преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

60. 1) Встаньте и взыщите исцеления у всеврача Господа. – 2) Жизнь наша высока, – Ангельская, а мы плотяны и земны; потому, для успеха в жизни от нас требуется большой подвиг. [1,69]

1. Восстаньте и, исправясь, теките путем вашим добре. Кто дремлет в нерадении, пробудись к радению. У кого руки опустились и ноги храмлют на обе плесне, начни право ходить по стезям заповедей Господних. Кто слепотствует в страстных помышлениях, омой зраки очей своих в купели слез и, прозрев бесстрастием, славь Господа. Кто, как прокаженный, покрыт струпами греховными, тепле приступи к Господу, и услышишь: «хощу, очистися» (Мф. 8, 3), и очистившись, берегись прочее этой проказы. Кто глух душой и слеп умом, взыщи слышания и глаголания, – и обретешь: ибо всех, кои худы по внутреннему человеку, весть исцелять божественное Слово. Такую речь обращаю я к вам ради немощных из вас: ибо «не требуют здравии врача, но болящии» (Мф. 9, 12).

2. Чин жизни нашей, великий и преславный, не кое-как приходит в совершенство, а многими потами и подвигами; но сколько он высок, божествен и Ангелоподражателен, настолько требует трудов и усилий, так как мы, плотяны будучи, бесплотным уподобиться ищем, в мiре суще, как на небесах жизнь проводить ревнуем, с плотью и кровью связанными бесплотно и бескровно нудим себя жительствовать: ибо, по Апостолу, «плоть и кровь царствия Божия наследити не могут, ниже тление нетления наследствует» (1Кор. 15, 50). Почему много нам надо иметь твердости, много внимания и усиленного тщания: «плоть бо, похотствует на духа, дух же на плоть; сия же друг другу противятся», Апостольски сказать (Гал. 5, 17). Смотрите же, не дадим лучшему в нас подчинену быть худшему, и того, что должно быть господственно в нас, не поработим раболепным страстям плоти, чтоб не оказаться ходящими на голове, держа ноги к верху.

61. 1) Преполовение Великого поста; потрудились, видим плоды: милость Божия; возблагодарив устремимся далее. – 2) Бог и Ангелы и все святые смотрят на бег наш; потщимся, препобеждая препоны и зря горе. [1, 69]

3. Благодать Святого Духа добре довела нас до среды честные четыредесятницы в крепости и доблестности немалой. Верую, что она и в предняя будет сшествовать нам и до самого животворного и светодательного дня Воскресения доведет нас, в оставление грехов и в вящее улучшение добрейшего вашего преуспеяния. Обратитесь вспять и посмотрите, каково некогда было состояние ваше и до чего поднялось оно теперь. Душа, однажды восприяв рвение о спасении, нечувствительно подвигается вперед в деле сем и восходит на высоту добродетелей, воспаряя в небесная. Так и мы, братия, с рвением вступив вместе в дни сии и отстранив все затруднения и препятствия, добре и право шествовали доселе и сделались другими, возлюбив благочиние и точное исполнение заповедей; из стяжанного прежде ничего не потеряли, новым же обогатились; и возвеселилось сердце мое, и возрадовался дух мой, что упреумножились плоды божественного дела вашего и лучшей части сподобилось священное рвение ваше. Все же сие, Апостольски сказать, «есть ни хотящего, ни текущего, но милующего Бога» (Рим. 9, 16). Коим немощные мощны бывают, и бессильные «препоясуются силою» (Пс. 17, 33). однако же не удовольствуемся одним тем, что уже достигнуто, но юношески устремимся в предняя, «и да обновится, яко орля, юность наша» (Пс. 102, 5), всегда да будем подвигающимися вперед и преуспевающими, не почитая чем-нибудь меру стяжанного добра и степени, до коей достигли, пока вратами смерти не прейдем от временного к вечному. И блаженны воистину будем мы, братия, и блаженных Ангелов удел получим.

4. Какая слава и честь, когда мы жительствуем, как должно, по нашему образу жизни. Смотря на нас, радуется Владыка всяческих, срадуются и свеселятся святые все. Как мы телесными очами смотрим на текущих в ристалище: так Бог и весь Ангельский лик и всех святых собор смотрят на нас и определяют достоинство делаемого нами. Будем же тещи, братия мои, будем тещи на этом великом беге по пути от земли на небо, будем препобеждать противоборца нашего, поражать, когда он покусится схватиться с нами, и далеко отбрасывать доблестной возбужденностью нашей против него. Он трус, бессилен и презренн; почему Божий брат, Иаков взывает: «противитеся дьяволу, и бежит от вас; приблизитеся Богу, и приблизится вам» (Иак. 4, 7. 8). Не дадим себе возвратиться вспять ни в чем; ибо это несвойственно усильно текущим. Не будем вяло выступать; ибо это неуместно спешащим одержать победу. Но обнажившись и от дел и от желаний своих, и горе к небесам устремив взор, так будем довершать течение свое, чтоб и нам можно было сказать с Павлом: «подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох прочее соблюдается мне венец правды» (2Тим. 4. 7).

62. 1) Положение ваше благоустроено: блюдите его. – 2) Исполняй каждый свое дело, – наипаче ты, экономе, потом и все, кои после тебя: набольшие распоряжайтесь добре, а подчиненные слушайтесь охотно. – 3) Любите епитимии и перемены послушаний. Страхования св. Феодора относительно разрешений. [1, 70]

5. Слава и благодарение Господу, собравшему нас и благоустроившему в единомыслии и единоволии. Почему дерзаю сказать, что глава наша есть Христос, к Коему, как к Началовождю и будем все относить и все во славу Его обращать. И кто блаженнее вас, если до конца не отпадете от такого благонастроения? – Да даст же вам Господь всегда добре сообращаться между собою, паче и паче очищаться и просвещаться и непрестанно подвигаться вперед, хотя малыми приложениями доброделания. Положение ваше благоустроено: блюдите его.

6. Исполняй каждый послушание, как приказано. Внимай каждый себе и не высьтесь один над другим, соблюдая всячески и в сем благочиние. – Внимай наипаче ты, чадо экономе, лежащей на тебе заботе, «с кротостью наказующе противныя» (т.е. непослушных) (2Тим. 2, 25), и ничего не делая, по пристрастью или гневу. Настой, говорит Апостол, «благовременне и безвеременне» (2Тим. 4, 2). «Безвременне» разумей в смысле: во всякое время; во всякое время будь настоятелен и бдителен. – Впрочем будь таков, как видишь меня, хотя я и скуден всем. Насколько допускаю что, допускай и ты, и что оставляю, оставляй и ты: если бью, бей; если щажу, щади; если милосердую, милосердуй; если милую, милуй; если люблю, люби, – да имаши услышать: «добре рабе благой и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа твоего» Мф. 25, 21). Подобно сему пусть поступает и тот, кто после тебя следует, – а далее и те, кои после него. Вот прекрасный закон, чтоб подначальные образовались по начальствуемым, и чтоб, сколько в начальствующих преизбыточествует разумное о всех попечение, столько в подначальных преизбыточествовали благопокорность, непротиворечие, смиренная послушливость и поспешное исполнение повелеваемого.

7. Любите епитимии и пременения послушаний и рукоделий, в уверенности, что распоряжающиеся сим имеют в виду вашу пользу. – Но впадая в погрешения, по моему бессоветью и по грехам моим, не ищите у меня разрешений безвременно; я, – хотя и грешник, – блюститель есмь сих вязаний пред Господом, Который, в лице великого и верховного Апостола Петра сказал и мне: «еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесех: и еже аще разрешиши на земли, будет разрешено на небесех» (Мф. 16, 19). Как же я, – помилуйте меня, чада мои, – как попало, разрешу неразрешимое и разорву связанное? Не видите ли, с каким страхом должен я делать это, чтоб всегда содействующим мне иметь божественное извинение в таковых вязаниях и разрешениях? Где же узреть нам оный свет рассуждения, чтоб наше канонисание (наложение епитимии) и осуждение делалось как бы совместно с Богом? Хотя и дерзновенно так сказать; однако же, по существу дела, так воистину должно быть и бывает. Поражаюсь страхом и покрываюсь стыдом, говоря так, и молюсь, да не расступится земля и не пожрет меня, или да не подвигнутся горы и не покроют меня. Увы мне! Увы мне! К какому делу приставлен! Ведая сие, не нудьте меня: ибо может случиться, что я разрешу, а Бог не разрешит, отвергши молитву мой, так как пречистое Естество не станет служить моим неразумным порывам и разрешениям, но не одобрить моего действия и даже возьмет из среды живых, как Илия. Бог да удостоверит вас, братия мои, что не опечалить вас желая, говорю так, и не для того, чтоб сжать вас и стеснить властно, или «пасти стадо Христово неволею и нуждою» (1Петр. 5, 2). Да не будет мне сие, Господи! Какая мне от этого была бы польза? Вся забота моя о том, чтоб всякими способами спасать вас, агнцов Христовых и овец Божиих. Ибо это положил Господь признаком любви к Нему, первым и величайшим, в Его вопрошениях к божественному Петру (Ин. 21, 15 и д.). Такие словеса слагая в сердцах своих и соблюдая их верно в созидание свое, добре теките, радуясь о Христе Иисусе, Господе нашем.

63. 1) Отпраздновав, пасху, пойдем далее в духе четыредесятничного времени, чтоб не растратить стяженного, в продолжении его, а умножить. – 2) Представляя, куда течем, и чего достигнем, не будем поблажать сластолюбию, и прилепляться к красоте телесной. – 3) Столько получили мы в пасху и прежде: не разумно теперь бросаться на противное тому. – 4) Братия один за другим отходят, не останемся и мы: будем же внимать делу нашему. [1, 71]

8. Се отпраздновали мы царицу дней Св. Пасху, просветились божественными таинствами, прияли освящение Духа в союзе мира и любви духовной. Теперь опять полагаем начало входа в другие дни года. Будем же и в них изменяться добрым изменением, делаясь лучшими паче прежнего, и ни в чем не попустим себе податься назад, бесчестя подвиг и духовный труд предыдущего четыредесятничного веремени, но паче восхождения на восхождения положим и на прежних добродетелях надустроим другие; и добре приобретенное нами и стяжанное в благоговеинстве ли или в безмолвии, в целомудрии ли или в чистосердечии, в посте ли или в другом каком рачении, каждодневно будем, таким образом, не только пребывать в целости, но умножаться и усовершаться добрыми придатками.

9. К Богу течем мы, в Царство Небесное простираемся, в свет, в живот, в радость неизглаголанную, в сладостный оный и блаженный рай, в вечные обители, в дивные места славы, в Ангельские хоростояния, в ликования Святых, в пребывающее выну наследие. Не дадим же себе забыть предлежащую нам цель, не позволим себе ослабить напряжения в течении, ни увлечься неуместными помышлениями. Не будем сластолюбствовать, ни мiролюбствовать, ни плотолюбствовать, ни пленяться красотою лица, поступи, улыбки. В себя самих будем смотреть, как взывает богослов Григорий. Видите, что пострадала Ева, пленившись красотою греховного плода? Да не будет нам пострадать что-либо подобное! – Да и что же получаем мы от поблажки похотям и страстным влечениям? Добро бы ничего; а то, кроме расстройства внутреннего, еще стыд и срам пред Богом и людьми.

10. Ввел тебя Бог, после великих постных дней, во св. Пасху, оживотворив тебя причастием св. Тела Своего и Крови: как же ты, окаянный, дерзаешь воздавать Господу противное? как позволяешь себе обращаться вспять к делам неподобным? Не дал ли тебе Бог ума? Не создал ли Он тебя разумным? Не имеешь ли ты мысленных очей? За чем же тебе бессловесничать? Зачем не смотреть одесную на недомыслимую красоту Господню и к ней не устремляться душой своею, но к ошуйным вещам обращать зрак свой, к срамотам греха, к нечистотам скверных страстей? Будем же трезвенствовать, будем тем занимать ум, что ведет к блаженству вечному и к тому обращать намерения свои и труды.

11. Не за тем простираю я к вам непрестанно слово мое, чтобы чесать слух ваш, не с тем, чтоб только отбыть труд оглашения, или услышать треск похвалы; но за тем, что, страхом объемлясь по причине настоятельства моего, трепещу за спасение ваше. Богу живому работаем, и судилище неумытное и неподкупное готовится нам и воздаяние нескончаемое: ибо «там огнь не угасает и червь не умирает» (Мр. 9, 44). Посему-то и вопью к вам, и как бы к стонам вашим припадая, умоляю вас, – не допустим, чтобы последний час застал нас неготовыми, и конец жизни нашей заключило нерадение. Непрестанно видим действо таинства смерти, и пред лицом нашим, как видите преходят братия наши. Видя сие, говорите себе в помысле своем: «мы же что? не так ли и с нами будет? Останемся ли еще? И если останемся, долго ли проживем? Не ждет ли и нас могила? Не видится ли и наш гроб, – последнее ложе и покоище наше, полное червей и несносного зловония?» Ибо «кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти?» (Пс. 88, 49).

64. 1) Высокого сподобились мы звания; будем радоваться, благодарить, и действовать, всякой труд ради его подъемля, и все претерпевая. – 2) Пусть лишений много; но нам предлежит жизнь вечная и царство небесное: возлюбим же сии лишения, и будем тещи воодушевленно. – 3) Смотрите на примеры св. отцов руководителей. – 4) Смотрите на примеры прославившихся в послушании. – 5) И подражайте им, чтоб сподобиться и части их. [1, 72]

12. Радоваться должны мы, что призваны Богом и избраны для такой святой жизни, – и радоваться столько, чтоб забывать труды подвижничества и легким почитать все скорбное встречающееся на пути добродетельной жизни, в чаянии будущих наслаждений. Не воинское звание, не гражданский чин, не военачальническое достоинство, не столь желанное многим царское владычество получили мы и имеем, но гораздо большее всего этого и высшее небесное жительство, – истинное не на словах, а самым делом. Ибо «если с Ним страждем, с Ним и воцаримся», говорит Апостол (Рим. 8, 14; 2Тим. 2, 12). Такое убо получив от Бога преимущество и получив даром, а не по своему усилью, сколь должны мы радоваться и веселиться, благодарить и молиться, все делать и говорить, чтоб сохранить его и соблюсти некрадомым от многовидных, против нас направленных, наветов преисподнего мiродержителя? По чему, братия мои, да будет нам, в деле исполнения лежащего на нас долга, всякая скорбность приятна и всякий труд сладок и желателен, и ради сего да приемлется нами всякое подвижническое лишение, как наслаждение, – удаление от мiра, как к Богу приближение, – отчуждение от удовольствий, как причастие благ небесных, – утеснение воздержания, как пространное питание.

13. Пусть мы пьем воду и питаемся сухарями, преутруждаемся, делая своими руками, изнемогаем в помыслах, жегомы бываем искушениями плоти, раздираемы желаниями, умерщвляемы лишениями, и без друзей и приятелей, без рода, без отца и матери пребываем в жизни сей: что до того? нам предлежит жизнь вечная, уготовляется Царство Небесное, наслаждение многими недомыслимыми благами, всеблаженное бессмертие, богатство славы и чести, и множество других великих благ, коих изобразить не может язык человеческий. Будем же тещи бодренно и усиленно; возлюбим подвиги самоотвержения, и поты доброделания, да восхитим венцы и стяжем сокровища, каких око не видело, о коих ухо не слышало, какие и на сердце человеку не восходили (1 Kop. 2, 9).

14. Нам надлежит сообразиться с жизнью древних отцов наших, идти по следам их добродетелей, возлюбить их делания и отобразить в себе образ их жизни. Таков велиий началовождь наш Антоний великий, первый поборовший противоборца нашего и путь нам проложивший к подвижническим победам. Таков блаженный и равноангельный Арсений, достигший высших степеней подвижнических добродетелей и предлежащий в славу нашу. Таков священный и божественный Пахомий, именующийся праотцом нашим. Таков божественнейший Иларион, возблиставший добродетелями, на подобие зарницы, воссиявающей каждое утро. Таков благославный и всесвятой Евфимий, соименный благословию, и с ним преподобнейший Савва освященный, священнейший и равноангельнейший Феодосий и прочие светлейшие светила вселенные.

15. Но перейдем словом и к тем, кои показали совершеннейшие образцы послушания; ибо и вышесказанные прославились, быв наперед предуготованы благодатью послушания. увещевает нас к неразмышляющему послушанию сын Света Досифей Богоданный отец наш; подкрепляет любовь нашу к отцам руководителям Дометиан4, Богопросвещенный отец наш; утверждает нас в терпении поношений и обид Аввакир5, Богоизбранный отец наш; располагает нас к смиренномудрию Захария6, всечестный отец наш; изменяет нас добрым изменением Сильван7, многоплачевный и многосмиренный отец наш; возбуждает наше к рукодельям усердие Иона8 трудолюбивый, образец исполнения заповедей Господних. Можно ли без соревнования воспоминать боголюбие блаженного Петрония9, скоропослушность божественного Афре10, и св. Марка11, простоту Павла12 всечестного и всех подобных добродетели смиренные?

16. Но и часа не достанет, чтоб перечислить всех их. Достаточно и этих, чтоб возбудить нас к соревнованию им и к подражанию деяниям их. Станем же действовать, как действовали они, трудиться, как бы на ряду с ними и содействуемы будучи ими. И обогатимся, таким образом, подобно им делами преподобными и праведными; а затем сподобимся причастными явиться славы и венцов их, в небесном царствии Господа нашего Иисуса Христа.

65. 1) Помышляя, что претерпели Пророки, Апостолы и другие Святые Царствия ради Небесного, возревнуем. – 2) Чего не подъемлет иной ради плотской любви? Нам ли Господа ради не понести всего? [1, 73]

17. Не подумайте, что не велико дело достигнуть Царствия Небесного. Его ради, как написано, святые все «проидоша в милотях, в козиях кожах, лишени, скорбяще, озлоблении, в пустынях скитающеся, и в горах, и в вертепах и пропастех земных, ихже не бе достоин весь мiр» (Евр. 11, 37. 38): Исаия претрен пилою; Иеремия спущен в ров тинный; Иона погружен в море и поглощен китом; Даниил предан львам на съедение; три отрока в печь огненную ввержены; Захария, отец Предтечи, убийством меча умер; сам Предтеча обезглавлен тоже мечем. И недостанет мне веремени, повествующу о божественном Павле, говорящем о себе, что он бывал в алчбе и жажде, в зиме и наготе, в труде и подвиге, (2Кор. 11, 27) и в других бесчисленных лишениях, – о св. Стефане, побитом камнями, – о брате Божием Иакове, убитом у храма. И где мне перечислить страсти прочих Апостолов, страдания св. мучеников и подвиги преподобных отцов? Им нет числа. Вот как сподобились они получить обетованные неизглаголанные блага на бесконечные веки! Будем же и мы, смиренные, также подвизаться. Ибо, по божественному Василию великому, тех почести, коих и труды, и венцы – достояние победителей. Пребудем борцами, обнажимся, как всегда готовые к состязанию, воспротивоборствуем супостату; не отступим пред трудностями, не поддадимся от ударов и не обратимся вспять, Ревность, как огнь, да горит в утробах наших, и ничто, не устоит пред очами нашими, но побегут даже и бесы: ибо они, как написано, тают, как воск, от лица огня сего духовного (Пс. 67, 3); убоятся и люди, или, по крайней мере, устыдятся; и мы, все прешедши, взыдем туда где жизнь наша и наше успокоеше неизреченное.

18. Видим нередко, как иной, объят будучи плотской любовью, все претерпевает и всякий труд подъемлет, одно имея в виду сближение с лицом, которое зле вожделевает; ни пищей не насыщается он, ни питием не удовляется, ни сном не упокоевается и ничего другого приятного и утешительного не желает, но готов бывает бедный на всякие другие труды и лишения даже до крови, если случится, – чтобы что стяжать и что усокровиществовать? – Чтоб погубить душу свою в геенне огня нескончаемого. Нам ли, теплой ради любви нашей к доброму, прекрасному, неизреченному и превожделенному Христу, Богу нашему, не пребыть покорно под игом сего блаженного и святого послушания даже до старости, перенося всякую скорбь и всякую стрелу помысла ли, или страсти, оскорбления ли, или нападков, искушения ли, или лишения, поношения ли, или презрения, унижения ли, или очернения, или чего-либо другого от таковых? – Мы, существа разумные, и не должны прилагаться скотам несмысленным и уподобляться им. Но как начали и, шествуя доселе с успехом, достигли никоей меры, так и далее бодренно будем тещи, чтоб благоуспешно кончить путь свой в Господе.

66. 1) Богом поручены вы мне; почему ревную учить вас. – 2) Умоляю вас: спасите себя сами и, спасши себя, меня спасите. [1, 74]

19. Для меня грешного какое другое может быть более важным дело, как благоустроять вас, мое стадо, моя часть, мое наследие? Ибо если тот, кому царь смертный вверяет народоправление или военачальство, об этом каждодневно и все попечение имеет, как бы, допустив что-либо неблагоугодное царю, не подпасть какому штрафу или наказанию: как же я, бедный, прияв начальство над вами, воистину воинами Христовыми, мог бы предаваться беспечности, не говорю, год или месяц, но хоть бы день и час, и не показывать всей заботы о вас и словом и делом, хотя скуден и тем и другим? Вот почему я, хоть и не достойно некако и малолепно, напоминаю, возвещаю, внушаю, настою, умоляю вас, мое сердце, мой свет, мою хвалу, достойно ходити звания вашего.

20. Сколь великую радость испытываю, когда помышляю о спасении всех вас и о великом за то мздовоздаянии, столь же великим страхом и трепетом объемлюсь, представляя, какой ответ предлежит мне дать о каждом из вас. Помогите же мне, чада мои, и, не смотря на худость и слепоту руководителя, спаситесь, чтоб вместе с собою спасти и меня, бедного, – спаситесь, ревнуя точно исполнять все повеленное вам и лежащее на вас: храните нерассуждающее послушание, богоподражательное смирение, крепкую веру, просветительное откровение, ровное прилежание в делах, благоговейное внимание в псалмопениях, не тяготящееся воздержание, скромность в одеянии, бездерзостность, удаление от смехов и споров, нелюбие к показности и взаимную любовь.

67. 1) Любя вас, радуюсь, когда преуспеваете, и скорблю, когда вижу какое настроение. – 2) Великого сподобились вы звания и ради его все оставили; сего ради каждый из вас имеет услышать: вниди в радость. – 3) Сколько есть желающих быть как вы, но не могут: воздайте же славу Богу и будьте исправны. [1, 75]

21. Когда-нибудь должен я буду замолчать совершенным молчанием. Но пока есть дыхание в ноздрях моих, не перестану напоминать вам о достодолжном, по долгу моему, с теплою однако же любовью к вам. Вы – чада мои, по изволению и благодати Божией. Почему великая объемлет меня Радость, когда вижу ваше благочиние и благообразие и ваше спасительное житие. Тогда окрыляюсь я благими надеждами и хожу, как царь какой, славя Бога, и тогда ничто другое уже не веселит меня. Когда же вижу какое нестроение среди вас, тогда как гора какая налегает на душу мою, и я, как убитый, хожу поникши главою, скорбя и себя укоряя в худом настоятельствовании над вами и говоря себе: от такого настоятеля может ли что добро быти, как некогда говорилось о Назарете. Пожалейте же меня, чада мои, и давайте мне всегда радоваться и славословить Бога за вас, за ваше преуспеяние и благой ваш жребий.

22. В святое воистину вступили вы звание, облеклись в преподобное жительство, причислены к чину Ангельскому, вняв и последовав божественному оному гласу: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим... и гряди в след Мене (Мф». 19, 21). Так распялись вы мiру и уже «несте от мiра. Аще бо от мiра бысте были, мiр убо любил» бы вас; но как вы не от мiра, «сего ради», может быть, «ненавидит вас мiр», по слову Господа (Ин. 15, 19). В день оный вы имеете похвалиться, со святыми Апостолами, говоря Господу: «се мы оставихом вся и в след Тебе идохом» (Мф. 19, 27); и паче Тебе не возлюбили ни отца, ни матери, ни братьев, ни сестер, «но вся уметы быти вменили» (Фил. 3, 8), большим почитая богатством стяжать Тебя единого. – Лгу ли я? Не правду ли говорю? Не так ли вы в самом деле поступили? – Сего ради имеете услышать: «придите благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мiра» (Мф. 25, 34); или: «добре, рабе благой и верный, о мале был еси верен, над многими тя поставлю: вниди в радость Господа своего» (Мф. 25, 21), или другое сему подобное.

23. Такого великого сподобясь блага и в такую дивную и небогражданственную вступив жизнь, не радуетесь ли вы? Не ликуете ли? Не поете ли с Давидом: «что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми?» (Пс. 115, 3). – Да; но приложите и следующее: «чашу спасения приму» (Там же); а это означает готовность пролить мученически кровь, когда потребуется. – Истинно, истинно, сколько есть лиц, кои желают видеть, что вы видите, и слышать, что вы слышите, и улучить, что вы улучили; но или ради сопряжения с женой, или детей ради, или плотского ради дружества, или ради славы мiрской, или богатства ради, или ради житейских обычаев, или других разных установившихся порядков жизни внешней, не имеют силы оторваться от земного и устремиться к небесному, – и пребывают, по внешней видимости, будто счастливыми, а, по внутреннему состоянию, обремененными многими печалями. Дадим же славу Богу и возревнуем всегда прилагать доброе к доброму и богоугодное к богоугодному, чтобы, преуспевая таким образом и совершенствуясь, пребывали мы, при взаимном мире и согласии, в добром устроении во всем до малого слова, легкого движения, взгляда, поступи и являлись всегда готовыми к блаженному исходу вратами смерти во блаженное наследие наше на небесах.

68. 1) Мiр в суетах ничтожных; наши же цели высоки, и труды многоплодны. – 2) Кто дал нам силу отрещись? Бог, благословив желание наше. Будем же верны избранному пути. [1, 77]

24. Слава Богу, избравшему нас от чрева матери нашей во святое звание сие и призвавшему к дивной и блаженной высоте иноческого жития. Нам, – хотя дерзновенно сие сказать, но не чуждо целям иночества, – воистину дано разуметь тайны Царствия Небесного паче, нежели живущим в мiре, из которых многие видя не видят, слепотствуя умом, по причине увлекающих их дел земных. Ибо что у них? Ублажают богатство и мимолетную славу, радуются утехам и удовольствиям, услаждаются мирами и благовониями, винопитием, мягкими одеждами, красивыми лошадьми, множеством рабов, великолепными домами, блеском камней драгоценных и другими разнообразными суетностями, смеются, пляшут и скачут, как козлы и козы, пресыщаются и тучнеют, как уготовляемые на заклание. Не касаюсь множества других грехопитательных обычаев их, и то, что от этого порождается и к чему это приводит, да преминет слово наше. Для них в этом – похвальба, гордость и утеха; но не для тех, кои распяли плоть свою со страстями и похотями, каковы и мы, «иже Христовы» есмы, по Апостолу (Гал. 5, 24), Господа нашего Иисуса Христа слуги и чада. Другие у нас желания и к другим вещам расположение. Мы ищем утешений и сладостей, первоначально человеку назначенных в раю, которых древле лишило нас бессоветие; а для сего восприемлем образ жизни древних святых отцов, «иже проидоша в милотех и в козиях кожах, ихже не бе достоин весь мiр» (Евр. 11, 37), удаляемся от мiра прелестного и приступаем к Богу, горе взирая и туда устремляясь. Но от всего устремляясь, над всем владыками становимся. Таково величие нашего звания!

25. Кто же отторг нас от плоти и крови, от родителей, родных и знаемых, от родины, городов и сел и от всего, с чем сроднились с детства? Кто расположил нас отдать себя в рабы духовным отцам и игуменам и вступить в подвижнические труды в воздержании, бдении и спании на голой земле, каждодневно проходимые? Кто просветил нас и научил ни во что вменять злато и сребро, пышность и великолепие, даже самую царскую диадему и порфиру, и почитать более достойным и более честным облекаться в эти рубищные и многошвенные (с заплатами) одежды, чем в блестящие хламиды? Кто дал нам силу отрешиться от всего чувственного и плотского, начать сообразоваться с горними чрез девство и пребывать чистыми и нерастленными подобно Ангелам? Бог даровал нам все сие за то, что мы возлюбили Его единого и возжелали будущих благ, славы вечной, радости неизреченной, веселия непрестающего, богатства неиждиваемого, и всего, что от века обетовано блаженным отцам нашим и уготовано для всех, Единому Богу угождать ревнующих. Но если на это мы решились, это избрали и к сему себя определили, то позаботимся всеусильно и стоять на этом, строго внимая себе, чтоб как-нибудь не возвратиться вспять и в день нужный не оказаться позади мiрян. Позаботимся пребыть чистыми, паче и паче утверждаться в девственности и не допускать себя до растления ни умом, ни оком, ни сердцем, ни телом.

69. 1) Надо терпеть все, что приходится встретить неприятного; и будем достойны стать в сонме страстотерпцев. – 2) Взыщите Бога, довольствуясь уничиженным на земле состоянием, подобно Спасителю. [1, 78]

26. Бодрствовать должен я о душах ваших, день и ночь печься о вас, назидая вас и словом и делом, чтоб возвести вас в должную меру совершенства. Но и вы не опускайте рук: ибо если я, недостойно именующийся учителем вашим, претерпеваю что-либо ради вас, – то и вы тоже должны потерпеть ради меня и ради друг друга, созлопострадать и собедствовать, не как чуждое нечто для себя приемля то, не ужасаясь, не убегая и не падая духом при находящих скорбях. Мы «еще не до крове противостояли греху» (Евр. 12, 4), «еще не прошли сквозе огнь и воду» (Пс. 65, 12), как святые мученики, еще не изранены мы и не изъявлены, как каждый из преподобных и праведных. Как же похвалиться нам в будущем веке, что и мы страдали за Христа, когда не переносим мужественно и благодушно даже малых, встречающихся с нами, неприятностей: какого-либо укора, пристыжения, посрамления, обесчещения, презрения, – прибавлю еще, – сухоедения, малопитья, рубищного одеяния, труда послушания, раннего пробуждения на службу, стояния на псалмопении, исполнения наложенной епитимии. – Ей, чада мои, будем перенося переносить благодушно все трудное и неприятное, чтоб по правде петь с Давидом: «терпя потерпех Господа», и за то, по милости Божией, сподобиться: «и внят ми и услыша молитву мою» (Пс. 39, 2). В будущем веке другие иные плодоприношения предъявят: треблаженные мученики – кровь; преподобные отцы – величайшие свои подвиги и добродетели; а мы – смиренное претерпение сказанного выше. И я верно знаю, что не будем лишены части оных, как удостоверяет божественный Антоний.

27. «Взыщите» паче всего «Бога, и жива будет душа ваша», (Пс. 68, 33). «Взыщите лица Его выну,» да отражается оно в чистом сердце вашем (Пс. 104, 4). «Помяните чудеса Его, яже сотвори» (Пс. 104, 5) в нас в прежние лета и теперь творит, умножая братство наше, питая и ничего не лишая потребного в настоящей жизни. И за все, что Он творит нам, воздадим Ему должное. Ищет же Он от нас не что другое, как чтоб мы боялись Его и любили Его всем сердцем и всею мыслью своею и по силе подражали Его воплощенному жительству? Низшед с небес, странником был Он на земле, чтоб и мы устранились помыслами своими от своих похотений. Послушался Он Отца, чтоб и вы безропотно слушались меня недостойного. Смирил Он Себя даже до смерти, чтоб и вы умудрялись тоже делать, уничижая себя и смиряя в мыслях, словах, делах и движениях. – В чем истинная и божественная слава, если не в том, чтоб быть бесславимым среди людей Бога ради? В чем честь и доброе имя и монаха, если не в том, чтоб его бесчестили ради Бога и с бесчестными вменяли? И Спаситель наш и Бог, плоть нося, смиренное и уничиженное избрал, чтоб посрамить славное и богатое у людей. Сего ради в вертепе рождается, в яслях полагается, сыном тектона именуется, назореем прозывается, одевается в хитон с простою накидкой, ходит пешком, утруждается, камнепобитием от Иудеев угрожается, поносим бывает, поемлется, распинается, копьем прободается, во гробе полагается, – и потом воскресает, – чтоб нас подвигнуть подобно Ему переносить все пред лицом Ангелов Его, и потом увенчать нас в Царствии Небесном.

* * *

4

Препод. ученик св. Саввы. Служба в суб. сыропустную.

5

Егип. преп. 6 век. Сырн. суб.

6

Егип. преп. 5 Дек.

7

Преп. Палестин Суб. сыр.

8

М.б. отец Феодора и Феофана начерт. 22 Сент.

9

Учен. Антония вел. Сыр. суб.

10

Преп. Нитр. Суб. сырн.

11

Егип. 5 Марта.

12

4 Октября.


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle