Чудеса Христовы

Чудеса Христовы

Оглавление

 

 

Виньетка

 

Когда я пришел к вере, меня, советского думающего юношу с материалистическим складом ума, очень смущали чудеса, о которых я читал в Священном Писании и в христианской литературе.

То, что есть Некто, Кого мы называем Богом и Кто является причиной и конечной целью бытия Вселенной и человека, – я воспринял и ощутил правду этого всем существом своим. А как с чудесами, которые нарушают порядок существования мира, который мы знаем?..

Как объяснить, что Бог вторгается в Им же созданный мир и нарушает его законы? Почему в каком-то случае чудо случается, а в каком-то нет? Почему многие чудеса (например, в житиях святых) кажутся типичными, то есть, как будто написанными под копирку?..

Я много думал над этими и другими вопросами. Учась в духовных школах, заказал в библиотеке Духовной академии все, что мог найти о чудесах. Это немного привело в порядок мысли.

Но подлинным прорывом в вере, не побоюсь этого слова, стало для меня посвящение в сан священника. Кроме собственного духовного опыта, я получил доступ к опыту многих людей. Общаясь с моими прихожанами, я осязаемо увидел, как реально и могущественно Господь действует в жизни современных христиан. Кроме того, в моей собственной жизни я наблюдал вещи, которые иначе, чем самым настоящим чудом, не назову. Я увидел некую систему, некую логику чудес. Из теоретического знания действований Божиих я приобрел опыт практического прикосновения к тайне любви и милосердия Божия.

Я стал записывать эти истории. Сначала письменно, потом, поняв, как важно сохранить живой голос очевидцев, – на диктофон. В последнее время со свидетельствами людей, переживших чудо, я записываю видео. У меня скопился достаточный архив поразительных примеров действия Божия, которые сложно объяснить какими-то естественными причинами.

В небольшой книге, которую вы держите в руках, я поделюсь с вами тем, к чему пришел, что для себя открыл. Мы поговорим о чудесах в Священном Писании. Поговорим о том, как Господь действует и совершает чудеса сегодня. Я поделюсь некоторыми историями, поведанными мне…

 

«Механизм» чуда

И сначала, приступая к нашей непростой, но интересной и важной теме, несколько слов о том, возможно ли чудо в принципе? В разное время богословами предпринимались попытки объяснить механизм возникновения чуда. Часто спрашивают: как может Бог нарушать и отменять Им же созданные законы природы?

Но подлинное чудо, совершаемое Богом, не разрушает гармонии законов мироздания.

Скажем так: высшей силою Бог побеждает эти законы.

Не только Бог, человек каждый день совершает маленькие чудеса. Утром мы встаем с постели и этим нарушаем, вернее, побеждаем закон всемирного тяготения, согласно которому мы должны лежать. Или еще больше: человек изобретает летательный аппарат – самолет, ракету – и опять же, побеждая закон всемирного тяготения, отрывается от земли и взлетает в небо.

Никто не будет спорить с тем, что во всех этих случаях высшие силы побеждают низшие, вернее сказать, разум человека может справиться с бездушными и преодолимыми законами. Так и в случае с Божественным чудесным вмешательством в наш мир. «Чудо являет нам не нарушение закона, а нейтрализацию низшего закона, прекращение его власти, хотя и временное, сильнейшим законом. В чудесах наш мир приводится в систему высшего порядка вещей», – писал в 1895 году в книге «Чудо» русский мыслитель Д. И. Беликов.

Когда садовник не дает дереву расти криво, а перевязывает его, обрезает – растение не гибнет, а становится более красивым и величественным, несмотря на то, что совершаются действия, изменяющие естественный ход событий. Так же и больной, принимая лекарство и выздоравливая, нарушает ход событий, согласно которому (то есть, нормальному течению своей болезни) он должен был бы или умереть, или проболеть весьма долго.

В этом случае мы видим, как человек своим разумом подчиняет себе некоторые процессы, происходящие во Вселенной, направляет их в иное, нужное ему русло или совсем отменяет.

То же применимо, только в высшей степени, к Богу – Творцу и Господину и всех процессов во Вселенной, и самой этой Вселенной. Как в 1925 году верно подметил Гилберт Честертон: «Верить в чудо глупо только тогда, когда глупо верить в Творца и Вседержителя».

Господь может сотворить любое чудо – по Его любви к людям и миру. Но Он никогда не совершает бессмысленных чудес. «Чудо, подлинное, конечно, может изменять физическую реальность нашего мира, но не может заключать в себе бессмыслицы, абсурда для разума. Иначе оно было бы событием не сверхъестественным, а противоестественным. Типичным примером такого глупого чуда является то, о котором рассказывает старик Карамазов, беседуя с помещиком и старцами монастыря. По его словам, одному святому отсекли голову, а он взял ее в руки и долго нес, “любезно ее лобызаше”. Христианство таких нелепых чудес не допускает» (П. Левитов).

 

Библейские чудеса

Теперь, когда мы увидели, что чудо есть свидетельство любви Божией и заботы о человеке, мы можем задаться вопросом: возможно ли представить, чтобы Господь не заботился о народе, который Он Сам создал, – о иудейском? О народе и людях, призванных к великой миссии – стать ядром Спасенного человечества?

Основная идея Библии – идея отношений Бога и человека. Бог призвал Вселенную от небытия к жизни; Он сотворил все премудро и прекрасно и над всем творением, как царя, поставил человека. Мартин Бубер писал: «Величайшим достижением Израиля было не то, что он выработал учение о едином истинном Боге, Который также и Единственный источник и конец всего сущего, а в том, что он указал на саму возможность разговаривать с Ним, говорить Ему “Ты”, предстоять перед Лицом Его».

Израиль, народ Божий, первым осознал и действительно стал жить в соответствии с тем, что жизнь есть диалог человека и Бога.

Диалог! Это значит, что, создав человека, Господь не оставил, не бросил его на произвол судьбы. Бог связан с человеком узами любви, Он призывает человека жить вместе с Ним, общаться с Ним… Это основная мысль всей Библии. Можно сказать, что все Священное Писание – это откровение о любви. Любви Бога к человеку и человека к Богу.

К чему призывает Бог человека? Господь зовет человека и мир к освящению и к Вечности.

«Будьте святы, как Я свят» (Лев. 11:45), – говорит Творец Вселенной еще за многие столетия до Нового Завета. И вот это будьте святы означает, что человек призван в свое хрупкое существо воспринять сверхчеловеческую силу, энергию, которая преобразит, как мы говорим, освятит, человека.

Но поняли это немногие.

А те, кто понял, кто поверил Богу, – эти библейские авторы, священные авторы, перу которых принадлежит Библия, – увидели мир как чадо Божие, выходящее из Его рук.

Вселенная сотворена по Божиим законам и уставам. Наблюдая эти законы, течение по небосводу солнца, и луны, и звезд, пророк Иеремия в изумлении от незыблемости Божиих уставов говорит, что даже волны бушующего моря исповедуют Господа, и во тьме ночи, и в сиянии дня они ревут: Господь Саваоф (Иер. 31:35).

Писк комара и шорох крыльев ночной птицы; буря и природный катаклизм; восход солнца и холодный далекий блеск звезд на небе – все в руке Божией, «в мире нет ни росинки случайного» – архиеп. Иоанн (Шаховской).

О Промысле Божием, о заботливом участии Творца в судьбах земли и всей Вселенной много размышлял псалмопевец Давид. Слыша плач ребенка, зовущего мать, поднимая голову и видя над собою бездонное черное небо, сверкающее россыпью звезд, молчаливую луну, Давид пел:

Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле! Слава Твоя простирается превыше небес! Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу… Когда взираю я на небеса Твои – дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все, преходящее морскими стезями. Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле! (Пс. 8).

Здесь сказано о самом главном – о том, что мир – любимое Божие творение, и о том, что это творение вручено Богом человеку, покорено под власть человека, чтобы тот привел мир к освящению.

Сравнивая слабого и немощного человека с великими светилами, псалмопевец соглашается, что человек не может сравниться с этими гигантами небесного свода. Но есть в человеке нечто, что делает его более драгоценным, чем все светила вместе взятые. Это Дух Божий, оживотворивший человека; это образ и подобие Божие в человеке. То, что выводит из рамок животного мира, возвышает над творением, – это-то по настоящему и ценно в человеке.

Тут нужно вспомнить еще об одном. Мир, который творит Бог, не закончен в развитии. Мир не статичен, но динамичен! Сотворенный для блаженной жизни в единстве с Творцом, мир ушел от Бога, как говорят богословы, мир от Бога отпал. Сначала было отпадение сатаны, затем – измена Богу со стороны человека. И через человека повредилось все творение, весь мир.

Тот мир, который мы видим сегодня, – мир страдающий, болеющий грехом.

Но Бог не оставил творение на произвол судьбы. Бог не махнул рукой на согрешивший мир, но, наоборот, взял его в Свою руку. «В Его руке» (Иов. 12:10) – и человек, и все элементы мироздания.

Бог хочет спасти мир от греха и смерти, вылечить его, однако насильно сделать это Он не хочет. Бог уважает свободу творения.

В потемки греха ввел мирозданье человек, пусть и к свету его выведет также человек. «Бог соотносится с созданным Им миром как самобытным, внебожественным бытием уже не на основе творения из ничего, при котором вся активность на стороне Творца и вся пассивность на стороне творения, но на основе взаимодействия. Бог помогает миру становиться собой, не уничтожая Своего творения, но, однако, на него воздействуя… Мир никогда не замкнут в своей данности, но всегда творится, хоть уже не из ничего (что приличествует только изначальному творческому акту Бога)» (прот. С. Булгаков).

Слушать и слышать Бога мир (весь космос в целом и в отдельных своих частях) может только через человека; человек – вот кто является собеседником Божиим. Поэтому чудо направлено, прежде всего, на человека, оно для человека.

Такими чудесами наполнен весь Ветхий Завет.

Мы сказали, что Господь любит человека и призывает его ко Спасению. И для этого Господь воздействует на человека многими средствами, в частности, чудесами.

Корректно поставить вопрос: совершается ли это только в отношении представителей Божьего народа: в Ветхом Завете – иудеев, со времени Нового Завета – христиан? Или забота Бога простирается и на тех, кто вне ограды «ветхозаветной церкви» и Церкви Христовой?

 

Забота Божия о иноверцах

Однажды я беседовал со своим старшим другом и прихожанкой В.К. Афанасьевой. Вероника Константиновна – один из ведущих в России шумерологов и ассириологов. Ее перу принадлежат десятки исследований о жизни древних шумерцев и аккадцев, а также переводов древнейших дошедших до нас литературных памятников человечества. И вот я спросил Веронику Константиновну, глубоко верующего православного человека: «Как вы думаете, Господь действовал в жизни этих людей?»

Она ответила: «Не сомневаюсь!» Подумав, продолжила: «В их клинописных табличках много молитв богам и много благодарностей за то, что молитва была услышана. В сложные моменты жизни Господь приходил к ним на помощь. Вот только они не знали Его, Истинного Бога».

Я согласен с В.К. Афанасьевой.

Для православного богословия нет вопроса в том, как могли быть причастны Спасению и Богу люди, жившие, скажем, до Пришествия Христа, Который и дарует Спасение. Каким образом можно ставить вопрос о том, что и эти люди спасаются через Христа? Это возможно, если признать, что и до Воплощения Христа люди могли быть причастны Ему.

И Священное Писание, и Предание Церкви свидетельствуют, что это именно так. Христос существовал и до Своего Воплощения, как Смысл, Логос мира. Помните, начало Евангелия от Иоанна: В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. Мир чрез Него начал быть…

Все, что есть в мире, – причастно Христу. В этом отношении святые отцы высказывали парадоксальную мысль: даже диавол и бесы… причастны Христу. Как так? А так, что и падшие ангелы – живые творения Божии. А жизнь возможна только в причастности к Богу. Дар жизни, которым демоны пользуются себе на погибель, – дар, питающийся от источника благодати и Жизни – Бога. Как любой ручеек, даже мутный, который мы встретим в долине, ведет свое происхождение от горных круч, где лежат мегатонны снега и льда, так и бесы пользуются даром жизни, питаемой Богом.

Итак, Христос существовал всегда, просто две тысячи лет назад Он принял человеческую плоть. Но и до этого, от начала, Он существовал как Вторая Личность Святой Троицы, Тот, Чьей силой и по Чьей Премудрости мир наш получил бытие. Евангелист Иоанн рассказывает о курьезном диалоге, который произошел между Иисусом Христом и иудеями. Правда, для Христа он чуть не закончился плохо.

Однажды Иисус сказал: Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался. На это сказали Ему Иудеи: Тебе нет еще пятидесяти лет, – и Ты видел Авраама? Иисус сказал им: истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь. Тогда взяли каменья, чтобы бросить на Него; но Иисус скрылся и вышел из храма, пройдя посреди них, и пошел далее (Ин. 8:56-59).

Итак: Церковь всегда учила и учит, что всякий человек, живший даже до Христа, мог познавать гармонию мира, созданного Богом, слушаться голоса совести – этого нравственного компаса, этого дуновения Божия, которое есть в нашей душе, и через это понимать, как следует правильно строить жизнь.

Как об этом хорошо сказал Апостол Павел: ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона… они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую (Рим. 2:14-15).

Заканчивая свою мысль, Ап. Павел говорит, что в день, когда… Бог будет судить тайные дела человеков через Иисуса Христа (Рим. 2:16), откроется, как человек следовал голосу совести, как следовал закону, запечатленному у него в сердце. И в соответствии с этим получит награду или примет осуждение.

Святые отцы ранней Церкви много размышляли над этим. В этом отношении очень важными представляются размышления св. Иустина Мученика, мученически скончавшегося в самом начале II века.

Св. Иустин свидетельствует: «Христос – есть первородный Бога, Его Логос, к Которому причастны все люди: вот что мы познали и о чем свидетельствуем… Все жившие согласно Логосу – суть христиане, даже если их считали атеистами – как, например, у греков Сократ, Гераклит и подобные им…» (Апол. 1, 46)

И до Христа истина частично открывалась другим людям. «У всех, кажется, есть семена истины» (Апол. 1, 44). «Семя Слова насаждено во всем роде человеческом». «Все писатели, посредством врожденного им семени Слова, могли видеть истину, но темно… Я не потому всеми силами стараюсь быть и на самом деле есть христианин, что учение Платона совершенно различно от Христова, но потому, что не во всем с ним сходно, равно как и учение стоиков, поэтов и историков» (Апол. 2, 13).

Чуть позже на тему существования проблесков Истины у язычников размышлял св. Климент Александрийский. Приведу только одну цитату, хотя их можно было бы подобрать немало: «Причиной всякого добра является Бог, но в одних случаях Он руководит непосредственно, как, например, в Ветхом Завете, а в иных случаях — опосредствованно, как, например, в философии… Она была для эллинов таким же руководителем, каким был Закон для евреев, и приводила их, как детей, ко Христу» (Строматы, I, 5).

Жизнь язычников в любви к Богу и в соблюдении нравственного закона настолько высоко ценилась святыми отцами, что они считали их практически христианами, но «христианами до Христа». На целом ряде древних икон и фресок мы видим сонм святых, а за ними – великих мудрецов язычества. Это удивительно, но это очень верно отражает веру Православной Церкви: и те люди были не вне Бога. Полнота благодати была еще не явлена, Спасение, которое открылось во Христе, не было провозглашено, но и не было недостижимо и нереально.

Теперь – вывод: как мы считаем спасение возможным для этих людей, живших до Христа, так же оно актуально и для тех, кто по воле обстоятельств вырос в культуре, в которой не знают о Христе (или толкуют превратно). Искренний и богобоязненный буддист, индуист, мусульманин, язычник и проч. должен следовать нравственному закону, записанному в его душе, чтить и любить Бога (как он Его знает), слушаться голоса совести.

Вот по этим критериям этот человек и будет Богом судим.

Естественно, что такая ситуация не сделает человека причастником высших духовных даров и не сообщит ему полноту благодати; ни о какой святости в этих культурах говорить не приходится. Но все же это поможет ему остаться богобоязненным и добрым человеком. Пусть это минимум, но это хорошие «стартовые условия», с которыми можно предстать перед Богом и потом, в мире ином, проходить дальнейший путь духовного возрастания и совершенствования.

Кстати, немало примеров того, что язычники живут не вне заботы и Промысла Божьего, можно найти и в Ветхом Завете.

Бог Сам говорит, что как Он вывел Израиль из Египта, так же Он участвовал и в судьбе языческих народов и вывел Филистимлян из Кафтара и Арамеян из Кира (Ам. 9:7).

На некоторых язычников Бог, согласно Его Собственным словам, возложил спасительную миссию. Так, например, царю Киру он поручил вывести израильтян из Вавилонского плена (см.: Ис. 41:1-5; 45:1-6).

Библия нередко прославляет великих из язычников, например: Мелхиседека (Быт. 14:18); Иофора (Исх. 18:12); Неемана (4 Цар. 5:17)… А вспомните святого праведного Иова, которому посвящена библейская книга. А ведь Иов, память которого отмечается в Православной Церкви 19 мая, – это язычник из земли Уц.

Итак, Господь любит всех детей: и тех, кто в Его доме, и тех, кто, подобно блудному сыну, ушел от Отца. Но говорить мы будем сейчас о тех, кто все-таки живет в доме Отца. А это народ Божий, иудеи. Народ, не избранный из других, потому что не было готового народа, который бы Бог выбрал, а скорее и точнее созданный Богом. Господь повелел Аврааму идти в ту землю, которую Он ему укажет, и обещал произвести из Авраама великое потомство. Так зарождается великий народ Божий – иудейский, авторству которого принадлежит Ветхий Завет.

Господь заботится о всех людях, но естественно, что особый Промысл и участие Господь предпринимает в судьбе иудейского народа, Своего народа.

На страницах Ветхого Завета можно столкнуться с целой массой поразительных событий. Какие-то, очевидно, кажутся мифологическими, какие-то узнаются нами в явлениях природы – в таком случае возникает вопрос: в чем же чудо, если это обычное природное явление. Со всем этим сейчас разберемся.

В Библейских чудесах можно выделить несколько категорий.

 

Чудо как поэтическое преувеличение

Да, не забывайте, что библейские книги – это не репортажи и не новостные ленты; это сочинения, которые порой в мифологической, поэтической манере, принятой в то время для сочинений такого рода, сообщают нам о заботе и всемогуществе Господа!

Может быть, самый известный момент – рассказ об остановке солнца. В книге Иисуса Навина мы читаем: Иисус воззвал к Господу… и сказал пред Израильтянами: стой, солнце, над Гаваоном, и луна, над долиною Аиалонскою! И остановилось солнце, и луна стояла, доколе народ мстил врагам своим. Не это ли написано в книге Праведного: “стояло солнце среди неба, и не спешило к западу почти целый день?” (Ис. Нав. 10:12-13).

Здесь указывается, что сообщение об остановившемся солнце взято автором из эпического сборника – книги Праведного. Такая книга прекрасных поэтических сказаний, действительно, в древности была, но позже оказалась утрачена.

Обвинять древнего автора, религиозного поэта в подлоге, обмане не следует. Мы и сегодня, рассказывая о каких-то важных для нас событиях, допускаем гиперболизацию, преувеличения. Нам кажется, что в тот день (свадьба, рождение ребенка, удивительное избавление от опасности и проч.) все складывалось особым образом, все как бы специально складывалось для нас. Тем более, фотографической точности в описании событий не следует требовать от древнего автора, на столетия отстоявшего от описываемой эпохи и писавшего богословскую поэму. Преувеличения легендарного характера вообще были характерны для писателей того времени.

Священный автор не стремится описать, как было исторически, на самом деле. Он осмысляет историю, видит в ней действие Божие, участие Божие. Именно в назидательных целях некоторые события, записанные столетия спустя после того, как имели место, были украшены чудесными и сверхъестественными элементами.

И именно поэтому два самых важных – скажем даже, судьбоносных – периода в истории Израиля отмечены на страницах Библии обилием чудес и сверхъестественных событий.

Это времена великого вестника Божьего и боговидца Моисея и его преемника Иисуса Навина и времена пророков Илии и Елисея.

 

Природное (или иное естественное) явление, осмысленное как чудо

Господь, желая достучаться до человека, что-то ему сообщить, например, вразумить, использует в своих целях естественное природное явление. Так, святые отцы считали, что многие природные катаклизмы или явления происходили в древности и происходят сейчас не без воли Божией. Даже такие явления, как цунами, землетрясения, катастрофичные ливни и засухи и многое-многое другое, могут попускаться Богом, а могут не попускаться. Христос сказал: Не две ли малые птицы продаются за ассарий? И ни одна из них не упадет на землю без [воли] Отца вашего; у вас же и волосы на голове все сочтены (Мф. 10: 29-30). Если мы верим этому, а мысль, что без воли Божией, даже волос не упадет с головы человека, много раз повторяется в Евангелии, то что нам мешает допустить, что природные явления могут использоваться Богом в Его целях?

Нередко на страницах Библии мы встречаемся именно с такими чудесами.

Вспомним знаменитые Казни египетские – драматичный эпизод истории еврейского народа. Евреи в египетском рабстве. Бог является Моисею и говорит ему: приведи народ Мой пред Мое лицо, чтобы народ знал, Кто его Господь!

С этим Божиим требованием Моисей обращается к фараону. Фараон противится Богу, не хочет отпустить народ… И тогда одна за другой обрушиваются на египтян десять казней, или наказаний.

Наказание за наказанием (у нас перевели как казнь), которые посылает Господь, убеждают фараона и египтян, что евреи – народ Божий, Бог на их стороне.

И первые девять казней, обрушившиеся на Египет, являются природными катастрофами, редкими, но действительными явлениями, характерными для этой страны.

Вспомним библейский рассказ. Это книга Исход, главы 7–12.

Первая казнь, или наказание, – превращение нильской воды в кровь. Моисей ударяет посохом по воде, и она становится красной, как кровь. И вся рыба в реке умирает…

Подобное явление известно и сегодня. Случается, что в результате интенсивных дождей происходит чрезвычайно высокий разлив Нила, водами которого смываются огромные количества характерной ярко-красной почвы Абиссинско-Эфиопского плато, смешивающейся с микроорганизмами красноватого цвета, называемыми флагеллятами. При этом воды реки сильно загрязняются и приобретают кроваво-красный цвет. В этих условиях гибнет большое количество рыбы, процесс разложения которой заставляет лягушек (жаб) покидать берега реки.

Вторая казнь – лягушки, выскочившие на берег и заполнившие дома египтян.

Священный автор сообщает: И сделал Господь по слову Моисея: жабы вымерли в домах, на дворах и на полях [их]; и собрали их в груды, и воссмердела земля (Исх. 8:13-14).

Однако и эта казнь имеет естественное объяснение: лягушки оказываются инфицированы болезнетворными микроорганизмами, которые и вызывают их внезапную смерть.

Третья и четвертая казни египетские – «мошки» и «песьи мухи», кусающие людей. Эта казнь тесно примыкает к предыдущим. В условиях, созданных стоячими водами нильского разлива, интенсивно размножаются москиты и мухи.

Пятая казнь – страшная моровая язва, которая распространяется по Египту и губит скот. Возможно, что моровая язва, поразившая скот, – это антракс, спровоцированный разложением зараженных мертвых лягушек.

Шестая казнь – воспаления кожи с нарывами у людей и скота. Вероятно, это кожная инфекция, вызванная главным образом укусами мух из четвертой казни.

Град и буря с молниями и громами, уничтожившие лен и ячмень, но не побившие пшеницу и полбу (седьмая казнь), бывают в Египте зимой и ранней весной. Появлению и нашествию на Египет огромного количества саранчи (Исх. 10:6), пожравшей уцелевшие от града и бури растения (восьмая казнь), вполне могли способствовать те же абиссинские дожди, которые послужили причиной катастрофического разлива Нила. Что касается «густой тьмы», длившейся три дня (девятая казнь), то это могла быть песчаная буря; такие бури бывают в Египте в конце февраля – начале марта и длятся два-три дня.

Приводя подобные научные объяснения чудесам из книги Исход, атеистические авторы пытаются доказать, что Библия естественные события выдает за сверхъестественные.

Но Библия говорит о другом. Она говорит, что Бог может направлять природные явления в нужное для Него русло, потому что Он – Владыка Вселенной.

Не придумывая ничего сверхъестественного, Священный автор лишь сообщает, что Господь наказывает египтян природными катаклизмами, случающимися в тех землях.

О том же говорят и чудеса, происшедшие с еврейским народом во время странствования по пустыне.

Однако здесь уже не наказание, а помощь Божия. Не злые природные явления по воле Божией обрушиваются на народ; напротив, Господь управляет природными явлениями, чтобы накормить, напоить народ.

На головы голодающим израильтянам падают с неба хлопья манны. Манна (евр. ман) — это сладкие, клейкие, беловатые выделения насекомых, живущих на тамарисках, которые бедуины Синайского полуострова до сих пор употребляют в пищу.

Вновь народ голодает, и Господь посылает перепелов. И сегодня каждую осень перепела мигрируют большими стаями из Европы в Африку, а весной прилетают обратно. Во время этих перелетов они приземляются, в частности, на Средиземноморском побережье, будучи крайне изможденными, так что их легко поймать.

В Рефидиме, в раскаленной пустыне, народ умирает от жажды. И тогда Моисей, по повелению Господа, бьет жезлом по скале и из нее течет вода (Исх. 17:1сл).

В связи с этим заметим, что и до сих пор в районе горы Синай и в окрестностях Рефидима ближе к вечеру можно наблюдать такое явление: на склонах скал появляются большие темные влажные пятна. Местные бедуины знают, что нередки случаи, когда на месте случайно отброшенного от скалы камня вдруг начинает течь струя воды.

Господь управляет природными явлениями!

Несмотря на преувеличения, которыми обросли в течение веков предания о казнях египетских, о бегстве из Египта, чудесах в пустыне и при завоевании Ханаана, в основе их лежат исторические факты.

Что соответствует действительности, а что нет, сегодня уже не установить. Но это и не так важно. «Те, кто изложил их письменно, пользуясь литературными жанрами, привычными читателям того времени, компилировали предания, свободно использовали повествования, но никогда не забывали их религиозной цели; а именно показать присутствие Всемогущего Бога Покровителя на заре истории избранного народа» (П. Тернант).

Нечто, действительно бывшее как исторический факт, подверглось творческому осмыслению авторов книг Библии. И это не плохо. Напротив, боговдохновенное осмысление событий тех лет позволяет нам увидеть Бога как Того, Кто ведет Свой народ, Кто защищает и питает его. Это как раз тот взгляд на Бога, на историю, который прекрасно выражен Моисеем: Господь, Бог ваш, идет перед вами, – говорил Моисей иудейскому народу, – Он будет сражаться за вас, как Он сделал с вами в Египте, пред глазами вашими, и в пустыне сей, где, как ты видел, Господь, Бог твой, носил тебя, как человек носит сына своего, на всем пути, которым вы проходили до пришествия вашего на сие место (Втор. 1:30-31).

С этим образом Бога – Который носит на руках Свой народ, как отец носит усталое дитя, как пастух носит повредившего ногу ягненка, – мы много раз встречаемся в Библии. «Во всякой скорби их Он (Бог) не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их; по любви Своей и благосердию Своему Он искупил их, взял и носил их во все дни древние» (Ис. 63:9).

Итак, второй тип чудес, если так можно сказать, – это некое природное или иное естественное явление, направленное в нужный момент в нужное место заботливой рукой Отца Небесного.

 

Действительно сверхъестественное событие – чудо

Однако если мы допускаем участие Бога в судьбах людей и, шире, в судьбе мира, мы должны признать, что Бог волен совершать чудеса, не только используя возможности сотворенной Им Самим природы.

Бог может сотворить и самое настоящее чудо, то есть нечто, что никак нельзя объяснить исходя из наших научных представлений. Что вообще никогда ни наука, ни какая-либо внерелигиозная логика не объяснят.

Такими чудесами поистине являются Сотворение мира, Боговоплощение, Воскресение Христово и некоторые другие.

Из сверхъестественных чудес, с которыми человек сталкивается, можно вспомнить мгновенное исцеление (например, прозрение от рождения слепого человека), воскрешения людей, чудеса нетленности мощей (останков святых), чудеса мироточения и обновления икон.

Типичная черта подобных чудес – невозможность ни человеку, ни миру совершить что-либо подобное.

И впрямь, как можно объяснить то явление, что старая, закопченная и почерневшая икона вдруг обновляется, чернота и копоть исчезают? Или что на иконе (дереве, полиграфическом отпечатке, а то и на стекле) появляются маслянистые ароматные капли?.. Внезапное истечение мира (благовонного масла) от иконы может быть таким обильным, что это миро собирают во флаконы, раздают верующим…

Подытожим: сверхъестественным чудом мы называем такое событие, явление, когда Бог силою Своею в какой-то точке пространства, в каком-то моменте истории препобеждает законы природы. И уловить причинно-следственную связь действий Божиих, «угадать» ее невозможно. Часто можно сказать только так: человек молится – и происходит чудо. Никакие медицинские или иные аргументы здесь неприложимы.

 

Чудеса в Новом Завете

Бог Духом Святым и силою помазал Иисуса из Назарета, и Он ходил, благотворя и исцеляя всех, обладаемых диаволом, потому что Бог был с Ним (Деян. 10:38).

…Одна из моих любимых фраз из Евангелия – это слова Христа: Отец Мой доныне делает, и Я делаю (Ин. 5:17). Над этими словами можно думать бесконечно. Иисус говорит эту фразу в ответ на недовольство иудеев, что Он совершил исцеление в субботу. Христос говорит, что нет положенного времени, когда можно, а когда нельзя заботиться о мире и людях. Отец продолжает заботиться о мире всегда, даже в субботу. И Иисус будет действовать так же!

То есть, никогда мир не будет оставлен на произвол судьбы, всегда мир будет находиться под заботливым надзором и попечением Господа.

А раз так, то можно ли сомневаться, что Служение Иисуса было ознаменовано необычайными и поразительными чудесами?..

«Всего изумительнее, выше всякой надежды и чаяния, действительно есть то, что Бог стал человеком. А когда это свершилось, то все последующее и понятно, и естественно». Эти слова св. Иоанна Златоуста, как мне кажется, задают очень верный тон всем рассуждениям о возможности или невозможности чудес, например чудес, о которых мы читаем в Новом Завете.

Настоящая вера всегда открыта для возможности любого чуда. Настоящая вера – это «безусловная уверенность в том, что Вселенная в руках Творца продолжает оставаться глиной, из бесчисленных возможностей которой Он лепит нечто по Своему усмотрению» (Пьер Тейар де Шарден).

За несколько столетий до Пришествия Христова, во времена оскудения чудес и знаков Божьего присутствия в мире, древний мудрец молится: Возобнови знамения и сотвори новые чудеса! (Сир. 36:6).

И Пришествие Христово – Пришествие Бога во плоти – было ответом на древние ожидания.

Пришествие Христово неспроста названо «новой эрой». Для всего мироздания происходит нечто великое, значительное.

Когда Христос приходит в мир – природа понимает, что к ней приходит Господин!

Это человек может равнодушно отворачиваться от беременной женщины, сидящей на ослике, люди продолжают заниматься своими делами – пьют, едят, веселятся. Какое им дело до чьих-то проблем… Но не так Вселенная.

За месяцы до Рождения Христова в небе появляется знак – совпадение планет Юпитера и Сатурна.

Эти знаки замечены персидскими астрологами, которые спешат в Иудею искать Новорожденного Царя.

Холодная пещера принимает в себя Творца Вселенной.

В древнем христианском документе – Первоевангелии Иакова – от лица Иосифа, мнимого мужа Богоматери, рассказывается, как отреагировал мир на Рождение Господа Христа:

И вот я, Иосиф, шел и не двигался. И посмотрел на воздух и увидел, что воздух неподвижен, посмотрел на небесный свод и увидел, что он остановился и птицы небесные в полете остановились, посмотрел на землю и увидел поставленный сосуд и работников, возлежавших подле, и руки их были около сосуда, и вкушающие не вкушали, и берущие не брали, И подносящие ко рту не подносили, и лица всех были обращены к небу. И увидел овец, которых гнали, но которые стояли. И пастух поднял руку, чтобы гнать их, но рука оставалась поднятой. И посмотрел на течение реки и увидел, что козлы прикасались к воде, но не пили, и все в этот миг остановилось.

Это лишь легенда. Но словами легенды сказано о главном: мир ощутил Пришествие Христово. Человек не ощутил, не почувствовал, отвернулся от Новорожденного, но Вселенная узнала Его Лик! «И Земля, – как говорит один средневековый богослов, – в этот миг как бы передала вступающему в нее Царю свои ключи, и природа разверзла все свои сокрытые сокровища, чтобы достойно почтить Божие присутствие».

Природа, несомненно, отреагировала на Явление Богочеловека, всколыхнулась… В дальнейшем на страницах Евангелий мы будем много раз встречать эти знаки Божественного присутствия. Стихии и элементы мира подчиняются Своему Владыке.

Однако Христос не спешит поражать окружающих эффектным проявлением Своего Божественного достоинства. Божественное могущество Христа было Им сокрыто, утаено от людей…

Лишь на краткий миг Иисус обнаруживал эту сторону Своего существа, но часто вопреки желанию, побуждаемый, скорее, обстоятельствами – состраданием, милосердием.

Мы нередко встречаем нежелание Спасителя совершать эффектные чудеса. Почему?

Потому, что вера, основанная на принуждении силой, могуществом, – не подлинная вера.

Сверхъестественное чудо принуждает верить, пугает, покоряет. Но в такой вере нет любви. А Господь наш есть Бог любви. И Он хочет, чтобы человек не просто верил в Него и подчинялся Ему, а сам бы захотел и избрал верить и любить.

Поэтому Христос никогда не совершает чудес, принуждающих к вере! Именно поэтому Он не совершил ни одного чуда перед гонителями, врагами…

Перед тем, как подробнее поговорить о чудесах Христа, следует сделать одно важное замечание.

Православная Церковь никогда не одобряла предвзятого скептицизма – чудес не бывает. Однако для православного человека так же неприемлемо и враждебное и отрицательное отношение к богословским и библейским исследованиям, в частности, исследованиям в области феноменологии чудес.

Трудам святых отцов мы обязаны более глубоким и вдумчивым проникновением в Священное Писание.

У отцов Церкви мы читаем, что самое драгоценное, что есть в Священном Писании, – это не красочные истории, исторические подробности, но весть о спасении, принесенном человечеству Христом.

В этом же ключе следует рассматривать и историчность Евангельских чудес.

Евангелия – не исторические хроники. Это благовестие! Весть о пришедшем в наш мир и изменившем мир Боге.

Но богословское сочинение – это и литературное произведение. А, значит, можно сказать, что и в Евангелии мы встречаемся с типичными чертами, присущими литературному произведению того времени.

В античном мире существовал популярный жанр, называемый сегодня учеными аретологией (от греч. арети – доблесть, подвиг). Про славных мужей древности сочиняли истории, в которых подчеркивалось их могущество, их сила, в частности, чудотворная. Подобные записи хранились при храмах, в библиотеках, в виде устных сборников передавались из поколения в поколение.

Есть большие основания предполагать, что в первом веке существовал устный или письменный сборник чудес, совершенных Христом. Во всяком случае, фрагменты из Евангелия от Марка (4:35-5:43; 6:32-44) наводят на мысль, что Марк здесь пользуется каким-то сборником чудес Христовых.

Современный библеист, проживший много лет на Востоке, Иоахим Иеремиас, замечает:

«Первохристианская Церковь разделяла характерное для того времени восторженное отношение к чудесам; это подтверждают сообщения о чудесах в Деяниях апостолов. Чтобы понять это, нужно вжиться в общую атмосферу той среды, в которой она существовала. Древний человек, особенно на Ближнем Востоке, обладал большим воображением; он любил большие числа и необыкновенные происшествия. Не только простые люди относились некритически к рассказам о чудесах… Поэтому нет ничего удивительного в том, что первохристианская Церковь перенесла рассказы о чудесах на Иисуса: она видела в них подспорье для того, чтобы наглядно представить величие и всесилие своего Господа и возвестить о них людям того времени привычным для них языком».

Значит ли это, что новозаветные чудеса – выдуманы?

Безусловно, нет. «Почти все серьезные историки считают, что Иисус совершал исцеления и другие поразительные дела, не имевшие очевидного естественного объяснения» (Н.Т. Райт).

Если в двух словах, то вот перечисление аргументов библеистов в пользу чудес Христовых:

А. Предание о чудесах в Евангелиях было бы совершенно необъяснимым, если бы земная жизнь Иисуса не оставила того общего впечатления и того общего воспоминания, которые позднее дали возможность называть Иисуса чудотворцем.

Б. Упоминание о чудесах зафиксировано в высказываниях, которые признаны, в соответствии с критическим Методом анализа форм, аутентичными высказываниями Самого Иисуса (Мф. 12:27; Лк. 11:20; Мк. 3:23; Лк. 13:32; Мф. 11:4-6; Лк. 7:22-23; Мф. 13:16-17; Лк. 10:23-24);

В.  Чудотворная деятельность Христа зафиксирована в любом слое материала, вошедшего в Евангелия.

Может быть, кто-то не знает, но в Евангелия вошли разные материалы преданий о Христе, сохранявшиеся в разных общинах. Какими-то преданиями пользовались все или большинство Евангелистов, некоторые предания были известны кому-то одному из Евангелистов. Сами Евангелисты не были знакомы и не всегда даже знали о существовании других Евангелий. Например, Лука не знал о Евангелии Матфея и Матфей не знал о Евангелии от Луки. Иоанн не знал Евангелия от Луки и Матфея, а с Евангелием от Марка, судя по всему, был знаком очень поверхностно – возможно, ему пересказывали, но сам он в руках не держал.

В общем, Евангелия составлены из десятков разных компонентов, лоскутков, сейчас более илименее точно выделенных из Евангелий учеными и неплохо изученными. И во всех этих традициях есть рассказы о чудесах, что отражает реальное воспоминание о деятельности Иисуса Христа.

Г. Иисус упоминается в качестве экзорциста и целителя во внехристианских источниках: в иудейском Талмуде и в языческих документах. Порой Ему там даются нелестные характеристики, но все же признается, что Он действительно совершал необъяснимые вещи.

Интересно, что о чудесах рассказывается и во множестве раннехристианских документов, отвергнутых Церковью как апокрифические. Таким образом можно заключить, что ни одна традиция, рассказывающая о Иисусе из Назарета, как бы эта традиция к личности Иисуса ни относилась, не знает Иисуса без чудес.

Д. Евангелисты сообщают об обвинениях Иисуса, со стороны иудейских вождей, в колдовстве – Он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского (Мф. 12:24-32; Мк. 3:20-30; Лк. 11:14-23). Это обвинение было очень неприятным, даже катастрофичным для человека в то время. Оно абсолютно роняло его в глазах простых людей. Невозможно представить, чтобы такое обвинение, дискредитирующее Христа, Евангелисты придумали. Это можно объяснить только тем, что такое обвинение реально было и Евангелисты понимали, что умолчать о нем невозможно.

Е. Некоторые чудеса Иисуса связаны с большим количеством подробностей и свидетелей. Вот, например: Теща же Симонова лежала в горячке; и тотчас говорят Ему о ней. Подойдя, Он поднял ее, взяв ее за руку; и горячка тотчас оставила ее, и она стала служить им (Мк. 1: 30-31). Христос совершал чудеса в синагогах, на глазах толпы.

Во время написания Евангелий многие очевидцы еще были живы, и если бы мы имели дело с благочестивым вымыслом, это бы сразу открылось.

Можно привести другие аргументы, но и этих достаточно.

Итак, чудеса Христовы не были лишь какими-то символическими жестами, чудесность которых открывалась лишь верящим Спасителю людям. Это было чудо в самом полном смысле этого слова, чудо объективное, которое самим необъяснимым для недоброжелателей фактом своего существования вызывало их агрессию и ненависть.

Евангелия насыщены чудесами, как губка, погруженная в воду, влагой. Во всех четырех Евангелиях мы читаем о 34 отдельных чудесах, совершенных Христом, кроме этого, мы имеем 15 перечней, в которых чудотворная деятельность Христа упоминается в виде краткого перечня. Сверх того, имеются чудеса, в которых Сам Иисус выступает в качестве объекта чуда: девственное зачатие, Крещение, Преображение, Воскресение, Вознесение и проч. Все это показывает, что Явление Христа в мир и Его Служение поистине явились началом какого-то нового, небывалого порядка вещей.

Перед тем, как перейти к чтению и комментированию евангельских чудес, отметим еще несколько важных моментов:

Похожесть евангельских чудес[1] на античные истории такого же рода не означает того, что евангельские чудеса были придуманы, в подражание этим историям. Скорее это говорит о том, что евангельские истории, до своей записи хранившиеся устно среди христиан, приспосабливались к распространенным в то время повествовательным формам.

Евангелисты подчеркивают, что Христос часто отказывается творить чудеса (например, при искушении от диавола в пустыне), и даже когда Спаситель совершает чудо, Евангелисты, описывая его, не делают чудо самоценным – чудом ради чуда. Авторы новозаветных писаний акцентируют внимание читателя на смысле чуда, на том, что это чудо, этот Божий знак, нам открывает. Поэтому при чтении евангельских чудес нужно избегать соблазна в первую очередь обращать внимание на красочные, поражающие воображение подробности. Это как раз может быть следствием того, что первохристиане, пересказывая чудеса, пользовались формой и приемами античных рассказов такого рода, сообщающих нам о подвигах божественных мужей и героев. Важнее всего думать над тем, что скрывается за чудом, размышлять, зачем оно совершается, о чем оно нам говорит!

 

Что лежит в основе чудес Нового Завета?

С одной стороны – демонстрация Божественной силы и власти Иисуса Христа, с другой – провозглашение наступления эры Царства Небесного!

Христос возвещает наступление новой эры. Это эра правления Бога в мире, или, как называет ее Христос, – эра Царствия Божия (или, что то же самое, «Царства Небесного»). Сатана (прежний князь мира) изгоняется вон! Царем и Правителем мира становится Бог.

Это Богоправление не навязывается, к нему не принуждают. Бог призывает войти в Его Царство и жить с Ним в общении.

Все действия Христовы, все Его слова, каждый жест направлены к тому, чтобы засвидетельствовать, подтвердить – Царство Небесное, которое мы можем принять за основу жизни, пришло!

Вспомним драматический эпизод. Иоанн Креститель схвачен. Он в недоумении. Он думал, что Мессия сметет с лица земли и ввергнет в огонь всех врагов – в Его руке острый серп, Он пришел собирать урожай в закрома небесные и сжигать солому и сорняки. Верные Мессии будут вознаграждены – враги испепелены.

Но Креститель схвачен. И в тюрьме ожидает казни…

И тогда Иоанн посылает ко Христу учеников с откровенным вопросом: Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? (Мф. 11:3).

Христос не пускается в объяснения, да и много ли значат слова. Он предлагает взглянуть на то, что происходит вокруг: Пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокаженные очищаются и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне (Мф. 11:4-6).

Глядя на потрясающие дела, каких никто другой не делал (Ин. 15:24), да и сделать не мог, окружающие понимали: перед ними – Бог, пришедший во плоти, наступает долгожданная Новая Эра.

Новая Эра… Что это значит? А это значит, что на землю пришел Сам Бог! Бог пришел и действует во Иисусе Христе. Это отчетливо видно во всех чудесах. И в воскрешениях мертвых, и в исцелениях, и в изгнании из одержимых демонических сил…

Практически любое чудо Христа – намек на порядок вещей, который наступит после установления в мире Царствия Божия. В чем проявляется падшее состояние нашего мира? В том, что мир покорился сатане. В том, что в мир вошли болезни, голод, смерть, что сама природа восстала против падшего человека. Против всех этих врагов борется Христос.

Он изгоняет бесов;

Он исцеляет болезни, приоткрывая ту реальность Царствия, в которой не будет болезней и страдания[2];

Он насыщает людей (умножение хлеба и рыбы, превращение воды в вино). Эти насыщения – с одной стороны, жест любви, с другой – намек на время Царства, когда не будет голодных. В более глубоком смысле, это указание на пир с Господом, на который мы будем приглашены, когда войдем в Царство Божие;

Христос воскрешает мертвых, что также указывает на иной порядок вещей, на время, когда смерти не будет;

Наконец, Христос повелевает стихиями: ходит по воде, приказывает буре умолкнуть, посылает рыбу в невод Апостолам и проч.

Мы не можем сказать, что мир уже преображен. Это лишь грядет. Когда? – Бог знает.

Но мы можем сказать, что мир подошел к черте, отделяющей наш мир от грядущего, мир сей – от Царства Небесного; мир вступил в новую фазу своего бытия – Мессианскую.

Прежде был один народ Божий – иудейский. Но пророки предсказывали, что, когда придет Мессия, границы Божьего народа откроются и впустят туда всех желающих.

Более того, принадлежать к народу Божьему мог лишь физически здоровый человек: калека, нечистый, прокаженный… были исключены из числа спасаемых. И вот Христос Своими исцелениями, этими знаками наступления новой эры показывает: долгожданное время наступило! Этим самым Христос как бы показывал, что время деления людей по признаку чистоты-нечистоты, праведности-неправедности прошло. Все призываются на пир благодати! Всем даруется новая брачная одежда, чистота и святость.

Н.Т. Райт пишет: «Многие люди, исцеленные Иисусом, попадали в одну из запрещенных категорий. Это слепые, глухие и немые. Это прокаженные… Это женщина с кровотечением, делавшим нечистой не только ее, но и все, к чему она притрагивалась. Это “скорченная” женщина, “которую сатана восемнадцать лет держал связанной”. Казалось бы, прикасание Иисуса к мертвым и воскрешение их должно было сделать ритуально нечистым Его Самого! Но оно возвращало их в израильское общество. Также Его чудеса, совершенные для язычников и самарянина, свидетельствуют о включении в народ Господа тех, кто ранее в него не входил. Эти исцеления не просто приносили людям физическое здоровье и обновленное чувство принадлежности к общине… но и заново делали их членами народа Бога Израилева».

…Вся проповедь Христа говорит нам о том, что аромат из того мира, из Царства Небесного уже доносится и до нас. Пусть окончательное исцеление мироздания пока впереди, но начатки этого исцеления, фрагментарные исцеления пораженной сатаной природы совершаются уже сегодня, предвосхищая грядущее полное преображение мира.

Эти исцеления здесь и сейчас (их совершал Христос и Апостолы, они совершаются и сейчас в Церкви) лучше всяких теорий свидетельствуют, что в наш мир распахнуто окно из иного мира. Это как окно в тюремной камере. Из этого окна доносятся звуки, запахи иной, более прекрасной жизни, чем жизнь в тюрьме.

В жизни верующих людей не так много действительно потрясающих чудес. Но они есть! Практически у каждого. Их не так много, как хотелось бы (потому что мы живем все-таки в пространственно-временном континууме прежнего мира), но они действительно есть.

Эту главку мы начали с того, что чудеса Христовы сообщают нам в первую очередь две очень важные вещи: Христос действует Божественной силой и Христос – провозглашает эру Царства Божьего.

Закончить хочется прекрасной иллюстрацией этого двуединого месседжа чудес Христовых. Народ говорил: все хорошо делает, – и глухих делает слышащими, и немых – говорящими (Мк. 7:37).

Во-первых, эти слова напоминают рассказ о Сотворении мира: Вот, хорошо весьма (Быт. 1:31), во-вторых, они напоминают о предсказании всеобщего счастья в новом мире у пророка Исаии, где сказано, что слепые будут видеть, а глухие – слышать (см. Ис. 35:5сл.). Таким образом, в этой фразе делается намек на то, что Иисус – Бог; а далее говорится о том, что через Его деяния светит заря нарождающегося Дня Невечернего – Царства Божия.

 

Чудеса исцелений

В чудесах, которые мы видим и сегодня, совершается восстановление изначального замысла Божьего о мире. Мир должен жить в открытости Богу и жить счастливо. Но как быть счастливым, если ты связан недугом?.. И сегодня тяжелая болезнь – это большая беда, в древности же такая болезнь была практически приговором… Лекарств не было, обезболивающих – не было, социальной поддержки больным – никакой… Исцеление Христом больных – это больше, чем просто жест милосердия. Это, практически, дело возвращения к жизни.

Многие болезни делали человека нечистым по отношению к Богу (как считали иудеи) и к обществу людей (проказа, кровотечение). Понятно, что Христос Своими исцелениями показывает, что Бог не отказался от таких людей. Важно и другое: Христос помогает этим людям вернуться в общество. Христос хочет, чтобы мы жили полноценной жизнью, Ему не все равно, если мы одиноки, изолированы, лишены всего того, что может иметь нормальный человек.

Выше я говорил, что практически все чудеса указывают на то, что с Пришествием Христа приблизилось время Царства Божьего и мы уже в каком-то смысле этому Царству причастны. Связь Царства с исцелением очень очевидна: Своими исцелениями Христос предвосхищает опыт Мессианской эпохи Спасения, давая как бы образцы, примеры опыта Спасения отдельным людям.

Преодоление Христом болезни основывается не на врачебном искусстве, но на Его Божественной власти. Почти всегда Евангелисты подчеркивают, что Иисус не совершает никаких медицинских манипуляций, не говорит никаких заклинаний (все это в те времена классифицировалось как обычная терапия), а произносит какие-то очень простые, бытовые слова. И еще, обратим внимание на мгновенность исцеления. При обычной врачебной помощи исцеление не наступает сразу. Здесь же – пугающая скорость наступления исцеления, больные исцеляются сразу же.

У Марка, Матфея и у Луки исцеления Христа связываются с Божественной силой, исходящей из Него:

В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? (Мк. 5:30)

И куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись (Мк. 6:56).

И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех (Лк. 6:19)

Но Иисус сказал: прикоснулся ко Мне некто, ибо Я чувствовал силу, исшедшую из Меня (Лк. 8:46).

Матфей более сдержан в описании этой силы, чем Марк и Лука, Иоанн вообще об этом не сообщает.

Когда Евангелисты говорят, что Иисус для исцеления использует слюну или возложение рук, то это именно для того, чтобы обеспечить контакт с исцеляемым и тем самым сделать возможной передачу энергии.

Мы, конечно, понимаем, что Иисусу для осуществления чуда не нужен был обязательный контакт через прикосновение. Просто в то время в иудаизме телесный контакт был обычной формой передачи силы от одного к другому. Христос в этом отношении действует в рамках традиции и представлений Своего времени и культуры.

Когда будете читать истории о чудесах исцеления, обратите внимание на очень важный момент: для чуда исцеления нужна вера в Иисуса как полномочного Посланника Бога. Практически всегда мы слышим какие-то слова, говорящие об этом:

Вера твоя спасла тебя;
Не бойся, только веруй;
Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему и многие другие.

Даже в случае с исцелением парализованного, которого принесли на носилках и спустили через раскрытую кровлю дома, мы видим веру, хоть и не самого больного, но принесших: Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои (Мк. 2:5).

И именно по этой причине Христос не совершил многие чудеса в городах, не желавших признавать Его связь с Богом: И не совершил там многих чудес по неверию их (Мф. 13:58)[3].

Почитаем некоторые из «терапевтических чудес», как еще называют чудеса исцелений. Перед нами увлекательная задача: попытаться разгадать, о чем еще, кроме красочного эффектного сюжета, повествуют эти истории. Попробую вам помочь.

 

Человек, разбитый параличом

И вот, принесли к Нему расслабленного, положенного на постели. И, видя Иисус веру их, сказал расслабленному: дерзай, чадо! прощаются тебе грехи твои. При сем некоторые из книжников сказали сами в себе: Он богохульствует. Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших? ибо что легче сказать: прощаются тебе грехи, или сказать: встань и ходи? Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – тогда говорит расслабленному: встань, возьми постель твою, и иди в дом твой. И он встал, взял постель свою и пошел в дом свой. Народ же, видев это, удивился и прославил Бога, давшего такую власть человекам (Мф. 9:2-8 сл).

Что мы видим в этом рассказе?

Конечно, само по себе исцеление, как знак приблизившейся к нам и уже в какой-то мере присутствующей с нами во Христе эры Спасения.

Еще видим богословие этой истории, ради которого Евангелист и рассказал эту историю: здесь Христос проявляет Себя как Бог, ибо только Бог может отпускать человеку грехи!

Но мы можем опуститься еще на один уровень глубины этого рассказа. Здесь очень интересен момент прощения грехов.

Христос прощает грех – и наступает исцеление. Мы не знаем, насколько этот больной был грешен, но во времена Христа люди были убеждены, что болезнь посылается как наказание за грех. Многие люди, кстати, и сейчас так думают, хотя совсем не всегда болезнь является следствием нашего греха.

А вот евреи были убеждены, что это так. Помните, когда ученики Христовы увидели слепого от рождения, они ломали голову: кто так согрешил, что этот человек родился калекой? Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? (Ин. 9:2).

А теперь самое интересное. Если вы думаете, что этот человек был вором, или прелюбодеем, или, будучи парализованным и не имея возможности совершить настоящий грех, хотя бы заматерел в хуле на Бога и в озлоблении на ближних, то вы ошибаетесь.

Дело в том, что наше понимание слова грех и грешник и еврейское понимание этих слов времен Христа очень отличались. Мы понимаем эти термины исходя из развитой христианскими подвижниками идеи нравственной чистоты. Но у евреев был другой взгляд на этот вопрос. Сегодня доказано, что слово «грешник» во времена Христа было техническим термином, указывавшим на людей, нарушающих иудейский Закон – Тору. Не соблюдаешь субботу? – грешник. Общаешься с язычниками? – грешник. Более верный перевод – даже не грешник, а нечестивец[4]. (Другие нелестные эпитеты для этих людей: «малые сии», «младенцы»).

Когда Христу иудейские вожди инкриминировали, что Он общается «с мытарями и грешниками», они не имели в виду, что Христос вращается в кругу безнравственных и падших людей. Они имели в виду, что Христос общается с категорией людей, противных, омерзительных Богу, потому что они нарушают Заповеди Всевышнего.

Но Христос пришел ко всем. И к благочестивым исполнителям иудейского Закона, и к тем, кто по той или иной причине махнул рукой на этот Закон, и жил, крутился, как мог. Христос считает важным сообщить всем, что для Бога – все дороги! Для Бога нет отверженных детей:

Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного. Ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее. Как вам кажется? Если бы у кого было сто овец, и одна из них заблудилась, то не оставит ли он девяносто девять в горах и не пойдет ли искать заблудившуюся? и если случится найти ее, то, истинно говорю вам, он радуется о ней более, нежели о девяноста девяти незаблудившихся. Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих (Мф. 18:10-14).

В этой речи как раз говорится о заботе Бога о «малых», пропащих, отверженных благочестивым обществом.

А теперь к нашей истории. Что мы видим? Если мы посмотрим глазами иудеев, то увидим некоего парализованного, который страдает, совершенно законно, за свои грехи. Он был нарушителем Закона, грешником… А раз так, то какое общение может быть с этим грешным калекой?

Христос говорит, что из этого порочного круга стереотипов нужно выйти. Он прощает грехи и дарует физическое здоровье. То есть, Он восстанавливает человека в статусе нормального человека, с которым можно общаться, иметь дело. Знаком того, что человек прощен, служит телесное здоровье.

Этот человек получает стартовые условия для совершенно новой жизни. Свяжет ли он ее со Христом? Или станет ревностным иудеем? Или даже ничего не изменит, но что-то поймет, до чего-то дойдет? В любом случае, со стороны Бога сделано все для этого человека, остальное – от него.

Давайте эту историю примерим к нашему времени и нашей ситуации.

Есть сегодня среди нас православные верующие, которые гордятся соблюдением церковных правил и традиций?

А есть так называемые «невоцерковленные», «захожане», люди, которые, в принципе, веруют, но не ходят в храм, не молятся, не постятся, а при возможности легко нарушают заповеди Божии?

Есть и та, и другая категория.

И, положа руку на сердце, можно сказать, что и та, и другая категории соответствуют ситуации времен Христа.

Может ли история с исцелением парализованного дать подсказки, как ко всему этому относиться?

Думаю, первым, благочестивым воцерковленным христианам, Спаситель посоветовал не превозноситься над немощными братьями. Молиться за них, протянуть руку помощи, чтобы, если те захотят, они могли бы за что-то ухватиться. Радоваться над их обращением и не злорадствовать, когда те погрязают в грехах и проблемах.

Вторых бы Спаситель не похвалил – за что их хвалить? Но, думаю, Он понял бы их. И предложил перестать валяться в параличном состоянии. Прощаю и исцеляю. И верю в тебя, – сказал бы Иисус этим людям.

 

Исцеление тещи Ап. Петра

Выйдя вскоре из синагоги, пришли в дом Симона и Андрея, с Иаковом и Иоанном. Теща же Симонова лежала в горячке; и тотчас говорят Ему о ней. Подойдя, Он поднял ее, взяв ее за руку; и горячка тотчас оставила ее, и она стала служить им. При наступлении же вечера, когда заходило солнце, приносили к Нему всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. И Он исцелил многих, страдавших различными болезнями; изгнал многих бесов, и не позволял бесам говорить, что они знают, что Он Христос (Мк. 1:29-34).

Спаситель в Капернауме. Христос жил здесь, и здесь же жили некоторые из Апостолов. Из Евангелий мы знаем, что Спаситель особенно выделял из других Ап. Петра. Собственно, Петр – это греческое имя, данное Апостолу впоследствии христианами, а изначально его звали Симон. Называл его так и Христос, впрочем, часто употреблял и другое имя – Кифа, которым Сам и нарек Симона.

Кифа – значит «большой камень», или, точнее, «скала». Евангелия говорят, что такого имени Симон удостоился за то, что был верен Иисусу, даже когда другие колебались, и исповедал Его Мессией-Христом. Непросто было в Галилейском Учителе увидеть Посланника Божьего, но Симон это сумел.

Итак, Иисус живет в Капернауме. Здесь же живут Симон и его брат Андрей, которого мы знаем с титулом Первозванный. Иисус – возможно, нередкий гость в доме Симона. Эта простая небогатая семья всегда радушна и хлебосольна. В эту субботу, после утренней молитвы в синагоге, Спаситель опять приглашен на обед в семью Симона.

Но в семье неприятность. Не горе, конечно, не скорбь, но неприятность. Теща Симона болеет. У нее какая-то местная лихорадка, что переведено у нас как горячка.

Спаситель, не колеблясь, вступает на женскую половину дома, куда вообще мужчинам вход был заказан. Он взял (в оригинале крепко взял, сжал) за руку всегда хлопотливую, но добрую хозяйку и поднял ее. И, как выразительно сказано в Евангелии лихорадка, подобно какому-то насекомому, или ящерице, убежала (у нас не совсем верно – оставила).

Обратите внимание на эту всегда повторяющуюся деталь: никаких манипуляций, даже молитв, просто взял и поднял. И болезнь бежала.

И она стала служить им. Вот это очень интересно. Здесь стоит диакония, переведенное как служить. Именно от этого слова наше «диакон». Когда Марк писал Евангелие, а это 70-е годы 1-го столетия, тогда уже, конечно, существовало такое церковное служение – диаконское. Диаконы помогали при службе, а также занимались социальными послушаниями: сбором средств на содержание вдов и нуждающихся, посещением больных с причастием или попросту продуктами, другими делами. Все это было важным элементом жизни Церкви.

И здесь мы тоже видим намек на похожее служение. Женщина была исцелена и тут же начала служить. Это абсолютно неслучайно сказано. Этим самым Евангелист показывает, что в ответ на благодать Божию, которая коснулась нас, мы должны тоже жизнь свою изменить, мы тоже должны активно начать служить ближним. Посмотрите, какой поразительный вектор: Иисус приходит в гости и. узнав о больной, вместо того, чтобы сесть за стол или заняться мужскими делами, мужскими разговорами, что было бы совершенно нормально, – спешит к страждущей. И она, в свою очередь, все оставив, начала им служить: ухаживать за гостями, накрывать на стол, заботиться. Несомненно, что Евангелист Марк хотел подчеркнуть, что на Любовь Божию, касающуюся нас, мы должны ответить. Нашим ответом должны быть активная жизненная позиция, активное служение братьям и сестрам.

Впрочем, дочитаем историю. Пока Иисус с учениками трапезничали, наступил вечер и зажглась на небе первая звезда. А когда первая звезда зажигается, то суббота заканчивается. Мы помним, что дело было в субботу, после богослужения в синагоге. А раз суббота закончилась, можно было сидящим по домам горожанам начинать перемещаться, потому что в субботу можно было сходить только до синагоги и обратно. При наступлении же вечера, когда заходило солнце, приносили к Нему всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. Люди потащили к дому Симона носилки со своими больными, своих калек под руку повели.

И Иисус начал беседовать с этими людьми и помогать им…

 

Исцеление кровоточивой

Есть в Евангелиях от Матфея, Марка и Луки поразительная история, внутри которой есть другая удивительная история. Это история о воскрешении дочери Иаира, а внутри помещена история о исцелении кровоточивой женщины.

Про воскрешение девочки мы поговорим ниже, а сейчас я хотел бы пристальней посмотреть на историю с исцелением кровоточивой.

Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние, – услышав об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Он смотрел вокруг, чтобы видеть ту, которая сделала это. Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала пред Ним и сказала Ему всю истину. Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей (Мк. 5:23-34).

Как это часто бывает, здесь множество маленьких и незначительных, но интересных подробностей. Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет… – откуда знает Марк эту цифру? Скорее всего, это символическая цифра. Цифра «двенадцать» – это число полноты: двенадцать колен Израилевых, двенадцать месяцев в году – вся полнота года. А возможно, Евангелист Марк хочет связать возраст женщины с возрастом девочки, история которой обрамляет повествование о кровоточивой. Там сказано, что девочка была двенадцатилетняя – буквально «девушка на выданье», так как с 12-летнего возраста наступал брачный возраст, начиная с которого можно было при особой нужде выдавать дочь замуж.

Эта женщина страдала каким-то хроническим гинекологическим заболеванием и истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние… Здесь откровенная ирония над лекарями того времени, которые могли вытянуть все накопленные сбережения из больного, а реальной помощи не оказывали.

Женщина была нечистой и не имела права прикасаться к людям. Но она в отчаянии и тогда принимает дерзкое, и одновременно находчивое решение. Она прикасается ко Христу, но не к Самому Христу, а к Его одежде, вернее, к кисточкам, которые висели на одежде Иисуса, как на одеждах любого правоверного иудея.

Интересно, что Евангелисты применительно к культуре, в которой будет читаться и восприниматься их рассказ, какие-то детали изменяют. Например, у Марка в оригинале сказано, что женщина прикоснулась к накидке, плащу Христа. Это потому, что Марк пишет для римских читателей, которые одевались по римскому образцу. А Матфей, который пишет для еврейского читателя. оставляет все как есть: женщина прикоснулась к кисточкам – читатели Матфея прекрасно понимают, о чем идет речь.

Это прикосновение ко Христу женщину мгновенно исцеляет!

Обратим внимание на слово прикоснуться. Оно много раз употребляется в этом отрывке: «хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею…» – «подошла сзади в народе и прикоснулась» – «Иисус… обратился в народе и сказал: кто прикоснулся?..»

Выше я сказал, что этот рассказ обрамлен еще более потрясающей историей о воскрешении девочки. И там тоже и в начале и в конце есть тема прикосновения. Отец умирающей дочери просит Иисуса прийти и прикоснуться к дочери, чтобы та не умерла, потом Иисус приходит и прикасается – берет девочку за руку – и она оживает.

Это все неслучайно! И даже не потому, что, как я говорил выше, евреи верили, что сила Божия передается через тактильный контакт; здесь глубже.

Дело в том, что в ранней Церкви очень четко понимали, что для того, чтобы жить в общении с Иисусом, чтобы твоя вера была живой и энергичной, нужно за Него держаться. А как это можно сделать, когда Он ушел в мир иной, к Отцу? Он ушел, но ведь Он обещал, что все время будет пребывать с учениками в Причастии, под видом хлеба и вина.

Древние христиане не могли не причащаться. Даже когда римляне издали указ, что всех, кого поймают за Причастием, казнят, то христиане все равно, под страхом смертной казни, собирались для совершения Причастия. Их вылавливали и убивали, но они все равно шли, чтобы раз в неделю, в воскресный день, причаститься. Что в нас изменилось? Почему мы перестали чувствовать эту потребность жить в живом переживании единства со Христом? Не отсюда ли слабость нашей веры, духовное бессилие?

Очень важна концовка истории: Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей. Что это значит, что вера твоя спасла тебя? Это значит, что исцеление совершилось потому, что женщина верила, что Иисус – Посланник Божий. Что Он полномочный представитель Господа на земле! Мы выше говорили, что Иисус не совершал чудеса для неверующих. Не потому, что не мог, как объясняет Евангелист Марк, а потому, что такое чудо было бы профанацией Таинства, спектаклем на потеху толпе. Чудо – это очень личный акт, это акт встречи человека с Богом. Чудо подается как встречное движение на движение человека к Богу.

 

Исцеления прокаженных

Проказа (греч. лепра) – страшная болезнь. Она пугает и сегодня, хотя благодаря системе врачебной помощи болезнь предупреждается и купируется или излечивается. Во времена Христа, когда проказа не лечилась, заболеть ею означало быть приговоренным к мучительной смерти. По вере иудеев, проказа была не просто болезнью, но наказанием Божиим, проклятием Божиим, знаком гнева Господня. Само слово проказа (евр. – нега) дословно означает удар, язва.

Этим словом обозначались различные кожные заболевания или даже плесень, разъедающая одежду или стены.

Однако преимущественно проказой называли мучительную болезнь, вызываемую микобактериями Mycobacterium leprae и Mycobacterium lepromatosis.

Заболевший сперва покрывался красноватыми пятнами, затем эти пятна превращались в волдыри с гноем. Ядовитая жидкость разъедала тело. Проказа лишает пораженные ткани чувствительности, что приводит к тому, что при малейшем повреждении эти ткани поражаются вторичной бактериальной инфекцией, после которой у больного отваливаются пальцы на ногах и на руках, мягкие ткани лица – нос, губы… Расстраивается желудок, поражаются внутренние органы, наконец, спустя годы, больной умирает.

Под угрозой удара Божьего, как считали иудеи, находятся все люди. Если человек нарушает заповеди Закона, то велика вероятность, что он будут поражен проказой.

Мы помним, как проказой (в оригинале стоит слово нега) был поражен Египет: И сделалось воспаление с нарывами на людях и на скоте. И не могли волхвы устоять пред Моисеем по причине воспаления, потому что воспаление было на волхвах и на всех Египтянах (Исх. 9:10-11).

Проказой был поражен праведник Иов. Он сидел в пыли, скоблил тело черепицею и взывал к небу: за что? Что он такого сделал, что Господь так страшно поражает его?..

Когда пророк Исаия пишет о Мессии – Отроке Господнем, он говорит, что Тот взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом. Но Он изъязвлен был за грехи наши, и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились (Ис. 53:4-5). В последнем предложении дважды повторяется слово проказа (нега), переведенное у нас как язва и рана.

Здесь Мессия берет на Себя то проклятие, наказание, которое должны понести евреи за нарушение Заповедей Божиих, и этим спасает от наказания весь народ, даже больше, все человечество.

Проказа – наказание Божие. Значит, и освободить от проказы может лишь Бог. И если исцеление происходит, следует непременно показаться священникам в Храме и принести жертвы, дабы возблагодарить Господа (Лев., гл. 13-14).

Евангелисты много раз рассказывают нам об исцелении Иисусом проказы. Во-первых, этим Спаситель демонстрирует Свое Божественное достоинство: Он силен излечить от проказы, ибо Он – Бог! Во-вторых, исцеляя от проказы, Спаситель исполняет приведенное выше пророчество Исаии. Болезни, язвы людей Он берет на Себя, о чем прямо говорит Евангелист Матфей: Когда же настал вечер… исцелил всех больных, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: Он взял на Себя наши немощи и понес болезни (Мф. 8:16-17).

Прочитаем некоторые Евангельские сообщения об исцелении прокаженных.

Первый рассказ – история об исцелении прокаженного, приблизившегося к Иисусу и дерзнувшего попросить об исцелении: Если хочешь… Об этом происшествии мы читаем у трех Евангелистов – Матфея, Марка, Луки.

Приходит к Нему прокаженный и, умоляя Его и падая пред Ним на колени, говорит Ему: если хочешь, можешь меня очистить. Иисус, умилосердившись над ним, простер руку, коснулся его и сказал ему: хочу, очистись. После сего слова проказа тотчас сошла с него, и он стал чист. И, посмотрев на него строго, тотчас отослал его и сказал ему: смотри, никому ничего не говори, но пойди, покажись священнику и принеси за очищение твое, что повелел Моисей, во свидетельство им. А он, выйдя, начал провозглашать и рассказывать о происшедшем, так что Иисус не мог уже явно войти в город, но находился вне, в местах пустынных. И приходили к Нему отовсюду (Мк. 1:40-45).

Итак, ко Христу подходит прокаженный. И кланяясь говорит: если хочешь, можешь меня очистить… Как будто бы очень простая ситуация.

На самом же деле, ситуация более драматична, чем кажется на первый взгляд. Напомним, что прокаженный не имел права показываться в городе. Всех больных отселяли в пустыню, за пределы города, больные под угрозой смерти не могли приближаться к здоровым людям, входить в город… Люди заметили, что зараза передается при общении, а гигиена того времени была совсем не такой, как сейчас. Возбудители лепры и в самом деле передаются через слюну, но в то время, когда бактерии не были открыты, у людей этому явлению было дано свое объяснение. Люди считали, что, раз при контакте можно заболеть, это значит, что Бог гневается на тех, кто общается с отверженным и наказанным. Случались и эпидемии, что трактовалось как навлечение гнева Божия на весь народ.

Что оставалось делать прокаженным? Молиться, плакать, каяться, просить Бога о выздоровлении… С древности известны случаи полного исцеления даже больных тяжелой формой проказы.

Вернемся к Евангельской истории. Прокаженный, приближаясь ко Христу и людям, нарушает закон. Нам понятно, что он был в отчаянном положении, но это не повод подвергать опасности других людей. Евангелист Марк сообщает, что Спаситель посмотрел на прокаженного строго. Можно было бы перевести и иначе – зыркнул!

Далее у нас сказано, что Иисус исцелил прокаженного, «умилосердившись над ним», то есть сжалившись. На самом деле во многих древних рукописях стоит слово разгневавшись.

Наконец, в нашем переводе читаем: «Отослал его и сказал ему», однако в греческом тексте выразительней: фыркнув прогнал.

Заботясь о личном благополучии – например, здоровье, — нельзя забывать о ближних. Мы не должны быть эгоистами…

Однако Спаситель милосерден даже к этому, хоть и несчастному, но, в общем, эгоистичному нарушителю Божиих и человеческих законов; взглянув на него, Он произносит: Хочу, очистись!

Важный момент: исцелив прокаженного, Христос велит тому пойти и показаться священникам. Священники жили во многих городах, и, чтобы встретиться со священником, больному необязательно было совершать паломничество в Иерусалим, достаточно было посетить любого священника. Священник должен был удостоверить, что больной полностью исцелился. Это было своего рода «видом на жительство» среди нормальных, здоровых людей. После этого общество принимало исцеленного. Что же здесь важное? Важно то, что Христос возвращает «живым мертвецам» – так называли прокаженных – возможность вернуться в общество людей. Христос социализирует человека, Он хочет, чтобы мы жили полноценной человеческой жизнью.

И еще – исцеляя прокаженного, Иисус повелевает ему молчать. Почему? Потому, что это вызовет нездоровый ажиотаж в народе. Христос не хочет, чтобы за Ним шли как за чудотворцем, человек должен уверовать в Иисуса как в Мессию не потому, что Он дает здоровье, богатство. Человек не должен требовать от Бога таких эффектных чудес. Он Сам говорит: блаженны невидевшие и уверовавшие (Ин. 20:29).

Прочитаем о другом чуде исцеления проказы. Об этом нам сообщает лишь один Евангелист – Лука. Почему? Потому, что Лука был греком, а значит, и язычником, по происхождению. В истории, о которой мы сейчас будем говорить, мы встречаемся с верой и благодарностью иноверца.

Идя в Иерусалим, Он [Христос] проходил между Самариею и Галилеею. И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя (Лк. 17:11-19).

Итак, Иисуса встречает группа прокаженных. Обычно иудеи с самарянами не общались, даже не пользовались одной посудой, но общее несчастье сплотило этих людей. Прокаженные могли передвигаться по дорогам, но, завидев людей, должны были отбежать на несколько десятков метров и подождать, пока те пройдут. Тут мы читаем, как группа из девяти иудеев и одного самарянина встречает Иисуса. Встав на допустимом расстоянии, они просят: Иисус Наставник! помилуй нас.

И опять никаких терапевтических действий, просто: Пойдите, покажитесь священникам…

Евангелист не оставил подробностей беседы Иисуса с прокаженными, ему не это важно, но наверняка общение Иисуса с больными не состояло из двух реплик.

Евангелиста интересует другое. А именно то, что, когда прокаженные пошли, каждый к своим священникам (иудейские – к иудейским, самарянский – к самарянским), то по пути они увидели, что очистились от проказы.

Несложно представить их радость и воодушевление. Они поспешили дальше – они же шли к священникам. И только один возвратился и пал пред ногами Спасителя. И это был Самарянин.

Что нам хочет сказать Лука, приводя этот рассказ?

То, что иудеи не узнали во Христе Бога, а узнал лишь еретик. В греческом слове просекини, переведенном у нас как «пал ниц», есть значение религиозного поклонения. Этим, еще античным, словом обозначалось преклонение перед божеством.

Это очень важная мысль. Христос пришел к своим, и свои Его не приняли (Ин. 1:11). Незадолго до Распятия Христос будет скорбеть о судьбе Израиля, не узнавшего Своего Мессию… И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего (Лк. 19:41-44).

Когда создавалось Евангелие от Луки, все эти события уже произошли. Иерусалим представлял собой груду дымящихся развалин, иудеев постигли бедствия, о которых рассказывать без содрогания невозможно. Все это потому, что иудеи не поняли, что во Иисусе их посетил Бог, они не узнали в Иисусе Мессию. Здесь история исцеления переплетается с этой сложной богословской проблемой, своего рода загадкой: почему евреи не узнали и убили, а еретики и язычники приняли? Лука не решает эту загадку, но намекает этой историей на следующее: любой человек призван узнать во Христе Бога. Иисус – пришел не для евреев, Он Спаситель всех людей, из любого народа и культуры.

И последнее: обратим внимание на заключительные слова: вера твоя спасла тебя. Здесь спасение подразумевается в более широком плане, нежели простое телесное исцеление. Спасение для этого человека – в его духовном прозрении, в том, что он узнал во Христе – Бога. А значит, и вся жизнь его подвергнется радикальному изменению.

Ранняя Церковь это очень хорошо осознавала и переживала в опыте, поэтому Лука и приводит эти слова.

 

Экзорцизм

Под бесноватыми нужно понимать не всегда то, что понимаем мы. Мы научились классифицировать душевные заболевания. Но во времена Христа многие душевные заболевания связывались с воздействием бесов. Скажем, шизофрения и маниакально-депрессивный психоз практически всегда записывались в разряд беснования. Психиатрических клиник не было, людей с такими симптомами не изолировали и они своим поведением могли очень пугать окружающих. Кроме того, и другие болезни, даже соматические, тоже нередко считались результатом воздействия на человека бесовских сил. Скажу больше, даже разгул стихий тоже мог считаться проявлением бесовщины. Когда Христос вместе с учениками попал в шторм, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань (Мк. 4:39), Христос обращается с ними, словно с живыми, и приказывает им заклинательными словами, точно такими же, как приказывает бесам, сидящим в человеке. Надо сказать, что буря послушалась и умолкла.

Итак, несовершенство нашего мира во времена Христа часто связывалось с бесовским воздействием. Это близко к истине. Для нас бесы часто гипотетические злые сущности, но христианские подвижники сообщают о том, что мир полон бесами и что они проникли во все сферы нашего бытия. От них – сатаны и бесов, противников Бога, происходит всякий опыт ухудшения жизни и разрушения человеческого бытия. Им Христос и объявляет войну.

Вся жизнь Христова на земле – битва против сил зла, совершенно пропитавших человеческую жизнь и все структуры мира: Привели к Нему [Иисусу] человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле (Мф. 9, 32-33).

Прокравшийся в мир и уютно здесь устроившийся властитель мира – сатана со своим бесовским воинством при приходе Христа сдает свои позиции и бежит.

Отношение Христа к бесовским силам иное, нежели у Его современников. В древнем иудаизме бесы чаще всего рассматривались как отдельные существа, у каждого из которых было свое имя. Каждый бес имел свою специфику: один был ответственен за психические расстройства, другой – подкарауливал и пугал путников, и прочее. Соответственно евреи и заклинали бесов каждого конкретно. Бесов классифицировали, о них писали, знали их имена… Религия превращалась в какое-то бесо-ведение.

Христос относится к бесам иначе. Он не называет их по именам, не заклинает по отдельности, не общается с ними. Он даже не слушает их, и когда бес, поселившийся в человеке, что-то пытается сказать – резко приказывает ему замолчать: «замолчи и выйди из него».

Спаситель подчеркивает связь бесов со зловещей фигурой – сатаной. Сатана, как говорит Христос, управляет огромным войском, бесы – его солдаты. Мир зла рассматривается Иисусом не как множество независимых атомов, а как единое целое. Бесовщина, при таком взгляде, предстает не какой-то продуманной, идейной, антагонистичной Богу акцией, но уродством мира, болезнью, поразившей творение. И никаких компромиссов, никакого уважения и снисхождения ему не будет.

Спаситель объявляет сатане войну и даже говорит, что видел, как сатана благодаря Его Пришествию повержен: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10:18), но не идеализирует Свои усилия и усилия Своих учеников. Христос никогда и не говорил, что сатана будет побежден уже сейчас. Диавол, этот могущественный ангельский дух, не будет побежден до конца земной истории, даже несмотря на свое развенчание, он будет продолжать враждовать против мира и людей.

Евангелие от Марка изображает изгнание Спасителем бесов как бой. Это отчетливо видно, например, уже в первой главе (ст. 23-28). Здесь мы видим следующую схему. Бес в одержимом обращается ко Христу со словами, что он намерен защищаться, защита перерастает в нападение. Бес пытается удержаться в одержимом; сдаваясь (но не собираясь покидать человека), он кричит: Знаю Тебя, кто Ты, Святый Божий! Но Христу недостаточно этого исповедания, ему мало лишь признания противником поражения, Спаситель хочет «добить» врага. И поэтому Иисус запретил ему, говоря: замолчи и выйди из него. С криком, все еще цепляясь за одержимого и сотрясая его, бес выходит.

И в других местах мы видим, что для обозначения противостояния сатане и его соратникам бесам Спаситель использует образы войны, битвы. Например, Спаситель говорит: Никто, войдя в дом сильного, не может расхитить вещей его, если прежде не свяжет сильного; и тогда расхитит дом его (Мк. 3:27). Этими словами Христос показывает, что придает изгнанию бесов смысл борьбы, точнее, захвата добычи в результате победы над сильным противником. Кроме того, что в основе слов Господа лежит мессианский текст из Исаии: с сильными будет делить добычу, этим словам созвучны образы эсхатологической битвы для установления Царства Божьего, которые мы находим в текстах кумранитов.

В изгнании бесов Христос видел одну из самых важных сторон Своей миссии. Когда Спасителя предупреждают о намерении царя Ирода убить Его, Он отвечает: Пойдите, скажите этой лисице: се, изгоняю бесов и совершаю исцеления сегодня и завтра, и в третий день кончу. Здесь мы видим, что все Свое Служение Господь сводит к двум очень важным вещам: к изгнанию бесов и к исцелениям.

Сам Спаситель воюет с сатаной, изгоняя его из этого мира, и то же заповедует Он Своим ученикам: И поставил из них двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь, и чтобы они имели власть исцелять от болезней и изгонять бесов (Мк. 3:14-15).

Давайте посмотрим на один характерный пример экзорцизма, совершенного Христом.

Однажды Христа Спасителя встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И Он сказал им: идите. И они, выйдя, пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Пастухи же побежали и, придя в город, рассказали обо всем, и о том, что было с бесноватыми. И вот, весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их (Мф. 8:28-34).

Чуть остановимся. В окрестностях Гадары в пещерах, в которых погребались мертвецы (гробах), обитали два свирепых бесноватых.

Мимо проходил Христос, и они встретились. Тут бесы показывают свою сверхъестественную осведомленность, называя Иисуса Сыном Божиим. Несомненно, что злые духи почувствовали приближение Бога, поняли, что для них наступает конец. Бесы умоляют повременить с казнью: Пришел Ты сюда прежде времени – речь идет о Великом Страшном Суде в конце человеческой истории, на котором сам сатана, все бесы и верные им будут ввержены в озеро огненное навеки.

И дальше происходит нечто таинственное – Христос посылает бесов в свиней. И свиньи вместе со стадом бросаются с горной кручи и погибают в море.

Сложно представить себе эту картину, тем более непонятно, зачем Спаситель уничтожил целое свиное стадо.

Возможно, что история со свиньями – добавление легендарного характера. Но нам в данном случае это не совсем и важно. Важнее увидеть, почему Евангелисты используют этот мотив. (Еще раз напомним, что для Евангелистов, прежде всего, имеет значение не что и как произошло, тут вполне могут быть преувеличения, сказочные элементы, а почему, зачем это произошло.)

Вода, в понимании иудеев, являлась местом исконного обитания бесов. Там живет чудовище – левиафан, он же древний змей, дракон. Вспомним гимн псалмопевца, обращенный ко Господу: Ты расторг силою Твоею море, Ты сокрушил головы змиев в воде; Ты сокрушил голову левиафана (Пс. 73:13-14).

И вот здесь, в этом рассказе, бесы изгоняются из нашего мира и отправляются в море, родственную им стихию. Не навсегда, на время. Скоро бесы будут погружены, уже навсегда, в другую пучину – озеро огненное и серное (Апок. 20:10). Там, в новом мире, о котором пришел свидетельствовать Иисус, моря, как места жительства богопротивной силы, уже не будет (Апок. 21:1)!

Вспомним и то, что свиньи религиозным иудейским сознанием рассматривались как нечистые существа, оскверняющие землю уже одним своим присутствием. В этой истории Христос очищает от сатанинской нечистоты бесноватых, также освобождает от нечистоты и бесовщины и землю…

На вопрос защитников природы, как так могло получиться, что Христос погубил целое свиное стадо, можно ответить, что не Христос погубил, а бесы. Христос же попустил этому случиться, чтобы показать людям, насколько бесы опасны и каковы их истинные цели – губить творение Божие.

Евангелисты отмечают реакцию людей – весь город вышел навстречу Иисусу; и, увидев Его, просили, чтобы Он отошел от пределов их. Этим людям уютнее, комфортней, чтобы все оставалось, как есть, нетронутым. Лишь бы не было нарушено их благополучие и достаток – паслись их свиньи.

Вот так и мы предпочитаем оставаться со своими свиньями (и, разумеется, с бесами), не желая, чтобы Бог действовал, что-то в нас и вокруг нас изменял.

Об этом замечательно сказал современный пастырь и проповедник митрополит Сурожский Антоний:

«“Уйди, уйди от нас, уйди из наших пределов!” – говорил народ, который предпочел то, что ему было дорого: богатство, стада, невзволнованность жизни, здравию, исцелению человека; уйди – Ты у нас отнимаешь то, что нам дороже человека… Уйди от нас, – говорил Великий Инквизитор. – Ты нам мешаешь строить земное добро, мешаешь обеспечить счастьем безмолвное, безответственное стадо; уйди! Ты им открываешь пути, по которым им слишком трудно будет идти… Уйди от нас! – говорили вожди еврейского народа перед лицом Пилата – а раз Ты Сам не уходишь, пусть сила земная, грубая сила нас от Тебя избавит… И к Пилату обращались со словами: Распни, распни Его, – чтобы не звучала больше на наших улицах эта страшная проповедь о безусловной, крестной любви, это безумие о кротости и смирении, самоотречении, любви, отдающей все; потому что ничего нет более ценного, нежели человек…

И через всю историю звучит этот крик: Уйди! Ты стоишь на нашем пути к благополучию, к беспечности, к забвению… Это говорит через всю историю человеческий род. А мы? Неужели мы единственные, с небольшой горсточкой учеников, этого страшного слова, прямо или косвенно, никогда не говорим и никогда не сказали? Вспомним притчу Христову об овцах и козлищах: разве не приходил к нам человек в нужде, и разве мы не говорили ему: “Уйди!”? Человеку нечего было надеть, но мы ему отвечали: Поношенного у меня ничего не осталось, а нового, хорошего, я тебе, конечно, отдать не могу – уйди!.. Не подходил ли к нам нищий на дороге, и не отвечали ли мы ему, держа в сумке купленную еду: Я истратился, не могу тебе дать ничего… Из сумки мы ничего не вынули, из кошелька ничего не дали; сказали: Уйди… Или просто, что, может быть, еще страшнее, нарочно его не увидели, прошли мимо, скользнули взором, так что он знал, что мы его видели, но что он для нас не существует; из бытия прогнали его в небытие… Бывает, что и вор, и преступник постучится в нашу дверь: я прямо из тюрьмы, мне нужно немножко денег, мне надо одеться, чтобы найти работу… И сколько раз такой человек слышал от мнимого верующего: С такими, как ты, я не общаюсь, – уйди!.. Сколько раз бывало, что надо было в больнице посетить больного – но нет! – там можно заразиться, туда лучше не идти! Пусть он идет своим путем – а с моей дороги уйдет!..

Так было когда-то, когда в декабрьскую ночь пожилой мужчина, который вез с собой молодую беременную Мать, стучался во все двери вифлеемские; ни одна дверь не открылась: у нас тихо, у нас тепло, мы собрались семьей – чужой нам не нужен; ищи другого пристанища, уйди в ту пещеру, в загон, где бедняки держат своего вола, осла: от нас уйди!..

Сколько раз бывало в жизни каждого – в моей и вашей, – что человек с горем приходил, когда у нас на душе была весна, и ему говорилось: Уйди, не отравляй нашу радость! В нашем доме брак, в нашем доме именины, в нашем доме ликование – не омрачай этой радости: так мало ее бывает!.. А бывает, что человек придет в дом горя, и ему скажут: Уйди! У нас темно, и у нас горя вдоволь – не прибавляй, чаша полна, через край переливается – уходи от нас!..

И так можно было бы образов, примеров дать без конца, не из чужой жизни – из своей, из моей, из вашей… И так поступили со Христом; а Спаситель не сказал ли нам: Что вы сделали одному из малых сих, вы сделали Мне?.. Значит, мы Ему говорили: Уйди! Ты нас лишаешь того, что нам дороже Твоего присутствия и тех, кого Ты так возлюбил, что Ты за них отдал Свою жизнь, Свою страшную Гефсиманскую ночь, Свое телесное распятие, оставленность Богом на кресте; все это мне нипочем: Ты их так любишь – не я…

Мы не говорили: “Распни, распни Его”, но разве, когда человек умирает от голода, когда человек истосковался в одиночестве, когда он брошен, когда ему места нет среди людей, как Христу не оказалось места даже умереть в граде Иерусалиме, – разве это не прикованность ко кресту, не распятость, не смерть оставленности, медленная, порой горькая смерть, когда раньше тела умрет вера в человека и вера в Бога, умрет и погаснет надежда, потускнеет и умрет любовь…

Вот о чем говорит эта такая привычная нам притча; весь этот рассказ ведет к тому, что сказано было Христу в момент, когда Он явил Свое сострадание, и милосердие, и любовь, и Божественную силу: Уйди, Ты у нас отнимаешь земное, а небесного нам не нужно… Вспомним слово Спасителя и опомнимся: Ищите прежде Царствия Божия – и все приложится; и именно приложится: не отнимется, но найдет свое место там, где небо на земле, и будет тогда полнота…»

 

Власть над стихиями

Современный богослов Вальтер Каспер пишет: «После критической исторической проверки евангельского предания о чудесах выясняется, что историческое ядро этого предания оспаривать невозможно. Иисус совершал необычайные деяния, которые вызывали удивление у Его современников. К ним относятся исцеления от различных болезней и симптомов, оценивавшихся тогда как признаки беснования. Напротив, так называемые природные чудеса следует, вероятно, рассматривать как исторически недостоверные».

Такой точки зрения придерживаются многие современные западные богословы. Почему природные чудеса кажутся менее подлинными, чем иные? Эти чудеса называют эпифанийными (от греч. эпифания – богоявление) и говорят, что в них очень очевиден богословский аспект – эти чудеса демонстрируют в Иисусе силу и власть Божию. Может быть, желая подчеркнуть божественность Иисуса, ранняя Церковь и создала эти истории?

Но ведь Иисус действительно и демонстрировал Свои Божественные полномочия, и говорил о них.

Если мы верим в Бога, а это, так сказать, по умолчанию, то мы, конечно, верим, что природа подчиняется Божьему голосу. Отсюда один шаг до того, чтобы признать, что Иисус мог оказывать воздействие на природу.

…Воскресный день в храме. Большое количество людей, я безумно занят, должен бежать и туда, и туда. Хотят поговорить люди, и уже слышны голоса малышей, которых принесли на Крещение. Мужчина просит выслушать его: «Я хочу рассказать об одном чуде».

Отвожу его в сторонку: «Прошу вас, подождите, пока я чуть разгружусь».

Слава Богу, дождался, и мы смогли побеседовать.

«Помните, батюшка, в августе прошлого года были страшные ураганы? Вот об этом я и хочу рассказать».

Он вместе с бригадой в Приозерском районе Ленинградской области строил дом. «Бригадир у нас очень верующий, и вся бригада тоже верующая. Поэтому мы не пили, а честно работали.

И вот однажды мы перед ужином встали помолиться. Только молитвы прочитали и поклонились – послышался вой и страшный грохот. Бригадир кратко: «На колени». Мы все встали на колени и продолжили молиться.

Что-то грохотало, звенело, дом трясся. Потом все стихло.

Мы поднялись с колен и выбежали на улицу. И что мы увидели? Весь поселок разрушен. Деревья вырваны, стекла выбиты, заборы поломаны, у многих домов снесена крыша… Это просто ужас был. Стали выбегать люди.

Но самое удивительное было с нашим участком. Все как было, так и осталось на своем месте. Вокруг – все порушено, а у нас и стройматериалы на месте, и деревья. Ни одна веточка не сломана. Это было просто невероятно. Мы стали молиться и прославлять Бога, потому что это было несомненное чудо.

Вот так Господь сохранил нас и нашу работу».

Я выслушал мужчину. Потом вынес диктофон и попросил его повторить сказанное. Он прилежно повторил эту историю.

Я занялся своими делами и думал: «Господь сохранил эту бригаду и их труд благодаря их благочестию. Разве это не пример того, что и природные катаклизмы под контролем Божиим?»

Вот и в Евангельских чудесах мы встречаемся с этим аспектом: стихии покоряются Богу.

Иисус плывет с учениками на лодке. Начинается буря – нередкая на Геннисаретском озере. Волны заливают лодку, апостолы в ужасе. Они будят Христа и молят Его: «Господи! Спаси нас: погибаем!»

И тут Христос показывает, что Он – Господин стихий мира, а значит, приоткрывает свое Божественное достоинство. Евангелист немногословен: И говорит им: что вы так боязливы, маловерные? Потом, встав, запретил ветрам и морю, и сделалась великая тишина (Мф. 8:26).

И апостолы видят, что произошло нечто потрясающее: Люди же удивляясь говорили: кто это, что и ветры и море повинуются Ему? Если мы вспомним, что лишь Бог, согласно библейским представлениям, мог повелевать стихиями, нам станут понятны ужас, изумление свидетелей происшествия.

А человек, живший в ветхозаветной культуре, не мог не увидеть в рассказе Евангелиста и отсылку к 106-му псалму: Воззвали к Господу в скорби своей, и Он вывел их из бедствия их. Он превращает бурю в тишину, и волны умолкают. И веселятся, что они утихли, и Он приводит их к желаемой пристани (Пс. 106:28-30). Обратим внимание: лодка с апостолами пристает к берегу, как только они намереваются взять Иисуса с собой.

А вот другое чудо, в котором еще выразительнее подчеркнута власть Иисуса над стихиями.

Христос идет по воде… И это чудо тоже – знак Божественного достоинства Иисуса.

Когда же настал вечер, то ученики Его сошли к морю и, войдя в лодку, отправились на ту сторону моря, в Капернаум. Становилось темно, а Иисус не приходил к ним. Дул сильный ветер, и море волновалось. Проплыв около двадцати пяти или тридцати стадий, они увидели Иисуса, идущего по морю и приближающегося к лодке, и испугались. Но Он сказал им: это Я; не бойтесь. Они хотели принять Его в лодку; и тотчас лодка пристала к берегу, куда плыли (Ин, гл. 6).

За эффектным усмирением бури, присмотревшись, можно увидеть более глубокий смысл. Когда же настал вечерСтановилось темноДул сильный ветерМоре волновалось… Апостол Иоанн нагнетает ситуацию, так что вдруг начинаешь понимать: с этим ты где-то встречался… И вдруг вспоминаешь, отчетливо узнаешь черты рассказа о переходе евреев через Красное море во время бегства из египетского плена: гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились воды (Исх. 14:21).

В рассказе Евангелиста Иоанна хождение Христа по водам, усмирение вод указывает на новую победу над стихиями. Прежде лишь Моисей, Богом данною силою, усмирял дерзкие воды. Ныне Свою власть над ними показывает Христос. Но Христос – больше, чем Моисей. Он говорит ученикам: Это Я, не бойтесь! Это Я (или, в точном переводе, Я есмь), Божественное Имя, некогда открытое Моисею: Я есмь Сущий (Исх. 3, 14).

Не бойтесь – повеление Божие к Своему народу, известное из древности (см.: Быт 15:1; 26:24; 28:13 и мн. др.)

Призыв «не бойся», можно сказать, выражает Бога. Бог – это именно Тот, у Кого есть право сказать: «Не бойся!» Я Господь, Бог твой; держу тебя за правую руку твою, говорю тебе: “не бойся, Я помогаю тебе” (Ис 41, 13),! Лишь Он по-настоящему может защитить человека. Там, где действует Бог, нет места страху.

Власть над стихиями. Кажется, что силы природы должны подчиняться любому слову или жесту Иисуса. И, тем не менее, подобные чудеса – редкость. Евангелисты, если так можно выразиться, скупы на подобные рассказы. Особенно это видно из сравнения Евангелий (и вообще новозаветных писаний) с апокрифическими текстами или античными легендами. То есть, Иисус совершал подобные действия, но они не были частыми.

Во Христе действует Бог! Он Сам – Бог! Это первое и самое замечательное свидетельство и всех вместе, и каждого в отдельности из Евангельских чудес.

И, уже в качестве послесловия к этой главке, хочется сказать, что принятие или непринятие историчности евангельских сообщений о власти Христа над стихиями, как и других историй, никаким образом не делает нас более правоверными христианами. Мне не раз приходилось слышать мнение, что христианин не должен сомневаться в подлинности библейских рассказов. Почему не должен? Вернее, почему не имеет права сомневаться в историчности? Священное Писание – это, кроме всего прочего, еще и документ своего времени. А это значит, что на текст влияли культурные тенденции своего времени. Гиперболизация, творческое развитие какого-то события, с целью сделать его более внушительным и грандиозным, использование в качестве образца подобных рассказов из Ветхого Завета, или из истории античных героев – все это допустимые приемы того времени.

Не будем забывать, что главное, чему мы остаемся верны, – твердая вера в то, что Иисус из Назарета был Посланником Отца Небесного и нашим Спасителем.

 

Чудеса в Евангелии от Иоанна

И у Матфея, и у Марка, и у Луки чудеса Христовы указывают на силу, могущество Иисуса – это знак Его Божественного достоинства. И сами чудеса обозначаются чаще всего словом динамис – т.е. сила, силы.

Но Евангелист Иоанн использует для описания чуда другое слово – семеа, что значит знак, знамение.

То есть, если у первых трех Евангелистов в чудесах Христовых подчеркивается аспект Его Всемогущества, Божественной силы, то Евангелист Иоанн смотрит глубже: для него чудо Христово – это некий указатель на более важные, нежели само чудо, вещи.

С одной стороны, чудеса Иисуса в Евангелии от Иоанна выявляют глубинную подлинную суть Иисуса – Он Единородный Сын Божий, сошедший на землю.

С другой стороны, это знак наступающей новой эры, перерастающей ветхозаветную историю.

Новый Завет перерастает Ветхий. Благодать Ветхого Завета восполняется, переполняется благодатью Нового Завета. От полноты Его все мы приняли и благодать на благодать (Ин. 1:16).

Ветхий Завет говорит о законе, о послушании человека Божиим предписаниям. В Новом Завете человек становится совершеннолетним. К нему неприменимы педагогические приемы, необходимые для детей. Как взрослый сын, взрослая дочь, человек призывается к ответственной и осмысленной жизни, можно даже сказать, дружбе с Богом.

В рассказах о чудесах Христовых у Иоанна много элементов, заимствованных из Ветхого Завета. И все время красной нитью проходит тема – Новый Завет преизбыточно восполняет Ветхий.

Вот первое из чудес Иисусовых в Евангелии от Иоанна – чудо претворения воды в вино (Ин., гл. 2):

На третий день был брак в Кане Галилейской, и Матерь Иисуса была там. Был также зван Иисус и ученики Его на брак…

Обратим внимание на начальные слова – на третий день. Это не случайное число, а для иудея – весьма важное. Третий день – это день заключения Завета Израильского народа с Богом на горе Синай. И слова три дня в 19-й главе книги Исход повторяются несколько раз.

Во времена Христа сказать «в третий день» значило сказать «в день Завета». Именно таков смысл слов Осии (6:1-2): пойдем и возвратимся к Господу! ибо Он … оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить перед лицем Его.

И, как недоставало вина, то Матерь Иисуса говорит Ему: вина нет у них. Иисус говорит Ей: что Мне и Тебе, Жено? еще не пришел час Мой. Матерь Его сказала служителям: что скажет Он вам, то сделайте.

Час Христа – час проявления Его Мессианства, а значит, и время Его торжества еще не наступило. Потом, когда Христос прославится, будут чудеса, ибо изобильно будет действовать Дух Святой, но еще не пришло для этого время: не пролилась Спасительная Кровь и не произошло Воскресение.

Далее, Богородица говорит служителям на пире: что скажет Он вам, то сделайте. И опять мы слышим в этих словах параллели к рассказу о заключении завета с Богом  – отвечал народ: …все, что сказал Господь, исполним (Исх 19:8 и 24:7).

На свадебном пиру недостает вина. А вино, которое веселит сердце человека (Пс 103:15), в Священном Писании  это образ Духа Святого (Мф 9:17). Когда, впоследствии, Дух сойдет на апостолов, они будут выглядеть, как напившиеся сладкого вина (Деян 2:13).

Отсутствие вина на браке означает отсутствие Духа, отсутствие благодати Божией.

Мария не говорит, что его больше нет, но что нет вовсе. Это абсолютная нехватка. Ветхий Завет (а вся эта история пронизана параллелями с Ветхим Заветом) не утоляет жажду души, не веселит.

Было же тут шесть каменных водоносов, стоявших по обычаю очищения Иудейского, вмещавших по две или по три меры. Каждый иудей, приступающий к трапезе, должен был омыть руки, то есть произвести обряд очищения. Естественно, что для пира приготовили много воды.

И говорит им: теперь почерпните и несите к распорядителю пира. И понесли. Когда же распорядитель отведал воды, сделавшейся вином, – а он не знал, откуда это вино, знали только служители, почерпавшие воду, – тогда распорядитель зовет жениха и говорит ему: всякий человек подает сперва хорошее вино, а когда напьются, тогда худшее; а ты хорошее вино сберег доселе.

Христос опять не произносит (как всегда) никаких заклинаний, манипуляций над водой, для него чудо – не что-то трудное, оно, если можно так сказать, естественно.

Распорядители зачерпнули воды, понесли к человеку, задача которого была проверять блюда подаваемые на стол. И этот человек видит, что ему подали превосходное вино!

Очень знаменательно, что в вино для брачного пира превращена вода для очищения. Эра Духа Святого приходит на смену времени Ветхозаветного Закона; ритуальное очищение преображено в радость Духа Святого, исполняющего человека целиком, в меру его способности принимать и даже сверх этой меры: Иисус говорит им: наполните сосуды водою. И наполнили их до верха.

Так было совершено первое чудо Христово. Так положил Иисус начало чудесам в Кане Галилейской и явил славу Свою; и уверовали в Него ученики Его, – замечает Евангелист Иоанн.

Слава – это Божественный атрибут. Явить славу значит показать, что Он – от Бога. И что после? «После сего пришел [сошел — в греч.] Он в Капернаум, Сам и Матерь Его, братья Его и ученики Его» (Ин. 2, 12). Как Моисей сошел с Синая, сияя Славой Божией, так и Иисус сходит в Капернаум. Он сияет Славой Своею.

Это первое чудо Христово в православной традиции называется чудом претворения воды в вино. То, что произошло, – больше, чем гастрономический факт. Это знак наступления новой эры, эры Духа Святого.

Пока Дух еще не сошел, но людям было показано, что их ждет. Чтобы сошел Дух, Христу надо Пострадать, должен исполниться Час Его, Час Страстей, ведущих к Славе, поэтому Он здесь и говорит, что еще не настал Час Его. Время Духа пока не наступило, но на какое-то время оно приоткрылось и окружающие это ощутили. Как во время Преображения на краткое время сверкнула Слава Христа, так и сейчас на присутствующих на пиру дохнуло ароматом Царства.

Евангелист Иоанн своим рассказом достигает сразу целого ряда задач:

Он объясняет читателям, что такое эра Духа Святого, эра Церкви – это время изобильной радости и благодати.

Он рассказывает, что уже во время Своей земной жизни Христос людям давал такие знаки, поэтому евреи, враждующие против христиан, не имеют оправдания.

Он дает в руки христианам оружие против гностиков – еретиков рубежа 1-2-го столетий по Р.Х. Как раз, когда Иоанн писал Евангелие, появляются еретики, которые, в соответствии с духом античной философии, учили, что земное, плотское ниже духовного. Брачные отношения, человеческие радости, пиры и праздники – это что-то плохое, греховное… Иоанн этой историей полемизирует с еретиками. Он вспоминает, как Иисус пришел на брак (!), воду претворил в вино (!), благословил людей продолжать веселье (!)…

Через некоторое время Спаситель возвращается в Галилею. И тут, в Капернауме, Он совершает Свое второе чудо. О нем рассказывает 4-я глава Евангелия от Иоанна.

В Капернауме был некоторый царедворец, у которого сын был болен. Он, услышав, что Иисус пришел из Иудеи в Галилею, пришел к Нему и просил Его придти и исцелить сына его, который был при смерти.

Царедворец – не совсем точный перевод. Речь, вероятно, идет о человеке, как-то причастном царскому достоинству. Может, это был один из родственников царя, может быть, высокопоставленный вельможа при царском дворе. Несомненно одно – Иоанн акцентирует наше внимание на том, что умирает именно сын, как-то связанный с царем, с царством.

Иисус сказал ему: вы не уверуете, если не увидите знамений и чудес. Царедворец говорит Ему: Господи! приди, пока не умер сын мой. Иисус говорит ему: пойди, сын твой здоров. Он поверил слову, которое сказал ему Иисус, и пошел. На дороге встретили его слуги его и сказали: сын твой здоров. Он спросил у них: в котором часу стало ему легче? Ему сказали: вчера в седьмом часу горячка оставила его. Из этого отец узнал, что это был тот час, в который Иисус сказал ему: сын твой здоров, и уверовал сам и весь дом его.

В самом прямом смысле – это исцеление мальчика. Но следует пойти дальше, увидеть в этом чуде больше смысла, так как и это чудо – прежде всего, знак наступления новой реальности. Царский сын, волей Христовой, выздоравливает!

Этот сын – прообраз всех детей Царя Небесного, израильтян. Они – царские дети, потому что их Небесный Отец – Царь.

Но израильтяне отпали от Бога, они духовно умирают. И Христос им дает жизнь, возрождает их к жизни, исцеляя от греха, ведущего к смерти.

Обратим внимание на настойчивое повторение темы часа:

Он спросил у них: в котором часу стало ему легче? Ему сказали: вчера в седьмом часу горячка оставила его. Из этого отец узнал, что это был тот час, в который Иисус сказал ему: сын твой здоров.

Вот и здесь этот же Час Христов, о котором Он говорил: Еще не пришел час Мой (Ин 2:4), – время спасения для людей.

Примечательна и реакция людей на это чудо: И уверовал сам и весь дом его (4:53). Здесь, как и на браке в Кане, явление Славы Божией во Христе пробуждает в человеке веру.

Третье чудо в Евангелии от Иоанна – исцеление больного у купальни Вифезда (Ин 5:1-9).

Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов.

Событие происходит в квартале, расположенном на северо-восток от Храма. Через этот квартал вели жертвенных овец на заклание. Купальня называется «Вифезда», что переводится как «место милосердия» или «место потоков». Археологические раскопки подтвердили существование купели, описанной в Евангелии.

В этой купальне лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью. Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет…

Обратим внимание на цифру. Человек парализован тридцать восемь лет, а это число, согласно книге Второзакония (2:14) соответствует числу лет блуждания в пустыне иудейского народа.

Так что больными, овцами является народ Божий, пораженный духовными недугами. Пять крытых ходов, реальная историческая деталь, также имеет символическое значение – это пять книг Ветхозаветного Закона.

Вода купальни символизирует Закон, способный, как считали иудеи[5], исцелять и давать жизнь, Закон, как в то время верили, был дан Ангелом (Деян. 7:38,53), что объясняет необычное присутствие Ангела, возмущающего воду, в этом рассказе. Однако больной не может этим воспользоваться, потому что не в состоянии двигаться. Место милосердия не выполняет свои функции.

Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня. Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел.

Подлинный Исцелитель – Христос. И, как мы уже неоднократно видели, Христос исцеляет мгновенно. И – характерный жест – больной взял постель свою (циновку, на которой он лежал) и пошел.

Когда через некоторое время Спаситель встретил исцеленного в Храме, Он сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже (Ин. 5, 14). Что может быть хуже?.. Вечный паралич, отлучение от Бога и заключение в вечном мраке и аду… Слова Христовы приоткрывают эсхатологическую сторону события. По-человечески вряд ли есть что-то хуже, чем быть пожизненно парализованным, но здесь речь идет о вечном осуждении, вечном страдании.

Вот так и мы. Получаем в жизни чудо, происходит с нами что-то радостное – и забываем, что все это ко многому обязывает. Быть нерадивым, продолжать грешить – значит готовить себя к вечному осуждению.

Следующее чудо из Евангелия от Иоанна, о котором хотелось бы сказать несколько слов, – это чудо исцеления слепорожденного.

Оно описано в 9-й главе (ст. 1-41). О самом чуде говорится достаточно лаконично:

И проходя увидел человека, слепого от рождения. Спаситель плюнул на землю, сделал брение из плюновения и помазал брением глаза слепому.

В то время многие лекари лечили слюной. Известны и чудеса исцеления слюной слепых. Так, Тацит в своей Истории сообщает, что однажды слепого с помощью слюны исцелил римский император Веспасиан (IV, 81).

Но даже не само чудо является центральной идеей рассказа апостола Иоанна. Для него физическая слепота – символ духовной слепоты и помрачения ума. Христос – не просто целитель, возвращающий зрение. Он есть Сам Свет!

Вполне понятно, почему слюна. Уже говорилось, что слюна, как тогда считалось, обладала целительными свойствами. Бывало, что лекари того времени смешивали со слюной некоторые порошки, готовили мази. Но Христу не нужны никакие порошки. Его слюна сама по себе целительна. Христос помазывает ею глаза слепого. Глагол, употребленный в греческом тексте, эпикрисен, – тот же, от которого происходят слова «хризма» и «Христос» – помазание, Помазанник.

Это помазание – больше, чем помазание грязью (у нас – брение, в греческом оригинале – пилон, то есть грязь). Возможно, что Иоанн Богослов намекает на помазание при Крещении.

Перед Таинством Крещения и после него пришедших помазывают маслом. Перед Крещением – это помазание освященным маслом, елеем. После Крещения – помазание Святым Миром.

Далее Иисус посылает человека в купальню Силоам, и тот идет. И благодаря своему послушанию, которое становится первым шагом его веры, исцеляется.

Чудо произошло. Слепой прозрел!

Однако не это, не эффектное возвращение зрения слепому – основная идея, которую раскрывает в своем рассказе апостол Иоанн Богослов.

Далее мы видим серию из четырех допросов излеченного. Прозревший отстаивает то, что его излечили, то, что он был слеп от рождения. Он смиренно признается, что не знает, где его исцелитель (ст. 12) и праведен исцеливший или грешен (ст. 25).

И дважды же фарисеи настаивают, что они-то знают, что Иисус – грешник и Его происхождение сомнительно (ст. 24, 29).

В конце концов, исцеленный восклицает: одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу (ст. 25).

Возразить иудеям нечего, и они просто выгнали его вон (ст. 34).

Примечательно окончание рассказа. Через сомнения и колебания, преодолевая сопротивление иудейских мудрецов и раввинов, прозревший человек приходит ко Христу. Последние его слова в этой истории: Верую. Господи! И поклонился Ему (ст. 38).

Смысл этих не знаю и знаем очевиден. Простой человек не знает своего Исцелителя. Но он открыт чуду. И если чудо произойдет, готов воскликнуть: одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу… Верую!

Иудейские же мудрецы закрыты для чуда, для покаяния. Как в скорлупе, они замкнуты в самоуверенности и гордыне: знаем, что Иисус – грешник и самозванец.

Вольтер как-то сказал: «Если бы на площади Парижа перед глазами тысячи человек и моими собственными совершилось чудо, то я скорее бы усомнился в свидетельстве двух тысяч двух глаз, чем поверил бы свершившемуся». Подобное странное сухое состояние души, души, не верящей, что мир больше, шире узких наших знаний о нем, и есть подлинная слепота.

 

Чудо умножения хлебов и рыб

Одним из самых ярких чудес, совершенных Спасителем, является чудо умножения хлебов. Малым количеством хлеба – пятью хлебами – насыщаются пять тысяч человек (другой вариант этого чуда – четыре тысячи человек, семь хлебов и несколько рыбок).

Это чудо – единственное из совершенных Христом чудес, о котором рассказывают все Евангелисты.

У Евангелиста Иоанна о чуде умножения хлебов рассказывается в 6-й главе:

После сего пошел Иисус на ту сторону моря Галилейского, в окрестности Тивериады. За Ним последовало множество народа, потому что видели чудеса, которые Он творил над больными. Иисус взошел на гору и там сидел с учениками Своими. Приближалась же Пасха, праздник Иудейский. Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать.

В рассказе Иоанна чудо происходит на горе. Гора, возвышенная часть земли, для библейского автора – место, где происходит встреча человека с Богом (вспомним Моисея и гору Синай).

У других Евангелистов внимание акцентируется на том, что это было пустынное место!

Если гора – место встречи человека с Богом, то пустыня – место тоски человека по Богу. Моисей выводит из плена людей в пустыню, и они сорок лет скитаются по пустыне, прежде чем войти в Землю Обетованную: Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я; Тебя жаждет душа моя, по Тебе томится плоть моя в земле пустой, иссохшей и безводной… (Пс. 62:2).

У Иоанна, в отличие от сообщений других Евангелистов, инициатива накормить народ принадлежит Самому Иисусу, а не ученикам. Спаситель говорит Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? И Иоанн добавляет: Говорил же это, испытывая его; ибо Сам знал, что хотел сделать.

Вопрос Христа здесь напоминает другой вопрос, прозвучавший за тысячу двести лет до Христа, вопрос Моисея Богу в книге Чисел, когда народ требует мяса. Моисей спрашивает: Откуда мне взять мяса, чтобы дать всему народу сему? (11:13). Ответ Филиппа Христу: Им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу, — напоминает возражение Моисея Господу, обещающему накормить Свой народ: Или вся рыба морская соберется, чтобы удовлетворить их? (Числ 11, 22).

Эти намеки на библейскую книгу показывают, что Евангелист Иоанн в умножении хлебов видит чудо, подобное совершавшимся с еврейским народом в пустыне после бегства из Египта. Евангелист словно проводит параллель между тем, что случилось тысячелетия назад с иудеями, и тем, что совершил Иисус.

Филипп отвечал Ему: им на двести динариев не довольно будет хлеба, чтобы каждому из них досталось хотя понемногу. Один из учеников Его, Андрей, брат Симона Петра, говорит Ему: здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества?

Итак, у учеников Иисусовых оказывается всего пять хлебов и две рыбки.

В книге Исход Моисей разделяет народ на тысячи, сотни и пятидесятки. В Евангелиях также Христос велит апостолам рассадить людей по пятьдесят, то есть по той же схеме, что и в истории Моисея.

И народ рассаживается. На зеленой траве (Мк. 6:39), травы было много (Ин. 6:10). Это несомненное указание на время, в которое происходит чудо, указание на весну! И именно весной празднуют иудеи Пасху, о чем тут же сообщает Евангелист: Приближалась же Пасха, праздник Иудейский (Ин. 6:4).

Это указание на Пасху не случайно. Пасха – праздник Исхода, исхода из египетского рабства. Пасха – событие освобождения людей от власти мучителя.

Здесь, на горе, сейчас совершится нечто, что укажет на подлинное освобождение, подлинный исход из рабства греху и смерти.

Читаем дальше:

Итак возлегло людей числом около пяти тысяч. Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам, а ученики возлежавшим, также и рыбы, сколько кто хотел.

Формула благословения: Иисус, взяв хлебы и воздав благодарение, роздал ученикам — повторяет жест и слова Христа во время установления Евхаристии, на Тайной Вечери. Более того, это слова Евхаристии, служившейся в первохристианских общинах. Само слово благодарение в греческом оригинале звучит как евхаристиен.

В рассказе Иоанна хлеб раздает Сам Христос, а не апостолы, как в рассказах других Евангелистов. И Он раздает – сколько кто хотел: нормой того, что люди получают, является их собственное желание.

И снова несомненные Евхаристические параллели: Христос отдает Себя верующим в Причастие без меры, а получающий – получает по желанию, сколько кто может вместить.

И еще важный момент: все люди насытились, а пищи осталось при этом больше, чем было вначале:

И когда насытились, то сказал ученикам Своим: соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало. И собрали, и наполнили двенадцать коробов кусками от пяти ячменных хлебов, оставшимися у тех, которые ели.

Во время странствования по пустыне, когда Моисей накормил народ манной, ее нельзя было оставлять впрок. Нужно было собирать столько, сколько народ был в силах съесть. А новозаветная пища – подается изобильно, ее остается очень много, ее хватит на всех и навсегда.

Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропало, — велит Иисус. Здесь тоже очень ощутима связь с Евхаристией. Дары Христа, благодать должны действовать, ничто не должно пропасть.

Ни слово Божие, обращенное к нам, ни Его благодать – ничто не должно остаться безответным! Вспомним, что уста причащающихся христиан диакон или иной церковный служитель отирает платом, чтобы ни одна крошка Тела Христова, ни одна капля Его Крови не упала.

Пять хлебных лепешек стали двенадцатью корзинами. Двенадцать – число очень важное в Библии. Число двенадцать как число колен (племен) Израилевых было священным числом, обозначающим «число совершенства». Именно это число обозначает полноту народа Божьего. Символизируя то, что возникает Новый Израиль, Христос избирает именно Двенадцать апостолов и посылает их в мир. Двенадцать навеки составят основу Церкви: Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца (Откр. 21:14). Двенадцать для Христа – больше, чем ученики и друзья, как Он Сам именует их, они – Его «мать и братья» (ср. Мф. 12:50). Он справляет Пасху в их кругу и, следовательно, смотрит на них как на Свою семью. Ведь этот праздник всегда считался домашним торжеством. Двенадцать корзин хлеба – это поручение Двенадцати нести Благовестие всему миру.

Пять хлебов, превратившихся в великое множество хлеба, – это умножение человечества Христа. Число 5 в иудейском и раннехристианском понимании являлось числом Совершенного Человека (пять чувств, пять пальцев руки, пять ран Христа и проч.).

И рыба также является символом Христа. Греческое слово ихфис (рыба) расшифровывалось по буквам как «Иисус Христос Божий Сын Спаситель»”. Кроме того, рыба имела и другое выраженное крещальное и евхаристическое значение: рыба живет в воде, и рыба является пищей.

После трапезы в рассказе Евангелиста Иоанна рыба куда-то исчезает и вновь появится только в 21-й главе, когда Воскресший Христос даст ее ученикам на берегу озера. Только это будет уже жареная рыба, рыба, прошедшая через огонь Страстей Христовых и через пламя Воскресения.

Как и чудо претворения воды в вино, чудо умножения хлебов – не гастрономическое. Такие чудеса Христос отказывался совершать, вспомним предложение Сатаны: преврати камни в хлеб, на что Христос ответил: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих (Мф. 4:4).

Чудо умножения хлебов – чудо богословское и Евхаристическое. В самом рассказе о чуде, несомненно, подразумевается, что хлеб чудесно умножился. Но у меня возникает какой-то нравственный протест, когда я вижу в некоторых западных художественных фильмах эффектные сцены – из корзин выпрыгивает рыба, из короба – как в сказке о чудесном горшочке с кашей – вываливаются лепешки хлеба.

Чудо – это больше, нежели насыщение желудка. Верующий человек знает, как в храме малое количество хлеба – Причастие – удивительно питает и насыщает. Потому что там, где Христос, – изобилие, преизбыток.

Мы не знаем, как на самом деле произошло это насыщение. Каким образом умножились хлеб и рыба? Может быть, это было точно так же, как показывается в кинофильмах. Но несомненнодругое: то, что Древняя Церковь, веря в реальное умножение хлеба и рыбы и в действительное насыщение, видела в физическом насыщении больше мистическое, вернее Евхаристическое, насыщение, нежели физическое.

Сначала Евангелие написал Марк. В Евангелии от Марка насыщение народа умножившимися хлебом и рыбой – яркое и эффектное действие, чудо, хотя и насыщенное символическими деталями!

Второе Евангелие было написано Матфеем. У Матфея рассказ о чуде короче, вместе с тем подчеркивается Евхаристическая суть этого чуда. В 15-й главе (ст. 36) у Матфея прямо сказано, что Христос, взяв семь хлебов … воздал благодарение (евхаристисас – греч.), преломил и дал. Сравним с рассказом Евангелиста о Тайной Вечери: взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал… (Мф. 26:26).

Но самое мистическое истолкование находим у Иоанна. Здесь чудо, с одной стороны, повествует о Евхаристии, с другой – о Новом Моисее, Христе, выводящем человечество из рабства греху и диаволу.

«Есть в этом повествовании еще один существенный момент: Иисус умножает хлеба, когда наступает вечер, – пишет священник Георгий Чистяков. – Когда тьма начинает сгущаться, нам являет Себя Иисус – Тот, Который “во тьме светит” (Ин. 1:5). Когда вокруг сгущается тьма, Он одерживает над ней победу, побеждает смертию смерть. Именно в тот момент, когда над нами торжествует тьма – физическая или психологическая, – Он приходит и начинает сиять, Он отдает нам Самого Себя».

Примечательно, наконец, и то, как завершается рассказ о чуде в Евангелии от Иоанна:

Тогда люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот пророк, Которому должно придти в мир. Иисус же, узнав, что хотят придти, нечаянно взять Его [в греческом – схватить Его] и сделать царем, опять удалился на гору один (Ин. 6:15-16).

Люди не увидели за насыщением его духовного смысла… Они восприняли это событие плоско; во Христе узнали проповедника материального благополучия.

Когда потом эти люди разыщут Христа, он с горечью им скажет: Истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса [в греческом – знамения, знаки], но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий… Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес. Ибо хлеб Божий есть тот, который сходит с небес и дает жизнь миру … Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда …Хлеб же, сходящий с небес, таков, что ядущий его не умрет. Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, Которую Я отдам за жизнь мира (Ин. 6:26 сл.).

А мы, как мы воспримем это чудо? Поймем ли, что насыщают не хлеб и не рыба, но Христос, истинная пища и истинное питие?.. Что это чудо – лишь знак, знамение наступления Новой эры, где питать и поддерживать нас будет Причастие – Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа?..

 

Воскрешения мертвых

Среди чудес Христовых особое место занимают чудеса воскрешения мертвых. Это исключительные чудеса, что видно хотя бы из того, что их немного – всего три: воскрешение дочери Иаира, юноши в Наине и Лазаря.

Как относиться к этим чудесам? Некоторые современные библеисты, соглашающиеся с тем, что Христос действительно совершал чудеса, сомневаются в той части чудес, где говорится о воскрешениях. Эти ученые говорят: исцеления – да, какие-то другие поразительные действия – согласимся, но воскрешения – это благочестивое преувеличение первых христиан.

Для меня же как раз в этом вопросе нет никаких сложностей. Что такое воскрешение мертвеца? Это включение организма. Вот был человек – и вот он умер (например, организм не справился с инфекцией). Разве сложно для Господа запустить вновь остановившуюся систему?

Не сложнее ли, думаю я, такое чудо, как, скажем, исцеление слепорожденного? В этом случае орган зрения вообще не был сформирован, его нужно было создать на пустом месте.

Да, победить смерть непросто, но даже современные врачи научились запускать организм, какое-то время пребывающий в состоянии клинической смерти. В случае с дочерью Иаира и сыном наинской вдовы смерть произошла несколько часов назад. Да, это серьезно, начались необратимые процессы в мозгу и тканях, но разве то, что необратимо для человека, таково для Бога? Во всяком случае, несколько часов с момента смерти – это не кажется безнадежной картиной. По-настоящему поразительным кажется воскрешение Лазаря на третий день, когда стадия разложения тела была в разгаре. Ниже мы поговорим обо всех этих историях подробней…

…У меня в руках – воспоминания бывшего товарища обер-прокурора Святейшего Синода князя Жевахова. Жевахов приводит рассказ Оптинского иеромонаха отца Памвы. Прочитаем это свидетельство.

«Эта история произошла с замечательным пастырем начала 19 века современником преподобного Серафима Саровского скромным сельским священником села Бартсурман, Симбирской губернии, отцом Алексеем Гневушевым. Про него Серафим Саровский говорил так: “Вот труженик, который, не имея обетов монашеских, стоит выше многих подвижников. Он, как звезда, горит на христианском небосклоне…”

Вот что сообщает об этом пастыре знавший его Оптинский иеромонах:

“Умер однажды в приходе о. Алексея мальчик лет двенадцати. Был этот мальчик при жизни особенный, и благодать Божия почивала на нем. Он точно родился ангелом, так все его и считали за ангела. Куда бы он ни приходил, везде приносил с собою мир. Прибежит он в какую-нибудь избу, где идет сильная драка или ссора, и стоит, молча, на пороге, и слова никому не скажет… Только из лучистых глаз его точно свет небесный так и искрится во все стороны. И как увидят его, так мигом все и стихают. А как стихнет все, он и улыбнется, вспорхнет и побежит к другому куда-нибудь. И заметили люди, что неспроста он бегает и не наугад, а является туда, где шли споры, да драки; заметили и то, что стоило мальчику показаться, как водворялся мир. Вот и прозвали его ангелом. Он и точно был похож на ангела. Золотые кудри свисали ему на плечи, глаза были большие синие, как улыбнется, так и засияет. Родители его, простые крестьяне, души в нем не чаяли да и все в селe страшно любили его, даже больше своих детей: все заботились о нем, и каждый считал его как бы своим сыном.

Но вот случилось в селе какое-то большое торжество. По сему случаю перепились мужики, и пошел разгул по всему селу, и продолжался он чуть ли не целую неделю, и кончился он, как это часто бывает, всеобщим побоищем.

А мальчик в это время тяжко заболел и через несколько дней умер. Когда эта весть разнеслась по селу, тут только протрезвились мужики, и поднялся такой вопль, что хмеля как бы не было. Все винили себя в смерти мальчика и считали ее наказанием за свое окаянное непотребство. Бабы вы­ли и причитали, и все село, окружив избу родителей мальчика, каялось перед Богом за свое прегрешение…

А мальчик, точно живой, лежал в гробу, и на устах его светилась улыбка, и была как бы немым укором мужикам. Как посмотрят на него, так и выходят из избы, кто с рыданием, а кто с тяжким вздохом, повесив голову.

И целую неделю не хоронили его, пока не показались уже признаки разложения и на руках не появились зеленые пятна.

Тогда принесли гробик в церковь, и началось отпевание, которое совершал о. Алексей Гневушев. От слез и рыданий едва мог священник служить, а певчие петь. Только к пяти часам можно было подходить к последнему целованию…

Что творилось в церкви — передать невозможно. Каждый обвинял себя в смерти мальчика, а на тех, кто пьянствовал, да дрался – жалко было смотреть. Всем известно, что, когда русский человек совершит какой-либо грех, да одумается, то и кается он так же глубоко и искренне, как тяжко было прегрешение.

О. Алексей стоял в алтаре пред престолом Господа с высоко поднятыми руками к небу и с величайшим дерзновением взывал к Богу громко на весь храм: “Боже мой, Боже мой, Ты видишь, что нет у меня сил дать отроку сему последнего целования. Не попусти же меня, старца, ради Твоего иерея, уйти из храма сего посрамленным, да не посмеется надо мною, служителем Твоим, враг рода человеческого, что я, по немощи своей, прервал требу сию… Но не по силам она мне…. Внемли стенанию и плачу раскаявшегося народа Твоего, внемли страданиям родительского сердца, внемли моему старческому иерейскому прошению… Не отнимай от нас отрока Своего, Тобою нам данного во исправление, для вразумления, для прославления Имени Твоего Святаго… Не Ты ли, Господи, сказал, что дашь нам все, о чем мы с верою будем просить Тебя. Не Ты ли, Милосердный, сказал нам: просите, и дастся вам… О, Боже, Праведный, в храме сем нет никого, кто бы смог подойти к отроку сему с целованием последним… Нет этих сил и у меня, старца… Боже наш, помилуй нас, услыши нас, Господь наш и Бог наш…”.

И вдруг в алтаре все стихло…

Несколько мгновений спустя священник упал на колени перед престолом с громким воплем: “Так, Господи, так, но воскреси же отрока сего, ибо Ты все можешь, Ты наш Господь и Вседержитель… по смирению своему, а не по гордости дерзаю…”.

И, как в страшную грозу за ослепительной молнией раздается удар грома, так в ответ на вопль поверженного перед престолом Божиим старца раздался пронзительный крик из церкви…

Оглянувшись, священник увидел, что мальчик сидел в гробу, оглядываясь по сторонам…

Как увидел священник, что мальчик сидит в гробу, так он опять упал на колени перед престолом и, тихо плача, стал благодарить Бога за чу­до, а потом, опираясь на руку диакона, молча подошел к гробу; а возле что творилось, и передать невозможно – целое столпотворение…

Насилу протискался священник ко гробу, взял мальчика на руки, отнес в алтарь и, опустившись на колени, посадил его на стул, да так, стоя на коленях, и причастил его Св. Тайн, ибо от потрясения не мог уже стоять на ногах; а затем передал воскресшего отрока родителям, которые и увезли его домой.

А священник не только не ушел из храма, а потребовал на середину церкви стул и, сидя, отслужил молебен Спасителю и прочитал акафист Божией Матери… От крайнего потрясения и волнения о. Алексей не мог уже ни стоять, ни выйти из храма. Так на этом же стуле его и принесли домой и уложили в постель, где он с неделю пролежал…

После этого чуда батюшка про­жил еще три года[6]. А мальчик, после своего чудесного исцеления, прожил еще шесть лет и умер на двенадцатом году…»

Едва ли Оптинский старец мог «выдумать» подобную историю, тем более, что про воскрешение мальчика отцом Алексием сообщают и иные источники. Здесь мы встречаемся с самым подлинным воскрешением, пусть редким, исключительно редким, но действительным событием.

А теперь перейдем к евангельским воскрешениям.

Сначала несколько важных предварительных замечаний.

Несомненна связь евангельских рассказов с известными ветхозаветными историями о воскрешениях, совершенных пророками Илией и Елисеем: 3 Цар. 17:17-24; 4 Цар. 4:8, 17-37.

Но это не значит, что Евангелисты придумали свои истории по примеру ветхозаветных. Это, скорее, значит, что в первохристианское время, когда формировался устный вариант рассказов о воскрешениях, совершенных Иисусом, на это устное предание оказали влияние жанр и форма подобных ветхозаветных историй.

Отличие воскрешений Христовых от ветхозаветных очевидно. Илия и Елисей долго молятся, совершают какие-то иные действия над покойным, после чего он воскресает: И вошел Елисей в дом, и вот, ребенок умерший лежит на постели его. И вошел, и запер дверь за собою, и помолился Господу. И поднялся и лег над ребенком, и приложил свои уста к его устам, и свои глаза к его глазам, и свои ладони к его ладоням, и простерся на нем, и согрелось тело ребенка. И встал и прошел по горнице взад и вперед; потом опять поднялся и простерся на нем. И чихнул ребенок раз семь, и открыл ребенок глаза свои» (4 Цар. 4:32-35). Христос воскрешает почти мгновенно.

Несомненно, что первые христиане, хранившие предания о воскрешениях, совершенных Христом, связывали эти истории с Самим Воскресением Иисуса. Про дочь Иаира говорится, что она тотчас анести, т.е. воскресла (Мк. 5:42) – этим термином по преимуществу называлось то, что произошло со Христом. Это же слышится в рассказе о воскрешении юноши и уж совсем очевидно в рассказе о воскрешении Лазаря – здесь скала и платки в Ин. 11:38,44 коррелируют с пасхальным рассказом в 19:40; 20:1,7.

Изумление родителей воскресшей девочки отображает изумление женщин у Гроба Христа и других, услышавших весть о Воскресении (Мк. 5:42/Лк. 8:56 сравни с Мк. 16:5,8 и Лк. 24:22).

То, что Иисус просит дать воскрешенной девочке есть, напоминает просьбу Самого Воскресшего Иисуса: и сказал, чтобы дали ей есть (Мк.5:43) – Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними (Лк. 24:41-43).

«Христиане первых поколений, рассказывая этот эпизод подобным образом, почти наверняка должны были иметь в мыслях Само Воскресение Иисуса как еще более потрясающий пример такого рода удивительной силы. Евангелисты, редактируя его, должно быть, слышали, – ожидая, что подобное услышат и читатели текста, – предвозвещение темы, которая как взрыв, завершит записанное ими повествование» (Н.Т. Райт).

Нет сомнения, что христиане не придумали истории про воскрешения по образцу истории о Воскресении Христовом. Христос Воскрес в другую жизнь, Он стал иным, тогда как девочка, сын вдовы и Лазарь воскресают в эту жизнь; они остаются теми же, что и были, и в свое время умрут.

 

Воскрешение девочки

Рассказ о воскрешении девочки, дочери Иаира, мы находим у Матфея, Марка и Луки. Во всех трех Евангелиях в него включается как неотъемлемая часть история исцеления кровоточивой женщины.

Напомню эту историю в изложении Ев. Марка:

И вот, приходит один из начальников синагоги, по имени Иаир, и, увидев Его, падает к ногам Его и усиленно просит Его, говоря: дочь моя при смерти; приди и возложи на нее руки, чтобы она выздоровела и осталась жива. [Иисус] пошел с ним. За Ним следовало множество народа, и теснили Его.

Одна женщина, которая страдала кровотечением двенадцать лет, много потерпела от многих врачей, истощила все, что было у ней, и не получила никакой пользы, но пришла еще в худшее состояние, — услышав об Иисусе, подошла сзади в народе и прикоснулась к одежде Его, ибо говорила: если хотя к одежде Его прикоснусь, то выздоровею. И тотчас иссяк у ней источник крови, и она ощутила в теле, что исцелена от болезни. В то же время Иисус, почувствовав Сам в Себе, что вышла из Него сила, обратился в народе и сказал: кто прикоснулся к Моей одежде? Ученики сказали Ему: Ты видишь, что народ теснит Тебя, и говоришь: кто прикоснулся ко Мне? Но Он смотрел вокруг, чтобы видеть ту, которая сделала это. Женщина в страхе и трепете, зная, что с нею произошло, подошла, пала пред Ним и сказала Ему всю истину. Он же сказал ей: дщерь! вера твоя спасла тебя; иди в мире и будь здорова от болезни твоей.

Когда Он еще говорил сие, приходят от начальника синагоги и говорят: дочь твоя умерла; что еще утруждаешь Учителя? Но Иисус, услышав сии слова, тотчас говорит начальнику синагоги: не бойся, только веруй. И не позволил никому следовать за Собою, кроме Петра, Иакова и Иоанна, брата Иакова. Приходит в дом начальника синагоги и видит смятение и плачущих и вопиющих громко. И, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. И смеялись над Ним. Но Он, выслав всех, берет с Собою отца и мать девицы и бывших с Ним и входит туда, где девица лежала. И, взяв девицу за руку, говорит ей: «талифа куми», что значит: девица, тебе говорю, встань. И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. [Видевшие] пришли в великое изумление. И Он строго приказал им, чтобы никто об этом не знал, и сказал, чтобы дали ей есть.

Несомненно, что эти истории взаимосвязаны. Героини – женщины;

Есть общее число, объединяющее их, – двенадцать (страдала кровотечением двенадцать лет/ начала ходить, ибо была лет двенадцати);

Женщина страдает кровотечением, то есть жизненная сила (евреи верили, что жизненная сила находится в крови) постепенно покидает ее – девочку всякая жизнь уже покинула;

Обе ритуально нечисты: кровоточивая – мертвая.

Эта связь двух историй, кроме того, что каждая из них самоценна, рассказывает нам еще одну, можно сказать, третью историю. Эта третья история – о том, что Христос открыт для всех, и Он в силах победить болезнь на любом этапе, до самой смерти включительно.

Кроме того, Христос показывает, что все, что связывалось с нечистотой, для Него не имеет значения.

Впрочем, нам важно рассмотреть одну из историй, а именно рассказ о воскрешении девочки.

Обычно немногословный, об этом чуде Марк говорит пространно, подробно. Эта история накрепко врезалась в память очевидцев чуда и современников.

Ко Христу обращается начальник синагоги. Мы бы назвали сегодня этого человека администратором или экономом. На таких старейшинах, которые были в каждом поселке при синагоге, лежала ответственность за хозяйственные дела местной иудейской общины.

Это человек, принадлежащий к высокому кругу иудеев.

Его двенадцатилетняя дочь умирает (у Евангелиста Матфея сказано, что она скончалась). Старейшина падает перед Спасителем на колени, падает под ноги Господа. Просит, умоляет прийти и помочь, коснуться руками…  – мы уже говорили, что в то время считалось, что при возложении рук человеку передается исцеляющая сила.

Иисус идет, Он не может отказать плачущему отцу.

Подходя к дому, отец и Христос узнают, что девочка уже умерла и ее готовят к погребению. В то время хоронили обычно в день смерти, до захода солнца.

Видит смятение и плачущих и вопиющих громко. Плакальщицы, музыканты, обычно играющие на похоронах, исполняли свои ритуальные действия – били себя в грудь, кричали… Греческое слово, переведенное у нас как вопиющих, звучит в оригинале алалаксонтас. Это слово образовано посредством звукоподражания тем крикам, которые производили наемные плакальщицы: алала-а. За свою работу наемные плакальщики, в знак одобрения, получали от окружающих пожертвования.

Один из американских путешественников несколько десятилетий назад был свидетелем погребальной церемонии на похоронах губернатора города Наблус (прежний Сихем). Вот что он писал:

«Когда мы приближались к воротам города, то увидели большую толпу женщин, которые причитали и что-то пели, хлопая для такта в ладоши. В этом пении не было никаких следов печали. Если это траур, – подумал я, – такое пение скорее выражает что-то вроде злой насмешки. Когда мы подъехали к воротам, монотонное причитание плакальщиц перешло в отчаянный вой и крик, который произвел на меня, впервые приехавшего в этот город, самое неприятное впечатление. Плакальщицы некоторое время следовали за нами, потом вернулись обратно, так как ничего от нас не получили. К вечеру мы узнали, что эта группа женщин была только небольшой горсткой из всех плакальщиц. Их крик заглушал всякие звуки в городе; они усиливали вой и крик, как написано: “чтобы из глаз лились слезы и с ресниц текла вода” (Иер. 9:18). На следующее утро они должны были явиться к начальству, чтобы получить ничтожное вознаграждение за такую напряженную работу».

…Христос, войдя, говорит им: что смущаетесь и плачете? девица не умерла, но спит. Подобные слова мы услышим и в Евангелии от Иоанна, в рассказе о воскрешении Лазаря – Лазарь, друг наш, уснул (Ин. 11:11).

Почему уснул, почему спит? «Потому, – говорит св. Иоанн Златоуст, – что по пришествии Его, Христа Спасителя, Христа Господа, смерть соделалась сном»!

Слова Христа вызывают смех окружающих: «О чем он говорит, мы сами видели, что девочка умерла…» Обратите внимание их на реакцию – они смеются.

«Вот гордость ума без веры! – восклицает святитель Филарет (Дроздов). – Чего не понимают, над тем издеваются». Потому и прогоняет их Спаситель, продолжает святитель, что «они недостойны видеть чудеса Божия всемогущества… Эти самые насмешки и свидетельствовали о чуде: смерть отроковицы удостоверена всеми и никто не мог сказать, что с нею только случился болезненный припадок или просто обморок».

Господь выгоняет всех. У нас перевели мягче, чем написал Евангелист: высылает.

Обратим внимание и на слова, сказанные Христом умершей. Это арамейское талифа кумидевочка, встань! Но Евангелия дошли до нас на греческом языке. Лишь некоторые слова Христовы были древними авторами оставлены без перевода. Часто это такие слова, которые в переводе не нуждались: Аллилуиа, Аминь. Также это слова, которые казалось невозможным перевести, настолько они были выразительными, важными. Это:

Элои! Элои! ламма савахфани? – что значит: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк. 15:35);

Еффафа, то есть отверзись! (Мк 7:34);

АвваОтче (Мк. 14:36).

В ряду этих слов стоит и замечательное талифа куми.

Спаситель берет девочку за руку и произносит: талифа куми девочка, встань, или, еще точнее, девочка, вставай! Нельзя не заметить, как легко, без какого-либо усилия Христос совершает чудо. Два властных слова – и мертвец ожил. Так же произойдет и чудо воскрешения Лазаря: Лазарь! иди вон! Воистину это не пророк, не чудотворец, молящийся Богу о чуде. Это Сам Начальник жизни и смерти.

И девица тотчас встала и начала ходить, ибо была лет двенадцати. Видевшие пришли в великое изумление. И Он …сказал, чтобы дали ей есть.

Перед нами словно фотоснимок: девочка двенадцати лет не может быть неподвижной, детям так свойственно прыгать, бегать, скакать. И тут в подтверждение того, что чудо совершилось, девочка возвращается к своим обычным играм.

 

Воскрешение сына вдовы

Об этом чуде нам сообщает только Евангелист Лука (7:11сл):

Иисус пошел в город, называемый Наин; и с Ним шли многие из учеников Его и множество народа. Когда же Он приблизился к городским воротам, тут выносили умершего, единственного сына у матери, а она была вдова; и много народа шло с нею из города.

Краткий, кажется, даже скупой на слова, рассказ. Но нельзя не согласиться со св. Григорием Нисским: эта «история в немногом повествует о многом, и это повествование вполне есть плач». Можно представить себе жаркий день, усыпанный цветами поселок на склоне холма Море, название которого переводится как «миловидный», «приятный». От Наина до Назарета всего 8 километров, так что жители обоих городков тесно общались. Возможно, что Иисус знал семью, в которой умер мальчик. Потеря кормильца-отца была трагедией для семьи; на Востоке слухи разносятся быстро, и, вероятно, Иисус слышал про вдову, единственной надеждой и радостью которой был сын-подросток.

И вот теперь ее сын умер. «Не на кого было и взглянуть матери вместо этого умершего, потому что был он у нее единородный, а сколько в этом горестного, нетрудно понять всякому, кто не чужд естества. Его одного познала в болезнях рождения, его одного вскормила грудью. Он один делал для нее веселую трапезу. Он один служил поводом к радости в доме: играя, учась, занимаясь делом, веселясь в прогулках, в упражнениях, в собраниях молодых людей. Всем, что в глазах матери и сладостно и драгоценно, был он один» (св. Григорий Нисский).

…Спаситель с учениками входит в Наин и встречает толпу людей. Слышны крики и причитания. Христос видит знакомые лица, вот родственники из Назарета…

Христос останавливает шествие, подходит к вдове.

Священное Писание сообщает, что она плакала… «Слово Божие не обошло молчанием и того, что как бы огнем сжигались внутренности у матери, и как она, объемля лежащего мертвеца, горький продолжала над ним плач, как не спешила погребением умершего» (св. Григорий Нисский).

Увидев ее, Господь сжалился над нею и сказал ей: не плачь. И, подойдя, прикоснулся к одру; несшие остановились.

Спаситель кладет руку на носилки. Коснуться погребальных носилок значило ритуально оскверниться. Зачем Он это делает?..

…и Он сказал: юноша! тебе говорю, встань! Мертвый, поднявшись, сел и стал говорить; и отдал его Иисус матери его. И всех объял страх, и славили Бога, говоря: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой.

И снова: властные слова – и происходит чудо. Подчеркивая реальность чуда, Евангелист добавляет, что воскрешенный сел и стал говорить.

Смерть запечатывает уста. Мертвый не нуждается ни в пище, ни в питии. Тогда, во время воскрешения дочери Иаира, Иисус потребовал принести девочке еду. Здесь – мальчик тотчас по пробуждении сел и начал говорить.

Они воистину были возвращены к жизни.

Эти два воскрешения родственны. Отметим, что Иисус возвращает к жизни детей: дочь Иаира и сына вдовы. Иисус прекрасно знает, что такое потерять ребенка. Он не над людьми, а вместе с людьми. Он знает и человеческие радости, и боль, и горе человеческое. Он готов откликнуться.

И нам Он говорит, как этой женщине: не плачь!

И если Он не помогает нам тотчас, не воскрешает близких наших, детей, друзей – это не потому, что не может, и не потому, что не слышит. Спаситель и слышит, и знает, и страдает с нами, что мы отчетливо увидим далее, в рассказе о воскрешении Лазаря.

Мы верим, что в последний день Он воскресит и примет к Себе всех.

В этом рассказе можно обратить внимание вот еще на какую важную деталь: Это чудо очевидным образом перекликается с воскрешением сына вдовы пророком Илией (3Цар. 17:8-24). В обоих случаях воскрешен сын вдовы. В обоих рассказах есть одинаковые выражения.

Евангелист Лука показывает, что Иисус, с одной стороны, действует как пророк, но Он – больше чем пророк. Илия молится, чтобы Бог воскресил мальчика, Иисус Сам воскрешает ребенка, без всякого усилия и промедления.

Чтобы его намек поняли, Лука сразу после этого чуда приводит реплики людей: великий пророк восстал между нами, и Бог посетил народ Свой (Лк. 11:16).

 

Воскрешение Лазаря

О третьем чуде воскрешения, знаке наступления новой эры, рассказано в 11-й главе Евангелия от Иоанна.

Евангелист сообщает, что у Христа есть друг. Зовут его Лазарь. И вот Иисусу говорят, что его друг серьезно болен.

Находясь на расстоянии часа пути от Вифании, селения, в котором жил Лазарь, Иисус не спешит исцелить друга. В 4-м стихе объясняется причина: болезнь Лазаря – к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий.

Лишь через три дня Спаситель говорит ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! Давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда.

Для Христа, как и для Его учеников, идти в Иудею – значит идти навстречу смерти.

Вспомним, что тема Прославления Сына Божия тесно связана с темой Крестной смерти – Прославлением Евангелист Иоанн называет и чудеса Христа, и Его Страдания, и Крестную смерть. Несомненно, что смерть и воскрешение Лазаря как-то связаны со Смертью и Воскресением Самого Господа. Как?..

Смерти Христос не боится. Возможно, что в Иудее Его схватят и убьют. Но испуганным ученикам Он говорит загадочные слова: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним.

Что это значит? Как для дня Бог определил известную продолжительность (12 часов), так и для Служения Христова определено время и срок. Не надо бояться опасностей, потому что раньше, чем то определено Отцом Небесным, Христа не схватят и не убьют. Иисуса ведет Его Отец, да и Сам Христос – Свет миру; Он знает, что нужно совершить, знает, что все осуществится в назначенное время…

Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном. Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему.

Здесь обращает на себя внимание реакция Иисуса на смертельную болезнь друга: Лазарь умер; и радуюсь за вас… Почему Христос радуется? Дабы уверовали… когда чуть позже увидят чудо.

Зная о том, что Он скоро и Сам будет схвачен и убит, представляя, что переживут ученики, видя, что их Учитель, ради Которого они все оставили, – мертв, Спаситель… совершает чудо воскрешения Лазаря, чтобы уверить их: смерть может быть побеждена!

И это чудо воскрешения Лазаря – самое очевидное, самое сильное тому доказательство.

…Иисус с учениками подходит к Вифании.

В то время возле постели тяжелобольного собирались друзья, родственники. Они плакали, выражая больному сочувствие, пели псалмы, молились. Когда больной умирал, все начинали плакать. Приходили и плакали соседи. Нам такое выражение горя кажется неуместным, однако это было обязательным элементом погребального обряда. Вот почему, подчеркивая, что смерть Лазаря была подлинной, настоящей, – приближаясь к его дому, заплакал и Иисус…

Сразу после смерти тело начинали готовить к погребению. Похороны происходили в день смерти.

Иудеи знали, что египтяне владели искусством бальзамирования умерших, но сами тела не бальзамировали. Они обмывали тела, заворачивали их в погребальные пелены. Ноги и крестообразно сложенные руки перевязывали полоской материи. Также лентой перевязывали лицо, поддерживая нижнюю челюсть. На глаза клали монеты, чтобы во время посмертных процессов глаза не открылись.

Тело на носилках относили ко гробу – пещере, которая заваливалась затем большим камнем. Иногда пещеры, например естественного происхождения, были очень большими, и в таких пещерах устраивали полки или ниши для отдельных погребений. Тело покойного клали на полку, посыпали благовоньями. Иногда такую отдельную полку в пещере могли заложить большим камнем и замазать гипсовым раствором.

Через год, когда плоть разложится, собирали кости и складывали их в оссуарий – сосуд, ковчег или, если гробница принадлежала небогатой семье (гробницы были семейными), в ямку в самой гробнице.

Однако вернемся к Лазарю. Он умер и находится во гробе уже четыре дня. Смерть произошла, и кажется, что никакой надежды больше нет. Процессы разложения в Палестине происходят очень быстро. В Талмуде сказано: «Три дня (после смерти) душа парит над телом, стремясь ве