протоиерей Василий Бандаков

Поучение 1-е

Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!

Гряди, душе моя, окаянная! Гряди к Судии своему и Богу; неси к Нему на суд лукавые деяния твои; отверзи уста свои, раскрой сердце, обнажи свою совесть пред лицем Того, которого очи тмами тем крат светлейшая солнца суть.1 Стань пред страшным своим Судьей и дай Ему отчет: в словах и делах твоих. Ты, душа, недоумеваешь: что сказать праведному Судье, – какой дать ответ? Приклони слух твой к воплям матери твоей церкви, которая устами кающегося грешника неумолкаемо вопиет пред престолом Судьи и Бога: покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!... Множества содеянных мною лютых, помышляя, окаянный, трепещу страшного дне судного! Трепещи, если можешь трепетать; трепещи, бедная душа моя, ужасайся множества лютых дел, тобою содеянных!

Христианин! Наступают дни, в которые и на земле и на небе отверзаются двери покаяния; ибо сказал Господь: что вы пастыри – свяжете на земли, то будет связано на небеси, и что разрешите на земли, то будет разрешено на небеси. Хр.! Толкай в дверь покаяния и ты, проси и моли у премилосердного Господа отпущения грехов твоих, и получишь прощение. Но ты, быть может, недоумеваешь, как приступить к дверям покаяния? Иди за теми, которые вошли туда;

а дабы ты ясно увидел ту покаянную лествицу, которой один конец касается ада, а другой восходит до небес, – дабы ты увидел даже ступени на этой лествице и способ восхождения грешника по ней, – для этого вывожу пред очи твои глубоко павшего в тяжкий грех царя Давида, и в ряду настоящих бесед кратко перескажу тебе: историю его жизни, историю его падения и историю его покаяния и помилования.

Давид, самый меньший из семи сыновей Иессея, в юности пас овец отца своего: в юности же, по указанию Божьему, был помазан пророком Самуилом на царство Иудейское, вместо царя Саула, который еще был жив. И посмотрите: сколь славные деяния совершает Давид! при помощи всемогущей силы Божьей, одним ударом камня он убил великана Голиафа, поразил двести Филистимлян, избегал много раз ударов копья Саула, он покорил многие города, победил Моавитян, Аммонитян, Филистимлян, многих царей и царства. Затем, по великой милости к нему Царя небесного, наследовал престол царя Саула, сделался обладателем и царем всего царства Израильского и Иудейского. После таких бесчисленных благодеяний Божьих, – что оставалось делать Давиду, как только благодарить за все Господа и молить Его, дабы Он продлил в благополучии его царствование, оградил миром народ и царство, и водворил навсегда тишину и благоденствие? Все блага земные были в руках Давида, все делалось по его желанию: он был царь собственного государства, царь сильный и могущественный, царь великий и славный, сильный сам собою, и сильнейший – при помощи Божией, – ибо он был вместе и пророк: пред ним открыты были все сокровища земные и надежды небесные… Между тем, сей царь и пророк, кротчайший и умнейший, сильнейший и величайший муж, – муж по сердцу Божию, сделал такой грех, который обесчестил его перед всем царством, унизил пред всеми народами, вооружил против него Бога, лишил его даров Духа святого.

В одно время войско Давида, под предводительством военачальника его Иоава, осаждали столичный Аммонитский город Равваф. Во время осады Давид находился в своем дворце. Прогуливаясь по открытому крыльцу которого, он увидел, не в далеком расстоянии, моющуюся в реке женщину, супругу своего подданного Урии Хеттеянина. Прельщенный ее красотой, он согрешил. Если бы только этим кончилось его беззаконие, – может быть, грех, им содеянный, был бы не так велик; но дьявол, ослепив его разум, повел его ко греху другому – к тягчайшему, – из одной бездны низверг в другую, дабы он не мог уже восстать. Дьявол вложил ему мысль навсегда овладеть идолом своей страсти, – завладеть Вирсавиею через убийство ее мужа Урии. Давид слушает дьявола, и делает другое преступление, ужаснейшее: к прелюбодеянию присоединяет убийство невинного человека. Он призывает с поля сражения во дворец самого Урию, велит ему после военных трудов отдохнуть в доме. Какая хитрость! Какие замыслы к прикрытию зла! При всем этом добрый и простодушный подданный, не подозревая не в чем царя, скромно отказывается от такого удовольствия, по случаю настоящей войны: «Ковчег Божий на поле, весь Израиль на ногах, все соотечественники мои в опасности: я ли один останусь без дела, предаваясь неблаговременным удовольствиям?» – отвечает Урия на хитрую милость царя. Что же делает с ним Давид? Он призывает его к себе во дворец, усаживает его за царскую трапезу, окружает его предметами роскоши и удовольствия, ест и пьет с ним и напивается. Но Урия, омрачив главу напитками, не омрачил своего разума и совести: по утру же он опять рвется на поле сражения. И сколь легко, удобно и возможно было бы удобно скрыть преступления, когда бы Урия, хоть на время, посетил свою хижину! Что же сделал Давид, когда увидел, что Урия спешит на поле битвы? Не удалось одна хитрость, употребил другую, вернейшую. Давид пишет письмо и вручает его Урии для передачи военачальнику. – «Что понес ты – Урия – под печатью царя?» Ах! это смерть твоя в руках твоих! Давид в этом письме предписывает военачальнику своему послать Урию на вылазку, подвести к стрелам неприятельским, а самому Иоаву с военами уклониться обратно, с тем, чтобы неприятели убили Урию. Написано, прочтено и исполнено. Урия убит по плану битвы правильной, начертанной самим Давидом. Весть об этом сделалась известною во дворце; обстоятельства смерти Урии переданы царю в самом натуральном виде: неприятели случайно встретились с осаждающими, завязалась битва, в которой пали некоторые воины, а в числе их и Урия Хеттеянин. Случилась обыкновенная, по-видимому, вещь; никто не знал о злом умысле царя, кроме военачальника. Давид тотчас посылает царедворцев своих за Вирсавиею и делается ее обладателем. Таким образом Давид все забыл: и милости к себе Божии, и достоинство свое царское, и правила благоразумия, и закон Божий, который возвещал народам, – забыл и царство свое, и Бога и все. Совершив два законопреступающих дела – прелюбодеяние и человекоубийство, поправ закон Божий и пролив кровь неповинную, Давид заснул глубоким сном греховным. Все спало в душе его; одно Провидение Божие бодрствовало над ним и выжидало минуты пробуждения Давида.

Если такой святой человек, как пророк Давид, мог так глубоко пасть, совершить два таких тяжких преступления; то как легко, как скоро каждый из нас может впасть в искушение, впасть в тяжкий грех! Поэтому, христианин, будь внимателен к самому себе, будь осмотрителен на пути жизни сей, будь осторожен и имей страх Божий. На что Бог дал тебе разум, волю, совесть? На то, чтобы ты все взвешивал, обдумывал и ничего противозаконного не делал. Ты согрешил: помни же, что за краткое удовольствие ты дашь ответ пред Богом: ты навеки потеряешь милость Божию за минутное удовольствие – лишен будешь навсегда вечных благ. И если ты доселе имел несчастие забыться подобно Давиду, смотри, чтобы тебе не пришлось умереть в тяжком грехе. Аминь.

* * *


Источник: От Московского Духовно-Цензурного Комитета печатать дозволяется. Москва, апреля 1 дня, 1902 года. Цензор протоиерей Александр Смирнов. Москва. Издание книгопродавца А. Д. Ступина. Типография Вильде, Малая Кисловка, собственный дом. 1902

Комментарии для сайта Cackle