«Забытый» грех лакомства

Вла­ди­мир Басен­ков

Нача­лась под­го­товка к Вели­кому посту. Время духов­ного совер­шен­ство­ва­ния при­зы­вает нас оста­вить житей­ские заботы (насколько это воз­можно) и устре­мить все свои мысли в глу­бины души. В деле мир­ских огра­ни­че­ний не послед­нюю роль играет воз­дер­жа­ние плоти от излиш­него потреб­ле­ния пищи. Нам это кажется самым понят­ным: исключи мясо, рыбу и молоч­ное из раци­она – и дело с концом. Однако за этой про­стой фор­му­лой мы забы­ваем «утон­чен­ную и изыс­кан­ную» страсть, спо­соб­ную ужа­лить ядом всё наше вели­ко­пост­ное наме­ре­ние.

Страсть лаком­ства имеет и более отрезв­ля­ю­щее назва­ние – гор­тан­обе­сие. Это некра­си­вое и даже страш­ное слово уже само по себе довольно точно рас­кры­вает всю глу­бину греха. Наша гор­тань, полная вку­со­вых рецеп­то­ров, в погоне за само­услаж­де­нием вслед за чревом вопиет к чело­веку: хочу вкус­нень­кого! Много, часто, иногда уже и без осо­знан­ного уча­стия чело­века. Каждый из нас может вспом­нить свою при­вычку съесть на несколько конфет больше, регу­лярно зака­зы­вать в кафе один и тот же сала­тик, с насла­жде­нием по несколько раз в день сма­ко­вать кофе. Нам кажется, что наша малень­кая гастро­но­ми­че­ская при­вер­жен­ность вряд ли серьезно повли­яет на дело спа­се­ния (или не повли­яет вообще). Но это не совсем так.

Свя­щен­ное Писа­ние гово­рит нам: «Не пре­сы­щайся всякой сла­стью и не бро­сайся на разные снеди» (Сир. 37:32). О необ­хо­ди­мо­сти питаться просто, без сыто­сти гово­рят и святые отцы. Напри­мер, пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник при­зы­вал на время поста исклю­чать из своего раци­она всё, «что услаж­дает вкус». В этой связи довольно стран­ным кажется появ­ле­ние в про­даже соевых и так назы­ва­е­мых «пост­ных» про­дук­тов –заме­ни­те­лей бел­ко­вых. Еще более стран­ным кажется спрос среди пра­во­слав­ных на эти про­дукты. Наш совре­мен­ник старец Паисий Свя­то­го­рец 18 лет ел одну лишь капу­сту. Таким обра­зом он стре­мился побе­дить страсть гор­тан­обе­сия. Пожа­луй, для мирян этот пример нельзя назвать абсо­лю­том для под­ра­жа­ния. Но заду­маться о том, насколько серьезно гре­че­ский старец отно­сился к борьбе со стра­стью лаком­ства, без­условно, застав­ляет.

Чре­во­уго­дие пре­по­доб­ный Иоанн Лествич­ник назы­вает главой всех поро­ков. Именно потому пост чело­века начи­на­ется с огра­ни­че­ния себя в пище, в попыт­ках взрас­тить про­ти­во­по­лож­ную доб­ро­де­тель воз­дер­жа­ния. Через излиш­нюю любовь к еде мы рис­куем нару­шить вторую запо­ведь Бога: «Не сотвори себе кумира». Апо­стол Павел в одном из своих посла­ний резко гово­рит о страст­ных при­вер­жен­цах чре­во­угод­ни­че­ства: «Их бог – чрево» (Флп. 3: 19).

Каза­лось бы, такая мелочь! Нет, в духов­ной жизни мело­чей не бывает. Вода камень точит, и малень­кая при­вя­зан­ность может стать при­чи­ной более серьез­ных духов­ных потря­се­ний. Напри­мер, ссор и кон­флик­тов от воз­рас­та­ю­щего само­лю­бия.

Англий­ский король Генрих VIII вошел в исто­рию не только как тиран и цер­ков­ный рефор­ма­тор, но и боль­шой гурман. Зав­трак само­держца начи­нался в 6 часов утра. Он съедал шесть пиро­гов, мясо и выпи­вал бокал эля. Обед англи­ча­нина состоял из 20 блюд, а кухня зани­мала 50 комнат. Любовь к слад­кому быстро лишила короля зубов, а обхват его талии состав­лял 137 (!) сан­ти­мет­ров. Чре­во­уго­дие короля ска­зы­ва­лось на всем его образе жизни. Он был жесток и свое­нра­вен, круто рас­прав­лялся с поли­ти­че­скими оппо­нен­тами (счи­та­ется, что в прав­ле­ние Ген­риха VIII было убито 72 000 чело­век). Король был женат шесть раз, сла­сто­лю­бие заста­вило его разо­рвать обще­ние с Вати­ка­ном и само­лично воз­гла­вить Англи­кан­скую цер­ковь. В Вели­кий пост англий­ский монарх вместо сви­нины и говя­дины упо­треб­лял жаре­ный хвост бобра и мясо мор­ской свинки. Необуз­дан­ное чрево Ген­риха VIII опре­де­лило судьбу англий­ского народа и частично повли­яло на миро­вую исто­рию. Король ел не по рас­пи­са­нию, а по зову желудка. И очень любил пола­ко­миться.

В Еван­ге­лии есть слова: «Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гор­дость житей­ская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин. 2: 16). Что же такое похоть плоти? Ответ дает нам пре­по­доб­ный Анто­ний Вели­кий. Святой гово­рит, что «похо­тью плоти» назы­ва­ется пре­сы­ще­ние чрева, за кото­рой сле­дует блуд­ная страсть. Дей­стви­тельно, излиш­нее пита­ние плоти, ее люб­ле­ние (в том числе и сма­ко­ва­ние пищи) при­во­дит к само­лю­бию, а здесь уж и откры­ва­ются врата для раз­ного рода грехов, в том числе и смерт­ных. Вкусно поел – чем бы еще насы­титься?

Навер­ное, от про­чи­тан­ного кому-то станет грустно и даже немного страшно. Что, совсем не есть? А как же дети? А празд­ники? Вос­крес­ные дни? Но мы ведь при­званы к «цар­скому пути», отвер­га­ю­щему край­но­сти и при­зы­ва­ю­щему к рас­суж­де­нию. Лаком­ство в своих высших формах может ста­но­виться при­чи­ной уныния и даже забве­ния Бога, потери бла­го­дар­но­сти Ему. Ведь каждый кусо­чек, кото­рый мы упо­треб­ляем в тече­ние дня, – это дар Бога нам, и за дар этот мы должны быть бла­го­дарны. Но лако­мая пища спо­собна пре­сы­тить и при­ту­пить в нас это чув­ство бла­го­дар­но­сти Богу. Даже и в пост, когда «там­бов­ская кар­то­шечка с лучком» регу­лярно меняет при­праву, способ при­го­тов­ле­ния и добавки. А вот пита­ние скром­ной и про­стой пищей с добав­ле­нием изыс­ков в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни – чем не «при­права» к цер­ков­ному тор­же­ству! И даже способ под­нять настро­е­ние, вырваться из лап уже, воз­можно, охва­ты­ва­ю­щего уныния.

Гос­подь при­зы­вает нас радо­ваться. А совре­мен­ный мир, вернее, его пара­дигма пре­сы­ще­ния лишает нас воз­мож­но­сти насла­ждаться вот этими малень­кими радо­стями и сла­вить Бога, бла­го­да­рить Его.

Мир живет, чтобы есть, рабо­тает, чтобы есть и отды­хать, и снова рабо­тает, чтобы есть. Лаком­ство может при­ве­сти к рас­слаб­лен­но­сти и увести хри­сти­а­нина от важ­ней­шего, осо­бенно в пост, дела­ния – молитвы.

Лаком­ство пре­вра­ти­лось в наши дни в самый насто­я­щий четко спро­дюс­си­ро­ван­ный культ со всеми необ­хо­ди­мыми атри­бу­тами. Хочется это кому-то слы­шать или нет, но ресто­ра­торы играют на наших низ­мен­ных инстинк­тах, поку­пая чрево вкусом, кало­рий­но­стью, ком­фор­том обста­новки и лиша­ю­щей бодр­ство­ва­ния музы­кой. В одном из своих интер­вью архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин) отме­тил, что мен­та­ли­тет совре­мен­ных хри­стиан «под­вергся раз­ру­ша­ю­щему реак­тив­ному облу­че­нию». Дей­стви­тельно, среди нас сего­дня ведутся горя­чие споры: от мiра или в мiр? И, послед­нее, к сожа­ле­нию, побеж­дает. Отец Сера­фим (Роуз), этот пла­мен­ный аме­ри­ка­нец, в 70‑е годы XX века явственно видел ту син­те­тику, кото­рая должна была утвер­диться в России не ранее, чем через 30 лет. Он с печа­лью гово­рил и о музыке в тор­го­вых цен­трах, и о повсе­днев­ных заня­тиях про­стых людей…

Увы, сего­дня мы отнюдь не всегда готовы вос­при­ни­мать тот факт, что мир с его зако­нами далеко не хри­сти­ан­ский. Это не значит, что от него нужно закрыться за глу­хими две­рями. Но смена пара­дигмы миро­устрой­ства с тео­цен­трич­но­сти на бук­валь­ный гума­низм нанесла серьез­ный удар по всему чело­ве­че­ству именно в деле спа­се­ния, сделав многих людей глу­хими к словам Свя­щен­ного Писа­ния. В крат­чай­шее время уве­ли­чи­лось коли­че­ство и уро­вень соблаз­нов, оттого воз­росли и споры по поводу отно­ше­ния к ним в цер­ков­ной среде.

Чело­веку нужен празд­ник – иногда можно схо­дить и в ресто­ран, встре­титься с бра­тьями и сест­рами во Христе, отме­тить Пасху, Рож­де­ство, другие какие-то празд­ники. Но и посреди самого засто­лья важно пом­нить о тех малень­ких пако­стях лука­вого, заго­тов­лен­ных нам во вроде бы без­обид­ных вещах.

Впе­реди Вели­кий пост – самое бла­го­дат­ное время для того, чтобы изме­нить свою жизнь к луч­шему.

Православие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки