епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паремии из книги Чисел

Содержание

I. Паримия на праздник Пятидесятницы. Числ XI, 16–17, 24–29 II. Паримия на вечерне праздника Рождества Христова Числ XXIV, 3–9, 17–18  

 

Книга Числ зажимает четвертое место в Пятикнижии Моисеевом. В ней описываются события тридцатидевятилетнего странствования Евреев в Аравийской пустыне от Синая до границ земли Обетованной. В Еврейской Библии она надписывается начальным ее словом (И сказал). Наименование Числ дано ей в Греческой и Славянской Библии потому, что в начальных главах ее описывается сделанное по повелению Господа исчисление Евреев мужеского пола, способных к военной службе, также исчисление колена Левиина, сперва по племенам, потом одних взрослых, для распределения их на разные службы при скинии.

Для церковного употребления из книги Числ взяты два чтения, одно на праздник Пятидесятницы, другое на праздник Рождества Христова.

I. Паримия на праздник Пятидесятницы. Числ. XI:16–17, 24–29

В сей паримии повествуется об избрании семидесяти старейшин в помощники Моисею по управлению народом и об излиянии на них Св. Духа. Повествуемое событие случилось чрез три дня после того, как Евреи двинулись от Синая, у которого пробыли около года, и стали продолжать путь в землю Ханаанскую. Пищею для них во все время странствования была манна, которая ежедневно, кроме субботы, чудесно нисходила к ним от Бога. Но эта однообразная и постная пища наконец наскучила им. Они с младенческим легкомыслием и слезами стали говорить: «Мы помним рыбу, которую в Египте ели даром, огурцы и дыни, и лук и чеснок. А ныне душа наша изнывает, ничего нет, только манна в глазах наших» (Числ. 11:5–6). Эти вопли малодушия и ропота раздавались у каждого шатра. Моисей слышал их и сильно огорчился. Скорбь свою он поведал Господу, говоря: «Для чего Ты мучишь раба Твоего? И почему я не нашел милости пред очами Твоими, что Ты возложил на меня бремя всего народа сего? Откуда мне взять мяса, чтобы дать всему народу сему? Ибо они плачут предо мною и говорят дай нам есть мяса. Я не могу один (как нянька) нести всего народа потому что он тяжел для меня. Лучше умертви меня» (Чис. 11:11–15). В словах этой жалобы слышится нетерпеливость и раздражение. Но Господь не прогневался на Моисея и отвечал на его жалобу назначением ему помощников для облегчения бремени, которое казалось ему не по силам.

Чис.11:16. Рече Господь к Моисею: собери Ми седмьдесять мужей от старец Исраилевых, ихже ты сам веси, яко тии суть старцы людей и книгочия их, и да приведеши я к скинии свидения, и да станут ту с тобою.

Господь повелевает Моисею собрать к скинии свидения 70 человек из старцев Израильских. Старцы, или старейшины, так назывались не по возрасту, хотя избираемы были преимущественно, в древнейшие же времена исключительно из пожилых, а по власти. Старейшины были у Евреев еще в Египте, как видно из того, что Моисей, по возвращении в Египет из земли Мадиамской, должен был, по повелению Божию, первоначально старцам Израильским объявить волю Божию об изведении народа из Египта и с ними предстать пред фараона (Исх. 3:16, 18). Древний быт Евреев, как всех народов, имел родовое устройство. Потому имя старейшины принадлежало начальникам колен и родов. – Ихже ты сам веси, яко тии суть старцы людей и книгочия их. Моисею вменяется в обязанность набрать и привести к скинии 70 старейшин из числа тех, которые известны были ему не как только старейшины, но и как книгочия. Именем «книгочий» в рассматриваемое нами время, по всей вероятности, назывались те старейшины, которые вели записи рождений, браков и смерти подведомственных им сынов Израилевых. Количество старейшин, которых должен был собрать Моисей, напоминает тех 70 старейшин, которые по повелению Господа вместе с Аароном, Надавом и Авиудом возведены были на гору Синайскую на другой день по провозглашении с Синая 10 заповедей (Исх. 24:19). В обоих случаях были ли это одни и те же лица, или разные, трудно решить. Несомненно одно, на гору Синайскую приведены были 70 старейшин в качестве временных представителей народа, для приближения их к месту Богоявления. Но в рассматриваемом теперь случае 70 старейшин, как увидим, избираются для участия в делах управления народом, в качестве постоянных помощников Моисея.

Чис.11:17. И сниду и возглавлю тамо с тобою, и отъиму от Духа сущего в тебе, и возложу на них, да подъимут с тобою устремление людей, и не будеши водити их ты един.

Сниду. Из 25-го стиха видно будет, что Господь сойдет в облаке, – том облачном столпе, который во все время странствования Евреев стоял над скиниею. Господь постоянно являл Свое присутствие в этом облаке, не изменяя его положения; но теперь для того, чтобы быть ближе к месту собрата старейшин вне скинии, Он снидет к ним в облаке, т.е. преклонит облак ко входу в скинию, как делал после (Числ. 12:5). – И возглаголю тамо с тобою, и отъиму от Духа сущего в тебе и возложу на них. Моисей в достаточной мере наделен был дарами Св. Духа для удовлетворительного прохождения своего служения. Но поелику несмотря на сие он жалуется Господу, что не может один нести возложенное на него бремя, то Господь обещается сложить с него часть этого бремени и возложить на 70 старцев, и для сего отъять от Духа, сущего в нем, и уделить им, т.е. сделать их причастниками тех же благодатных даров, какие сообщены Моисею, устроить их в сосуды того же Духа владычнего, правительственного (Пс. 50:14), какой обитал в нем. Чтобы не подумал кто, что с отъятием или уделением другим Духа владычного могла убавиться в самом Моисее полнота сообщенной ему благодати, толкователи в видах наглядного объяснения этого случая, обыкновенно прибегают к подобию из круга вещественных предметов. Как свет свечи не уменьшается оттого, что зажигаются от него другие свечи, и чем больше свечей от него зажигают, тем светлее в комнате, так и вследствие уделения от Моисея другим благодатных даров не только не могло произойти оскудение их в Моисее, но еще открылась возможность для более обширного употребления их. – И подъимут с тобою устремление людей, – по-Русски: «вместе с тобою примут напор народа». В лице старейшин, имеющих сделаться причастниками Духа, сущего в Моисее, обещается ему помощь к обузданию несправедливых притязаний народа и к удовлетворению справедливых его желаний. – И не будеши водити их ты един. Точнее с Греческого: «не будешь носить их ты один». Моисей жаловался, что же может один носить народ (14), няньчиться с ним, как с ребенком. Моисею обещается облегчение этой ноши чрез 70 старейшин. Но в чем именно должно выразиться участие их в несении бремени Моисеева? Какие их права и обязанности? Известно, что еще до Синайского законодательства Моисей, по совету тестя своего Иофора, избрал себе из среды народа помощников для разбора дел судебных и тяжебных. До того времени Моисей самолично разбирал эти дела, входил во все мелочи и занят был этим с утра до вечера, не имея отдыха и покоя. Избранные им судьи по кругу их деятельности разделялись на три разряда тысяченачальники, стоначальники и десятоначальники. Возложив на них большую часть судебных и тяжебных дел, Моисей предоставил себе решение немногих самоважнейших дел (Исх. 18). Нет ни малейшего основания думать, что 70 старейшин предназначались для разделения с Моисеем того же самого бремени, которое уже несли с ним помянутые судьи. Власть их отнюдь не упразднялась и теперь, но она не имела ничего общего с учреждением власти 70 старейшин. При избрании последних шла речь не о тяжбах и судах между Евреями, не об улажении их взаимных отношений по разным пререканиям между ними, но об их непокорности Богу, об их недовольстве тою пищей, какою питал их Бог, о их неблагодарности к Нему и склонности к нарушению завета с Ним. Знали они, что Сам Господь промышляет о них, творит для них постоянно чудеса, чтобы только удержать их в верности Ему, и несмотря на то, как легкомысленные дети, часто восставали против Его распоряжений и вымещали свое негодование на Его служителе – Моисее. Их не вразумляли самые казни, какими Господь обуздывал их непокорность Ему. Понятно, как тяжело было Моисею быть вождем такого народа, как трудно держать его в верности завету с Господом, как мучило Моисея сознание ответственности, если ему не удавались его усилия в этом отношении. Потому он и жалуется Богу, в настоящем случае, не на обременение себя судебными делали – у него было кому облегчать его в отправлении судебной должности, – а на то, что он один не в состоянии успокоивать мятежный против Бога народ, готовый из-за того, что ему не дают мяса, а манну, роптать на Господа и жалеть о Египте. В припадке скорби о своем бессилии управлять таким народом, он просит себе смерти у Господа. Ему казалось, что ему одному не под силу удержать народ в истинной вере, уберечь его от язычества и привесть благополучно в землю Обетованную. И вот Господь обещается в лице новых органов власти дать Моисею таких помощников, которые будут участвовать в его посредническом между Богом и народом служении, подобно ему властно будут напоминать народу о его завете с Господом, о его торжественном обязательстве служить единому истинному Богу, сохранять неизменную верность. Ему, как верховному своему Владыке, силою своего авторитета укрощать его порывы к восстанию против Бога, налагать на него взыскания за грехи неверности. Ему получать иногда от Бога непосредственные наставления, как поступать им в том или другом затруднительном случае, а главное – учить народ заповедям и уставам Господним с таким же авторитетом, как Моисей. Конечно, законоучительство было делом отчасти священников и левитов, но голос их в этом деле, особенно при множестве главнейше возложенных на них богослужебных обязанностей, не мог быть так силен, как голос людей, которых Господу угодно облечь особенным к тому полномочием и властью, – каковые Моисей и его 70 сотрудников. Словом, назначение этих сотрудников состояло в наблюдении за религиозными отношениями избранного народа в удержании его от измены истинной вере.

Чис.11:24. И собра Моисей седмьдесят мужей от старец людских, и постави их окрест скинии.

По всей вероятности выбор Моисея пал на тех старейшин народа, которые не принимали участия в ропоте его на манну. Избранных Моисей поставил округ скинии свидения, вероятно, полукругом, близ места имеющего последовать за сим явления Господа.

Чис.11:25. И сниде Господь во облаце, и глагола Моисею, и взят от Духа, иже в нем, и возложи на седмьдесят мужей старец: егда же почи Дух на них, и пророчествоваша, и к тому не приложиша.

И глагола (Господь) Моисею. – О чем глагола, не сказано, но вероятно о чем-нибудь относящемся к предстоящему событию – И взят от Духа иже в нем, и возложи на седмьдесят мужей старец, т.е. сделал их причастниками тех благодатных даров, которые были в Моисее. Как это произошло? По всей вероятности, Дух, обитавший в Моисее, сошел на них чрез посредство самого же Моисея, подобно тому, как благодать Св. Духа нисходит на рукополагаемых в священные степени чрез рукополагающих. Совершилось невидимое прелияние токов благодати Св. Духа из души Моисея в души избранных 70-ти мужей. Но было ли при этом употреблено Моисеем рукоположение, или другое внешнее посредство, например, дуновение, не было ли еще при этом чудесного какого явления, в виде, например, огня, как в день Пятидесятницы при сошествии на учеников Христовых Св. Духа, – неизвестно. – Егда же почи Дух на них, и пророчествоваша 70 старейшин, прияв Св. Духа, пришли в восторженное состояние и в этом состоянии стали пророчествовать, – изрекать то, что внушал им Св. Дух. Что же именно, не сказано, но на языке Писания пророчествовать, значит не только предсказывать будущие события, но вообще возвещать по непосредственному откровению от Бога то, что относится к славе Божией, к научению и вразумлению людей. Думают, что предметом пророческих речей 70-ти мужей было увещание, обращенное к сынам Израиля, чтобы они успокоились, перестали оскорблять Господа жалобами на скудную пищу и возвратились к беспрекословному повиновению воле Божией, – при чем из уст новых пророков исходили хвалы Господу, благодеющему Израильтянам, прославлялись чудеса Божии, сопровождавшие исход их из Египта и доселе продолжающиеся. Нельзя не вспомнить, что и ученики Христовы, по сошествии на них Святого Духа, объятые Духом, тоже возвещали о великих делах Божиих (Деян. 2:11) Вообще можно полагать, что по содержанию пророческая речь 70-ти старцев имела отношение к тому служению, к которому они призваны, и показывала, в чем именно будет состоять оно – И к тому не приложиша, – не продолжали, перестали, т.е. хотя во все последующее время своего служения старцы действовали по внушению Св. Духа и подкрепляемы были благодатию Его к достойному прохождению сего служения, но то восторженное духовное состояние, которым ознаменовалось вступление их в служение, уже не повторялось потом. Уже не повторялись те чрезвычайные явления, которые служили признаками этого состояния, каковыми могли быть мерное одушевленное пение, быстрые телесные движения (1Кор. 10:5–6). В этом виде действие Св. Духа в 70 мужах были единократно и допущено на сей раз только для того, чтобы, с одной стороны, им самим дать осязательное удостоверение в сообщении им Св. Духа, с другой стороны, чтоб весь народ видел, что они избраны к своему служению Самим Богом, и что следственно должно слушать их так же беспрекословно, как Моисея, для которого они избраны в сотрудники. Нет сомнения, что служение 70-ти старцев, в качестве сотрудников Моисея, продолжалось во все время странствования Евреев в пустыне, но о дальнейшей судьбе учреждения совета 70 старцев неизвестно, если не принять, что оно послужило первообразом синедриона, совета из 70 членов, возникшего после времен Вавилонского плена.

Чис.11:26. И осташася два мужа в полце, имя единому Елдад, и имя второму Модад, и препочи на них Дух: и сии беша от вписанных, и не приидоша ко скинии, и пророчествоваша в полце.

Как произошло, что двое избранных старейшин не явились к скинии с прочими товарищами? Могло статься, что они по смирению, или по нежеланию принять на себя служение, соединенное с великою ответственностию, старались уклониться от него и вместо того, чтобы идти к скинии, остались в стану, подобно тому, как Саул, когда пал на него жребий избрания в цари, скрылся в обозе (1Цар. 10:22). Но другие толковники объясняют это иначе. Они догадываются, что Моисей из каждого колена выбрал по шести старцев, и следственно не 70 человек, как повелел Господь (16), а 72. Двое оказались лишних, хотя они были вписаны, т.е. имена их внесены в список выбранных, – и вот они или по своему произволу, или по решению Моисея, или по жребию исключены из списка и остались в стану. Но так ли происходило дело, как следует по первому объяснению, или согласно со вторым предположением, – Господу угодно было, чтобы и на двоих старцев оставшихся в стану сошел Дух Святый, как и на прочих, – и вот они, под влиянием вдохновения, в виду всех, стали непроизвольно говорить языком пророков, изрекать то, что внушал им сошедший на них Дух. Хотя они были вдали от скинии и следственно от Моисея, но Дух Святый не стесняется в Своих действиях местом и расстоянием. Ему одинаково удобно было соделать Моисея проводником благодати на дальнее и близкое расстояние.

Чис.11:27–28. И притек юноша возвести Моисею и рече ему, глаголя: Елдад и Модад пророчествуют в полце. И отвещав Иисус Навин, избранный его, рече: господи мой Моисее, запрети им.

Иисусу Навину, ближайшему служителю Моисея, предпочтительно пред всеми пользовавшемуся его доверием (избранному его), показалось унижением для достоинства Моисея, что два человека, без ведома его, пророчествуют. Нет причины предполагать, будто Иисус Навин усомнился в наитии на них Святого Духа, но он полагал, что если они освящены Святым Духом для сотрудничества Моисею, то должны были в присутствии его, в знак зависимости от него, употребить полученный от Духа дар пророчества. Из ревности к чести Моисея, верный служитель его мог подумать, не пришло бы в голову этим двум старцам, получившим дар пророчества вдали от скинии и от Моисея, отложиться от Моисея и увлечь за собою народ. Подобною ревностью к славе своего Божественного Учителя одушевлены были ученики Иисуса Христа, когда увидели человека, изгонявшего бесов именем Его, но не следовавшего за Ним, они запретили ему продолжать это действие (Мк. 9:38). В обоих случаях ревность была необдуманная и не была одобрена.

Чис.11:29. И рече ему Моисей: еда ревнуеши ты мне? И кто даст всем людем Господним быти пророки, егда даст Господь Духа Своего на них?

Еда ревнуеши ты мне? т.е. уже не за меня ли лично ты ревнуешь? И не думаешь ли, что ревностию своею ты оказываешь мне великую услугу? Напрасно. Нам с тобой должно заботиться не о своей личной чести и власти, а о славе Божией, о деле Божием, с забвением личных наших интересов. Пойми, что Елдад и Модад, которых пророчествование ты считаешь унизительным для моего достоинства, призваны к делу Божию, и открывшимся в них даром пророчества это призвание запечатлено и утверждено. Возбранять им употребление этого дара, значит противодействовать Духу благодати и делу Божию. Успокойся и воздай славу Господу, воздвигшему на служение Себе вместе с нами двух мужей, которыми ты недоволен. – И кто даст всем людем Господним быти пророки! Моисей не только радуется за Елдада и Модада, сподобившихся дара пророческого, но желает, чтобы весь народ обратился в пророков: «кто бы дал, чтобы весь народ Господень стал пророчествовать?» Неопределенное, кто бы заменяется в следующих словах определенным указанием на Господа, Который есть единственный источник дара пророческого егда даст Господь Духа Своего на них. Когда бы Господь излил на всех Духа Своего! – Моисей хочет сказать, что он не только не обижается на двух мужей, пророчествующих без его ведома, но что он не почел бы унижением для своего достоинства, если бы дар пророчества сделался достоянием всего народа. Споспешествовать славе имени Божия он почитает главною целью своей жизни, а потому чем больше органов для распространения сей славы, тем для него приятнее. Он за величайший грех считает угашать в других Духа, уничижать пророчество (1Сол. 5:19–20), и как себе, так и своему ревнующему о чести его ученику вменяет в обязанность споспешествовать действию благодати Святого Духа, в ком бы она ни открылась. – Чего желал Моисей, то, по предсказанию Иоиля, должно сбыться во времена новозаветные, и действительно сбылось в день Пятидесятницы, по сошествии Св. Духа на всех присутствовавших в горнице Сионской. Апостол Петр относит именно к этому событию пророчество Иоиля об излиянии Духа Господня на всякую плоть (Деян. 2:16–17).

Так как праздник Пятидесятницы посвящен прославлению Св. Духа, снисшедшого торжественно на Апостолов и на всех собравшихся вместе с ними, то само собою понятно, почему для прославления того же Духа в этот праздник читается паримия, в которой идет речь о действиях Св. Духа в Церкви ветхозаветной.

II. Паримия на вечерне праздника Рождества Христова. Числ. XXIV:3–9, 17–18

В сей паримии излагается благословение Валаама Израильтянам и пророчество его о Звезде от Иакова.

Исходил сороковой год странствования Израильтян в Аравийской пустыне. Обогнув Идумею на юго-востоке от Мертвого моря, они достигли рубежа Моавитских владений, примыкавших к восточному берегу этого моря. Обходя их, они должны были держать путь в Палестину чрез владения Амморейские, находившиеся на восточной стороне Иордана. Сделано было предложение Сиону царю Амморейскому, о мирном переходе чрез его царство, но было встречено вооруженным сопротивлением. Израильтяне поразили Сиона и овладели его царством. Та же участь постигла соседние владения – Ога царя Васанского (к северо-востоку от Амморейской земли). Израильтяне расположились теперь станом на восточном берегу Иордана, насупротив Иерихона. Их победы и многочисленность устрашили Моавитян, хотя они были вне опасности, потому что Господь запретил вторгаться в их землю. Валак, царь Моавитский, решился прибегнуть к суеверному средству, чтобы выжить Израильтян из казавшегося ему опасным соседства. Он вошел в сношение с Мадианитянами, часть которых жила неподалеку от Моавитян, и вместе с ними отправил посольство к знаменитому прорицателю Валааму в Месопотамию, чтобы он пришел к ним и проклял Израиля. Послы должны были сказать ему: «Кого ты благословишь, тот благословен, и кого проклянешь, тот проклят» и следственно должен погибнуть (Числ. 22:6). В книге Иисуса Навина (Нав. 13:22). Валаам назван волхвом, вероятно потому что слыл под этим именем у язычников и может быть потому, что свои прорицания сопровождал некоторыми языческими обрядами (Числ. 24:1). Но Апостол Петр дает ему имя пророка (2Пет. 2:16). И действительно все, что сказано о Валааме в повествовании о нем книги Числ, может быть отнесено только к истинному пророку. Так он получает откровения от Самого Господа, говорит и действует по непосредственному наставлению Его, – хвалит народ Божий за отсутствие в нем ворожбы и волхвований, и желает умереть среди его, изображает владычество Господа самыми высокими чертами пророчествует, как увидим о Царстве Христовом (Числ. 22–24). Не мудрено, что пророк истинного Бога мог явиться в той стране, где родился и жил Авраам до переселения в Ханаанскую землю, где и после него сохранялась часть рода Авраамова, где долгое время жил Иаков, куда притом, без сомнения, достигал слух о чудесах Божиих, сопровождавших исход Израильтян из Египта (Исх. 15:14; Нав. 5:1). Этот слух мог способствовать к укреплению, по крайней мере в некоторой части жителей этой страны, веры в истинного Бога. К сожалению, пророческий характер Валаама затмевается тем, что увлекшись обещанием корысти и чести от Валака, он хотя не без соизволения Божия, пошел к нему по его приглашению, даже готов был проклясть избранный народ, и проклял бы (Числ. 19:22; Втор. 23:5), если бы не состоял в полной власти Духа Божия, изрекавшего его устами благословения, – и что наконец, оставленный Богом, он научил Моавитян вовлечь Израильтян в любострастие, за что они строго наказаны были Богом. Но чем возмутительнее неверность Валаама своему пророческому призванию, тем достойнее нашего благоговения сила Духа Божия, открывающего истину иногда чрез неблагонадежные орудия, заставляющего пророков изрекать ее иногда вопреки их желанию.

Прибыв в Моавитскую землю, по приглашению Валака, Валаам на другой же день приведен был Валаком, для совершения заклинания, на гору, откуда видна была часть Израильского стана. Здесь Валаам приказал устроить 7 жертвенников и на каждом из них принес Господу в жертву по одному тельцу и овну. Но вместо проклятия уста его, движимые Духом Божиим, изрекли благословения и хвалы Израилю. Валак, во что бы ни стало желая добиться проклятия Израильтян, переменил место для жертвоприношения, но и тогда Валаам изрек благословение на Израиля. Изъясняя суеверно эту неудачу – неудачным будто бы выбором места для жертвоприношения, Валак опять назначает для сего новое место, высоту горы Фегора. Валаам принес и здесь жертву, но обратясь потом лицом к полю, где находился стан Израиля, принужден был при взгляде на него изречь опять то же, что так неугодно было Валаку.

Чис.24:3. Бысть Дух Божий на Валааме, и восприим притчу свою, рече.

Бысть Дух Божий на Валааме. Сошел на Валаама Дух пророчества. Валаам почувствовал, что он находится под действием высшей, Божественной силы, что язык и мысли его находятся в распоряжении Духа, что он есть только орудие Духа и потому не может говорить что-нибудь от себя, а должен изрекать только то, что Господь вложит в его уста (Числ. 23:12, 26, 24:13). – И восприим притчу свою. Это уже была третья притча, первые две он произнес прежде (Числ. 23:7, 18). Притчею называется всякое замысловатое изречение или речь, – замысловатое по своему строению, по многознаменательной сжатости, по образности, служащей покровом для духовных и других истин, по намекам и указаниям, более или менее ясным, на будущие события. Такой характер имеют все приточные речи Валаама. Все они способны были возбуждать внимание в слушателях своим стихотворным складом и скрывающимся под чувственными образами глубоким, большею частью пророческим смыслом.

Чис.24:5. Коль добри доми твои, Иакове, и кущы твоя, Исраилю!

С вершины Фегора, на которую Валаам приведен был для проклятия Израильтян, он увидел весь стан Израильский, имевший вид четвероугольника. Посредине четвероугольника стояла скиния свидения, а на каждой из четырех сторон по три колена. Это зрелище привело в восхищение Валаама: шатровые жилища Израиля он назвал добрыми, – прекрасными. Нельзя думать, чтобы они были таковы сами по себе. После столь продолжительного, столь трудного путешествия, вероятно они были довольно ветхи и невзрачны. Но прозорливец смотрит не на наружность шатров, а на обитающих в них, на народ, укрывающийся под этими шатрами, на славу его, как избранного народа, на великую будущность его, особенно на обитание среди этих шатров Самого Господа в скинии свидения. Зрелище шатров в этих отношениях действительно было величественное и не могло не восхитить зрителя, не могло не исторгнуть из уста его похвалы им: как хороши жилища (дома) твои, Иаков, и кущи твои, Израиль!

Чис.24:6. Яко дубравы осеняющие, яко садие при реках, и яко кущы, яже водрузи Господь, и яко кедри на водах.

Яко дубравы осеняющие. Сравнение кущей Израильских с дубравами тенистыми имеет тот смысл, что народ Божий, среди окружающего его со всех сторон мира языческого, представляет такое же отрадное зрелище, как оазис среди окружающих его песков и скал, покрытый лесною тенистою чащею. Счастлив путешественник, достигший этого оазиса он найдет здесь прохладу, освежение и покой. Счастлив каждый член избранного народа в среде его, под осенением благословения Божия, он находит все средства для удовлетворения духовных и телесных потребностей. В среде этого же народа скрывается залог благословения Божия для всех народов, из этой среды возникнет некогда ветвь от корени Иессеева, которая тению своею покроет весь мир и даст покой под этою тению всем труждающимся и обремененным стражникам земли. – Яко садие при реках. Благословение Божие, почивающее на избранном народе, делает его подобным цветущим и плодоносным садам, напояемым обильною влагою из прилежащих к ним речных потоков. «Дерево, посаженное при потоках вод, приносит плод свой во время свое, и лист его не вянет» (Пс 1:3). Подобно сему народ, осеняемый благословением Божиим, радует Господа обилием духовных плодов веры и правды, в лице избранных личностей, и ради их наслаждается цветущим внешним состоянием. – Для дерева при потоках вод не страшны ни засухи, ни бури, запас вбираемой им влаги поддерживает в нем движение соков и силу сопротивления буре, – оно гнется от бури, но же сокрушается ею, как сухие деревья. Подобно сему народ Божий будет испытывать много бед и напастей, часто будет прогневлять Господа своими грехами, но по милости Божией благополучно будет переживать беды и напасти, не утратит никогда святого семени и ради этого семени превзойдет другие народы своею живучестью. – Яко кущы, яже водрузи Господь. Кущи водруженные Самим Господом, это небеса. «Он раскинул их, как шатер для жилья» (Ис. 40:22). «В солнце Он положил селение Свое» (Пс. 18:5). Тверды и вековечны эти кущи, ибо пребудут до окончания века. Подобная сему твердость и вековечность свойственна Церкви Божией, насажденной в народе избранном, она сохранится в нем до предопределенного времени, т.е. до явления в мир Христа Спасителя, и преобразится потом в новозаветную Церковь, о которой Основатель ее дал обетование: «созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф. 16:18). – И яко кедри при водах. Кедры поражают вышиною и неблекнущею зеленью и потому служат выразительным образом Церкви Божией, насажденной в народе избранном. Ей суждено высотою Боговедения превзойти все царства человеческие. Великий упадок по внутреннему и внешнему состоянию она будет испытывать пред временем явления в мир Христа Спасителя, но с явлением Его она обновится и станет тою высокою горою, к которой потекут все народы для научения истинному Боговедению (Ис. 2:2–3).

Чис.24:7. Изыдет человек от семене его и обладает языки многими, и возвысится царство его и возрастет.

Это пророчество относится к тому времени, когда согласно древнейшим обетованиям (Быт. 17:6, 35:11) должна возникнуть от семени Иакова единоличная, царская власть. И этой-то власти суждено возвысить славу народа Божия победами над врагами его и расширением области его владычества. Ближайшим образом это должно случиться в царствование Давида. Он распространил царство свое до Евфрата. Одни из соседних народов он привел в полное подданство, другие вступили в вассальное отношение к нему. Но царская власть, могущественная в лице Давида и подобных ему царей Израильского народа, при других представителях ее не могла до конца удержать наследованного ею господства над народами, сама не раз подвергалась уничижению не только от иноземцев, но и от самих Израильтян, и наконец совсем оскудела в избранном народе, вместе с политическим падением этого народа. Впрочем это оскудение было только временное, в лице вечного Царя Христа Спасителя, происшедшего из семене Иакова чрез Давида, она обновилась и простерлась на все народы. Устами Давида Господь изрек обетование о покорении этому вечному Царю всех народов: «и дам ти языки достояние твое, и одержание твое концы земли» (Пс. 2:8). Об исполнении сего обетования в Своем лице Иисус Христос по воскресении из мертвых свидетельствует: «дадеся Ми всяка власть на небеси и на земли» (Мф. 28:18).

Чис.24:8. Бог изведе его из Египта, якоже слава единорога ему. Пояст языки враг своих и толщы их измождит, и стрелами своими устрелит врага.

Бог изведе его (Израиля) из Египта. К славе и величию Израильского народа прозорливец относит то, что Сам Бог извел его из Египта, рядом чудес усеял, так сказать, путь его в землю Ханаанскую. – Якоже слава единорога ему (у него). Находясь под чудесным покровительством Господа, Израильский народ стяжал себе славу единорога, т.е. он также крепок и страшен врагам, как единорог, или носорог. Это дикое животное одарено чрезвычайною силою, кожа его так толста и крепка, что ее не пробьет пуля, и даже зубы тигра не страшны носорогу. Самое страшное орудие защиты и нападения составляет у него рог1, оканчивающийся острием кверху. Животное ломает этим рогом большие деревья, бросает камни поражает врага, так что слон и лев бегут от гибельного удара носорога. В книге Иова единорог (носорог) изображается как неукротимое, не поддающееся власти человека животное (Иов. 39:9–12). – Продолжая изображать грозную врагам силу Израиля, прозорливец говорит о нем пояст языки (племена) враг своих, – т.е. они будут погибать от его руки, как от зубов хищного зверя. – И толщы их измождит, уничтожит их благосостояние. – И стрелами своими устрелит врага, насквозь пронижет врага своими стрелами. Так крепки и остры эти стрелы, так беспощадна рука, бросающая их на врага!

Чис.24:9. Возлег почи яко лев и яко скимен: кто возбудит его? Благословящии тя благословени, и проклинающии тя прокляти.

Возлег почи яко лев и яко скимен: кто возбудит его? Валаам провидит то время, когда Израиль окончательно водворится в земле обетованной. Тогда он сложит с себя бранный меч и каждый будет наслаждаться миром, сидя под смоковницею своею и под виноградом своим. Так было в мирное продолжительное царствование Соломона. Но и в мире Израиль будет страшен врагам как спящий лев или львенок (скимен), которых нельзя тревожить безнаказанно, – они и во сне страшны. То же патриарх Иаков предсказал об Иуде, или об Иудином колене (Быт. 49:9). То же можно относить к одному из потомков Иуды, Христу Сыну Божию, Который почил сном смерти, и Которого никто не властен был воскресить, как только Он Сам Своею Божественною силою (Ин. 10:18). – Благословящии тя благословени и проклинающии тя, прокляти. Это предречение служит повторением пророчеств, из которых одно Сам Господь изрек Аврааму, когда изводил его из земли Халдейской в Ханаанскую (Быт. 12:3), другое изрек Исаак Иакову (Быт. 27:29). Поэтому смысл предречения Валаамова одинаков с смыслом этих пророчеств – именно доброжелатели Израильского народа, други его, будут жить под сенью благословения Господа, под особенным благоволением Его. Господь будет взирать на них, как на преданных Ему Самому, ибо любя и уважая избранный Богом народ, они тем будут свидетельствовать свое благоговение и преданность к избравшему его Господу. Но горе недоброжелателям Израиля, проклинающим его, призывающим на него гнев Божий. Они сами обречены на проклятие от Царя небесного, как враги царства Его на земле, они не могут безнаказанно проклинать принадлежащих к сему царству и должны ожидать от Бога Израилева заслуженных ими бедствий. История свидетельствует, как грозный суд Божий покарал враждовавших на Израиля Египтян, Амаликитян, Ассирийцев, Халдеев, Греков и Римлян. Предсказывая, вопреки желанию Валака, грозный суд Божий недоброжелателям Израиля, Валаам как бы так говорит Валаку: ты хочешь, чтобы я проклял Израиля, призвал на него гнев Божий. Нет! это значило бы навлечь проклятие на себя самого, – ибо проклинающие Израиля прокляты. Я не хочу быть в числе проклятых, я не враг себе.

Речь Валаама привела в негодование Моавитского царя. Он всплеснул руками и сказал: «Я призвал тебя проклясть врагов моих, а ты благословляешь их вот уже третий раз. Итак беги в свое место, я хотел почтить тебя, но вот Господь лишает тебя чести» (10–11.) Валаам изъявляет готовность возвратиться на свою родину, но прежде чем пойдет домой, он, побуждаемый Духом Божиим, хочет от лица Господа возвестить Валаку, чего Моавитяне должны ожидать от Израильтян, – и объятый Духом пророчества, в четвертый раз принимается за притчи (14–15). Духовные очи Валаама простираются в даль веков, и видят Того, Кто не только Моава, но и всех врагов Царства Божия жестоко покарает. «Я вижу Его, говорит прозорливец, но ныне еще нет (Его), зрю Его, но не близко» (17), – и продолжает.

Чис.24:17–18. Воссияет звезда от Иакова и восстанет человек от Исраиля, и погубит князи Моавитские, и пленит вся сыны Сифовы. И будет Едом наследие, и будет наследие Исав враг его, и Исраиль сотвори крепость.

Речь идет о том же могущественном царе-победителе народов, о котором пророчество содержится в рассмотренном нами 7-м стихе. Ясно, что Звезда от Иакова есть человек от Исраиля. Этот человек, имеющий произойти от потомства Израилева и восторжествовать над Моавом и другими народами, назван звездою по блеску и славе своего лица и деяний. Это лицо и деяния изображаются такими чертами, которые отчасти могут быть отнесены к царям Израильским, преимущественно к Давиду. Так Давид поразил Моавитян, и потом две части их умертвил, а третью оставил в живых и обратил в рабов платящих дань (2Цар. 8:2). Равно и Едом, т.е. Идумеи, происшедшие от Исава, иначе Едома, старшего брата Иакова, исконные враги Израиля, не избежали предсказанной им участи, – цари Израильские не раз обращали их в наследие Израиля. Так они были порабощены Давидом (2Цар. 8:14) и оставались в подданстве у Иудеев до Иорама, при котором отложились, но при Амасии возвращены в подданство (4Цар. 8:21). При Ахазе снова отложились (2Пар. 28:16), но за 129 лет до Рождества Христова Иоанном Гирканом снова покорены и даже принуждены к принятию обрезания (Иос. Фл.). Вообще царская власть, особенно при первых царях Израильских, много споспешествовала к возвышению могущества Израильского народа. Победами царей над соседними народами Исраиль сотвори крепость, – усилился. Но с другой стороны не все черты пророчества Валаамова о победоносном царе идут к земной царской власти. Этот царь пленит вся сыны Сифовы, т.е. весь род человеческий, который после погибели потомства Каинова в водах потопных ведет свое происхождение от второго сына Адамова Сифа чрез Ноя. Таким всесветным царем может быть только лицо всемогущее, именно Христос Сын Божий, происшедший по плоти от Иакова. Он один мог «пленить всех сынов Сифовых», всех людей, в послушание Своего Евангелия. В Нем одном царская власть, наследованная Им от Его праотца по плоти Давида, достигла полного величия и славы, того всесветного господства, которое сам Давид предрек, говоря о Христе: «обладает от моря и до моря, и от рек до конец вселенные» (Пс. 71:8). Велик был Давид как царь, но его величие было только тенью или образом царственной высоты его потомка по плоти, Христа Сына Божия, Который поэтому и называется у пророков Давидом, как осуществитель и первообраз царственных совершенств (Ос. 3:5; Иер. 30:9; Иез. 34:24, 37:24 и д.), предизображенных в ограниченной мере Его царственным праотцем. Равным образом и победы человека от Израиля (Давида и других царей) над Моавитянами и Идумеями были только предызображением торжества над язычеством вообще. В смысле победы Евангелия над язычниками вообще Ал Иаков приводит пророчество Амоса о восстановлении падшего дома Давидова и о покорении ему Идумеев и всех народов (Деян. 10:16–17; Ам. 9:11–12). Долго враждовали Идумеи против Израильтян, но наконец должны были окончательно войти в состав владений Израильских. Продолжительна была борьба язычества с христианством в первые века, но наконец кончилась же, по крайней мере в пределах Римской империи, торжеством Евангелия; придет время, когда язычество окончательно падет пред Евангелием. – Наименование виновника торжества над языческими народами – Звездою, как нельзя более также идет ко Христу. Такое наименование соответствует не только царственной Его власти над всем миром и в особенности над царством верующих в Него или Церковью, но также достоинству Его как Сына Божия, Который есть Сияние славы Отчей (Евр. 1:3), как просветителя людей, Света всему миру, как Сам Он Себя называет (Ин. 8:12). Он же называет себя, в видении Иоанну, звездою утреннею и денницею (Апок. 22:16), как разгонитель тмы лжи и всякого греха. – Пророчество Валаама о звезде от Иакова относили ко Христу не только древние христианские писатели (Иустин мученик в «Разговоре с Трифоном», блаж. Феодорит в Толк. на кн. Числ), но также древние Иудеи. Так Онкелос слова пророчества воссияет звезда от Иакова и восстанет человек от Исраиля, излагает так «когда восстанет царь от Иакова и помажется Мессия»

Если звезда от Иакова и человек от Израиля есть, как мы видели, Господь наш Иисус Христос, воссиявший от утробы Девы Марии, потомок Иакова, то всякому понятно, почему на праздник Рождества Христова читается паримия содержащая пророчество, которое исполнилось в празднуемом событии. Многие отцы Церкви пророчество Валаамово о звезде относят к явлению чудесной звезды волхвам при рождении Иисуса Христа и говорят, что волхвы назвали эту звезду звездою родившегося царя Иудейского потому, что знали ее по преданию из пророчества Валаамова (Мф. 2:29). Правда, звезда, явившаяся волхвам, была только знамением рождения Христа Спасителя, тогда как звезда Валаама есть не знамение, а Сам Христос Спаситель, но, можно думать, потому-то и дано это, а не другое какое знамение, что соответствовало знаменуемому предмету, что указанный волхвам звездою есть Сам Звезда в таинственном смысле, а звезда-знамение была только чувственным отражением или отблеском ее.

* * *

1

Носорог однорогий водится в Азии, но африканские носороги с двумя рогами.