в половине 6-го часа, начался благовест в Петро-Павловской соборной и в Казанской церквах и «продолжался, с переменою во все колокола, по то время, как, по отправлении в прочих Петербургских церквах литургии», священнослужители собрались к Казанской церкви. В церковь собрались синодальные члены: епископ Суздальский Симон и архимандриты: Троицкий Кирилл, Рождественский Платон и Ипатский Феофилакт, и прочее священнослужители. Прибыла Государыня с генералитетом, кавалерами и придворным обоего пола штатом. По прибытии Государыни, начался в 11-ом часу крестный ход.

Впереди были несены хоругви, за ними следовали диаконы, потом священники и протопопы и духовник Ее Императорского Величества, со святыми иконами и крестами, «в той же церемонии нееен настоящий образ Пресвятой Богородицы, именуемой Казанская», а за ними следовали по одному в ряд синодальные члены – архимандриты Ипатский, Рождественский и Троицкий, а потом преосвященный епископ Суздальский, «потом изволила шествовать» Ее Императорское Величество, а при Ее Императорском Величестве министры и кавалеры, генералитет и придворный обоего пола стат». По прибытии крестного хода в Александро-Невский Монастырь здесь началась литургия, которую совершал синодальный член, Стефан, епископ Псковский. Проповедь «предиковал» учитель Александро-Невской Семинарии, иеромонах Амвросий (Каминский), после литургии был молебен. Церковная служба окончилась в третьем часу по-полудни. Затем крестный ход отправился из Монастыря обратно к Казанской церкви.

«От Монастыря кресты провождали из духовных Троицкого собора протопресвитер Лев с протчими священно служителями, а из светских знатных персон при провождении того крестного хождения не имелось». «А Ее Императорское Величество и его императорское высочество, благоверный государь великий князь изволили кушать в том Монастыре в трапезенной палате». «В той же палате за особливыми столами кушали Святейшего Синода члены и прочие знатные духовные особы и кавалеры»3703.

А затем, 7-го сентября 1743-го года, посдедовал именной указ Святейшему Синоду:

«На поданный нам по указу нашему доклад августа 29-го дня о крестном хождения на праздник пронесения мощей святого благоверного князя Александра Невского в 30-е августа, повелеваем: в предбудущие годы оное крестное хождение отправлять на тот день, как было отправлено того прошедшего 30-го августа, во всем непременно, и о семь для ведома в духовный команды послать наши указы, тако ж и в Сенат о том, что по тому касается до светской команды, сообщить ведением»3704.

13-го сентября высочайший указ был заслушан Святейшим Синодом и по нему сделаны все необходимые исполнительные распоряжения; указ преосвященному С.-Петербургскому и ведение Сенату. В ведении Сенату Святйший Синод прибавлял о том, «что касается до светской команды»: «в той крестоходной церемонии быть наддежит светским знатным персонам, а чтоб народ крестного хода не стеснял и чтоб какого безчиния от кого не произошло, потребны по обе стороны хода, для охранения, унтер-офицеры и солдаты»3705.

К 30-му августа 1750-го года изготовлена была по повелению Государыни серебряная рака для мощей3706. «На исправление работ, касающихся к постановлению раки», отпущено было из Штатс-Конторы 2.000 рублей3707.

Рака «делана была чрез многие годы» и поставлена была сначала одна рака, потом пирамида и закончена постановка украшений к раке только в 1753-м году3708.

Драгоценная рака сделана из серебра, принесенного в дар Императрицей Елисаветою Петровной. Это было первое в ее царствование серебро, полученное с Колыванских рудников. Употреблено серебра до 90-и пудов. На углах раки – отливные херувимы. По сторонами ее изображены в барельефах, искусно вычеканенных и украшенпых ветвями и цветами, важнейшие деяния и события из жизни святого Александра Невского. На передней стороне изображено прибытие его в Городецкий Богородицкий Монастырь, где он был усердно и радушно встречен братией и скоро преставился. На Северной, в 3-х барельефах, битва с Ливонскими рыцарями, вступление во Псков, битва на Неве при устье Ижоры. На Восточной, у ног, изображено преставление и погребение. На Южной, среди цветов, ветвей и эмблем, в медальоне, эпитафия, сочиненная Ломоносовым:

Святый и храбрый князь здесь телом почивает;

Но духом от небес на град сей призирает

И на брега, где он противных побеждал

И где невидимо Петру споспешествовал.

Являя дщерь его усердие святое,

Сему защитнику воздвигла раку в честь

От первого сребра, что недро ей земное

Открыло, как на трон благоволила сесть.

Лета Господня 1750, государствования своего 9, августа 30, в Санктпетербурге».

Над ракою серебряный балдахин на железных подставах с великокняжеской короной наверху, отливными букетами цветов по углам, двумя отливными изображениями ангелов и разными украшениями.

Пред ракою, в нише, высокая серебряная пирамида, украшенная чеканными ветвями, цветами и листьями. В середине ее второго яруса – чеканное изображение святого князя Александра Невского со знаменем в руке и его супруги о крестом в руке. Над изображением чеканный накладный шлем с листьями и воинские чеканные доспехи. По бокам второго яруса – отливные серебрянные вазы с букетами цветов, на пьедесталах. Выше ваз на углах отливные 2 ангела, сидящие, держать отливные щиты с надписями, сочинения Ломоносова.

На Северном щите:

Богу Всемогущему

и Кго угоднику

Благоверному и Великому Князю Александру Невскому,

Россов усердному защитнику,

презревшему прещение мучителя,

тварь боготворить повелевшего,

укротившему варварство на Востоке,

низложившему зависть на Западе,

по земном княжении в вечное царство

переселенному в лето 1263.

Усердием

Петра Великого,

на место древних

и новых побед

перенесенному

1724 года.

На Южном щите:

Державнейшая

Елизавета,

отеческого ко святым почитания

подражательница,

к нему

благочестием усердствуя,

сию

мужества и святости

его делами

украшенную раку

из первообретенного

при ея

благословенной державе

серебра

сооружить благоволила

в лето 1750.

Выше ангелов, наверху пирамиды, поясное чеканное изображение святого Александра Невского, в короне, на серебряной порфире. На верхних углах полотна отливные серебряные орлы держать в клювах чеканные ленты. Над бюстом святого князя сияние из облаков и лучей, в середине – вензель.

По обеим сторонам раки, на серебряных пьедесталах, литые из серебра арматурные группы с воинскими доспехами и оружием: знамя, копье, шлем, латы, булава, бердыш3709.

Крышка раки поднималась на блоках3710.

Митрополит Гавриил 28-го мая 1785-го года дал предложение Консистории, чтобы святому князю Феодору Ярославичу во храме его в Александро-Невском Монастыре празднество совершать навсегда июня в 5-й день, так как в Новгородском Летописце, изданном в Московской Синодальной Типографии в 1781-м году, напечатано, что князь Феодор Ярославич преставился июня в 5-й день3711.

По-прежнему Монастырь был удостаиваем высочайшего посещения.

1-го июня 1743-го года Государыня, пребывавшая в Царском Селе, объявила, что она изволить праздновать день святого благоверного великого князя Александра Невского 30-го августа в Александро-Невском Монастыре3712. Государыня была в Монастыре 1-го июля 1743-го года3713.

Возвращаясь из Москвы, Императрица Елисавета сначала прибыла в Царское Село, откуда 25-го мая 1751-го года, выехав утром кружной дорогой, проехала в Монастырь, где отслушала благодарственное молебствие по случаю благополучного прибытия, и «от Монастыря после вечерен» проехала с большим парадом в летний дворец в 8-м часу вечера3714.

Государыня была в Монастыре на торжестве 30-го августа 1757-го года и пожаловала на строение поднесенные ей Святейшим Синодом 100.000 рублей3715. В 1758-м году прибыла в Монастырь 30-го августа пред всеношной ввечеру и, отслушав молебствие, обратно отъехала, «а в самый праздник присутствовать и в С.-Петербурге не соизволила»3716. Была Государыня в Монастыре в 1759-м году3717. При присутствии Ее Величества 29-го августа этого года графы Алексей Григорьевич Разумовский и Михаил Иларионович Воронцов и Иван Иванович Шувалов «имели рассуждение» с архиепископом Сильвестром «о всходной лестнице деревянной» в Александро-Невскую церковь и решили к 23-му ноября, когда снова ожидалось прибытие в Монастырь Государыни, устроить для нея «подъемный стул». «И оной подъемной стул с машиной и подъемная люлька со шкафом и к машине шестерня с колесом со станом, как наддежит, исправлены, а машина для подъема того стула сделана в погребу, которое место к тому весьма способно, и отделано совсем ноября к 19-му числу, который стул его рейхс-графское сиятельство Алексей Григорьевич нарочно приезжал и осматривал, и в подъеме того стула апробовал, но токмо присутствия Ее Императорского Величества того ноября 23-го числа не было»3718.

В 1762-м году Екатерина II-я прошла в Монастырь с крестным ходом из Казанского собора3719. Государыня участвовала в крестном ходе 30-го августа в 1764-м году3720. В 1765-м году Екатерина II-я, в Александров день, «собрав Двор свой к 10-и часам утра, соизволила в кавалерском уборе и мантии, следовать из летнего дворца прямо в Монастырь». У святых ворот встречена была архиепископом Гавриилом и за крестами следовала в церковь в последовании кавалеров ордена, по 2 в ряд3721. Государыня была за Богослужением в Монастыре 30-го августа вместе с Наследником в 1769-м году3722.

В Александров день 1773-го года Императрица ездила в Невский Монастырь в золотых каретах с тремя принцессами Гесеен-Дармштадтскими, одна из которых была невестой Наследника, и от святых ворот приняла участие в крестном ходе3723.

Праздник 30-го августа по-прежнему обставлялся в Монастыре большою торжественностью. Кроме торжественнаго Богослужения, была парадная трапеза, пальба из пушек, иллюминация, музыка. В 1767-м году в расход выписаны деньги, данные в праздник святого Александра Невского полковым музыкантам и синодальным солдатам, приглашенным для пальбы из пушек3724.

Монастырь, во главе со своим архимандритом-архипастырем, принимал участие в погребении высочайших особ. При погребении Императрицы Елисаветы Петровны, скончавшейся 25-го декабря 1761-го года, происходившем 27-го февраля 1762-го года, преосвященный Вениамин распорядился было 30-го января, чтобы все участвующие в погребении священники и диаконы были в черных облачениях, а кто будет не в черных ризах и епитрахилях, того отсылать прочь и в ряд с прочими не пускать. Однако, в церемониале, утвержденном Святейшим Синодом 4-го февраля, было сказано: идти в черных облачениях только тем, у кого есть такие, а за неимением – какие у кого есть3725.

В Монастыре был погребон Император Петр III-й Феодорович. Его царствование было непродолжительно. 28-го июня 1762-го года на престол вступила Императрица Екатерина II-я, а 6-го июля низвергнутый Император скончался в Ропше. Тело его торжественно было перевезено в Александро-Невский Монастырь и поставлено в деревянных покоях преосвященного Вениамина для прощания и поклонения. Ежедневно преосвященный Вениамин служил заупокойные литургии и панихиды. Погребению тело предано было в Благовещенской каменной церкви Монастыря3726.

II.Благотворительная деятельность Монастыря выражалась в призрении новообращающихся в Православие, приежих, отставных военных, духовных лиц, привлеченных к суду, малолетних преступников, колодников.

В 1746-м году Монастырь указывал между прочим, что на его счет содержатся «присылаемые с разных мест для наставления и восприятия Христианского закона иноверцы»3727. В 1743-м году в Монастыре находился на увещании Грузии, дважды переходивший в магометанство3728. Заподозренный в распространение раскола, но исповедавшийся, по определению Святейшего Синода в Петро-Павловском соборе и учинивший присягу с публичным проклятием всех раскольников Перфилий Постников, «для пропитания, паче же неотменного присмотра», был «определен в Александро-Невский Монастырь в пристойное послушание»3729.

Для наставления в православной вере в Монастыре жили в 1748-м году Японец Фома Лебедев, Еврей Иван Иванов и Калмык Филипп Алексеев. Лебедев, выразивший желание обучиться вере и грамоте, был отослан «для наставления Христианской вере и обучения Российской грамоте» в Александро-Невский Монастырь и поручен здесь учителям Семинарии, монахам Никодиму и Сергию и иеродиакону Сильвестру. Японцы, в числе 5-и человек, «из города Матамая», «найдены» были в 1745-м году «в Камчатке на Курильских островах» и привезены в 1747-м году в Петербург. Лебедев пробыл в Монастыре лишь около 3-х месяцев, заболел, потом отбыл в Москву и в 1753-м году упоминается уже покойным. В 1753-м году в Монастырь, под руководство префекта иepoдиaкoнa Сильвестра прислан был Японец ПетрЧерной3730.

Монастырь, объясняя статьи своих расходов, указывает в 1746-м году между прочим, что на его счет содержатся и «приезжие духовные и мирские персоны»3731.

Иеромонах Ревельской эскадры Мелхиседек по обвинению его в пьянстве и поношении командующего эскадрою был выслан в декабре 1743-го года в Святейший Синод, здесь допрошен, отрицал обвинение и «до совершенной о нем резолюции» был «отослан для пристойного содержания» в Александро-Невский Монастырь. Здесь оставался в запрещении священнослужения до 1745-го года, когда, после одобрительного о нем отзыва монастырского начальства, священнослужение ему было разрешено3732.

В 1747-м году отправлен из Москвы в Петербург высланный из Пекина иеродиакон Никон (Красовский) и до решения дела о нем помещение ему было отведено в Александро-Невском Монастыре. В 1748-м году он, оправданный, согласно своей просьбе, был оставлен в Монастыре. Он знал живописное искусство, «в чем в новосозидаемом Монастыре обстояла крайняя нужда». В Пекин он был послан из Иркутской епархии3733.

В 1746-м году архиепископом Феодосием послан в Монастырь для содержания в тяжких монастырских трудах полковой священник, в нетрезвом виде потерявший дароносицу3734.

В 1747-м году помещен в Монастырь бежавший из Покровского Угличского Монастыря вследствие тяжести монастырского режима и скудости стола и лично явившийся в Святейший Синод иepoмoнax Амвросий (Коссаковский), шляхетский сын в 1740-м году обратившийся в Православие из Латинства. После годичного испытания, он был передан в распоряжение синодального члена, Воскресенского архимандрита Амвросия3735.

В 1747-м году отослан в Невский Монастырь с повелением «держать его под присмотром, употребляя в монастырские приличные послушания» прибывший в Петербург священник Симбирского уезда Петр Никифоров, сделавишй донос на местных властей о порубке казенного леса и за это подвергшийся преследованию. Помещение его в Монастырь мотивировано было так: «дабы в Петербурге праздно не шатался» до рассмотрения его дела. Он, впрочем, остался этим недоволен и жаловался, что Святейший Синод безвинно послал его в Монастырь3736.

В 1753-м году послан в Монастырь на 2 месяца запрещенный Петербургский священник за несовершение, по нетрезвости, Богослужения в высокоторжественный день3737.

В 1755-м году, за несдержанность в церкви, прислан был в Монастырь на неделю Петербургский священник «муку сеять и колоды пилить», с обязательством и неопустительно присутствовать за Богослужениями3738.

В 1759-м году Святейшим Синодом определен в Александро-Невский Монастырь, до решения дела, иеромонах Черниговского кафедрального Монастыря Исайя, бежавший из Чернигова с жалобой на местного преосвященного. В 1764-м году, по представлению архиепископа Гавриила, оставлен в Александро-Невском Монастыре совсем3739.

В том же году получил пристанище в Александро-Невском Монастыре и другой беглец из Чернигова – префект Семинарии, иеромонах Иеремия (Гусаревский), не вынесший крутого нрава преосвященного Ираклия. В январе 1764-го года иеромонах Иеремия умер3740.

В 1743-м году проживал в Монастыре отставной поручик – на пропитании, получавший жалованье3741. В 1763-м году 4 отставных военных, с денежным и хлебным жалованем, в числе служителей3742.

По принятому порядку, безумных помещали в Монастыри. В 1743-м году Полковая Канцелярия лейб-гвардии Преображенского полка послала одного своего безумного гренадера в Канцелярии Невского Монастыря «для содержания, пока придет в совершенный разум», при чем, «для наилучшего над ним надзиратя, при нем послано было гренадеров 3 человека». Однако, посланный не был принят в Монастырь – без указа Святейшего Синода. Между тем в полку подвергся безумию еще солдат. Тогда полковой Штаб решил просить синодального указа. Святейший Синод 8-го июня 1743-го года ответил, что подвергшихся безумно солдат в Александро-Невский Монастырь не следует отсылать, «для того, что оный Монастырь, яко ограды не имущий, к содержанию таковых сумасбродов неудобен, к тому же приезжают в него для моления знатные персоны и приходит всякого чина людей множество, и опасно, чтоб, ежели таковых безумных принимая содержать, не учинили от своего сумасбродства кому какого безчестия или повреждения». Полку предложено было отослать своих безумных в Монастыри Новгородской епархии3743. Практически этот вопрос разрешился еще ранее, и безумных, препровождаемых из Тайной Канцелярии в Святейший Синод, Святейший Синод рассылал по разным епархиальным Монастырям3744. Присылка одного из безумных в один из Монастырей Ростовской епархии вызвала протест Ростовского митрополита Арсения (Мацеевича), который писал в Ярославскую Провинциальную Канцелярию, приславшую сумасшедшего, что «Монастыри устроены и снабдены награждением для пребывания Богоугодного честных и беспорочных и неподозрительных лиц, вечного спасения желающих и отдавших совсем себя и посвятивших всю жизнь свою на службу Богу, и суть потому места святые и освященные на всегдашнюю службу Бога, а не для содержания сумасбродов, воров и смертных убийц, колодников, для которых довольно есть устроенных по их заслугам острогов, тюрем и арестантских изб»3745. Дело дошло до Святейшего Синода, и Святейший Синод заметил преосвященному, что «оные о ворах и смертных убийцах речи» привнес его преосвященство весьма неосмотрительно, понеже по состоявшимся именным в 1727-м и 1735-м годах указам повелено было в Монастыри посылать по делам Тайной Канцелярии токмо в уме поврежденных и престарелых колодников, а чтоб воров и смертных убийц в Монастыри посылать, такового повеления во оных высочайщих указах не находится, и того ради его преосвященству во всяких случаемых с Коллегиями, Канцеляриями и Конторами делах на корресподенции иметь самым настоящим порядком, не примешивая того, что в делах не обретается»3746.

В 1746-м году Военная Коллегия домогалась помещения в Александро-Невский Монастырь солдата, убившего в безумстве и безпамятстве другого солдата, и ссылалась на сенатский указ 12-го мая 1725-го года, в котором была приведена высочайшая резолюция 19-го января 1723-го года на докладных пунктах генерал-майора Чернышева. Святейший Синод отказал в приеме безумного солдата-убийцы в Монастырь, ссылаясь на то, что в Монастыре нет ни ограды, ни охраны для досмотра за ним, что помещение его в Монастырь бесцельно, так как, доколе он не освободится от безумства, его, по 79-му правилу святых апостолов, даже на молитву допускать возбранено, и, наконец, что в высочайшей резолюции 19-го января 1723-го года об отсылке безумствующих в Монастыри не упомянуто, а говорится только об отсылке в Монастыри отставных военных3747. В том же году и по тем же мотивам Святейший Синод также отказал и в приеме в Монастырь двух безумных солдат по ходатайству Преображенской Канцелярии3748.

В 1751-м году была попытка поместить в Монастырь отставного прапорщика, служившего кафишенским помощником при Дворе и страдавшего «великой меленколиею» Ивана Кулпина, в припадке болезни проколовшего своему сослуживцу ножом руку и бок. Монастырь сослался на отсутствие мест для определения военных, и Кулпин был отослан в Суздальский Спасо-Евфимиев Монастырь3749.

В августе 1742-го года издан был закон, по которому не достигшим 17-и-летнего возраста преступникам, пытка и смертная казнь заменялись публичным наказанием и ссылкой в отдаленные Монастыри, смотря по роду преступлений, на 15 или на 7 лет, а затем эти лица возвращались к месту своего жительства3750.

В 1743-м году пойман был малолетний вор Макаров, который, по расследованию Главной Полициймейстерской Канцелярии, «как в допросах, так из битья за малолетством кошками», признал себя виновным во многих кражах в Петербурге и Москве из разных домов разных золотых, серебряных и прочих вещей. По закону, его следовало бы отослать в Губернскую Канцелярию к розыску, но так как он показал себе всего 12 лет, то, по мненно Полициймейстерской Каннелярии, «за малолетством, розыскивать» было «сумнительно». Канцелярия полагала отправить его в заточение в Соловецкий Монастырь в работу и представила об этом Сенату. Сенат порешил отправить воришку «для содержания его в аресте в Невский Монастырь, где ему быть до 16-ти лет возраста, и смотреть за ним, чтобы он утечки не учинил, и обучать его так, как и прочие школьники обучаются, чрез что б он мог себя от таких непотребств воздержать, а по 16-и летех об нем, как себя в той науке содержать будет, представить в Святейший Синод». Святейший Синод весьма решительно ответил в июле 1743-го года: «Правительствующему Сенату сообщить ведение, в котором объявить, что воров в Монастырях содержать весьма неприлично, и потому, тако ж ради показанных от Александро-Невского Монастыря в доношении Полициймейстерской Канцелярии резонов, означенного недоросля и отсылать в тот Монастырь и другие не надлежит»3751. «Резоны, показанные от Александро-Невского Монастыря», были следующие3752: особое назначение Славяно-Греко-Латинской Семинарии при Монастыре, учрежденной для обучения С.-Петербургской епархии одних только священно-церковно-служительских честного и бесподозрительного жития детей в надежду священства, а не для других к светским делам принадлежащих наук; недостаточность существующих в Семинарии средств надзора для предупреждения побега из Монастыря воришки; вполне возможное вредное влияние на товарищей, которых воришка может научить тому, что сам знает, и, наконец опасение, как-бы новый насельник Семинарии, «весьма привыкший к воровству», не учинил кражи и в Монастыре, в котором много драгоценных вещей – в церквах и палатах, а железных решеток в окнах не имеется.

В сентябре Сенат обратился в Святейший Синод с вторичным ведением по этому делу, изъясняя, что малолетнего вора определено в Александро-Невский Монастырь отослать «в таком рассуждении, что при том Монастыре в Гимназии для обучения детей находятся люди искусные, которые его в таком сущем малолетстве могут, как Христианам надлежит, учить страху Божию и воздерживать, чем все, до продерзости его касающиеся, поступки могли-б пресечься, а не для того, чтобы его, яко вора, в том Монастыре содержать, – да и ныне Правительствующий Сенат к совершенному его в малолетстве исправлению обучением при том Монастыре за удобный способ усматривает, понеже не токмо такие в малолетстве дети, что от своего еще неразумия сделают какия продерзости, но и те, кои и в совершенных возрастах чинят противно и шелят, чрез частое им наставление и воздержание приходят в состояние, в чем есть долг и Святейшего Синода таких исправлять, и для того бы Святейший Синод соблаговолил того малолетнего Макарова для обучения и воздержания в тот Монастырь принять и быть ему в том учении до 16-летнего возраста, а ежели, будучи он в том Монастыре, являться станет к учению и воздержанию несклонен и надежды ко исправлению от того не будет, тогда Святейшему Синоду сообщить в Правительствующий Сенат, почему о нем другое опреление учинено быть имеет».

28 сентября постановлено: для показанных резонов, недоросля Макарова в Александро-Невский Монастырь принять и во всем над ним смотрение и наблюдательство такое иметь, как в ведении Правительствующего Сената объявлено.

Монастырский вотчинный крестьянин был привлечен к делу об убийстве другого крестьянина. До решения дела он обязан был подпиской не отбывать из Петербурга, и ему предписано было жить при Невском Монастыре и ежедневно являться в Монастырской Канцелярии3753.

В 1746-м году Тайная Канцелярия назначила-было содержавшегося в ней по важному делу колодника Сечихина, «до требующегося о нем рассмотрения», в Александро-Невский Монастырь, но затем, вследствие представления архиепископа Феодосия о неимении в Монастыре особых келий для колодников и караула, направила его в Иверский Монастырь, где он и. пробыл до 1774-го года3754.

В 1751-м году преосвященный Петербургский не считал возможным поместить в Монастырь даже Петербургского диакона с кирпичных заводов, подлежавшего полугодовой епитимий, и писал Святейшему Синоду, что в Александро-Невский Монастырь, как расположенный в царствующем граде, подобных лиц помещать не следует. Диакону был назначен другой Монастырь3755.

По распоряжению преосвященного Никодима, из ризницы Монастыря были выданы ризы для церкви монастырской вотчины Сердобольского погоста3756. По определению соборной братии высланы были церковные одежды из ризницы и монашеские из оставшихся после скончавшихся – в приписной Ладожский Монастырь3757. В 1743-м году Монастырь выдал церковные одежды и книги в разоренную Шведами в 1741-м году церковь Сердобольского погоста, – монастырской вотчины3758. В 1761-м году Монастырь отдал епископу Далмацкому Симеону архиерейское облачение архиепископа Сильвестра на поминовение3759.

Резолюцией архиепископа Сильвестра 10-го ноября 1757-го года, на доклад Канцелярии Монастыря, велено быть при Монастыре двум Богадельням и содержать в них 20 чсловек «со старостою из них». Содержание им назначено с 1-го декабря 1757-го года от доходов с подмонастырских огородов3760. В 1761-м году в Богадельне при Монастыре было 22 женщины и 4 мужчины. В январе 1772-го года Канцелярия заметила, что старостихи принимают в Богадельню лиц, ко-торые могли бы еще заработать себе пропитание, был произведен разбор и число призреваемых сведено было к первоначально определенной цифре – 203761. Но попытка свести число призреваемых к определенной цифре не удалась. И теперь были оставлены некоторые в ожидании открытия вакансии, и в 1788-м году митрополит Гавриил тоже определял в Богадельню сверх вакансии, с оговоркой, что «жалованье производить впредь до вакансии из наших денег»3762.

III. Библиотека Александро-Невской Лавры пополнялась, видимо только случайными поступлениями. В 1745-м году преосвященный Феодосий писал, что «в Александро-Невском, при такой знатной резиденции имеющемся, Монастыре Библиотека самая прескудная и на покупку в оную книг никаких доходов в штате суммы положенной не имеется, а без того оному Монастырю для учрежденной достойной Семинарии пробыть никак невозможно»3763. Развитие курса в монастырской Семинарии вызвало неустранимую необходимость пополнения Библиотеки, обслуживавшей главным образом Семинарию3764, – более регулярного и систематического. Семинарское начальство стало приобретать в Библиотеку книги покупкой у своих и заграничных книго-продавцов3765.

В Библиотеке были иностранные книги и листы, поступившие после бывшего в Монастыре «монаха из иноземцев» Никодима. По требованию монастырской Канцелярии, для пересмотра в Библиотеке книг на иностранных языках был прислан из Академии Наук корректор академической Типографии Алексей Барсов3766.

Библиотека по-прежнему хранила и продавала книги, отпечатанные когда-то в монастырской Типографии3767.

В 1759-м году Библиотека помещалась в 6-и покоях верхнего апартамента. В ней хранилась и модель собора3768. Потом для Библиотеки была отделана Юго-Западная башня.

С 26-го апреля 1743-го года, после иеромонаха Феофила (Краснопольского)3769, библиотекарем был назначен иеродиакон Симеон3770.

6-го февраля 1753-го года назначен был «Библиотеки хранителем», на место иеромонаха Порфирия, трапезный, иеродиакон Силвестр (Юнецкий). 22-го апреля он обратился в Канцелярию Монастыря с «репортом» о том, что опись Библиотеки, «по несходству с подлинностью самых книг, весьма неисправна»

Канцелярия поручила иеродиакону Сильвестру при иеромонахе Порфирии составить новую опись, «причем неупустно в опись на Русском и Латинском языках включать о книгах именовать автора»3771.

В июле 1762-го года архиепископ Вениамин словесно назначил библиотекарем иеромонаха Моисея и поручил Комиссии из 4-х иеромонахов составить опись и передать Библиотеку от иеромонаха Иеремии. Комиссия «осматривала» Библиотеку «по тетрадям, разными руками писанным», общей описи не было.

Иеромонах Моисей не решался вступить в отправление своих обязанностей: Библиотеки с рук на руки не принимал, ключа у себя не держал и, когда нужно было выдать кому книгу, брал ключ у духовника, бывшего председателем Комиссии, и, «позвав с собою прежнего библиотекаря или одного из иеромонахов, бывших при осмотре Библиотеки, выдавал книгу под росписку и ключ возвращал духовнику. Он просил уволить его от библиотечного послушания, ссылаясь, между прочим, и на то, что хотя он «Латинскому языку мало и учен, да давно уже». Эта просьба послужила для Канцелярии побудительного причиною озаботиться ускорением составления описи Библиотеки Комиссией. В мае 1763-го года опись была готова и Комиссия просила назначить семинариста для переписки описи3772.

IV. В ноябре 1754-го года копиист Петр Пачинский ходатайствовал об отпуске денег на покупку веревок и замков для потребностей Архива. «Потребно для переносу из Архива внутрь Монастыря в келии, где имеет быть Канцелярия, дел, на связывание оных по годам и помесячно, дабы не учинилось перебивки и замешания, купить веревок вязочных 10, тонких Галантских 3, итого 13 мотков, да для замкнутия сундуков с делами ж и кельи, где те дела быть имеют, замков разных 3». Расход был разрешен3773.

V. Архиерейская ризница в Монастыре, по свидетельству прео-священнаго Никодима в 1743-м году, была «самая малая»3774.

В 1765-м году передана в Монастырь походная церковь с богатою ризницей из Кенигсберга, устроенная в 1759-м году в числе 3-х церквей для Пруссии, входившей было в сферу влияния России3775.

В 1768-м году закрыты упраздненные по штату 3 Монастыря Петербургской епархии: Староладожские Иоанновский и Георгиевский и Старорусский Кречевский. Их ризница поступала в Александро-Невский Монастырь3776.

Благодаря тому, что архимандритом Монастыря был епархиальный архиерей, Ризница Монастыря получила особое значение. Из нее были снабжаемы церкви заграничные, полковые и епархиальные новыми антиминсами. В 1773-м году выданы были антиминсы, взамен старых, в церковь Воскресения Христова что в Оничковском доме, в церковь Преображения при Невских кирпичных и черепичных заводах, в церкви в Колпине, в Славянской мызе, выдан антиминс в Консистории для церкви в Варшаве, по просьбе состоявшего при посольстве иеромонаха Дорофея (Возмуйлова). Обветшавшие антиминсы поступали в Ризницу3777. В 1789-м году отпущены антиминс и миро, вместе с разрешением освящения церкви, по прошению «генерала Александра Суворова», в селе Кончанском3778.

В 1761-м году при оставлении службы ризничим, иеромонахом Варлаамом (Маевским), велено было принять все монастырское имущество «с рук на руки» казначею, бывшему раньше ризничим иеромонаху Иллариону (Максимовичу), и при этом в июне 1761-го года составлены были подробныя описи3779.

VI. 1-го июля 1758-го года в одной из резолюций архиепископ Сильвестр предложил Канцелярии Монастыря «для учительства певческого конечно старатись которого искусного к тому и ему жалованье определить». Канцелярия нашла «Малоросиянина, города Киева жителя» Григория Синявского. По контракту, заключенному на год, он получал 40 рублей денежного жалованья, муки ржаной 8 четвертей, солоду ржаного и ячного по кулю, муки пшеничной 2 куля, круп гречневых четверть, круп ячных и овсяных, гороху и толокна – по получетверти, масла постного и коровьего, соли, ветчины, рыбы коренной, рыбы просольной, осетрины и белужины по 2 пуда, тешки 1 пуд, говядины 4 пуда, 4 барана, бураков и капусты – «пристонное число», пива и полпива по две бутылки в день, меду по бутылке, квартиру, 6 сажен дров на отопление и 200 свеч на освещение. Его обязанности состояли в том, что «быть ему при Александро-Невском Мопастыре при певческой музыке в должности регента» и «имеющуюся при Семинарии из семинаристов певческую музыку исправить, а вновь потребное число из обучающихся при Александро-Невской Семинарии Русской грамоте монастырских служительских детей набрать и обучить совершенно, коих и содержать в добром смотрении и страх, чтоб та музыка совершенно была исправлена; и имеющаяся в наличности певческие книги пересмотреть и содержать оные в собствонном своем смотрении в целости».

31-го марта 1759-го года доклад Канцелярии быль утвержден архиепископом Сильвестром, и с этого дня получил свое начало лаврский хор3780.

Через год Канцелярия заметила, что находящиеся в обучении у Синявского «певческой музыки ученики обучаются при его квартире нерадетельно и лениво», в них никакого доброго успеха не видно. «Решено было 16-го июня 1760-го года «для лучшего порядка» впредь обучать певческих учеников» «внугрь Монастыря, где приказано будет», и не умеющих грамоте малых учеников «обучать двум старшим певчим» поутру с 7-го часа до полдень «читать и писать рачительно», «и чтоб они под каким-либо видом напрасно время не тратили, надсматривать за ними» Синявскому. «А после полдень с 4-го до 9-го часа обучать всех ему, Синявскому, певческой музыке, и притом иметь прилежание, дабы они обучались неленостно». Ни в какие свои партикулярные услуги их не употреблять и от обучения никуда не отволакивать». «Певчим в праздничные и викториальные дни ходить для пения в церковь к заутрене, обедне и вечерне, а в прочие дни только к одной обедне всегда непременно». Один из певчих был взят из пищиков. Ему велено ходить до полудня для занятий в Канцелярию3781.

VII. Канцелярия Александро-Невского Монастыря, имевшая в первые годы своего существования обширную сферу деятельности, с годами все более и более суживалась в своей компетенции. С учреждением Святейшего Синода в 1721-м году и поступлением Петербурга с тяготеющей к нем областью в духовное ведение и управление Святейшего Синода, Канцелярия Александро-Невского Монастыря уступила значительнейшую часть своих дел новоучрежденному Святейшим Синодом, для управления церквами и духовенством в Петербурге и Петербургской губернии, Тиунскому Правлению. С учреждением штата и переходом вотчин в государственное ведение, от Канцелярии отошла и другая часть дел, хозяйственно-судебная в населенных имениях. Канцелярия после этого фактически перестала существовать.

В 1774-м году она была снова призвана к бытию следующим определением архиепископа Гавриила.

«1774-го года декабря 8-го дня. При основании Невского Монастыря учреждена по высочайшему указу 1724-го года Канцелярия, от которой хотя правление вотчин монастырских и собирание с оных доходов отрешено и поручено Государственной Коллегии Экономии, однако не только многие дела, наддежащие до оной, остались без должного рассмотрения, но и вновь прибыли, как-то: принятие из Конторы Коллегии Экономии на Дом Архиерейский, на братию, Семинарию и Консисторию денежные суммы, оные расход, ежемесячные о том рапорты и ежегодные отчеты помянутой Конторе, да и в штате присутствовавших во оной чины положены. Хотя все оное, равно как и прочие дела, касающиеся до правления Монастыря, и поручены в непосредственное наблюдение определенным на сие чиновным монашесгвующим, но дабы в лучшем могло быть сие порядке и мы наипаче во время отбытия [в Москву надежнейшее могли иметь о всем сведение, определяем: 1) оной Канцелярии быть по-прежнему, – равно как и в Свято-Троицкой Лавре и поныне имеется учрежденный Собор, – и присутствовать в ней наместнику, эконому, благочинному, уставщику и духовнику; 2) приказного должность исправлять стряпчему, при нем быть копиисту, в случае нужды для письма употреблять консисторских копиистов или и из монашествующих; 3) сей Канцелярии быть в тех же палатах, где прежде была, и сторожам быть консисторским; 4) разобрать письменные монастырские дела и привести в порядок; о) во все службы дать в Канцелярии приходные и расходные за шнуром книги и от всех служб подавать о приходе и расходе месячные ведомости, а в год считать по книгам; 6) всякий месяц приход и расход свидетельствовать, по чему бы годовой счет можно было безсумнительно поверить, и ежемесячные ведомости за подписанием всех присылать к нам; 7) описать по всем сдужбам, сколько какой посуды и материалов имеется, в которыя вписывать, что прибудет и убудет; сии книги хранить в Канцелярии; 8) знать обстоятельно о приеме из Конторы суммы, 9) об остающейся от всякого году; 10) о неокладной сумме; 11) о церковных и кружечных приходах; 12) о расходе всех оных сумм; 13) свидетельствовать каждый месяц оную сумму; 14) о починках монастырского строения; 15) о починке ризницы, о переделываниии в оной однх риз на другие и о сделанных вновь и верно ли все записывается; 16) о произвождении жалованья по штату; 17) о употреблении положенной суммы на церковь, на трапезу, ризницу, строение и на конюшню: 18) о правлении братии и служителей и о смотрении над службами монастырскими; 19) об остающемся от служителей жалованья и его расход; 20) все оные присутствующие должны каждую неделю объявлять в присутствии, все ли по их должности состоит добре, и сие записывать в журнал и скреплять всем; 21) если кто по своей должности какия увидит затруднения, Канцелярии входить к поправлению оных, а в случае и нам рапортовать; 22) годовые рассчеты и ведомости, в Контору Экономии подаваемые, свидетельствовать и присылать и к нам; 23) если сверх сего откроются какия дела, надлежащий до сей Канцелярии, представлять нам; 24) по особливым нашим предписаниям делать немедленно исполнение; 25) наблюдать, чтобы во всех местах караульные исправляли свою должность; 26) заблаговременно предусматривать опасности и предохранять; 27) иметь реестр настольный, когда что для Монастыря должно закупать, и не упускать в том времени: 28) в подрядах иметь смотрение, дабы не могло быть передачи, равно и о всех контрактах; 29) всякое присутствие, кто во оное был, кто зачем не был и что во оное происходило, записывать в журнал; 30) если в каком деле произойдут споры, решить по большинству голосов, а нам за известие рапортовать.

Гавриил, архиепископ Санктпетербургский»3782.

Тиунское Правление, принявшее от Александро-Невской Канцелярии часть ее дел, было организовано при Святейшем Cиноде совершенно независимо ни особо от Монастыря. Но с учреждением Петербургской епархии и переходом Тиунского Правления, переименованного теперь в Консисторию, введние Петербургского архиерея, бывшего и архимандритом Монастыря, Консистория стала в близкое отношение к Монастырю, являясь одним из органов духовного управление, исходящего от высшего органа, пребывавшего в Монастыре. В то время Консистория не имела нынешней самостоятельности и являлась органом непосредственного архиерейского управления и суда. Духовная Консистория в самом названии своем носила обозначение близости к архиерею. «Промемория из Санкт-Петербургской Духовной Святйшего Правительствующего Синода члена, господина депутата, преосвященного Гавриила, архиепископа Санкт-Петербургского и Ревельского и архимандрита Свято-Троицкого Александро-Невского Монастыря, Консистории»3783.

VIII. В 1744-м году за Александро-Невским Монастырем с одним приписным оказалось по ревизии 25.464 души3784. По сведениям, сообщенным из Монастыря в Коллегию Экономии, при предположенной реформе управления вотчин, в 1763-м году, за Монастырем было 25.632 души, а именно: в 12-и погостах Старорусского уезда 13.026; в Новгородском уезде – Сомерской волости в селе Осмине и 4-х сотнях 4.787, в Медведкой волости 1.675, в Тесовской волости 812, в Свинорецком погосте 293, в Михайловском погосте 1.530, в Деревской пятине Наволоцкого погоста в деревне Нильске 30, в Переходинских, Гудаловских и Серебреницких деревнях 263; Псковской провинции в Изборском уезде 1.314; Кексгольмского уезда в Сердобольском и Имбилацком погостах 1.378; Копорского уезда в деревнях Волковой и Купчиной 183; в Ингермоландии вверх по Неве реке в деревнях Дубровках и Песках: на Шлютельбургской стороне 41 и на Выборгской 34; за приписным Староладожским Николаевским Монастырем Новгородского уезда в двух пятинах одно село да 9 деревен, в них 233 души; в Макарьевой Пустыни, в Новгородском уезде – 333785.

При обширности вотчинного хозяйства, Монастырь невполне даже был осведомлен о его подробностях, и в 1743-м году посылал, например, своего иеродиакона Гурия для расследования, действительно ли при селе Гудалове в Новгородских монастырских вотчинах имеется 7 озер, от рыбной ловли в которых Монастырь не получал никакой пользы3786.

Хозяйство в вотчинах вызывало много хлопот вследствие недостатка вполне надежных органов вотчинного управления. Монастырю приходилось иметь дело с хищениями разного рода. В 1746-м году производилось в Консистории дело по заявлению бывшего Александро-Невского эконома, иеромонаха Иродиона на комиссара Феодора Карпова «в расхищении им монастырского интереса»3787. Комиссар Монастыря Павел Ольшанский открыл новый способ варения соли. Способ был конфирмован в Соляной Конторе. Но затем он был обвинен в хищении при перестройке монастырского соляного завода в Старой Руссе, устранен от должности и некоторое время содержался под караулом. Он жаловался на происки в этом деле эконома, иеромонаха Каллистрата3788.

То, что во главе вотчинного хозяйства стояло духовное лицо, не могло не влиять на смягчение суровых черт тогдашней жизни. В одной из монастырских волостей староста и 2 крестьянина наняли в рекруты, вместо умершего местного крестьянина, постороннего человека, оказавшегося беглым солдатом. За это 3-х виновников «подложного найма» Новгородская Губернская Канцелярия в 1743-м году присудила: «бить их кнутом нещадно, по 30-ти ударов, и, вырезав ноздри, сослать на житье в Оренбург на их коште и подводах». По протесту преосвященного Никодима, находившего приговор черезчур суровым, Сенат последнее обязательство отменил и сделал оговорку, что если вина относится ко времени до всемилостивейшего манифеста 15-го декабря 1741-го года, то крестьяне и совсем не должны быть наказаны3789.

Естественным порядком шла забота о благоустроении в вотчинах на местах. В 1754-м году разрешено построить, вместо обветшавшей Успенской, новую церковь в приписанной к Монастырю Макарьевой Пустыни, в Илинском Тигоцком погосте3790.

Из дач Александро-Невского Монастыря – деревень Волкова и Купсина и пустоши Куккаровой – в 1724-м году отмежевано для ямщиков С.-Петербургской ямской слободы на 81 выть всей земли по правую сторону Черной речки, пашни и сенных покосов 2.6853/4 десятин. Взамен этой земли, Монастырь занял по берегу Невы: на Выборгской стороне, урочища Тростяную Лахту и Пески, – от ручья, «к которому подошла дача Кобылякова», до «двойных речек, подле дачи» обер-секретаря Сената Матфея Семеновича Кузьмина, а вверх по дачу Сергея Павловича Ягушинского, приблизительно 10х3½ верст; на Копорской стороне, в Шлисельбургском уезде, пустоши Дубровку, на которой и крестьяне Невские поселены, и Возники. Дубровка – начиная от дачи монетного мастера Тимофея Левкова и оканчивая у Черной речки, подле дачи Шлиссельбургского жителя Матфея Белозерова, а «от Невы в гору» – подле дачи Сергея Наумовича Синявина, приблизительно 8х1½ версты; Возники – от берега Невы в гору версты на 4, меж дачи Белозерова и Синявина и пустошью Дубровкой, приблизительно 260х200 сажен. Кроме того, «против устья села Ижоры 3 дачи»: первая – от устья села Ижоры вверх к Шлиссельбургу, от дачи Ивана Ивановича Тормасова до дачи полковника Колтовского; вторая – от дачи Колтовского до дачи князя Барятинского; третья – меж дач бывших сенатора Самарина и генерала Матюшкина; все сзади граничат с землею Ягушинского. Всего 6 мест. По пустоши Дубровке шла Шлиссельбургская дорога, шириною до 5-и сажень. Но все эти места, хотя и были фактически заняты Монастырем, однако не были формально закреплены за ним, и Монастырь только в 1744-м году исходатайствовал сенатский указ о закреплении их за Монастырем3791.

В 1743-м и 1744-м годах Монастырь отдавал в годовой оброк рыбную топю, называемую Тростяная Лахта, вверх по Неве, по правую сторону. Тоня повсегодно отдаваема была в оброк. На лето 1744-го года оброк был определен в 350 сигов; если будут осетры или стерляди, они поступают безденежно в Монастырь3792. В 1757-м году сданы были в аренду на 4 года монастырские топи вверх по Неве: на Выборгской стороне, «близ архиерейской деревни, где галдарейка монастырская», за 30 рублей в год3793, и вверх по Неве, пониже Смоленской ямской слободы, или повыше пильной мельницы, или против лейб-кирисирского полка, тоже за 30 рублей3794. В 1762-м году сдана рыбная ловля – «на прежде бывшей нижней топе, что против Набережной слободы, подле нового лабаза и слободских рогаток вверх», затем «от пильной ветряной мельницы, что за Семинарией, вниз до устья Черной речки вдоль берега»3795. У Монастыря были рыбные ловли в Имбилацком погосте на реках Сумерьи и Сюскеви. В 1762-м году они были сданы в аренду за 15 рублей в год. Упоминается рыбная ловля на реке Ляскели. Местные крестьяне проявляли самоволие в ловле рыбы, и с этою ловлей Монастырю было много хлопот3796.

У Монастыря был давний, небольшой источиик дохода – пошлина за проезд по монастырскому мосту. С 1740-го года предоставлено было бесплатно ездить чрез мост ямщикам по казенной надобности с особыми проездными билетами. Но снабжение билетами оказалось непрактичным, и решено было перейти к добровольному соглашению. Монастырь был поставлен в необходимость чинить мост. Усиленный проезд с подводами, несомненно, вызывал более скорую порчу моста. Поэтому было справедливо изыскивать источник на покрытие расходов по починке моста среди заинтересовавных сторон3797. Доход от дороги был менее дохода с моста. В 1743-м году с 1-го по 11-е апреля оказалось собранных в ящики на мосту 8 рублей 47 копеек, а на дороге только 4 рубля 11 копеек3798. Сборы с моста и дороги, видимо, приносили Монастырю много хлопот и притом не покрывали расходов на необходимый ремонт. Поэтому решено было сдать доход с дороги и моста на откуп. Была сделана публикацмя.

Вызов охочих людей к торгам производился таким образом. Заготовлено было 10 «билетов» или объявлений. 1 оставлен был в Главной Полициймейстерской Канцелярии, а 9 «с данным от Главной Полициймейстерской Канцелярии барабанщиком» «публикованы» в следующих местах: «у полиции, на гостином дворе, на рынке, в конной площадке, на Морском рынке, в Московской ямской, на Васильевском острову у биржи, на С.-Петербургской стороне, на Сытном рынке»3799.

После публикаций, сбор с «мостов» – «при Невском и от Невского чрез Черную речку и по прешпективой дорог к С.-Петербурху» был сданза 355 рублей3800. Купец Караулов, взявший откуп, жаловался в 1745-м году, что «разных чинов люди, читая указ» о сборе денег, «имеют сумнительство и чинят великие ссоры, крики и почти драки, и многие мостового не заплатя, насильно проезжают, сверх же того многие чрез Черную речку по мосту, где и с пешеходящих берется мостовое, собравшись нарочно на роспуски человек по 5-ти и больше, проезжают, а мостовое только платят с одной лошади с роспусками, а не с числа людей, отчего чинится в сборе немалый недобор»3801.

Монастырские лавки – «между бывшей колокольней и Канцеляриею» – по-прежнему приносили годовой доход каждая по 3 рубля. Впрочем, в 1743-м,году были сданы только две лавки, 3-я и 4-я, для торговли сестными и прочими товарами3802.

В 1754-м году разрешено крестьянину сделать при торговых банях в монастырской Набережной слободе прилавок для торговли вареным товаром и квасом, с платою 3½ рубля в год3803.

В 1759-м году сданы две монастырские лавочки «по прешпективой дороге» «в Прешпективой слободе», под торговлю харчевым и мелочным товаром, по 6-и рублей в год3804. Третья – «6-я, идя от Монастыря» по прешпективой дороге, – шедшая в 1758-м году за 3 рубля, сдана тоже за 6 рублей3805. Эти цены удержались и на 4-х-летие с 1762-го года3806.

Новый источник дохода для Монастыря – деньги от сдачи в наем монастырских домов. Сдавались в наем монастырские подворья, не нужные Монастырю, а с течением времени Монастырь просто стал строить доходные дома. Еще в 1755-м году сдано было в наем монастырское подворье по 8-й линии на Васильевском острове купцу Льву Романову за 50 рублей в год3807. Сдавалось в наем и подворье на 7-ой линии3808.

В 1743-м году разных городов купцы, торгующие в Петербурге хлебом, обратились  в Сенат с жалобой на самовольное установление Невским Монастырем сбора с хлебных барок. До 1739-го года купцы, привозившие в Петербург хлеб, «становились для продажи в разных местах», а в 1739-м году Главной Полицией распубликованы были указы о том, чтобы «с хлебными для продажи барками становиться под Невским Монастырем, выше и ниже, а кроме того нигде барок не становить». Указы неопустительно исполнялись. Но вот в июле 1743-го года от Невского Монастыря «стал ходить монах с прочими служительми» и собирать с каждой барки по одной копейке за каждые сутки, а если купцы спорят и не хотят тех денег платить, то оных барки прочь отбивают и чинят весьма явные обиды и разорение, «от чего де впредь купечеству не воспоследует к Санкт-Петербургскому порту с хлебными припасами охоты». Сенат назначил для расследования дела обер-офицера3809.

Сенатским указом 6-го июля 1767-го года разрешалось судам промышленников с лесом и дровами приставать и выгружаться по Неве с городской стороны и на противоположном берегу, «начиная от Невского Монастыря выше и ниже», и для того «отрезать по обеим сторонам реки на бечевники по 10-и сажень»3810.

В 1767-м году, после сенатского указа, установились постоянные места для причала судов в районе Невского Монастыря. Лес размещался на Охтенском и городском берегу за Монастырем, а хлебные и другие суда стали ниже Монастыря, где они становились «с давних лет»3811. Таким образом, образовалась хлебная пристань.

В 1758-м году сдано было в аренду на 20 лет, с платою по 16-и рублей в год, пустопорожнее место по берегу Невы, длиннику и поперечнику 200 сажен, от устья Черной речки до пильной мельницы, против Монастыря, для склада теса. Здесь разрешено было построить амбар3812.

В 1754-м году сданы были 5 монастырских огородов: «против Канцелярии» на лугу, подле монастырских магазинов, за 26 рублей в год, и 4 исполу, «где имелся старый скотной двор», «где недавно был скотной же двор», «подле Канцелярии экономской» и «в новозаводяшемся большом саду»3813. В 1759-м году за первые 4 арендатор предлагал 200 рублей3814.

Хозяйство скотного двора приносило Монастырю убыток. На дворе было в 1743-м году: рогатого скота 11 голов, 6 баранов, 3 козы и козел, 33 штуки свиней с поросятами, 26 гусей, 12 уток, 26 кур. Решено было впредь содержать 10 голов рогатого скота и «для употребления оставшейся от корму коров бывающей в Монастыре от варения пив и квасов дробины также и от печения хлебов высевок», 10 свиней, до 10-и гусей и уток для приплоду3815.

Выстроив подле конюшенного двора новый скотный двор, Монастырь разослал в 1754-м году по всем своим вотчинам указы, чтобы монастырские крестьяне, приезжающие в Петербург для продажи своих припасов, а также и по монастырским делам, останавливались для постоя на новом монастырском скотном дворе, «где для того постою про людей как хлебные и другие съестные припасы, так и на лошадей овес и сено продажей содержать свободнее, против партикулярных постоялых дворов или харчевень, всегда имеют быть в свободных монастырских теплых покоях, покаместь простоять, жить, а лошадей со всем обозом на дворе свободно ж за монастырским ежеденно и нощно караулом содержать без всякой опасности, и пред посторонними дворы иметь могут себе крестьянство надежду такову, что у них ничто на том монастырском дворе не пропадет и никуда без их ведома никто не возмет»3816.

Появился новый источник дохода – %% с капиталов. Полученные на поминовение бригадира, князя Ивана Николаевича Долгорукова 2.000 рублей были внесены в Опекунский Совет, который обязался выдавать Монастырю на них 5%3817.

С годами статьи доходов разнообразятся, и в 1790-м году Монастырь получает уже доход с домов – на Васильевском острове и по Невскому проспекту, с амбаров и лабазов, лавок, курепей, погребов, ледников, пусто порожних мест, огородов, оранжерей, пристаней, тоней3818.

В 1743-м году Монастырь, ходатайствуя о возмещении издержек по содержанию Новгородских семинаристов, ссылался на крайний недостаток в средствах за разорением вотчинных крестьян и проистекающей отсюда скудостью доходов3819.

По сведениям 1746-го года, штат Монастыря 1732-го года, внесенный в бывший Кабинет, остался не корфирмованным и не был введен в действие. Тем не менее, выдача жалованья, по крайней мере, начальствующим, производилась применительно к этому штату3820.

С учреждением епархии возник вопрос о С.-Петербургском Архиерейском Доме. Хотя Петербургский архиерей и был по самому положению настоятелем Монастыря, и жил в Монастыре, но при нем полагался особый «Дом», состоявший из трех элементов: административного – судья, секретарь, Канцелярия, – Богослужебного – иеромонахи, иеродиаконы, певчие, – и хозяйствейнного – эконом?», служащие и прислуга. С учреждения епархии до марта 1743-го года, около полугода, преосвященный Никодим оставался без своего дома, но в марте 1743-го года вообудил ходатайство об отпуске средств содержания С.-Петербургскому Архиерейскому Дому. Святейшим Синодом предоставлено было ему составить штат, который и был представлен Святейшему Синоду в мае 1743-го года с оговоркой, что он не касается Александро-Невского Монастыря. Вместе со штатом представлена была ведомость архиерейским ризничным принадлежностям, которыя необходимо было приобрести. Но представленный штат оставался не утвержденным3821.

Высочайшим указом 11-го декабря 1742-го года установлены были на один год вычеты из жалованья всех служащих – духовных, штатских и военных, причем у духовных подлежало вычету: у архиереев по 20-и копеек с рубля, у архимандритов по 15 копеек, у игуменов по 10-и у духовных нижних чинов по 5. Деньги подлежали отсылке к в Штатс-Контору. Канцелярия Александро-Невского Монастыря доставила в Штатс-Контору вычетных денег 91 рубль 562/3 копеек, из них: 75 рублей с епископа Никодима, 15 рублей с ректора Семинарии, иеромонаха Гавриила, 90 копеек с жившего в Монастыре отставного поручика и 662/3 копеек с двух священников Благовещенской церкви3822.

Преосвященный Никодим, заметив, что в Монастыре имеются свои мастера не по всем отраслям хозяйства, распорядился отдать в выучку молодых людей каретному и оловянишному мастерствам, – делать экипажи и посуду, кожанную и суконную обивку3823.

X. Коренное изменение в хозяйственной жизни Монастыря произвела реформа 1764-го года, известная под именем учреждения штатов или отобрания церковных имений. Историю и сущность этой реформы излагает высочайший манифест 26-го февраля 1764-го года.

Манифест объявлял, что еще Царь Алексей Михайлович, в 1649-м году, «учреждая правосудие в подданном своем народе, усмотрел количество имений духовных не по намерению подателей употребляемое, и помышлять начало распоряжении оных и обращении на действительные дела Церкви Христовой». Преемник его, Император Петр Великий «с первых лет своего царствования то самое делом произвел». Государь в 1701-м году «обращать начал указом своим все имения недвижимые духовные на истинную пользу душеспасительную, для которой благочестивые податели награждали Церковь Божию в Империи. Он повелел взять оные и распорядить на благолепие церковное и на достодолжное и незазорное содержание алтарю служащим, а остатки посвятить определил на учреждение училищ духовных, на пропитание Отечеству послужившим и оставшимся в старости, ранах и болезнях, бедным и неимущим. Но чтобы удобнее желаемого конца достигнуть, в 1720-м году составил он Духовный Регламент, и все сии спасительные дела предал в исполнение тем же властям духовным, под правлением учрежденного тогда Синода». В 1724-м году учредить Камер-Коллегию «для всех с имений духовных сборов, полагая штаты на епархии и Монастыри, на соборы и прочие церковные места, а остатки употребить на гошпитали». «Но не судил Бог сего столь Богоугодного дела довершить великого духа Монарху, а кончиной его осталося все оное без исполнения. Вследствие чего Государыня Императрица Екатерина Алексеевна 1726-го года повелела быть Коллегии Экономии Синодального Правления, и все деда духовные Всероссийской Церкви препоручила Святейшему Синоду, а земские и экономию всех церковных деревен в правление отдала Коллегии. То самое подкрепляемо было при Императрице Анне Иоанновне в 1736-м и 1738-м годах, доколе Синод при Императрице Елисавете Петровне, сам испросил Коллегию Экономии в 1744-м году отставить, а своим надзиранием обязался размножать экономию и употреблять доходы с вотчин духовных по намерению родителя ее. Но, не достигши и чрез то до совершения, понудило Ее Величество в 1757-м году объявить, что Монастыри, не имея власти употреблять доходы церковные инако, как на положенные законами родителя ее расходы, суетное себе делают затруднение управлением деревень, а иногда и налогами, отчего и крестьяне их приходят в ослушание, и потому начала было в том родителя своего делать распорядки; однако ж блаженная ее кончина достигнуть того не допустила».

«Мы, в воздаяние Божиего к нам благословенья, одно то положили в сердце, чтоб общее народа нашего благо собственным благополучием почитать: и для того приемля перво всего за основание к тому дела душеспасительные Церкви нашей православной, определили труд, предприятый нашими предками, по истинному и Богоугодному их намерению к концу привести. Ревность наша к Богу и Вере нашей православной первым подвигом были дело сие с поспешением начинать, дабы мы но явились безответны пред Его судом. Да не возмнит же кто, якобы желание наше было достояние благочестивых подателей, церквам единожды посвященное, обратить на какое-либо употребление, свету и его суете служащее! Но кто может столь неразумен и дерзновенен пред Богом явиться, чтоб благолепие церковное, поучение народа, нищим призрение, в старости, ранах и болезнях послужившим за Веру и Отечество содержание, не принимал за те добродетели, к которым нас прямая Вера Христова поучает? И не мы ли, самодержавную власть от Бога приявши над многими народами, паче всех земных о том помышлять должны? Сии и прочие к тому служащие размышления, верою и законом, а к ктому и собственною нашей любовью к исполнению должности нашей в сердце нашем питаемые, побудили нас дар Божий по завету Его обратить на сии Богоугодные дела, и составляющее немалую часть доходов государственных, а некоторыми властями беспорядочно иногда управляемое, привести в такой порядок, о котором предки наши чрез 60 лет и больше трудилися, но не окончали. Для сих причин в прошлом 1762-м году ноября 29-го числа учредили Мы при дворе нашем Духовную Комиссию, состоящую из 3-х духовных персон и из 5-и светских, которой повелели быть под нашим единственным ведением, снабдив оную довольною от нас инструкциею, за нашим собственноручным подписанием, и помощью сего департамента, под нашими часто даваемыми резолюциями и повелениями, по многим той Комиссии докладам, достигли мы совершить следующее: 1) понеже в камер-коллежской ведомости, по последней ревизии, оказалось всех архиерейских, монастырских и церковных крестьян 910.866 душ и управление столь великого числа деревен духовными, часто переменяющимися властями, происходило тем самым Домам Apxиeрейским и Монастырям тягостное, а временем, или за расхищением служками, или за незнанием прямого хозяйства деревенского, беспорядочное и самим крестьянам разорительное; сверх же того, многие епархии, монастыри, соборы и белое священство так были неуравнены, что одни пред другими весьма малые доходы, а другие и никаких не имели: то мы, учредя Коллегию Экономии, повелеваем от сего времени принять ей все оные вотчины, со всеми казенными в них наличностями, под свое ведение и управление. А яко Комиссия за сходственное и удобное крестьянам, без отягщения их, нашла и о том нам свое мнение представила, чтоб на каждую душу, вместо всех архиерейских и монастырских пашенных и сенокосных работ и всякого рода хлебных и других окладов, положить оброку денежного но полтора рубля с души: то мы, оное комисское представление утвердя, повреди по тому окладу и начать собирать с сего 1764-го года января с 1-го числа; а вместо того 2) все Архиерейские Домы и мужские и девичьи Монастыри, имевшие за собой до сего времени вотчины, разделили на 3 класса, на которые так, как и на вотчинные и на ружные соборы и церкви, сделали особенные штаты и в них именно означили, сколько Домов Архиерейских и мужских и девичьих Монастырей в тех классах по древним их степеням быть, сколько соборов и церквей ружных, и что по тем штатам из Коллегии Экономии в каждой из них, вместо денежной суммы, отпускать всякой год должно».

Петербургская епархия положена была в первом классе, после Новгородской и Московской, – Киевская в штат не входила, – и на С.-Петербургский Архиерейский Дом и на Троицкий Александро-Невский Монастырь назначено было 15.000 рублей. Троице-Сергиевой Лавре и Александро-Невскому Монастырю, по знатности их, положено было считаться пред прочими Великороссийскими Монастырями первыми, вне классов, а все прочее Монастыри были разделены на 3 класса. Первому классу положено было содержания 2.017 рублей 50 копеек.

«Во всех в первом и во втором классах полагаемых Монастырях назначено быть архимандритом, а в третьем классе игуменствам»; только в одном Староладожском Монастыре, положенном по штату в 3-м классе, «за малоимением в Санктпетербургской епархии Монастырей, быть архимандрии; но однако ж оного Монастыря архимандриту состоять на игуменском жалованье, так, как и другие находящиеся в Монастырях того класса архимандриты, доколе они в тех Монастырях будут, на игуменском жалованье остаться имеют».

Каждому Архиерейскому Дому, Троицкой Сергиевой Лавре и Троицкому Александро-Невскому Монастырю разрешено было «иметь по одному загородному дому, а где есть, то и по 2, со всяким строением, да при настоящих и при загородных домах сады и городы, и при том по 3 пруда и по одному озеру, буде из оных есть такие, которые от тех домов состоять по близости и не далее 10-и верст, и прежде к тем домамх принадлежали; а где по близости прудов и озер нет, то оным дозволяется рыбную ловлю, с платежом надлежащих оброчных денег, иметь в реках, которые по близости ж и не далее 10-и верст и в их же дачах находятся. Что ж касается до земли, для выгону скота принадлежащей, то оной оставить при каждом Доме по 30-и десятин, буде толикое число сыскаться может, из близ лежащих к загородным их домам выгонных и других земель, которые на Домы Архиерейские пахались, кроме крестьянских»3824.

Штат, как и прежний, разделял содержание Архиерейского Дома и содержание Монастыря.

Архиерей получал 1.500 рублей жалованья и 3.923 рубля на содержание. При Архиерейском Доме положены были эконом с жалованьем 60 рублей, духовник – 30 рублей, 2 крестовых иеромонаха – по 9-и рублей, ризничий и казначей – одно лицо – 50 рублей, при нем копиист – 50 рублей, 3 иеродиакона по 8-и рублей, житенной и сушиленной – одно лицо – 8 рублей, чашник – 8 рублей, 2 келейника – по 15-и рублей, 6 служителей – по 20-и, им на мундир – по 6-и, часоводец – 21 рубль. В Монастыре полагался наместник с жалованием в 100 рублей, благочинный и эконом с жалованьем каждому по 60-и рублей, ризничий – 50 рублей, 24 иеромонаха для Монастыря и посылок во флот – по 24 рубля, 12 иеродиаконов – по 24 рубля, 10 монахов, в том числе просвирник, псаломщик и пономарь, – по 20-и рублей, уставщик – 40 рублей, по 8-и певчих 3-х разрядов: первой станицы по 30-и рублей, второй – по 24, третьей – поддьяков – по 15-и; 4 звонаря по 12-и рублей, 6 сторожей по 12-и рублей, на содержание монахов 3.409 рублей. На «прочие службы», хотя написанные и прежде монастырского штата, непосредственно после штата Архиерейского Дома, но, очевидно, относящиеяся и к Монастырю; конюший из светских – с жалованьем в 45 рублей, 2 кучера – по 25-и жалованья и по 5-и на мундир, 2 форейтора с жалованьем по 23 рубля, садовник – 25 рублей, квартермейстер 20 рублей, 10 гребцов, 2 приспешника, 3 столяра и токарь – по 17-и, 4 хлебника, пивовар, 6 поваров, уксусник и скатертник, 2 бочара, 8 конюхов, каретник, шорник, 2 кузнеца, медник, оконнишник – по 16-и, 4 истопника, 6 огородных работников и 3 портных – по 15-и, 4 пивоваренных и квасоваренных работника, 2 водовоза, 3 плотника, 3 дворовых сторожа, 2 каменщика, 2 печника – по 12-и рублей, за них в возмещение платежа подушного оклада 220 рублей.

Далее шло ассигнование на содержание Консистории: 1 секретарь, 3 подканцеляриста, 4 копииста, 2 сторожа, 4 пристава, канцелярские расходы, стряпчий – 972 рубля. На церковные потребы и просфоры 200 рублей; на ремонт зданий 500 рублей; на ризницу 300. Всего 15.000 рублей. Кроме того, на Петербургскую епархию, то есть Монастырю с Архиерейским Домом, положено было добавочных 500 рублей3825.

По приходо-расходной ведомости за 1775-й год Архиерейский Дом с Монастырем получали 18.432 рубля 60½ копеек: архиерею жалованье и на содержание без изменения, как в штате, монашествующим при Архиерейском Доме 228 рублей, копиисту 50 рублей; монашествующим в Монастыре на жалованье и на хлеб 1.334 рубля; на содержание монашествующих – на провизию, пиво, дрова, прием гостей, овес для лошадей – 3.409 рублей, служителям жалованье 1.566 рублей, прибавочного 755 рублей 70½ копеек, на мундир 46 рублей, – всего 2.367 рублей 70½ копеек; иподиаконам 100 рублей, певчим 592; на содержание семинаристов 2.146 рублей 90 копеек; на Консистории – жалованья 982 рубля и консисторские расходы 100 рублей; на Богаделенных в жалованье 250 рублей; на церковные потребы 500 и на разные починки 500 рублей; прибавочных 500 рублей3826.

В 1785-м году Императрица пожаловала митрополиту Гавриилу мызу Сусловскую, или деревню Богородицкую, купленную у вдовы генерал-инженера Екатерины Мордвиновой, в Шлиссельбургском уезде, на Выборгской стороне, вверх по берегу Невы, и 3.000 рублей на построение в мызе церкви и «прочие исправления». Мыза занимала пространство по берегу до 3-х верст вглубь, до 150-и сажень, в ней было 5 крестьянских дворов с 39-ю душами, две тони3827.

Именным указом Святейшему Синоду 6-го мая 1788-го года Императрица Екатерина II-я повелла «митрополиту Новгородскому и Санктпетербургскому, сверх жалованья, им получаемого с Домом Архиерейским, производить, по званию его архимандрита Троицкого Александро-Невского Монастыря, тот же самый оклад, каковым митрополиты Киевский в качестве архимандрита Киево-Печерского, а Московский в качестве архимандрита Троицкой Сергиевой Лавры пользуются»3828. Это жалованье, по штату 1764-го года, было 2.000 рублей3829.

X. По сообщению первого историка приходской монастырской церкви, монастырский приход составлялся из служащих в Монастырь, при строительной монастырской Конторе, дворовых людей графа Шереметева и князя Потемкина-Таврического, мастеровых при стеклянном и фарфоровом заводах. Размеры прихода определяются сохранившимися метрическими записями, с 1748-го года. Родившихся за год было от 55-и душ, с постепенным повышением до 104-х, как показано за 1785-й год; умерших от 19-и и до 48-и. Браки показаны только с 1776-го года, от 15-и до 26-и3830.

В историко-статистических сведениях о С.-Петербургской епархии сказано, что приход Благовещенской церкви «был невелик и довольно скуден», и что вследствие этого «священники здесь не уживались и тогда все требы совершали иеромонахи». Архивная действительность не оправдывает сообщения о быстрой смене приходских монастырских священников.

Преемство при церкви белых священников, по сохранившимся документам, определяется так. В 1742-м году в архивных делах встречается подпись «священника приходской Благовещенской Пресвятой Богородицы церкви» Иоанна Иоаннова3831. В 1743-м году при церкви состояли уже 2 священника – Иоанн Иоаннов и Феодор Трифонов3832. По сообщению историка Петербургской епархии, 30-го января 1743-го года был рукоположен во священника Иоанн Голубцов, сын служителя Алексаидро-Невского Монастыря, бывший учителем Русской Школы при Александро-Невской Семинарии3833. По сообщетю историка приходской монастырской церкви3834, на основании метрических книг, при церкви состояли в 1748-м году священники Иоанн Иоаннов и Феодор Трифонов3835. По-видимому, священник Иоанн Иоаннов по фамилии и был Голубцов.

По архивным делам подпись священника Феодора Трифонова встречается в 1754-м году3836. В 1754-м же году диакон Благовещенской церкви Александр Иванович Лебедев был произведен во священника в село Ропшу3837.

По сообщению историка Невского прихода, в 1755-м году священника Иоанна Иоаннова сменил священник Савва Алексеев, а в 1758-м году и место священника Трифонова занято было священником Стефаном Ивановым, остававшимся до 1789-го года. С 1768-го года священника Савву Алексеева сменил его сын, священник Алексий Савин, бывший до кончины своей в 1794-м году3838. После его кончины его место занял его сын, священник Сергей Алексеев, приобретший широкую популярность в столице. По окончании курса в Александро-Невской Семинарии он служил с 1780-го года диаконом при церкви святых Симеона и Анны, а вместе с тем надзирателем и законоучителем в местной приходской школе, с апреля 1786-го года священником при церкви святой Марии Магдалины на Малой Охте и в том же году переведен в Воскресенский девичий Монастырь и назначен благочинным3839.

По архивным данным в 1756-м году при церкви состояли священник Савва Исаев, диакон Алексий Савин и 2 пономаря – Емельян Пименов и Петр Козмин3840. 25-го ноября 1755-го года к Благовещенской церкви рукоположен во священника учитель Риторики Стефан Гуляев, сохранявший за собою затем 2 года и учительство3841.

По могильной надписи, состоявший при Благовещенской монастырской церкви с 1756-го года священник Стефан скончался 1-го мая 1769-го года3842. В 1758-м году назван священником Савва Овинский3843. В 1761-м году при церкви были священник Алексей Савин и диакон Иван Григорьев3844.

В 1743-м году назначен в дьяческую должность уволенный по малоуспешности семинариста, сын монастырского рассыльщика Дионисий Журавлев3845.

В 1766-м году выписывается жалованье «деревянной церкви белым двум священникам, диакону и церковнику»3846.

Жалованья священникам определено было из монастырских средств денег по 15-и рублей и хлеба по 12-и четвертей в год3847.

В 1786-м году приход от Благовещенской церкви переведен к церкви во имя Божией Матери, Всех скорбящих Радости, над вратами Монастыря, освященой митрополитом Гавриилом 15-го июля 1786-го года. Церковь сооружена на казенные суммы, по плану архитектора Старова, а иконостасом и утварью снабжена от Монастыря. Иконостас составлен был из 4-х икон высокого художественного достоинства, писанных на металлических дсках и, по преданно, взятых из домовой церкви князя Потемкина-Таврического: Божие Матери, Всех скорбящих Радости, Успения Пресвятой Богородицы, Покрова Пресвятой Богородицы и Всех святых3848.

XI. В 1768-м году Монастырь считался отстоящим от города на расстоянии 5-и верст3849.

До 1775-го года Монастырь считался за городом, соединяясь с ним просекой и мостовой. «Но с тех пор мало по малу Невская перспективная улица начала строениями сближаться с Монастырем»3850.

В монастырском краю были свои порядки, тон которым давал Монастырь.

В 1760-м году поступила следующая «промемория Свято-Троицкого Александро-Невского Монастыря из Канцелярии в Контору строения того ж Монастыря»:

«Сего мая 12-го дня Святейшего Правительствующего Синода член, великий господин, преосвяшеннейший Сильвестр, архиепископ Санкт-Петербургский и Шлютельбургский и архимандрита, оного Александро-Невского Монастыря, приказал наикрепчайше запретить Подмонастырных оного Монастыря слобод всякого звания обывателям, чтоб они в слободах, ходя по улицам караводами и близ Монастыря, как в праздничные, так и в прочие дни отнюдь песен не пели и других непристойностей не чинили, понеже нелепо и богопротивно есть такие позорища иметь близ Монастыря. А наипаче, как то бывало, и во время отправления Божественной службы. А егда и за оным таковые преслушники сыщутся и, пренебрегая, станут позорища чинить, таковых всех забирать в Канцелярию под караул и своих наказывать без всякие пощады, а посторонних отсылать от оной при письменных сношениях в их команды и требовать настоящего удовольствия». Был в Канцелярию призван староста Подмонастырных слобод и росписался в выслушании архиерейского приказа3851.

В Подмонастырной слободе был смотритель – состоящий при Канцелярии Монастыря прапорщик Александр Поздняков. Он обязан был следить, чтобы в слободе не было пришлых и беспаспортных людей, а также не чинилось «всякого непотребства». В его распоряжении были староста, соцкие и десяцкие. В 1761-м году ему, по его просьбе, вследствие невозможности отправлять одному должность по старости, назначен помощник из подьячих3852.

Кладбище «в Невском Монастыре», оставалось одно – «при церкви деревянной Благовещения Богородицы»3853.

18-го сентября 1743-го года Государыня объявила Святейшему Синоду, бывшему в зимнем дворце, повеление «в Троицком Александро-Невском Монастыре иноверным никакого исповедания никому погребения не чинить». 28-го сентября это высочайшее повеление внесено было в Синод, по тогдашнему порядку, за подписью всех, его выслушавших, – архиепископа Новгородского Амвросия, епископа Суздальского Симона, архимандритов – Троицкого Кирилла, Рождественского Платона и Ипатского Симона и протопопа Благовещенского Петра, – заслушано в заседании и по нему посланы исполнительные указы, с добавлением, «дабы и в прочих местах при святых церквах иноверным погребения, следуя вышеобъявленному Ее Императорского Величества высочайшему указу, отнюдь чинено не было»3854.

За погребение на монастырском кладбище поступали взносы от 5-и рублей, за младенцев. Обыкновенный взнос за погребение «внутрь Монастыря» был 50 рублей, в Благовещенской каменной церкви 500 рублей. В 1756-м году за погребение под новостроящеюея деревянной Благовещенскою церковью вносили 100 рублей. Было в обычае у более богатых и знатных устраивать после погребения поминальную трапезу в настоятельской келье3855.

Лазаревское кладбище, как наиболее почетное в столице, с Благовещенской деревянной церковью, сделалось местом вечного упокоения членов многих высоких и знатных фамилий3856. Тут, же нашли себе место придворный псаломщик, купцы, военные, военные и придворные священники, чиновники, наконец, совсем простые люди3857.

На Лазаревском кладбище, «по левую сторону деревянной церкви», был погребен знаменитый наш ученый и поэт Михаил Васильевич Ломоносов, скончавшийся в 1765-м году. Над его могилой граф Воронцов воздвиг белый мраморный монумент в 7 футов вышины, о пространными надписями3858. В Юго-Западном углу церкви, под гранитною плитой с надписью о времени кончины в 1741-м году, погребен apxиепископ Тверской Феофилакт (Лопатинский), по преданию нетленно почиваюший»3859.

Над местами упокоения воздвигаемы были роскошные монументы с обширными большей частью надписаниями, представлявшими собою целые биографии и оды3860. Иногда было в обычае датировать день кончины означениями памяти святого этого дня3861. На гробнице скончавшегося в 1776-м году протоиерея Троицкого собора Петра Кирикова было приглашеше: «мимоходящие отцы и братия, меня простите и о нас, зде и всюду лежащих, Бога молите»3862.

Благовещенская каменная церковь сделалась избранным местом погребения высокопоставленных, знатных и богатых особ. Здесь в 1746-м году, 21-го марта, погребена скончавшаяся в Холмогорах принцесса Анна Брауншвейг-Люнебургская, бывшая правительница. В погребении участвовали все члены Святейшего Синода, прочие обретающиеяся в Петербурге духовные лица и священнослужители Петербургских церквей, причем при каждой церкви должно было остаться для отправления священнослужения только по одному священнику. В Петербургских епархиальных соборах и церквах в 1746-м году было 126 священников3863. В 1759-м году погребена великая княжна Анна Петровна, двухлетняя дочь Императора Петра III-го3864. В 1762-м году, 10-го июля, скончавшийся 6-го июля, низвергнутый с престола Император Петр III3865, в 1776-м году супруга наследника престола, великого князя Павла Петровича, впосдедствии Императора, Наталья Алексеевна3866, в 1795-м году дочь Ольга3867.

Гроб бывшего Императора Петра III, после кончины его супруги, Императрицы Екатерины Великой, по повелению его сына, Императора Павла I-го, 18-го ноября 1796-го. года был вынут из места своего погребения. В течение двух недель у гроба совершаемы были торжественныя Богослужения, – 5 раз в присутствии Государя и всей августейшей Фамилии. 25-го ноября император Павел возложил на гроб своего низложенного отца царскую корону, привезенную из Москвы, а 2-го декабря гроб был торжественно вынесен в зимний дворец и поставлен близ гроба Императрицы Екатерины II-ой. Затем он был перенесен в Петро-Павловский собор3868.

В Благовещенской церкви и в галлерее при ней погребены члены семейств многих знатных родов3869.

Историк Петербурга Пушкарев пишет: «Лазаревское кладбище занимает небольшое пространство земли и наполнено множеством монументов, так что на каждом почти шагу ожидает вас или новое воспоминание о доблестном муже, или грустное сознание о бренности человеческой жизни и суетности всех помыслов»3870.

* * *

2924

1-е ПСЗ.Х1 № 8473.

2925

1-е ПСЗ.Х1 № 8495.

2926

ААНЛ. 1742 г. № 331, лл. 1–11.

2927

2-е ПСС. I № 171, – Книга высочайших повелений 1742 г., 21–22.

2928

У Строева П., «Списки», 664, он не показан.

2929

«Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» III, I, 24–28. 11. 17. – Строев П., «Списки», 391. 853. 144. – ААНЛ. 1740 г. № 128, лл. 1–4. Высочайший указ о назначении в Тобольск датирован 29-м мая. – Богданов А., «Опис. СПБ»., 472–473. Здесь  сказано, что из Чернигова он «тем же чином переведен в Москву, где был при Архангельском соборе чередным». – Архангельский М., свящ., «Никодим, первый епископ С.-Петербургский и Шлиссельбургский», – «Странник» 1876 г. № 5, 85–109; № 6, 177–207. – Страдомский А., прот., «Никодим Сребницкий, первый епископ Черниговский», – ЧЕВ. 1876 г. №№ 20–24 и 1877 г. № 1. – Книга высочайших повелений 1740 г., 82. – ОАСС. XIV, 51–52. 394–395.

2930

АСС. 1742 г. № 663, лл. 1–7. – ААНЛ. 1742 г. № 249, лл. 1–6.

2931

ААНЛ. 1742 г. № 317, лл. 1–3. – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 54.

2932

ААНЛ. 1742 г. № 308, лл. 1–3.

2933

 «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» III, I, 24–28.

2934

См. ниже, гл. III.

2935

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 54. – Книга высочайших повелений 1745-го г. л. 1. 14-го февраля 1745-го года заслушано было следующее «Святейшему Правительствующему Синоду предложение. Сего февраля 2-го дня Всепресветлейшая, Державнейшая Великая Государыня Императрица Елисавета Петровна, Самодержица Всероссийская, в зимнем Ее Императорского Величества дом изустно указать соизволила: в Переяславской праздной епархии быть епархиальными архиереем преосвященному Никодиму, епископу Санкт-Петербургскому, по желанию его, и в ту епархию его преосвященство отправить по надлежащему. Платон, архиепископ Крутицкий. Арсений, архиепископ Переславльский».

2936

Пархоменко В., «Очерк истории Переясл.-Борисп. еп.», изд. 2-е, Полтава, 1910 г., стр. 41–44. – Опатович С, свящ., «Истории Спб. еп.», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» V, I, 123–124.

2937

OACC. XXXI. 239–240.

2938

Опатович С, свящ., «Исторт Спб. епархии», – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» V, 125–126.–Архангельский М., свящ., «Преосв. Феодосий», – «Странник», 1869 г. 1,53 – 100. – АСС., Отд. ркп. № 1776, л. 59. – Богданов А., «Опис. СПБ.:, 473. Указан день хиротонии. – Книга высочайших повелений 1745 г., л. 2: «Указ Святейшему Синоду. На место Никодима, епископа бывшего Санкт-Петербургского и архимандрита Александро-Невского, который по нашему указу отпущен в Переяславль, повелвает посвятить епископом Санкт-Петербургским Троицкой Сергиевой Лавры наместника Феодосия (Янковского), и при том быть ему архимандритом в Троицком Александро-Невском Монастыри. (И далге приписано Императрицею собственноручно А для почтения резиденции быть архиепископом. Елисавет».

2939

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» V, 1, 165.

2940

ААНЛ. 1758 г. № 114, лл. 1–7.

2941

Опатович С. свящ., «История Спб. епархии», – «Ист.-ст. сведения о Спб. сп.» VI, I, 1–4. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 473. Перевод в Петербург указан 25-го апреля, «переименование» архиепископом 4-го июля 1750-го года – Родосский А. С, «К не изданным памятникам Русского церковного проповедничества в XVIII-м веке», –  ХЧ. 1898 г. II, 913–927. Здесь приведена речь преосвященного Сильвестра «в благодарение высокомонаршей милости», сказанная 29-го июня и принимаемая за сказанную «по поводу перевода на С.-Петербургскую епархию» – Залеский П., «Сильвестр Кулябка, архиепископ С.-Петербургский, как духовный писатель», – ТКДА. 1883 г. III, 36–82, и 1884 г. I, 197–256. – Архангельский М., свящ., «Член Свят. Правит. Cинода, преосвящ. Сильвестр, архиепископ Санктпетербургский», – «Странник» 1875 г. I, 3–36. 77–111. 149–164, – Книга высочайших повелний 1750 г., 17.

2942

OACC. XXXI, 334.

2943

OACC. XXXI, 67–66.

2944

Петров П., «История СПБ.». 541

2945

OACC. XXXIV, 80–81.

2946

ОАСС. XXXIX, 356–364.

2947

ОАСС. XXXIX, 687–688.

2948

Опатович С, свящ., «История Спб. епархии», – Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» VI, I, 71–72. – ААНЛ. 1761 г. № 86, лл. 1–60: опись имущества и книг; 1761 г. № 187, л. 1.

2949

«Святейшему Правительствующему Синоду предложение. Всепресветлейшему, Державнейшая, Великая Государыня Императрица Елисавета Петровна, Самодержица Всероссийская, сего сентября 14 дня, присутствуя в летнем своем доме, изустно мне повелеть соизволила Святейшему Правительствующему Синоду объявить высочайший Ее Императорского Величества указ, чтобы в праздносостоящую ныне Санкт-Петербургскую епархию перевесть синодального члена, преосвященного Вениамина, епископа Псковского, во архиепископа и Троицкого Александро-Невского Монастыря во архимандрита и присутствовать ему в Святейшем Синоде. О чем Святейшему Правительствующему Синоду чрез сие для надлежашего исполнения и предлагаю. Святейшества вашего послушник и Богомолец, духовник, протоиерей Феодор Дубянский. Сентября 15 дня 1761 года». – Книга высоч. повелний 1761 г., 23.

2950

Опатович С, свящ., «История Спб, еп.», – Ист.-ст. сведния о Спб. еп.» VI, I, 73–75. – ААНЛ. 1761 г. № 188, лл. 1–2; 1761 г. № 144, лл. 1–16; 1762 г. № 90. лл. 1–75. – Богданов А., «Опис. СПБ.». 473. – Архангельский М„ свящ., «Преосвященный Вениамин (Пуцек-Григорович), митрополит Казанский и Свияжский», – «Странник», 1866 г. I, 5–58. – Книга высоч. повелений 1762 г., 29.

2951

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» VI, I. 91–92.

2952

Книга высоч. повелений 1762 г., 29. – Опатович С., свящ., «История СПб. еп.». – «Ист.-ст. сведния о Спб. еп.» VI. I, 92–94, – ААНЛ. 1762 г. № 90, лл. 1–75. – Благовещенский А., «История Казанской Духовной Семинарии». Казань. 1681, стр. 37.

2953

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» VI, I, 92. 93; VII, 3. – Книга высоч. повелений 1762 г., 29.

2954

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» VII, I, 1–4. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 474.

2955

Опатович С, свят., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.».

2956

ОАСС. XXXIX, 256–281.

2957

Петров П., «История СПБ.», 683. 688. 692. 749. 761. 765. 767. 769. 782. – «Спб. Ведомости» 1769 и 1770 гг..

2958

Книга высоч. повелений 1764 г., 50.

2959

Книга высоч. повелений 1770 г., 20. 22.

2960

Петров П., «История Спб.», 783. – «Спб. Вед.» 1771 г. № 1.

2961

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. свидения о Спб. еп. VII, I. 39–41. – ПБЭ. X, 605–606.

2962

«Сказание о жизни и трудах преосвященнейшего Гавриила, митрополита Новгородского и С.-Петербургского». С портретом. СПБ. 1857. – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп» VIII, 1–15.

2963

«Преосвяшенный владыко. По всегдашнему Нашему к вам благоволению, желает здесь видеть в Санктпетербурге. Того ради по получении сего извольте к Нам прихать, ежели здоровье ваше вам не воспрепятствуег. А на проъзд вам Мы повелели Конторе экономической отправить к вам 1.000 рублей. Екатерина».

2964

Петров П. «История СПБ.». 735–736.

2965

Петров П.. «История СПБ.», 750.

2966

ААНЛ. 1774 г. № 42, л. 1.

2967

ОАСС. XXVI. 474–481.

2968

Петров П., История СПБ.», 808.

2969

Петров П., «История СПБ.», 837. 838.

2970

Петров П., «История СПБ.», 845. 99.

2971

Петров П., «История СПБ.», 839. 98. 845.

2972

Книга высочайших повелений 1783 г.

2973

ОАСС. XXVI, 85.

2974

ААНЛ. 1758 г. № 186, л. 7.

2975

ААНЛ. 1758 г. № 186, л. 9.

2976

ААНЛ. 1758 г. № 186, лл. 11–12.

2977

ААНЛ. 1758 г. № 186, л. 14.

2978

ААНЛ. 1758 г. № 186. л. 19.

2979

ААНЛ. 1762 г. № 2, лл. 1–10.

2980

ААНЛ. 1766 г. № 2, лл. 3–4.

2981

ААНЛ. 1788 г. № 65, лл. 1–2.

2982

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 80.

2983

ОАСС. XXIII, 85.

2984

ОАСС. XXIII, 322. – АСС. Отд. ркп. № 1776, л. 139.

2985

ААНЛ. 1742 г. № 216, лл. 1–3. – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 138.

2986

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 141.

2987

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 120.

2988

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 120.

2989

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 101. – ОАСС. IV, 246–248.

2990

АСС. Отд. ркп. № 1776, л. 100.

2991

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 143.

2992

АСС., Отд. ркп. № 1776. л. 60.

2993

ОАСС. XIV, 605–610.

2994

ААНЛ. 1758 г. № 72, лл. 1–8.

2995

ААНЛ. 1759 г. № 27, лл. 1–2.

2996

ААНЛ. 1763 г. № 59, л. 1.

2997

ААНЛ. 1768 г. № 29, л. 2.

2998

ААНЛ. 1769 г. № 25, лл. 1–4.

2999

ААНЛ. 1775 г. № 57, лл. 1–2.

3000

ААНЛ. 1775 г. № 40, лл. 1–7.

3001

АСС. 1782 г. № 159 (стар.).

3002

АСС. 1783 г. № 196 (стар.).

3003

АСС. 1784 г. № 122 (стар.).

3004

АСС. 1784 г. № 135 (стар.).

3005

АСС. 1785 г. .№ 187 (стар.).

3006

АСС. 1790 г. № 118 (стар.).

3007

ААНЛ. 1796 г. № 4. лл. 1–9.

3008

2-е ПСП. II № 645. Здесь фамилии монашествующих напечатаны невполне исправно, – см. АСС. 1744 г. № 89, лл. 2. 6. 7. 11.

3009

АСС. 1744 г. № 89, лл. 1–52. – Варсонофий поименован в бегстве Варфоломеем.

3010

АСС, Отд. ркп. № 1776, лл. 55–58. 102–103.

3011

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 56.

3012

АСС. Отд. ркп. № 1776, л. 57.

3013

АСС.. Отд. ркп. № 1776. л. 58.

3014

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 102.

3015

2-е ПСП. II № 926. – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 60.

3016

АСС 1747 г. № 19 (139), лл. 16. 17.

3017

ОАСС. XXXI, 94. 408.

3018

АСС. 1751 г. № 205 (38. 471), л. 3.

3019

ОАСС. XXXI, 290. – АСС. 1751 г. № 205 (38), лл. 1–4.

3020

ААНЛ. 1753 г. № 213, л. 8.

3021

АСС. 1756 г. № 130 (269), лл. 1–11.

3022

АСС. 1761 г. № 145 (стар.).

3023

АСС. 1761 г. № 146 (стар.).

3024

ААНЛ. 1766 г. № 20, лл. 1–5.

3025

ААНЛ. 1768 г. № 33, лл. 1–8.

3026

АСС. 1744 г. № 89, лл. 8–52.

3027

ААНЛ. 1763 г. № 87, лл. 1–7.

3028

АСС. 1747 г. № 19 (139), лл. 15–16.

3029

ААНЛ. 1767 г. № 40, п. 10.

3030

ААНЛ. 1756 г. № 180. лл. 1–2.

3031

ААНЛ . 1758 г. № 140, лл.1–3.

3032

АСС. 1760 г. № 141, лл. 1–33.

3033

АСС. 1762 г. № 154 (стар.).

3034

Рубан В., «Опис. СПБ.», 415.

3035

ААНЛ. 1758 г. № 167, лл. 1–8.

3036

АСС, Отд. ркп. № 1776. л. 134.

3037

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 131.

3038

ААНЛ. 1753 г. № 213, л. 7.

3039

АСС. 1745 г. № 199, л. 1. – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 89.

3040

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 87.

3041

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 86.

3042

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 136.

3043

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 135.

3044

ААНЛ. 1753 г. № 213, л. 7.

3045

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 99.

3046

ААНЛ. 1753 г. № 213, л. 8. – По-видимому, в мире Василий Иванович Приставский, сын купецкого человека, бывшего потом в военной службе, родившийся в 1701-м году в Великих Подгайцах, постригшийся в 1719-м году в Переяславском Монастыре, рукоположенный во иеродиакона в 1728-м году. – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 96.

3047

ААНЛ. 1758 г. № 74, лл. 1–6.

3048

ОАСС. ХХIII, 86. – ААНЛ. 1743 г. № 43, лл. 1–7.

3049

ААНЛ. 1743 г. № 314. лл. 1–13.

3050

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 83, – Ср. стр. 428.

3051

ОАСС. ХХIII, 510–511.

3052

АСС. 1745 г. № 202, лл. 1–9.

3053

АСС. 1745 г. № 199, лл. 1–7.

3054

АСС. 1745 г. № 198, лл. 1–16.

3055

АСС. 1746 г. № 75 (169), лл. 1–5. – ОАСС. XXVI, 84–85.

3056

АСС. 1746 г. № 330 (171), лл. 1–19. – ОАСС. XXVI, 513.

3057

АСС. 1748 г. № 132, лл. 1–11.

3058

АСС. 1748 г. № 145, лл. 1–9.

3059

АСС. 1747 г. № 193.

3060

Ранее его фамилия писалась Логвиновский.

3061

ААНЛ. 1753 г. № 21З, лл. 1–11.

3062

АСС. 1754 г. № 158 (254), лл. 1–12. – ОАСС. XXXIV, 138.

3063

АСС. 1754 г. № 461 (259), лл. 1–6. – ААНЛ. 1754 г. № 19, л. 10, – ОАСС. XXXIV, 422.

3064

ААНЛ. 1754 г. № 19, лл. 1–6.

3065

АСС. 1754 г. № 370 (256), лл. 1–5. – ААНЛ. 1754 г. № 19. лл. 7–9. – ОАСС. XXXIV, 315.

3066

ААНЛ. 1754 г. № 19, лл. 11. 12.

3067

АСС. 1756 г. № 79 (267), лл. 1–7.

3068

АСС. 1756 г. № 14 (266), лл. 1–11.

3069

АСС. 1758 г. № 24 (178), лл. 1–5.

3070

ОАСС. XXXIX, 586. – ААНЛ. 1759 г. № 200, лл. 1–2.

3071

ААНЛ. 1759 г. № 69, лл. 1–11.

3072

ААНЛ. 1762 г. № 101, лл. 1–3.

3073

АСС. 1762 г. № 155 (стар.).

3074

ААНЛ. 1763 г. № 205, л. 5.

3075

ААНЛ. 1775 г. № 54, л. 1.

3076

ААНЛ. 1791 г. № 9, лл. 1–5.

3077

ААНЛ. 1756 г. № 179, лл. 1–3.

3078

ААНЛ. 1759 г. № 57. лл. 1–2.

3079

ААНЛ. 1758 г. № 126, лл. 1–3.

3080

АСС. Отд. крп. № 1776, лл. 142.

3081

ОАСС. XXIII, 383.

3082

ОАСС. XXVI, 461.

3083

ОАСС. XXXI, 205.

3084

ОАСС. XXXI, 242.

3085

ААНЛ. 1775 г. № 5, л. 61.

3086

ААНЛ. 1758 г. № 78, лл. 1–2. – Строев П., «Списки», 900.

3087

АСС. 1761 г. № 144 (стар.).

3088

См. стр. 439–440.

3089

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 75. – У Строева П., «Списки», 933. 934, он не показан.

3090

Сам иеромонах Софроний считал свое назначение «за наместника» с 30-го мая 1745-го года. – ААНЛ. 1753 г. № 88, лл. 3. 43.

3091

АСС., Отд. ркп. № 1776, лл. 49. 43. – ПБЭ. V, 1028–1029. – Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Невская Лавра». – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» VIII, 496. – «Списки арх.», 12. – ААНЛ. 1753 г. № 88. лл. 1–46; 1753 г. № 85, лл. 1–2. – Приведенные дословные выдержки из древнего формуляра – АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 49, – исправляют и дополняют допущенный в прежних биографиях многочисленные, как оказывается, неточности.

3092

ААНЛ. 1753 г. № 88, лл. 19. 20.

3093

Чистович И., «Св.-Tp. Ал.-Невская Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 496, – Строев П., «Списки», 741. 572. 671. – ААНЛ. 1757 г. № 159, л. 1. – ОАСС. XXXIV, 387–388.

3094

ААНЛ. 1757 г. № 114, лл.1–3. – У Чистовича И., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 496, он вовсе не упомянут.

3095

АСС., Отд. ркп. № 1776, л. 55.

3096

ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1.

3097

ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1.

3098

ААНЛ. 1761 г. № 18, л. 1.

3099

Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 496: неверно сказано, будто он учился в Киевской Академии с 1749-го года и был наместником с 1762-го года. – Строев П.,«Списки», 389.

3100

Чистович И., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о СПБ. еп.» VIII, 496.

3101

ААНЛ. 1753 г. № 141, лл. 9–11; 1759 г. № 206, л. 1; 1761 г. № 119. л. 76.

3102

ААНЛ. 1753 г. № 186, лл. 1. 3. 4.; 1753 г. № 100, лл. 1–6. – ОАСС. XXXIV, 478.

3103

ААНЛ. 1754 г. № 116, лл. 1–7.

3104

ААНЛ. 1756 г. № 61, лл. 1–7.

3105

ААНЛ. 1761 г. № 18, лл. 1–14. – См. ниже, стр. 643, 644, 645.

3106

ААНЛ. 1761 г. № 187, лл. 1–2.

3107

ААНЛ. 1761 г.№ 161, лл. 1. 2. 4. – У Строева П., «Списки», 173, неверно указано его назначение в 1762-м году.

3108

ААНЛ. 1761 г. № 161, лл. 3–7.

3109

ААНЛ. 1762 г. № 55, л.2.

3110

ААНЛ. 1762 г. № 90, лл. 1. 3. 27.

3111

ААНЛ. 1762 г. №№ 90, лл. 1. 5. 10. 11. 13. 17; 123, л. 4. 128, л. 1; 131, л. 7; 139, л. 5; 155, л. 1; 183, л. 3; 206, лл. 5.74; 1763 г. №№ 82, л. 2; 169, л. 1. С июля 1762 годяю

3112

ААНЛ. 1764 г. №115, лл. 38. 42.

3113

ААНЛ, 1765 г. № 27, л. 3.

3114

Чистович И.. «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 496.

3115

ААНЛ. 1768 г. № 2, лл. 1–2.

3116

Строев П., «Списки», 459. – ААНЛ. 1759 г. № 226, л. 61. – Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 496. – Здесь неверно сказано, будто наместник, Иеромонах Илларион произведен во архимандрита 28-го мая 1768-го года. За 1773-й год ему еще выписывается жалованье по Александро-Невскому Монастырю. – ААНЛ. 1773 г. № 16, л. 15.

3117

ААНЛ. 1774 г. № 28, лл. 1–4.

3118

Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Невск.Лавра», – Ист.-свед. о СПб. еп.» VIII, 496. – Строев П., «Списки», 638.

3119

Строев П.. «Списки», 57. 66. 75. 77. 47. – Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о СПб. еп.» VIII, 496–497. Здесь неправильно сказано, будто он был игуменом Кириллово-Белозерского Монастыря. – Здравомыслов К., «Иерархи Новг. еп.», 120–121. Та же ошибка. – «Списки арх.», 16 – ААНЛ. 1787 г. 5, л. 11.

3120

Чистович И., «Св.-Тр. Ал.-Нев. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб.еп.» VIII, 497. – Строев П„ «Списки», 73. 274. 201. – ААНЛ. 1788 г. № 40, л. 1; 1789 г. № 2, л. 1.

3121

В своем прошении об увольнении в мае 1794-го года он собственноручно, но явно ошибочно пишет: «нахожусь я, нижайший, в Невском Монастыре с прошлого 1794-го года с 11-го апреля наместииком». Очевидно, следовало написать «1793-го года». – ААНЛ. 1794 г. № 18, л. 1. – Его подписи в делах в июле, октябре, ноябрь 1793-го, года, – ААНЛ. 1793 г. № 16, л. 2, №24, л. 1, № 29, л. 1, № 23, л. 2.

3122

ААНЛ. 1794 г. № 18, лл. 1–2.

3123

Строев П., «Списки», 71. 817. – «Ист. Солов. Мон.». 209.

3124

ААНЛ. 1794 г. № 18, л. 3.

3125

Строев П., «Списки», 102. 64. 153. – У Чистовича И., «Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о СПб. еп.» VIII, 497, он смешан с Герасимом (Иониным), который из игуменов Клопских был назначен архимандритом в Соловецкий Монастырь в 1739-м году и чрез 3 года, за болезнью, вышел на покой. – «Ист. Солов. Мон.», 209. – Строев П., «Списки», 71. 83. 817.

3126

Чистович И., «Ал.-Невск. Лавра», – Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 497. Здесь неправильно сказано, будто игумен Мелхиседек был наместником и игуменом с 1791-го года. – Строев П., «Списки», 102. 366. 617. – ААНЛ. 1791 г. № 8, лл. 1–4.

3127

Чистович И. А., «Св.-Тр. Ал.-Невск. Лавра», – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 497.

3128

В 1742-м году духовником для Монастыря и для ставленников был иеромонах Елисей, а после него иеромонах Каллистрат. – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» III, I, 44. – В 1753-м–1757-м годах – иеромонах Иаков. – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 20; 1758 г. № 186, лл. 2. 3. 11. – С 1758-го года – иеромонах Климент, обитавший в верхнем апартаменте, над ризницей. – ААНЛ. 1758 г. № 186, л. 16; 1761 г. № 18, л. 4. – АСС. 1752 г. № 219 (211), л. 29. – В 1774-м году иеромонах Нифонт. – ААНЛ. 1774 г. № 28, л. 2.

3129

Уставщиком в 1743-м году был иеромонах Пафнутий – Пахомий. – ААНЛ. 1743 г. № 37, лл. 2. 5; 1743 г. № 269, л. 4. – Уставником правого крылоса в 1747-м году был иеромонах Иосиф. – АСС. 1747 г. № 139, л. 4.

3130

С 1751-го года ризничим был иеромонах Евфимий. – ААНЛ. 1753 г. № 141, л. 9. – В 1753-м году – иеромонах Евфимий и иеродиакон Галактион. – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 6. – С 1-го декабря 1759-го года – крестовый иеромонах Варлаам. – ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1. – В 1761-м году ризничим был иеромонах Галактион. – ААНЛ. 1761 г. № 161, л. 4; 1761 г. № 86, л. 12, – В 1762-м году иеромонах Гервасий. – ААНЛ. 1762 г. № 90, л. 39.

3131

В 1753-м году – иеромонах Феодосий. – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 6. – В 1754-м году казначеем был иеромонах Варлаам Пермский. – ААНЛ. 1758 г. № 186. лл. 2. 3. – В 1757-м – 1758-м годах иеромонах Порфирий, назначенный 1-го декабря 1759-го года благочинным. – ААНЛ. 1758 г. № 114, л. 6; 1758 г. № 186, лл. 11, 16; 1759 г. № 206, л. 1.

3132

ААНЛ. 1789 г. № 6, лл. 1–2, – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» III, I, 44.

3133

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 45.

3134

ААНЛ. 1742 г. № 306, лл. 1–9.

3135

ААНЛ, 1753 г. № 184, лл. 1–4. – В 1761-м году ризничим был иеромонах Варлаам (Маевский), он же и благочинный. – ААНЛ. 1761 г. № 86, л, 10.

3136

ААНЛ. 1758 г. № 71, лл. 1–6.

3137

ААНЛ. 1758 г. № 79, лл. 1–3.

3138

ААНЛ. 1761 г. № 165, лл. 1–3.

3139

ААНЛ. 1742 г. № 314, лл. 4–11; 1741 г. № 336, л, 19.

3140

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 98.

3141

ААНЛ. 1757 г. № 73, лл. 1–6.

3142

ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1.

3143

ААНЛ. 1759 г. № 226, л. 61.

3144

ААНЛ. 1743 г. № 37, лл. 1–3; 1743 г. № 186, л. 5.

3145

ААНЛ. 1741 г. № 336, лл. 17. 20; 1743 г. № 37, лл. 1–27; 1743 г. № 186, л. 5. – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» III, I, 44. – ОАСС. XXVI, 513.

3146

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 47.

3147

ОАСС. XXVI, 513. – АСС. 1746 г. № 330 (171), лл. 1. 3; 1743 г. № 515. ч. IV, л. 13. – АСС.Отд. ркп. № 1776, л. 44, – В 1750-м году экономом был иеромонах Александр, – ОААНЛ. I. 48. – После него экономом был иеромонах Никон (Красовский). – ААНЛ. 1753 г. 14 88, лл. 4. 6. 8. 19, – По назначении его наместником, с 19-го марта 1753-го года – благочинный, иеромонах Авксентий (Смельницкий). – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 19; 1758 г. № 186, л. 2. – АСС. 1754 г. № 523 (370), л. 1. – В 1757-м–1759-м годах – иеромонах Иоанникий (Броднетский), после него иеромонах Сильвестр (Юницкий), оба вышедшие в наместники, иеромонах Сильвестр – благочинный и ризничий с 1-го декабря 1759-го года. – ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1. 10-го января 1761-го года назначен иеромонах Илларион (Молчановский), «довольно лет послуживший в Киево-Выдубицком Монастыре наместником». – ААНЛ. 1761 г. № 18. лл. 1. 2. 4; 1753 г. № 141, л. 11; 1758 г. № 114, л. 6. – С 1768-го года иеромонах Владимир. – ААНЛ. 1768 г. № 1, лл. 1–2. – В 1774-м году – иеромонах Владимир. – ААНЛ. 1774 г. № 28, л. 2.

3148

В 1753-м году – иеродиакон Наркисс (Губчинский). – ААНЛ. 1753 г. № 88, л 6; 1753 г. № 143, л. 1. – В 1755-м году иеромонах Каллистрат. – ААНЛ. 1756 г. № 63, л. 1 – В 1758-м году иеродиакон Вассиан. – ААНЛ. 1758 г. № 114, л. 3. – В 1761-м году подэкономом и материальным приемщиком был иеродиакон Иринарх (Янковский). – ААНЛ. 1761 г. № 161, л. 8; 1761 г. № 86, л. 18.

3149

В июне 1754-го года трапезным, вместо иеромонаха, Сильвестра (Юницкого), назначен иеромонах Порфирий (Геленский). – ААНЛ. 1754 г. № 116, лл. 1–7: 1753 г. г. № 88, л. 7. – В сентябре 1758-го года, вместо иеромонаха Константина (Самборецкого), иеродиакон Иосиф (Шауля). – ААНЛ. 1761 г. № 161, л. 8; 1758 г. № 177, лл. 1–2. В ноябре 1759-го года он был уволен, и на его место назначен иеромонах Георгий (Хлебников). – ААНЛ. 1759 г. № 197, лл. 1–2. – В 1761-м году был иеродиакон Илия. – ААНЛ, 1761 г. 86, л. 18. – В августе 1762-го года иеромонах Феоктист (Высоцкой), – ААНЛ. 1762 г. № 90, л. 34, – заменивший иеромонаха Палладия. – ААНЛ. 1762 г. № 92, лл. 1–11 – В 1767-м году иеромонах Владимир. – ААНЛ. 1768 г. № 1, л. 1.

3150

ААНЛ. 1759 г. № 134, лл. 1–4.

3151

ААНЛ. 1753 г. № 11, л. 1.

3152

ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 19.

3153

ААНЛ. 1758 г. № 186, лл. 2. 3. 11; 1757 г. № 159, л. 1; 1753 г. № 184, лл. 1–4; 1753 г. № 141, лл. 1–8. Здесь имеется инструкция благочинному.

3154

АСС, Отд. ркп. 1776, л. 103.

3155

ААНЛ. 1753 г. № 141, лл. 9–11; 1758 г. № 186, л. 16; 1758 г. № 114, лл. 3. 4.

3156

АСС. 1752 г. № 219 (211), л. 29.

3157

ААНЛ. 1759 г. 206, л. 1.

3158

ААНЛ. 1761 г. № 86, л. 10.

3159

ААНЛ. 1761 г. № 86, л. 18.

3160

ААНЛ. 1762 г. № 90, л. 11.

3161

С 1751-го года полатным был иеромонах Варлаам Пермский. – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 6; 1753 г. № 143, л. 1; 1758 г. № 79, л. 1. – В 1754-м году иеромонах Наркисс (Губчинский). – ААНЛ. 1758 г. № 186, лл. 2. 3, – В 1757-м–1758-м годах иеромонах Илларион. – ААНЛ. 1758 г. № 114, лл. 1–3; 1758 г. № 186, л. 11. – В 1758-м году иеромонах Вассиан, – ААНЛ. 1758 г. № 186, л. 16, – в началe 1759-го года назначенный строителем в Староладожский Монастырь. – ААНЛ. 1759 г. № 111, л. 1. – В 1759-м году – иеромонах Сергий. – ААНЛ. 1759 г. № 90, лл. 12. 13. – В 1761-м году полатным был иеромонах Константин (Самборецкий). – ААНЛ. 1761, л. 8. – В августе 1762-го года иеромонах Иосиф (Шаула). – ААНЛ. 1762 г. № 90, л. 33. Автограф.

3162

ААНЛ. 1763 г. № 170, лл. 1–2.

3163

С 1745-го года в течение трех лет был ключннком иеромонах Евфимий. – ААНЛ. 1753 г. № 141, л. 9. – В февраль 1756-го года иеродиакон Вассиан уволен и назначен иеродиакон Иоанникий (Кирницкий), но в мае уже и его сменил иеродиакон Гедеон. – ААНЛ. 1756 г. № 43, лл. 1–6. – С 1759-го года «братских погребов ключником» был иеродиакон Гервсий, а в 1761-м году его сменил иеродиакон Константин. – ААНЛ. 1761 г. № 86, л. 23; 1761 г. № 166, лл. 1–6; 1762 г. № 90, л. 38.

3164

В 1753-м году был иеродиакон Зиновий. – ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 7. – В 1756-м году иеродиакон Иезекиль замнен иеродиаконом Иоанникием (Горонескулом). – ААНЛ. 1756 г. № 25, лл. 1–6. – С 1-го декабря 1769-го года – иеромонах Иринарх (Янковский). – ААНЛ. 1762 г. № 90, л. 29.

3165

ААНЛ. 1788 г. № 6, лл. 1–6.

3166

ААНЛ. 1785 г. № 61, л. 1.

3167

ААНЛ. 1753 г № 88, л. 7; 1753 г. № 143, л. 1.

3168

ААНЛ. 1761 г. № 86, л. 18.

3169

ААНЛ. 1758 г. № 192, лл. 1–9. – См. ААНЛ. 1763 г. № 66, л. 2.

3170

ААНЛ. 1763 г. № 205, л. 1; 1775 г. № 54, л. 1.

3171

Строев П., «Списки». 276.

3172

ААНЛ. 1753 г. № 213, л. 1.

3173

Строев П., «Списки», 276.

3174

ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 24.

3175

ААНЛ, 1753 г. № 143, лл. 1–9.

3176

ААНЛ. 1756 г. № 111, л. 1. – У Строева П., «Списки», 276, неверно указана его кончина в декабре 1754-го года и будто после него был строителем иеромонах Иаков.

3177

ААНЛ. 1756 г. № 111, лл. 1–34.

3178

ААНЛ. 1757 г. № 139, лл. 1–4, – Строев П., «Списки», 277.

3179

ААНЛ. 1759 г. № 13, л. 1.

3180

АААЛ. 1759 г. № 226, л. 1, – Строев П., «Списки», 277.

3181

Строев П., «Списки», 277.

3182

Строев П., «Списки», 277.

3183

ААНЛ. 1757 г. № 149, лл. 1–13; 1758 г. № 92, лл. 1–10.

3184

ААНЛ. 1753 г. № 88, л. 24; 1753 г. № 52, лл. 1–22.

3185

ААНЛ. 1758 г. № 168, лл. 1–24.

3186

ААНЛ. 1759 г. № 226, лл. 62. 57; 1759 г. № 13, л. 1; 1759 г. № 111, л. 1; 1761 г. № 161, л. 12: строитель Старорусского вкладного двора.

3187

ААНЛ. 1759 г. № 226, л. 61.

3188

ААНЛ.  1753 г. № 88, лл. 24. 28: 1753 г. № 52. лл. 1–22.

3189

ААНЛ. 1757 г. № 126, лл. 1–8.

3190

ААНЛ. 1761 г. №. 86, л. 7; 1761 г. № 144, лл. 8. 13. 14.

3191

ОАСС. XXVI, 89.

3192

ААНЛ. 1787 г. № 4. л. 4.

3193

ОАСС. ХХIII, 89.

3194

О ней в главе о Би6лиотеке.

3195

ААНЛ. 1761 г. № 86, лл. 16. 27. – «В должности секретаря контролером» был Яков Ревякин. – ААНЛ. 1761 г. № 36, лл. 16. 20. 22.

3196

ААНЛ. 1743 г. № 108, л. 12; 1743 г. № 37, л. 2; 1743 г. № 104, л. 4.

3197

ААНЛ. 1753 г. №11, л. 1.

3198

ААНЛ. 1757 г. № 159. л. 1. – ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 1.

3199

ААНЛ. 1743 г. № 101, л. 17.

3200

ААНЛ. 1758 г. № 114, л. 6.

3201

ААНЛ. 1759 г. № 206, л. 2; 1761 г. № 86, лл. 12, 16.

3202

ААНЛ. 1789 г. № 6, л. 1.

3203

ОАСС. XXIII, 126. – ААНЛ. 1743 г. № 107, лл. 1–12.

3204

ОАСС. XXVI, 85.

3205

ОАСС. XXXI, 158–159.

3206

ААНЛ. 1756 г. № 75, лл. 1–4.

3207

ААНЛ. 1757 г. № 30, лл. 1–7.

3208

ААНЛ. 1758 г. № 98, лл. 1–9.

3209

ААНЛ. 1759 г. № 90, лл. 1–25.

3210

ААНЛ. 1762 г. № 68, лл. 1–3.

3211

ААНЛ. 1764 г. № 52, лл. 1–5.

3212

ААНЛ. 1765 г. № 32, лл. 1–6.

3213

ААЛЛ. 1766 г. № 26, лл. 1–13; 1767 г. № 32, лл. 1–5; 1769 г. № 22. лл. 1–16.

3214

ААНЛ. 1775 г. № 73, л. 1.

3215

ОАСС. ХХIII, 597–598.

3216

ОАСС. XXVI, 85.

3217

ААНЛ. 1759 г. № 90, л. 6.

3218

ОАСС. ХХIII. 597–599.

3219

ААНЛ. 1743 г. № 107, л. 1.

3220

ОАСС. ХХIII. 597–599.

3221

ОАСС. XXXI. 291–292. – Мальцев А. П., прот., «Прав, церкви загран,», 170.

3222

ОАСС. ХХIII, 591–592, – ААНЛ. 1757 г. № 95, лл. 1–25.

3223

ОАСС. XXXIV, 489. – Мальцев А. П., пр., «Прав, церкви загран.», 359.

3224

Чистович И. А., «История СПб Д. Ак.», 25.

3225

ААНП. 1766 г. № 15, лл. 1–3.

3226

ОАСС. XXIII, 598–599.

3227

ОАСС. XXXIX, 529–533.

3228

ААНЛ. 1763 г. № 120. лл. 1–5.

3229

ААНЛ. 1763 г. № 202, лл. 1–27.

3230

ААНЛ. 1763 г. № 54, лл. 1–7.

3231

ААНЛ. 1763 г. № 59, л. 6.

3232

ААНЛ. 1787 г. № 4, лл. 1–3.

3233

ААНЛ. 1787 г. № 4, л. 4.

3234

ААНЛ. 1762 г. № 169. лл. 1–10.

3235

АСС. Отд. ркп. № 1776. л. 85.

3236

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 133.

3237

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 87.

3238

АСС, Отд. ркп. № 1776, л. 141.

3239

ААНЛ. 1756 г. № 68. лл. 1–7.

3240

ААНЛ. 1766 г. № 26, л. 10.

3241

ААНЛ. 1769 г. № 3. лл. 1–9. Брат его имел фамилию Раич.

3242

ААНЛ. 1769 г. № 54, лл. 1–3; 1768 г. № 42. лл. 1–4.

3243

ААНЛ. 1769 г. № 14, лл. 1–8.

3244

ААНЛ. 1773 г. № 12, лл. 1–7. Брат его носил фамилию Лисица.

3245

ААНЛ. 1774 г. № 43, лл. 1–3.

3246

ААНЛ. 1796 г. № 13, лл. 1–20.

3247

АСС. 1756 г. № 276 (стар.), лл. 1–7.

3248

1 Коринф. XIV, 8.

3249

Опатович С, свящ., «Исторю СПб. еп.», – «Истор,-ст. свед. о СПб. еп.» V, I, 162–164. – РБС, статья К. Здр-ва. – Поселянин Е., «Русская Церковь XVIII в.», 285–299. – «Жизнеописания отечественных подвижников 18-го и 19-го веков», февраль, М. 1907, стр. 252–261.

3250

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, лл. 22–23. 30. – Ср. АСС. 1742 г. № 4, л. 1, где назначение Петра Трезина сенатским указом в Канцелярию от строений датируется августом.

3251

АСС. 1742 г. № 4, л. 1. – OACC. XXVI, 35.

3252

АСС. 1751 г. № 157, лл. 1. 2; 1742 г. № 4. л. 1. – ААНЛ. 1744 г. № 87, лл. 11. 28. 20 bis. 26 bis. В этом деле лл. 14–53 пронумерованы дважды. – ААНЛ. 1743 г. № 1, л. 8. – В статье М. Королькова. «Архитекты Трезины» – СГ. 1911 г. IV – упоминается Джузеппе-Осип Петров Трезин, бывший в Петербурге до 1755-го года, и Петр Андреевич Трезин, сын Андрея Трезина, родившийся в 1710-м году в Петербурге. Полные именные титулы Трезиных по делам Святейшего Синода и Лавры не совпадают с именами их в статье М. Королькова.

3253

АСС. 1742 г. № 4, лл. 1. 2. 3, – ААНЛ. 1743 г. № 196, лл. 1–4.

3254

ААНЛ. 1743 г. № 253, л. 1.

3255

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, лл. 62. 65. 66.

3256

АСС. 1746 г. № 28, лл. 6. 9–10.

3257

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, л. 2.

3258

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, лл. 7–10. 23.

3259

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, л. 42.

3260

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, лл. 64. 65. 75.

3261

АСС. 1746 г. № 28, лл. 6. 9–10. 37. 38.

3262

АСС. 1746 г. № 28, лл. 37. 38.

3263

Богданов А., «Опис. СПБ.», 355.

3264

Амвросий, архик., «История Росс, иеp.» II, 219. – Богданова А., «Опис. СПБ.».

3265

ГОАНЛ. I, 245.

3266

ААНЛ. 1743 г. № 1, лл. 20–26.

3267

АСС. 1751 г. № 157 (254), лл. 1. 2.

3268

АСС. 1751 г. № 257 (126), лл. 1–8. – Амвроси й, архим., «Ист. Росс. иер.» II 222–223.

3269

АСС. 1751 г. № 157 (254), лл. 1. 2.

3270

АСС. 1752 г. № 222 (213), лл. 1–27. – ОАСС. XXXI, 239. – ААНЛ. 1754 г. № 140, лл. 1–15.

3271

ААНЛ. 1753 г. № 147, лл. 1–55.

3272

АСС. 1753 г. № 17, лл. 57–58. 64. – ААНЛ. 1753 г. № 115, лл. 1–7.

3273

ААНЛ. 1754 г. № 126, лл. 1–21, № 5, лл. 1–154, № 7, лл. 1–82, № 8, лл. 1–67.

3274

АСС. 1752 г. № 222 (213), лл. 1–3. 5. 7. 9–27; 1757 г. № 48, л. 52: лестница представляется уже построенной в 1760-м году. – Богданов А. «Опис. СПБ.». 366: кельи и церковь «зачаты строиться 1743-го года, совершены же 1753-го году. – Амвросий, архим.,«Ист. Росс, иер.» II, 219, – постройка лестницы отнесена к 1754-му году. – ААНЛ. 1756 г. № 90, лл. 1–27: публикации с вызовом подрядчиков к постройке в мае 1755-го года; в октябре – требование железа на крышу. – ААНЛ. 1756 г. № 196, лл. 1–69; 1753 г. № 146, лл. 1–66; 1754 г. № 150, лл. 1–160.

3275

Материалы для пола закупали в 1759-м году. – ААНЛ. 1766 г. № 23, л. 12. – ААНЛ. 1759 г. № 51, лл. 1–30.

3276

ОАСС. XXXI, 202.

3277

ААНЛ. 1753 г. № 103. лл. 1–59.

3278

ОАСС. XXXI, 223.

3279

АСС. 1752 г. № 219 (211). лл. 6–40.

3280

ААНЛ. 1754 г. № 126, лл. 1–21.

3281

АСС. 1743 г. № 515, ч. VII, л. 6.

3282

Богданов А., «Опис. СПб.», 357.

3283

ААНЛ 1744 г. № 87, л. 48 bis.

3284

Богданов А., «Опис. СПб». 335. – Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 219, – ААНЛ. 1766 г. № 85 (34). л. 1.

3285

Богданов А., Опис. СПБ.», 356: «которую, как слышно, намерено разобрать до подошвы и сизнова на новом фундаменте строить, кроме колокольни»; 367.

3286

АСС. 1753 г. № 94, лл. 1–11; 1753 г. № 95, лл. 1–7. – Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 215. Здесь ассигновка на разборку церкви неверно указана назначенною на сооружение новой церкви.

3287

АСС. 1753 г. № 17, лл. 1–72.

3288

АСС. 1755 г. № 423, лл. 1–7. 11–19. Начиная с 11-го листа в этом деле тщательно сорваны и срезаны края листов, где была нумерация. – ААНЛ. 1753 г. № 199. лл. 1–8; № 98, лл. 1–190; 1754 г. № 203, лл. 1–21, № 6, лл. 1–61, № 9, лл. 1–99, № 4, лл. 1–34; 1754 г. № 168, лл. 1–125. – Богданов А., «Опис. СПб.», 367: здесь не точно указано, будто соборная церковь «разобрана» в 1753-м году. – В ААНЛ. 1754 г. № 44, лл. 1–13, содержащем рапорты Росси о разборке в Москву генерал-лейтенанту Фермору, имеется план и профиль спускной машины для кирпича.

3289

ААНЛ. 1743 г. № 1, л. 60.

3290

АСС. 1753 г. №№ 17 и 94; 1755 г. № 423, л. 1.

3291

АСС. 1755 г. № 423, лл. 8–10. 13.

3292

ААНЛ. 1766 г. № 23, л. 7.

3293

ААНЛ. 1753 г. № 128. лл. 1–46.

3294

Богданов А., «Опис. СПб.», 367. – ААНЛ. 1756 г. № 3, лл. 1–176; 1756 г. № 6. лл. 1–20; 1756 г. № 198. лл. 1–27; 1756 г. № 4, лл. 1–149; 1757 г. № 84, лл. 1–271; 1757 г. № 169, лл. 1–9; 1758 г. № 221, лл. 1–260.

3295

Рубан В., «Опис. СПб.», 369.

3296

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 223.

3297

Рубан В., «Опис. СПб.», 370.

3298

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 221.

3299

Амврсий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 223.

3300

ААНЛ. 1759 г. № 24, лл. 4. 7; 1758 г. № 165, лл. 1–5.

3301

ААНЛ. 1766 г. 23, л. 12. – Поздне, при переделке крыши в 1767-м году, линия показана длиною в 67 сажень. – ААНЛ. 1767 г. № 53, лл. 1–20. – Видимо, прибавлена длина ворот.

3302

ААНЛ. 1766 г. № 23, л. 12.

3303

Рубан В., «Опис. СПб.», 370.

3304

Богданов А., «Описание СПб.», 356.

3305

Пушкарев И., «Описание СПб.» I, 149.

3306

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 221.

3307

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 221–222, – Пушкарев И., «Описание СПб.» I, 149.

3308

ААНЛ. 1761 г. № 186, л. 15.

3309

ААНЛ. 1756 г. № 195, лл. 1–19.

3310

ААНЛ. 1756 г. № 138, лл. 1–26.

3311

ААНЛ. 1759 г. № 24, лл. 3–4. 6. 7; 1758 г. № 11, лл. 1–24; 1758 г. № 113, лл. 1–49.

3312

ААНЛ. 1767 г. № 17, лл. 10–11.

3313

ААНЛ. 1759 г. № 145, лл. 1–78.

3314

ААНЛ. 1759 г. № 147, лл. 1–9.

3315

ААНЛ. 1759 г. № 202, лл. 1–36.

3316

ААНЛ. 1761 г. № 153, лл. 1–30.

3317

ААНЛ. 1761 г. № 153, л. 10.

3318

ААНЛ. 1761 г. № 161. лл. 1–70.

3319

ААНЛ. 1762 г. № 34. лл. 1–23; 1761 г. № 167, лл. 1–45.

3320

ААНЛ. 1762 г. № 73, лл. 1–40, и № 67, лл. 1–19.

3321

ААНЛ. 1764 г. № 90, лл. 1–18.

3322

ААНЛ. 1766 г. № 23, л. 13.

3323

Богданов А, «Опис. СПб.», 367.

3324

Амвросий, архим., «Ист. Рос. иер.» II, 222.

3325

Рубак В, «Опис. СПБ.», 371.

3326

Амврсий, архим., «История Росс, иер.» II, 220–221.

3327

См. ниже, гл. IV.

3328

ОАСС. XXXI, 241. – АСС. 1751 г. №№ 221, лл. 1–3; 236 (175), л. 1: 258 (172), лл. 1–2.

3329

ОАСС. XXXI, 307.

3330

АСС. 1752 г. № 222 (213). лл. 1. 3. 4. 8. 28. 29; 1757 г. № 48, л. 52.

3331

АСС. 1757 г. № 48. лл. 52–53.

3332

АСС. 1762 г, № 109, лл. 1–10. 13–16. – Сообщение у Амвросия, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 218, будто каменная с галяереей лестница пристроена в 1762-м году, ошибочно.

3333

ААНЛ. 1763 г. № 140, лл. 1–17; 1763 г. № 226, лл. 1–44.

3334

На церкви было 5 крестов. По сообщению историков – Богданов, «Опис. СПб.», 354. 367. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 188, – церковь имела 5 глав. В описании работ «главы в куполах упоминаются в двух статьях: 9. В двух малых главах в куполах сделать слуховые окна и около них наличники – извнутри столяренною работою 4.–10. Глав с куполами сдлать малых две. – ААНЛ. 1756 г. № 74, л. 7. – В Описании дополнительных работ: «6. В двух малых главах или лантернинах сделать слуховые фальшивые окошки и около их наличники – 4. – В середине сдлать купол большой и сверх купола главу одну». – ААНЛ. 1756 г. № 74. л. 23.

3335

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 2.

3336

ААНЛ. 1756 г. № 74. лл. 1–104.

3337

ААНЛ. 1768 г. № 35. л. 2.

3338

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 2.

3339

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 2.

3340

Богданов А., «Опис. СПб.», 357.

3341

Богданов А., «Опис. СПб.», 357.

3342

Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II. 188.

3343

ААНЛ. 1753 г. № 154, л. 2.

3344

ААНЛ. 1742 г. № 177, лл. 9–14.

3345

Богданов А., «Опис. СПБ.», 366. – Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 188.

3346

Рубан В., «Опис. СПб.», 459.

3347

ААНЛ. 1753 г. № 130, лл. 1–21.

3348

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 2; 1766 г. № 23, л. 14.

3349

ААНЛ. 1763 г. № 159, лл. 4. 8. Взятые в кавычки слова зачеркнуты и в беловую ведомость не вошли.

3350

Рубан В., «Опис. СПб.», 554.

3351

ААНЛ. 1768 г. № 35, лл. 3. 4.

3352

ААНЛ. 1762 г. № 108. л. 6.

3353

ААНЛ. 1743 г. № 102, лл. 1–9.

3354

Богданов А., «Описание СПб.», 356.

3355

ААНЛ. 1768 г. № 35, лл. 4–5.

3356

ААНЛ. 1768 г № 35. л. 6.

3357

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 6.

3358

ААНЛ. 1743 г. № 165, лл. 1–44.

3359

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 4; 1754 г. № 80, лл. 1–23.

3360

АСС. 1746 г. № 28, лл. 3. 7.

3361

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 6.

3362

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 6.

3363

ААНЛ. 1743 г. № 355, л. 20.

3364

АСС. 1746 г. № 28, лл. 10. 12.

3365

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 6.

3366

ААНЛ. 1768 г. № 35, л 7.

3367

АСС. 1746 г. № 28, л. 38.

3368

АСС. 1746 г. № 28, л. 38.

3369

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 7.

3370

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 8.

3371

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 7.

3372

ААНЛ. 1768 г № 35, л. 7.

3373

ААНЛ. 1743 г. 152, лл. 1–7.

3374

АСС. 1746 г. № 28, л. 10.

3375

АСС. 1746 г. № 28, лл. 40. 42.

3376

ААНЛ. 1756 г. № 82, лл. 1–21.

3377

ААНЛ. 1762 г. № 78, лл. 1–5; 1762 г. № 108, л 5.

3378

2-е ПСП. I № 384.

3379

OACC. XXVI. 410.

3380

Рубак В., «Опис. СПб.», 371.

3381

По-видимому, «все вышеписанное строение» – деревянное строение на городском берегу Черной рчки.

3382

Богданов А., «Опис. СПб.», 357.396. – Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 210.

3383

Богданов А., Опис. СПб.», 357.

3384

ААНЛ. 1759 г. № 73. лл. 7–9.

3385

Богданов А., «Опис. СПб.», 357.

3386

ААНЛ. 1743 г. № 182, лл. 81–121.

3387

АСС. 1763 г. № 109, лл. 1–8. 11. 12.

3388

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 8.

3389

ААНЛ. 1743 г. № 141, лл. 1–6.

3390

ААНЛ. 1743 г. № 182, лл. 1–121.

3391

АСС. 1746 г. № 28, лл. 29. 30.

3392

Богданов А., «Описание СПб.», 358.

3393

ААНЛ 1768 г. № 35, л. 9–10.

3394

ААНЛ, 1753 г. № 45. лл. 1–40.

3395

ААНЛ. 1756 г. № 21, лл. 1–7.

3396

ААНЛ. 1768 г. № 35, лл. 11–12; 1753 г. № 101, лл. 1–3.

3397

ААНЛ 1768 г. № 35, лл. 13–14.

3398

ААНЛ. 1743 г. № 113, лл. 13–15. В деле подробная опись конюшенного двора при назначении нового смотрителя Лукьяна Шкорупацкого, вместо Алексея Савостьянова.

3399

ААНЛ. 1754 г. № 88, лл. 1–39.

3400

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 14.

3401

ААНЛ. 1759 г. № 131, лл. 1–19; 1759 г. № 172, лл. 1 26. 1759 г. № 148, лл. 1–18.

3402

ААНЛ. 1737 г. № 162, л. 13.

3403

ААНЛ. 1742 г. № 98, лл. 1–25.

3404

ААНЛ. 1743 г. № 190, лл. 1–4.

3405

ААНЛ. 1763 г. № 108, лл. 1–76.

3406

ААНЛ. 1754 г. № 80, лл. 1–23; 1754 г. № 88, лл. 1–39; 1759 г. № 49, лл. 1–9; 1761 г. № 125, лл. 1–37; 1769 г. № 37, лл. 1–2.

3407

АСС. 1743 г. № 515, ч. VII, лл. 1–113.

3408

АСС. 1746 г. № 28, лл. 2. 3. 8.

3409

АСС. 1746 г. № 28, л. 15. 19. 21.

3410

АСС. 1752 г. № 219 (211), лл. 1–42; 1752 г. № 222 (213). лл. 3. 4; 1757 г. № 48, лл. 50. 51.

3411

АСС. 1743 г. № 515, ч. IX, лл. 1–7.

3412

АСС. 1746 г. № 28, лл. 3. 10.

3413

АСС. 1746 г. № 28, лл. 3. 7.

3414

АСС. 1746 г. № 28, лл. 7. 8.

3415

АСС. 1746 г. № 28. л. 33.

3416

АСС. 1746 г. № 28. л. 9.

3417

АСС. 1746 г. № 28. л. 41.

3418

АСС. 1743 г. № 515, ч. IV, лл, 1–18.

3419

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 3.

3420

АСС. 1764 г. № 59, лл. 1–7.

3421

АСС. 1764 г. № 59, лл, 1–7; 1758 г. № 2 (60), лл. 1–3.

3422

АСС. 1758 г. № 2 (60), лл. 1–3.

3423

АСС, 1764 г. № 59, лл. 1–7.

3424

ААНЛ. 1764 г. № 77, лл. 1–46, № 83, лл. 1–8, № 84, лл. 1–8. № 85. лл. 1–6. № 86, лл. 1–19, и № 88, лл. 1–4.

3425

ААНЛ. 1763 г. № 210, лл. 1–27.

3426

ААНЛ. 1764 г. № 94, лл. 1–10.

3427

ААНЛ. 1743 г. № 190, лл. 1–4.

3428

ААНЛ. 1759 г. № 172, лл. 1–26; 1759 г. № 148. лл. 1–18.

3429

АСС. 1752 г. № 219 (211). лл. 1–43.

3430

АСС. 1751 г. № 126, лл. 1–8; 1751 г. № 157, лл. 1. 2; 1751 г. № 172, лл. 1–2; 1751 г. № 175, лл. 1–4; 1751 г. № 221, лл. 1–3. – См. стр. 493.

3431

ААНЛ. 1743 г. № 1, лл. 23. 26. 33; 1756 г. № 44, лл. 1–2.

3432

ААНЛ. 1743 г. № 1, л. 31.

3433

АСС. 1746 г. № 28, лл. 1–45.

3434

АСС. 1743 г. № 515, ч. I, л. 28.

3435

АСС. 1751 г. № 157, лл. 1. 2.

3436

ААНЛ. 1776 г. № 23, лл. 2–4.

3437

АСС. 1753 г. № 17, л. 3.

3438

ААНЛ. 1753 г. № 154, л. 2.

3439

АСС. 1752 г. № 219 (211), л. 22; 1752 г. № 222 (213), лл. 5. 27.

3440

ААНЛ. 1756 г. № 56, лл. 1–5.

3441

ААНЛ. 1754 г. № 87 (81). лл. 1–3.

3442

ААНЛ. 1743 г. № 355, л. 113. 112.

3443

ААНЛ  1743 г. № 1, лл. 1–7.

3444

ААНЛ. 1743 г. № 1, лл. 8–15.

3445

АСС. 1752 г. № 219 (211), л. 5.

3446

АСС. 1753 г. № 12, лл. 1–4.

3447

ААНЛ. 1756 г. № 123, лл. 1–13.

3448

ААНЛ. 1743 г. № 170, лл. 1–13.

3449

АСС. 1743 г. № 515, ч. VI, лл. 15–17. 25–27. 58. 69. 79–88. – ААНЛ. 1744 г. № 87, л. 5.

3450

ААНЛ. 1767 г. № 17, лл. 54–55.

3451

АСС. 1757 г. № 48, лл. 1–49. – ААНЛ. 1757 г. № 129, лл. 1–10.

3452

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 210.

3453

АСС. 1757 г. № 48, л. 53.

3454

АСС. 1757 г. № 48, лл. 55–56.

3455

АСС. 1757 г. № 48. лл. 53–84.

3456

АСС. 1743 г. № 515, ч. IV, лл. 16–17; 1752 г. № 219 (211), л. 18; 1752 г. № 222 (213), л. 7.

3457

АСС. 1757 г. № 48, лл. 51–52.

3458

АСС. 1757 г. № 48. л. 50.

3459

1-е ПСЗ. XVI № 11. 582.

3460

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 3–5; 1766 г. № 35, лл. 3–5.

3461

ААНЛ. 1767 г. № 17, лл. 1. 2.

3462

РБС.

3463

ААНЛ. 1766 г. № 35, л. 2.

3464

ААНЛ. 1766 г. № 23, л. 6; 1764 г. № 92, лл. 1–33.

3465

ААНЛ. 1766 г., № 23, лл. 7. 13; 1764 г. № 81, лл. 1–37 и № 82, лл. 1–15.

3466

ААНЛ. 1767 г. № 9, лл. 15. 17.

3467

ААНЛ. 1766 г. № 23, лл. 8–10; 15–68: сметы.

3468

ААНЛ. 1764 г. № 61. лл. 1–7, № 70, лл. 1–13.

3469

ААНЛ. 1764 г. № 16, лл. 1–22.

3470

Амвросий. архим., «Ист. Росс. иер.» II, 222.

3471

ААНЛ. 1766 г. № 39, лл. 1–20. – Ср. ААНЛ. 1767 г. № 54, лл. 1–65. Торги на вставку стекол в 1767-м году.

3472

ААНЛ. 1766 г. № 54, лл. 1–23.

3473

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 7.

3474

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 1 и 2.

3475

ААНЛ. 1766 г. № 57, лл. 1–17; 1767 г. № 8, лл. 6–7: опись 1767-го года; 1767 г. № 10, лл. 5. 9. 22. 24: опись; 1766 г. № 47. лл. 1–23; 1766 г. № 35, лл. 25–27: описание Кенигсбергской церкви.

3476

ААНЛ. 1767 г. № 8, л. 1.

3477

ААНЛ. 1767 г. № 8, лл. 12–17.

3478

ААНЛ. 1767 г. № 17, л. 1.

3479

ААНЛ. 1767 г. № 17, л. 10, – Амвросий архим., «Ист. Росс. иер.» II, 222–223. – У того же архимандрита Амвросия, «Истор. Росс. иер.» II, 189, видимо, неточно, сказано в другом месте, что «в деревянных братских кельях, сооруженные при начале Монастыря, братья жила до 1764-го года».

3480

ААНЛ. 1766 г. № 69, лл. 1–2; 1766 г. № 47, лл. 1–11.

3481

ААНЛ. 1766 г. № 69, лл. 9. 13.

3482

ААНЛ. 1766 г. № 69, лл. 4. 14.

3483

ААНЛ. 1766 г. № 69. лл. 9. 13.

3484

ААНЛ. 1766 г. № 60, лл. 1–18.

3485

ААНЛ. 1766 г. № 47. лл. 1–31; 1766 г. № 46. лл. 1–15.

3486

ААНЛ. 1767 г. № 17. л. 27.

3487

ААНЛ. 1766 г. № 43, лл. 1–46; 1766 г. № 44, лл. 1–35.

3488

ААНЛ. 1766 г. № 45. лл. 1–27.

3489

ААНЛ. 1766 г. № 47, лл. 32–35.

3490

Описи 1767-го года. – ААНЛ. 1767 г. № 8, лл. 8–12; 1767 г. № 10, лл. 6–8. 9–12. 22–26.

3491

ААНЛ. 1767 г. № 8, лл. 12–14: опись; 1767 г. № 10, лл. 12–15. 26–27: опись.

3492

ААНЛ. 1766 г. № 1. лл. 79–81.

3493

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 1.

3494

ГОАНЛ. I, 285.

3495

Пушкарев И. «Описание СПБ.» I, 148. – Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 220.

3496

ААНЛ. 1767 г. № 8, лл. 14–17: опись; 1767 г. № 10, лл. 15–18. 28–30: опись.

3497

ААНЛ. 1767 г. № 17, л. 11.

3498

ААНЛ. 1767 г. № 9, лл. 1–6; 1767 г. № 8. лл. 6–7: опись 1767-го года; № 10, лл. 5–6. 22: опись.

3499

ГОАНЛ. I, 245.

3500

ААНЛ. 1767 г. № 55, лл. 1–55.

3501

ААНЛ. 1767 г. № 59, лл. 1–12.

3502

ААНЛ. 1767 г. № 9, лл. 7–11.

3503

ААНЛ. 1768 г. № 17, лл. 1–14.

3504

ААНЛ. 1767 г. № 8, лл. 21–30; 1767 г. № 10, лл, – 36.

3505

ААНЛ. 1767 г. № 53, лл. 1–20.

3506

ААНЛ. 1767 г. № 9, лл. 12 и следующие.

3507

ААНЛ. 1766 г. № 42, лл. 1–10.

3508

ААНЛ. 1767 г. № 17. лл. 1. 50.

3509

ААНЛ. 1766 г. № 31, лл. 1–20.

3510

ААНЛ. 1767 г. № 69. лл. 1–40; 1767 г. № 50, лл. 1–19; 1767 г. № 52, лл. 1–39.

3511

ААНЛ. 1768 г. № 24, лл. 1–11.

3512

ААНЛ. 1769 г. № 47, лл. 1–9.

3513

ААНЛ 1769 г. № 50, лл. 1–63.

3514

АСС. 1769 г. № 377, лл. 1–7. – ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 8. 9; 1767 г. № 10, лл. 2. 35–36.

3515

ААНЛ. 1767 г. № 10. л. 2.

3516

ААНЛ. 1766 г. № 85. л. 10.

3517

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 1З.

3518

ААНЛ. 1773г. № 38, лл. 1–13.

3519

ААНЛ. 1774 г. № 12, л. 13.

3520

ААНЛ. 1773 г. № 20. лл. 1–14; 1773 г.№ 24, лл 1–5; 1773 г № 23, лл. 1–20.

3521

Пушкарев И., «Описание СПб.» I, 149.

3522

Пушкарев И. «Описание СПб.» I, 150.

3523

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 224.

3524

Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 150.

3525

ААНЛ. 1774 г. № 12, лл. 2. 13.

3526

ААНЛ. 1773 г. № 20, лл. 1–14.

3527

ААНЛ. 1774 г. № 12, лл. 1–63.

3528

ААНЛ. 1774 г. № 12, л. 15; 1774 г. № 14, лл. 1–9; 1774 г. № 13, лл. 1–6.

3529

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 16.

3530

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 18. – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 5. – Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 211. «Для сего производства составлена была марочная Контора строения», которая и существовала до упразднения, «по окончании своего дела», высочайшим указом 24-го апреля 1791-го года.

3531

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 19. 22. 25.

3532

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 25.

3533

ААНЛ. 1775 г. № 53,  лл. 1–14; 1775 г. № 37, лл. 1–17; 1775 г. № 55, лл. 1–16: описи строений Семинарии и Библиотеки.

3534

ААНЛ. 1774 г. № 25, лл. 1–55.

3535

ААНЛ. 1766 № 85, лл. 27–28. 29 и 30. – Рубан В., «Описание СПб.», 371. – Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 211. 215.

3536

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 29.

3537

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 30.

3538

Рубан В., «Опис. СПб.», 372–373. – Амвросий, архик., «История Росс. иер.» II, 213. Здесь вышина с крестом показана 20 сажень. – То же и у Пушкарева И., «Опис. СПб.» I, 135–136. – ГОАНЛ, I, 1–8. – Тихон, архим , «К столетию Св.-Тр. собора Ал.-Невск. Лавры», СПБ. 1890. Стр. 32–33.

3539

Амвросий, архим., «История Росс, иep.» II, 215–216. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 134–135. – Тихон, архим., «К столетию Св.-Тр. Собора Ал.-Невск. Лавры», 10–15.

3540

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 217. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 135.

3541

Тихон, архим., «К столетию Св.-Тр. Соб.», 16.

3542

ГОАНЛ. I. 2–3. – Тихон, архим.. «К стол. Св.-Тр. соб.», 16. 33–34.

3543

Амвросий, архим., «История Росс, иер.» II, 220.

3544

ААНЛ. 1794 г. № 4, л. 6. – У Тихона, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 16, он показан и на службе при строении собора в Невском Монастыре, по наблюдению за каменными работами, с жалованием в 250 рублей, с 1-го май 1781-го года.

3545

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 37. 47. 53. 51. 55. 57–59. 70; 1785 г. № 34, лл. 2–58; 1788 г. № 2, лл. 1–6; 1788 г. № 7, лл. 1–12.

3546

Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. собора», 18–25.

3547

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иep.» II, 225–226. – Пушкарев И., «Опис. СПБ.» I, 134. – У обоих историков царские врата неверно представляются «все бронзовые», вылитые. У них деревянная рамка.

3548

ААНЛ. 1786 г. № 90, лл. 1–18. – Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 25. Образа писаны Мейтерлейтеном (Меттеклейтером) по 100 рублей.

3549

ААНЛ. 1787 г. № 66, лл. 37–51. Местные образа на казенных медных дсках по 1,000 рублей, образ Господа Саваофа на медной дске н образа в двери на липовых – по 500 рублей. – Об изготовлении медных досок – ААНЛ. 1787 г. № 63, лл. 1–16. – Тихон, архим., «К стол, Св.-Тр. соб.». 25.

3550

ААНЛ. 1766 г. № 65, лл. 61–64. – Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. собора». 16. Лепные и отливные работы производились «мастерами Фонтаном и Ламонием».

3551

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 61. 64.

3552

ГОАНЛ. I. 5. С внутренней стороны над главною дверью – Вход Господен во Иерусалим.

3553

ААНЛ. 1787 г. № 66, лл. 1–36. За работу выдано 3.500 рублей: изображения Иоаннова видения и Создания света – по 600 рублей. – Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 17. 26. Евангелисты в куполе по 150-и рублей за изображение.

3554

Тихон, архим., «К стол. Св,-Тр. соб.», 26–27.

3555

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 233. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 138, – См. «Приложения», 60.

3556

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 217.

3557

Амвросий, архим., «История Росс. иер.». II, 217–218. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 135. «И тогда же кавалерами ордена святого Александра Невского перенесены были мощи святого князя из верхней наугольной церкви».

3558

Тихон. архим., «К столетию Св.-Тр. собора», 27–29. – Амвросий, архим., «Ист. Росс, иеp.» II, 242.

3559

Амвросий, архим.. «История Росс, иер.» II, 218. – ГОАНЛ. I, 6–7.

3560

Тихон. архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 29. 38–40. – Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 231.

3561

Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 140. – Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 40. 41. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.», II, 233. 234–235.

3562

ААНЛ. 1786 г. № 83, лл. 1–25.

3563

ААНЛ. 1788 г. № 42. лл. 1–27, и № 54, лл. 1–11.

3564

Амаросий, архим., «История Росс. иер.» II, 220. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 141.

3565

ААНЛ. 1766 г. № 85. л. 48; 1788 г. № 43, л. 12: 9.472 рубля.

3566

ААНЛ. 1785 г. № 36, лл. 1–74; 1785 г. № 83. лл. 1–4; 1786 г. № 73. лл. 1–41.

3567

ААНЛ. 1788 г. 43, л. 12. – Таким образом, неверно сообщение, будто церковь построена митрополитом Гавриилом на средства Лавры. Она стала приходскою.

3568

ААНЛ. 1785 г. № 27, лл. 1–2.

3569

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 220. – Пушкарев И., «Описание СПБ.» I, 148.

3570

ААНЛ. 1786 г. № 6, лл. 1–23.

3571

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 54.

3572

ААНЛ. 1766 г. № 35, лл. 51. 52. 55. 56; 1785 г. № 29, лл. 1–6; 1785 г. № 34, лл. 1–58; 1785 г. № 35, лл. 1–52; 1786 г. № 61, лл. 1–23; 1788 г, № 43, л. 12: получены деньги 5-го апрля 1785-го года.

3573

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 224. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 150. – ААНЛ. 1786 г. № 60, лл. 1–20.

3574

ААНЛ. 1788 г. № 43, л. 12.

3575

ААНЛ. 1786 г. № 60, лл. 1–20.

3576

Амвросий, иером., «История Росс. иер.» II, 224. – Пушкарев И„ «Опис. СПб.» I, 150. Богадельня в углу ограды построена в 1786-м году и распространена в 1789-м году. – ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 59–61. 67–69.

3577

ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 62–66. 70. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.». II, 224. – Пушкарев И., «Опис. СПБ». I, 150.

3578

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 224. – Пушкарев И., «Описание Спб.» I, 150.

3579

Здесь погребенного и в ГОАНЛ. I, 197, названного первым возобновителем храма. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 258.

3580

Амвросий, архик., «История Росс, иер.» II, 219: здесь возобновителем Лазаревской церкви назван сенатор, действительный тайный советник Иван Перфильевич Елагин. – Пушкарев И. «Опис. СПБ.» I, 144. – ГОАНЛ. I, 195.

3581

ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 70–72.

3582

ААНЛ. 1790 г. № 90, лл. 52–54.

3583

ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 42–47.

3584

Амвросий, архим., «Ист. Росс, иер.» II, 222.

3585

ААНЛ. 1776 г. № 85, лл. 20. 25. 31–32. 38. 39. 60.

3586

ААНЛ. 1765 г. № 43, лл. 1–31.

3587

ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 55–58.

3588

ААНЛ. 1791 г. № 14, лл. 1–2.

3589

АСС. 1791 г. № 19, лл. 1–5. – Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 211. – ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 67–69. 71; 1791 г. № 14, л. 8. – Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 29–32.

3590

Тихон, архим., «К стол. Св.-Тр. соб.», 29. – Пушкарев И., «Опис. СПб.» I, 138–139. – Амвросий, архим., «Истор. Росс. иер.» II, 232. Стоимость бюста указывается в 10.000 рублей.

3591

ААНЛ. 1791 г. № 14 лл. 15. 23–27.

3592

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 223. 243.

3593

ААНЛ 1761 г. № 153, л. 29.

3594

ААНЛ. 1753 г. № 154, л. 2.

3595

ААНЛ. 1766 г. № 23, лл. 12–14.

3596

ААНЛ. 1769 г. № 34, л. 2.

3597

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл 11. 12.

3598

ААНЛ. 1769 г. № 34. лл. 1–15.

3599

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 27–28. 31. 34.–35.

3600

РБС. Им построен Таврический дворец, – нынешнее помещение Государственной Думы.

3601

ААНЛ. 1767 г. № 61, лл. 1–135: прием строительных материалов.

3602

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 11.

3603

ААНЛ. 1766 г. № 85, лл. 20–23.

3604

ААНЛ. 1786 г. № 65, л. 1.

3605

ААНЛ. 1766 г. № 74, лл. 1–33.

3606

ААНЛ. 1765 г. № 22, лл. 1–7.

3607

ААНЛ. 1742 г. № 273, л. 1.

3608

ААНЛ. 1766 г. № 2, л. 3.

3609

ААНЛ. 1759 г. № 82. лл. 1–5.

3610

ААНЛ. 1763 г. № 105, лл. 17–18.

3611

ААНЛ. 1775 г. № 38, лл. 1–3.

3612

Амвросий, архим., «История Росс. иерархии» II, 224–225.

3613

ОАСС. I, 154.

3614

Богданов А., «Описание СПБ.». 99. 103.

3615

В «известии» упоминаются события сентября 1776-го года, а книга издана в 1779-к году.

3616

Рубан В., «Описание СПБ.», 362–363.

3617

«Ист.-свед. о СПб. еп.» VIII, 5.

3618

1-е ПСЗ. XXII № 16047.

3619

Богданов А., «Описание СПб», 359.

3620

Чистович И., «История СПб. Д. Ак.», 34.

3621

ПБЭ. Х. 605.

3622

ААНЛ. 1743 г. № 349, л. 10: 1743 г. № 108, л. 12; 1743 г. № 37, л. 2; 1743 г. № 104, л. 4.

3623

См. ниже, стр. 753. – ОАСС. XXIII, 11.

3624

Строев П., «Списки», 144. – «Списки арх.»., 10. – Богданов А., «Опис. СПб», 360. – «Ист.-свед. о СПб. еп.» V, 1, 115, 131.

3625

Богданов А., «Опис. СПб.», 360 – У Чистовича И., «История СПб. Д. Ак.», 34, иеродиакон Никодим (Пученков) поставлен в списке ректоров, по-видимому, по недоразумению, так как, будучи иеродиаконом, едва ли мог получить звание ректора. Он показан из воспитанников Александро-Невской Семинарии, в 1755-м–1756 годах занимался пересмотреть Четиих-Миней и Патерика. А по окончании труда поступил в братство Хутынского Монастыря.

3626

ААНЛ. 1753 г. № 119, л. 3.

3627

ААНЛ. 1756 г. № 29, лл. 1–2.

3628

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 37–38. 34–35. Время поступления в Семинарию определяется указанием прошения воспитанника Страгородского 1743-го года о том, что он пребывает в Семинарии «чрез 8 лет». Фамилия обыкновенно пишется Страгородский, а не Строгородский, как у Богданова. – Строев П., «Списки», 679. 171–172 – «Списки арх.», 12. Здсь он показан архимандритом Высокопетровского Монастыря в 1760-м году, явно, по ошибке. Ср. Строев П., «Списки», 173, – в это время был в Монастыре архимандрит Иосиф (Золотой). – ААНЛ. 1754 г. № 20, л. 1. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 360.

3629

Богданов А., «Опис. СПБ.», 360–361.

3630

«Списки арх.», 13–14. – ПБЭ. I, 1089.

3631

Строев П., «Списки», 277. 522. 16. – Богданов А., «Опис. СПБ.». 361. Неверно указано, будто в 1770-м году «отбыл в Киев». – Чистович И., «История Спб. Д. Ак.», 38–39. 35. Та же неточность.

3632

«Списки арх.», 14. – Чистович И., «Ист. Спб. Д, Ак.», 35. 39. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 361. – Строев П.. «Списки», 277. 274. 271. – ПБЭ. I, 1089–1090.

3633

Чистович И„ «Ист. Спб.-Д. Ак.», 35–36. 39. Кончина указана в 1802-м году. – По «Спискам» Строева, 422, в Солотчинском Монастыре с 1788-го года был уже другой настоятель. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 361–362. – Строев П., «Списки», 274. 422. Производство в архимандрита указано 5-го сентября.

3634

«Списки арх.», 16, – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 36. – Строев П., «Списки», 292. 60. 274, – ПБЭ. V, 1029.

3635

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 36, Здесь он ректором показан с 1-го января 1784-го года. – Между тем у Строева П., «Списки», 274, архимандритом Зеленецким он показан с 4-го декабря 1783-го года. – «Списки арх.», 16. – Строев П., «Списки», 66. 271. – АСС. 1788 г. № 83, лл. 199. 52: наречение 2-го мая. – ПБЭ. III, 842.

3636

ПБЭ. I, 588–590. – «Жизнь преосвященного Амвросия, архиепископа Московского и Калужского», М. 1813 г. – «Списки арх.», 10–11. – Строев П., «Списки», 147. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 360, – Чистович И„ «Ист. Спб. Д. Ак.». 36–37. Назначение префектом неверно отнесено к 1740-му году. – «Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» V, I, 115. 131.

3637

ААНЛ. 1754 г. № 20, л. 1.

3638

ААНЛ. 1753 г. № 186, лл. 1. 6. 7; 1756 г. № 29, лл. 1–10.

3639

Строев П., «Списки», 66. 45. – Богданов А., «Опис. СПБ,», 330. Здесь неточно сказано, будто иеромонах Иоаннинкий из Семинарии «отбыл 1760-го года». – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 38.

3640

Строев П., «Списки», 821. – Богданов А., «Опис. СПб.», 361. Отбытие из Семинара показано в 1761-м году. – Богданов А., «Опис. СПБ.», 361. – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 38. Смешан с Арсением (Верещагиным), почему биографические сведения перепутаны.

3641

ААНЛ. 1763 г. № 25, лл. 1–4. – Строев П., «Списки», 339. 52. 47.

3642

Богданов А., «Опис. СПБ.», 361. – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 38–39.

3643

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 39–40. – Строев П., «Списки», 53. 60 (перевод в Иверский Монастырь показан 22-го марта). 66–67. 77.

3644

Чистович И., «Ист., Спб. Д. Ак.», 40–44.

3645

«Списки арх.», 14. – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 41. – Строев П., «Списки», 66.

3646

«Списки арх.», 19–20. Принятие монашества показано в 1776-м году, а в 1765-м году 22-го декабря поступление в Новгородскую Семинарию, – Строев П. «Списки», 674. 676. 672. 343. 455. 451; 196. 184. 672. – Чистович И., «Ист. Спб. д. Ак.», 41. Только здесь имеются сведения о пребывании его в Александро-Невской Семинарии и Кадетском Корпусе. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 363.

3647

ААНЛ. 1773 г. № 21, лл. 1–2.

3648

ААНЛ. 1753 г. № 90, л. 1.

3649

Рубан В., «Опис. СПБ.», 363.

3650

ААНЛ. 1758 г. № 119, л. 5 (6). В этом деле подробно изложен порядок учебных занятий.

3651

Рубан В., «Опис. СПБ.», 363–364.

3652

ОАСС. ХХIII, 395. Копии конклюзий хранятся в рукописному отделе Архива Святйшего Синода. – Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.». 24 – 25. 433–435.

3653

ОАСС. XXVI, 89, – Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.». 26.

3654

Рубан В., «Опис. СПБ.», 363.

3655

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 44–45. – В ААНЛ. 1756 г. № 165, лл. 1–27, имеется ведомость об учившихся в Семинарии в 1750-м–1756-м годах. – ААНЛ. 1758 г. № 90, лл. 1–15: списки за 1758-й год. – ААНЛ. 1764 г. № 112; 1761 г. № 62.

3656

ААНЛ. 1743 г. № 349, лл. 9. 10.

3657

ААНЛ. 1743 г. № 349, л. 12.

3658

ААНЛ. 1743 г. № 349, лл. 12. 32.

3659

ААНЛ. 1743 г. № 349, л. 32.

3660

ААНЛ. 1754 г. № 20, лл. 1–4. – См. также ААНЛ. 1761 г. № 55, лл. 1–6.

3661

ААНЛ. 1754 (1762) г. № 186, л. 1.

3662

ААНЛ. 1743 г. № 158, лл. 1–5.

3663

ААНЛ. 1743 г. № 349, лл. 42. 43.

3664

ААНЛ. 1753 г. № 105, лл. 1–13.

3665

ААНЛ. 1754 г. № 1, лл. 1–11.

3666

ААИЛ. 1762 г. № 115, л. 57.

3667

ААНЛ. 1763 г. № 172, лл. 1–8.

3668

ААНЛ. 1764 г. № 112, л. 3.

3669

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 72.

3670

ААНЛ. 1753 г. № 11, л. 1.

3671

ААНЛ. 1757 г. № 82, л. 6.

3672

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 73–74.

3673

ААНЛ. 1743 г. № 349, лл. 35. 39.

3674

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.» 72. 70.

3675

ААНЛ. 1743 г. № 82, лл. 1–5.

3676

ААНЛ. 1742 г. № 282, лл. 1–11.

3677

Чистович И., «Ист. Спб. Д. Ак.», 24–25.

3678

Петров П., «История СПБ.», 678. – ААНЛ. 1763 г. № 105, лл. 1–16.

3679

АСС. 1748 г. № 117, лл. 1–12.

3680

ААНЛ. 1758 г. № 96, лл. 1–7.

3681

ААНЛ. 1763 г. № 139, лл. 1–4.

3682

ААНЛ. 1756 г. № 144, лл. 1–6.

3683

ААНЛ. 1753 г. № 126, лл. 1–7.

3684

ААНЛ. 1743 г. № 349. лл. 61–67.

3685

Чистовнч И. А.. «Ист. Спб. Д. Ак.», 50–52.

3686

ААНЛ. 1756 г. № 165. лл. 3–26.

3687

ААНЛ. 1757 г. № 145, лл. 1–8.

3688

ОАСС. XXVI, 196.

3689

ААНЛ. 1753 г. № 119, лл. 1–79.

3690

ААНЛ. 1757 г. № 82, лл. 1–10.

3691

ААНЛ. 1762 г. № 108, лл. 2–3.

3692

ААНЛ. 1766 г. № 85, л. 20.

3693

ААНЛ. 1774 г. № 40, лл. 1–83.

3694

Рубан В., «Опис. СПБ.», 364–365. – «Ист.-ст. свед. о Спб. еп.» VIII, 5.

3695

1-е ПСЗ. XXII № 16.691, – Чистович И. А.. «Ист. Спб. Д.   Ак.», 75–76.

3696

1-е ПСЗ. XXII № 16.695. – Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 101.

3697

ААНЛ. 1788 г. № 43, л. 1.

3698

ААНЛ. 1788 г. № 43, лл. 2–11.

3699

Амвросий архим., «Ист. Росс, иер.» II, 222–223.

3700

Рубан В., «Опис. СПБ.», 446–448.

3701

2-е ПСП. I № 438.

3702

ОАСС. ХХIII, 435–436.

3703

АСС. 1743 г. № 344. В изложении дела в ОАСС. XXIII, 759–760, допущены некоторые неточности. – Петров П., «Истории СПБ», 483.

3704

2-е ПСП. I № 446. – Рубан. В., «Опис. СПБ.», 462.

3705

АСС. 1743 г. № 344. – У Пушкарева И., «Описание СПБ.» I, 148, установление крестного хода неверно отнесено к царствованию Императрицы Анны Иоанновны.

3706

АСС. 1743 г. № 344. – У Пушкарева И., «Описание СПБ.» I, 148, установление крестного хода неверно отнесено к царствованию Императрицы Анны Иоанновны.

3707

АСС. 1752 г. № 222 (213), л. 26; 1757 г. № 48. л. 52; 1751 г. № 256 (175), лл. 1. 3. 4.

3708

Богданов А., «Описание СПБ.», 366–367. – АСС. 1751 г. № 256 (175). лл. 1–4. «Рака делана была чрез многие годы и в-первых на праздннк поставлена была одна рака, потом после пирамида, а в 1753-м году и совсем во окончание приведена».

3709

ГОАНЛ. I, 28–33. – Богданов А., «Описание СПБ.», 366–367. 377–378. – Пушкарев И., «Описание СПБ.» I, 136–138. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 226–229. – Павлов А., «Описание Ал.-Невск. Лавры», 32–35.

3710

ААНЛ. 1758 г. № 173, лл. 1–2.

3711

ААНЛ. 1785 г. № 47(45), л. 1.

3712

АСС. 1743 г. № 515, ч. VII, л. 1.

3713

ОАСС. XXIII, 395.

3714

Петров П., «История СПб», 546.

3715

ААНЛ. 1759 г. № 24, л. 9.

3716

ААНЛ. 1759 г. № 24, л. 7.

3717

ААНЛ. 1759 г. № 24, л. 45.

3718

ААНЛ. 1759 г.№ 24, лл. 45–46.

3719

Петров П., «История СПБ.», 658.

3720

Петров П., «История СПБ.», 687.

3721

Петров П., «История СПБ.», 711.

3722

Петров П., «История СПБ.», 764.

3723

Петров П., «История СПБ.», 792–793.

3724

ААНЛ. 1767 г. № 40, л. 10.

3725

Опатович С, свящ., «История СПб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о СПб. еп.» VI, I, 77. 89.

3726

Опатович С, свящ., «История СПб. еп.», – «Ист.-ст. сведения о СПб. еп.» VI, I, 89. Здесь сказано, будто погребение совершено в Духовской церкви. Но Духовская церковь тогда еще не существовала.

3727

ОАСС. XXVI, 89.

3728

ААНЛ. 1743 г. г 140, лл. 1–18.

3729

ОАСС. XXVI, 74–75.

3730

ААНЛ. 1753 г. № 85, лл. 3–5: 1753 г. № 55, лл. 1–6.

3731

ОАСС. XXVI. 89.

3732

ОАСС. ХХIII, 597–599.

3733

ОАСС. XXVI, 552. 554. 561.

3734

ОАСС. XXVI, 432.

3735

ОАСС. XXVI, 662–664.

3736

ОАСС. XXVI, 273–276.

3737

ААНЛ. 1753 г. № 66, лл. 1–3.

3738

ААНЛ. 1755 г. № 126, лл. 1–2.

3739

ОАСС. XXXIX, 552–555.

3740

ОАСС. XXXIX, 593–597.

3741

ОАСС. ХХIII, 11.

3742

ААНЛ. 1763 г. № 135, л. 8.

3743

2-е ПСП. I № 384. – ОАСС. ХХIII. 325. – ААНЛ. 1743 г. № 60, лл. 1–6.

3744

ОАСС. ХХIII, 217–218. 453. – 2-е ПСП. 1 № 390.

3745

2-е ПСП. I № 390.

3746

2-е ПСП. I, № 390.

3747

ОАСС. XXVI, 409–410. – ПСЗ. VII № 4.718.

3748

ОАСС. XXVI, 471–472.

3749

ОАСС. XXXI, 78–79.

3750

2-е ПСП. 1 № 165.

3751

2-е ПСП. I № 417.

3752

ОАСС. ХХIII, 373–374.

3753

ААНЛ. 1743 г. № 303, лл. 1–3.

3754

ОАСС. XXVI, 329–330.

3755

ОАСС. XXXIX, 512–513.

3756

ААНЛ. 1743 г. № 108, л. 1.

3757

ААНЛ. 1743 г. № 108, л. 14.

3758

ААНЛ. 1743 г. № 95, лл. 1–2.

3759

ААНЛ. 1761 г. № 95, лл. 1–7.

3760

ААНЛ. 1761 г. № 100, л. 1.

3761

ААНЛ. 1761 г. № 100, лл. 2–7.

3762

ААНЛ. 1788 г. № 14. л. 12; № 15. лл. 1–2.

3763

ОАСС. XXIII, 48.

3764

Иконников В. С., «Опыт Русск. Историографии» I, 606–607: «еще в 1740-м году соединена была с Библиотекой Семинарии, находившейся при Монастырь, и все акты, поступившие сюда до 1809-го года, с учреждением Академии обращены в собственность этой последней». – Чистович И, А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 34.

3765

Чистович И. А., «Ист. Спб. Д. Ак.», 33.

3766

ОАСС. XXXVI, 478.

3767

ААНЛ. 1743 г. № 262, лл. 1–5; 1743 г. № 340, лл. 1–2.

3768

АСС. 1752 г. № 219 (211), лл. 29. 41.

3769

См. стр. 558.

3770

ААНЛ. 1741 г. № 336, л. 11. – По другим сведениям, хранитель Библиотеки, иеромонах Феофил (Краснопольский) был заменен иеромонахом Симеоном в октябрь 1743-го года. – ААНЛ. 1743 г. № 262, лл. 1–5.

3771

ААНЛ. 1753 г. № 100, лл. 1–6; 1753 г. № 88, л. 7. – ОАСС. XXXIV, 478.

3772

ААНЛ. 1763 г. № 86, лл. 1–16; 1764 г. № 14, лл. 1–16.

3773

ААНЛ. 1754 г. № 175 (168), лл. 1–2.

3774

ОАСС. XXIII, 152.

3775

ОАСС. XXXIV, 489–490.

3776

ААНЛ. 1768 г. № 50, лл. 1–3. – Ср. Строев П., «Списки», 280. 279. 116.

3777

ААНЛ. 1773 г. № 60, лл. 1–79. В деле производство по выдаче антиминсов с 1773-го по 1791-й год.

3778

ААНЛ. 1789 г. № 19, л. 1.

3779

ААНЛ. 1761 г. № 119, лл. 1–85. и № 120, лл. 1–141.

3780

ААНЛ. 1759 г. № 95. лл. 1–10. 13–15.

3781

ААНЛ. 1759 г. № 35, лл. 11–12.

3782

АААЛ. 1774 г. № 4–5. – Такое же предложение дано было митрополитом Гавриилом и 25-го января 1797-го года, исключая выпущенных пунктов 8-го и 9-го – Там же, л. 6.

3783

ААНЛ. 1773 г. № 60, л. 2.

3784

Опатович С, свящ., «История Спб. еп.», – Ист.ст. сведения о Спб. еп.» VI, I, 27. – ОАСС. XXXIV, 563–664. 124–126.

3785

ААНЛ. 1763 г. № 134, лл. 1–7.

3786

ААНЛ. 1743 г. № 145, лл. 1–17.

3787

ОАСС. XXVI, 513.

3788

ОАСС. XXVI, 342–343.

3789

ОАСС. ХХIII, 291–293.

3790

АСС. 1754 р. № 473 (82), лл. 1–4.

3791

ААНЛ. 1742 г. № 152, лл. 1–7; 1742 г. № 166, лл. 1–17.

3792

ААНЛ. 1743 г. № 83, лл. 1–6; 1743 г. № 203, лл. 1–3.

3793

ААНЛ. 1757 г. № 144, лл. 1–23.

3794

ААНЛ. 1757 г. № 143, лл. 1–16.

3795

ААНЛ. 1762 г. № 228, лл. 1–2.

3796

ААНЛ. 1762 г, № 91, лл. 1–39.

3797

ААНЛ. 1743 г. № 81, лл. 1–17.

3798

ААНЛ. 1743 г. № 81, л. 18.

3799

ААНЛ. 1743 г. № 81, лл. 7. 16.

3800

ААНЛ, 1743 г. № 81, лл. 30–41.

3801

ААНЛ. 1743 г. № 168, л. 34.

3802

ААНЛ. 1743 г. № 92, лл. 1–7.

3803

ААНЛ. 1754 г. № 129 (123), лл. 1–5.

3804

ААНЛ. 1759 г. № 76, лл. 1–10.

3805

ААНЛ. 1759 г. № 81, лл. 1–2.

3806

ААНЛ. 1762 г. № 18, лл. 1–10.

3807

ААНЛ. 1759 г. № 191, л. 1.

3808

См. стр. 682.

3809

2-е ПСП. I № 429. – ОАСС XXIII, 401–402.

3810

Петров П., «История СПБ.», 747.

3811

Петров П., «История СПБ.», 748.

3812

ААНЛ. 1758 г. № 141, лл. 1–7.

3813

ААНЛ. 1754 г. № 71 (65), лл. 1–7.

3814

ААНЛ. 1759 г. № 80, лл. 1–3.

3815

ААНЛ. 1743 г. № 136, лл. 1–8.

3816

ААНЛ. 1754 г. № 177 (170), лл. 1–28.

3817

ААНЛ. 1791 г. № 6, лл. 1–2.

3818

ААНЛ. 1790 г. № 60, лл. 25–33.

3819

ОАСС. ХХIII, 47.

3820

ААНЛ. 1757 г. № 156, л. 1: жалованье архимандриту, – ОАСС. XXVI, 89.

3821

ОАСС. ХХIII, 209–210.

3822

ОАСС. ХХIII, 811.

3823

ААНЛ. 1743 г. № 99. лл. 1–13.

3824

1-е ПСЗ. XVI г № 12.060. – 3-е ПСП. I № 167, стр. 167–169. 175–177. 184–185.

3825

3-е ПСП. I № 167, стр. 184–187. 191.

3826

ААНЛ. 1775 г. № 80, лл. 1–13. На л. 2 на Консисторию 982 рубля, а на л. 3, ошибочно, 932.

3827

ААНЛ. 1785 г. № 70 (68), лл. 1–21.

3828

АСС. 1783 г. № 352, лл. 1–74.

3829

3-е ПСП. № 167, стр. 188.

3830

Б. Н., «Церковь Невско-приходская.  что над вратами Александро-Невской Лавры», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» V, II, 365–386.

3831

OACC. ХХIII, II; XXVI, 732.

3832

Опатович С, свящ., «История Спб. епархии», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» III, I, 45.

3833

OACC. ХХIII, 11. – ААНЛ. 1743 г. № 269, л. 4.

3834

Б. Н., «Церковь Невско-приходская», – «Ист.-ст. сведения о СПб. еп.» V, II, 385. 387.

3835

Опатович С, свящ., «История Спб. еп,», – «Ист.-ст. сведения о Спб. еп.» V, I, 131.

3836

ААНЛ. 1754 г. № 173 (166), л. 2.

3837

ААНЛ. 1754 г. № 173 (166), лл. 1–3.

3838

ААНЛ. 1743 г. № 17, л. 1.

3839

Б. Н., «Церковь Невско-прих.», – Ист.-ст. свд. о Спб. еп.» V, ΙΙ, 385. 387.

3840

ААНЛ. 1756 г. № 62, л. 17.

3841

ААНЛ. 1758 г. № 119, лл. 1–15; 1757 г. № 158, л. 1.

3842

Рубан В., «Опис. СПБ.», 419–420.

3843

ААНЛ. 1757 г. № 158, л. 1.

3844

ААНЛ. 1761 г. № 177. л. 3.

3845

ААНЛ. 1743 г. № 349, лл. 62. 66.

3846

ААНЛ. 1767 г. № 40, л. 10.

3847

ААНЛ. 1757 г. № 158, л. 1.

3848

Б. Н.. «Церковь Невско-приходская», – «Ист.-ст. сведения о СПб. еп.» V, II, 385–386. – НГОАНЛ. III, 33.

3849

ААНЛ. 1768 г. № 35, л. 1.

3850

Амвросий, архим., «История Росс. иер.» II, 185.

3851

ААНЛ. 1760 г. № 8, лл. 15–19.

3852

ААНЛ. 1761 г. № 115, лл. 1–4. – О назначении надсмотрителем в слободах, каптинармуса в 1760-м году – ААНЛ. 1760 г. № 8, лл. 20–30.

3853

Рубан В, «Опис. СПБ.», 460.

3854

2-е ПСП. I № 456. – ОАСС. ХХIII, 448; XXXI. 287.

3855

ААНЛ. 1754 г. № 64 (58). лл. 1–12; 1756 г. № 14, лл. 1–36.

3856

Рубан В., «Опис, СПБ.», 380–146.

3857

Рубан В., «Опис. СПБ.», 413–414.

3858

Рубан. В., «Опис. СПБ.», 387–388. – Пушкарев И., «Опис. СПБ.» I, 146.

3859

ГОАНЛ. I, 197.

3860

Например, на монументах Ржевской, Дубянских, Хлебникова. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 384–386. 406. 418–419. 443–446.

3861

Рубан В., «Опис. СПБ.», 392. 408.

3862

Рубан В., «Опис. СПБ.», 401.

3863

АСС. 1746 г. № 28, л. 28. – ОАСС. XXVI, 85. 220–221, – Опатович С., свящ., «История Спб. еп.», – «Ист.-ст. описание Спб, еп.» V, I, 144. – Амвросий, архим., «Ист. Рос. иер» 240–241. 248. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 375. – ГОАНЛ. I, 167.

3864

ААНЛ. 1759 г. № 73, лл. 1–9. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 241. – Рубан В. «Опис. СПБ.», 376. – ГОАНЛ I, 166.

3865

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 241. 249. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 376. – Петров П., «Ист. СПБ.», 656.

3866

ГОАНЛ. I, 166. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 241. 250. – Рубан В., «Опис. СПБ.», 376.

3867

ГОАНЛ. 1, 165. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 242. 251.

3868

Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 242–243.

3869

Рубан В., «Опис. СПБ.» 380. 375–376. 378–379. – Амвросий, архим., «Ист. Росс. иер.» II, 248–251. 253–254.

3870

Пушкарев И., «Описание СПБ.» I. 145.


Источник: Рункевич С.Г. Александро-Невская Лавра, 1713–1913: Ист. исслед. д-ра церков. истории С.Г. Рункевича. – СПб.: Синод, тип., 1913. – 1131 с.

Комментарии для сайта Cackle