Размышления над трудными местами Евангелия

игумен Петр (Меще­ри­нов)

Есть несколько Еван­гель­ских изре­че­ний, кото­рые всегда вызы­вают недо­умен­ные вопросы. Мне бы хоте­лось пораз­мыш­лять над двумя из них.

I.

Не думайте, что Я пришел при­не­сти мир на землю; не мир пришел Я при­не­сти, но меч, ибо Я пришел раз­де­лить чело­века с отцом его, и дочь с мате­рью ее, и невестку со све­кро­вью ее. И враги чело­веку – домаш­ние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и сле­дует за Мною, тот не достоин Меня. Сбе­рег­ший душу свою поте­ряет ее; а поте­ряв­ший душу свою ради Меня сбе­ре­жет ее (Мф.10:34–39). Часто спра­ши­вают: что значит – «враги чело­веку домаш­ние его»? Как это – Бог любви вдруг гово­рит такие вещи о наи­бо­лее близ­ких к нам людях?

1. Гос­подь здесь цити­рует Ветхий Завет – книгу про­рока Михея. Горе мне! ибо со мною теперь – как по собра­нии летних плодов, как по уборке вино­града: ни одной ягоды для еды, ни спе­лого плода, кото­рого желает душа моя. Не стало мило­сер­дых на земле, нет прав­ди­вых между людьми; все строят ковы, чтобы про­ли­вать кровь; каждый ставит брату своему сеть. Руки их обра­щены к тому, чтобы уметь делать зло; началь­ник тре­бует подар­ков, и судья судит за взятки, а вель­можи выска­зы­вают злые хоте­ния души своей и извра­щают дело. Лучший из них – как терн, и спра­вед­ли­вый – хуже колю­чей изго­роди, день про­воз­вест­ни­ков Твоих, посе­ще­ние Твое насту­пает; ныне постиг­нет их смя­те­ние. Не верьте другу, не пола­гай­тесь на при­я­теля; от лежа­щей на лоне твоем сте­реги двери уст твоих. Ибо сын позо­рит отца, дочь вос­стает против матери, невестка – против све­крови своей; враги чело­веку – домаш­ние его. А я буду взи­рать на Гос­пода, упо­вать на Бога спа­се­ния моего: Бог мой услы­шит меня (Мих.7:1–7). (К слову – как при­ло­жимы слова древ­него про­рока к сего­дняш­ней нашей рос­сий­ской жизни!)

В этом вет­хо­за­вет­ном тексте мы видим при­кро­вен­ное про­ро­че­ство об апо­столь­ской про­по­веди: день про­воз­вест­ни­ков Твоих, посе­ще­ние Твое насту­пает (ст. 4). Пророк гово­рит о том, что это про­воз­ве­стие будет совер­шаться в усло­виях нрав­ствен­ного упадка, такого, что и домаш­ние будут вра­гами чело­веку, про­по­ве­ду­ю­щему истин­ного Бога и нрав­ствен­ную жизнь. 10‑я глава Еван­ге­лия от Матфея, где нахо­дятся раз­би­ра­е­мые нами слова, повест­вует как раз о посы­ла­нии уче­ни­ков Иисуса на про­по­ведь. Таким обра­зом, первое зна­че­ние этих слов – напо­ми­на­ние о про­ро­че­стве и о том, в каких усло­виях будет совер­шаться апо­столь­ское слу­же­ние: в деле про­по­веди домаш­ние скорее мешают, чем помо­гают. Сам Гос­подь гово­рил об этом: не бывает про­рока без чести, разве только в оте­че­стве своём и у срод­ни­ков, и в доме своём (Мк.6:4), – ибо как раз у своих домаш­них Хри­стос встре­тил сму­ще­ние и неве­рие. Слово «враги» нужно вос­при­ни­мать здесь не в абсо­лют­ном смысле, что – всегда и во всём враги. Биб­лей­ский язык часто «поля­ри­зи­рует» поня­тия; в этом кон­тек­сте «враги» – значит, «не друзья», не помощ­ники, не сочув­ству­ю­щие рели­ги­оз­ной сто­роне жизни: истин­ному Бого­по­чи­та­нию и про­по­веди Христа.

2. Второй смысл этих слов более общий. Дело тут вот в чём. Гос­подь принёс людям Новый Завет. Одна из граней этой новизны есть цен­ность чело­ве­че­ской лич­но­сти как тако­вой, – то, из чего выросла вели­кая евро­пей­ская циви­ли­за­ция. Вет­хо­за­вет­ному чело­ве­че­ству была свой­ственна другая иерар­хия цен­но­стей. Племя, род, семья – и только потом лич­ность. Лич­ность вне всего этого вос­при­ни­ма­лась непол­ной. Субъ­ек­том рели­ги­оз­ных отно­ше­ний в Изра­иле был народ; рим­ское право наде­ляло людей при­ви­ле­ги­ями по при­знаку граж­дан­ства. Иисус же Хри­стос воз­ве­щает под­линно новое бла­го­вест­во­ва­ние: лич­ность, сам чело­век прежде всего – дра­го­це­нен в очах Божиих. В раз­би­ра­е­мом нами еван­гель­ском тексте это видно из слов Спа­си­теля: Я пришёл раз­де­лить чело­века с отцом его, и дочь с мате­рью его, и невестку со све­кро­вью её (Мф.10:35). Отныне семья и обще­ство ста­но­вятся не первой цен­но­стью; они не теряют от этого своей важ­но­сти, своего зна­че­ния, но усту­пают место рели­ги­оз­ному досто­ин­ству лич­но­сти.

Необ­хо­димо под­черк­нуть, что эта цен­ность чело­ве­че­ской лич­но­сти – не «сама по себе»; она не абсо­лютна, не авто­номна. Она воз­можна именно в резуль­тате дей­ствия Нового Завета, то есть только во Христе Иисусе, в при­об­ще­нии Един­ствен­ной под­лин­ной Цен­но­сти – Богу, став­шему Чело­ве­ком (забве­ние этого при­во­дит сейчас к раз­ло­же­нию и гибели евро­пей­ской куль­туры). То есть не сам чело­век, осо­знав себя само­цен­ным, отде­ля­ется от домаш­них и ума­ляет род­ствен­ные связи, а Гос­подь делает это, ради Себя, сози­дая Себе Цер­ковь. И, коль скоро мы заго­во­рили о Церкви, тут нужно под­черк­нуть одну из её осо­бен­но­стей, то, чем она прин­ци­пи­ально отли­ча­ется от всех люд­ских сооб­ществ. Цер­ковь есть, во-первых, союз людей во Христе, а во-вторых, союз сво­бод­ных лич­но­стей. Цер­ковь объ­еди­няет людей не за счёт того, что люди лиша­ются какой-то сто­роны своей сво­боды, опла­чи­вая ею те или иные пре­иму­ще­ства данной кор­по­ра­ции; в ней всё «наобо­рот»: люди полу­чают от Христа сво­боду и силу любви. В Церкви чело­век во Христе пре­одо­ле­вает паде­ние, напол­няет низшие планы бытия Духом Святым, и сам во всём этом полу­чает не ума­ле­ние лич­но­сти и сво­боды, но при­ра­ще­ние их. Цер­ковь поэтому – высшая цен­ность по срав­не­нию с семьёй, родом, пле­ме­нем, нацией, госу­дар­ством и т.п. Если чело­век всё это путает, если он при­вно­сит в хри­сти­ан­ство нецер­ков­ные, ветхие, пре­одо­лен­ные Спа­си­те­лем прин­ципы бытия, то тем самым он ума­ляет Цер­ковь, не давая Христу освя­тить, оправ­дать и сози­дать себя, свою бого­при­об­щён­ную лич­ность; и в таком случае, воис­тину чело­веку ста­но­вятся вра­гами и семья, и род, и нация – если они для него выше Христа и Его Церкви. Это, кстати говоря, одна из насущ­ней­ших про­блем сего­дняш­ней цер­ков­ной дей­стви­тель­но­сти. Почему у нас упадок цер­ков­ной жизни? Потому что мы сами не даём Церкви быть тем, что она есть, желая свести её к обес­пе­че­нию наци­о­наль­ных, обще­ствен­ных, семей­ных и прочих инте­ре­сов. В связи с этим вполне можно ска­зать, что не только для отдель­ного хри­сти­а­нина, но и для Церкви бывают ситу­а­ции, когда вра­гами ста­но­вятся домаш­ние её…

3. И третий, пожа­луй, самый глу­бо­кий смысл раз­би­ра­е­мых нами еван­гель­ских слов. Послу­шаем, что гово­рит Гос­подь: Если кто при­хо­дит ко Мне, и не воз­не­на­ви­дит отца своего и матери, и жены, и детей, и бра­тьев и сестёр, а при том и всей жизни своей, то не может быть Моим уче­ни­ком; и кто не несёт креста своего и идёт за Мною, не может быть Моим уче­ни­ком (Лк.14:26–27). Сразу рож­да­ется острый (и часто зада­ва­е­мый) вопрос: как же так?? Ведь хри­сти­ан­ство, наобо­рот, при­зы­вает сохра­нять семью, сози­дать её; есть запо­ведь Божия о почи­та­нии роди­те­лей (Исх.20:12); Цер­ковь содер­жит Таин­ство брака – а тут такие слова? Нет ли здесь вопи­ю­щего про­ти­во­ре­чия?

Нет, ника­кого про­ти­во­ре­чия нет. Во-первых, мы уже ска­зали, что биб­лей­ский язык часто поля­ри­зи­рует поня­тия. Слово «воз­не­на­ви­дит» здесь не высту­пает в соб­ствен­ном своём смысле, а пока­зы­вает как бы мак­си­маль­ность дистан­ции до своего про­ти­во­по­ло­же­ния – то есть до поня­тия «любовь». Смысл здесь тот, что любить Христа нужно несрав­ненно больше, чем отца, мать, жену, детей, бра­тьев, сестёр и саму свою жизнь. Это не значит напря­мую нена­ви­деть всё это; да у нас и не полу­чится это сде­лать, потому что Сам же Бог, ска­зав­ший такие жёст­кие слова, вложил в нас есте­ствен­ную любовь к жизни, к роди­те­лям, к род­ствен­ни­кам, Сам дал запо­ведь о любви к людям. Это значит, что любовь к Богу должна быть настолько больше, прин­ци­пи­ально, каче­ственно зна­чи­мее и силь­нее, насколько «нена­висть» отстоит от «при­язни».

И во-вторых. Возь­мем Таин­ство брака. В нём супруги есте­ствен­ным поряд­ком ста­но­вятся «одною плотью» (Быт. 2:24); бла­го­дать Божия сози­дает этот над­лич­ност­ный орга­низм в един­ство и духов­ное, в малую Цер­ковь. Что в этом кон­тек­сте значат выше­при­ве­дён­ные слова Христа? Как здесь, когда речь идёт о бла­го­дат­ном дей­ствии, о бла­го­сло­ве­нии Божием, понять эту «нена­висть»?

Вот как. Гос­подь гово­рит здесь о том, что первая, глав­ная, мета­фи­зи­че­ская связь чело­века – это связь с Богом. То есть, при том, что в браке люди ста­но­вятся почти одним суще­ством, одною плотью, нет ближе отно­ше­ний между людьми, чем в браке, – однако связь души и Бога несрав­ненно важнее, глав­нее, реаль­нее, я бы сказал – онто­ло­гич­нее. И – пара­докс: каза­лось бы, как воз­мо­жен тогда брак? роди­тель­ская и сынов­няя любовь? дружба? вообще – жизнь в мире сем? Ока­зы­ва­ется, только и исклю­чи­тельно на этом осно­ва­нии: когда Хри­стос вно­сится в самую серд­це­вину жизни. Без Меня не можете делать ничего (Ин.15:5), сказал Он; и это не пустые слова, не мета­фора, а абсо­лют­ней­шая реаль­ность. Любое чело­ве­че­ское дей­ствие, всякое его усилие – пыль, прах, суета; только внося Христа в серд­це­вину нашей жизни, во все без исклю­че­ния наши дела и дви­же­ния души, чело­век обре­тает смысл, проч­ность, вечное изме­ре­ние своего суще­ство­ва­ния. Без Христа всё абсо­лютно бес­смыс­ленно: и брак, и роди­тель­ские отно­ше­ния, и всё, что состав­ляет жизнь на земле, да и сама она. Со Хри­стом всё встаёт на свои места; Хри­стос дарит чело­веку во всём этом радость и сча­стье; без Него это совер­шенно невоз­можно. Но для этого Он должен быть на подо­ба­ю­щем Ему, первом месте в нашей жизни. – Вот об этом и гово­рит наша еван­гель­ская запо­ведь, «жесто­кая», оттал­ки­ва­ю­щая на первый взгляд, но содер­жа­щая важ­ней­шие истины хри­сти­ан­ства. «Нена­висть» и «вражда» озна­чают здесь иерар­хию хри­сти­ан­ских цен­но­стей, а именно: един­ствен­ная истин­ная и реаль­ная Цен­ность на земле – это Гос­подь Иисус Хри­стос; всё полу­чает цен­ност­ный смысл только и исклю­чи­тельно под усло­вием непо­сред­ствен­ного (в Церкви) или опо­сре­до­ван­ного (социум, куль­тура и проч.) при­об­ще­ния Ему; всё, что вне Его – бес­смыс­ленно, пусто и гибельно…

Что всё это значит на прак­тике? Ведь не для абстракт­ного созер­ца­ния дана нам эта запо­ведь, а для испол­не­ния. И не можем мы все уйти в мона­стырь; мы живём в усло­виях, и внеш­них, и внут­рен­них, кото­рые вряд ли поз­во­лят нам осу­ще­ствить идеал, опи­сан­ный выше… Как нам быть «в быту», так ска­зать?

Свя­щен­ное Писа­ние нужно вос­при­ни­мать в целост­но­сти, не выди­рая что-то одно, пусть даже прин­ци­пи­аль­ное и глу­бо­чай­шее. Если мы эту целост­ность соблю­дём, то полу­чится вот что:

Роди­те­лей почи­таем, бра­тьев и сестёр любим, семью сози­даем во образ Церкви… но всё это должно быть во Христе. Коль скоро что-то в наших отно­ше­ниях с ближ­ними, и вообще в нашей жизни, про­ти­во­ре­чит Христу, Его Еван­ге­лию, то ста­но­вится враж­деб­ным нам. Но и «вражда» эта – тоже Еван­гель­ская; она не значит, что мы должны наших ближних-“врагов» убить, или отстра­ниться от них, или пере­стать испол­нять по отно­ше­нию к ним наши нрав­ствен­ные обя­зан­но­сти, или что-нибудь в этом роде. Нужно, во-первых, осо­знать ситу­а­цию, во-вторых, испра­вить, что можем, что зави­сит от нас, в‑третьих – если изме­не­ние ситу­а­ции невоз­можно – любить врагов наших, бла­го­слов­лять про­кли­на­ю­щих нас, бла­го­тво­рить нена­ви­дя­щих нас и молиться за оби­жа­ю­щих нас и гоня­щих нас (ср. Мф.5:44), – прося при этом у Бога муд­ро­сти, чтобы свет наш светил пред людьми, чтобы они видели наши добрые дела и про­слав­ляли Отца нашего Небес­ного (ср. Мф.5:16); но и, с другой сто­роны, быть осто­рож­ными, чтобы не давать свя­тыни псам и не бро­сать жем­чуга нашего перед сви­ньями, чтобы они не попрали его ногами своими, и, обра­тив­шись, не рас­тер­зали нас (ср. Мф.7:6). Нужны ум, опыт, муд­рость, и – любовь, чтобы бес­чис­лен­ные ситу­а­ции такого рода раз­ре­ша­лись по-хри­сти­ан­ски.

II.

Вот ещё одно, вызы­ва­ю­щее вечные вопросы, Еван­гель­ское изре­че­ние.

Никто не может слу­жить двум гос­по­дам: ибо или одного будет нена­ви­деть, а дру­гого любить; или одному станет усерд­ство­вать, а о другом нера­деть. Не можете слу­жить Богу и мам­моне. Посему говорю вам: не заботь­тесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? Взгля­ните на птиц небес­ных: они ни сеют, ни жнут, ни соби­рают в жит­ницы; и Отец ваш Небес­ный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Да и кто из вас, забо­тясь, может при­ба­вить себе росту хотя на один локоть? И об одежде что забо­ти­тесь? Посмот­рите на поле­вые лилии, как они растут: ни тру­дятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соло­мон во всей славе своей не оде­вался так, как всякая из них; если же траву поле­вую, кото­рая сего­дня есть, а завтра будет бро­шена в печь, Бог так оде­вает, кольми паче вас, мало­веры! Итак не заботь­тесь и не гово­рите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? потому что всего этого ищут языч­ники, и потому что Отец ваш Небес­ный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам. Итак не заботь­тесь о зав­траш­нем дне, ибо зав­траш­ний сам будет забо­титься о своем: довольно для каж­дого дня своей заботы (Мф.6:24–34).

Что это значит? Как это – не забо­титься? Бро­сить учёбу? Не делать карьеру? Не заво­дить семью, – потому что, если её заво­дить, нужно обес­пе­чи­вать её суще­ство­ва­ние и ста­биль­ность? А как же апо­стол Павел, «сосуд избран­ный» (Деян.9:15), при­зы­вает брать пример с себя: мы ни у кого не ели хлеба даром, но зани­ма­лись трудом и рабо­тою ночь и день, чтобы не обре­ме­нить кого из вас (2Фесс.3:8), и гово­рит: если кто не хочет тру­диться, тот и не ешь (2Фесс.3:10)? И здесь речь идёт не о труде по сози­да­нию спа­се­ния, а об обыч­ной чело­ве­че­ской работе. Опять про­ти­во­ре­чие? А Цер­ковь? Вот преп. Иоанн Пророк пишет: «любой труд чело­века суетен» (а до него ещё пре­муд­рый Эккле­зи­аст исчер­пы­ва­юще выра­зил ту же мысль); как же Цер­ковь при­зы­вает к твор­че­ству, сози­да­тель­ному и доб­ро­со­вест­ному труду во всех обла­стях чело­ве­че­ской жизни? Да и исто­ри­че­ски мы видим, что Хри­стова Цер­ковь дала огром­ный импульс к сози­да­нию евро­пей­ской циви­ли­за­ции, куль­туры, науки; что же, Цер­ковь про­ти­во­ре­чит самой себе, своему Свя­щен­ному Писа­нию? Как соче­тать выше­при­ве­дён­ное «анти­со­ци­аль­ное» еван­гель­ское выска­зы­ва­ние и соци­аль­ные при­зывы Церкви? И т.д., и т.п.

1. Эта еван­гель­ская запо­ведь вовсе не гово­рит о том, что нам не надо на земле тру­диться. У нас не полу­чится ведь сесть на стуль­чик, сло­жить ручки, воз­не­сти молитву и ждать, когда с неба на нас посы­пятся денеж­ные знаки, успех, доста­ток и проч. Рож­да­ясь в этот мир, мы встро­ены в ход вещей, кото­рый не даёт нам сидеть сложа руки: хотя бы ради того, чтобы под­дер­жи­вать своё суще­ство­ва­ние, мы должны в поте лица своего съе­дать хлеб свой (ср. Быт.3:19), по опре­де­ле­нию Божию. Речь здесь идёт о внут­рен­нем отно­ше­нии ко всему этому; здесь мы опять видим новизну нашего Нового завета, а именно: всё совер­ша­ется внутри, в душе. Рядом с «не-забо­той» о зав­траш­нем дне Гос­подь поста­вил непре­мен­ное усло­вие: ищите прежде Цар­ства Божия и правды Его (Мф.6:33). Не надо отка­зы­ваться ни от какой дея­тель­но­сти (разу­ме­ется, если она не про­ти­во­ре­чит запо­ве­дям Божиим); наобо­рот, все наши дела мы должны делать наи­луч­шим обра­зом. Дело в том, что именно в повсе­днев­ной дей­стви­тель­но­сти и тво­рится нами воля Божия; вне повсе­днев­ного ряда наших дел невоз­можно искать Цар­ства Божия и правды Божией. Но нужно отло­жить муча­щую и точа­щую наши души заботу. Это не та забота, кото­рая есте­ственна чело­веку и кото­рая про­яв­ля­ется в пла­ни­ро­ва­нии, в наи­луч­шем рас­пре­де­ле­нии сил и средств для выпол­не­ния постав­лен­ной задачи. Забота, о кото­рой гово­рит Гос­подь, есть сует­ли­вая неуве­рен­ность в зав­траш­нем дне, про­ис­хо­дя­щая от мало­ве­рия, от того, что Хри­стос в нашей жизни – не глав­ное. Если мы эту самую неуве­рен­ность заме­ним упо­ва­нием на Бога, пре­да­нием всех наших забот Ему (воз­ложи на Гос­пода заботы твои, и Он под­дер­жит тебя. – Пс.54:23), и все наши дела будем соче­тать с иска­нием именно в них нрав­ствен­ного еван­гель­ского смысла, – тогда мы увидим сбы­ва­ю­ще­еся над нами обе­то­ва­ние – и это всё (т.е. что необ­хо­димо нам для земной жизни) при­ло­жится вам (Мф.6:33).

Так что эта запо­ведь не при­зы­вает нас отка­зы­ваться от земных дел, наобо­рот, правда Божия, в этих делах содер­жа­ща­яся, тре­бует от нас доб­ро­со­вест­ной нрав­ствен­ной дея­тель­но­сти по выяв­ле­нию её в каждый момент нашего суще­ство­ва­ния. Это при­ве­дёт к внут­рен­ней пере­ори­ен­та­ции всей нашей жизни на Христа и Цар­ство Божие. Только в этой пер­спек­тиве мы сможем уви­деть и оце­нить каче­ство наших дел; кроме того, только во Христе наши дела при­об­ре­тают проч­ность и досто­ин­ство, а вне Его они всегда оста­нутся суетой и том­ле­нием духа (ср. Еккл.1:14). Вот смысл раз­би­ра­е­мых нами еван­гель­ских слов.

2. Из этой запо­веди можно усмот­реть и прин­цип дей­ствия Хри­сто­вой Церкви – пре­об­ра­зо­вы­вать внут­рен­нее и личное, а через них – внеш­нее и обще­ствен­ное. Но не наобо­рот. Этого, к сожа­ле­нию, не пони­мают люди, тре­бу­ю­щие от Церкви реше­ния ею спе­ци­фи­че­ски обще­ствен­ных и соци­аль­ных про­блем. Почему Цер­ковь вошла в исто­рию и побе­дила её, поло­жив начало (о чём мы уже гово­рили) новой циви­ли­за­ции? Потому что она ничего не тро­нула, не «раз­ру­шила»: ни семью, ни нацию, ни госу­дар­ство. Цер­ковь не вторг­лась в эти обла­сти жизни с реши­тель­ными рефор­мами, – но она при­внесла во всё это внут­рен­ний, вечный смысл, и тем пре­об­ра­зила чело­ве­че­скую куль­туру. Цер­ковь всегда строго забо­ти­лась о том, чтобы не поте­рять свою внут­рен­нюю сво­боду, не-свя­зан­ность фор­мами мира сего; поэтому она нико­гда не ста­вила именно эту цель – улуч­шить обще­ство соци­ально. Цер­ковь при­ни­мала всё как есть, но в этом «как есть» искала Цар­ства Божия и правды Его – и при­ла­га­лось ей при­ра­ще­ние целыми наро­дами. Сейчас запо­ведь забыта – и от Церкви отхо­дят народы, а внутри Церкви покрив­ля­ется цер­ков­ное созна­ние… Будем же хотя бы в нашей личной жизни ста­раться сле­до­вать этой запо­веди, и тогда посте­пенно может пре­об­ра­зо­ваться жизнь цер­ков­ная и обще­ствен­ная.

напе­ча­тано в жур­нале «Альфа и омега» N 2 за 2006 год

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки