О преображении, святости, духовном прогрессе человека по учению Православной Церкви » Сайт священника Константина Пархоменко
Азбука веры » священник Константин Пархоменко » Статьи
  виньетка  
Распечатать Система Orphus

О преображении, святости, духовном прогрессе человека по учению Православной Церкви

священник Константин Пархоменко


Рейтинг:
( О преображении, святости, духовном прогрессе человека по учению Православной Церкви 12 голосов: 4.08 из 5 )

1

Каждый день в православных храмах за богослужением произносятся слова: «преображение», «обoжение»… И для священников это такие известные и понятные слова, что мы редко говорим о них. Кажется, что и всем абсолютно ясно, о чем идет речь… Однако в различных аудиториях сталкиваешься с тем, что не всем ясно и понятно. Другие такие слова слышали, но толкуют их по-своему. А иные и вообще против, принципиально против этих терминов – «клерикальной пропаганды». Так что на самом деле Церковь вкладывает в слова «преображение», «обoжение»?

Замысел Божий

Господь сотворил человека способным воспринять самую большую славу и достоинство. Освятиться, стать бессмертным. Именно поэтому человек творится похожим на Бога («по образу и подобию Божьему»). Живя в послушании Богу, исполняя Его благую волю, человек постепенно восходил бы ко все большей и большей славе, в нем бы происходило все большее изменение. Не психологическое, но онтологическое – он бы принимал в себя благодать Божию и благодать его преображала бы (то есть изменяла). Но на заре своего существования человек отпал от Бога. Это отпадение человека от Бога мы называем Грехопадением. Грехопадение потемнило существо человека, но не уничтожило совершенно в человеке добрые настроения и чувства.

Желая человеку спасения, Господь невидимо присутствовал в истории, помогал людям победить греховное настроение, звал их к истине, добру, красоте. Большинство игнорировало этот голос. Но были и такие, что старались верить и строить жизнь по-Божьему. Мы знаем о многих праведных язычниках. В конце концов, даже библейский праведный Иов тоже был язычником. 2 Человек тосковал по утерянной Небесной отчизне, в своих религиозных церемониях искренне пытался преодолеть дистанцию между землей и Небом… Но все же слишком мало было таких праведников. Большинство жили «как все», растворялись в жестокой и безликой массе. И тогда Господь создает народ. Не избирает, как говорят некоторые, а именно создает. Это еврейский, или иудейский, народ. Его родоначальником стал лучший из лучших – Авраам. Даже зная силу его веры и доверия Богу, Господь еще раз испытывает его, повелевая принести в жертву и убить любимого единственного сына Исаака… 3

Итак, еврейский народ. Этому народу открыта истина о Боге и мире. Этот народ должен стать примером, образцом для всех остальных народов. Он должен подготовить мир к встрече Бога. (Иудеям было открыто, что некогда явится небесный Посланник – Спаситель.) Естественно, что от членов этого народа требуется не просто быть «на уровне» других благочестивых людей (из язычников), но быть лучше, выше, праведней. И поэтому звучит призыв: «Я – Господь Бог ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я свят» (Лев.11:44).

Вот первое, очень древнее и ясное, указание на то, каким должен стать человек – богоподобным. Освящайтесь и будьте святы…

Но евреи, несмотря на все милости, излитые на них, не были такими, какими хотел их видеть Бог. Их вразумляли пророки, им были даны чудеса и знаки любви Божией… А они постоянно Бога предавали и от Него отступали. Призыв освящаться, становиться богоподобными услышан не был… 4

Спустя многие века, когда стало очевидно, что в рамках Ветхого Завета люди сами не смогут исправиться, организовать свою духовную жизнь, примириться с Богом, приходит Спаситель. Он приходит к человечеству, обессиленному в борьбе с диаволом и грехом. Он приходит, чтобы соединить человеческое с Божественным, чтобы показать человеку дорогу на Небеса. Его земное имя – Иисус. Он – Посланник Божий, и поэтому Его зовут Христос. 5

Иисус родился от земной женщины, как все обычные люди, но одновременно был Сыном Божиим. То есть и Бог, и человек одновременно, как мы говорим – Богочеловек. Абсолютная цельность, благородство, мудрость, чистота… Какую грань личности Иисуса Христа ни возьми, он покоряет сердца, даже если на Него смотреть как на простого человека. Вот тут уже нам дан реальный, живой пример того, какими Бог хочет видеть нас. Похожими на Его Сына.

Евангельские перспективы

И вот теперь древние призывы к Богоподобию становятся самыми что ни на есть конкретными. Если видишь Иисуса – то можешь Ему уподобляться. В Ветхом Завете освящаться, исполняться Духом Святым можно было, исполняя Божии заповеди, Закон, в Новом Завете – подражая Христу. Но Иисус – не только нравственный пример (как Его видели многие гуманисты, тот же Лев Толстой). Он дает нам возможность с Ним соединиться. И идти по жизни уже не в одиночку, а вместе. От нас зависит только одно – захотеть вступить на этот путь. Апостол Павел пишет, что мы призваны «отложить прежний образ жизни ветхого человека, истлевающего в обольстительных похотях, а обновиться духом ума вашего и облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф.4:22-24). Апостол Павел не всегда пишет легко, но если предпринять труд вдуматься в его слова, они скажут об очень многом. Мы истлеваем в страстях и отчаялись победить грех. Но через покаяние можем отвергнуть прежнюю жизнь и стать новым человеком… Как стать? «Облечься в нового человека», во Христа.

…Все, обессилевшее и поврежденное в Грехопадении, восстанавливается силой Божией в Новом Адаме, во Иисусе Христе. Следует принять жизнь Нового Адама, погрузиться в Его жизнь, в Его смерть, ибо тогда мы сможем вместе с ним и воскреснуть, и прославиться. «Вчера я был распят со Христом, сегодня — прославлен вместе с Ним; вчера умер со Христом, сегодня причастен Его воскресению; вчера я был погребен со Христом, сегодня — пробуждаюсь вместе с Ним от сна смерти», — пишет святитель Григорий Богослов. Наступает новая эпоха. Ветхое и испорченное в нас уступает место живительной силе Божией. Мы во Христе обретаем Спасение. Сам термин «спасение» (от греч. сотерио) означает: я становлюсь целым, целостным, я достигаю (и мир достигает) полноты своего существования. Итак, для всего творения есть вечный и незыблемый замысел: достижение всей возможной для твари бытийной полноты. Достижение этой полноты возможно через преодоление греха в себе и в мире и через уподобление Иисусу Христу. «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом» (св. Афанасий Великий).

Мы говорим о преображении и обожении. Преображение – значит изменение. От прежнего, греховного, слабого – к новому: чистому, праведному, сильному силою Божией. Обожение – значит всецелая охваченность Богом, изобилие благодати, которая проявляется и в тебе, и в твоих делах.

Апостол Петр говорит: «Дарованы нам великие и драгоценные обетования, дабы вы чрез них соделались причастниками Божеского естества» (2 Пет.1:4). Разве не удивительно, не дивно – сделаться причастниками Божественной природы?.. И не просто причаститься Божественности, а стать носителем ее, вместилищем благодати.

Позволю себе выписать несколько строк из Нового Завета, которые покажут, что все, что мы говорим, – не богословские предположения, высказанные отцами Церкви в позднейшее время, но именно подлинное новозаветное учение.

Итак: Христос «есть образ Бога невидимого» (2 Кор.4:4). И нам Бог «предопределил быть подобными образу Сына Своего» (Рим.8:29). Мы должны «облечься в нового человека, созданного по Богу, в праведности и святости истины» (Еф.4:24). (Этот «новый человек» – Христос.) Апостолы, святые трудились именно над тем, чтобы люди это поняли, изменились: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал.4:19). Но преображение и богоподобие – не что-то легко достижимое. Это процесс. «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу…» (2 Кор.3:18) Но этот процесс увенчивается успехом уже при жизни здесь, на земле. Апостол Павел о себе сказал: «уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20). Это же могут сказать и тысячи христианских подвижников всех эпох.

Итак, Новым Заветом нам дана «программа» преображения: осознать, что подлинная жизнь возможна только с Богом, в единстве с Ним; покаяться, то есть переосмыслить свою жизнь; через Таинство Крещения войти в теснейшее единство со Христом; жить и строить жизнь по-христиански, в подражании Иисусу Христу; укреплять единство со Христом через Таинство Евхаристии, то есть Таинство единения с Ним.

Св. Николай Кавасила, живший в XIV веке, так пишет об этом: «Как скоро мы крещаемся, душа наша, очищенная Духом Святым, делается светлее солнца. И мы не только взираем на славу Божию, но и сами получаем от нее сияние. Как чистое серебро, лежащее против солнечных лучей, и само испускает лучи не от собственного естества только, но и от блеска солнечного: так и душа, очищенная и соделавшаяся блистательнее серебра, принимает луч от славы Духа в славу, доступную нам, в какую надлежит…»

Что такое благодать Божия? Как она действует? Этому вопросу посвящены сочинения многих христианских мистиков и богословов. Если сказать в двух словах, то благодать – это энергии Божии. Эти энергии воздействуют не только на душу, но и на тело, можно сказать, пронизывают, напитывают всего человека. Иногда тела святых, пронизанные животворными Божественными энергиями, даже не подвергаются всеобщей участи тварных вещей – не тлеют. Для людей, ведущих духовную жизнь, – все это не теория, но самый реальный факт их жизни.

А теперь, когда мы наметили основные моменты православного понимания этой темы, отвечу на предложенные мне вопросы.

Может ли человек планомерно, основываясь на системном методе, изменить свой характер, преобразить свою судьбу? И если да, то как это происходит? Может. И этот «системный метод» – православно-христианское учение. За две тысячи лет подвижниками веры созданы тысячи произведений, которые учат тому, как строить христианскую жизнь. В качестве примера упомяну книгу святителя Феофана Затворника «Что есть духовная жизнь и как на нее настроиться?» Тут само название книги говорит за себя. Существует литература для новоначальных в вере, есть литература для людей, уже продвинувшихся на путях духовной жизни. Есть и литература для подвижников, уже преуспевших в духовном делании. Это все доступно, открыто для каждого. Православию чужд какой бы то ни было эзотеризм, мы ничего ни от кого не скрываем.

Как это изменение конкретно происходит? Это слишком большой вопрос, чтобы обсуждать его здесь. Лишь несколько слов. Христианская жизнь включает в себя комплекс моментов. Для того чтобы продвигаться по путям духовной жизни, следует как минимум: 1. Вести церковную жизнь: исповедоваться, причащаться. Через церковные Таинства в нас вливается благодать Божия. Быть христианином и не приступать к Таинствам – невозможно. Потому, что христианин – это не тот, кто только умом верит, но тот, кто находится в теснейшем энергетическом единении с Богом. Также мы должны молиться и соблюдать определенные моменты церковной дисциплины. 2. Христианин без добрых дел – ничто. «Христианство без практического доброделания – бесовское богословие» (преп. Максим Исповедник). В нас «должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп.2:5). Мы должны быть скоры на добро и медлительны на грех. Должны прощать врагов, не мстить, не желать зла, не блудить, не воровать, не убивать. Более того, мы такими должны быть не только в делах, но и в душе. Мало не убивать, мало не изменять супружескому союзу. Христос говорит, что, если наша праведность останется только на уровне «дел» и не затронет душу, то есть в душе будут и блуд, и жестокость… мы не войдем в Царство Небесное. От христианина требуется достижение не только внешней праведности, но и внутренней. А как именно работать в этом направлении, Церковь дает конкретные советы.

В отношении судьбы. Можно ли ее изменить? Мы сами творим свою судьбу. Мы не запрограммированы. Если бы наша жизнь была составлена до нас, Бог не обращался бы к людям с таким настойчивым призывом покаяться, измениться. В этом отношении мы – свободны. Другой вопрос, что Бог все равно знает все будущее, но это не потому, что Он это будущее для нас составил, а потому, что Он – Всеведущий.

Почему одни способны к преображению, а другие, в большинстве, своем, – нет. Люди не хотят меняться к лучшему или не могут меняться? Все люди могут измениться. Я еще раз хочу подчеркнуть, что, когда мы говорим о христианском преображении, мы говорим не о моральном изменении, а о некоем онтологическом, экзистенциальном изменении. В человека входит благодать, и она его изменяет. Святой человек отличается от не святого не тем, что он добрей, а тем, что он напитан благодатью, силой Божией. Те, кому посчастливилось общаться с подлинным старцем – архимандритом Иоанном (Крестьянкиным), протоиереем Николаем Гурьяновым и др., – видели перед собой не просто хорошего, а духоносного человека. Помню, как меня ошеломила первая встреча с отцом Николаем. Ты понимаешь, что это действительно – другой человек.

Так вот: каждый человек может принять в себя благодать Божию. В ту меру, в которую откроется Богу, будет трудиться для этого. Мы знаем совершенно неграмотных святых, знаем интеллектуалов святых… Надо только трудиться в этом направлении. Я неспроста уже несколько раз употребил слово «трудиться». «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф.11:12).

А вот ленивый человек, тот, кому лень молиться, не хочется выстоять час-два на церковной службе, кто не желает работать над своим характером и проч., – так и останется духовно на месте. Никакого духовного роста, я уже не говорю про освящение, обожение, у него не будет.

…Служа священником, я видел много потрясающих моментов. Назовем людей, с которыми они были связаны, библейскими выражениями: «кающаяся грешница», «кающийся разбойник». Люди, которые дошли до крайней степени падения, которые сотворили все безобразия, какие только можно вообразить, – поняли, что так жить дальше нельзя. «Или в петлю, или в церковь», как сказала недавно одна женщина. И вот они приходят и начинают церковную жизнь. И изменяются. Это их изменение не есть просто психологический процесс, тут нечто другое, тут действует благодать, сила Божия… Иногда приходят родственники этих людей и говорят: «Вот мы – неверующие. И мы не понимаем, что происходит с нашим отцом (мамой, сестрой, братом и т.д.)… Это что – игра?» Нет, это не игра. Это процесс благодатного исцеления, совершающийся силою Божией.

Соотношение персонального усилия и благодати при преображении человека Это очень индивидуально. Есть люди, которым духовный путь дается относительно легко. Есть те, которые должны какое-то время с большим прилежанием себя пересиливать, чтобы встать на молитву, пойти в храм, покаяться. Другое дело, что Господь свыше сил нагрузки не дает. И всегда приходит на помощь старающемуся. Бывает, молишься, а ответа нет. Только подумаешь – не напрасно ли это, душу озарит какой-то свет и радость. Как веяние ветра, как огонек свечи. Это мгновенное касание нашей души Духа Святого ободряет и укрепляет нас в дальнейшем подвиге.

Бог открывается только ищущей душе! Это на богословском языке называется синергией (с греч. содействием, взаимодействием) двух воль: воли Божией и воли человеческой. Воля человеческая трудится – Бог спешит к ней навстречу.

Бывает, что нас посещает благодать и в совершенно светские моменты нашей жизни. Или во время созерцания красоты (природа, картина и т.д.), или во время слушания музыки. Казалось бы, откуда, но вдруг нас посещает невыразимая радость. Это оттого, что мирская красота и гармония являются отражением абсолютной Небесной красоты и гармонии. И через приобщение к этому бледному земному выражению красоты наша душа переживает восторг, потому что коснулась Божией Красоты. Бывает, что благодать нас посещает в те моменты, когда мы творим добрые дела, или нам плохо, или даже грешим. И вот тут, когда в душе грешника сверкнет луч, все покажется таким серым, убогим, грязным. «Что я делаю? Зачем?..» – содрогнется он от ужаса. Вот эти касания благодати даются нам на мгновенье, «авансом». Чтобы ободрить нас, может быть, пробудить от греха, напомнить о вечном. Вообще, мы должны идти путем духовной жизни и самостоятельно приобретать (как говорил преп. Серафим Саровский – «стяжать») Дух Святой, а не ждать моментных наитий.

Святой человек периодически находится в таком состоянии радости и блаженства, оттого, что в нем Дух Святой. Вспомните знаменитую беседу преподобного Серафима Саровского с Мотовиловым. (Эта удивительная беседа есть на нашем интернет-портале, поэтому приводить из нее выдержки я не буду.)

Может ли человек достаточно легко уходить от греха? Воля, лень, инертность… «Достаточно легко» – едва ли. Духовная жизнь – большой труд. Я уже приводил слова Христа: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф.11:12). Так вот здесь в оригинале используются обороты речи, подразумевающие захват крепости. Но все же, кому-то легче справиться со своим характером, кому-то труднее. Не в последнюю очередь это обусловлено… наследственностью. Например, как говорят психологи, воля передается по наследству. Есть люди с колоссальной силой воли. Есть – с вялой и неразвитой. Далее: получив что-то, мы ведь с этим живем. И вот та же воля может быть с детства и юности атрофирована. Если за человека все делают, решают, не дают ему самостоятельно принять решение, балуют и не закаляют волю воздержанием, он, скорее всего, вырастет безвольным.

Когда, впоследствии, человек станет христианином и будет бороться с грехом, ему трудно будет преодолеть эту слабость воли, но все же, с помощью Божией, если будет настойчив, он справится. Я в храме практически каждый день беседую с людьми, которые говорят, что «нет воли» от чего-то отказаться или на что-то себя побудить. Что это, как не болезнь сегодняшнего времени – атрофирование воли? Современный человек ни от чего не отказывается, он позволяет себе все, что хочется. Вот это и приводит к тому, что человек со слезами говорит: «Я не могу прийти в храм натощак, потому что я привык завтракать». Такие церковные дисциплины, как пост – то есть сознательный отказ на какое-то время от отдельных продуктов, отказ от алкоголя, развлечений; посещение богослужений, понуждение себя на молитву, – все это способствует формированию воли.

Что касается лени, то это просто плохая привычка. Нужно понуждать себя к работе, чтобы от нее избавиться. А захочет ли этого человек – зависит от него самого.

Каковы христианские методы, христианская практика преображения человека? Я уже говорил, что это церковная богослужебная, личная молитвенная и добродетельная жизнь. Неверно думать, будто спастись можно только на каком-то месте. Как часто я слышу: «Хорошо батюшкам – весь день с Богом». «С Богом» должны жить все люди. Каждый должен смиренно проходить своим жизненным путем. И по возможности занимать мысли Богом. Моем ли посуду, убираем комнату, копаем ли огород – пусть при этом будет не радиоприемник фоном, а молитва или прослушивание мудрой книги. Должно быть время и для новостей, и для развлекательных передач, но радио- (или теле-) шум, бессмысленные, сменяющие друг друга передачи только выветрят благодать из души. Однажды я поставил на себе опыт. Я делал какой-то ремонт и в течение дня слушал радио. К вечеру у меня болела голова, а душа казалась помойкой… А ведь многие так и живут. Постоянная информация – на 95% лишняя, ненужная…

Итак: участвовать в Таинствах; молиться лично и размышлять о Боге, исполнять хотя бы минимум аскетических предписаний Церкви; творить добрые дела; следить за своей жизнью и избегать греха. И делом, и в мысли. Этот минимум сделает нас способными принимать в себя благодать Божию.

Еще и еще раз напомню: без Церкви, без храма, без участия в Таинствах никакого духовного продвижения не получится.

Есть ли какие-то критерии продвижения по пути преображения? Таких критериев – нет. Именно поэтому сказать о человеке – «он святой» мы не можем до самой его смерти. А вдруг перед смертью он изменится или вскроются какие-то неприглядные детали его жизни?.. Канонизируют человека только после смерти, по прошествии какого-то промежутка времени. Это также делается для того, чтобы по прошествии одного-двух поколений, люди могли как бы со стороны, более объективно посмотреть на его подвиг. (Но это не исключает того, что люди сами, «снизу» чтут праведника. Я говорю об официальном общецерковном прославлении – канонизации.)

Для того чтобы человек был канонизирован необходимо, чтобы кроме всесторонне подтвержденной его святости, были зафиксированы чудеса, сотворенные по молитвам к нему. Это как минимум значит, что он своей жизнью угодил Господу, Господь его просьбы исполняет, как просьбы друга. Если это мученик, то чудеса необязательны. Достаточным основанием для прославления мученика является подтвержденный факт, что он был поставлен перед выбором: сохранить жизнь и отречься от веры – или, наоборот, потерять жизнь, но сохранить веру.

Но это касается подлинных святых. Конечно, и о самых сомнительных личностях, типа Иоанна Грозного и Григория Распутина, кто-то может говорить как о святых, но это маргинальные группки на периферии Церкви. Всех пишущих на эту тему мы знаем наперечет – их всего-то несколько человек.

Пока человек жив – никаких выводов о его святости мы делать не можем. Мы можем доверять ему, консультироваться, спрашивать совета, но никто из православных не дерзнет сказать: это святой, преображенный человек. Другое дело, что все же это ощущается. Может быть, не экзальтированными людьми, но подлинно верующими, священниками, тут подделку заметить очень легко. Именно поэтому священники часто трезво осаживают людей, воздыхающих по какому-нибудь батюшке: «Это человек духовный, опытный, но не старец. Относитесь к его советам с мудрым рассуждением».

Нет ли здесь самообмана или подтасовки результатов для оправдания метода? Подтасовки с чьей стороны? Со стороны старца? Если это псевдостарец (есть священники, которые, на самом деле являясь хорошими духовниками, немного завышают свою компетенцию), то кроме группы людей, окормляющихся у этого «старца», никакого всероссийского почитания не будет. На моей памяти есть смерти людей, считавшихся старцами, но на самом деле таковыми не являвшихся – просто хороших священников. И вот через несколько лет после их преставления, кроме некоторых духовных чад, их никто не вспоминает как духоносных пастырей и не почитает. Если говорить о подтасовке со стороны людей, которые хотят, выражаясь современным языком, «раскрутить» старца, так это тоже малоперспективное предприятие. В самое последнее время это проект прославления некого отрока Вячеслава Крашенинникова. Этой акцией руководит небольшая группа людей, но на всероссийский уровень это предприятие так и не вышло. Церковь выразила свое твердое отрицательное мнение об этом явлении, и кто хочет слышать трезвый голос Церкви – пусть прислушивается.

Подлинная святость говорит сама за себя. Вспомните жития. Не подвижник афишировал себя, а люди, узнав про его святость, стремились к нему. Он убегал в лесные чащи, пустыню… а его все равно находили и к нему приходили за советом и духовным наставничеством. Сколькие старцы хотели и от этих людей скрыться, но их удерживала жалость к несчастным, желание помочь им.

Не выпадает ли преобразившийся человек из непреображенного социума? Конечно, выпадает. Как выпадает всякий человек, который в компании в пост не ест мясо, не пьет водку и не танцует. Но таким высоким словом «социум», наверное, не стоит обозначать компанию грешных людей. Лучше спросить: «не выпадает ли из среды людей, живущих мещанской, греховной жизнью, человек, желающий жить иначе, духовно?»

Почти каждый день ко мне приходят молодые люди и девушки, которые говорят: «Я не живу половой жизнью, как все вокруг. Я считаю, что это возможно только после брака, но все мои друзья надо мной смеются, потому что сегодня так не принято». Что им ответить? Только то, что Церковь придерживается верных и незыблемых установлений, которые возводят душу человеческую к совершенству. Не одно – сегодня, а другое – завтра, сообразуясь с греховными тенденциями нашей культуры, а одно на все времена – Истина, ведущая к спасению.

Другое дело, что «преображенный» человек, хотя я бы употребил менее радикальное слово – «праведный», не ставит себя выше мира. Нам грустно, что мир во зле лежит. Но наша задача – не высокомерно и отстраненно презирать его, а помогать миру выкарабкаться из той духовной ямы, куда он попал. Именно поэтому идут священники на телевидение. Не «показать себя», как приходится слышать, – да Бога ради, зачем нам это нужно?.. А чтобы обратиться к как можно большей аудитории: «Ау, люди! Вернитесь к Богу! Хватит блуждать и страдать! Блудные дети, вернитесь к Отцу!»

Какую роль в судьбе человека играют гены и наследственность? Большую, но это тема целой статьи, которую хотелось бы написать вместе с психологами. Христианство говорит, что большинство из недостатков, слабостей нашей души (даже врожденных) оно поможет исправить. Это правда. Знакомство с жизнью многих подвижников показывает, что это люди, мало что в мирском отношении значащие. Но именно они стали великими святыми. В одной статье о призвании священника я писал: «Святость открывает в человеке новые таланты, новые перспективы и глубины, которых может не быть видно в обычном человеке. Такой человек, уже не в силу врожденных способностей, но в силу своей святости становится духовным лидером! Вспомним об отце Иоанне Кронштадтском. Он хотел быть священником, но не имел, харизм, которые помогут ему быть хорошим, настоящим священником. Если бы отец Иоанн не стремился к святости, мне кажется, он не был бы хорошим священником. Он не имел дара слова, дара убеждения, сама внешность его не располагала быть лидером (щупленький, низкорослый, с жидкой бородкой, без музыкального слуха), он весьма посредственно учился, вообще в столицу (Петербург) приехал из глухой деревни Архангельской губернии… Разве не знаем мы таких батюшек, которых называют серенькими?.. Послужил в храме – и домой. А там – своя маленькая, никому не заметная жизнь. Такая жизнь, например, была у родителя отца Иоанна, который всю жизнь прослужил в маленьком селе дьячком, и мы бы ничего о нем не узнали, если бы не его великий сын. Но о. Иоанн решил быть другим священником: всю жизнь, каждую минуту, отпущенную ему Богом, служить людям. Интенсивно работать над собой: не лукавить себе, не потакать в себе греху, слабости и т.д. Можно сказать, что отец Иоанн Кронштадтский, не имя харизмы священника, той харизмы, которая многим даром, просто так, дается, через достижение святости достиг ее. В самом высшем и совершеннейшем смысле! Если бы он не захотел стать святым, он был бы незаметным священником, который вряд ли бы приводил людей к Богу, вряд ли свою общину вел вперед. Скорее, обслуживал религиозные потребности населения. Но он стал другим. Какой тут включился механизм? Человек дает через себя действовать Богу. Вот это, наверное, высший путь».

«Бревно остается бревном и в орденах, и в лентах» (Роберт Бернс). Так ли это? Что можно изменить в человеке, а что не подлежит преображению, и при каких обстоятельствах? Хороший вопрос! Мы говорим, что человек может измениться силою Божиею при любом его собственном «материале». Но это, конечно, не значит, что неграмотный человек станет умным и т.д. Я уже неоднократно говорил, что в православном понимании это изменение мыслится не психологически, но онтологически. Я понимаю, что светскому человеку это трудно понять. Как трудно понять реакцию на слова одного египетского пустынножителя. Он предпринял опасное путешествие, чтобы побеседовать с неким святым старцем. И вот, когда он с группой паломников прибыл к старцу, те стали беседовать, а пустынник стоял неподалеку. Наконец старец спросил: «Сын мой. А ты не хотел ни о чем меня спросить?» «Мне достаточно, отче, на вас смотреть…» Я сам несколько раз бывал у старцев. И каждый раз хотелось не говорить, а смотреть. И слова-то казались лишними, когда надо было только созерцать и впитывать… Потому, что святость – это не что-то изменяющее нас на человеческом уровне. А преображающее на надчеловеческом.

В собрании рассказов афонского старца Паисия есть замечательный рассказ о неграмотном монахе. Он не знал даже основ богословия. Он просто целыми днями пребывал в молитве, в пении Богу. И вот наступил в его небольшой обители голод. И монахи, знавшие его как человека духовного, попросили его помолиться о том, чтобы Господь их прокормил. Этот старец подошел к морю и стал молиться: «Святая Феофания, помоги нам…». Надо сказать, что Феофания в переводе с греческого значит «Богоявление». Так называется праздник Крещения Господня (19 января). Но этот монах по простоте своей не знал, что такое Феофания. Он думал, что это имя святой. И после его молитвы ему в руки выпрыгнула большая рыба. Монахи были накормлены… Это совершенно реальный случай (подобных я мог бы рассказать множество), и он показывает, что для Бога важны не ум, не чины, а сердце сокрушенное и смиренное.

И чины, и регалии для святых ничего не значат. Когда сто лет назад Император Николай II с Императрицей приехали в Саров, они посетили келью одной юродивой старушки, Параскевы, слывшей прозорливой. Их встреча началась так: юродивая сказала: «Садитесь». Они поискали глазами, где бы найти стул, но не нашли. Тогда Император сел на пол… После этого встреча состоялась. Кстати сказать, юродивая подарила Императрица куклу и сказала, что у той будет мальчик (действительно, вскоре Императрица родила долгожданного наследника). А потом юродивая предсказала им мученическую смерть. Совсем недавно мне рассказывали, как одного русского олигарха афонский старец заставил стоять на коленях два часа, дожидаясь его выхода. Когда старец вышел, тот чуть не падал в обморок. Старец обличил его в грехах (ещё даже не исповеданных) и сказал, что в будущем будет более жесткий разговор. «А теперь иди и выполняй…» – последние слова старца.

Так что преображение и духовное изменение не относится к чинам, к положению, даже к умственным данным. Оно всецело зависит от готовности человека слушать и исполнять волю Божию.

Может ли нездоровый физически, психически человек быть преображенным? Конечно, и физически, и психически недужные могут стать святыми. Но при собственном усилии. В Византии считали, что психически больной человек – бесноватый. В Древней Руси – что, скорее, он Божий человек. Но и то, и другое было перегибом. И бесноватым, и Божиим человек становится не автоматически, не сам по себе, а вследствие каких-то своих дел. Если человек (например, слепой) хулит всех и на всех злится – что ж, он открывает душу темным силам, диаволу. Если человек (здоровый ли, больной ли) молится, причащается, живет по-христиански – становится святым. Несколько лет назад я ехал в машине по Днепропетровской области. И увидел большое количество людей, куда-то идущих. Я спросил друга-священника, что происходит. Он в ответ развернул Днепропетровскую епархиальную газету. Там было сказано, что умер один местный подвижник. Мирянин. В пятидесятые годы сломал позвоночник. И полвека лежал прикованный к кровати. И вот он, вместо проклятий, осуждений Небу: «Почему так, я такой молодой…» – стал молиться. Непрестанно. И благодарить Бога за свою болезнь – паралич. И через годы вдруг увидели, что его предсказания сбываются, его советы помогают людям жить. …Он стал духовником не только местных деревенских бабушек и дедушек, но и священников, и иерархов. Раз в месяц к нему приезжал митрополит Днепропетровский для духовной беседы… Вот такой калека. Хоронили его десятки тысяч человек.

Есть ли эволюция, позитивное преображение человека в истории, или люди те же, что и раньше, ничего не меняется, меняются лишь отдельные, способные на это индивидуумы? Давайте попробуем создать скульптуру, более совершенную, чем Венера Милосская. Или напишем картину, более сильную, чем Джоконда… Не получится. Почему? Потому, что дух человеческий остается таким, каким был и тысячелетия назад. Технически, несомненно, мы прогрессивней. Но духовно, нравственно… Нет. Продуманы какие-то социальные институты, отменено (в Европе) рабство, изменилось (опять же в Европе) отношение к женщине. (Кстати, сказать, эти изменения обусловлены влиянием именно христианской культуры.) В Азии все осталось практически так же, как и тысячелетия назад. Да и в Европе, в этом цивилизованном мире, в котором люди ведут себя нравственно просто потому, что привыкли, не отдают себе в этом отчета, случись что катастрофическое…

Человеческий дух – бессмертный, богоподобный, способный к обожению – создан был раз и навсегда. И он пребывает в человеке неизменным – во все века и тысячелетия. Мы не хуже и не лучше прежних поколений. Мы, может, знаем больше, перед нами уже опыт предыдущих поколений, но мы такие же люди, как и они.

[1] Для альманаха «Литературные кубики».

[2] Он происходил из земли Уц, населявшейся в Библейские времена язычниками. Коль скоро поэма о невинном и терпеливом страдальце вошла в Библию, Священный библейский автор не отрицал, что свет истинного боговедения и угодной Богу жизни возможен и у язычников.

[3] В последний момент рука Авраама с ножом, занесенная над сыном, была остановлена.

[4] Это не значит, конечно, что этот призыв не был услышан никем. Многие евреи жили богоугодно, свято.

[5] Слово «Христос» означает «Помазанный». В древности помазывали елеем священников, пророков, царей, то есть всех тех, кто нес священное, Божие служение. Иисус помазан, то есть послан на Свое служение, Самим Отцом Небесным. Он Помазанник в высшем смысле этого слова.

  виньетка  
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Карта сайта
Разделы портала