священник Владимир Гетте

Еретичество папства, или изложение погрешностей, заблуждений и нововведений римской церкви со времени отделения её от вселенской церкви в IX веке

Содержание

Первая ересь папства, или его учение относительно божественного устройства Церкви Вторая папская ересь, или учение пап о Святой Троице Третья папская ересь, или учение пап о воплощении Четвертая папская ересь, или учение пап об искуплении Папские ереси и заблуждения касательно таинств I. Крещение и миропомазание II. Евхаристия III. Покаяние IV. Священство V. Брак VI. Елеосвящение Папские ереси и заблуждения относительно будущей жизни Папство, или великая западная ересь I II III IV V. Папство, или великая западная ересь VI VII VIII IX X  

 

Под таким заглавием мы предлагаем в русском переводе сочинение о. Владимира Гетте, появившееся на французском языке под названием: La Papauté hérétique, exposé des hérésies, erreurs et innovations de l’église romaine depuis sa séparation de l’église catholique au IX-e siècle. Сочинение это первоначально напечатано было в L’Unione chrétienne и затем издано отдельной книгой, в начале восьмидесятых годов.

Думаем однако же, что принятое нами заглавие этой книги точнее выражает основную мысль о. Владимира, развитую и доказанную им в его труде. О. Владимир, доктор богословия русской церкви, не смешивает папства, собственно как религиозно-политического института, с самою римско-католической церковью: он разграничивает эти два рода понятий. И хотя находит в римской церкви некоторые еретические мнения, заблуждения и нововведения: но присваивает их главным образом не столько самой римской церкви, сколько папству, постепенно развивавшемуся и формировавшемуся со времени отделения от вселенского единства в IX веке. По его глубокому убеждению, именно папство образовало из себя источник, из которого излились мутные потоки на всю римскую церковь, некогда столь славную и знаменитую; именно оно, – ради развития, укрепления и сохранения своего всемирного владычества, – роковым процессом истории приведено было к необходимости освящать своим авторитетом разные нововведения и заблуждения, из которых некоторые по всей справедливости должны быть названы еретическими.

Эти мысли о. Владимир ясно излагает в начале своего труда, а именно в предисловии, где говорит:

«После издания книги под названием Схизматическое папство (La Papauté schismatique)1, мы обещали издать: »Папство еретическое» (La Papauté hérétique)».

«Теперь исполняем наше обещание».

«В нашем первом труде мы рассмотрели папство в отношении к Церкви (вообще). Мы установили, что папы, похищая власть верховную и вселенскую, извратили божественное устройство церкви, отделились от первоначальной и апостольской церкви, и впали в состояние схизмы. Так как папы старались найти в св. Писании и в памятниках вселенского предания доказательства в защиту своего хищения и мотивы для сообщения ему божественной и апостольской основы, то мы последовательно рассмотрели тексты св. Писания и извращаемые ими исторические факты, дабы показать ничтожество папских ложных толкований и подделок».

«В труде, обнародованном нами теперь, мы рассматриваем папство по отношению к откровенному учению, сохраняемому апостольской церковью от первых веков до наших дней».

«Учительные документы первых веков, постоянная практика церквей, внешние факты, составляющие историю в собственном смысле и даже сами системы, которые пытались противопоставить откровенному учению, делают очевидным состав учения принятого в своей тождественности всеми церквами, основанными апостолами, и сохраняемая церквами со строгой заботливостью».

«Почти до восьмого века все апостольские церкви Востока и Запада пребывали в совершеннейшем согласии относительно этого учения – единого и вселенского».

«Факт весьма замечательный, что все церкви, основанные в странах, весьма удаленных друг от друга, и апостолами различными, оказались обладающими одним и тем же учением, как только вошли в сношения одни с другими. Этот факт доказывает, что все апостолы проповедовали единое учение, которое преподал им Иисус Христос, и что они проповедовали по вдохновению от одного и того же Духа Святого».

«Из этого факта необходимо вытекает следующее начало: всякое проповедание (enseignement), противоположное учению повсюду принятому и повсюду сохраняемому, противоположно откровенной истине, возвещенной апостолами, то есть, составляет ересь».2

«Со времен восьмого века, западные церкви во многих пунктах, оставили учение, которое они исповедовали в течение первых веков, и которое восточные церкви исповедуют единодушно до наших дней. Преимущественно папство заставило их идти этим путем; именно оно измыслило или освятило новые заблуждения. Поэтому оно главным образом должно нести ответственность в этом; вот почему этот труд назван мною: «Еретичество папства"».

«Чтобы оправдать это название, мы должны рассмотреть учительные вопросы, относительно которых западные церкви переменили свое проповедание; должны установить, каково было первоначальное учение этих церквей, дабы точно определить смысл их нововведений; должны определить характер этих нововведений; должны показать участие, принимаемое в этом папством, равно как и мотивы, которые руководили и направляли им».

«Таков будет метод, которому мы будем следовать при каждом вопросе, подлежащем нашему рассмотрению».

«Для установления того, каково было первоначальное учение западных церквей, мы ссылаемся на свидетельства тех, которых эти церкви всегда признавали своими отцами и своими учителями».

«С этим первоначальным учением мы сопоставим учение, которое проповедуемо было в последствии папами, епископами, писателями, которых римская церковь признала святыми или одобрила».

«Этим путем извращение будет установлено очевидным и неопровержимым образом».

«Исторические факты и официальные документы, истекавшие или от папства, или от соборов, которые были вдохновляемы, председательствуемы и направляемы папством, изобразить пред нами то положение, которое занимало оно при всех этих нововведениях».

«Таким образом, мы установим, что учреждение, навязанное западным церквам, как центр единства и католической истины, сделалось источником разделений и заблуждений».

«При всех наших несогласиях, которых мы будем касаться, у нас не найдут ни малейших следов страстности или несправедливости. Мы тем более можем оставаться беспристрастными, что для доказательства нашего тезиса, мы встретим затруднение лишь в выборе текстов и фактов, к которым должны будем обращаться. Произведения, из которых мы будем почерпать наши доказательства, будут показаны нами с точностью; и все, желающие нас проверить, могут сделать это без затруднения».

«Нам представляется благовременным обнародовать это сочинение в момент, когда папство осмелилось торжественно провозгласить себя непогрешимым. Сочинение наше покажет, какова сила этого утверждения, и докажет, что Ватиканский собор должен был бы принять совершенно противоположное решение, если бы захотел остаться верным истине».

«О, если бы этот труд оказался полезным членам римской церкви, которые по предубеждению, привычке, или по соображениям чисто человеческим, еще колеблются вполне и очевидным образом отделиться от папства, заблуждения которого они уже сознают! Но они, не знают их всех. Мы с несомненностью удостоверяем их, что вот уже около тысячи лет, как папство заблудилось, равно как заблуждается и теперь; что западные церкви последовали за ним в его ересях; что, следовательно, необходимо возвратиться к первым восьми векам, чтобы западные христиане снова могли найти чистое учение, каким оно было преподано апостолами».

«Никто не сомневается, даже в недрах римской церкви, что для того, чтобы заслужить название католика, необходимо исповедовать чистое учение апостольское. Если же будет доказано, что римская церковь не осталась верною в хранении божественного залога, то будет очевидно, что ее необходимо оставить, чтобы пребыть католиком".

«Таково наше убеждение с давних пор; и именно для того, чтобы остаться католиком, каким мы всегда желали быть, мы оставили церковь, с которою нельзя находиться в единении, не делаясь схизматиком и еретиком».

«Мы знаем, что поступая подобным образом, мы подвергаем себя критике и несправедливостями. Но мы не колеблемся, мы припоминаем слова Господа, Который назвал блаженными тех, которые терпят преследование за правду, которые ради Его подвергаются бесчестию и презрению».

«Человек с убеждениями не может остановиться пред человеческими соображениями, когда говорит его совесть. Именно по этому поводу, а не из какой-то благородной гордости, он сознает, что в делах совести он зависит только от Бога».

«С изложением ересей, заблуждений и нововведений папства, мы представим опровержение папской системы, какой она принимается теперь на Западе. Мы не можем лучше излагать подобный предмет, как опровергая в то же время сочинение графа Де-Местра, под названием: "Папа». Это сочинение было истинной точкой отправления нового ультрамонтанства, каковая точка была освящена Ватиканским собором».

«Прежние ультрамонтане, даже самые неумеренные, сохраняли еще некоторые богословские формальности, и полагали некоторые ограничения власти, которую они приписывала папству. Они вели еще некоторый счет с историей и с древними учениями. Они старались искажать их в пользу своей системы; и их усилия были как-бы остатком покорности в отношении к истине».

«Де-Местр не отличался подобною совестливостью. Он грубо изложил систему политико-церковного абсолютизма, отождествленного им с папством, и поставил ни во что историю церкви и самые досточтимые памятники католического предания».

«Он создал школу».

«Ультрамонтанство усвоило себе его несдержанное направление и его дерзкий догматизм. Западные богословы склонили свою голову; епископы не осмелились больше возражать».

«Определения Ватиканского собора и Силлабус суть торжественное освящение теорий Де-Местра».

«И так опровержение его книги имеет существенное значение. С опровержением его книги, мы в самом основании опровергаем то папство, которое есть великая западная ересь и источник других ересей».

Так говорит о. Владимир в предисловии к своему сочинению. Нам остается прибавить лишь несколько слов по поводу нашего перевода на русский язык его труда. Сочинение это на французском языке появилось в свет в ту эпоху, когда римско-католический мир глубоко взволнован был провозглашением нового догмата о папской непогрешимости и когда многие богословы на Западе историческим ходом событий вынуждены были обратиться к древним памятникам и первоначальным документам апостольской церкви, с целью проверить чистоту веры своей местной церкви и на основании несомненных исторических данных найти ту церковь, которая во всей чистоте сохранила апостольское предание и осталась во всем верна апостольскому учению, устройству и управлению. Именно этими целями глубоко проникнуть был и отец Владимир Гетте, когда писал настоящее свое сочинение. В своем ученом труде он сопоставил две церкви: Восточную и Западную, и с благоговением преклонил голову пред Церковью Восточною. Такими образом сочинение его отличается двойным характером: полемическим в отношении к Римско-католической церкви и апологетическим в отношении к нашей, Православной Церкви.

Полагаем, что знакомство с этим сочинением, или даже простое распространение его на русском языке в наше время, среди современного нам общества, может быть полезным. Политические условия жизни современных нам европейских народов оживили идею союза церквей, или лучше – идею союза Римско-католической церкви с церковью восточною. Если в прежние времена эти условия в значительной степени поддерживали и даже оправдывали церковный разрыв, – так как разрыв этот главным образом коренился и развивался на почве международной, на почве соперничества двух народностей, – латинской и греческой: то в наше время все это значительно переменилось. Нет более ни Византийской, ни Римской империи, так долго враждовавших друг с другом; а вместе с этим ни восточные народы, унаследовавшие предания Византии, ни западные народы, наследники преданий Римской империи, не разделяют уже более греко-латинского соперничества и относятся к нему совершенно безучастно. Поэтому многим из наших современников их наследство представляется уже излишним бременем. По их мнению, пора взглянуть на дело с новой, более гуманной или уступчивой точки зрения, и поискать средств к общецерковному примирению. Так рассуждают одни.

Само направление жизни современных народов, по-видимому, благоприятствует восстановлению общецерковного союза. В области теорий папство достигло апогея своего величия; оно признано в католическом мире непогрешимым судией религиозной совести народов; но в практической жизни оно испытало тяжкие удары и понесло невознаградимые потери. У него отнята была даже та область, которая несомненно принадлежала ему по международному праву и общему признанию всех народов. Папство сознало наконец свое бессилие в борьбе со своими тайными и явными врагами и решилось поискать союзников, которые помогли бы ему среди его тяжелых утрат. Папа Лев XIII энергически взялся за это дело. В своих окружных посланиях, или, так называемых, энцикликах, он, с одной стороны, в ярких чертах стал изображать те блага, которые ожидают народы под его верховным владычеством, а с другой стороны, всячески старается расчистить путь для своего господства над восточными церквами, призывая их к унии с Римом. И вот к голосу папы, прославившемуся своею мудростью повсюду, стали прислушиваться все. В недрах самой Римской церкви послышались голоса не только частных лиц, но даже с епископских кафедр, – голоса уступчивые и миролюбивые, чуждые прежнего высокомерия и традиционной гордости в отношении к восточным христианам. Теперь стали говорить, что церковный союз вызывается историческим ходом событий и так сказать скрывается в самой природе вещей. Теперь говорят, что не нужно быть пророком, чтобы предсказать его осуществление в будущем. Нужны только взаимные уступки, и восточные христиане могут быть уверены, что у папы Льва XIII найдут величайшую склонность к уступчивости.3 Подобные толки невольно обращают на себя всеобщее внимание.

Нет ничего удивительного, если на встречу римско-католическим домогательствам, и в нашем отечестве стали раздаваться ответные голоса. Мы говорим не о ренегатах православия, которые в римском католичестве, или лучше в папстве ищут средств для закрепления своего ослабевшего господства над темными массами народа или стремятся к приобретению таких или иных временных выгод. Мы говорим о людях, по-видимому, искренно убежденных в том, что в папстве, обновленном и усовершенствованном по их программам сокрыто счастье человечества или, по крайней мере, всеобщее избавление от мнимых или действительных бедствий. Конечно, эти мечтания ни на чем не основаны: они лишены твердой и незыблемой почвы. Но во всяком случае они высказываются и в нашем отечестве; их можно встречать и в литературе и в жизни, так что, говоря словами одной русской духовной газеты, теперь не секрет, что приходится считаться с призраком папского ига, нависшего над головами некоторых доверчивых людей, увлекшихся проповедью об универсальном христианстве, с универсальным или вселенским главою Церкви.4

Когда говорят о союзе с кем бы то ни было, то первый, сам собою возникающий вопрос есть следующий: кто же таков этот союзник? Что общего между нами и предполагаемым нашим союзником? и в чем состоит существенное отличие его от нас? Полагаем, что на все подобные вопросы в отношении к нашему союзу с папством всего лучше может ответить о. Владимир Гетте. Воспитанный в недрах римской Церкви, усвоивший себе её воззрения с молоком матери, сам принадлежащей первоначально к составу римского клира, он отказался однако же от этой Церкви, «когда понял ее ясно и когда сознал её погрешности и заблуждения. Но он сделал это после мучительной и тяжелой внутренней борьбы и после глубоких научных исследований, которые лишь постепенно приводили его в ограду Православной Церкви. Он сам говорит о себе: «Все мои научные изыскания, приводя меня к православию, утверждали меня в истинных принципах католичества, и я нашел эти принципы, во всей их чистоте, в православной Церкви. Я всегда считал себя исключительно католиком в недрах папства. Но мои научные занятия доказали мне, что я ошибался и что папство, вместо того, чтобы бить католическим в подлинном смысле этого слева, создало раскол в Церкви Иисуса Христа. И так я должен был сделаться православным, чтобы достигнуть истинного католичества».5 Таким образом о. Владимира никак нельзя упрекнуть в недостаточном знакомстве с римской церковью, или в поверхностном отношении к ней; он знает ее не только теоретически, на основании своих глубоких, научных исследований и изысканий, но и практически, на основании своего собственного, жизненного опыта. Это такое его преимущество сравнительно с восточными богословами, которое исключительно принадлежит о. Владимиру; потому что восточных богословов всегда могли заподозривать и всегда действительно укоряли в теоретичности, в книжном и, следовательно, недостаточном знакомстве с современным папством, или даже в традиционных исстари сложившихся среди них воззрениях на Римско-католическую Церковь, – воззрениях, с которыми они сжились или сроднились. О. Владимир свободен от всех подобных упреков. Это он доказал настоящим своим трудом. Еще при первом издании своей книги: «La Papauté schismatique» он, между прочим, писал: «если, как надеемся, мы издадим специальное сочинение о пунктах разногласия, которые существуют между церковью римской и церковью восточной: то изложим подробно папскую политику в этом отношении».6 Через десять лет после этого он действительно издал это специальное сочинение свое и выполнил свою задачу не только безупречно и честно, но и с глубоким знанием дела. Во всяком случае, его беспристрастный, правдолюбивый и авторитетный голос, – как полагаем мы, – должен быть выслушан нами среди современных нам обстоятельств.

Предпославши эти общие замечания, приступаем к самому переводу его сочинения.

* * *

1

Сочинение это в русском переводе по частям помещено было в жур­нале «Вера в Разум» и затем издано отдельной книгою под заглавием: «Папство, как причина разделения Церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью». 1895 г. Харьков.

2

Восточные богословы признают ересью не всякое учение, но лишь извра­щающее догмат. Впрочем о. Владимир, как увидит читатель, находит в римской церкви еретические мнения и в отношении к догматам. Примеч. переводч.

3

«Revue des deux mondes» 1894. Décembre 15. Rome et la Russie, p. 880.

4

«Церк. Ведом.» 1895 г., № 3, стр. 78.

5

Souvenir d’un pretre romain devenu pretre orthodoxe. 1889. С. XII, p. 354.

6

См. «Папство как причина разделения Церквей, или Рим в своих сношениях с Восточной Церковью». 1895 г., стр. 317.


Источник: Перевод с французского сочинения д-ра богословия, о. Владимира Гетте, под редакцией К. Истомина. Отдельные оттиски из журнала «Вера в Разум» за 1895 год. Харьков. Типография Губернского Правления, Петровский пер., д. № 17, 1895.

Комментарии для сайта Cackle