архим. Сильвестр (Стойчев)

Тема VI. Споры о богопознании в IV веке

§11 Евномианская доктрина

Споры о богопознании IV века находятся в тесной связи с тринитарными дискуссиями той эпохи. Крупным представителем антиникейского богословия этого времени был ученик еретика Аэтия58, еп. Кизический Евномий59 (ум. 394). Как и его учитель, Евномий был крайним арианином60 и в некоторых своих выводах шел дальше Ария. Именно с именем Евномия связан спор о богопознании. Однако, для того чтобы понять внутреннюю логику евномианской гносеологической61 концепции, следует осознавать, что его учение о познании связано с его богословием. Для Евномия Бог может быть только один, и понимал он это в том смысле, что есть только одна Божественная Ипостась62.

Для того чтобы охарактеризовать исключительность Божественной природы, Евномий подбирает термин «нерожденный». По его мнению, именно только это слово в полной мере может быть отнесено к Божественной сущности, потому что в отличие от всех других слов, которые могут быть применимы к разным видам бытия, это слово применимо исключительно к Тому, кто Сам Себе причина, а таковым является только Бог. Далее логика антитринитарной мысли Евномия развивается по схеме: всё, что не может быть названо нерожденным, является сотворенным, то есть не Богом. А поскольку Вторая Ипостась, Сын, назван рожденным от Отца, то это, как считал ересиарх, указывает на Его тварность, то есть рождение Сына он мыслит как акт творения. Ведь нельзя предположить, что Сын нерожденный, а если так, то, значит, Он и не Бог. Бог Отец не может передать Свою Божественность Сыну, потому что не может передать нерожденность. Двух нерожденных быть не может, так как это уже многобожие. Таким образом, он полагал, что при помощи этой своей софистической конструкции опроверг учение о Божественности Второй Ипостаси.

Евномий создал своеобразную теорию имен, которая и породила многолетнюю полемику с ним почти всех выдающихся православных богословов IV века63. Евномий считал, что всякая сущность, и даже Божественная, познаваемы. И этот процесс связан со знанием имени, которое выражает природу. Познать имя – значит познать природу, то есть познание имени и есть познание сущности. Принято считать, что Евномий говорил, что знает Бога лучше, чем самого себя. Сочинений Евномия не сохранилось (они были уничтожены на территории империи по приказу императора Аркадия). И эта фраза упоминается как принадлежащая Евномию в сочинениях церковного историка Сократа Схоластика.

Евномий полагал, что существуют имена вещей, которые даны им, вещам, Богом (включая имя «нерожденный», которое Бог дал Самому Себе). Эти имена отражают сущность вещи и существовали даже раньше самих вещей, сущность которых они определяют. Соответственно, зная это слово, знаешь и природу вещи. Такие имена назывались Евномием соприродными. Кроме этих имен, существуют также имена (то есть наименования) вещей, которые к сущности их не имеют никакого отношения, а появились в результате деятельности человека. Это имена по примышлению (то есть по выдумке, изобретению). Имена по примышлению являются некими вербальными знаками, которые прикреплены к вещам для коммуникативного удобства, но сущности вещей они никак не отражают. Бог Творец вложил в человека знание соприродных имен, и Он же открывает их в процессе познания. Однако это познание, в результате которого из всего количества слов обнаруживается соприродное имя, не связано с аскетико–мистической сферой, но только с рациональной, логической деятельностью. В результате и познание мира, и богопознание превращаются у Евномия в чисто интеллектуальный процесс.

§12 Святоотеческая критика евномианской теории имен

Святые отцы, критикуя гносеологию Евномия, развивали учение, согласно которому нет никаких соприродных имен ни в отношении твари, ни в отношении к Богу. Никакое слово человеческого языка не выражает сущности вещей, и уж тем более сущности Бога. Существующие наименования есть результат познавательной деятельности человека, в процессе которой определяются свойства вещи, характеризующие ее. Причем, для того чтобы описать вещь, необходимо указать целый ряд свойств или воспользоваться словом, которое подразумевает совокупность качеств, характеризующих конкретную вещь. Основополагающим значением для критиков Евномия было утверждение о непознаваемости природы вещей, о первичности вещей по отношению к словам и первичности опыта по отношению к словам. Например, если скажут какое–нибудь слово, но предмет, которое оно обозначает, совершенно неизвестен: его (предмет) никогда не видели, не слышали, не пробовали и т.п., то этот термин останется пустым, ничего не значащим набором звуков, не имеющим смысловой нагрузки. Таким образом, наименования предметов являются «случайными», так как в них нет природной необходимости. Они – продукт человеческого ума, стремящегося зафиксировать полученный опыт в языковую оболочку. Так теория имен Евномия опровергается самим опытом познания.

§13 Учение святых отцов о Божественных именах

Оппоненты Евномия раскритиковали его теорию имен по всем направлениям, самым главным из которых, конечно же, стало учение об имени Божьем. В противоположность ересиарху, святые отцы отрицали идею о том, что может быть имя, выражающее сущность Бога. Имя «нерожденный», хотя и может употребляться, однако оно никоим образом не дает оснований к постижению Божественной сущности. Главное, на что указывают святые отцы, это то, что все наименования, прилагаемые к Богу, не могут описать Его сущность: «Божество, будучи непостижимым, конечно, будет и безымянно», – писал прп. Иоанн Дамаскин64. Есть два рода имен Божьих: одни указывают на то, чем Бог не является, другие же – характеризуют действия Божьи в мире65. В любом случае все имена относительны и недостаточны.

Тем не менее, у святых отцов говорится об имени Божьем по преимуществу66. Таковым является имя «Сущий»67, так как оно не может принадлежать никому, кроме Бога, то есть имя Яхве (евр.יהוה – «Сущий») 68может рассматриваться как имя, максимально указующее на непознаваемость Божественной сущности, но не как личное имя Бога. Как замечает митрополит Иларион (Алфеев), «в святоотеческом богословии все имена Божии, в том числе и имя «Сущий», воспринимаются как относительные и не выражающие сущность Божию, хотя некоторыми авторами (Ефрем Сирин, Исаак Сирин) имя «Сущий» и воспринимается как наиболее значимое из имен Божиих»69.

Еврейская традиция запрета на произнесение имени Бога и почитание его70 (имени) должна рассматриваться и, собственно, рассматривалась святыми отцами как указание на величие Бога. Когда в Писании говорится: «Свято и страшно имя Его!» (Пс.110:9), то тем самым свидетельствуется святость и всемогущество Того, к Кому имя это относится. Объясняя, как имя Божье действует, можно сказать, что оно действует не своей силой (то есть не набором звуков, которые имеют определенную силу, как это понимается в магическом мировоззрении), но благодатью Бога, которая через имя это проявляется и оказывает действие. Именно поэтому имени Божьего боятся нечистые силы, и именем Его творятся чудеса (см.: Мк. 16:17; Деян. 3:6–8); именем Его клянутся (см.: Втор. 6:13; 10:20); и именем Его благословляют (см.: 1Пар. 16:2).

§14 Антропоморфизмы Св Писания

В контексте учения святых отцов об именах Божьих следует остановится на антропоморфизмах71, которые встречаются в Священном Писании, где говорится, что Бог гневается, раскаивается, спит, ходит, пробуждается, смотрит и т. п. Также говорится о лице и руках Божьих. Эти наименования, конечно же, не следует рассматривать как описывающие Бога или относящиеся к наименованию Ипостасей, но как характеризующие Его действия в мире. В данном случае можно говорить, что реально таких процессов и состояний не существует, так как Бог неизменяем, но Бог открывается человеку, вступает в беседу с человеком, и чтобы быть понятым, Он пользуется языком человека72, нисходит до нас, как бы одевается в те ощущения, чувства, состояния, которые свойственны нам73: «Бог, по неизреченной благости Своей, благоволит называться сообразно с тем, что свойственно нам, для того чтобы нам не остаться вовсе без познания о Нём, но иметь о Нём хотя бы темное представление... Как Виновник же всего и в Самом Себе содержащий условия причины всего, что существует, Он и называется сообразно всему, что существует... Как Виновник всего, что существует, Он принимает Себе имена от всего, Им произведенного»74.

И это Божественное схождение к нашему уровню должно вызвать не нарекание и иронию, но великую радость от того, что Господь говорит с нами на нашем языке: «Возблагодарим Того, Кто облекся в имена частей тела... Облекся Он в эти имена из–за нашей немощи. Мы должны понимать, что если бы не облекся Он в имена подобных вещей, Ему было бы невозможно беседовать с нами, людьми. Через наше Он приблизился к нам: в наши имена облекся, дабы нас облечь в Свои. Образ наш Он взыскал и облекся в него и, как отец с детьми, беседовал с нашим младенчеством», – говорит прп. Ефрем Сирин75.

Однако эти наименования, которые Бог усваивает Себе ради нас, используются только в начале пути богопознания, в процессе же продвижения эти имена становятся лишними, они как бы совлекаются, и тогда Бог открывается в более совершенном образе76, не требующем никого имени: «Было, когда у Бога не было имени, и будет, когда у Него не будет никакого имени», – говорит прп. Исаак Сирин77.

Самостоятельная работа:

Объясните, как понимать слова Спасителя: «Я открыл им имя Твое» (Ин. 17:26).

О каком именно имени идет речь? Приведите толкования святых отцов.

Вопросы:

1. В чём состояло учение Евномия об именах?

2. На какие имена делил Евномий все существующие наименования?

3. Как Евномий использовал свое учение об именах в своей антитринитарной концепции? 4. Какое имя и почему Евномий усваивал Богу?

5. Каковы аргументы святых отцов против гносеологии Евномия?

6. Как святые отцы объясняют антропоморфизмы?

7. Как объяснить различие имен, прилагаемых к Богу в Священном Писании?

8. Как святые отцы объясняли имя «Сущий»?

9. Почему в Писании говорится о святости имени Божьего? Как это понимать?

Обязательно к прочтению:

1. Карфикова Л. Имена и вещи согласно Евномию Кизическому и Григорию Нисскому // Проблемы философии и теологии. СПб., 2012. №1 (001).

2. Флоровский Г., прот. Откровение и истолкование // Догмат и история. М., 1998. С. 19–39.

Рекомендуемая литература:

1. Corpus Areopagiticum. О Божественных именах. СПб., 1994. 370 с.

2. Аномеи // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 2. С. 471–473.

3. Антропоморфизмы // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 2. С. 709–710.

4. Ариане // Христианство. Энциклопедический словарь. М., 1993. Т. 1. С. 113–116.

5. Аэтий // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 4. С. 232– 233.

6. Бирюков Д. С. Св. Василий Кесарийский. Полемика с Евномием // Антология восточно–христианской богословской мысли. Ортодоксия и гетеродоксия: в 2–х тт. М., СПб, 2009. Т. 1. С. 269–290.

7. Бирюков Д. С. Св. Григорий Нисский. Полемика с Евномием // Антология восточно–христианской богословской мысли. Ортодоксия и гетеродоксия: в 2–х тт. М., СПб., 2009. Т. 1. С. 315–322.

8. Бирюков Д. С. Представления о природе языка в арианских спорах и их историко–философский бэкграунд: Евномий и свт. Василий Кесарийский // Вестник РХГА. 2007. № 8 (2). С. 92–110.

9. Бирюков Д. С. Философские основания неоарианства. Вторая половина IV в. Academic Publishing, 2010. 188 с.

10. Бирюков Д. С. Евномий // Книга еретиков. СПб., 2011. С. 88–108.

11.Василий Великий, свт. Письмо № 226 (234) // Творения. М.: «Сибирская благозвонница», 2008. Т. 1. С. 815–816.

12. Василий Великий, свт. Против Евномия // Творения. М.: «Сибирская благозвонница», 2008. Т. 1. С. 169–318.

13.Григорий Богослов, свт. Слово 27. Против евномиан и о богословии первое, или предварительное / / Творения. М.: «Сибирская благозвонница», 2010. Т. 1. С. 327–332.

14. Григорий Нисский, свт. Опровержение Евномия: в 2–х тт. Краснодар: «Глагол», 2003.

15. Евномий // Православная энциклопедия. М., 2008. Т. 17. С .181–183.

16. Иларион (Алфеев), игум. Имя Божие в Священном Писании // Церковь и время. 2001. №2 (15). С. 135–169.

17. Иларион (Алфеев), игум. Основные вехи развития патристического учения об именах Божиих // Церковь и время. 2001. №3(16). С. 118–209.

18.Иларион (Алфеев), митр. Вероучение. Гл. 1–2. // Православие. М.: Изд–во Сретенского монастыря, 2012. Т. 1. С. 337– 473.

19. Иоанн Златоуст, свт. Против аномеев // Полное собрание творений в 12 томах. Т. 1. Свято–Успенская Почаевская Лавра, 2005. С. 589–715.

20. Карфикова Л. Имена и вещи согласно Евномию Кизическому и Григорию Нисскому // ΕΙΝΑΙ: Проблемы философии и теологии. СПб., 2012. № 1 (001).

21 .Михайлов П. Б. Богословская гносеология Василия Великого // Альфа и Омега. 2010. №2 (58). С. 92–103.

22.Михайлов П. Б. Языковой аргумент в полемике святителя Василия против Евномия // Альфа и Омега. 2005. № 1 (42). С. 101–117.

23.Несмелов В.И. Догматическая система святого Григория Нисского. Казань, 1887 г. 650с.

24. Отто Д. А. Экзегетическая методика святителя Амвросия Медиоланского в сравнении с экзегезой Филона Александрийского и Оригена // Церковь и время. 2014. № 68. С. 39–62.

25.Спасский A.A., проф. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Т. 1. Сергиев Посад, 1914. С .347–410.

26. Троицкий С. В. Об именах Божиих и имябожниках: Учение св. Григория Нисского об именах Божиих и имябожники. СПб.: Синод, тип., 1914. 237 с.

27.Феофан (Быстров), архим. Тетраграмма, или ветхозаветное Божественное имя. К.: Пролог, 2004. 360 с.

28.Флоровский Георгий, прот. Откровение и истолкование // Догмат и история. М. 1998. С. 19–39.

29.Флоровский Георгий, прот. Антропоморфиты Египетской пустыни. Ч. 1. Антропоморфиты Египетской пустыни. Феофил Александрийский и Апа Афу из Пемдже. Ч. 2 // Догмат и история. М., 1998. С. 303–351.

30.Хеннинг Дреколл Фолькер. Место учения о непознаваемости Божественной сущности в богословии св. Василия Великого // Богослов.RU. Научный богословский портал [Электронный ресурс] / URL: http://www.bogoslov.ru/es/text/570196.html

* * *

58

Подробно о нём см.: Аэтий // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 4. С. 232–233.

59

Подробно о нём см.: Евномий // Православная энциклопедия. М., 2008. Т. 17. С. 181–183; также: Бирюков Дмитрий. Евномий // Книга еретиков. СПб., 2011. С. 88–108.

60

Подробно см.: Аномеи // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 2. С. 471– 473; Спасский A.A., проф. История догматических движений в эпоху Вселенских Соборов. Сергиев Посад, 1914. С. 347–410.

61

Гносеология – философская дисциплина, изучающая принципы, процессы, закономерности познания.

62

Преподобный Иоанн Дамаскин дает следующее определение: «Слово «ипостась» имеет два значения. Взятое в общем смысле, оно означает субстанцию вообще. В собственном же смысле «ипостась» означает индивид, а также всякое от дельное лицо» (Иоанн Дамаскин, прп. Философские главы. Гл. XLII. Об ипостаси // Источник знания. СПб., 2006. С. 46).

63

См.: Василий Великий, свт. Против Евномия; Григорий Нисский, свт. Опровержение Евномия; Григорий Богослов, свт. Против евномиан и о богословии первое, или предварительное; Иоанн Златоуст, свт. Против аномеев.

64

Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. Кн. 1. Гл. XII // Источник знания. СПб., 2006. С. 129.

65

См.: Дионисий Ареопагит, св. О Божественных именах. Гл. 2.: «О соединенном и раздельном богословии, и что такое Божественные соединение и разделение». СПб., 1994. С. 44–77; Иоанн Дамаскин, прп. Указ. соч. Кн. 1. Гл.Х. О Божественном соединении и разделении. С. 126–127.

66

Подробней см.: Иларион (Алфеев), игум. Основные вехи развития патристического учения об именах Божиих // Церковь и время. 2001. №3 (16). С. 118–209.

67

«Из всех имен, усвояемых Богу, кажется, самое высшее есть: «Сый» (ό ών) ... Ибо Он в Самом Себе заключает всё бытие, как бы некое море сущности (ουσίας) – неограниченное и беспредельное» (Иоанн Дамаскин, прп. Указ. соч. Кн. 1. Гл. IX. О том, что приписывается Богу. С. 125).

68

Широко употребляемое прочтение «Яхве» в данном случае не следует считать точным, поскольку реальное прочтение тетраграммы неизвестно.

69

Иларион (Алфеев), игум. Основные вехи развития патристического учения об именах Божиих // Церковь и время. 2001. №3 (16).

С. 194.

70

Перед именем Господним благоговеют (см.: Неем. 1:11; Мал. 4:2); прославляют Его (см.: 1Пар. 16:10; Пс. 104:3; 134:1).

71

Антропоморфизмы (от греч. άνθρωπος – человек и μορφή – вид) – перенесение на Бога качеств, свойств, состояний, которые присущи человеку. Подробнее см.: Антропоморфизмы // Православная энциклопедия. М., 2001. Т. 2. С. 709–710.

72

В связи с этим следует сказать, что простой язык Писания не должен рассматриваться как то, что отталкивает, а как то, что, наоборот, притягивает наш ум, же лающий познать истину: «По мнению Оригена, в Писании встречаются соблазны, которые являются «камнями преткновения», свободно попущенными от Бога, чтобы заставить нас вглядеться в определенные места Писания сквозь буквальный смысл, который нас связывает : «Иногда смысл полезный не лежит на поверхности, иногда Закон предписывает невозможное, тогда следует искать в таких вещах смысл, достойный Бога"" {Отто Д. А. Экзегетическая методика святителя Амвросия Медиоланского в сравнении с экзегезой Филона Александрийского и Оригена // Церковь и время. 2014. №3 (68). С. 44). Тот же автор обращает внимание на учение многих христианских писателей и святых отцов о многоуровневости смыслов Священного Писания: «Филон Александрийский, Ориген и святитель Амвросий в вопросе о трех смыслах текста Библии совпадают в том, что в Библии сообщено полное и совершенное знание, которое мы можем открыть в соответствии с развитием нашей души. Филон говорит о двух смыслах Писания: буквальном и духовном; Ориген – о трех: буквальном, нравственном и духовном (мистическом); святитель Амвросий – так же о трех. Для всех трех авторов важно, что самый главный смысл Писания – духовный, или мистический» {Отто Д. А. Указ. соч.

С. 47). У прп. Иоанна Дамаскина также присутствует мысль, согласно которой Бог принимает имена, противоположные друг другу по значению, с тем чтобы наш ум, видя это, начинал искать подлинный смысл: «Он и называется сообразно всему, что существует, даже противоположному одно другому, как, например, свету и тьме, огню и воде, для того чтобы мы знали, что по существу Он не таков, но пресуществен и безымянный» {Иоанн Дамаскин, прп. Указ. соч. Кн. 1. Гл. XII. С. 129).

73

По этому поводу прот. Георгий Флоровский говорит: «"Антропоморфизм» – неотъемлемый признак истинного Богоявления. И это не снисхождение к человеческой слабости. Смысл его скорее в том, что человеческий язык, передавая Божественное Откровение, не теряет своих природных черт. Чтобы точно передать Божественное Слово, не нужно отказываться от нашего языка как от «слишком человеческого». Человеческое не отметается прочь, но преображается Божественным вдохновением. Сверхъестественное не уничтожает естественного; hyper physin [сверхъестественное] не означает para physin [противоестественное]. Человеческий язык не искажает и не умаляет славы Откровения, не ослабляет мощи Слова Божия» {Флоровский Г., прот. Откровение и истолкование // Догмат и история. М. 1998. С. 29).

74

Иоанн Дамаскин, прп. Указ. соч. Кн. 1. Гл. XII. С. 129.

75

Цит. по: Иларион (Алфеев), игум. Основные вехи развития патриотического учения об именах Божиих // Церковь и время. 2001. №3 (16). С. 158.

76

Путь восхождения к Богу от антропоморфных образов до состояния, когда образы уже не нужны, описан свт. Григорием Нисским в сочинении «О жизни Моисея Законодателя».

77

Цит. по: Имя Божье // Православная энциклопедия. М., 2009. Т. 22. С. 430–457.


Источник: Издательский отдел Украинской Православной церкви, Киев, 2016. Рекомендовано к печати Ученым советом Киевской духовной академии и семинарии, журнал № 139 от 30 августа 2016 г.

Комментарии для сайта Cackle