Что нужно знать о неоязычестве христианину?

(19 голосов4.5 из 5)

Расшифровка видео

Что называется неоязычеством?

Во-первых, почему неоязычество, а не просто язычество. Потому что язычество – есть традиционные язычества в странах Азии, в некоторых странах Латинской Америки, в странах Африки ещё сохраняется традиционное язычество. А неоязычество – это такие новые религиозные движения, которые возникли уже в наше время, и возникли в тех странах, где язычество традиционное умерло или исчезло уже много веков, и собственно говоря, стали появляться люди, которые говорят, что они реконструируют какие-то язычества.

Ещё от сект таких классического образца в целом неоязычество, скажем так, не зациклено на какой-то жёсткой структуре, как секты типа «Свидетелей Иеговы» или саентологов, у которых есть жёсткое представительство, у них филиалы, все они друг другу подчиняются и так далее. А здесь распространяется больше идеология, чем какая-то конкретная группа. Так что это конгломерат самых разных организаций, групп и так далее, которые друг с другом могут и спорить, друг друга не признавать, но, в общем и целом, они движутся в едином русле.

Когда и где появилось неоязычество?

Само явление это – неоязычество именно такого плана – это явление новое, возникло оно на Западе. Первая неязыческая группа, такое движение «Виккане» было создано в 50‑х годах ХХ века англичанином Гарднером. Потом они стали возникать в других странах, и они везде ориентировались на местную какую-то специфику. То есть допустим, в скандинавских странах они говорили, что они возрождают там язычество викингов; в Греции они говорят, что они там возрождают вот это греческое язычество древнее. Ну, а в славянских странах они говорят, что они возрождают славянское язычество. Собственно говоря, и славянское неоязычество – это тоже явление, которое возникло впервые на Западе. Самая первая славянская языческая группа – это так называемая «РУН- вера», которая была создана в США в 60‑е и 70‑е годы ХХ века и ориентировалась на выходцев из Украины. Потом они появились прежде всего на Украине, там это раньше началось. На территории России это началось где-то порядка с конца 80‑х годов. Но в 80‑е вот только-только первые ласточки пошли, а в 90‑е годы это начало тоже дальше ‑дальше продвигаться. Но в общем-то, вплоть до начала 2000‑х годов это было довольно маргинальное явление. Какие-то люди себе вырезали какие-то пеньки фигурные, там брёвна какие-то ставили в лесу, прыгали вокруг них, писали книги. Книг было и текстов было написано очень много. Тексты эти, как правило, полны ненависти – очень такой, вы знаете, утробной ненависти, в отношении христианства прежде всего. Иногда там вплоть до каких-то совершенно гнусных вещей – в частности, обряды раскрещивания они проводили, то есть когда человек ним приходил, то он должен был совершить какой-то кощунственный акт в отношении икон и так далее. Вот такое, собственно говоря, с антихристианским таким уклоном явление такое развивалось.

В чём опасность неоязычества?

Неоязычники нам говорят, что христианство создало проблему, дайте нам власть, мы сразу приведём к процветанию, к порядку и так далее, объединим общество, объединим страну. Но вот они уже несколько лет у нас довольно активно действуют. Поэтому можно уже сейчас посмотреть на то, какие сейчас плоды от того, что неоязычество оказалось в нашем обществе.

Среди материалов, которые по решению суда признаны экстремистскими и их список вывешен на сайте министерства юстиции, более 160 – это тексты неоязычников. То есть они не ограничиваются просто текстами – сама эта идеология порождает такого рода действия. Я приведу только несколько примеров, как эта идеология воплощалась в жизни. Например, у нас в 2008 году действовала банда родноверов, которые пытались осуществить теракт в храме святителя Николая Чудотворца в Бирюлево. Они заложили бомбу, и только благодаря тому, что бомбу своевременно обнаружили служители храма, они смогли частично её обезвредить, вынести из храма, сама бомба не взорвалась, а взорвался только один детонатор, пострадали только двое служителей, только это предотвратило серьёзный кровавый теракт. Кроме того, эта же банда родноверов совершила 12 убийств. Она также совершила взрыв на железной дороге возле станции Булатниково, попытку взрыва в ресторане. В 2009 году в Санкт-Петербурге активно действовала группа неоязычников, которая называлась «Неоград», они убивали также бомжей, цыган, граждан африканских и азиатских стран, всего было совершено десять убийств, пять покушений на убийство, а двоих бездомных женщин они сожгли заживо. Кроме того, они сожгли ремонтную дрезину рядом с Балтийском вокзалом и устроили поджог в храме Казанской иконы Божией Матери там же, в Санкт-Петербурге. В 2010 году неоязычники сожгли часовню Александра Невского в Орле. В Астрахани также в 2012 году была задержана банда неоязычников, в 2013 году в Санкт-Петербурге неоязычники сожгли храм святителя Петра Московского. В 2014 году известен был случай, когда неоязычник Комаров пришел в Южно-Сахалинский собор и расстрелял там храм, иконы, два человека погибло, шесть получили ранения. Вот это то, что уже принесла эта идеология на нашу землю. Дело не только в уголовных преступлениях. Среди очень многих неоязычников – как родноверов, так и других направлений, есть такое представление, что вообще они не любят себя назвать русскими, они себя называют русичами, словенами, славянами, святорусами, расенами. То есть уже у людей перестаёт быть отождествление с самим народом своим. Они начинают себя отождествлять с какими-то другими выдуманными названиями. Некоторые говорят, что они возрождают свои древние племена –кривичей, вятичей, венедов. Эти процессы понятно на что направлены. Были опять же судебные решения по поводу вот этих неоязыческих организаций, которые ратуют за отделение Сибири из состава России. Насколько это для нашего народа была бы полезной реализация этих планов – ну, на мой взгляд, это очевидно. Поскольку эта идеология, которая людей ориентирует очень негативно по отношению к христианству и христианам – а у нас значительное количество нашего населения считает себя христианами, – разумеется, это несёт разрушительный в себе потенциал, когда одну часть народа хотят натравить на другую часть того же самого народа. Как тут может язык повернуться и сказать, что это неопасно, это всё ерунда? Тем более, что уже факты показывают, что это не остаётся просто лишь на бумаге.

Целевая аудитория неоязычества.

Неоязычники довольно активно проникают в среду спортсменов – прежде всего в таких силовых видах спорта. Можно привести в качестве примера такого яркого боксёра Александра Поветкина, который не просто лично для себя стал неоязычником, но он каждое своё выступление использует для такой пропаганды неоязычества, он выступает под песню неоязыческой группы, где заявляется, что «мы дети Сварога» и так далее, он говорит об этом в интервью. Это оказывает своё влияние, потому что в этой среде люди тянутся за авторитетами, и он не один такой. Довольно многие за ним пошли и исповедуют эти идеи. Я сам, путешествуя по стране, неоднократно сталкиваюсь с ситуациями, когда, например, целая спортивная секция целиком состоит из неоязычников. И кроме спортсменов это и правоохранительные органы, в них проникают неоязычники, особенно в ОМОН, например. В армию тоже они проникают. Проникает это в казачество, например, оно оказалось беззащитным от этой довольно агрессивной неоязыческой пропагандистской компании. Потому что казаки, конечно, знают, что они должны быть православные, но это, к сожалению, зачастую всё, что они знают о православии. И когда к ним приходят неоязыческие агитаторы, которые говорят: да, конечно, православие, это так и надо, но вы знаете, что православие к христианству не имеет никакого отношения, православие на самом деле – это «славить Правь», православием стало называться древнее славянское язычество. И вот казаки оказываются здесь беззащитными перед такого рода манипуляциями, которые любой мало-мальски сведущий в истории человек может разоблачить. Но в том то и дело, что у нас сейчас таких людей очень мало.

Сложность в плане опровержения.

Я сам, когда начал знакомиться с этим явлением, не понимал, почему никто из православных таких апологетов не обращал на него внимание, потому что это явление носит подчёркнуто резко антихристианский характер. Странно было, что они у нас здесь годами развивались, стоя рядом с нами, и не получали какого-то ответа. Когда я изучил это явление, то понял, почему никто не брался. Неоязычников сложно «ухватить» тому, кто традиционно подходит к изучению той или иной религии. Это конгломерат групп, отдельных авторов, каждая из которых исповедует какой-то свой собственный вариант, и при этом он даже не считает себя этим связанным. Сегодня он говорит одно, завтра он скажет другое. И такая аморфность их вероучительной составляющей тоже является такой сложностью для опровержения. Потому что если, допустим, мы возьмём такой довольно главный вопрос, если посмотреть с идеологической точки зрения: вы говорите, что мы должны возвращаться к почитанию наших родных богов: Перуна, Велеса, Сварога – а кто они такие? Задать этот вопрос, и не то, что в разных неоязыческих организациях – даже в одной общине неоязычников, если мы зададим этот вопрос её членам, каждый из них будет давать радикально отличающиеся ответы. Один скажет, что это проявление единого бога; другой скажет, что это отдельные боги; третий скажет – это манифестация сознания; четвёртый скажет, что это олицетворение стихий какие-то. Самые разные, друг другу кардинально противоречащие вещи на, казалось бы, самый главный вопрос: в кого вы нам предлагаете верить? И это их как-то особо не смущает. Не смущает их это, потому что на самом деле это не является религией в том отношении, в котором как мы говорим про какие-то настоящие религии. Неоязычество – это скорее такая социальная поза, которую занимает человек, в которой ему комфортно, и потом это уже определённая субкультура, в которую он входит. Потому что неоязычество – это уже и свои праздники, и фестивали, и своя музыка, и своя литература, и своя какая-то история, свои какие-то картины – это целый мир, в который входит человек, начинающий увлекаться неоязычеством. Он в него попадает, там сразу всего много, и он может жить им вполне в нём комфортно. Мир, который при этом настроен резко против окружающей реальности – и христианства. Не только христианства, но и всего собственно, что окружает: государство, страну, народ, который окружает человека. Хотя у них как бы такая патриотическая националистическая риторика, для многих язычников свойственная, она как бы на самом деле тоже является просто такой темой для ещё очередного своего противопоставления тому, что есть вокруг него, вокруг нас, в чём мы живём.

Вообще, конечно, это такой феномен именно нашего времени – не случайно он возник именно сейчас, потому что ни в каком другом обществе он бы возникнуть не мог. Это такое явление, которое захватывает людей, у которых начисто отсутствует критическое мышление. Но иногда, когда общаешься с вот этими людьми, подверженными неоязычеством, просто удивляешься, насколько там это все переполнено явной ахинеей, просто бредом, который опровергается за две секунды. Но люди в это верят. Те же самые славяно-арийские веды – когда они говорят, что эти славянские боги прилетели к нам с другой планеты, летали на летающих тарелках, стреляли из лазера… – кажется, вообще о чём с человеком спорить, о чём тут вообще говорить? Как можно в это всерьёз верить? Но люди в это всерьёз верят. Это не самое странное, во что они верят. Мне тоже буквально недавно одна девушка написала, она мне высылает текст, который, по её мнению, демонстрирует её знание истории. Но этот текст составлен так, что каждое предложение в нем анти исторично. Это же надо уметь, чтобы каждое предложение было полной исторической бредятиной! С её точки зрения, она показала, насколько она эрудированная, так сказать, и этот поп должен всё понять. А я, со своей стороны, как бы даже не знаю, как объяснить ей, что это полная ахинея с начала до конца. Я её спрашиваю: откуда вы все эти вещи интересные взяли, давайте хотя бы с чего-то начнём – полной ахинеей не называю, давайте возьмём вот эту ахинею, эту часть – откуда вы её взяли? Она говорит: ну вот же, просто! Она мне скидывает ссылку, я прохожу по этой ссылке, думаю, что же меня там ждёт, интересно?.. Ждёт меня там еще одна порция ахинеи, которая даже не подписана, просто какая-то анонимка. Анонимка, чьи-то фантазии человека, который даже не удосужился своё – не то что имя, даже какой то псевдоним поставить, где разные его фантазии. И вот, понимаете, сложность в чём: в том, что мы общаемся с людьми, у которых нет, отсутствует логическое мышление, отсутствует критическое мышление; которым просто попалось ему что-то в интернете – не пойми кем написанное, не пойми о чём, не пойми на основании чего – и он это читает, и это становится его взглядами. А с их стороны очень большой апломб, что это мы на самом деле знающие, это вы, христиане, на самом деле ничего не знаете, а у нас всё сокровенное и так далее. Я хотел как раз рассказать, как общаться с такими людьми.

Как опровергать неоязычество

Некоторые наши православные миссионеры общались с неоязычниками. Они пытались с ними общаться так, как если бы они были настоящие язычники, если бы они были язычниками, с которыми спорили, например, древние апологеты христианские, которые нам оставили прекрасные образцы полемики с язычеством. Но это не очень работает, это не очень впечатляет. Во-первых, потому что в действительности неоязычники – по крайней мере, их значительная часть, включая идеологов, не верят реально в этих богов, по крайней мере, не верит так, как верили в них настоящие язычники. А во-вторых – без обид, но интеллектуальный уровень не дотягивает до той аргументации, которая была у древних наших святых и апологетов. Они просто выключатся на том, что им будут эти аргументы приводить. Ну, скажем так, неподготовленного миссионера беседа в неоязычниками может даже ввести в какой-то такой ступор – не идейный, а такой скорее такой методологический. А именно, допустим, когда мы говорим с протестантами, у нас есть какая-то база – Священное Писание. Мы можем апеллировать к нему, и мы знаем, что наш собеседник обязан будет к этому прислушаться. Он не может сказать: я считаю, что это ерунда. Нет, он может по-другому понимать Священное Писание, но совсем игнорировать он не может. Если мы говорим с атеистами, мы можем, например, апеллировать к науке, и такой последовательный атеист, как правило, он тоже это не отбросит, этот аргумент от науки он должен будет принять. Когда мы говорим с неоязычниками, то для них ничего не является каким-то таким авторитетом. То есть мы не можем ссылаться ни на Библию, ни на науку, потому что они к науке тоже относятся крайне, так сказать, отрицательно, говорят, что всё это сионисты все переврали, всё на самом деле по-другому, нас обманывают и так далее. У них своя собственная история альтернативная, свои собственные фантазии. И на их собственные тексты мы не можем ссылаться, потому что этих текстов они плодят огромное множество, и каждый из них там поди разберись, кто признаёт, он, значит, и Велесову книгу или не признаёт, признаёт он славяно-арийские веды или не признаёт, или признаёт какую-то другую литературу, то есть за это не ухватишь. Один и тот же человек сегодня может это признавать, завтра он это уже не будет признавать. Поэтому возникает такой вопрос, собственно говоря: на основании чего с ними спорить, если он в таком как бы аморфном состоянии, и при этом всё отрицающем.

И здесь я могу сказать, что вот такой наиболее эффективный способ – это разрушать их мифы. У них есть несколько ключевых мифов, которые объединяют всех неоязычников, независимо от их организации. И собственно эти мифы являются их пропагандистским оружием, именно эти мифы они воспроизводят на тех людей, которых хотят они привлечь в свои ряды, поэтому если мы научимся разрушать эти мифы, мы, собственно говоря, не только закроем уста этим неоязычникам, но и поможем не вовлечься во всю эту чепуху тем людям, которые ещё только находятся в зоне риска, грубо говоря.

Миф 1. Это вера наших предков.

Среди тех мифов, о которых я упомянул, во-первых, самый главный миф – это то, что они якобы проповедуют веру наших предков, древних славян, которые жили до крещения Руси. Это ложь, это всё новодел, это то, что они выдумали, причём каждый выдумывает кто во что горазд, каждая организация проповедует разное. То есть даже если сравнить, это уже само по себе свидетельствует против того, что они якобы что-то знают и восстанавливают. Если бы славянская традиция сохранилась, они бы все учили одному, а они часто учат совершенно по-другому, и каждый кто в лес, кто по дрова. Источников непосредственно славянского язычества древнего не сохранилось, есть древние источники соседей славян, которые наблюдали за жизнью славян и оставили об этом записи. Это и греческие источники, это и латинские источники, это и арабские источники арабских путешественников. То есть вот эти свидетельства сохранились. Есть источники наши русские источники – это христианские источники древние, в которых описываются, в частности, те же самые имена славянских богов, это те имена, которые неоязычники вынуждены брать из христианских источников, потому что языческих источников не сохранилось. Даже имена славянских богов известны благодаря тому, что они где-то упоминались в каких-то церковных поучениях или в «Повести временных лет». И, наконец, третье – это есть археологические раскопки. Например, раскапывают капище или захоронение языческих времён раскапывают, и они видят что собственно, как было. Вот это те факты, которые есть. Этих фактов крайне мало и недостаточно принципиально для того, чтобы реконструировать всё мировоззрение тогдашнего язычника, его вероучение абсолютно. Вот семь богов – даже неизвестно, какие про них истории рассказывались, в каких отношениях они были с точки зрения этих богов, кем они вообще были для наших предков, неизвестно. Кто там был главнее, кто не главнее – это всё предположение, это всё гадание, предположение, а в реальности это неизвестно. Неизвестно, ни как там учили, допустим, о происхождении мира, ни о том же самом посмертном состоянии души, например – ничего этого не известно. И поэтому вот эти родноверы, неоязычники, они какие-то фрагменты берут – даже причём не всё берут, что сохранилось, а берут только то, что им нравится, из того, что, допустим, учёные пишут, а остальное всё компенсируют своей богатой фантазией, здесь целое огромное поле для создания всяких фэйков, всяких подделок, которыми отличается родноверие. Это всё новодел, это всё не имеет никакого отношение к нашим предкам.

И я не просто это говорю – я это могу доказать. Возьмём несколько простых примеров. Первое. Современные неоязычники заверяют, что будто бы вот язычество оно такое экологичное, оно будто бы приносит богам только там мёд, крупу, молоко, ни в коем случае не кровавые жертвы. Однако к настоящему времени раскопано более 80 капищ язычников, древних славянских язычников, наших предков. И самые обычные находки, которые сделаны во время этих раскопок – это кости жертвенных животных, а кое-где ещё кости и черепа людей. Так что обряд принесения жертвы нашими предками славянами идолу включал убийство животного. Но современные неоязычники не хотят этого делать, они от этого отказываются. А собственно говоря, кто вам дал право решать, что вот там Перун, Дажьбог, Сварог – что они вдруг стали вегетарианцами?

Ещё один интересный момент и очень примечательный, это очень хорошо доказано. По вере славян женщина после смерти мужа должна была покончить собой, чтобы пойти вместе с ним в загробный мир. Она могла сама вызваться, если она сама не хотела, то ей как бы «помогали». Об этом и греческие, и западные источники, и латинские, и арабские источники все свидетельствуют, что у всех славян, включая восточных наших предков, этот обычай был, и не только они свидетельствуют. Свидетельствует и археология, есть реальные раскопки, например, раскопки Чёрной могилы – всё показано, действительно подтверждено, что похоронили князя, а рядом же его жена похоронена, одновременно вместе с ним. Вопрос: если вы говорите, что нужно возрождать веру наших предков, тогда вы должны этому же самому учить. А вы как – призываете ваших женщин, чтобы они покончили с собой, когда умирают их мужья? Нет? Ну, собственно говоря, в этом есть главное лицемерие неоязычества – то, что неоязычники пользуются тем, что в нашем народе появилось благодаря христианству. Именно благодаря христианству у нас прекратились кровавые жертвы; именно благодаря христианству в нашем народе прекратился этот безумный и варварский обычай умерщвления женщин, самоубийства женщин, который, кстати говоря, в Индии у индийских ариев сохранялся вплоть до XIX века. У нас это прекратилось благодаря христианству. И когда неоязычники берут вот это – то, что в нашем народе появилась благодаря христианству, но при этом отвергают само христианство, они поступают лицемерно.

Но это не всё. Самое интересное, если мы обратимся к тем богам про которых неоязычники говорят, что мы должны их почитать. Оказывается, что значительная часть этих богов просто выдумана. То есть в XVIII–XIX веке были разные исследователи, которые хотели построить славянский пантеон, чтобы он был похож на римский пантеон, греческий пантеон. А богов-то мало всего известно из «Повести временных лет» – откуда всех остальных брать? Пантеон-то не наберётся. И поэтому возникли вот эти мифологические пантеоны. Чтобы не быть голословным, приведу пару цитат: «Единой праславянской высшей мифологии, то есть подлинных языческих богов реконструировать не удаётся. Народная традиция славян не сохранила практически никаких следов верховных божеств. Стремление поднять славянскую мифологию до уровня классических мифологий древнего мира побуждало романтически настроенных исследователей домысливать славянских языческих богов, извлекая их имена из фольклорных текстов, песенных припевов, или просто изобретая их. Например, Купала, Коляда, Кострома, Лада, Лель и тому подобное. Кабинетная мифология упоминает наряду с достоверно установленными богами славянского язычества так же мифические персонажи, которые едва ли были божествами, а в некоторых случаях и вообще неизвестны язычникам, как например, Белобог, Весна, Лада, Масленица, Похвист, Чур, Ярила». К этой компании надо добавить еще и богов, которых придумал Александр Хиневич в своих «Славяно-арийских ведах» – Вышень, Крышень, Числобог, Баба Йога, Удрзец. Многих из этих богов можно найти на сайтах неоязычников и про них нарисованы картинки, про них написаны какие-то мифологические сюжеты: какие они, кто они, в каких надо верить, какое место они занимают. Так вот, всё это фейк, понимаете. Этих богов в принципе наши предки знать не знали, ведать не ведали, это кабинетная мифология, это то, что придумано в XVIII–XIX веке или даже совсем недавно нашими современниками.

Ещё один примечательный пример. Так называемый символ неоязычников, который они везде вешают – это коловрат, так они называют символ из двух смещенных свастик. Ну, во-первых, свастику у нас никогда на Руси коловратом не называли, в принципе это слово означает другое. А второй интересный момент, что никаких коловратов археология не знает. Ни в одной из раскопок коловрат найден не был. Первое изображение коловрата которое известно – это изображение, нарисованное Станиславом Якубовским, польским художником, в 1923 году. Он любил фантазировать и рисовать, как бы мог выглядеть храм Сварога, как бы могли выглядеть символы веры древних славян. И вот он нарисовал, там четыре варианта у него было, и кому-то из отечественных неоязычников понравился больше вот этот так называемый коловрат. Кстати говоря, сам Якубовский называл его «слонечко». Но слонечко, видимо, звучало недостаточно брутально, поэтому решили заменить его на такое звучное слово «коловрат».

Итак, подведём в сухом остатке. Неоязычники не относятся к идолам так, как относились наши предки, не приносят жертвы им такие, какие приносили наши предки. Они верят в фейковых богов, они придумывают фейковые символы, которых никогда не было у славян и наших предков, они были им неизвестны. Когда неоязычникам начинают все эти факты указывать, они встают в позу и говорят: но почему это я обязательно должен почитать этих богов так, как почитали мои предки, а почему я не могу придумать сам, что они означают, а почему я не могу придумать сам культ какой-то, который я буду исполнять перед ними? Можешь, конечно можешь. Но тогда не надо врать, что ты нам проповедуешь веру наших предков! Говори правду, говори, что это я и Петя с седьмого этажа вчера придумали вот эту религию, верьте нам, слушайте нас, мы теперь волхвы, верьте в то, что мы выдумали, верьте в то, что мы вам написали позавчера, пять лет назад, десять лет назад – это будет правдой. Но когда вы говорите, что вы проповедуете якобы то, во что верили наши предки – это просто ложь. Никакого отношения то, что говорят неоязычники, к вере дохристианских наших предков не имеет, это псевдославянское псевдоязычество.

Вот первое, с чего нужно постоянно их сбивать. Потому что они поэтому идут: у нас все проблемы от того, что наших предков религию забыли, мы должны чтить предков, поэтому должны верить, во что они верили, и поэтому верьте нам. Так вот, нет вот этой связи между тем, что мы поверим вам и нашими предками – никакой связи нет. Это всё эфемерно, это ложь.

Миф 2.Кровавое крещение Руси.

Миф о насильственном крещении Руси. Миф такой очень для них важный, потому что когда они приходят в народ, который уже 1025 лет как крещён, сделал выбор в пользу христиантва, им надо как-то обосновать, на основании чего они говорят, что надо как-то вернуться к язычеству. И поэтому, конечно, для них немыслимо признать, что это был сознательный выбор народа, добровольный, в пользу христианства. Поэтому они рисуют разные такие страшные картинки, что, как у них любят говорить, при крещении Руси князем Владимиром из 12 миллионов жителей 9 миллионов были убиты. И вот соответственно очень много они на эту тему всяких картинок распространяют, всякие статьи у них, книжки, ролики, фильмы целые снимают. И конечно, через это они людей цепляют, когда человеку, скажем так, не имеющему достаточной подготовки и в целом навыков критического мышления, когда он просто начинает верить всему, что ему кладут на уши, вот это его эмоционально цепляет. Он говорит: ну надо же, девять миллионов, вот ведь зверства какие! Оказывается, какое горе принесли эти христиане нашему народу и так далее– и дальше его эмоция понесла, и на эту эмоцию легко ложится всё, что ему говорят.

Это всё с таким апломбом заявляется: вот, от вас скрывали правду. Первый вопрос: откуда, правда, ты это взял – интересно, перепись, что ли, князь Владимир привёл до крещения Руси, после крещения — сохранил эти переписи, а вы открыли их. Откуда? И почему там не сто из ста двух миллионов; не один из двух миллиардов – почему, откуда? Здесь цифры взяты с потолка.

Другой ещё момент по поводу всей этой истории, интересный вопрос. Если князь Владимир убил девять из двенадцати миллионов своих налогоплательщиков, это значит, что он сократил себе базу денежную, поступающую в казну, в четыре раза. Но какой князь будет себя лишать и бить по кошельку, в четыре раза сокращать поступление средств? Кому это надо, кому это выгодно, чего ради это делать?

А как именно Владимир смог это сделать? Как ему удалось добиться того, чтобы истребить такую прорву народа? Ведь личная дружина князя, которой он располагал – это всего четыреста человек, это те, кому он лично платил. То есть больше не было, как сейчас, армии, полиции – не было этого у князя. Когда был поход, он созывал ополчение по городам. Ополчение не было у него на довольствии. Поэтому если бы он пригласил из какого то города ополчение и сказал: «У меня есть хорошая для вас новость, сейчас в отрекаетесь от своей веры, а потом пойдёте, будет убивать ваших друзей и родственников» – ну, надо, я не знаю, кем считать наших предков, чтобы думать, что они на такое предложение согласились бы. Его личная дружина насчитывала не более четырехсот человек. Но как эти четыреста человек – как они могли девять миллионов уничтожить? Они говорят: ну как, всё очень просто, приходит отряд князя в деревню и всех, кто не согласен принять крещение, топят в реке. Но задаёшь им вопрос: погодите насчёт деревень! В древней Руси было множество городов, у которых были стены крепостные, внутри было своё войско. А что касается деревень, то деревенские жители, когда приближалась угроза, они все собирались с вещичками и уходили в ближайший город – если успевали, конечно. А в городах как это могло быть? Просто объясните, как это могло быть? – И здесь они начинают, конечно, говорить: ну вот, они же были обучены, они были такие спецназовцы. То есть вот эти очень обученные четыреста христиан смогли истребить девять миллионов язычников, из которых, ладно, мы вычтем, предположим, детей и вычтем стариков, женщинам, вычтем больных, увечных людей – но никак не меньше двух миллионов здоровых мужчин-язычников у нас останется. То есть получается, если вам поверить в рамках не того, что мы говорим, не того, что историки говорят – в рамках вашей логики, значит, вот эта славянская вера сделала наших предков просто овощами, которые ничего не могли противопоставить, просто сидели и ждали, когда за ними придут христианские воины и их убьют?.. Если эти воины так легко смогли победить наших предков, собственно говоря, получается, что христианство делает человека супервоином. Какое из этих тогда, получается, представлений, мы можем сказать о представлении, которое достойно памяти наших предков? Вот христиане говорят, что наши предки были свободные люди, которые свободно выбрали христианство, доверившись выбору князя. Это одна картина. Другая картина, которую нам представляют неоязычники – это то, что кучка христиан заставила насильно наших предков отказаться от своей веры, и более того, даже и пожертвовать, собственно говоря, и своими детьми, своими близкими. Это какими «овощами» надо быть, чтобы позволить девяти миллионам людей погибнуть, если они все, и все эти девять миллионов ничего не смогли противопоставить, ничего не смогли сделать?..

И здесь тоже ещё один интересный вопрос возникает. А как же быть с тем, что всего за несколько десятилетий до Владимира князя Игоря убили – язычники же убили, его же подданные убили просто за то, что он хотел повысить налоги – не повысил налоги, а хотел повысить налоги, – просто взяли, подкараулили его, да и убили?  Князь же не ходил в везде со своей дружиной, за него не пойдет есть четыреста человек, легко было бы найти, подкараулить, убить… – всего лишь за повышение налогов. А тут, представляете, геноцид, девять из двенадцати миллионов убиты, и неужели никто не попытался убить Владимира? Да его бы за меньшее убили, если бы он хотя бы какую-то часть населения пытался бы вырезать, части населения пытался что-то навязать, это бы не прошло. А здесь получается вообще какие-то просто овощи, просто овощи, с которыми можно делать всё, что угодно. Вот таким образом рисуют неоязычники наших предков. Ну, не знаю, нравится ли вам такая картинка, у меня она вызывает сомнение, честно скажу. Если считать, что язычество такими сделало «овощами» наших предков, опять же – стоит ли нам возвращаться к нему?

Предположим, мы не будем задавать этот неудобный вопрос, как князь Владимир смог убить девять миллионов человек. А как он мог спрятать девять миллионов трупов? Потому что сейчас мы обсуждаем только теоретически с вами всё это. Но если мы посмотрим на археологию, то археология не подтверждает насильственного крещения Руси. Сколько бы ни раскапывали древнерусских городов, нигде не было найдено массовых захоронений убитых людей. Скрыть в прошлом следы таких преступлений невозможно. Археологи в разных странах обнаруживают свидетельства древних преступлений то и дело. Не то что миллионы – даже тысячи и сотни, или даже десятки скелетов с явными свидетельствами насильственной смерти – их очень легко опознать или идентифицировать очень легко найти, если это действительно имело место. Но у нас этого не находится. Даже в советское время, когда была официальная атеистическая позиция и в принципе такая находка была на благо ей, на пользу ей, чтобы бороться с Церковью, как в советское время боролись, её не было, даже советскими учёными не было найдено ни одного подтверждения, ни одного захоронения времён крещения Руси массового. Я как-то одному тоже задал этот вопрос, он говорит: ну, всё просто, они же сжигали их. – Постой, ты же говорил, что их топили сначала! Сначала топили, а потом вытащили и сожгли? И потом, сколько деревьев надо набрать чтобы девять миллионов трупов сжечь? И потом, при сожжении трупа не исчезает человек, не аннигилируется. Если вдруг кто-то массово бы их сжигал, во-первых, что остаётся после такого пожарища? Остаётся в земле такой слой золы, очень легко это видеть, когда пожары городов, вот как раз дошли, раскопки раскопали – действительно, вот момент был пожара. Ничего не может исчезнуть бесследно.

Вопрос самый интересный: а куда смотрели в это время языческие боги? Вот эти вот Перун, Род, Сварог, Дажьбог и прочие – они что делали в это время, если они действительно существуют, и вот на их глазах истребляют три четверти их последователей, а оставшуюся четверть насильственно заставляют перейти в другую веру. Почему же они не вмешались? Мне на это говорят: ну, вот христиан же тоже убивали, христианские храмы тоже разрушались… Да, конечно, но христианам Христос сказал: в мире скорбны будете, вас будут гнать, кто хочет следовать за Мною – возьми крест свой и иди за Мной; и что наступает время, когда каждый убивающий вас будет думать, что он тем самым служит Богу. То есть Христос христиан предупредил об этом. В христианстве страдания за Христа, страдания верующих считаются способом уподобления Христу, поэтому мученики в христианстве – это высший чин святости. Но вы же говорите, что вот ваши боги это не как Христос, они не учат подставлять вторую щеку, они говорят: бей, дай сдачи – почему же такие боги не дали сдачи тогда, когда действительно в них, казалось бы, нуждались большей частью их сторонники?

И здесь тоже у нас получается три варианта. Либо эти боги хотели помочь, но христианский Бог оказался сильнее, они просто ничего не могли делать против Него. Второй вариант: они могли победить, они могли помочь, но им было наплевать на своих последователей, поэтому они не вмешались. Третий вариант: то, что этих богов просто нет. Поэтому, естественно, и некому было прийти на помощь этим язычникам, которых якобы истребляли. Какой бы вариант мы ни выбрали, собственно говоря, возникает вопрос: а зачем нам возвращаться к почитанию таких богов, которые, согласно вашим же рассказам, кинули наших предков в самый ответственный момент истории нашего народа? Многие неоязычники говорят: да, действительно, тогда Христос победил славянских богов, но сейчас они набрали силу, сейчас они Его победят. Если, сколько там они пишут, 20–30-40 языческих богов победил один Христос, тогда им понадобилось тысяча лет, чтобы подготовиться чтобы опять всем вместе попытаться на Него напасть– опять же, рассматривая в рамках этой логики. По крайней мере в рамках этой логики стоит не спешить. То есть в прошлый раз не получилось. Они, когда им это всё говоришь, говорят  но не могут же люди добровольно перейти в другую веру, поэтому, конечно, их должны были заставить, поэтому, конечно, их должны были убивать. Тоже возникает вопрос: ну ты-то сам добровольно перешел в язычество, ты-то сам добровольно сменил веру – почему ты не считаешь, что это не может быть в христианстве, например? Я на своем личном опыте принимаю участие в православной миссии на Филиппинах. Сейчас готовится, уже начала принимать православие такая община, состоящая из нескольких тысяч человек, и вот это всё происходит на моих глазах. Я говорю: вот пожалуйста, езжай, посмотри своими глазами – несколько тысяч человек добровольно сейчас принимают православие, меняют свою веру, потому что убедились, что православие – это истина. И если бы я или другой какой-то другой миссионер попробовал бы их насильно перевести в православие, им достаточно было бы сделать один звонок в полицию и всё – на следующий день меня бы депортировали из страны без права в неё возвращаться. Другой момент –вот это славянское язычество не было таким розовым и пушистым, как его рисуют часто сами неоязычники. Как я уже упоминал, даже возьмём тот пример с женщинами – что женщина должна после смерти мужа покончить с собой. Одно дело, когда мы это слышим, что это где-то когда-то давным-давно у кого-то было. А вот представьте, что вы живёте посреди этого, это в любой момент может случиться с вашей матерью, с вашей сестрой, с вашей дочерью это может случиться в любой момент. Не надо думать, что наши предки не имели сердца; не надо думать, что им это нравилось – это было требование их религии это выполнять. А теперь представьте, что живя в этом обществе, вам рассказывают: а вообще-то есть религия, где не требуется убивать женщин после смерти мужа. Уже даже одно это даёт достаточный стимул тому, чтобы задуматься о том, чтобы добровольно принять такую религию.

Второе возражение. Этот текст якобы Иоакимовской летописи первый и последний раз всплывает у такого историка XVIII века Татищева. Никто, кроме Татищева, не видел эту летопись. Многие учёные полагают, что это вообще сфабрикованные тексты, даже сам Татищев так предполагал. О чём, собственно, там говорится. Там говорится о следующем: что были посланы из Киева в Новгород Добрыня и Путята, они пришли туда для того, чтобы обеспечить совершение крещения. Местные жители этому воспротивились, они убили одного из этих воевод – язычники новгородские. Он принял это близко к сердцу, и в отместку пошёл на них с войском и их победил, и принудил их к крещению. Вот то, о чём говорится в этом отрывке. Есть статья хорошая Сергея Алексеева, доктора исторических наук. Там он показывает вообще в принципе несостоятельность, ложный характер этой Иоакимовской летописи так называемой. Но даже если мы, предположим, поверим в то, что это настоящее свидетельство, то заканчивается это свидетельство интересными словами: «от того и поносят ныне люди новгородцев, говоря, что Путята крестил огнём, а Добрыня мечом». И это, собственно говоря, свидетельствует о том, что с точки зрения авторов этот эпизод является исключением. Поэтому жители других русских городов могли насмехаться над новгородцами, как он говорит, по этой причине. Если бы все русские города были крещены насильно, как они могли бы насмехаться над новгородцами, если даже бы все были крещены огнем и мечом. то есть даже этот отрывок он свидетельствует о том что в общем и целом крещение Руси проходило бескровно, по убеждению, а это он представляет как исключение из этого правила.

Святой князь Владимир подошел к вопросу крещения Руси с максимальной деликатностью. Сначала он принимает этих послов от разных религий. Приезжали православные, приезжали латиняне с Западной Церкви, приезжали мусульмане, приезжали иудеи. Иудеев князь Владимир принял холоднее всего, и он сразу им дал понять, что им ничего не светит. Потом он отправил своё посольство посмотреть, потому что он не спешил сразу верить тому, о чём ему говорят – понятное дело, каждый рекламировал своё и выставлял с лучшей стороны. И он поэтому послал делегацию вот этих послов, чтобы они поехали, посмотрели: а как там на самом деле, всё соответствует ли это тому, о чём рассказывают. К иудеям он не посылал, здесь он всё, сразу поставил такую печать, что это нам не надо. Но отправлял к мусульманам, западным христианам, и в Константинополь отправил к восточным христианам. Эти послы после того как они приехали, они не лично с князем разговаривали. Князь собрал совет, совет старейшин, и на этом совете старейшин как раз эти послы и рассказали, и они по каждому прошлись и говорят: мы увидели, что вот это православие, восточное христианство – оно лучше всего. И послы даже сказали: вы сами там смотрите, что хотите, выбирайте, а мы для себя выбрали, что мы точно станем православными. И тогда князь Владимир предложил – не сам решил, он предложил этот вопрос к обсуждению старейшин. И уже старейшины, сказали, что если бы это не была хорошая вера, то не приняла бы её твоя бабка, княгиня Ольга, а была она мудрее всех людей. То есть не только на основании той работы, которую князь Владимир провёл но на основании той работы, которую княгиня Ольга вела, было принято это решение. Первое крещение Руси было в 860‑е годы при князьях Аскольде и Гире. Даже есть информация, что и сами князья приняли крещение. Об этом крещении не так много известно, но это факт, что оно было, и были храмы – по крайней мере, церковь пророка Илии в Киеве была вот ещё с тех времён, ещё до княгини Ольги эта церковь была. Православные христиане уже были в народе в это время, поэтому при договоре с греками со стороны русских те, кто были язычниками, они клялись Перуном, а те, кто были христиане, сказано, что они совершали клятву и приносили её в церкви пророка Илии в Киеве. Это было ещё до княгини Ольги, это были последствия того крещения при Аскольде и Гире, которое не охватило весь народ, но которое часть народа охватило. Поэтому христианство не было чем-то совершенно неизвестным для наших предков. Это было то, с чем они знакомились на протяжении более ста лет довольно интенсивно. И собственно говоря, всё это нам показывает несостоятельность вот этих утверждений о якобы насильственном характере крещения Руси, которое в принципе было невозможно. Потому что если бы князь Владимир настолько сильно пошёл бы против своего народа, то его просто убили – и всё, никакого крещения бы не состоялось. Не надо считать наших предков безвольными забитыми слабаками, которые могут позволить с собой сделать всё, что захочется князю и без какого-либо сопротивления. Это просто оскорбляет память наших предков. Поэтому, когда я смотрю на то, что неоязычники там вещают про девять миллионов погибших и так далее – это, просто скажу откровенно, это глумление над памятью наших предков.

Миф 3. Чтить предков.

Неоязычники заявляют: мы должны чтить наших предков: чтите предков, чтите предков… И собственно, говоря по их мнению, чтить предков – это значит надо обязательно следовать той вере, которую они до принятия христианства исповедовали. И возникает вопрос: а как быть с теми нашими предками, которые жили после крещения Руси. Их чтить не надо? Почему? После крещения Руси 1025 лет, задумайтесь – сорок поколений ваших предков исповедовали христианство. Даже в советские времена, по переписям официальное большинство населения Советского Союза были верующими людьми, а не атеистами. Несмотря на то, что идеология государства было атеистическая, большинство народа осталось верующими православными людьми, что подтверждают даже сталинские переписи. То есть сорок поколений наших предков нам надо отбросить, нам надо признать, что сорок поколений наших предков какие-то неправильные, ущербные, пошли не по тому пути или их заставили, они такие безвольные слабаки, не смогли противостоять христианизации… Это так называется чтить предков? Я, честно говоря, не думаю, что это похоже на почёт или уважение к предкам. Более того, это не только порочение памяти сорока ближайших нам поколений наших предков. Это значит порочить память нашего рода в принципе. Потому что если мы посмотрим на то, что

христианство нам говорит, то христианство говорит, что наш род он развивается. То есть от заблуждения наши предки добровольно перешли в христианство, это развитие нашего рода. А что говорят язычники, если им поверить? Что наоборот, от истинной веры наш народ отвратили, это получается, что наш род деградировал. Неоязычники любят говорит, что там христиане всё подделали, вот это все христиане выдумали, на самом деле история наша была другая. И вот просто скажу. Я, например, знаю своих предков до шестого колена. И думаю, что многие из ныне живущих, если поднапрягутся, заинтересуются историей своего рода, тоже смогут найти поколение своих предков – по крайней мере до XIX-го века точно, кто-то может и до XVIII-го найти, знаю такие примеры людей, которые и более древние времена могут проследить. Так вот, если вы придёте на могилы ваших предков, – если эти могилы ещё сохранились, конечно, на кладбищах, – то вы увидите на них кресты. Эти кресты не какие-то там поставили непонятно кто – это ваши же предки ставили на могилах других ваших предков кресты как символ той веры, в которой жили и умирали ваши предки. И если сейчас мы становимся язычниками, мы становимся чужими нашим предкам. Если хочешь, конечно, каждый человек свободен. Но не надо думать, что тем самым ты чтишь своих предков – тем самым ты позоришь своих предков, ты отвращаешься от своих предков, ты делаешь себя чужим своим предкам. А в христианстве мы как раз-таки имеем связь с нашими православными предками. Какую связь? Когда мы приходим в церковь, когда мы молимся за каждой заупокойной службой, мы поминаем их, и через эту молитвенную связь мы сохраняем единство наше с нашими почившими православным предками.

Миф 4. Золотой век язычества.

Ещё один миф — это миф относительно золотого века. Они говорят: до крещения у нас было всё замечательно и прекрасно, вот после крещения началась такая деградация в нашем народе, всё ужасно, всё распалось, началась чёрная полоса, которая продлилась 1025 лет, и вот сейчас надо всё это исправлять и так далее. Но вот в результате этой чёрной полосы мы владеем седьмой частью суши. В общем, я думаю, многие народы хотели бы так деградировать. В действительности, конечно, если посмотрим по историческим источникам, ничего подобного нет, никакой великой там цивилизации, единого государства какого-то великого не было в то время на Руси. Были племена, между ними были войны, не было даже собственной чеканной монеты, например. Да просто взять, например, Грецию. Поедем в Грецию, и там на каждом углу находятся следы древней цивилизации. Древней античной вот этой цивилизации языческой, которая там была, у которой за две тысячи лет не исчезли эти следы. В Италию поедем и увидим всё то же самое, вся земля напичкана вот этими ещё древними античными латинскими памятниками, в том числе языческой эпохи. Возьмём Египет, например, поедем в Египет. Египет уже больше двух тысяч лет не имеет собственной государственности, он находится в составе каких-то других государств, которые исповедуют какие-то взгляды религиозные и так далее. Но даже сейчас, после всего этого времени в Египте множество свидетельств того, что здесь в древности в языческие времена действительно была великая цивилизации. Пирамиды всё-таки не спрячешь. И не только в пирамидах дело. А у нас где это было, если это была у нас такая же, даже ещё более великая цивилизация – куда она делась, где её следы? Кто бы там ни уничтожал, как тоже мусульмане в Египте разные памятники языческие уничтожали, всё равно ведь всё не уничтожишь, если там была действительно многотысячелетняя цивилизация. Но на раскопках древних русских городах и поселениях ничего такого свойственного великой цивилизации не находится. Обнаруживаются все те вещи, которые свойственны для любого такого среднеразвитого народа того времени. Но кроме того, важно показать человеку, что с такой точки зрения он себя лишает связи с тем, что действительно великого было в нашем народе. Просто простой вопрос неоязычнику: сможешь назвать десять или хотя бы пять имён великих язычников русских, которые оказали влияние на ход – если не мировой, то хотя бы нашей истории, чтобы их эти имена были всем известны. Сможешь назвать? Даже пяти имён они не назовут. А вот христиан, которые оказали влияние на ход мировой истории, на ход истории нашей страны, можно назвать и пять, и десять, и сто имён. Все имена, которые составляют славу нашего народа – и наших полководцев, наших правителей и наших художников, писателей, композиторов – это всё имена людей, как правило крещёных в Русской Православной Церкви. Ни одного язычника или неоязычника из них нет. И когда ты становишься неоязычником, ты отрицаешь всё это, ты становишься чужим всему этому. Действительно, есть этот момент, потому что они уходят в эту альтернативную религиозность, так называемую альтернативную историю, которую они сами себе выдумывают, что тысячу лет до крещения нашей Руси и так далее и тому подобное. Такая интересная картинка, она гуляет по сети: «Помним наши победы» – сверху написано. В первом отделении нарисован советский воин; в среднем отделении нарисован князь Святослав, там написано «победа над Хазарией»; а в самом крайнем нарисован такой богатырь из сказок русских, который держит там голову отрубленного Змея Горыныча и написано: «победа над Китаем». Я когда посмотрел, первый раз увидел, подумал: кто-то прикалывается. Потом я понял: нет, это они всерьёз. Это как раз та самая история, которую у нас украли, что в 4000‑м году до нашей эры приходили на Русь китайцы со своими рептилоидами, пытались нас завоевать, но наши богатыри дали отпор, убили всех этих рептилоидов и всё такое прочее. Вот что человек выбирает вместо реальной истории своего народа. Вместо того, чтобы реальные великие победы и свершения, которые у каждого народа есть, и у русского народа есть – всё это он должен отбросить вроде вот этих выдумок, которые придумали современные люди, и даже не особенно старались, когда выдумывали это всё.

Миф 5. Украденное православие.

Один из мифов, что православные украли у них слово «православие». Православие должно было языческим называться. Эту идею Хиневич запустил, она понравилась, пришлась по вкусу. И они все говорят, что православием именовалась изначально языческая религия от слов «славить Правь», типа Правь – это мир богов будто бы по этим древним, якобы славянским верованиям. И Хиневич, говорит, что вот в XVII веке патриарх Никон он первый, собственно говоря, кто украл это слово для того, чтобы давать именовать этим христианство. А на самом деле христианство на Руси должна была только ортодоксальным или правоверным, чтобы будто бы «ортодоксия» переводится на славянский язык только как «правоверие» и никак не «православие», и поэтому они с таким апломбом говорят: а почему вообще вы украли у нас слово «православие»? Обычно они говорят, что патриарх Никон украл. Но некоторые говорят, что это Сталин украл – и прямо с пеной у рта, я целую статью читал неоязычника, который говорит, что до Сталина никогда христианство православием не называлось. Ты же пишешь это в интернете – зайди на любой торрент-трекер, найди любую книгу до 1945 года – хотя бы атеистическую, хоть любую, и убедись, что христианство называют православием. Но нет. Человек вот он пишет это, и они верят, они даже перекопируют. Человек, чтобы поверить в это, должен быть тотально невежественным. Я уж не говорю про перевод греческого, ну, «ортодоксия»: «докса» – это слава, или там кенодоксия – тщеславие, и «ортодоксия» переводится как «православие». Ладно, допустим, это тяжело проверить. А Болгарская, Сербская Церковь – они ведь тоже православные, славянские, они никогда не подчинялись патриарху Никону, там-то как могло ввестись это слово, если патриарх Никон только его ввёл? Опять же, там элементарно прослеживается с древнейших времён употребление этого слова в наших рукописях. Первое известное из сохранившихся сейчас – это «Слово о законе и благодати» митрополита Илариона Киевского, это первая половина XI века. То есть это ещё при свидетелях крещения Руси происходило и говорилось, он писал. В этой проповеди он как раз-таки употребляет «православие» как слово, обозначающее именно христианскую веру. И тоже про это знать, что они любят составлять разные фейковые цитаты. Например, по поводу православия, когда тоже задаешь им вопрос: откуда вы всё это берете? – они говорят, вот был монах Велизарий, который в 532 году написал: «православные руси-словены» и дальше всякая ахинея, но вот самое главное видите: он написал «православные руси-словены» – видите, это ещё до крещения Руси – значит, он их называл и всё доказано. Во-первых, откуда вы взяли этого монаха Велизария? И главное, люди выдумывают и даже не трудятся выдумать как-то во свою пользу. Сказали бы, допустим: «написал монах Андрей» – нам было бы трудно. Ну пойди-ка найди монаха Андрея, может действительно какой-то об этом и писал. С Велизарием очень просто. Единственная историческая фигура с этим именем – это полководец императора Юстиниана. Он не был монахом, ничего не писал – уж по крайней мере, про этих самых православных славян-русин ничего не писал. Откуда всё это взято? Почему, если это погуглить, эта цитата находится только в неоязыческих текстах, больше нигде её нет, откуда вы взяли, давайте почитаем, что за интересная книга, откуда вы её процитировали, где ссылка? Ничего нет. Второй интересный вопрос. Монах этот Велизарий – византийский монах, вы говорите – на каком языке он писал, если он был византийским монахом? Ну, наверно, не на русском языке, а на греческом. Значит, какое слово он употребил как «православный» – ортодокс? Так вы же говорите, что его нельзя перевести как «православный». То есть люди не задают таких вопросов себе.

Миф 6. Христиане — рабы Бога, а мы нет.

«Мой Бог меня рабом не называл» – это, по-моему, как раз один из их слоганов. Это они взяли из фильма «Василий Буслаев», причем герой этого фильма, который произносит эту фразу, вообще-то по ходу фильма христианин, потому что он носит христианское имя Василий. Ну вот они это да, активно всё начали продвигать, что вот якобы в христианстве человек рабом Божиим называет себя, а это вот мы не рабы, мы всё-таки свободные, якобы рабами Божиими не называли себя наши предки. Но это, конечно, чепуха. Вот я по своему образованию и по роду деятельности первоначальному является религиоведом. Как религиовед могу сказать, что это ничем необоснованное утверждение. Имеется множество подтверждений этого древнего настоящего язычества, точно так же люди называют себя рабами богов. Да и с чего бы это богам считать людей равными себе? На основании чего, потому что согласно языческому мировоззрению боги – это могущественные существа, которые очень долго живут, почти бессмертны, и которые очень многое могут. А человек – он жалкий, он слабый по сравнению с богами, он смертный, и он к ним приходит в состоянии унижения. И то, как о наших древних вот этих предках пишут очевидцы девятого, допустим века – как славяне почитали этих своих богов, они как раз и говорят, что они приходили и кланялись перед идолами в таком крайним унижении. Никакого не было такого панибратского отношения, которое у этих неоязычников есть. Но это всего лишь одно из таких проявлений вот этого фейкового неоязычества, которое не имеет никакого отношения к реальной вере древних предков наших дохристианских. Ну а что касается в христианстве, и что касается вообще понятия «раб» – у нас в целом такое сформировалось представление, что раб – это что-то такое забитое, несчастное такое существо, которое влачит жалкое существование, вот такие вот коннотации есть. Но в действительности в древности не так воспринималось, не всё так просто. Такие рабы, конечно, тоже были – это правда, но в древнем мире, в том числе и в мире, в котором жили наши предки, положение раба зависело от положения его господина. Чем выше положение господина, тем выше положение раба. Раб царя был намного более обеспечен, защищён и имел даже больше влияния, чем свободный простолюдин. Ну, я могу там привести такой пример – исторический, правда, из мусульманской истории: когда халиф послал своего раба-евнуха с каким-то поручением, тот шёл по площади выполнять это поручение, и там какие-то зеваки стояли и высказались о нём уничижительно. Этот раб подошёл к ним, дал им по морде, они ему дали – началась драка, вот потом раб этот пошёл, халифу рассказал, что произошло. Халиф сразу же отправил войска, которые перекрыли всю площадь, всех, кто там находился в это время, выстроили шеренгой, и он сказал своему рабу: вот пойди и найди тех, кто на тебя напал. И тот ходил, смотрел, и находил тех свободных людей, которые на него напали. Не помню, что именно с ними сделали, но точно одной лишь как бы профилактической беседой дело не ограничилось. Вот видите: положение раба – положение свободного, кто здесь в этой ситуации был, скажем так, более свободен в действительности? Ну, и как говорят православные, «я раб Божий» – это значит, что больше никому не раб. Когда мы говорим, что мы рабы Всевышнего Бога, выше Которого нет никого – это значит, что мы становимся также выше какой-либо привязанности к чему-либо низкому и низменному кому-либо.

Важное правило в диалоге.

Как легко разрушаются практически все мифы – это один простой вопрос из четырёх слов: откуда ты это взял? Неоязычники не готовы к этому вопросу, я не встречал неоязычника, которого это вопрос не смутил. Когда они там начинают вот чего-нибудь там нести такую вещь, просто: откуда ты это взял? Сами они стали неоязычниками, потому что это вопрос не задавали. Ну иногда говорят: а вот я по телевизору смотрел. – Ну и что, ты всему веришь, что по телевизору показывают или чему-то конкретному? Откуда вот это взял, почему этому нужно верить? – Ну, это в рукописях. – А в каких? Пожалуйста, почитаем, очень интересно. Всё, сразу сливается. Это всё рассчитано на тех людей, которые вопросов таких не задают. К сожалению, сейчас таких людей очень много, и поэтому это очень благоприятная среда для развития неоязычества. Поэтому, когда мы общаемся с каким-то человеком, мы уже помогаем ему получить такую прививку от этого неоязычества. Если мы научим его критическому такому взгляду, неоязычество его не выдерживает. Я общался с бывшими неоязычниками, которые вышли оттуда. Они рассказывали: человек попадает туда, всё интересно, некоторых действительно интересует старина, какое-то прикосновение к корням. Они пытаются найти, где это – а этого нет, видят, что это просто человек, наш современник, который взял и всё это выдумал. Они думают: ну ладно, это, наверно, просто обманщик, шарлатан, пойдём, поищем, у кого традиция есть. Приходят ко второму, с ним разговаривают, а тот тоже вещает ему, что-то вещает… – они много чего могут вещать. Он говорит: да откуда это всё это, собственно? А тот говорит: вот вышли из леса волхвы, которые спрятались во время гонений тысячу лет назад и научили, рассказали мне всё это. Он спрашивает: ну что прям это реально так случилось? – Ну, может быть это приснилось… И вот человек после этого всего, когда он всё посмотрит, понимает, что это все просто люди выдумали, чего ради верить и следовать им – я сам могу придумать тогда, и не хуже, а даже лучше – чего ради? И главное, никакого прикосновения к старине нет, никакого возвращение к корням нет во всём этом. Наоборот, отсечение от корней. Потому что по логике неоязычников они говорят, что крещение Руси – это чёрный день нашей истории, после этого пошла стагнация значит и такое прочее, всё, и наша история деградирует больше тысячи лет после этого. То есть получается, человеку нужно придумать что вот это всё, что составляет действительно славу нашему народу, что действительно интересно в истории нашего народа, что всё это надо объявить деградацией и замазать чёрной краской и сказать, что мы лучше будем верить в те фантазии опять же про этих богов на летающих тарелках или ещё что-то такое.

Как прикоснуться к корням?

Некоторых людей привлекает в неоязычестве именно, как они думают, возможность прикоснуться к какой-то древности, к каким-то корням, к каким-то истокам своим, традициям предков. А в результате люди получают вот этот новодел, который никакого отношения к предкам не имеет. Я вот буквально на днях встречался с специалистом по русскому народному фольклору, и он как раз мне говорил, что вообще все специалисты по фольклору просто в шоке от этих родноверов. Потому что они там лепят что-то совершенно своё, вот эти все какие-то вышиванки, которые они придумывают, никакого отношения не имеют к действительно традиционному русскому народному костюму. Музыку, которую они там играют, много уже групп всяких там они у них этих неоязыческих есть, что они якобы народные – это вообще никакого отношения к народной культуре, к русской народной культуре не имеет. Это всё вот такой новодел, причём довольно примитивный. В действительности, если кто-то желает прикоснуться к тому, чем действительно дорожили наши предки и что действительно составляет традицию, он это может сделать в нашей стране только в Русской Православной Церкви. Единственный институт общественный, который сохранился от дореволюционной России в современной России – это русская Церковь, все остальные институты, все сословия, все обычаи, все вот эти практики, которые были до этого, с течением ХХ века они были разрушены, заменены, может быть, в чём-то на лучшее, в чём-то на худшее, но этого уже больше нет. И единственное, что сохраняет реально живое преемство – не как музей, куда можно пойти и посмотреть, что там откопали, а то как жизнь – это Русская Православная Церковь. Я помню, сам когда-то начинал алтарничать, когда первые разы мои были в алтаре, я пришёл, это было в древнем храме, которому 500 лет. И я пришёл, он тогда ещё не был отреставрирован толком. И я помню, что мы были в алтаре, я подошёл, а там в алтаре с левой стороны, где место пономаря там была такая ниша, такая углубление специально для кадила. Там висело кадило, и я брал как алтарник кадило, готовил его, подавал его священникам. И когда я это увидел, я сразу ощутил и понял, что вот этот храм стоит здесь 500 лет, и вот здесь все 500 лет точно также другие алтарники и пономари до меня, точно также подходили, точно так же брали это кадило, точно также подавали его священнику на точно такой же службе. Вот это действительно возможность прикоснуться к реальным корням, к единству, к прошлому нашего народа, к истокам его, а не какие-то всякие фэнтези.

Язычество делает нас сильными?

Ещё одна группа людей, которая увлекается неоязычеством – это люди, которым нравятся культ сильного человека. Они думают, что это такая сильная религия сильных людей, которая делает человека сильным, сильным в религии и так далее. Мы смотрели, что на этих их картинках рисуют всяких богатырей, и вот они на это и ведутся. Для меня как для религиоведа, конечно, звучит очень смешно. Потому что на самом деле это просто факт: язычество – это самая слабая религия из всех, которые существовали на земле. На протяжении истории с какой бы религией язычество ни встречалось, она проигрывало. Встречается ли язычество с христианством – выигрывает христианство. Встречается ли язычество с исламом – выигрывает ислам. Как религия, которая всем проиграла, может научить быть сильным? Здесь, я думаю, есть люди, которые занимаются спортом. Представляете, кто-то бы вам сказал: хочешь быть сильным боксёром – пойди поучись у него, он, правда, проиграл все свои выходы на ринг, но он очень хороший тренер, он научит тебя. Язычество – это самая слабая религия, которая известна. Это просто можно посмотреть. Посмотрим на карту, что было две тысячи лет назад. Чуть больше двух тысяч лет назад почти вся земля была населена язычниками. Посмотрим на религиозную карту сейчас: только маленькие островки традиционного язычества сохраняются на земле, всё остальное язычество проиграло. То же самое с этими богами. Если один Христос этих 30–40 богов победил в одиночку – у них ли учиться нам силе?..

На что делать акцент?

Чисто психологически в общении с неоязычниками что важно. Неоязычество цепляет и нацелено на гордых людей, оно подпитывает гордыню людей, которые в него верят, у них такое впечатление, что быть неоязычником – это круто. Это, во-первых, быть сведущим, ты знаешь такие знания, которые другим неизвестны, ты знаешь, тебе открыто вот это. Во-вторых,  это значит, что ты типа такой сильный, ты типа к корням прикоснулся. С самых разных сторон это подпитывает гордыню и тщеславие человека. Поэтому и надо бить. Надо показывать неоязычество таким, какое оно есть, неоязычников такими, какие они есть. Надо показывать, что неоязычество делает тебя клоуном, делает тебя посмешищем. Быть неоязычником – это значит быть лопухом, которому просто абсолютную чушь, полный бред ему вешают, и он спокойно во всё это верит. Если человеку это показать, а потом сказать: пожалуйста, хочешь таким быть? Запросто. Таким ему быть не захочется, посмешищем быть ему не захочется. Увидев неоязычество в своём реальном положении, оно перестанет быть для него привлекательным, оно перестанет привлекательным для той группы, на которую оно ориентируется. Для гордого человека быть посмешищем неинтересно. Поскольку у меня здесь краткое выступление, я просто сошлюсь на те материалы, которые, кому нужно, они могут помочь. Это, во-первых, книга, которую я выпустил: «Православие и неоязычество». И во-вторых, это такая программа бесплатная для установки на смартфон или планшет, называется «Апологетика: неоязычество». Если вы скачаете её, то там соответственно сможете найти как раз примеры того, как можно разрушать эти мифы внутри их самих. Потому что иначе мы до них никогда не достучимся.

С моей точки зрения, что здесь ещё важно, когда я беседую с людьми, которые, может быть, и склоняются к этому и так далее, я говорю: ребята, мы, конечно, живём в свободной стороне, вы можете верить во всё, что хотите, это ваше право, никто вам этого не запрещает. Но неужели вам самим не обидно, что вам вешают лапшу на уши, что вам лгут? Неоязычество – это одна большая ложь. И поэтому мне кажется, что люди имеют право знать об этом. Какой они выбор сделают: будут ли они христианами, не будут они христианами – Господь дал всем свободу, и каждый эту свободу реализовывает, и результате в зависимости, что человек выберет, даст ответ перед Богом. Но когда люди распространяют заведомую ложь о нашей истории, о наших предках, когда люди отвергают собственно фактически все наши победы, которые мы имели за период христианской истории – да собственно Россия и стала той страной, которую уважают, и культуру, которую любят во многих странах мира – если всё это от нас хотят отнять, и чтобы вместо этого нам дали вот эти дешёвки, дешёвые подделки современных родноверов – мне кажется, с этим стоит бороться. Бороться распространением правды и с любовью к нашим заблудшим братьям.

Комментировать