Страст­ная сед­ми­ца. Ве­ли­кий Четверг

• Ма­лое повечерие
• Утре­ня
• 1‑й час
• Ве­чер­ня
• Ма­лое по­ве­че­рие под Ве­ли­кую Пятницу
• Утре­ня Ве­ли­кой Пятницы

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕ­ДУ ВЕЧЕРА
ПО­ВЕ­ЧЕ­РИЕ ГЛА­ГО­ЛЕМ МАЛОЕ,

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ СРЕДУ
НА МА­ЛОМ ПОВЕЧЕРИИ

на нем­же по­ем три­пес­нец гос­по­ди­на Ан­дреа Ве­ли­ка­го Чет­верт­ка. Глас 6. По­ве­че­рие со­вер­ша­ем ма­лое и на нем по­ем три­пес­нец Ве­ли­ка­го Чет­вер­га гос­по­ди­на Ан­дрея Крит­ско­го. Глас 6.

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша про­рок / при­ше­ствие Твое, Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей, Господи.

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Гос­по­ди! (2)

Гор­ни­ца по­стла­ная, при­ят Тя Со­зда­те­ля и ста­ин­ни­ки, / и та­мо Пас­ху скон­чал еси, / и та­мо со­де­лал еси та­ин­ства: / та­мо бо две­ма по­сла­но­ма ныне уче­ни­ко­ма Тво­има, / Пас­ха уго­то­ва­ся Тебе. Гор­ни­ца устла­ная / при­ня­ла Те­бя, Твор­ца, / и в Твои тай­ны по­свя­ща­е­мых, / и там Ты Пас­ху со­вер­шил, / и там уста­но­вил Свои Та­ин­ства; / ибо там дву­мя по­слан­ны­ми ныне Тво­и­ми уче­ни­ка­ми / бы­ла Пас­ха при­го­тов­ле­на Тебе.
Иди­те ко он­си­це, / вся ве­дый пред­гла­го­лет апо­сто­лом, / и бла­жен есть, иже мо­жет вер­но при­я­ти Гос­по­да: / гор­ни­цу убо серд­це преду­го­то­вав, / и ве­че­рю благочестие. “Иди­те к та­ко­му-то”, – / все Зна­ю­щий пред­ре­ка­ет апо­сто­лам, / – “и бла­жен, кто мо­жет с ве­рою при­нять Гос­по­да: / как гор­ни­цу серд­це преду­го­то­вив, / и как ве­че­рю – благочестие!”
Нрав среб­ро­лю­бия, и об­раз твой безу­мия ис­полнь несмыс­лен­ный Иудо: / вве­рен бо быв един ток­мо ков­чеж­цу, / вся­ко не пре­кло­нил­ся еси к ми­ло­сер­дию, / но за­клю­чил еси же­сто­ка­го тво­е­го серд­ца утро­бу, / пре­дав еди­на­го Благоутробнаго. Ум твой по­лон среб­ро­лю­бия, / и нрав твой – без­рас­суд­ства, безум­ный Иуда: / ибо те­бе од­но­му был вве­рен де­неж­ный ящик, / но ты со­всем не скло­нил­ся к со­стра­да­нию, / но за­тво­рил внут­рен­ность же­сто­ко­го тво­е­го серд­ца, / пре­дав Еди­но­го Милосердного.
Нрав бо­го­убийц про­да­нию среб­ро­люб­ца сме­си­вый­ся: / ов убо ко уби­е­нию во­ору­жи­вся, / ов же к среб­рен­ни­ком устрем­ля­ше­ся: / удав­ле­ни­ем бо то­гда предраз­су­див по­ка­я­ние зле, / еже жи­ти лишися. За­мы­сел бо­го­убийц / с по­ве­де­ни­ем среб­ро­люб­ца со­че­тал­ся: / те к убий­ству во­ору­жа­лись, / этот же к среб­рен­ни­кам устрем­лял­ся; / и вот, удав­ле­ние то­гда по­ка­я­нию пред­по­чтя, / он бед­ствен­но жиз­ни лишился.
Ло­бы­за­ние ис­пол­не­но льсти, / еже ра­дуй­ся, со ору­жи­ем, льсти­вый Иудо: / язы­ком убо про­ве­ща­ва­е­ши яже к со­еди­не­нию, / нра­вом же по­ма­ва­е­ши к раз­сто­я­нию: / пре­да­ти бо без­за­кон­ни­ком Бла­го­де­те­ля лестне по­учил­ся еси. По­це­луй твой об­ма­на по­лон; / как меч – твое “Ра­дуй­ся”, льсти­вый Иуда; / твой язык про­из­но­сит сло­ва о един­стве, / ум же на­прав­ля­ет­ся к раз­де­ле­нию: / ибо пре­дать без­за­кон­ни­кам Бла­го­де­те­ля / ты за­мыс­лил коварно.
Ло­бы­за­е­ши и про­да­е­ши Иудо, / це­лу­е­ши и не сты­ди­ши­ся, ле­стию при­те­кий. / Кто нена­ви­дя ло­бы­за­ет трео­ка­янне? / Кто лю­бя про­да­ет на цене? / Ло­бы­за­ние тво­е­го без­студ­на­го зло­со­ве­тия об­ли­ча­ет произволение. Це­лу­ешь – и про­да­ешь, Иуда; / при­вет­ству­ешь – и не па­да­ешь, / при­бли­жа­ясь с ко­вар­ством. / Кто, нена­ви­дя, при­вет­ству­ет, три­жды несчаст­ный? / Кто, це­луя, по­лу­ча­ет за это пла­ту? / По­це­луй тот об­ли­ча­ет твой вы­бор / – бес­стыд­ную злонамеренность.
Сла­ва: Нераз­дель­ное Су­ще­ством, нес­лит­ное Ли­цы, / бо­го­слов­лю Тя, Тро­и­че­ское еди­но Бо­же­ство, / яко еди­но­цар­ствен­ное и со­пре­столь­ное, / во­пию Те­бе песнь ве­ли­кую, / в выш­них тре­гу­бо песнословимую. Сла­ва: Нераз­дель­ное по су­ще­ству / и нес­ли­ян­ное в Ли­цах, / бо­го­слов­ствую о Те­бе, Тро­ич­ное Еди­ное Бо­же­ство, / как о еди­но­цар­ствен­ном и со­пре­столь­ном. / Воз­гла­шаю Те­бе песнь ве­ли­кую, / в ми­ре гор­нем трое­крат­но воспеваемую.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: За­ча­тие па­че сло­ва, / рож­де­ство Твое па­че есте­ства Бо­го­ро­ди­тель­ни­це: / ово убо от Ду­ха без се­мене, / ово же за­ко­нов есте­ства та­я­ще­е­ся, яко нетлен­но, / и па­че есте­ства вся­ка­го рож­де­ния: / Бог бо раждаемое. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: За­ча­тие Твое – вы­ше сло­ва; / рож­де­ние от Те­бя Хри­ста – / вы­ше есте­ства, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца. / Ибо од­но – от Ду­ха, без се­ме­ни; / дру­гое же – за­ко­нам есте­ства непод­власт­ное, / как нетлен­ное и выс­шее есте­ством вся­ко­го рож­де­ния: / ведь Бо­гом здесь яв­ля­ет­ся рождающееся.
Гос­по­ди, по­ми­луй (3), Сла­ва, и ныне:

Се­да­лен, глас 4. По­до­бен: Явил­ся еси днесь:

Ядый Вла­ды­ко со уче­ни­ки Тво­и­ми, / та­ин­ствен­но явил еси / все­свя­тое Твое за­ко­ле­ние, / им­же тли из­ба­ви­хом­ся, / чест­ная Твоя по­чи­та­ю­щии страдания.

Се­да­лен, глас 4

Вку­шая вме­сте с уче­ни­ка­ми Тво­и­ми, / явил Ты, Вла­ды­ка, та­ин­ствен­но / свя­тую Твою кон­чи­ну, / бла­го­да­ря ко­то­рой от по­ги­бе­ли из­ба­ви­лись / мы, чту­щие Твои свя­щен­ные страдания.

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства Небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут Хе­ру­ви­ми и Се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все ве­ка! (2)

За­кон­ное скон­чав по­ве­ле­ние, / скри­жа­ли за­кон­ныя На­пи­са­вый в Си­наи, / сне­де убо Пас­ху древ­нюю и се­нов­ную: / бысть же Пас­ха тай­ная и живожертвенная. Со­вер­шив пред­пи­сан­ное За­ко­ном, / скри­жа­ли За­ко­на На­пи­сав­ший на Си­нае / вку­сил Пас­ху древ­нюю и те­ни по­доб­ную, / и Сам стал та­ин­ствен­ной и жи­вою / Пас­халь­ною жертвой.
От ве­ка со­кро­вен­ную Хри­сте пре­муд­рость тай­но­во­дя, / по­ка­зал еси куп­но всем апо­сто­лом Спа­се на ве­че­ри, / юже Церк­вам пре­да­ша богоноснии. Вво­дя в та­ин­ства пре­муд­ро­сти, / от ве­ка со­кро­вен­ной, / Ты, Хри­сте, вме­сте явил ее всем апо­сто­лам на ве­че­ре, Спа­си­тель, / они же ее Церк­вам пе­ре­да­ли, богоносные.
Един от вас ле­стию пре­даст Мя, / ев­ре­ем про­дав в нощь сию, / сие Хри­стос возо­пив сму­ща­ше дру­ги: / то­гда един ко еди­но­му, недо­уме­ва­я­ся колебашеся. “Один из вас об­ма­ном пре­даст Ме­ня, / про­дав ев­ре­ям в эту ночь”, – / так воз­гла­сив, сму­тил дру­зей Сво­их Хри­стос; / то­гда один к дру­го­му сре­ди них / в недо­уме­нии обращался.
Сми­ри­вся нас ра­ди бо­га­тый, от ве­че­ри во­став, / лен­тий при­ем, сим пре­по­я­сал­ся еси, / и пре­клонь выю, омыл еси но­ги уче­ни­ков и предателя. Сми­рив­шись ра­ди нас, Бо­га­тый, / Ты, от ве­че­ри во­став, / взяв по­ло­тен­це, им опо­я­сал­ся, / и, пре­кло­нив гла­ву, омыл / но­ги уче­ни­ков и предателя.
Па­че ума, и неиз­ре­чен­на ра­зу­ма вы­со­те Тво­ей Иису­се, кто не уди­вит­ся! / Яко бре­нию пред­стал еси, Со­де­те­лю вся­че­ских, / омы­вая убо но­ги, оти­рая же и лентием. Выс­шей ума и неиз­ре­чен­ной вы­со­те / ве­де­ния Тво­е­го, Иису­се, кто не по­ра­зит­ся! / Ибо глине Ты пред­стал, Тво­рец все­го, / омы­вая но­ги и оти­рая их полотенцем.
Уче­ник, его­же люб­ля­ше Гос­подь, / на пер­си воз­лег, ре­че к Нему: / кто есть пре­да­яй Тя? / Хри­стос же ко оно­му: / сей вло­жи­вый в со­ли­ло ныне руку. Уче­ник, ко­то­ро­го лю­бил Гос­подь, / к гру­ди Его при­пав, спро­сил Его: / “Кто пре­да­ю­щий Те­бя?” / Хри­стос же к нему: / “Этот, опу­стив­ший в блю­до ныне руку!”
Уче­ник хлеб при­е­мый, / по хле­бе от­лу­ча­ет­ся, про­да­нию по­уча­яй­ся, / те­чет ко иуде­ем, гла­го­лет без­за­кон­ным: / что мне хо­ще­те да­ти, и аз Его вам предам. Уче­ник, при­няв ку­сок, / про­тив Хле­ба под­ни­ма­ет­ся, / про­да­жу за­мыш­ляя, спе­шит к Иуде­ям, / го­во­рит без­за­кон­ни­кам: / “Что вы мне мо­же­те дать, / и я Его вам предам?”
Бла­го­сло­вим От­ца и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
Еди­на­го Бо­га по Су­ще­ству чту, / три Ипо­ста­си пою опре­де­ли­тельне, / иныя, но не ина­ко­выя: / по­не­же Бо­же­ство еди­но, в три­ех Ли­цех, / ибо Отец, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Бо­га, еди­но­го по есте­ству по­чи­таю, / вос­пе­ваю три Ипо­ста­си, раз­ли­чая Их: / раз­ные, но не раз­лич­ные, / по­сколь­ку еди­но в трех Ли­цах Бо­же­ство: / Отец, Сын и Бо­же­ствен­ный Дух.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из­ба­ви нас Иису­се Спа­се наш / от ле­сти лу­ка­ва­го, и на­па­сти. / При­и­ми Бо­го­ро­ди­цу мо­ля­щу­ю­ся непре­стан­но: / Ма­ти бо есть, и мо­жет Тя умолити. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из­бавь нас, Иису­се, / Спа­си­тель наш, от за­блуж­де­ния, / и ис­ку­ше­ния, и от лу­ка­во­го; / при­ми Бо­го­ро­ди­цу, хо­да­тай­ству­ю­щую непре­стан­но: / ибо Она – Ма­терь Твоя / и мо­жет Те­бя умолить.
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
И па­ки ир­мос: Его­же во­ин­ства небес­ная: И по­клон. И па­ки ир­мос: Ко­го во­ин­ства небес­ные: И по­клон.

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го за­ча­тия Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод, / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, / яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем.

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но ве­ли­ча­ем. (2)

Ве­ли­кое та­ин­ство Тво­е­го во­че­ло­ве­че­ния, / на ве­че­ри со­воз­ле­жа­щу Те­бе уче­ни­ком Тво­им Че­ло­ве­ко­люб­че, / от­крыв ре­кл еси: / яди­те Хлеб жи­вот­ный ве­рою, / пий­те и Кровь из­ли­ян­ную от Бо­го­реб­рен­на­го заколения. Ко­гда на ве­че­ри Ты воз­ле­жал / с по­свя­ща­е­мы­ми в Твои тай­ны, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / от­крыв ве­ли­кое та­ин­ство Тво­е­го во­че­ло­ве­че­ния, Ты воз­гла­сил: / “Вку­си­те Хлеб жи­во­твор­ный с ве­рою, / пей­те Кровь, из­лив­шу­ю­ся / из ра­ны Бо­же­ствен­но­го ребра!”
Сень небес­ная яви­ся гор­ни­ца, / иде­же Пас­ху Хри­стос со­вер­ши. / Ве­че­ря без­кров­ная, и сло­вес­ная служ­ба, / тра­пе­за же та­мо со­вер­шен­ных Та­ин, мыс­лен­ный жертвенник. Ски­ни­ей небес­ной яви­лась гор­ни­ца, / где Хри­стос Пас­ху со­вер­шил, / ве­че­рю бес­кров­ную и ра­зум­ное слу­же­ние; / тра­пе­за же там со­вер­шен­ных Та­инств / – мыс­лен­ный жертвенник.
Пас­ха Хри­стос есть ве­ли­кая и все­чест­ная, / сне­ден быв яко хлеб, за­клан же яко ов­ча: / Той бо воз­не­се­ся о нас Жерт­ва. / То­го Те­ла бла­го­чест­но, и То­го Кро­ве / вси тай­но причащаемся. Хри­стос есть Пас­ха, ве­ли­кая и свя­щен­ная, / съе­ден­ный как хлеб и за­ко­ло­тый как ов­ца; / Ибо Он Сам был воз­не­сен за нас как Жерт­ва. / Его Те­ла бла­го­го­вей­но и Его Кро­ви / мы все та­ин­ствен­но причащаемся.
Хлеб бла­го­сло­вив, Хлеб сый небес­ный, / бла­го­да­рив От­цу Ро­ди­те­лю, / при­е­мый, и ча­шу уче­ни­ком да­вал еси: / при­и­ми­те, яди­те, во­пия, / сие есть Те­ло Мое, и Кровь нетлен­ныя жизни. Хлеб бла­го­сло­вив, Ты, Хлеб Небес­ный, / бла­го­да­ре­ние воз­дав От­цу, Тво­е­му Ро­ди­те­лю, / взяв и ча­шу, уче­ни­кам да­вал, взы­вая: / “Возь­ми­те, вку­си­те, это – Те­ло Мое / и Кровь нетлен­ной жизни!”
Аминь гла­го­ля, ре­че ро­жди­ям Ло­за, / апо­сто­лом Хри­стос ис­ти­на: / от­се­ле не имам пи­ти от ло­зы пи­тие, / дон­де­же пию е но­вое, во сла­ве От­ца Мо­е­го, / с ва­ми на­след­ни­ки Моими. Ска­за­ла вет­вям ви­но­град­ная Ло­за – / апо­сто­лам – Хри­стос-ис­ти­на, / воз­гла­шая: “Ис­тин­но, от­ныне Мне пи­тия из ви­но­гра­да не ис­пить, / до­ко­ле не вы­пью его но­вым / во сла­ве От­ца Мо­е­го с ва­ми, / на­след­ни­ка­ми Моими.
Про­да­е­ши на три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех Гос­по­да, / и не по­мыш­ля­е­ши Иудо без­за­кон­ный / Ве­че­ри та­ин­ство, или чест­ное умо­ве­ние. / О ка­ко по­полз­ся па­де­ни­ем / в ко­нец све­та при­шел еси, удав­ле­ние облобызав! Про­да­ешь ты за трид­цать среб­рен­ни­ков Бес­цен­но­го / и не по­мыш­ля­ешь, Иуда без­за­кон­ный, / о Ве­че­ре, вво­дя­щей в та­ин­ства, / или о свя­щен­ном омо­ве­нии. / О как ты, по­скольз­нув­шись, пал, / при­шел к то­му, что ли­шил­ся све­та, / удав­ле­ние из­брав в удел!
Ру­це про­стерл еси, / ими­же хлеб при­ял еси нетле­ния, / при­я­ти среб­ре­ни­ки, / уста к це­ло­ва­нию при­но­ся льстив­но, / ими­же Те­ло Хри­сто­во и Кровь при­ял еси, / но го­ре те­бе, яко­же ре­че Христос. Ру­ки ты про­стер, / в ко­то­рые при­нял хлеб нетле­ния, / что­бы среб­ре­ни­ки по­лу­чить; / при­бли­жая для по­це­луя ко­вар­но / уста, ко­то­ры­ми при­нял Те­ло Хри­сто­во и Кровь; / но го­ре те­бе, как ска­зал Христос.
Хри­стос учре­ди мир, / небес­ный и Бо­же­ствен­ный хлеб: / при­и­ди­те убо хри­сто­люб­цы, / брен­ны­ми уст­на­ми, чи­сты­ми же серд­цы, / при­и­мем вер­но жре­мую Пас­ху, / в нас священнодействуемую. Хри­стос устро­ил для мi­ра пир­ше­ство, / Он, Хлеб небес­ный и Бо­же­ствен­ный. / При­ди­те же, хри­сто­люб­цы, брен­ны­ми уста­ми, / но серд­ца­ми чи­сты­ми при­мем с ве­рою / жерт­ву Пас­хи, в нас священнодействуемую.
Сла­ва: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, Бо­же­ствен­но­му Ду­ху вер­но по­кло­ним­ся, / Тро­и­це нераз­дель­ней, еди­ни­це по Су­ще­ству: / яко Све­ту и Све­том, Жи­во­ту и Жи­во­том, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му концы. Сла­ва: От­ца про­сла­вим, Сы­на пре­воз­не­сем, / Бо­же­ствен­но­му Ду­ху с ве­рой по­кло­ним­ся / – Тро­и­це нераз­дель­ной, Еди­ни­це по су­ще­ству, / как Све­ту и Све­там, и Жиз­ни и Жиз­ням, / жи­во­тво­ря­ще­му и про­све­ща­ю­ще­му ми­ра концы.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чер­тог небес­ный, и Неве­ста Прис­но­де­ва, / еди­на яви­ла­ся еси, Бо­га но­сив­ши, / рожд­ши же непре­лож­но, из Те­бе во­пло­щен­на. / Тем­же Тя вси ро­ди яко Бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чер­то­гом небес­ным и Неве­стой-Прис­но­де­вой / Ты од­на яви­лась, Бо­га но­сив во чре­ве / и ро­див неиз­мен­но из Те­бя во­пло­тив­ше­го­ся. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.
И па­ки ир­мос: Без­се­мен­на­го зачатия: И сно­ва ир­мос: От за­ча­тия без семени:
И про­чее По­ве­че­рия ма­ла­го по обы­чаю, и от­пуст, и тво­рим по­кло­ны 3, вси рав­но кос­но. И быв­шей мо­лит­ве, от пред­сто­я­те­ля, от­хо­дим в кел­лии своя. Ве­до­мо же бу­ди, яко от се­го свя­та­го дне, По­лу­нощ­ни­ца не по­ет­ся в церк­ви, до сед­ми­цы Фомины. И про­чее по­сле­до­ва­ние ма­ло­го По­ве­че­рия. По­лу­нощ­ни­ца же с это­го дня не по­ет­ся в церк­ви до неде­ли апо­сто­ла Фомы.

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК
НА УТРЕНИ,

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРГ
НА УТРЕНИ

клеплет па­ра­екк­ли­си­арх в сед­мый час но­щи, и со­брав­шим­ся нам в цер­ковь, и со­твор­шу свя­щен­ни­ку на­ча­ло: Бла­го­сло­вен Бог наш:
На­чи­на­ем абие по обы­чаю: та­же ше­сто­псал­мие, по ис­пол­не­нии ше­сто­псал­миа, Ал­ли­лу­иа, на глас 8. На­ча­ло обыч­ное, ше­сто­псал­мие и Ал­ли­лу­ия, глас 8.

И тро­парь глас 8, трижды:

Тро­парь, глас 8

Егда слав­нии уче­ни­цы / на умо­ве­нии Ве­че­ри про­све­ща­ху­ся, / то­гда Иуда зло­че­сти­вый / среб­ро­лю­би­ем неду­го­вав омра­ча­ше­ся, / и без­за­кон­ным су­ди­ям Те­бе пра­вед­на­го Су­дию пре­да­ет. / Виждь име­ний ра­чи­те­лю, / сих ра­ди удав­ле­ние упо­тре­бив­ша! / Бе­жи несы­тыя ду­ши, / Учи­те­лю та­ко­вая дерз­нув­шия: / Иже о всех бла­гий, Гос­по­ди сла­ва Тебе.

Та­же,

Когда слав­ные уче­ни­ки / при умо­ве­нии на ве­че­ре про­све­ща­лись, / то­гда Иуда нече­сти­вый, за­бо­лев­ший среб­ро­лю­би­ем, омра­чал­ся / и без­за­кон­ным су­дьям Те­бя, Пра­вед­но­го Су­дию, пре­да­ет. / Смот­ри, лю­би­тель стя­жа­ний, / на удав­ле­ние из-за них стя­жав­ше­го! / Бе­ги от нена­сыт­ной ду­ши, / на та­кое про­тив Учи­те­ля дерз­нув­шей! / Гос­по­ди, ко всем бла­гой, сла­ва Те­бе! (3)

Еван­ге­лие от Лу­ки за­ча­ло 108:
[Лк. 22, 1 – 39.]

Еван­ге­лие от Лу­ки за­ча­ло 108Б

Во вре­мя оно, при­бли­жа­ше­ся празд­ник опрес­нок, гла­го­ле­мый Пас­ха. И ис­ка­ху ар­хи­ерее и книж­ни­цы, ка­ко бы­ша уби­ли Его: бо­я­ху­ся бо лю­дей. Вни­де же са­та­на во Иу­ду на­ри­ца­е­ма­го Ис­ка­ри­от, су­ща от чис­ла обо­ю­на­де­ся­те. И шед гла­го­ла ар­хи­ереом и во­е­во­дам, ка­ко Его пре­даст им. И воз­ра­до­ва­ша­ся, и со­ве­ща­ша ему среб­ре­ни­ки да­ти. И ис­по­ве­да, и ис­ка­ше по­доб­на вре­мене, да пре­даст Его им без на­ро­да. При­и­де же день опрес­но­ков, вонь­же по­доб­но бе [вре­мя] жре­ти пас­ху. И посла Пет­ра и Иоан­на, рек: шед­ша уго­то­вай­та нам пас­ху, да ямы. Она же ре­ко­ста Ему: где хо­ще­ши уго­то­ва­ем? Он же ре­че има: се вос­хо­дя­ще­ма ва­ма во град, сря­щет вы че­ло­век в ску­дель­ни­це во­ду но­ся: по нем иде­та в дом, вонь­же вхо­дит. И рце­та до­му вла­ды­це: гла­го­лет те­бе Учи­тель, где есть оби­тель, иде­же пас­ху со уче­ни­ки Мо­и­ми снем? И той ва­ма по­ка­жет гор­ни­цу ве­лию по­стла­ну: ту уго­то­вай­та. Шед­ша же об­ре­то­ста, яко­же ре­че има: и уго­то­ва­ста пас­ху. И егда бысть час, воз­ле­же, и оба­на­де­ся­те апо­сто­ла с Ним. И ре­че к ним: же­ла­ни­ем воз­же­лех сию пас­ху ясти с ва­ми, преж­де да­же не при­и­му мук. Гла­го­лю бо вам, яко от­се­ле не имам ясти от него, дон­де­же скон­ча­ют­ся во Цар­ствии Бо­жии. И при­им ча­шу, хва­лу воз­дав, ре­че: при­и­ми­те сию, и раз­де­ли­те се­бе. Гла­го­лю бо вам, яко не имам пи­ти от пло­да лоз­на­го, дон­де­же Цар­ствие Бо­жие при­и­дет. И при­им хлеб, хва­лу воз­дав пре­ло­ми, и да­де им, гла­го­ля: сие есть те­ло Мое, еже за вы да­е­мо: сие тво­ри­те в мое вос­по­ми­на­ние. Та­кож­де же и ча­шу по ве­че­ри, гла­го­ля: сия ча­ша, Но­вый За­вет Мо­ею кро­вию, яже за вы про­ли­ва­ет­ся. Оба­че се ру­ка пре­да­ю­ща­го Мя со мною есть на тра­пе­зе. И Сын убо Че­ло­ве­че­ский идет по ре­чен­но­му: оба­че го­ре че­ло­ве­ку то­му, им­же пре­да­ет­ся. И тии на­ча­ша ис­ка­ти в се­бе, ко­то­рый убо от них хо­тяй сие со­тво­ри­ти. Бысть же и пря в них, кий мнит­ся их бы­ти бо­лий. Он же ре­че им: ца­рие язык гос­под­ству­ют ими, и об­ла­да­ю­щии ими, бла­го­да­те­ле на­ри­ца­ют­ся. Вы же не та­ко: но бо­лий в вас, да бу­дет яко мний. и ста­рей, яко слу­жай. Кто бо бо­лий, воз­ле­жай ли, или слу­жай; не воз­ле­жай ли? Аз же по­сре­де вас есмь яко слу­жай. Вы же есте пре­быв­ше со Мною в на­па­стех Мо­их. И Аз за­ве­ща­ваю вам, яко­же за­ве­ща Мне Отец Мой, Цар­ство, да ясте и пи­е­те на тра­пе­зе Мо­ей во Цар­ствии Мо­ем, и ся­де­те на пре­сто­лех, су­дя­ще обе­ма­на­де­ся­те ко­ле­но­ма Из­ра­и­ле­во­ма. Ре­че же Гос­подь: Си­моне, Си­моне, се са­та­на про­сит вас, да бы се­ял, яко пше­ни­цу. Аз же мо­лих­ся о те­бе, да не оску­де­ет ве­ра твоя: и ты неко­гда об­ра­щь­ся, утвер­ди бра­тию твою. Он же ре­че Ему: Гос­по­ди, с То­бою го­тов есмь, и в тем­ни­цу, и на смерть ити. Он же ре­че: гла­го­лю ти, Пет­ре, не воз­гла­сит пе­тель днесь, дон­де­же три­кра­ты от­вер­же­ши­ся Мене не ве­де­ти. И ре­че им: егда по­слах вы без вла­га­ли­ща, и без ме­ха, и без са­пог, еда что ли­ше­ни бысте? Они же ре­ша: ни­че­со­же. Ре­че же им: но ныне иже имать вла­га­ли­ще, да воз­мет, та­кож­де и мех, а иже не имать, да про­даст ри­зу свою, и ку­пит нож. Гла­го­лю бо вам, яко еще пи­са­ное се, по­до­ба­ет, да скон­ча­ет­ся о Мне, еже: и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся. Ибо еже о Мне, кон­чи­ну имать. Они же ре­ша: Гос­по­ди, се но­жа зде два. Он же ре­че им: до­воль­но есть. И из­шед, иде по обы­чаю в го­ру Еле­он­скую: по Нем же идо­ша уче­ни­цы Его. В то вре­мя при­бли­жал­ся празд­ник Опрес­но­ков, на­зы­ва­е­мый Пас­хою. И ис­ка­ли пер­во­свя­щен­ни­ки и книж­ни­ки, как бы убить Его, ибо они бо­я­лись на­ро­да. И во­шел са­та­на в Иу­ду, на­зы­ва­е­мо­го Ис­ка­ри­о­том, од­но­го из чис­ла Две­на­дца­ти; и он по­шел со­ве­щать­ся с пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и на­чаль­ни­ка­ми стра­жи, как бы пре­дать Его им. И они об­ра­до­ва­лись и со­гла­си­лись дать ему де­нег. И он обе­щал и ис­кал слу­чая пре­дать им Его не при на­ро­де. На­стал же день Опрес­но­ков, ко­гда над­ле­жа­ло за­ко­лать пас­халь­но­го агн­ца; и по­слал Иисус Пет­ра и Иоан­на, ска­зав: пой­ди­те, при­го­товь­те нам пас­ху, что­бы нам вку­сить ее. Они же ска­за­ли Ему: где ве­лишь нам при­го­то­вить? И Он ска­зал им: вот, ко­гда бу­де­те вхо­дить в го­род, встре­тит­ся вам че­ло­век с кув­ши­ном во­ды; по­сле­дуй­те за ним в дом, ку­да он вой­дет; и ска­же­те хо­зя­и­ну до­ма: “го­во­рит те­бе Учи­тель: где по­кой, в ко­то­ром Я вку­сил бы пас­ху с уче­ни­ка­ми Мо­и­ми?” И он вам по­ка­жет гор­ни­цу боль­шую, убран­ную; там при­го­товь­те. Они по­шли и на­шли, как Он ука­зал им, и при­го­то­ви­ли пас­ху. И ко­гда на­стал час, Он воз­лег, и Апо­сто­лы с Ним. И Он ска­зал им: ве­ли­ким же­ла­ни­ем воз­же­лал Я вку­сить эту пас­ху вме­сте с ва­ми преж­де Мо­е­го стра­да­ния: ибо, го­во­рю вам, не бу­ду вку­шать ее, до­ко­ле не ис­пол­нит­ся она в Цар­стве Бо­жи­ем. И взяв ча­шу, воз­бла­го­да­рив, ска­зал: возь­ми­те ее и раз­де­ли­те меж­ду со­бою, ибо го­во­рю вам, что не бу­ду пить от­ныне от пло­да ло­зы ви­но­град­ной, до­ко­ле Цар­ство Бо­жие не при­дет. И взяв хлеб, воз­бла­го­да­рив, пре­ло­мил и дал им, го­во­ря: это есть Те­ло Мое, за вас от­да­ва­е­мое. Де­лай­те это в вос­по­ми­на­ние о Мне. Так­же и ча­шу по­сле ве­че­ри, го­во­ря: эта ча­ша есть Но­вый За­вет в Кро­ви Мо­ей, за вас из­ли­ва­е­мой. Но вот ру­ка пре­да­ю­ще­го Ме­ня со Мною за сто­лом, ибо Сын Че­ло­ве­че­ский идет по пред­на­зна­че­нию, но го­ре че­ло­ве­ку то­му, чрез ко­то­ро­го Он пре­да­ет­ся. И они на­ча­ли спра­ши­вать друг дру­га: кто же из них сде­ла­ет это? Воз­ник и спор меж­ду ни­ми, кто из них дол­жен счи­тать­ся боль­шим. Он же ска­зал им: ца­ри на­ро­дов гос­под­ству­ют над ни­ми, и име­ю­щие власть над ни­ми на­зы­ва­ют­ся “Бла­го­де­те­ля­ми”. А вы не так: но боль­ший меж­ду ва­ми да бу­дет как млад­ший, и на­чаль­ству­ю­щий как слу­жа­щий. Ибо кто боль­ше: воз­ле­жа­щий или слу­жа­щий? Не воз­ле­жа­щий ли? А Я по­сре­ди вас – как слу­жа­щий. Но вы те, ко­то­рые пре­бы­ли со Мною в ис­пы­та­ни­ях Мо­их; и Я за­ве­щаю вам, как за­ве­щал Мне Отец Мой, Цар­ство, что­бы вы ели и пи­ли за тра­пе­зою Мо­ею в Цар­стве Мо­ем. И ся­де­те вы на пре­сто­лах и бу­де­те су­дить две­на­дцать ко­лен Из­ра­и­ле­вых. И ска­зал Гос­подь: Си­мон, Си­мон, вот, са­та­на до­бил­ся то­го, что­бы про­се­ять вас, как пше­ни­цу: но Я мо­лил­ся о Те­бе, что­бы не оску­де­ла ве­ра твоя, и ты неко­гда, об­ра­тив­шись, утвер­ди бра­тьев тво­их. Он же ска­зал Ему: Гос­по­ди, с То­бою я го­тов и в тем­ни­цу и на смерть ид­ти. Но Он ска­зал: го­во­рю те­бе: не про­по­ет се­го­дня пе­тух, как ты три­жды от­ре­чешь­ся, что не зна­ешь Ме­ня. И ска­зал им: ко­гда Я по­слал вас без меш­ка и су­мы и обу­ви, име­ли ли вы в чем недо­ста­ток? Они ска­за­ли: ни в чем. И Он ска­зал им: но те­перь, у ко­го есть ме­шок, пусть возь­мет; так­же и су­му; и у ко­го нет, пусть про­даст одеж­ду свою и ку­пит меч; ибо го­во­рю вам: нуж­но, что­бы со­вер­ши­лось на Мне это сло­во Пи­са­ния: “И к без­за­кон­ным при­чтен”. Ибо и то, что о Мне, при­хо­дит к кон­цу. Они же ска­за­ли: Гос­по­ди, вот здесь два ме­ча. И Он ска­зал им: до­воль­но. И вый­дя, по­шел, по обык­но­ве­нию, на го­ру Мас­лич­ную; за Ним по­сле­до­ва­ли и уче­ни­ки Его.   Лк 22:1–39
И пса­лом 50. Мо­лит­вы же, Спа­си Бо­же лю­ди Твоя: не гла­го­лем. За­тем пса­лом 50. Мо­лит­вы же Спа­си, Бо­же, на­род Твой: не чи­та­ем.
И на­чи­на­ем ка­нон, тво­ре­ние гос­по­ди­на Кос­мы, глас 6: ир­мо­сы по два­жды, тро­па­ри же на 6. Ка­нон, его­же кра­естро­чие: Ти мак­ра пемп­ти мак­рон им­нон ек­са­до. Еже есть, В Ве­ли­кий Чет­вер­ток дол­гую песнь пою. Ка­нон св. Кос­мы Ма­и­ум­ско­го, глас 6; ир­мо­сы два­жды, тро­па­ри на 6.

Песнь 1.

{Τ} Ир­мос: Се­че­ное, се­чет­ся / мо­ре Черм­ное, / вол­но­пи­та­е­мая же из­су­ша­ет­ся глу­би­на, / та­яж­де куп­но без­оруж­ным быв­ши про­хо­ди­ма / и все­оруж­ным гроб. / Песнь же Бо­го­крас­ная вос­пе­ва­ше­ся: / слав­но про­сла­ви­ся Хри­стос, Бог наш.

Ка­нон, глас 6. Песнь 1

Ир­мос: Уда­ром рас­се­ка­ет­ся Крас­ное мо­ре, / и ис­су­ша­ет­ся взды­ма­ю­щая вол­ны глу­би­на: / то же са­мое од­но­вре­мен­но сде­ла­лось / для без­оруж­ных удо­бо­про­хо­ди­мым / а для во­ору­жен­ных мо­ги­лой; / и песнь бо­го­угод­ная вос­пе­ва­лась: / “Слав­но про­сла­вил­ся Хри­стос, Бог наш!”

{Η} Все­ви­нов­ная и по­да­тель­ная жиз­ни, / без­мер­ная муд­рость Бо­жия, / со­зда храм Се­бе от Чи­стыя Неис­ку­со­муж­ныя Ма­те­ре: / в храм бо те­лес­но обол­кий­ся, / слав­но про­сла­ви­ся Хри­стос Бог наш. Ви­нов­ни­ца все­го и По­да­тель­ни­ца жиз­ни, / бес­пре­дель­ная Пре­муд­рость Бо­жия / со­зда­ла Се­бе дом от чи­стой не по­знав­шей му­жа Ма­те­ри; / ибо об­лек­шись в храм те­лес­ный, / слав­но про­сла­вил­ся Хри­стос, Бог наш.
{Μ} Тай­но­во­дя­щи дру­ги Своя, / ду­ше­пи­та­тель­ную уго­тов­ля­ет Тра­пе­зу, / без­смер­тия же во­ис­тин­ну муд­рость Бо­жия рас­тво­ря­ет Ча­шу вер­ным. / При­сту­пим бла­го­чест­но, и возо­пи­им: / слав­но про­сла­ви­ся Хри­стос Бог наш. По­свя­щая в та­ин­ства дру­зей Сво­их, / ис­тин­ная Пре­муд­рость Бо­жия / при­го­тов­ля­ет ду­ше­пи­та­тель­ную тра­пе­зу / и ча­шу бес­смер­тия рас­тво­ря­ет вер­ным; / при­сту­пим же бла­го­го­вей­но и воз­зо­вем: / “Слав­но про­сла­вил­ся Хри­стос, Бог наш!”
{Α} Услы­шим вси вер­нии, / со­зы­ва­ю­щую вы­со­ким про­по­ве­да­ни­ем, / несо­здан­ную и есте­ствен­ную пре­муд­рость Бо­жию, / во­пи­ет бо: вку­си­те и ра­зу­мев­ше, яко Хри­стос Аз, возо­пий­те: / слав­но про­сла­ви­ся Хри­стос Бог наш.

По­сле­ди же па­ки ир­мос оба ли­ка вкупе.

Бу­дем вни­мать, все вер­ные, / со­зы­ва­ю­щей воз­вы­шен­ной про­по­ве­дью / не со­здан­ной и при­рож­ден­ной Пре­муд­ро­сти Бо­жи­ей; / ибо Она взы­ва­ет: / “Вку­си­те, и по­знав, что Я благ, вос­клик­ни­те: / Слав­но про­сла­вил­ся Хри­стос, Бог наш!”

За­тем оба хо­ра вме­сте по­ют ирмос.

Песнь 3.

{Κ} Ир­мос: Гос­подь Сый всех, и Зи­жди­тель Бог, / со­здан­ное без­страст­ный об­ни­щав Се­бе со­еди­ни, / и Пас­ха, за яже хо­тя­ше умре­ти, / Сам, Сый, Се­бе пред­по­ж­ре: / яди­те, во­пия, Те­ло Мое, / и ве­рою утвердитеся.

Песнь 3

Ир­мос: Бу­дучи Гос­по­дом и Со­зда­те­лем все­го, / Бог бес­страст­ный, об­ни­щав, со­зда­ние с Со­бой со­еди­нил, / и, Сам яв­ля­ясь Пас­хой, / тем, за ко­го со­би­рал­ся уме­реть, / Се­бя в снедь за­ра­нее пред­ла­гал, / взы­вая: “Вку­си­те те­ло Мое / и ве­рою утвердитесь!”

{Ρ} Из­ба­ви­тель­ною все­го ро­да че­ло­ве­ча, / Тво­ею Бла­же Твоя уче­ни­ки на­по­ил еси ве­се­лия Ча­шею, на­пол­нив ю, / Сам бо Се­бе свя­щен­но­дей­ству­е­ши, / пий­те, во­пия, Кровь Мою, / и ве­рою утвердитеся. Спа­си­тель­ной для все­го ро­да смерт­но­го, / на­по­ил Ты, Бла­гой, Сво­их уче­ни­ков / соб­ствен­ною ча­шей, на­пол­нив её ве­се­ли­ем; / ибо Ты Сам над Со­бою свя­щен­но­дей­ству­ешь, / взы­вая: “Пей­те кровь Мою, / и ве­рою утвердитесь!”
{Α} Безум­ный муж иже в вас пре­да­тель, / уче­ни­ком Тво­им пред­ре­кл еси незло­би­ве, / не ура­зу­ме­ет сих, / и той несмыс­лен сый не имать ра­зу­ме­ти. / Оба­че во Мне пре­бу­ди­те, / и ве­рою утвердитеся. “Муж безум­ный, – тот, кто меж­ду ва­ми пре­да­тель”, – / Сво­им уче­ни­кам пред­ска­зал Ты, Без­злоб­ный, / – “это­го ни­ко­гда не по­зна­ет, / и, как нера­зум­ный, он то­го не пой­мет; / но вы во Мне пре­будь­те / и ве­рою утвердитесь!”

Се­да­лен, глас 1. По­до­бен: Гроб Твой:

Се­да­лен, глас 1

Езе­ра и ис­точ­ни­ки и мо­ря со­тво­ри­вый, / сми­ре­нию нас на­ка­зуя из­ряд­но­му, / лен­ти­ем опо­я­сав­ся, уче­ни­ков но­ги умы, / сми­ря­я­ся пре­мно­же­ством бла­го­у­тро­бия, / и воз­вы­шая нас от про­па­стей зло­бы, / един Человеколюбец. Озе­ра, и ис­точ­ни­ки, и мо­ря Со­тво­рив­ший, / бла­го­род­ней­ше­му сми­ре­нию нас на­учая, / опо­я­сав­шись по­ло­тен­цем, омыл но­ги уче­ни­ков, / сми­ря­ясь по пре­из­быт­ку ми­ло­сер­дия, / и воз­вы­шая нас от про­па­стей по­ро­ка, / Еди­ный Человеколюбец.

Сла­ва, глас 3. По­до­бен: Бо­же­ствен­ныя веры:

Сла­ва, глас 3

Сми­ря­я­ся за бла­го­у­тро­бие, / но­ги умыл еси уче­ни­ков Тво­их, / к те­че­нию Бо­же­ствен­но­му сия на­пра­вил еси: / не по­ви­ну­я­ся же Петр умы­ти­ся, / абие Бо­же­ствен­но­му по­ви­ну­ет­ся по­ве­ле­нию, / омы­ва­емь, и Те­бе при­леж­но мо­ля­ся, / да­ро­ва­ти нам ве­лию милость. Сми­ря­ясь по ми­ло­сер­дию, / омыл Ты но­ги уче­ни­ков Тво­их / и к пу­ти бо­же­ствен­но­му их на­пра­вил; / Петр же от­ка­зы­вал­ся от омо­ве­ния, / но за­тем он по­ви­ну­ет­ся бо­же­ствен­но­му по­ве­ле­нию; / и, омы­ва­е­мый, Те­бя усерд­но мо­лил / да­ро­вать нам ве­ли­кую милость.

И ныне, глас 4. По­до­бен: Явил­ся еси днесь:

И ныне, глас 4

Ядый Вла­ды­ко со уче­ни­ки Тво­и­ми, / та­ин­ствен­но явил еси все­свя­тое Твое за­ко­ле­ние, / им­же тли из­ба­ви­хом­ся, / чест­ная Твоя по­чи­та­ю­щии страдания. Вку­шая вме­сте с уче­ни­ка­ми Тво­и­ми, / та­ин­ствен­но явил Ты, Вла­ды­ка, / все­свя­тое Твое за­кла­ние, / ко­то­рым от по­ги­бе­ли бы­ли из­бав­ле­ны / мы, по­чи­та­ю­щие свя­щен­ные Твои страдания.

Песнь 4.

{Π} Ир­мос: Про­ви­дев про­рок / тай­ну Твою неиз­ре­чен­ную, Хри­сте, про­воз­гла­си: / по­ло­жил еси твер­дую лю­бовь кре­по­сти, От­че Щед­рый, / Еди­но­род­на­го бо Сы­на, Бла­гий, / очи­ще­ние в мир по­слал еси.

Песнь 4

Ир­мос: Пред­ви­дя неиз­ре­чен­ное та­ин­ство Твое, Хри­сте, / про­рок про­воз­гла­сил: / “При­го­то­вил Ты креп­кую лю­бовь си­лы Тво­ей, От­че ми­ло­серд­ный: / ибо еди­но­род­но­го Сы­на Ты, Бла­гой, / в мир по­слал умилостивлением”.

{Ε} На страсть всем су­щим из Ада­ма ис­то­чив­шую без­стра­стие, / Хри­сте гря­дый, дру­гом Тво­им ре­кл еси: / с ва­ми Пас­хи сея при­ча­сти­ти­ся воз­же­лах: / еди­но­род­на­го бо Мя очи­ще­ние Отец в мир по­слал есть. Ше­ствуя на стра­да­ние, / всем по­том­кам Ада­ма ис­то­чив­шее бес­стра­стие, / Ты воз­гла­сил дру­зьям Сво­им, Хри­сте: / “С ва­ми воз­же­лал Я этой Пас­хи при­ча­стить­ся; / ибо Ме­ня, еди­но­род­но­го, Отец / в мир по­слал умилостивлением”.
{Μ} При­ча­ща­я­ся Ча­ши, / уче­ни­ком во­пи­ял еси Без­смертне: / пло­да лоз­на­го кто­му не пию про­чее, с ва­ми жи­вя: / еди­но­род­на­го бо Мя очи­ще­ние Отец в мир по­слал есть. При­ча­ща­ясь ча­ши, / Ты взы­вал уче­ни­кам, Бес­смерт­ный: / “Пло­да ви­но­град­ной ло­зы Я уже не бу­ду бо­лее / пить в этой жиз­ни с ва­ми; / ибо Ме­ня, еди­но­род­но­го, Отец / в мир по­слал умилостивлением”.
{Π} Пи­тие но­вое па­че сло­ва, / Аз гла­го­лю, во Цар­ствии Мо­ем, Хри­стос дру­гом, пию, / яко­же бо Бог с ва­ми бо­ги бу­ду, ре­кл еси: / еди­но­род­на­го бо Мя очи­ще­ние Отец в мир по­слал есть. “Пи­тие но­вое пре­вы­ше ра­зу­ма, / го­во­рю Я, бу­ду пить во Цар­ствии Мо­ем”, – / ска­зал Ты, Хри­сте, дру­зьям сво­им, – / “ко­гда вме­сте с ва­ми бу­ду там, как Бог с бо­га­ми; / ибо Ме­ня, еди­но­род­но­го, Отец / в мир по­слал умилостивлением”.

Песнь 5.

{Τ} Ир­мос: Со­ю­зом люб­ве / свя­зу­е­ми апо­сто­ли, / вла­ды­че­ству­ще­му все­ми се­бе Хри­сту воз­ло­ж­ше, / крас­ны но­ги очи­ща­ху, / бла­го­вест­ву­ю­ще всем мир.

Песнь 5

Ир­мос: Уза­ми люб­ви со­еди­ня­е­мые Апо­сто­лы, / вла­ды­че­ству­ю­ще­му над всем Хри­сту се­бя пре­дав, / при­ни­ма­ли омо­ве­ние ног пре­крас­ных, / бла­го­вест­ву­ю­щих всем мир.

{Η} Неодер­жи­мую дер­жа­щая, / и пре­вы­спрен­нюю на воз­ду­се во­ду, / без­дны обуз­до­ва­ю­щая, / и мо­ря во­стя­зу­ю­щая Бо­жия пре­муд­рость, / во­ду во умы­валь­ни­цу вли­ва­ет, / но­ги же омы­ва­ет ра­бов Владыка. Дер­жа­щая неудер­жи­мую / и воз­вы­шен­ную в воз­ду­хе во­ду, / усми­ря­ю­щая без­дны и укро­ща­ю­щая мо­ря / Пре­муд­рость Бо­жия во­ду в умы­валь­ни­цу вли­ва­ет / и Вла­ды­ка омы­ва­ет но­ги рабов.
{Μ} Уче­ни­ком по­ка­зу­ет сми­ре­ния об­раз Вла­ды­ка, / об­ла­ки об­ла­га­яй небо, пре­по­я­су­ет­ся лен­ти­ем, / и пре­кло­ня­ет ко­ле­на, ра­бом омы­ти но­ги, / в Его­же ру­це ды­ха­ние всех сущих. Уче­ни­кам по­да­ет / Вла­ды­ка при­мер сми­ре­ния; / и Об­ле­ка­ю­щий об­ла­ка­ми небо / по­ло­тен­цем опо­я­сы­ва­ет­ся, / и пре­кло­ня­ет ко­ле­на, что­бы омыть но­ги ра­бов, / Тот, в Чьей ру­ке ды­ха­ние / все­го существующего.

Песнь 6.

{Α} Ир­мос: Без­дна по­след­няя гре­хов обы­де мя, / и вол­не­ния не кто­му тер­пя, / яко Иона Вла­ды­це во­пию Ти: / от тли мя возведи.

Песнь 6

Ир­мос: Край­няя без­дна гре­хов окру­жи­ла ме­ня, / и вол­не­ния уже не вы­но­ся, / как Иона, взы­ваю к Те­бе, Вла­ды­ке: / “Из по­ги­бе­ли ме­ня изведи!”

{Κ} Гос­по­да гла­ша­е­те Мя, о уче­ни­цы, и Учи­те­ля: / есмь бо, Спа­се во­пи­ял еси. / Тем­же под­ра­жай­те об­раз, его­же во Мне видесте. “Гос­по­дом вы Ме­ня на­зы­ва­е­те, / о уче­ни­ки, и учи­те­лем; / и, дей­стви­тель­но, Я от при­ро­ды та­ков”, / – взы­вал Ты, Спа­си­тель; – / “по­то­му под­ра­жай­те при­ме­ру, / тем же об­ра­зом, что во Мне вы увидели!”
{Ρ} Сквер­ны кто не имея, омы­ти не тре­бу­ет ног: / чи­сти же, о уче­ни­цы вы, но не вси: / мгно­ве­ни­ем бо без­чин­но един от вас неистовствует. “Кто не име­ет нечи­сто­ты, / в омо­ве­нии ног не нуж­да­ет­ся; / и вы чи­сты, о уче­ни­ки, но не все: / ибо один из вас укло­нил­ся / в бес­чин­ство неистовое”.

Кондак, глас 2. По­до­бен: Выш­них ища:

Кондак, глас 2

Хлеб при­ем в ру­це пре­да­тель, / со­кро­вен­но тыя про­сти­ра­ет, / и при­ем­лет це­ну Со­здав­ша­го Сво­има ру­ка­ма че­ло­ве­ка, / и неис­прав­лен пре­бысть Иуда раб и льстец. Взяв хлеб в ру­ки, пре­да­тель / тай­но их же про­сти­ра­ет / и бе­рет це­ну Со­здав­ше­го Сво­и­ми ру­ка­ми че­ло­ве­ка; / и неис­пра­вим остал­ся / Иуда, раб и льстец.
Икос: Тай­ной тра­пе­зе, в стра­се при­бли­жив­ше­ся вси, / чи­сты­ми ду­ша­ми хлеб при­и­мем, спре­бы­ва­ю­ще Вла­ды­це: / да ви­дим, ка­ко умы­ва­ет но­ги уче­ни­ков, / и со­тво­рим, яко­же ви­дим, / друг дру­гу по­ка­ря­ю­ще­ся, и друг дру­гу но­зе умы­ва­ю­ще, / Хри­стос бо та­ко по­ве­ле Сво­им уче­ни­ком, / пред­рек та­ко тво­ри­ти, / но не услы­ша Иуда раб и льстец. Икос: К та­ин­ствен­ной тра­пе­зе / все со стра­хом при­бли­зив­шись, / чи­сты­ми ду­ша­ми при­мем хлеб, / оста­ва­ясь вме­сте с Вла­ды­кой, / что­бы уви­деть, как Он мо­ет но­ги уче­ни­ков и оти­ра­ет по­ло­тен­цем, / и сде­лать так, как мы уви­де­ли, / друг дру­гу по­ко­ря­ясь / и друг дру­гу но­ги омы­вая, – / ибо Хри­стос так по­ве­лел Сво­им уче­ни­кам, как преж­де ска­зал; / но не услы­шал Иуда, / раб и льстец.
Си­нак­сарь.

Песнь 7.

{Ο} Ир­мос: От­ро­цы в Ва­ви­лоне / пещ­на­го пла­мене не убо­я­ша­ся, / но по­сре­де пла­мене ввер­же­ни, оро­ша­е­ми по­я­ху: / бла­го­сло­вен еси Гос­по­ди, Бо­же отец наших.

Песнь 7

Ир­мос: От­ро­ки в Ва­ви­лоне / пла­ме­ни пе­чи не устра­ши­лись, / но ввер­жен­ные по­сре­ди ог­ня / и оро­ша­е­мые вос­пе­ва­ли: / “Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / Бо­же от­цов наших!”

{Ν} По­ма­вая гла­вою Иуда злая пред­зрев по­дви­же, / бла­го­вре­ме­ние ис­кий пре­да­ти Су­дию на осуж­де­ние, / Иже всех есть Гос­подь и Бог отец наших. Ки­вая го­ло­вой, Иуда / осу­ществ­лял зло­де­я­ние рас­чет­ли­во, / удоб­но­го вре­ме­ни ища, / что­бы Су­дию пре­дать на осуж­де­ние / – То­го, Кто всех Гос­подь / и Бог от­цов наших.
{Υ} Вам Хри­стос дру­гом во­пи­я­ше: / един пре­даст Мя, / ве­се­лия за­быв­ше, скор­бию и стра­хом одер­жи­ми бя­ху: / кто сей, ска­жи, гла­го­лю­ще, Бо­же отец наших? “Один из вас”, – / взы­вал дру­зьям сво­им Хри­стос, – “пре­даст Ме­ня”; / они же, оста­вив ра­дость, / тре­во­гою и скор­бью ис­пол­ня­лись: / “Ска­жи, кто это”, – го­во­ря, / “Бо­же от­цов наших?”
{Μ} Иже со Мною ру­ку свою в со­ли­ло вло­жит дер­зо­стию, / то­му оба­че доб­ро бы вра­та жи­тия прой­ти ни­ко­гда­же: / се­го, иже бе пре­да­тель, яв­ля­ше Бог отец наших. “Тот, кто со Мною / дерз­ко опус­ка­ет ру­ку в блю­до, / то­му бы­ло бы луч­ше / со­всем вра­та­ми жиз­ни не прой­ти”,– / так ука­зал то­го, кто это был, / Бог от­цов наших.

Песнь 8.

{Ν} Ир­мос: За за­ко­ны оте­че­ския / бла­жен­нии в Ва­ви­лоне юно­ши, пред­бед­ству­ю­ще, / ца­рю­ю­ща­го опле­ва­ша по­ве­ле­ние безум­ное, / и со­во­куп­ле­ни, им­же не сва­ри­ша­ся ог­нем, / Дер­жав­ству­ю­ще­му до­стой­ную вос­пе­ва­ху песнь: / Гос­по­да пой­те, де­ла, / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: За за­ко­ны оте­че­ские бла­жен­ней­шие юно­ши / в Ва­ви­лоне, под­вер­га­ясь опас­но­сти, / пре­зре­ли цар­ское по­ве­ле­ние без­рас­суд­ное / и, охва­чен­ные не рас­пла­вив­шим их ог­нем, / пе­ли до­стой­ную Вла­ды­че­ству­ю­ще­го песнь: / “Вос­пе­вай­те Гос­по­да, тво­ре­ния, / и пре­воз­но­си­те во все века!”

{Ο} Со­обед­ни­цы бла­жен­нии, / в Си­оне сло­вом пре­тер­пев­ше апо­сто­ли по­сле­до­ва­ху Пас­ты­рю, / яко агн­цы, и со­во­куп­ле­ни, Его­же не раз­лу­чи­ша­ся Хри­ста, / Бо­же­ствен­ным сло­вом пи­та­е­ми, бла­го­дар­ствен­но во­пи­я­ху: / Гос­по­да пой­те де­ла, и пре­воз­но­си­те во вся веки. Со­тра­пез­ни­ки Сло­ва на Си­оне, бла­жен­ней­шие Апо­сто­лы, / креп­ко Ему пре­дав­шись, / сле­до­ва­ли за Ним, как агн­цы за пас­ты­рем; / и, со­еди­нен­ные нераз­луч­но со Хри­стом, / бо­же­ствен­ным сло­вом пи­та­ясь, / с бла­го­дар­но­стью взы­ва­ли: / “Вос­пе­вай­те Гос­по­да, тво­ре­ния, / и пре­воз­но­си­те во все века!”
{Ν} За­кон­ныя друж­бы зло­име­ни­тый Ис­ка­ри­от во­лею за­быв, / яже но­зе умы, уго­то­ви на пре­да­ние: / и Твой ядый Хлеб, Те­ло Бо­же­ствен­ное, / воз­дви­же ков на Тя Хри­сте, и во­пи­ти не ра­зу­ме: / Гос­по­да пой­те де­ла, и пре­воз­но­си­те во вся веки. Зло­по­луч­ный Ис­ка­ри­от, за­кон люб­ви за­быв пред­на­ме­рен­но, / но­ги, те, что бы­ли омы­ты, / при­го­то­вил к пре­да­тель­ству; / и вку­шая Твой хлеб, Те­ло Бо­же­ствен­ное, / под­нял пя­ту на Те­бя, Хри­сте, / и не за­хо­тел взы­вать: / “Вос­пе­вай­те Гос­по­да, тво­ре­ния, / и пре­воз­но­си­те во все века!”
{Ε} Прии­ма­ше ре­ши­тель­ное гре­ха Те­ло без­со­вест­ный, / и Кровь из­ли­ва­е­мую за мир Бо­же­ствен­ную, / но не сты­дя­ше­ся пия, юже про­да­я­ше на цене, / о зло­бе же не него­до­ва, и во­пи­ти не ра­зу­ме: / Гос­по­да пой­те де­ла, и пре­воз­но­си­те во вся веки. При­ни­мал в дес­ни­цу Те­ло, / из­бав­ля­ю­щее от гре­ха, бес­со­вест­ный, / и Бо­же­ствен­ную Кровь, / из­ли­ва­е­мую за мир; / но не сты­дил­ся пить то, что про­дал за це­ну, / не от­вра­тил­ся ни­зо­сти / и не за­хо­тел взы­вать: / “Вос­пе­вай­те Гос­по­да, тво­ре­ния, / и пре­воз­но­си­те во все века!”

Песнь 9.

{Ξ} Ир­мос: Стран­ствия Вла­дыч­ня, / и без­смерт­ныя Тра­пезы / на гор­нем ме­сте вы­со­ки­ми умы, / вер­нии, при­и­ди­те, на­сла­дим­ся, / воз­шед­ша Сло­ва, / от Сло­ва на­учив­ше­ся, Его­же величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Го­сте­при­им­ством Вла­ды­ки / и бес­смерт­ной тра­пе­зой / на вы­со­ком ме­сте с воз­вы­шен­ны­ми мыс­ля­ми / да­вай­те, вер­ные, на­сла­дим­ся, / вы­со­чай­шее сло­во услы­шав от Сло­ва, / Ко­то­рое мы величаем.

{Α} Иди­те, уче­ни­ком сло­во ре­че, / Пас­ху на гор­нич­ном ме­сте, ею­же ум утвер­жда­ет­ся, / и сию тай­но­во­ди­тель­но уго­то­ви­те, / без­квас­ным ис­тин­ным сло­вом, / твер­дое же бла­го­да­ти величайте. “Пой­ди­те”, – уче­ни­кам Сло­во ска­за­ло, – / “на вы­со­ком ме­сте Пас­ху, / ко­то­рой утвер­жда­ет­ся ум, / при­го­товь­те по­свя­ща­е­мым Мною в та­ин­ства / бес­квас­ным ис­ти­ны сло­вом / и непре­лож­ность бла­го­да­ти возвеличьте”.
{Δ} Со­де­тель­ни­цу Отец преж­де век пре­муд­рость раж­да­ет Мя, на­ча­ток пу­тей, / в де­ла со­зда ныне тай­но со­вер­ша­е­мая: / Сло­во бо несо­здан­ное сый есте­ством, / гла­сы при­сво­я­ю­ся, его­же ныне приях. “Отец Ме­ня преж­де ве­ков, / Твор­че­скую Пре­муд­рость, рож­да­ет; / как на­ча­ло Сво­их пу­тей / Он со­здал Ме­ня на де­ла, / ныне та­ин­ствен­но за­вер­ша­е­мые; / ибо, не со­здан­ным по есте­ству Сло­вом яв­ля­ясь, / сло­ва­ми эти­ми Я объ­яв­ляю Сво­им / то, что ныне воспринял”.
{Ω} Яко че­ло­век сый су­ще­ством, не меч­та­ни­ем, / си­це Бог нра­вом воз­да­я­ния, есте­ство со­еди­нив­ше­е­ся мне. / Хри­ста еди­на­го тем Мя знай­те, / от ни­х­же, в ни­х­же, яже есмь, спасающа. “Как Я че­ло­ве­ком яв­ля­юсь / по при­ро­де, не при­зрач­но, / так со­еди­нен­ное со Мной есте­ство – / Бо­же­ствен­но, по об­ра­зу вза­и­мо­об­ще­ния; / по­то­му Ме­ня, еди­но­го Хри­ста, по­знай­те, / со­хра­ня­ю­ще­го то, из че­го, / в чём и чем Я соделался”.

Ек­са­по­сти­ла­рий, трижды.

Чер­тог Твой ви­жду Спа­се мой, укра­шен­ный, / и одеж­ды не имам да вни­ду вонь: / про­све­ти оде­я­ние ду­ши мо­ея / Све­то­да­вче, и спа­си мя.

Ек­са­по­сти­ла­рий

Чер­тог Твой ви­жу я, Спа­си­тель мой, укра­шен­ным, / но одеж­ды не имею, что­бы вой­ти в него. / Сде­лай свет­лым оде­я­ние ду­ши мо­ей, / По­да­тель све­та, и спа­си ме­ня. (3)

На хва­ли­тех по­ста­вим сти­хи 4, и по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 2:

На “хва­ли­те” сти­хи­ры на 4, глас 2

Пре­по­доб­но­го Кос­мы Маиумского

Сте­ка­ет­ся про­чее со­бо­ри­ще иудей­ское, / да Со­де­те­ля и Зи­жди­те­ля вся­че­ских Пи­ла­ту пре­даст: / о без­за­кон­ных, о невер­ных! / Яко гря­ду­ща­го су­ди­ти жи­вым и мерт­вым, на суд го­то­вят: / ис­це­ля­ю­ща­го стра­сти, ко страс­тем уго­тов­ля­ют. / Гос­по­ди дол­го­тер­пе­ли­ве, / ве­лия Твоя ми­лость, сла­ва Тебе. Спеш­но ныне со­би­ра­ет­ся си­нед­ри­он Иудей­ский, / что­бы Твор­ца и Со­зда­те­ля все­го ми­ра Пи­ла­ту пре­дать. / О без­за­ко­ние! О неве­рие! / Ибо Гря­ду­ще­го су­дить жи­вых и мерт­вых при­вле­ка­ют к су­ду, / и Ис­це­ля­ю­ще­го стра­сти го­то­вят к стра­да­ни­ям. / Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, ве­ли­ка Твоя ми­лость, сла­ва Тебе.
Пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамаскина
Иуда без­за­кон­ный, Гос­по­ди, / омо­чи­вый на Ве­че­ри ру­ку в со­ли­ле с То­бою, / про­ст­ре к без­за­кон­ным ру­це при­я­ти среб­ре­ни­ки, / и ми­ра умыс­ли­вый це­ну, / Те­бе Без­цен­на­го не убо­я­ся про­да­ти: / но­зе про­ст­рый во еже умы­ти, / Вла­ды­ку об­ло­бы­за льстив­но, во еже пре­да­ти без­за­кон­ным: / ли­ка же апо­столь­ска­го от­верг­ся, / и три­де­сять по­верг среб­ре­ни­ки, / Тво­е­го три­днев­на­го вос­кре­се­ния не ве­де, / им­же по­ми­луй нас. Иуда без­за­кон­ный, / на ве­че­ре опу­стив­ший с То­бою, Гос­по­ди, ру­ку в блю­до, / про­тя­нул к без­за­кон­ни­кам ру­ки, что­бы взять среб­рен­ни­ки; / и под­счи­тав­ший це­ну мv­ра, / не устра­шил­ся про­дать Те­бя, Неоце­ни­мо­го; / дав­ший но­ги для омо­ве­ния, / ко­вар­но по­це­ло­вал Вла­ды­ку для пре­да­ния без­за­кон­ни­кам; / так из сон­ма Апо­сто­лов из­вер­жен­ный, / и бро­сив­ший трид­цать среб­ре­ни­ков, / не уви­дел он Тво­е­го вос­кре­се­ния на тре­тий день, / ко­то­рым по­ми­луй нас.
Иуда пре­да­тель льстив сый, / льстив­ным лоб­за­ни­ем пре­да­де Спа­са Гос­по­да, и Вла­ды­ку всех, / яко ра­ба про­да­де иудеом: яко ов­ча на за­ко­ле­ние, / та­ко по­сле­до­ва­ше Аг­нец Бо­жий, Сын От­чий, / един Многомилостивый. Иуда пре­да­тель, бу­дучи ко­ва­рен, / ко­вар­ным по­це­лу­ем пре­дал Спа­си­те­ля и Гос­по­да: / Вла­ды­ку все­го как ра­ба про­дал без­за­кон­ни­кам; / и как ов­ца на за­кла­ние, / так сле­до­вал на смерть Аг­нец Бо­жий, Сын От­ца, / Еди­ный Многомилостивый.
Иуда раб и льстец, уче­ник и на­вет­ник, / друг и диа­вол от дел яви­ся: / по­сле­до­ва­ше бо Учи­те­лю, и на Него по­уча­ше­ся пре­да­нию, / гла­го­ла­ше в се­бе: пре­дам То­го, и при­об­ря­щу со­бран­ная име­ния, / ис­ка­ше же и ми­ру про­да­ну бы­ти, / и Иису­са ле­стию яти. / От­да­де це­ло­ва­ние, пре­да­де Хри­ста: / и яко ов­ча на за­ко­ле­ние, си­це по­сле­до­ва­ше / един Бла­го­у­троб­ный и Человеколюбец. Иуда, раб и ко­вар­ный лжец, / уче­ник и зло­умыш­лен­ник, друг и кле­вет­ник, / по де­лам сво­им явил­ся та­ко­вым, / ибо сле­до­вал он за Учи­те­лем, и про­тив Него за­мыс­лил пре­да­тель­ство; / го­во­рил он сам в се­бе: / “Я пре­дам Его, и мои бу­дут со­бран­ные день­ги”. / И вот, ста­рал­ся он, что­бы и мv­ро бы­ло про­да­но, / и что­бы Иисус был об­ма­ном схва­чен; / дал це­ло­ва­ние – пре­дал Хри­ста. / И как ов­ца на за­кла­ние, / так по­сле­до­вал Он, Аг­нец Бо­жий на смерть, / Один Ми­ло­серд­ный и Человеколюбец.
Сла­ва, и ныне, глас той­же: Его­же про­по­ве­да Агн­ца Ис­а­иа, / гря­дет на за­ко­ле­ние воль­ное, / и пле­щи да­ет на ра­ны, ла­ни­ты на за­у­ше­ния, / ли­ца же не от­вра­ти от сра­мо­ты за­пле­ва­ний, / смер­тию же без­об­раз­ною осуж­да­ет­ся. / Вся Без­греш­ный во­лею при­ем­лет, / да всем да­ру­ет из мерт­вых воскресение. Сла­ва, и ныне, глас тот же: Аг­нец, о Ко­то­ром про­воз­гла­сил Ис­а­ия, / доб­ро­воль­но идет на за­кла­ние / и спи­ну от­да­ет на ра­ны, ще­ки на уда­ры, / ли­ца же не от­вра­ща­ет от по­зо­ра опле­ва­ний / и осуж­да­ет­ся на бес­чест­ную смерть. / Без­греш­ный все при­ни­ма­ет доб­ро­воль­но, / что­бы всем да­ро­вать вос­кре­се­ние из мертвых.

На сти­ховне сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 8:

Сти­хи­ры на сти­ховне, глас 8

Пат­ри­ар­ха Мефодия

Днесь еже на Хри­ста лу­ка­вое со­бра­ся со­бо­ри­ще, / и на Него тщет­ная со­ве­то­ва­ше, / пре­да­ти Пи­ла­ту на смерть непо­вин­на­го. / Днесь име­ни­ем удав­ле­ние Иуда се­бе об­ла­га­ет, / и ли­ша­ет­ся обо­ю­ду жиз­ни при­вре­мен­ныя и Бо­же­ствен­ныя. / Днесь Ка­иа­фа нево­лею про­ро­че­ству­ет: / уне, гла­го­ля, еди­но­му умре­ти за лю­ди. / При­и­де бо за гре­хи на­ша по­стра­да­ти, / да нас сво­бо­дит от ра­бо­ты вра­жия, / яко Благ и Человеколюбец. В сей день со­брал­ся про­тив Хри­ста враж­деб­ный си­нед­ри­он / и за­мыс­лил про­тив Него тщет­ное: / Непо­вин­но­го пре­дать Пи­ла­ту на смерть. / В сей день Иуда день­га­ми на­ки­ды­ва­ет пет­лю на се­бя, / и вдвойне ли­ша­ет­ся жиз­ни, / – и вре­мен­ной, и бо­же­ствен­ной. / В сей день Ка­иа­фа неволь­но про­ро­че­ству­ет, го­во­ря: / “Луч­ше Од­но­му по­гиб­нуть за на­род”, – / ведь дей­стви­тель­но при­шел Он за гре­хи на­ши по­стра­дать, / что­бы осво­бо­дить нас от раб­ства вра­гу, / как бла­гой и Человеколюбец.
Стих: Ядый хле­бы Моя, воз­ве­ли­чи на Мя запинание. Стих: Вку­ша­ю­щий хле­бы Мои / под­нял пя­ту на Ме­ня.   Пс 40:10Б
Днесь Иуда ни­ще­лю­бия со­кры­ва­ет ли­це, / и ли­хо­им­ства от­кры­ва­ет зрак: / не кто­му о ни­щих пе­чет­ся, / не кто­му ми­ро про­да­ет греш­ныя, / но небес­ное ми­ро, и от него усво­я­ет среб­рен­ни­ки. / Те­чет ко иудеом, гла­го­лет без­за­кон­ным: / что ми хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам Его? / О среб­ро­лю­бия пре­да­те­ля! / Удо­бо­про­да­тель­ную тво­рит куп­лю, к во­ле ку­пу­ю­щих, / непро­да­е­ма­го куп­лю тво­рит, / не скуп яв­ля­ет­ся к цене, / но яко ра­ба бе­жа­ща­го про­да­ет: / обы­чай бо кра­ду­щим ме­та­ти чест­ная. / Ныне же по­вер­же Свя­тая псом уче­ник, / бе­со­ва­ние бо среб­ро­лю­бия, / на сво­е­го Вла­ды­ку неисто­ви­ти­ся со­тво­ри его. / Его­же ис­ку­ше­ния бе­жим, зо­ву­ще: / дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день Иуда пря­чет ли­чи­ну люб­ви к ни­щим, / и об­на­ру­жи­ва­ет об­раз стя­жа­тель­ства: / уже он о бед­ных не за­бо­тит­ся, / уже про­да­ет не мv­ро греш­ни­цы, но небес­ное Мv­ро, / и ута­и­ва­ет за Него по­лу­чен­ные среб­рен­ни­ки. / Спе­шит к Иуде­ям, го­во­рит без­за­кон­ни­кам: / “Что мне хо­ти­те дать, и я вам пре­дам Его?” / О среб­ро­лю­бие пре­да­те­ля! / Де­ше­во со­вер­ша­ет про­да­жу, / по же­ла­нию по­ку­па­ю­щих о Про­да­ва­е­мом сдел­ку со­вер­ша­ет; / не до­го­ва­ри­ва­ет­ся тща­тель­но о цене, / но как бег­ло­го ра­ба про­да­ет: / ведь обы­чай у кра­ду­щих цен­ное бро­сать. / Ныне же бро­сил псам Свя­тое уче­ник, / ибо неисто­вое среб­ро­лю­бие / бес­но­вать­ся про­тив Сво­е­го Вла­ды­ки по­бу­ди­ло его. / Из­бег­нем же та­ко­го ис­ку­ше­ния, вос­кли­цая: / “Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Ис­хож­да­ше вон, и гла­го­ла­ше вкупе. Стих: Вы­хо­дил он на­ру­жу / и сго­ва­ри­ва­лись вме­сте.   Пс 40:7В
Пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамаскин
Нрав твой льсти ис­пол­ня­ет­ся, без­за­кон­ный Иудо: / неду­гуя бо среб­ро­лю­би­ем, при­об­рел еси че­ло­ве­ко­не­на­ви­де­ние. / Аще бо бо­гат­ство лю­бил еси, / поч­то ко уча­ще­му о ни­ще­те при­шел еси? / Аще же и лю­бил еси, / вскую про­дал еси без­цен­на­го, / пре­дав на уби­е­ние? / Ужас­ни­ся солн­це, воз­сте­ни зем­ле, / и дви­жа­щи­ся возо­пий: / незло­би­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Нрав твой по­лон ко­вар­ства, без­за­кон­ный Иуда: / ибо стра­дая среб­ро­лю­би­ем, / при­об­рел ты че­ло­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ство. / Ведь ес­ли бо­гат­ство ты лю­бил, / за­чем к Уча­ще­му о ни­ще­те за на­став­ле­ни­я­ми при­хо­дил? / Ес­ли же и лю­бил ты Его, / для че­го про­дал Неоце­ни­мо­го, пре­дав на уби­е­ние? / Ужас­нись, солн­це, вос­сте­най, зем­ля, и, со­дро­га­ясь, воз­зо­ви: / “Без­злоб­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Сло­во за­ко­но­пре­ступ­ное воз­ло­жи­ша на Мя. Стих: Сло­во без­за­кон­ное / воз­ве­ли на Ме­ня.   Пс 40:9А
Пат­ри­ар­ха Мефодия
Да ник­то­же, о вер­нии, / Вла­дыч­ния Ве­че­ри тай­но­не­на­учен, / ник­то­же от­нюд яко Иуда / льстив­но да при­сту­пит к Тра­пе­зе: / он бо укрух при­ем, на хле­ба укло­ни­ся. / Об­ра­зом убо сый уче­ник, ве­щию же сый убий­ца. / Со иудеи убо ве­се­ля­ся, / со апо­сто­лы же во­дво­ря­я­ся: / нена­ви­дя ло­бы­за­ше, / ло­бы­зая же про­да­ва­ше ис­ку­пив­ша­го нас клят­вы, / Бо­га и Спа­са душ наших. Ни­кто непо­свя­щен­ный, о вер­ные, / да не при­сту­пит к Вла­дыч­ней ве­че­ре, / со­всем ни­кто да не при­сту­пит к тра­пе­зе ко­вар­но, как Иуда: / ведь он при­няв ку­сок, про­тив Хле­ба устре­мил­ся; / внешне пред­став­ля­ясь уче­ни­ком, / на де­ле же яв­ля­ясь убий­цей, / вме­сте с Иуде­я­ми ра­до­вал­ся, / хо­тя и жил од­ной жиз­нью с Апо­сто­ла­ми; / нена­ви­дя он це­ло­вал, це­луя же про­да­вал / Ис­ку­пив­ше­го нас от про­кля­тия, / Бо­га и Спа­си­те­ля душ наших.
Сла­ва, глас той­же: Нрав твой льсти исполняется: Сла­ва, глас тот же: Нрав твой по­лон коварства:
Пре­по­доб­но­го Кос­мы Маиумского
И ныне, глас 5: Тай­но­вод­ствуя Твоя Гос­по­ди уче­ни­ки, / учил еси гла­го­ля: / о дру­зи, зри­те, да ни­кий­же страх вас раз­лу­чит от Мене: / аще бо и страж­ду, но за мир. / Не блаз­ни­те­ся убо о Мне: / не при­и­дох бо, да по­слу­жат Ми, / но по­слу­жи­ти, и по­ло­жи­ти ду­шу Мою из­бав­ле­ние за мир. / Аще убо вы дру­зи Мои есте, Мене под­ра­жай­те: / хо­тяй пер­вый бы­ти, да бу­дет по­след­ний, / вла­ды­ка яко слу­жи­тель. / Пре­бу­ди­те во Мне, да грозд при­не­се­те: / Аз бо есмь ло­за животная. И ныне, глас 5: По­свя­щая в та­ин­ства Сво­их уче­ни­ков, / Ты, Гос­по­ди, учил их, го­во­ря: / “Смот­ри­те, о дру­зья, что­бы ни­ка­кой страх вас со Мною не раз­лу­чил, / ибо хо­тя Я и стра­даю, но стра­даю за мир. / Итак, не со­блаз­няй­тесь обо Мне: / ибо Я при­шел не за тем, что­бы Мне по­слу­жи­ли, / но что­бы по­слу­жить и от­дать ду­шу Мою как вы­куп за мир. / Ес­ли же вы – дру­зья Мои, Мне под­ра­жай­те: / же­ла­ю­щий быть пер­вым, да бу­дет по­след­ним, / гос­по­дин же – как слу­га. / Пре­будь­те во Мне, что­бы гроздь при­не­сти, / ибо Я – ви­но­град­ная ло­за жизни”.
Бла­го есть ис­по­ве­да­ти­ся Господеви: Бла­го есть сла­вить Господа:

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК
НА ПЕР­ВОМ ЧАСЕ

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРГ
НА ПЕР­ВОМ ЧАСЕ

Со­во­куп­ля­ем и час пер­вый, в нем­же глаголем: При­со­еди­ня­ем к утре­ни и пер­вый час, на ко­то­ром читаем:

И тро­парь про­ро­че­ства, глас 3:

Тро­парь про­ро­че­ства, глас 3

За­у­шен­ный за род че­ло­ве­че­ский, и не про­гне­ва­вый­ся / сво­бо­ди от ис­тле­ния жи­вот наш Гос­по­ди, и спа­си нас. За­у­ше­ния при­няв­ший за род че­ло­ве­че­ский, / и не про­гне­вав­ший­ся, / осво­бо­ди от тле­ния жизнь на­шу, Гос­по­ди, / и спа­си нас.
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

Про­ки­мен, глас 1:

Да ра­зу­ме­ют язы­цы, / яко имя Те­бе Гос­подь. Стих: Бо­же, кто упо­до­бит­ся Тебе?

Про­ки­мен, глас 1

Да по­зна­ют на­ро­ды, / что имя Те­бе – Гос­подь. Стих: Бо­же, кто упо­до­бит­ся Те­бе?   Пс 82:19А, 2А

Про­ро­че­ства Иере­ми­и­на чтение.
[Гла­ва 11, ст. 18 – 23; гла­ва 12, ст. 1 – 15]

Про­ро­че­ства Иере­мии чтение

Гос­по­ди, ска­жи ми, и ура­зу­мею: то­гда ви­дех на­чи­на­ния их. Аз же яко аг­ня незло­би­вое ве­до­мое на за­ко­ле­ние не ра­зу­мех, яко на мя по­мыс­ли­ша по­мысл лу­ка­вый, гла­го­лю­ще: при­и­ди­те и вло­жим дре­во в хлеб его, и ис­тре­бим его от зем­ли жи­ву­щих, и имя его да не по­мя­нет­ся кто­му. Гос­подь Са­ва­оф, су­дяй пра­вед­но, ис­пы­ту­яй серд­ца и утро­бы, да ви­жду мще­ние Твое на них, яко к Те­бе от­крых оправ­да­ние мое. Се­го ра­ди сия гла­го­лет Гос­подь на му­жы Ана­фоф­ски ищу­щия ду­ши мо­ея, гла­го­лю­щия: да не про­ро­че­ству­е­ши о име­ни Гос­под­ни: аще ли же ни, умре­ши в ру­ках на­ших. Се­го ра­ди сия гла­го­лет Гос­подь сил: се Аз по­се­щу на них: юно­ши их ме­чем умрут, и сы­но­ве их и дще­ри их скон­ча­ют­ся гла­дом. И остан­ка не бу­дет от них, на­ве­ду бо злая на жи­ву­щия во Ана­фо­фе, в ле­то по­се­ще­ния их. Пра­ве­ден еси Гос­по­ди, яко от­ве­щаю к Те­бе, оба­че судь­бы воз­гла­го­лю к Те­бе: что яко путь нече­сти­вых спе­ет­ся? Уго­бзи­ша­ся вси тво­ря­щии без­за­ко­ния? На­са­дил еси их, и уко­ре­ни­ша­ся: ча­да со­тво­ри­ша, и со­тво­ри­ша плод: близ еси Ты уст их, да­ле­че же от утроб их. И Ты, Гос­по­ди, ра­зу­ме­е­ши мя, ви­дел мя еси, и ис­ку­сил еси серд­це мое пред То­бою, со­бе­ри их яко ов­цы на за­ко­ле­ние, и очи­сти их в день за­ко­ле­ния их. До­ко­ле пла­ка­ти имать зем­ля, и тра­ва вся сель­ная из­схнет от зло­бы жи­ву­щих на ней? По­ги­бо­ша ско­ти и пти­цы, яко ре­ко­ша: не узрит Бог пу­тей на­ших. Но­зи твои те­кут, и раз­слаб­ля­ют тя. Иди­те, со­бе­ри­те вся зве­ри сель­ныя, и да при­и­дут сне­сти е. Пас­ты­рие мно­зи рас­тли­ша ви­но­град Мой, осквер­ни­ша часть Мою, да­ша часть же­ла­е­мую Мою в пу­сты­ню непро­ход­ную. По­ло­жи­ша в по­треб­ле­ние па­гу­бы. Яко сия гла­го­лет Гос­подь о всех со­се­дех лу­ка­вых, при­ка­са­ю­щих­ся на­сле­дию Мо­е­му, еже раз­де­лих лю­дем Мо­им Из­ра­и­лю: се Аз ис­торг­ну их от зем­ли их, и дом Иудин из­верг­ну от сре­ды их. И бу­дет егда ис­торг­ну их, об­ра­щу­ся и по­ми­лую их, и все­лю их, ко­го­ждо в до­сто­я­ние свое, и ко­го­ждо в зем­лю свою. Гос­по­ди, от­крой мне, и я по­знаю: то­гда я уви­дел за­ня­тия их. Я же, как аг­нец без­злоб­ный, ве­до­мый на за­кла­ние, не по­знал, (что) про­тив ме­ня они за­мыс­ли­ли за­мы­сел злой, го­во­ря: “При­ди­те, и вло­жим де­ре­во в хлеб его, и ис­тре­бим его с зем­ли жи­вых, и имя его не вспом­нит­ся бо­лее”. Гос­по­ди Сил, Су­дя­щий пра­вед­но, ис­пы­ты­ва­ю­щий внут­рен­но­сти и серд­ца! Да уви­жу я мще­ние Твое над ни­ми, ибо Те­бе от­крыл я оправ­да­ние моё. По­то­му так го­во­рит Гос­подь о му­жах Ана­фо­фа, ищу­щих ду­ши мо­ей, го­во­ря­щих: “Не про­ро­че­ствуй во имя Гос­по­да, а ес­ли не так, умрешь от рук на­ших”, – (по­то­му так го­во­рит Гос­подь Сил:) вот Я по­се­щу их: юно­ши их от ме­ча умрут; и сы­но­вья их и до­че­ри их скон­ча­ют­ся от го­ло­да. И остат­ка не бу­дет от них; ибо Я на­ве­ду бед­ствия на оби­та­ю­щих в Ана­фо­фе в год по­се­ще­ния их. Пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди в том, что смо­гу оправ­ды­вать­ся пред То­бою; и од­на­ко о су­дах бу­ду го­во­рить с То­бою: по­че­му это путь нече­сти­вых успе­шен? Про­цве­та­ют все, по­сту­па­ю­щие ве­ро­лом­но! Ты на­са­дил их, и они уко­ре­ни­лись, де­тей ро­ди­ли и при­нес­ли плод. Бли­зок Ты к устам их, но да­лёк от сер­дец их. И Ты, Гос­по­ди, зна­ешь ме­ня; по­знал ме­ня и ис­пы­тал серд­це моё пред То­бою. Со­бе­ри их, как овец на за­кла­ние, (и) очи­сти их на день за­кла­ния их! До­ко­ле бу­дет го­ре­вать зем­ля, и вся тра­ва по­ле­вая сох­нуть от зло­бы оби­та­ю­щих на ней ? Ис­чез­ли скот и пти­цы, ибо они ска­за­ли: “Не уви­дит Бог пу­тей на­ших”. – Твои но­ги бе­гут, и рас­слаб­ля­ют те­бя. (При­ди­те), со­бе­ри­те всех зве­рей по­ле­вых, и пусть при­дут по­жрать ее! Пас­ту­хи мно­го­чис­лен­ные ис­пор­ти­ли ви­но­град­ник Мой, осквер­ни­ли удел Мой, пре­вра­ти­ли удел во­жде­лен­ный Мой в пу­сты­ню непро­хо­ди­мую, об­рек­ли на ис­треб­ле­ние па­губ­ное. Ибо так го­во­рит Гос­подь обо всех со­се­дях злых, при­ка­са­ю­щих­ся к на­сле­дию Мо­е­му, ко­то­рое Я раз­де­лил на­ро­ду Мо­е­му, Из­ра­и­лю: “Вот, Я ис­торг­ну их из зем­ли их, и (дом) Иудин из­го­ню из сре­ды их. И бу­дет по­сле из­гна­ния Мною их, воз­вра­щу и по­ми­лую их, и по­се­лю их: каж­до­го в удел его и каж­до­го в зем­лю его”.   Иер 11:18–23; 12:1–11, 14–15

Про­ки­мен, глас 8:

По­мо­ли­те­ся и воз­да­ди­те / Гос­по­де­ви Бо­гу на­ше­му. Стих: Ве­дом во Иудеи Бог, во Из­ра­и­ли ве­лие имя Его.

Про­ки­мен, глас 8

По­мо­ли­тесь и воз­дай­те / обе­ты Гос­по­ду, Бо­гу на­ше­му. Стих: Из­ве­стен в Иудее Бог, ве­ли­ко в Из­ра­и­ле имя Его.   Пс 75:12А, 2

По­до­ба­ет ве­да­ти, яко ли­тии за упо­кой в при­тво­ре не бы­ва­ет до Неде­ли Фо­ми­ны. Про­чия же ча­сы по­ют­ся три­псалм­ны, просто. За­упо­кой­ной ли­тии в при­тво­ре не бы­ва­ет до неде­ли Апо­сто­ла Фо­мы. Про­чие ча­сы чи­та­ют­ся как обычно.

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК
ВЕЧЕРА,

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРГ
НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

во све­тиль­нич­ное, клеплет во 8 час, и бла­го­сло­вив­шу ар­хи­ерею, или свя­щен­ни­ку, на­чи­на­ем Ве­чер­ню: При­и­ди­те по­кло­ним­ся: и пред­на­чи­на­тель­ный пса­лом. Бы­ва­ет ек­те­ния от священника.
Та­же, Гос­по­ди воз­звах, на глас 2, по­став­ля­ем сти­хов 10. Свя­щен­ник же из­ме­ня­яй свя­щен­ни­че­скую одеж­ду, ис­хо­дит, и ка­дит, и по еже воз­вра­ти­ти­ся, тво­рит про­ско­ми­дию. Мы же по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны дне, глас 2, по­вто­ря­ю­ще я. На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 10, глас 2. Свя­щен­ник пе­ре­ме­ня­ет об­ла­че­ние, ка­дит и по воз­вра­ще­нии со­вер­ша­ет про­ско­ми­дию, а мы ис­пол­ня­ем сти­хи­ры, те же, что на “хва­ли­те”, ка­кж­дую по­вто­ряя дважды:
Сте­ка­ет­ся про­чее со­бо­ри­ще иудей­ское, / да Со­де­те­ля и Зи­жди­те­ля вся­че­ских Пи­ла­ту пре­даст. / О без­за­кон­ных, о невер­ных! / Яко гря­ду­ща­го су­ди­ти жи­вым и мерт­вым, на суд го­то­вят: / ис­це­ля­ю­ща­го стра­сти, ко страс­тем уго­тов­ля­ют. / Гос­по­ди дол­го­тер­пе­ли­ве, / ве­лия Твоя ми­лость, сла­ва Тебе. Спеш­но ныне со­би­ра­ет­ся си­нед­ри­он Иудей­ский, / что­бы Твор­ца и Со­зда­те­ля все­го ми­ра Пи­ла­ту пре­дать. / О без­за­ко­ние! О неве­рие! / Ибо Гря­ду­ще­го су­дить жи­вых и мерт­вых при­вле­ка­ют к су­ду, / и Ис­це­ля­ю­ще­го стра­сти го­то­вят к стра­да­ни­ям. / Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, ве­ли­ка Твоя ми­лость, сла­ва Те­бе. (2)
Иуда без­за­кон­ный, Гос­по­ди, / омо­чи­вый на Ве­че­ри ру­ку в со­ли­ле с То­бою, / про­ст­ре к без­за­кон­ным ру­це при­я­ти среб­ре­ни­ки, / и ми­ра умыс­ли­вый це­ну, / Те­бе Без­цен­на­го не убо­я­ся про­да­ти: / но­зе про­ст­рый во еже умы­ти, / Вла­ды­ку об­ло­бы­за льстив­но, во еже пре­да­ти без­за­кон­ным: / ли­ка же апо­столь­ска­го от­верг­ся, / и три­де­сять по­верг среб­ре­ни­ки, / Тво­е­го три­днев­на­го вос­кре­се­ния не ве­де, / им­же по­ми­луй нас. Иуда без­за­кон­ный, / на ве­че­ре опу­стив­ший с То­бою, Гос­по­ди, ру­ку в блю­до, / про­тя­нул к без­за­кон­ни­кам ру­ки, что­бы взять среб­рен­ни­ки; / и под­счи­тав­ший це­ну мv­ра, / не устра­шил­ся про­дать Те­бя, Неоце­ни­мо­го; / дав­ший но­ги для омо­ве­ния, / ко­вар­но по­це­ло­вал Вла­ды­ку для пре­да­ния без­за­кон­ни­кам; / так из сон­ма Апо­сто­лов из­вер­жен­ный, / и бро­сив­ший трид­цать среб­ре­ни­ков, / не уви­дел он Тво­е­го вос­кре­се­ния на тре­тий день, / ко­то­рым по­ми­луй нас. (2)
Иуда пре­да­тель льстив сый, / льстив­ным лоб­за­ни­ем пре­да­де Спа­са Гос­по­да, и Вла­ды­ку всех, / яко ра­ба про­да­де иудеом: / яко ов­ча на за­ко­ле­ние, / та­ко по­сле­до­ва­ше, Аг­нец Бо­жий, Сын От­чий, / един Многомилостивый. Иуда пре­да­тель, бу­дучи ко­ва­рен, / ко­вар­ным по­це­лу­ем пре­дал Спа­си­те­ля и Гос­по­да: / Вла­ды­ку все­го как ра­ба про­дал без­за­кон­ни­кам; / и как ов­ца на за­кла­ние, / так сле­до­вал на смерть Аг­нец Бо­жий, Сын От­ца, / Еди­ный Мно­го­мило­сти­вый. (2)
Иуда раб и льстец, уче­ник и на­вет­ник, / друг и диа­вол, от дел яви­ся: / по­сле­до­ва­ше бо Учи­те­лю, / и на Него по­уча­ше­ся пре­да­нию, / гла­го­ла­ше в се­бе: пре­дам То­го, и при­об­ря­щу со­бран­ная име­ния, / ис­ка­ше же и ми­ру про­да­ну бы­ти, / и Иису­са ле­стию яти, / от­да­де це­ло­ва­ние, пре­да­де Хри­ста. / И яко ов­ча на за­ко­ле­ние, / си­це по­сле­до­ва­ше Аг­нец Бо­жий, / един Бла­го­у­троб­ный и Человеколюбец. Иуда, раб и ко­вар­ный лжец, / уче­ник и зло­умыш­лен­ник, друг и кле­вет­ник, / по де­лам сво­им явил­ся та­ко­вым, / ибо сле­до­вал он за Учи­те­лем, и про­тив Него за­мыс­лил пре­да­тель­ство; / го­во­рил он сам в се­бе: / “Я пре­дам Его, и мои бу­дут со­бран­ные день­ги”. / И вот, ста­рал­ся он, что­бы и мv­ро бы­ло про­да­но, / и что­бы Иисус был об­ма­ном схва­чен; / дал це­ло­ва­ние – пре­дал Хри­ста. / И как ов­ца на за­кла­ние, / так по­сле­до­вал Он, Аг­нец Бо­жий на смерть, / Один Ми­ло­серд­ный и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Его­же про­по­ве­да Агн­ца Ис­а­иа, / гря­дет на за­ко­ле­ние воль­ное, / и пле­щи да­ет на ра­ны, ла­ни­ты на за­у­ше­ния, / ли­ца же не от­вра­ти от сра­мо­ты за­пле­ва­ний, / смер­тию же без­об­раз­ною осуж­да­ет­ся. / Вся Без­греш­ный во­лею при­ем­лет, / да всем да­ру­ет из мерт­вых воскресение. Аг­нец, о Ко­то­ром про­воз­гла­сил Ис­а­ия, / доб­ро­воль­но идет на за­кла­ние / и спи­ну от­да­ет на ра­ны, ще­ки на уда­ры, / ли­ца же не от­вра­ща­ет от по­зо­ра опле­ва­ний / и осуж­да­ет­ся на бес­чест­ную смерть. / Без­греш­ный все при­ни­ма­ет доб­ро­воль­но, / что­бы всем да­ро­вать вос­кре­се­ние из мерт­вых. (2)
Сла­ва, и ныне, глас 6: Рож­де­ние ехид­нов во­ис­тин­ну Иуда, / яд­ших ман­ну в пу­сты­ни, и роп­щу­щих на Пи­та­те­ля: / еще бо браш­ну су­щу во устех их, / кле­ве­та­ху на Бо­га небла­го­дар­нии: / и сей зло­че­сти­вый / Небес­ный Хлеб во устех но­сяй, / на Спа­са пре­да­тель­ство со­де­ла. / О нра­ва несыт­на­го, и дер­зо­сти без­че­ло­веч­ныя! / Пи­та­ю­ща­го про­да­ет, / и Его­же люб­ля­ше Вла­ды­ку, пре­да­я­ше на смерть: / во­ис­тин­ну онех сын без­за­кон­ный, / и с ни­ми па­гу­бу на­сле­до­ва. / Но по­ща­ди Гос­по­ди, ду­ши на­ша от та­ко­ва­го без­че­ло­ве­че­ства, / Едине в дол­го­тер­пе­нии неизреченный. Сла­ва, и ныне, глас 6: От­ро­дье змей по­ис­ти­не Иуда, / тех, что вку­си­ли ман­ну в пу­стыне / и роп­та­ли про­тив Пи­тав­ше­го; / ибо, ко­гда еще пи­ща бы­ла в их устах, / кле­ве­та­ли они на Бо­га, небла­го­дар­ные. / И этот нече­сти­вец, дер­жа в устах небес­ный Хлеб, / со­вер­шил из­ме­ну про­тив Спа­си­те­ля. / О, нена­сыт­ный нрав и дер­зость бес­че­ло­веч­ная! / Он Пи­та­ю­ще­го про­да­вал / и Вла­ды­ку, лоб­зая Его, пре­да­вал на смерть. / Под­лин­но сын тех этот без­за­кон­ник / и вме­сте с ни­ми по­лу­чил в удел се­бе по­ги­бель. / Но из­бавь, Гос­по­ди, ду­ши на­ши от та­кой бес­че­ло­веч­но­сти, / Ты – Един­ствен­ный, Несрав­ни­мый в долготерпении.
Вход со Еван­ге­ли­ем. Све­те тихий: Вход с Евангелием.

Про­ки­мен, глас 1:

Из­ми мя Гос­по­ди, от че­ло­ве­ка лу­ка­ва, / от му­жа непра­вед­на из­ба­ви мя. Стих: Иже по­мыс­ли­ша неправ­ду в серд­це весь день.

Про­ки­мен, глас 1

Уда­ли ме­ня, Гос­по­ди, от че­ло­ве­ка зло­го, / от му­жа непра­вед­но­го из­бавь ме­ня. Стих: Ко­то­рые за­ду­ма­ли неправ­ду в серд­це, це­лый день.   Пс 139:2, 3А

Ис­хо­да чтение:
[Гла­ва 19, ст. 10 – 19]

1. Ис­хо­да чтение

Ре­че Гос­подь Мо­и­сею: со­шед за­сви­де­тель­ствуй лю­дем, и очи­сти я днесь и утре: и да ис­пе­рут ри­зы. И да бу­дут го­то­вы в день тре­тий: в тре­тий бо день сни­дет Гос­подь на го­ру Си­най­скую, пред все­ми людь­ми. И устро­и­ши лю­ди окрест, гла­го­ля: внем­ли­те се­бе не вос­хо­ди­ти на го­ру, и ни­чим­же кос­ну­ти­ся ея: всяк при­кос­ну­вый­ся го­ре, смер­тию умрет. Не кос­нет­ся ей ру­ка, ка­ме­ни­ем бо по­би­ет­ся, или стре­лою устре­лит­ся, аще скот, аще че­ло­век, не бу­дет жив: егда же гла­си и тру­бы и об­лак оты­дет от го­ры, сии взы­дут на го­ру. Сни­де же Мо­и­сей с го­ры к лю­дем, и освя­ти я: и ис­пра­ша ри­зы своя. И ре­че лю­дем: бу­ди­те го­то­ви, три дни не вхо­ди­те к же­нам. Бысть же в тре­тий день быв­шу ко утру, и бы­ша гла­си и мол­ния, и об­лак мра­чен на го­ре Си­най­стей, глас труб­ный гла­ша­ше зе­ло: и убо­я­ша­ся вси лю­дие иже в пол­це. Из­ве­де же Мо­и­сей лю­ди во сре­те­ние Бо­гу из пол­ка, и ста­ша под го­рою. Го­ра же Си­най­ская ды­мя­ше­ся вся, схож­де­ния ра­ди Бо­жия на ню во ог­ни: и вос­хож­да­ше дым, яко дым пещ­ный: и ужа­со­ша­ся вси лю­дие зе­ло. Бы­ша же гла­си труб­нии про­ис­хо­дя­ще креп­цы зе­ло. Мо­и­сей гла­го­ла­ше, Бог же от­ве­ща­ва­ше ему гласом. Ска­зал Гос­подь Мо­и­сею: “Сой­дя, за­сви­де­тель­ствуй на­ро­ду [се­му] и очи­сти их се­го­дня и зав­тра; и пусть вы­мо­ют одеж­ды [свои] и бу­дут го­то­вы к тре­тье­му дню: ибо в день тре­тий сой­дет Гос­подь на го­ру Си­най пред всем на­ро­дом. И ты от­де­лишь на­род кру­гом, го­во­ря: Вни­ма­тель­но смот­ри­те за со­бою, что­бы не взой­ти на го­ру и не при­тро­нуть­ся ни к че­му на ней; вся­кий, при­кос­нув­ший­ся к го­ре, смер­тью скон­ча­ет­ся; не при­кос­нет­ся к нему ру­ка: ибо кам­ня­ми он бу­дет по­бит, или стре­лою за­стре­лен; скот ли то, че­ло­век ли – не бу­дет жив; но ко­гда го­ло­са, и тру­бы, и об­ла­ко отой­дет от го­ры, они бу­дут вос­хо­дить на го­ру”. И со­шел Мо­и­сей с го­ры к на­ро­ду, и освя­тил их, и они вы­мы­ли одеж­ды свои. И ска­зал на­ро­ду: “Будь­те го­то­вы; три дня не при­бли­жай­тесь к жен­щине”. Бы­ло же в день тре­тий, ко­гда при­бли­зил­ся рас­свет, (и) бы­ли гро­мы и мол­нии, и об­ла­ко мрач­ное над го­рою Си­най; звук тру­бы зву­чал силь­но, и устра­шил­ся весь на­род, ко­то­рый [был] в стане. И вы­вел Мо­и­сей на­род на­встре­чу Бо­гу из ста­на, и пред­ста­ли под го­рою. Го­ра (же) Си­най вся ды­ми­лась из-за то­го, что со­шел Бог на неё в огне; и дым вос­хо­дил, как пар из пе­чи, и ужас­нул­ся весь на­род силь­но. Зву­ки же тру­бы ста­ли раз­да­вать­ся на­мно­го силь­нее. Мо­и­сей го­во­рил, а Бог от­ве­чал ему го­ло­сом.   Исх 19:10–19

Про­ки­мен, глас 7:

Из­ми мя от враг мо­их Бо­же, / и от во­ста­ю­щих на мя из­ба­ви мя. Стих: Из­ба­ви мя от де­ла­ю­щих беззаконие.

Про­ки­мен, глас 7

Из­бавь ме­ня от вра­гов мо­их, Бо­же, / и от вос­ста­ю­щих на ме­ня ис­ку­пи ме­ня. Стих: Ис­торг­ни ме­ня от де­ла­ю­щих без­за­ко­ние.   Пс 58:2, 3А

Иова чте­ние:
[Гла­ва 38, ст. 1 – 23; гл. 42, ст. 1 – 5]

2. Иова чтение

Ре­че Гос­подь Иову скво­зе бу­рю и об­ла­ки: Кто сей скры­ва­яй от Мене со­вет, со­дер­жай же гла­го­лы в серд­це, Мене же ли мнит­ся ута­и­ти? Пре­по­я­ши яко муж чрес­ла твоя: во­про­шу же тя, ты же Ми от­ве­щай. Где был еси егда ос­но­вах зем­лю? Воз­ве­сти Ми, аще ве­си ра­зум? Кто по­ло­жи ме­ры ея, аще ве­си; или кто на­ве­дый вервь на ню? На чем­же стол­пи ея утвер­жде­ни суть? Кто же есть по­ло­жи­вый ка­мень кра­е­уголь­ный на ней? Егда [со­тво­ре­ны] бы­ша звез­ды, вос­хва­ли­ша Мя гла­сом ве­ли­им вси ан­ге­ли Мои. За­гра­дих же мо­ре вра­ты, егда из­ли­ва­ше­ся из чре­ва ма­те­ре сво­ея ис­хо­дя­щее. По­ло­жих же ему об­лак во оде­я­ние, мглою же по­вих е. И по­ло­жих ему пре­де­лы, об­ло­жив за­тво­ры и вра­та. Рех же ему: до се­го дой­де­ши и не прейде­ши, но в те­бе со­кру­шат­ся вол­ны твоя. Или при те­бе со­ста­вих свет утрен­ний? Ден­ни­ца же весть чин свой, Яти­ся крил зем­ли, от­тря­сти нече­сти­выя от нея. Или ты бре­ние взем от зем­ли, со­здал еси жи­вот­но, и гла­го­ли­ва­го се­го по­са­дил еси на зем­ли? Отъ­ял же ли еси от нече­сти­вых свет? Мыш­цу же гор­дых со­кру­шил ли еси? При­шел же ли еси на ис­точ­ни­ки мо­ря? В сле­дах же без­дны хо­дил ли еси? От­вер­за­ют­ся же ли те­бе стра­хом вра­та смерт­ная? Врат­ни­цы же адо­вы ви­дев­ше тя убо­я­ша­ся ли? На­вы­кл же ли еси ши­ро­ты под­не­бес­ныя; по­веждь убо Ми, ко­ли­ка есть. В ко­ей же зем­ли все­ля­ет­ся свет? Тьме же кое есть ме­сто? Аще убо вве­де­ши Мя в пре­де­лы их, аще же ли и ве­си сте­зи их? Вем убо яко то­гда рож­ден еси, чис­ло же лет тво­их мно­го. При­шел же ли еси в со­кро­ви­ща снеж­ная, и со­кро­ви­ща град­ная ви­дел ли еси? Под­ле­жат же ли те­бе в час вра­гов в день бра­ней и ра­ти? От­ве­щав же Иов, ре­че ко Гос­по­ду: Вем яко вся мо­же­ши, невоз­мож­но же Те­бе ни­что­же. Кто есть та­яй от Те­бе со­вет? Ща­дяй же сло­ве­са, и от Те­бе мнит­ся ута­и­ти? Кто же воз­ве­стит ми, их­же не ве­дех, ве­лия и див­ная, их­же не знах? По­слу­шай же мене Гос­по­ди, да и аз воз­гла­го­лю: во­про­шу же Тя, Ты же мя на­учи. Слу­хом убо уха слы­шах Тя пер­вее, ныне же око мое ви­де Тя. Ска­зал Гос­подь Иову сквозь бу­рю и об­ла­ка: Кто этот, скры­ва­ю­щий от Ме­ня со­вет и сдер­жи­ва­ю­щий ре­чи в серд­це, а ду­ма­ет от Ме­ня их скры­вать? Пре­по­яшь, как муж, чрес­ла твои: Я же спро­шу те­бя, а ты Мне от­веть: где ты был при ос­но­ва­нии Мною зем­ли? Воз­ве­сти [же] Мне, ес­ли све­дущ в по­зна­нии. Кто по­ло­жил ме­ры ей, ес­ли зна­ешь? Или кто, про­вед­ший вервь по ней? На чем коль­ца её утвер­жде­ны? А кто – по­верг­ший ка­мень кра­е­уголь­ный на ней? Ко­гда по­яви­лись звез­ды, вос­хва­ли­ли Ме­ня гром­ким гла­сом все Ан­ге­лы Мои. И за­тво­рил Я мо­ре во­ро­та­ми, ко­гда оно бу­ше­ва­ло*, из чре­ва ма­те­ри сво­ей вы­хо­дя, Я же на­зна­чил ему об­ла­ко оде­я­ни­ем, а мглою его спе­ле­нал. И на­зна­чил пре­де­лы ему, по­ста­вив за­по­ры и во­ро­та кру­гом, и ска­зал ему: До­сю­да прой­дешь, и не пе­рей­дешь, но в те­бе са­мом разо­бьют­ся вол­ны твои. Или при те­бе Я устро­ил утрен­ний свет, а звез­да утрен­няя узре­ла долж­ность свою: охва­тить кры­лья зем­ли, стрях­нуть нече­сти­вых с неё? Или ты, взяв гли­ну, су­ще­ство жи­вое со­здал, и, на­де­лив ре­чью, по­ме­стил его на зем­ле? И от­нял ли у нече­сти­вых свет, а мыш­цу над­мен­ных со­кру­шил? При­хо­дил ли ты к ис­точ­ни­ку мо­ря, и по сле­дам без­дны про­шел ли? От­во­ря­ют­ся ли для те­бя в стра­хе вра­та смер­ти, а при­врат­ни­ки ада, те­бя уви­дев, устра­ши­лись ли? И на­став­лен ли ты о ши­ро­те зем­ли под­не­бес­ной? Воз­ве­сти же Мне, сколь она ве­ли­ка? В ка­кой же зем­ле во­дво­ря­ет­ся свет? А у тьмы ка­кое ме­сто? Не вве­дешь ли Ме­ня в пре­де­лы их, ес­ли и сте­зи их из­вест­ны те­бе? Ты, ко­неч­но, зна­ешь, ибо был то­гда рож­ден, а чис­ло лет тво­их ве­ли­ко. (Во­шел же ты в хра­ни­ли­ща сне­га и хра­ни­ли­ща гра­да узрел, а от­ло­же­но те­бе это на вре­мя на­па­де­ния вра­гов, на день вой­ны и бит­вы”.) Ура­зу­мев же, Иов го­во­рит Гос­по­ду: “Знаю, что Ты всё мо­жешь, и ни­че­го невоз­мож­но­го нет для Те­бя. Ибо кто он, скры­ва­ю­щий от Те­бя со­вет? Удер­жи­ва­ю­щий­ся же от ре­чей, – и ду­ма­ет от Те­бя их скры­вать? Кто же воз­ве­стит мне, что я не знал, ве­ли­кое и чуд­ное, о чем я не ве­дал? Услышь же ме­ня, Гос­по­ди, что­бы и я мог го­во­рить; и я спро­шу Те­бя, а Ты ме­ня на­учи. Слу­хом уха я слы­шал о Те­бе преж­де, ныне же око мое ви­дит Те­бя!”   Иов 38:1–23; 42:1–5
*так в луч­ших спис­ках тек­ста 70 и в слав. в греч. Ми­нее: при­ни­ма­ло роды

Про­ро­че­ства Ис­а­и­и­на чтение:
[Гла­ва 8, ст. 4 – 11]

3. Про­ро­че­ства Ис­а­ии чтение

Гос­подь да­ет мне язык на­уче­ния, еже ра­зу­ме­ти, егда по­до­ба­ет ре­щи сло­во: по­ло­жи мя утро утро, при­ло­жи ми ухо, еже слы­ша­ти. И на­ка­за­ние Гос­подне от­вер­за­ет уши мои, аз же не про­тив­лю­ся, ни про­ти­во­гла­го­лю. Пле­щи мои вдах на ра­ны, и ла­ни­те мои на за­у­ше­ния, ли­ца же мо­е­го не от­вра­тих от сту­да за­пле­ва­ний. И Гос­подь Гос­подь по­мощ­ник ми бысть: се­го ра­ди не усра­мих­ся, но по­ло­жих ли­це свое аки твер­дый ка­мень, и ра­зу­мех, яко не по­сты­жду­ся. Зане при­бли­жа­ет­ся оправ­да­вый мя: кто пряй­ся со мною; да со­про­ти­во­ста­нет мне куп­но: и кто су­дяй­ся со мною: да при­бли­жит­ся ко мне. Се Гос­подь Гос­подь по­мо­жет ми: кто озло­бит мя; се вси вы, яко ри­за обет­ша­е­те, и яко мо­лие изъ­яст вы. Кто в вас бо­яй­ся Гос­по­да; да по­слу­ша­ет гла­са от­ро­ка Его: хо­дя­щии во тьме, и несть им све­та, на­дей­те­ся на имя Гос­подне, и утвер­ди­те­ся о Бо­зе. Се вси вы ог­нь ражди­за­е­те, и укреп­ля­е­те пла­мень: хо­ди­те све­том ог­ня ва­ше­го, и пла­ме­нем, его­же раз­же­го­сте: мене ра­ди бы­ша сия вам, в пе­ча­ли успнете. Гос­подь да­ет Мне язык на­уче­ния, что­бы знать, ко­гда сле­ду­ет ска­зать сло­во. Он по­ста­вил Ме­ня ра­но утром, дал Мне ухо, что­бы слы­шать. И на­став­ле­ние Гос­подне от­кры­ва­ет Мои уши, Я же не про­тив­люсь и не про­ти­во­ре­чу. Спи­ну Мою Я от­дал на ра­ны, а ще­ки Мои – на уда­ры; ли­ца же Мо­е­го не от­вра­тил от сты­да опле­ва­ний. И Гос­подь, Гос­подь по­мощ­ни­ком Мо­им сде­лал­ся: по­то­му Я не был по­срам­лен, но по­ста­вил ли­цо Моё, как твер­дую ска­лу, и по­знал, что не по­сты­жусь, ибо при­бли­жа­ет­ся Оправ­дав­ший Ме­ня. Кто – всту­па­ю­щий в тяж­бу со Мною? Пусть про­ти­во­ста­нет со Мною вме­сте. И кто – всту­па­ю­щий в тяж­бу со Мною? Пусть при­бли­зит­ся ко Мне. Вот, Гос­подь, Гос­подь по­мо­жет Мне: кто при­чи­нит Мне зло? Вот, все вы, как одеж­да, об­вет­ша­е­те и как бы моль съест вас. Кто сре­ди вас – бо­я­щий­ся Гос­по­да? Пусть по­слу­ша­ет­ся гла­са От­ро­ка Его. Те, кто хо­дит во мра­ке и нет у них све­та! По­ло­жи­тесь на имя Гос­подне и утвер­ди­тесь в Бо­ге. Вот, все вы, [как] огонь раз­жи­га­е­те, и уси­ли­ва­е­те пла­мя, – хо­ди­те при све­те ог­ня ва­ше­го и пла­ме­ни, ко­то­рое за­жгли! За Ме­ня сде­ла­лось это с ва­ми: в скор­би усне­те!   Ис 50:4–11
Та­же, ек­те­ния ма­лая. Трисвятое. За­тем ек­те­ния ма­лая и Трисвятое.

Про­ки­мен Апо­сто­ла, глас 7:

Про­ки­мен, глас 7

Кня­зи люд­стии со­бра­ша­ся вку­пе / на Гос­по­да и на Хри­ста Его. Стих: Вскую ша­та­ша­ся язы­цы, и лю­дие по­учи­ша­ся тщетным. Кня­зья на­ро­да со­бра­лись вме­сте / про­тив Гос­по­да и про­тив По­ма­зан­ни­ка Его. Стих: Для че­го разъ­яри­лись языч­ни­ки и на­ро­ды за­мыс­ли­ли тщет­ное?   Пс 2:3Б, 2

Апо­стол к Коринфяном,
за­ча­ло 149: [1 Кор. 11, 23 – 32]

Апо­стол. Пер­вое послание
к Ко­рин­фя­нам, за­ча­ло 149

Бра­тие, аз при­ях от Гос­по­да, еже и пре­дах вам, яко Гос­подь Иисус в нощь, в ню­же пре­дан бы­ва­ше, при­емь хлеб, И бла­го­да­рив пре­ло­ми, и ре­че: при­и­ми­те, яди­те, сие есть Те­ло Мое, еже за вы ло­ми­мое: сие тво­ри­те в Мое вос­по­ми­на­ние. Та­кож­де и ча­шу по ве­че­ри, гла­го­ля: сия ча­ша Но­вый За­вет есть в Мо­ей Кро­ви: сие тво­ри­те, ели­жды аще пи­е­те, в Мое вос­по­ми­на­ние. Ели­жды бо аще ясте хлеб сей и ча­шу сию пи­е­те, смерть Гос­под­ню воз­ве­ща­е­те, дон­де­же при­и­дет. Тем­же иже аще яст хлеб сей или пи­ет ча­шу Гос­под­ню недо­стойне, по­ви­нен бу­дет Те­лу и Кро­ви Гос­под­ни. Да ис­ку­ша­ет же че­ло­век се­бе, и та­ко от хле­ба да яст и от ча­ши да пи­ет. Ядый бо и пи­яй недо­стойне, суд се­бе яст и пи­ет, не раз­суж­дая те­ла Гос­под­ня. Се­го ра­ди в вас мно­зи немощ­ни и недуж­ли­ви, и спят до­воль­ни. Аще бо бы­хом се­бе раз­суж­да­ли, не бы­хом осуж­де­ни бы­ли. Су­ди­ми же, от Гос­по­да на­ка­зу­ем­ся, да не с ми­ром осудимся. Бра­тья, я при­нял от Гос­по­да и пе­ре­дал это вам, что Гос­подь Иисус в ту ночь, ко­гда Его пре­да­ва­ли, взял хлеб, и, воз­бла­го­да­рив, пре­ло­мил и ска­зал: “Это есть Мое те­ло, ло­ми­мое за вас. Это со­вер­шай­те в вос­по­ми­на­ние обо Мне”. Так­же и ча­шу по­сле ве­че­ри, го­во­ря: “Эта ча­ша есть но­вый за­вет в Мо­ей кро­ви: со­вер­шай­те это вся­кий раз, как пье­те, в вос­по­ми­на­ние обо Мне”. Ибо вся­кий раз, как вы еди­те этот хлеб и пье­те ча­шу, – вы смерть Гос­по­да воз­ве­ща­е­те, по­ка Он не при­дет. По­это­му, кто ест хлеб и пьет ча­шу Гос­по­да недо­стой­но, тот бу­дет ви­но­вен про­тив те­ла и кро­ви Гос­по­да. Да ис­пы­ты­ва­ет че­ло­век се­бя, и так от хле­ба да ест и от ча­ши да пьет. Ибо вку­ша­ю­щий и пью­щий ест и пьет осуж­де­ние се­бе, ес­ли не раз­ли­ча­ет Те­ла. По­это­му меж­ду ва­ми мно­го немощ­ных и боль­ных, и нема­ло умер­ло. И, ес­ли бы мы са­мих се­бя су­ди­ли, мы не бы­ли бы су­ди­мы; а бу­дучи су­ди­мы, на­ка­зы­ва­ем­ся Гос­по­дом, что­бы не быть осуж­ден­ны­ми с ми­ром.   1 Кор 11:23–32

Ал­ли­лу­иа, глас 6:

Ал­ли­лу­ия, глас 6

Бла­жен ра­зу­ме­ва­яй на ни­ща и убо­га, в день лют из­ба­вит его Господь. Стих: Бла­жен по­мыш­ля­ю­щий о ни­щем и бед­ном: в день бед­ствия из­ба­вит его Господь.
Стих: Вра­зи мои ре­ша мне злая: ко­гда умрет и по­гиб­нет имя его? Стих: Вра­ги мои ска­за­ли обо Мне злое: “Ко­гда Он умрёт и по­гиб­нет имя его?”
Стих: Ядый хле­бы Моя, воз­ве­ли­чи на Мя запинание. Стих: Вку­ша­ю­щий хле­бы Мои, под­нял пя­ту на Ме­ня.   Пс 40:2, 6, 10Б

Еван­ге­лие от Матфеа,
за­ча­ло 107 [Мф. 26, 1 – 20]

Еван­ге­лие от Матфея,
за­ча­ло 107

Ре­че Гос­подь Сво­им уче­ни­ком: Ве­сте, яко по двою дню Пас­ха бу­дет, и Сын Че­ло­ве­че­ский пре­дан бу­дет на про­пя­тие. То­гда со­бра­ша­ся ар­хи­ерее, и книж­ни­цы и стар­цы люд­стии во двор ар­хи­ереов, гла­го­ле­ма­го Ка­иа­фы. И со­ве­ща­ша, да Иису­са ле­стию имут, и уби­ют. Гла­го­ла­ху же: но не в празд­ник, да не мол­ва бу­дет в лю­дех. Иису­су же быв­шу в Вифа­нии, в до­му Си­мо­на про­ка­жен­на­го. При­сту­пи к Нему же­на, сткля­ни­цу ми­ра иму­щи мно­го­цен­на­го, и воз­ли­ва­ше на гла­ву Его, воз­ле­жа­щу. Ви­дев­ше же уче­ни­цы Его, него­до­ва­ша, гла­го­лю­ще: че­со ра­ди ги­бель сия бысть? Мо­жа­ше бо сие ми­ро про­да­но бы­ти на мно­зе, и да­ти­ся ни­щим. Ра­зу­мев же Иисус ре­че им: что труж­да­е­те же­ну? Де­ло бо доб­ро со­де­ла о Мне. Все­гда бо ни­щия има­те с со­бою, Мене же не все­гда има­те. Воз­ли­яв­ши бо сия ми­ро сие на те­ло Мое, на по­гре­бе­ние Мя со­тво­ри. Аминь гла­го­лю вам: иде­же аще про­по­ве­да­но бу­дет Еван­ге­лие сие во всем ми­ре, ре­чет­ся, и еже со­тво­ри сия, в па­мять ея. То­гда шед един от oбо­ю­на­де­ся­те, гла­го­ле­мый Иуда Ис­ка­ри­от­ский, ко ар­хи­ереом. Ре­че: что ми хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам Его? Oни же по­ста­ви­ша ему три­де­сять среб­ре­ник. И от­то­ле ис­ка­ше по­доб­на вре­мене, да Его пре­даст. В пер­вый же день опрес­ноч­ный при­сту­пи­ша уче­ни­цы Иису­со­ви, гла­го­лю­ще Ему: где хо­ще­ши, уго­то­ва­ем Ти ясти пас­ху? Oн же ре­че: иди­те во град ко oн­си­це, и рцы­те ему: Учи­тель гла­го­лет, вре­мя Мое близ есть, у те­бе со­тво­рю пас­ху со уче­ни­ки Мо­и­ми. И со­тво­ри­ша уче­ни­цы, яко­же по­ве­ле им Иисус, и уго­то­ва­ша пас­ху. Ве­че­ру же быв­шу воз­ле­жа­ше со oбе­ма­на­де­ся­те ученикома. Ска­зал Гос­подь Сво­им уче­ни­кам: вы зна­е­те, что че­рез два дня Пас­ха, и Сын Че­ло­ве­че­ский пре­дан бу­дет на рас­пя­тие. То­гда со­бра­лись пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­род­ные во дво­рец пер­во­свя­щен­ни­ка по име­ни Ка­иа­фа, и со­об­ща ре­ши­ли взять Иису­са хит­ро­стью и убить; но го­во­ри­ли: не в празд­ник, что­бы не про­изо­шло воз­му­ще­ния в на­ро­де. Ко­гда же Иисус был в Вифа­нии, в до­ме Си­мо­на про­ка­жен­но­го, по­до­шла к Нему жен­щи­на с але­баст­ро­вым со­су­дом ми­ра дра­го­цен­но­го и ста­ла воз­ли­вать Ему на го­ло­ву в то вре­мя, как Он воз­ле­жал. Уви­дев, уче­ни­ки воз­не­го­до­ва­ли и го­во­ри­ли: к че­му эта рас­то­чи­тель­ность? Ведь мож­но бы­ло бы это про­дать за боль­шую це­ну и дать ни­щим. Но Иисус, узнав, ска­зал им: что сму­ща­е­те жен­щи­ну? Доб­рое де­ло сде­ла­ла она для Ме­ня; ибо ни­щих вы все­гда име­е­те с со­бою, Ме­ня же не все­гда име­е­те; воз­лив это ми­ро на те­ло Мое, она сде­ла­ла это для Мо­е­го по­гре­бе­ния. Ис­тин­но го­во­рю вам: где ни бу­дет про­по­ве­да­но это Еван­ге­лие, во всем ми­ре, бу­дут го­во­рить и о том, что сде­ла­ла она, в вос­по­ми­на­ние о ней. То­гда один из Две­на­дца­ти, по име­ни Иуда Ис­ка­ри­от, по­шел к пер­во­свя­щен­ни­кам и ска­зал им: что хо­ти­те дать мне, и я вам пре­дам Его? Они же от­счи­та­ли ему трид­цать среб­ре­ни­ков. И с то­го вре­ме­ни он ис­кал удоб­но­го слу­чая пре­дать Его. В пер­вый же день Опрес­но­ков по­до­шли уче­ни­ки к Иису­су, го­во­ря: где хо­чешь, что­бы мы при­го­то­ви­ли Те­бе вку­сить Пас­ху? Он же ска­зал: иди­те в го­род к та­ко­му-то и ска­жи­те ему: “Учи­тель го­во­рит: вре­мя Мое близ­ко, у те­бя Я со­вер­шу Пас­ху с уче­ни­ка­ми Мо­и­ми”. И сде­ла­ли уче­ни­ки, как по­ве­лел им Иисус, и при­го­то­ви­ли Пас­ху. С на­ступ­ле­ни­ем же ве­че­ра, Он воз­лег с две­на­дца­тью учениками.
Ве­дый Иисус, яко вся да­де Ему Oтец в ру­це, и яко от Бо­га изы­де, и к Бо­гу гря­дет. Во­став с ве­че­ри, и по­ло­жи ри­зы, и при­ем лен­ти­он, пре­по­я­са­ся. По­том же влия во­ду во умы­валь­ни­цу, и на­чат умы­ва­ти но­ги уче­ни­ком, и оти­ра­ти лен­ти­ем, им­же бе пре­по­я­сан. При­и­де же к Си­мо­ну Пет­ру, и гла­го­ла Ему той: Гос­по­ди, Ты ли мои умы­еши но­зе? От­ве­ща Иисус, и ре­че ему: еже Аз тво­рю, ты не ве­си ныне, ра­зу­ме­е­ши же по сих. Гла­го­ла Ему Петр: не умы­еши но­гу мо­ею во ве­ки. От­ве­ща ему Иисус: аще не умыю те­бе, не има­ши ча­сти со Мною. Гла­го­ла Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, не но­зе мои ток­мо, но и ру­це и гла­ву. Гла­го­ла ему Иисус: из­мо­вен­ный не тре­бу­ет, ток­мо но­зе умы­ти, есть бо весь чист: и вы чи­сти есте, но не вси. Ве­дя­ше бо пре­да­ю­ща­го Его, се­го ра­ди ре­че: яко не вси чи­сти есте. Егда же умы но­ги их, при­ят ри­зы Своя, воз­лег па­ки, ре­че им: ве­сте ли что со­тво­рих вам? Вы гла­ша­е­те Мя Учи­те­ля и Гос­по­да: и доб­ре гла­го­ле­те, есмь бо. Аще убо Аз умых ва­ши но­зе, Гос­подь и Учи­тель, и вы долж­ни есте друг дру­гу умы­ва­ти но­зе. Об­раз бо дах вам, да яко­же Аз со­тво­рих вам, и вы тво­ри­те. Аминь аминь гла­го­лю вам: несть раб бо­лий гос­по­да сво­е­го, ни по­слан­ник бо­лий по­слав­ша­го его. Аще сия ве­сте, бла­же­ни есте, аще тво­ри­те я. Зная же, что Отец все дал Ему в ру­ку, и что Он от Бо­га ис­шел и к Бо­гу идет, – вста­ет с ве­че­ри и сни­ма­ет одеж­ду. И взяв по­ло­тен­це, Он опо­я­сал­ся. За­тем льет во­ду в умы­валь­ни­цу. И на­чал омы­вать но­ги уче­ни­ков и оти­рать по­ло­тен­цем, ко­то­рым был опо­я­сан. Итак, под­хо­дит Он к Си­мо­ну Пет­ру, и тот го­во­рит Ему: Гос­по­ди, Ты ли мне омы­ва­ешь но­ги? От­ве­тил Иисус и ска­зал ему: что Я де­лаю, Ты не зна­ешь те­перь, но пой­мешь по­том. Го­во­рит Ему Петр: не омо­ешь Ты мо­их ног во­век. От­ве­тил ему Иисус: ес­ли не омою те­бя, ты не име­ешь ча­сти со Мною. Го­во­рит Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, не но­ги мои толь­ко, но и ру­ки и го­ло­ву. Го­во­рит ему Иисус: омы­то­го нет нуж­ды мыть, раз­ве толь­ко его но­ги, но он чист весь; и вы чи­сты, но не все. Ибо знал Он пре­да­ю­ще­го Его; по­это­му ска­зал: не все вы чи­сты. Ко­гда же Он омыл их но­ги и взял одеж­ду Свою и воз­лег сно­ва, Он ска­зал им: зна­е­те ли, что Я сде­лал вам? Вы на­зы­ва­е­те Ме­ня Учи­те­лем и Гос­по­дом, и пра­виль­но го­во­ри­те, ибо Я дей­стви­тель­но Учи­тель и Гос­подь. Итак, ес­ли Я омыл вам но­ги, Я, Гос­подь и Учи­тель, – и вы долж­ны друг дру­гу омы­вать но­ги. Ибо Я дал вам при­мер для то­го, что­бы, как Я сде­лал вам, и вы де­ла­ли. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: раб не боль­ше гос­по­ди­на сво­е­го, и по­сла­нец не боль­ше по­слав­ше­го его. Ес­ли вы это зна­е­те, бла­жен­ны вы, ко­гда де­ла­е­те это.
И яду­щим им, ре­че: аминь гла­го­лю вам, яко един от вас пре­даст Мя. И скор­бя­ще зе­ло, на­ча­ша гла­го­ла­ти Ему един кийж­до их: еда аз есмь, Гос­по­ди? Oн же от­ве­щав ре­че: омо­чи­вый со Мною в со­ли­ло ру­ку, той Мя пре­даст. Сын же Че­ло­ве­че­ский идет, яко­же есть пи­са­но о Нем. Го­ре же че­ло­ве­ку то­му, им­же Сын Че­ло­ве­че­ский пре­даст­ся: доб­ро бы бы­ло ему, аще не бы ро­дил­ся че­ло­век той. От­ве­щав же Иуда пре­да­яй Его, ре­че: еда аз есмь, Рав­ви? Гла­го­ла ему: ты ре­че. Яду­щим же им, при­ем Иисус хлеб, и бла­го­сло­вив пре­ло­ми, и да­я­ше уче­ни­ком, и ре­че: при­и­ми­те, яди­те, сие есть Те­ло Мое. И при­ем ча­шу, хва­лу воз­дав, да­де им, гла­го­ля: пий­те от нея вси. Сия бо есть Кровь Моя, Но­ва­го За­ве­та, яже за мно­гия из­ли­ва­е­ма, во остав­ле­ние гре­хов. Гла­го­лю же вам: яко не имам пи­ти от ныне от се­го пло­да лоз­на­го, до дне то­го, егда и пию с ва­ми но­во во Цар­ствии Oт­ца Мо­е­го. И вос­пев­ше, изы­до­ша в го­ру Еле­он­ску. То­гда гла­го­ла им Иисус: вси вы со­блаз­ни­те­ся о Мне в нощь сию. Пи­са­но бо есть: по­ра­жу пас­ты­ря, и ра­зы­дут­ся oв­цы ста­да. По вос­кре­се­нии же Мо­ем, ва­ряю вы в Га­ли­леи. От­ве­щав же Петр ре­че Ему: аще и вси со­блаз­нят­ся о Те­бе, аз ни­ко­гда­же соб­лаж­ню­ся. Ре­че ему Иисус: аминь гла­го­лю те­бе, яко в сию нощь, преж­де да­же алек­тор не воз­гла­сит, три­кра­ты от­вер­же­ши­ся Мене. Гла­го­ла Ему Петр: аще ми есть и умре­ти с То­бою, не от­вер­гу­ся Те­бе. Та­кож­де и вси уче­ни­цы ре­ша. То­гда при­и­де с ни­ми Иисус в весь, на­ри­ца­е­мую Геф­си­ма­ниа, и гла­го­ла уче­ни­ком: се­ди­те ту, дон­де­же шед по­мо­лю­ся та­мо. И по­ем Пет­ра и oба сы­на Зе­ве­део­ва, на­чат скор­бе­ти и ту­жи­ти. То­гда гла­го­ла им Иисус: при­скорб­на есть ду­ша Моя до смер­ти: по­жди­те зде, и бди­те со Мною. И пре­шед ма­ло, па­де на ли­це Сво­ем, мо­ля­ся и гла­го­ля: Oт­че Мой, аще воз­мож­но есть, да ми­мо­идет от Мене ча­ша сия: oба­че не яко­же Аз хо­щу, но яко­же Ты. И ко­гда они ели, Он ска­зал: ис­тин­но го­во­рю вам: один из вас пре­даст Ме­ня. И пе­ча­лясь силь­но, они на­ча­ли го­во­рить Ему, каж­дый в от­дель­но­сти: не я ли, Гос­по­ди? Он же от­ве­тил: опу­стив­ший со Мною ру­ку в блю­до, тот и пре­даст Ме­ня. Впро­чем, Сын Че­ло­ве­че­ский идет, как на­пи­са­но о Нем; но го­ре че­ло­ве­ку то­му, чрез ко­то­ро­го Сын Че­ло­ве­че­ский пре­да­ет­ся: луч­ше бы­ло бы че­ло­ве­ку то­му не ро­дить­ся. И ска­зал в от­вет Иуда, пре­да­ю­щий Его: не я ли, Рав­ви? Го­во­рит ему Иисус: ты ска­зал. И ко­гда они ели, взял Иисус хлеб и, бла­го­сло­вив, пре­ло­мил и, дав уче­ни­кам, ска­зал: возь­ми­те, вку­си­те: это есть те­ло Мое. И взяв ча­шу и воз­бла­го­да­рив, дал им и ска­зал: пей­те из нее все; это есть кровь Моя но­во­го за­ве­та, за мно­гих из­ли­ва­е­мая для от­пу­ще­ния гре­хов. Го­во­рю же вам: не бу­ду пить впредь от это­го пло­да ло­зы ви­но­град­ной до дня то­го, ко­гда бу­ду пить его но­вым вме­сте с ва­ми в Цар­стве От­ца Мо­е­го. И вос­пев хва­леб­ную песнь, вы­шли они на го­ру Мас­лич­ную. То­гда го­во­рит им Иисус: все вы со­блаз­ни­тесь из-за Ме­ня в эту ночь, ибо на­пи­са­но: “По­ра­жу пас­ты­ря, и бу­дут рас­се­я­ны ов­цы ста­да”. По вос­ста­нии же Мо­ем Я пред­ва­рю вас в Га­ли­лее. И от­ве­тил Ему Петр: ес­ли и все со­блаз­нят­ся из-за Те­бя, я ни­ко­гда не со­блаз­нюсь. Ска­зал ему Иисус: ис­тин­но го­во­рю те­бе: в эту ночь, преж­де чем про­по­ет пе­тух, ты три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня. Го­во­рит Ему Петр: хо­тя бы над­ле­жа­ло мне вме­сте с То­бою уме­реть, не от­ре­кусь от Те­бя. По­доб­ное же ска­за­ли и все уче­ни­ки. По­том при­хо­дит с ни­ми Иисус в мест­ность, на­зы­ва­е­мую Геф­си­ма­ния, и го­во­рит уче­ни­кам: по­си­ди­те здесь, а Я тем вре­ме­нем пой­ду ту­да и по­мо­люсь. И взяв с Со­бой Пет­ра и обо­их сы­но­вей Зе­ве­де­е­вых, на­чал скор­беть и то­мить­ся. То­гда го­во­рит им: объ­ята скор­бию ду­ша Моя до смер­ти, по­будь­те здесь и бодр­ствуй­те со Мною. И прой­дя немно­го впе­ред, пал на ли­цо Свое, мо­лил­ся и го­во­рил: От­че Мой, ес­ли воз­мож­но, да ми­ну­ет Ме­ня ча­ша эта; впро­чем, не как Я хо­чу, но как Ты.
Яви­ся же Ему Ан­гел с небе­се, укреп­ляя Его. И быв в под­ви­зе, при­леж­нее мо­ля­ше­ся: бысть же пот Его, яко кап­ля кро­ве кап­лю­щи на зем­лю. И во­став от мо­лит­вы, при­и­де ко уче­ни­ком, и об­ре­те их спя­ща, и гла­го­ла Пет­ро­ви: та­ко ли не воз­мо­го­сте еди­на­го ча­са побде­ти со Мною? Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те в на­пасть: дух бо бодр, плоть же немощ­на. Па­ки вто­ри­цею шед по­мо­ли­ся, гла­го­ля: Oт­че мой, аще не мо­жет сия ча­ша ми­мо­ити от Мене, аще не пию ея, бу­ди во­ля Твоя. И при­шед об­ре­те их па­ки спя­ща, бес­та бо им oчи отя­го­тене. И оставль их, шед па­ки по­мо­ли­ся тре­ти­цею, тож­де сло­во рек. То­гда при­и­де ко уче­ни­ком Сво­им и гла­го­ла им: спи­те про­чее, и по­чи­вай­те: се при­бли­жи­ся час, и Сын Че­ло­ве­че­ский пре­да­ет­ся в ру­ки греш­ни­ков. Во­ста­ни­те, идем: се при­бли­жи­ся пре­да­яй Мя. И еще Ему гла­го­лю­щу, се, Иуда, един от обо­ю­на­де­ся­те при­и­де, и с ним на­род мног, со oру­жи­ем и дре­коль­ми, от ар­хи­ерей и ста­рец люд­ских. Пре­да­яй же Его, да­де им зна­ме­ние, гла­го­ля: Его­же аще лоб­жу, Той есть, ими­те Его. И абие при­ступль ко Иису­со­ви, ре­че: ра­дуй­ся, Рав­ви, и об­ло­бы­за Его. Иисус же ре­че ему: дру­же, тво­ри на неже еси при­шел. То­гда при­ступль­ше воз­ло­жи­ша ру­це на Иису­са, и яша Его. И се, един от су­щих со Иису­сом, про­стер ру­ку, из­вле­че нож свой, и уда­ри ра­ба ар­хи­ерео­ва, и уре­за ему ухо. То­гда гла­го­ла ему Иисус: воз­вра­ти нож твой в ме­сто его: вси бо при­ем­шии нож но­жем по­гиб­нут. Или мнит­ся ти, яко не мо­гу ныне умо­ли­ти Oт­ца Мо­е­го, и пред­ста­вит Ми вя­щ­ше или два­на­де­ся­те ле­гео­на Ан­гел? Ка­ко убо сбу­дут­ся пи­са­ния, яко та­ко по­до­ба­ет бы­ти? В той час ре­че Иисус на­ро­дом: яко на раз­бой­ни­ка ли изы­до­сте со ору­жи­ем и дре­коль­ми, яти Мя; по вся дни при вас се­дех уча в церк­ви, и не ясте Мене. Се же все бысть, да сбу­дут­ся пи­са­ния про­ро­че­ская. То­гда уче­ни­цы вси остав­ль­ше Его, бе­жа­ша. Во­и­ни же ем­ше Иису­са ве­до­ша к Ка­иа­фе ар­хи­ерео­ви, иде­же книж­ни­цы и стар­цы со­бра­ша­ся. Петр же идя­ше по Нем из­да­ле­ча, до дво­ра ар­хи­ерео­ва: и вшед внутрь, се­дя­ше со слу­га­ми, ви­де­ти кон­чи­ну. Ар­хи­ерее же и стар­цы, и сонм весь ис­ка­ху лже­сви­де­тель­ства на Иису­са, яко да уби­ют Его. И не об­ре­та­ху: и мно­гим лже­сви­де­те­лем при­ступль­шим, не об­ре­то­ша. По­слеж­де же при­сту­пи­ша два лже­сви­де­те­ля. Ре­ста: Сей ре­че, мо­гу ра­зо­ри­ти цер­ковь Бо­жию и тре­ми день­ми со­зда­ти ю. И во­став ар­хи­ерей, ре­че Ему: ни­че­со­же ли от­ве­ща­ва­е­ши, что сии на Тя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­ча­ше. И от­ве­щав ар­хи­ерей, ре­че Ему: за­кли­наю Тя Бо­гом жи­вым, да ре­че­ши нам, аще Ты еси Хри­стос, Сын Бо­жий? Гла­го­ла ему Иисус: ты ре­че. Oба­че гла­го­лю вам: от­се­ле узри­те Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го се­дя­ща одес­ную си­лы, и гря­ду­ща на об­ла­цех небес­ных. То­гда ар­хи­ерей рас­тер­за ри­зы своя, гла­го­ля, яко ху­лу гла­го­ла, что еще тре­бу­ем сви­де­те­лей? Се ныне слы­ша­сте ху­лу Его. Что ся вам мнит? Oни же от­ве­щав­ше, ре­ша: по­ви­нен есть смер­ти. То­гда за­пле­ва­ша ли­це Его, и па­ко­сти Ему де­я­ху, oвии же за ла­ни­ту уда­ри­ша, Гла­го­лю­ще: прор­цы нам, Хри­сте, кто есть уда­рей Тя? Петр же вне се­дя­ше во дво­ре, и при­сту­пи к нему еди­на ра­бы­ня, гла­го­лю­щи: и ты бе со Иису­сом Га­ли­лей­ским. Oн же от­вер­же­ся пред все­ми, гла­го­ля: не вем, что гла­го­ле­ши. Из­шед­шу же ему ко вра­том, уз­ре его дру­гая, и гла­го­ла им ту: и сей бе со Иису­сом На­зо­реом. И па­ки от­вер­же­ся с клят­вою: яко не знаю Че­ло­ве­ка. По ма­ле же при­сту­пив­ше сто­я­щии, ре­ша Пет­ро­ви: во­ис­тин­ну и ты от них еси, ибо бе­се­да твоя яве тя тво­рит. То­гда на­чат ро­ти­ти­ся и кля­ти­ся, яко не знаю Че­ло­ве­ка. И абие пе­тель воз­гла­си. И по­мя­ну Петр гла­гол Иису­сов, ре­чен­ный ему: яко преж­де да­же пе­тель не воз­гла­сит, три­кра­ты от­вер­же­ши­ся Мене. И из­шед вон пла­ка­ся горь­ко. Утру же быв­шу, со­вет со­тво­ри­ша вси ар­хи­ерее и стар­цы люд­стии на Иису­са, яко уби­ти Его. И свя­зав­ше Его ве­до­ша, и пре­да­ша Его Пон­тий­ско­му Пи­ла­ту игемону. И явил­ся Ему Ан­гел с неба, укреп­ляя Его. И впав в том­ле­ние, уси­лен­нее мо­лил­ся; и сде­лал­ся пот Его, как кап­ли кро­ви, па­да­ю­щие на зем­лю. И встав от мо­лит­вы, при­хо­дит к уче­ни­кам, и на­хо­дит их спя­щи­ми, и го­во­рит Пет­ру: так ли не смог­ли вы один час по­бодр­ство­вать со Мною? Бодр­ствуй­те и мо­ли­тесь, что­бы не впасть вам в ис­ку­ше­ние: дух бодр, плоть же немощ­на. И сно­ва, во вто­рой раз, Он по­шел и по­мо­лил­ся та­ки­ми сло­ва­ми: От­че Мой, ес­ли не мо­жет ча­ша эта ми­но­вать Ме­ня, что­бы Мне не пить ее, да бу­дет во­ля Твоя. И при­дя сно­ва, на­шел их спя­щи­ми: ибо их гла­за отя­же­ле­ли. И оста­вив их, Он сно­ва ото­шел и по­мо­лил­ся в тре­тий раз и сно­ва ска­зал то же сло­во. То­гда при­хо­дит к уче­ни­кам и го­во­рит им: что же, вы спи­те и по­чи­ва­е­те? Вот, бли­зок час, и Сын Че­ло­ве­че­ский пре­да­ет­ся в ру­ки греш­ни­ков. Вста­вай­те, идем: вот, уже близ­ко пре­да­ю­щий Ме­ня. И по­ка еще Он го­во­рил, вот, при­шел Иуда, один из Две­на­дца­ти, и с ним боль­шая тол­па с ме­ча­ми и ко­лья­ми от пер­во­свя­щен­ни­ков и ста­рей­шин на­род­ных. Пре­да­ю­щий же дал им знак: ко­го я по­це­лую, Он и есть, возь­ми­те Его. И тот­час по­до­шел к Иису­су и ска­зал: здрав­ствуй, Рав­ви! и по­це­ло­вал Его. Иисус же ска­зал ему: друг, вот для че­го ты здесь! То­гда они по­до­шли, на­ло­жи­ли ру­ки на Иису­са и взя­ли Его. И вот, один из быв­ших с Иису­сом, про­тя­нув ру­ку, вы­хва­тил меч свой и, уда­рив ра­ба пер­во­свя­щен­ни­ка, от­сек ему ухо. То­гда го­во­рит ему Иисус: воз­вра­ти меч твой в ме­сто его, ибо все, взяв­шие меч, от ме­ча по­гиб­нут. Или ты ду­ма­ешь, что Я не мо­гу упро­сить От­ца Мо­е­го, и Он не даст Мне тот­час же бо­лее две­на­дца­ти ле­ги­о­нов Ан­ге­лов? Как же ис­пол­нят­ся Пи­са­ния, что это долж­но про­изой­ти? В тот час ска­зал Иисус на­ро­ду: как на раз­бой­ни­ка вы­шли вы с ме­ча­ми и ко­лья­ми за­дер­жать Ме­ня; каж­дый день си­дел Я и учил в хра­ме, и вы не взя­ли Ме­ня. Это же все про­изо­шло, что­бы ис­пол­ни­лись пи­са­ния про­ро­ков. То­гда все уче­ни­ки, оста­вив Его, бе­жа­ли. Взяв­шие же Иису­са от­ве­ли Его к Ка­иа­фе пер­во­свя­щен­ни­ку, где со­бра­ны бы­ли книж­ни­ки и ста­рей­ши­ны. Петр же сле­до­вал за Ним из­да­ли, до дво­ра пер­во­свя­щен­ни­ка; и вой­дя внутрь, си­дел вме­сте со слу­жи­те­ля­ми, что­бы ви­деть ко­нец. Пер­во­свя­щен­ни­ки же и си­нед­ри­он в пол­ном со­ста­ве ис­ка­ли лже­сви­де­тель­ства про­тив Иису­са, что­бы пре­дать Его смер­ти. И не на­шли, хо­тя и мно­го яви­лось лже­сви­де­те­лей. На­ко­нец по­до­шли двое и ска­за­ли: Он го­во­рил: “Я мо­гу раз­ру­шить храм Бо­жий и в три дня воз­двиг­нуть его”. И встав, пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: Ты ни­че­го не от­ве­ча­ешь? Что они про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­чал. И пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: за­кли­наю Те­бя Бо­гом Жи­вым, ска­жи нам: Ты ли Хри­стос, Сын Бо­жий? Го­во­рит ему Иисус: ты ска­зал. Но Я го­во­рю вам: от­ныне бу­де­те ви­деть Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, вос­се­да­ю­ще­го по пра­вую сто­ро­ну Си­лы и гря­ду­ще­го на об­ла­ках небес­ных. То­гда пер­во­свя­щен­ник разо­драл одеж­ды свои и ска­зал: Он про­из­нес ху­лу! Ка­кая нам еще нуж­да в сви­де­те­лях? Вот те­перь вы слы­ша­ли ху­лу! Как вам ка­жет­ся? Они же от­ве­ти­ли: по­ви­нен смер­ти. То­гда плю­ну­ли Ему в ли­цо и за­у­ши­ли Его; дру­гие же би­ли Его, го­во­ря: про­ре­ки нам, Хри­стос, кто уда­рил Те­бя? Петр же си­дел сна­ру­жи, на дво­ре. И по­до­шла к нему од­на слу­жан­ка и ска­за­ла: и ты был с Иису­сом Га­ли­ле­я­ни­ном. Но он от­рек­ся пе­ред все­ми и ска­зал: не знаю, что ты го­во­ришь. Ко­гда же он про­шел в во­ро­та, уви­де­ла его дру­гая, и го­во­рит на­хо­дя­щим­ся там: этот был с Иису­сом На­зо­ре­ем. И он сно­ва от­рек­ся с клят­вой: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. Немно­го же спу­стя по­до­шли сто­яв­шие и ска­за­ли Пет­ру: по­ис­ти­не и ты из них, ибо и го­вор твой об­ли­ча­ет те­бя. То­гда на­чал он уси­лен­но клясть­ся: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. И тот­час про­пел пе­тух. И вспом­нил Петр сло­во, ска­зан­ное Иису­сом: преж­де чем про­по­ет пе­тух, ты три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня. И вый­дя вон, пла­кал горь­ко. А ко­гда на­сту­пи­ло утро, все пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­род­ные, со­брав­шись, по­ста­но­ви­ли пре­дать Иису­са смер­ти. И свя­зав Его, от­ве­ли и пе­ре­да­ли Пон­тию Пи­ла­ту, правителю.
Еван­ге­лие от Мат­феа, за­ча­ло 107 [Мф. 26, 1 – 20];
от Иоан­на, за­ча­ло 44 [Ин. 13, 3 – 17];
от Мат­феа, за­ча­ло 108 от по­лу [Мф. 26, 21 – 39];
от Лу­ки, за­ча­ло 109 [Лк. 22, 43 – 45];
от Мат­феа, за­ча­ло 108 [Мф. 26, 40 – 27, 2].
Мф 26:2–20;
Ин 13:3–17;
Мф 26:21–39;
Лк 22:43–45А;
Мф 26:40–27:2
И по чи­ну Бо­же­ствен­ная Ли­тур­гиа Ве­ли­ка­го Ва­си­лиа. Вме­сто же хе­ру­вим­ския пес­ни по­ем сей: И да­лее ли­тур­гия св. Ва­си­лия Ве­ли­ко­го. Вме­сто Хе­ру­вим­ской пес­ни и при­част­на поем:

Тро­парь, на глас 6, трижды:

Тро­парь, глас 6

Вече­ри Тво­ея Тай­ныя днесь, Сыне Бо­жий, / при­част­ни­ка мя при­и­ми: / не бо вра­гом Тво­им тай­ну по­вем, / ни лоб­за­ния Ти дам яко Иуда, / но яко раз­бой­ник ис­по­ве­даю Тя: / по­мя­ни мя Гос­по­ди во Цар­ствии Твоем. Вече­ри Тво­ей та­ин­ствен­ной участ­ни­ком / в сей день, Сын Бо­жий, ме­ня при­ми. / Ибо не по­ве­даю я тай­ны вра­гам Тво­им, / не дам Те­бе по­це­луя, та­ко­го, как Иуда. / Но как раз­бой­ник ис­по­ве­даю Те­бя: / “По­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди, в Цар­стве Твоём”.

Вме­сто До­стой­но: поем:

Вме­сто “До­стой­но”

Ир­мос, глас 6: Стран­ствия Вла­дыч­ня, / и без­смерт­ныя Тра­пезы / на гор­нем ме­сте вы­со­ки­ми умы, / вер­нии, при­и­ди­те, на­сла­дим­ся, / воз­шед­ша Сло­ва, / от Сло­ва на­учив­ше­ся, Его­же величаем. Ир­мос, глас 6: Го­сте­при­им­ством Вла­ды­ки / и бес­смерт­ной тра­пе­зой / на вы­со­ком ме­сте с воз­вы­шен­ны­ми мыс­ля­ми / да­вай­те, вер­ные, на­сла­дим­ся, / вы­со­чай­шее сло­во услы­шав от Сло­ва, / Ко­то­рое мы величаем.
Той­же и при­ча­стен, и вме­сто, Да ис­пол­нят­ся уста на­ша: той­же по­ем мно­жи­цею, дон­де­же при­ча­стят­ся бра­тия Бо­же­ствен­ных Та­ин. По за­ам­вон­ной же мо­лит­ве бы­ва­ет умо­ве­ние, и его по­сле­до­ва­ние, яко­же яв­ля­ет Устав. Та­же да­ет­ся ан­ти­дор, и от­пуст. На тра­пе­зе же при­ча­ща­ем­ся ви­на и елеа. Тро­парь Ве­че­ри Тво­ей та­ин­ствен­ной: по­ем и во вре­мя при­ча­ще­ния, и вме­сто Да ис­пол­нят­ся уста на­ши: По за­ам­вон­ной мо­лит­ве бы­ва­ет по­сле­до­ва­ние омо­ве­ния ног, за­тем раз­да­ча антидора.

От­пуст:

Иже за пре­вос­хо­дя­щую бла­гость путь доб­рей­ший сми­ре­ния по­ка­за­вый, вне­гда умы­ти но­ги уче­ни­ков, да­же и до Кре­ста и по­гре­бе­ния сниз­ше­дый нам, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, иже во свя­тых от­ца на­ше­го Ва­си­лия Ве­ли­ка­го, ар­хи­епи­ско­па Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ския, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст

По ве­ли­чай­шей бла­го­сти наи­луч­ший путь сми­ре­ния по­ка­зав­ший, ко­гда омыл Он но­ги уче­ни­ков, и вплоть до Кре­ста и по­гре­бе­ния снис­шед­ший к нам, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­то­го от­ца на­ше­го Ва­си­лия Ве­ли­ко­го, ар­хи­епи­ско­па Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сёт нас, как бла­гой и Человеколюбец.

В ТОЙ­ЖЕ ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК

В ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТ­ВЕРГ НА ПОВЕЧЕРИИ

По­ве­че­рие гла­го­лем ма­лое, на нем­же по­ем три­пес­нец. Тво­ре­ние гос­по­ди­на Ан­дреа Крит­ска­го. Глас 8. По­ве­че­рие со­вер­ша­ем ма­лое и на нем по­ем три­пес­нец Ве­ли­кой Пят­ни­цы гос­по­ди­на Ан­дрея Крит­ско­го. Глас 8.*

Песнь 5.

Ир­мос: Мрак ду­ши мо­ея раз­же­ни, све­то­да­вче Хри­сте Бо­же, / на­ча­ло­род­ную тьму из­гнав без­дны, / и да­руй ми свет по­ве­ле­ний Тво­их, Сло­ве, / да утре­нюя, слав­лю Тя.

Песнь 5

Ир­мос: Мрак ду­ши мо­ей рас­сей, / По­да­тель све­та, Хри­сте Бо­же, / тьму без­дны из­на­чаль­ную про­гнав, / и да­руй мне свет по­ве­ле­ний Тво­их, Сло­во, / что­бы я с рас­све­та сла­вил Те­бя. (2)

Укра­си­ся ве­че­ря, и уго­то­ва­ся Те­бе пас­ха, / яко­же ре­кл еси Хри­сте, / но Иуда на пре­да­ние Твое по­уча­ше­ся, / сый с То­бою вне Тво­ея це­ны, / со­гла­ша­ше­ся сребролюбием. Устро­е­на бы­ла ве­че­ря / и при­го­тов­ле­на Те­бе пас­ха, / как при­ка­зал Ты, Хри­сте; / но Иуда пре­дать Те­бя за­мыш­лял, / и, хо­тя пре­бы­вал с То­бою, / в от­сут­ствии о Тво­ей цене / сго­ва­ри­вал­ся по сребролюбию.
Во­ста­ет с ве­че­ри, и лен­ти­ем пре­по­я­су­ет­ся по чре­слом Хри­стос во­лею, / и пре­кло­ня­ет выю, Пет­ру во­пи­ю­щу: / ни­ко­гда­же мои но­зе умы­еши Твор­че мой, но оба­че омый. Вста­ет с ве­че­ри / и по­ло­тен­цем пре­по­я­сы­ва­ет чрес­ла / Хри­стос по Сво­ей во­ле, / и пре­кло­ня­ет гла­ву; Петр же взы­вал: / “Ни­ко­гда Ты мо­их ног не омо­ешь, Тво­рец мой; / но од­на­ко омой!”
При­ят хлеб в ру­це, на пре­да­ние Иуда, льсти­вый уче­ник, / им­же и пре­да­ние со­де­ла Те­бе, / про­сти­ра­ше но­зе, их­же сам еси омыл и лен­ти­ем отерл. При­нял хлеб в ру­ки с мыс­лью пре­да­тель­ской / уче­ник ко­вар­ный, Иуда, / и ими пре­да­тель­ство Те­бя со­вер­шил; / про­тя­ги­вал он Те­бе свои но­ги, / ко­то­рые Сам Ты омыл / и по­ло­тен­цем отер.
Лоб­за­ни­ем льстив­ным Иуда то­гда уста рас­пи­ра­ше Те­бе, / ими­же те­ло Твое Сло­ве недо­стой­но ома­ка­ше, / во­пия Те­бе: ра­дуй­ся Учи­те­лю, / лоб­за­тель и пре­да­тель, раб и льстец. Це­луя ко­вар­но, Иуда / уста­ми к Те­бе то­гда при­ка­сал­ся, / ко­то­ры­ми Те­ло Твое, Сло­во, / при­ни­мал недо­стой­но, / и воз­гла­шал Те­бе: “Ра­дуй­ся, Учи­тель!” / он – друг и пре­да­тель, раб и льстец.
Петр яко­же зря­ше со­де­ва­е­мая то­гда, / ужа­сом одер­жимь быв / ра­бы­ни об­ли­чи­ся ху­дым во­про­ше­ни­ем: / ибо от­вер­же­ся Те­бе Гос­по­да, / не ток­мо яко­же ре­кл еси, / но и яко ве­дал еси, вся ведый. Ко­гда уви­дел Петр то­гда со­вер­шав­ше­е­ся, / бу­дучи охва­чен стра­хом, / ра­бы­ни ни­чтож­ным во­про­сом был ули­чен; / и вот, от­рек­ся он от Те­бя, Гос­по­да, / как Ты не толь­ко Сам воз­ве­стил, / но как и знал от на­ча­ла, Всеведущий.
За­уша­ет­ся Зи­жди­тель, и уда­ря­ет­ся тварь по­но­ше­ни­ем Его: / тро­стию би­ет­ся хо­тя, и выш­няя пре­кло­ня­ют­ся: / опле­ва­ет­ся Су­дия, и ос­но­ва­ния вся зем­ная подвизаются. Бьют по ли­цу Со­зда­те­ля / – и все тво­ре­ние при­ни­ма­ет уда­ры, / ко­гда по­но­сят Его; / уда­ря­ют Его тро­стью по во­ле Его / – и выш­ние Си­лы скло­ня­ют­ся; / опле­вы­ва­ют Су­дию – и все ос­но­ва­ния зем­ли / при­хо­дят в движение.
Сла­ва: Тер­ни­ем вен­ча­ва­ет­ся Бог, зем­лю всю укра­шей цве­ты, / и ра­ны при­ем­лет, и тер­пит по­но­ше­ние дол­го­тер­пе­лив­но, / и баг­ря­ни­цу по­ру­га­ния но­сит, / и тер­пит вся Бог сый, и страж­дет Сво­ею плотию. Сла­ва: Тер­ни­ем увен­чи­ва­ет­ся Бог, / всю зем­лю цве­та­ми укра­сив­ший; / и ра­ны при­ни­ма­ет, / и по­но­ше­ние вы­но­сит с дол­го­тер­пе­ни­ем; / и на Се­бе баг­ря­ни­цу по­ру­га­ния но­сит, / и все тер­пит бу­дучи Бо­гом, / и стра­да­ет Сво­ею плотию.
И ныне: Да во­пи­ет Иоанн, ска­зуя уче­нии Бо­же­ствен­ны­ми во­пло­ще­ние Твое: / Сло­во плоть быв из Де­вы непре­лож­но, / и пре­бысть есте­ством Бог яко­же бе, / не от­сту­пив Оте­че­ских Его недр. И ныне: Да воз­гла­ша­ет Иоанн, / изъ­яс­няя уче­ни­я­ми Бо­же­ствен­ны­ми во­пло­ще­ние Твое: / “Сло­во, став пло­тью от Де­вы без из­ме­не­ния, / оста­лось и Бо­гом по есте­ству, как и бы­ло, / не по­ки­нув недр От­ца Своего.

Песнь 8.

Ир­мос: По­кры­ва­яй во­да­ми пре­вы­спрен­няя Своя, / по­ла­га­яй мо­рю пре­дел пе­сок и со­дер­жай вся, / Тя по­ет солн­це, Тя сла­вит лу­на, / Те­бе при­но­сит песнь вся тварь, / яко Со­де­те­лю всех во веки.

Песнь 8

Ир­мос: Со­кры­ва­ю­щий в во­дах гор­ние чер­то­ги Свои, / по­ла­га­ю­щий гра­ни­цей мо­рю пе­сок / и дер­жа­щий все! / Те­бя по­ет солн­це, Те­бя сла­вит лу­на, / Те­бе все тво­ре­ние при­но­сит песнь, / как Со­зда­те­лю и Твор­цу во­ве­ки! (2)

Оде­ва­яй об­ла­ки небо Иису­се, / на пре­сто­ле сла­вы цар­ствуя с нетлен­ным От­цем, / Ты при­емь лен­тий, сим пре­по­я­сал­ся еси омы­ти но­ги брен­нии, / весь ог­нь сый Сло­ве, аще и во­пло­тил­ся еси. Оде­ва­ю­щий об­ла­ка­ми небо, Иису­се, / на пре­сто­ле сла­вы цар­ству­ю­щий с нетлен­ным От­цом, / Ты, взяв по­ло­тен­це, им пре­по­я­сал­ся, / что­бы омыть но­ги брен­ные, / весь ог­нем яв­ля­ясь, Сло­во, / хо­тя и во­пло­тил­ся Ты.
Яко­же вся омыв, воз­лег Иисус, к Сво­им уче­ни­ком гла­го­лет: / ве­сте вси, что со­тво­рих ныне: / об­раз бо дах вам сми­ре­ния всем: / да иже хо­щет пер­вый бы­ти, / да бу­дет всех по­след­ний произволением. Ко­гда всех омыв, Иисус воз­лег, / Он уче­ни­кам Сво­им воз­гла­ша­ет: / “Зна­е­те ли вы все, что со­вер­шил Я ныне? / Ведь Я дал об­ра­зец сми­ре­ния вам всем, / что­бы тот, кто хо­чет быть пер­вым, / стал из всех по­след­ним по доб­рой воле!”
Чи­сти убо есте, но не вси вы, / Хри­стос дру­гом воз­ле­жа­щим на ве­че­ри ре­че: / един убо к дру­го­му не до­ве­дя­ще, ре­че, сло­ва: / тем­же по сих гла­го­лет яве имя предателя. “Чи­сты вы, но не все”, – / Хри­стос дру­зьям Сво­им, / воз­ле­жав­шим на ве­че­ри, ска­зал. / И каж­дый из них об­ра­щал­ся к дру­го­му, / не по­ни­мая это­го сло­ва. / По­то­му вслед за тем / Он от­кры­то на­зы­ва­ет имя предателя.
Яко­же сия гла­го­ля, / на го­ре Еле­он­стей при­шед, Су­дия всех со уче­ни­ки, / то­гда убо гла­го­ла­ше: / при­и­ди­те и пой­дем от­сю­ду, / при­спе бо уже пре­да­тель: / ник­то­же от­вер­жи­ся Мене, во­лею бо стражду. Ко­гда про­из­нес это всех Су­дия, / от­прав­ля­ясь на го­ру Еле­он­скую с уче­ни­ка­ми, / то­гда Он го­во­рил: / “Встань­те и пой­дем от­сю­да, / ведь уже близ­ко пре­да­тель; / ни­кто да не от­ре­чет­ся от Ме­ня, / ибо Я по Сво­ей во­ле страдаю!”
О лест­на­го лоб­за­ния! / Ра­дуй­ся Учи­те­лю, Хри­сту Иуда гла­го­лет, / вку­пе с сло­вом пре­да­ет на за­ко­ле­ние: / се бо да­де зна­ме­ние без­за­кон­ным: / Его­же аз лоб­жу, Той есть, / Его­же пре­да­ти вам обещахся. О по­це­луй ко­вар­ный! / “Ра­дуй­ся, Учи­тель!” – Хри­сту го­во­рит Иуда, / и вме­сте с этим сло­вом пре­да­ет на за­кла­ние. / Ибо та­кой знак он дал без­за­кон­ным: / ко­го я по­це­лую, это и есть / Тот, Ко­го я вам пре­дать обещал.
Ят быв Бо­же наш от без­за­кон­ных лю­дей, / и не пре­ре­куя от­нюд, ни во­пия Агн­че Бо­жий, / пре­тер­пел еси вся, ис­пы­та­ти­ся, и су­ди­ти­ся, и би­ен бы­ти, / свя­зан и ве­дом бы­ти со ору­жии и дре­коль­ми к Каиафе. Бу­дучи взят, Бо­же наш, людь­ми без­за­кон­ны­ми, / и не воз­ра­жая ни­сколь­ко, ни воз­вы­шая гла­са, Аг­нец Бо­жий, / Ты пре­тер­пел все: до­прос, и су­ди­ли­ще, / и был из­би­ва­ем, свя­зан и от­ве­ден / с ме­ча­ми и ко­лья­ми к Каиафе.
Да рас­пнет­ся, во­пи­я­ху ев­рей­стии лю­дие со свя­щен­ни­ки и книж­ни­ки, Иисус Хри­стос. / О лю­дие невер­нии! / Что бо со­тво­ри яви­вый­ся, воз­двиг­ну­вый Ла­за­ря от гро­ба, / и путь со­тво­ри­вый че­ло­ве­ком на спасение? “Да бу­дет рас­пят”, – тол­па ев­ре­ев кри­ча­ла / со свя­щен­ни­ка­ми и книж­ни­ка­ми, – “Иисус Хри­стос!” / О на­род невер­ный! Ибо что сде­лал вам Он, явив­ший­ся, / Ла­за­ря воз­двиг­ший из гро­ба / и от­крыв­ший лю­дям путь ко спасению?
Пи­ла­то­ву су­ди­щу без­за­кон­нии лю­дие, кри­ча­ще во­пи­я­ху: / рас­пни Се­го, от­пу­сти же нам свя­за­на су­ща Ва­рав­ву, убий­цу: / Хри­ста же пер­вее бив, воз­ми воз­ми, рас­пни со злодеи. Пред су­ди­ли­щем Пи­ла­та на­род без­за­кон­ный / кри­чал, воз­гла­шая: “Рас­пни Его, / от­пу­сти же нам на­хо­дя­ще­го­ся в узах Ва­рав­ву-убий­цу; / а Хри­ста, би­че­ва­нию под­верг­нув спер­ва, / возь­ми, возь­ми, рас­пни со злодеями!”
Бла­го­сло­вим От­ца и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
О неска­зан­на­го ис­то­ща­ния! О неиз­гла­го­лан­на­го со­ве­та! / Яко ог­нь сый, омыл еси но­зе пре­да­те­лю Спа­се: / омыв же не опа­лил еси, / и по­да­вая хлеб на ве­че­ри, и тай­ной служ­бе на­учал еси. О неска­зан­ное ума­ле­ние! / О неиз­ре­чен­ный за­мы­сел! / Как Ты, Спа­си­тель яв­ля­ясь ог­нем, / омыл но­ги пре­да­те­лю? / Омыв же и хлеб по­да­вая на ве­че­ри, / не опа­лил его, и всех та­ин­ствен­но­му / слу­же­нию научил.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: О но­ва­го слы­ша­ния! / Бог Сын Же­ны, и без­се­мен­на рож­де­ства, без­муж­ная Ма­ти, и рож­ден­ное Бог: / о ужас­на­го слы­ша­ния! О за­ча­тия страш­на­го! / О Де­вы нетлен­на­го рож­де­ства! / Во­ис­тин­ну па­че ума вся, и вы­ше ведения. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: О по­след­нее из­ве­стие: Бог – Сын же­ны! / И рож­де­ние – без се­ме­ни: без­муж­ная Ма­терь / и рож­ден­ное – Бог! / О ввер­га­ю­щее в тре­пет зре­ли­ще! / О Де­вы необы­чай­ное за­ча­тие! / О неиз­ре­чен­ное рож­де­ство! / По­ис­ти­не все это вы­ше ума и созерцания!

Песнь 9.

Ир­мос: Бла­го­сло­вен Гос­подь, Бог Из­ра­и­лев, / воз­двиг­ну­вый рог спа­се­ния нам, / в до­му Да­ви­до­ве, от­ро­ка Сво­е­го, / в ни­х­же по­се­ти нас Во­сток с вы­со­ты, / и на­пра­вил ны есть на путь мира.

Песнь 9

Ир­мос: Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, Бог Из­ра­и­лев, / воз­двиг­ший рог спа­се­ния нам / в до­ме Да­ви­да, от­ро­ка Сво­е­го: / так по­се­ти­ло нас Све­ти­ло, Вос­хо­дя­щее с вы­со­ты, / и на­пра­вил Он нас на путь ми­ра. (2)

Па­ки вы спи­те, Хри­стос уче­ни­ком ре­че: / бди­те, при­бли­жи­ся час про­чее, во­ста­ни­те, / идем дру­зи Мои, / се пре­да­тель уче­ник всю спи­ру имея, / гря­дет пре­да­ти Мя человекоубийцам. “Сно­ва вы спи­те”, – Хри­стос уче­ни­кам воз­гла­сил, – / “бодр­ствуй­те, уже при­бли­зил­ся час, / встань­те, идем дру­зья Мои: / вот, пре­да­тель-уче­ник, имея с со­бою це­лый от­ряд, / идет пре­дать Ме­ня человекоубийцам!”
Лоб­за­ние твое льстив­ное, и це­ло­ва­ние горь­кое, / ко­му зо­ве­ши лест­че; гла­го­ля бо, ра­дуй­ся Рав­ви, / Хри­стос ко Иуде ве­ща­ше: / дру­же, на неже при­шел еси, ре­че: / аще бо це­ло­ва­ти при­шел еси, / что пред­ла­га­е­ши нож ме­дом помазанный? “По­це­луй твой ко­ва­рен / и при­вет­ствие горь­ко! / К Ко­му, в са­мом де­ле, ты взы­ва­ешь, об­ман­щик, / “ра­дуй­ся Рав­ви!” воз­гла­шая?” – / об­ра­щал­ся к Иуде Хри­стос. / – “Друг, для то­го ли при­шел ты”, – ска­зал Он, / – “ведь ес­ли при­шел ты с при­вет­стви­ем, за­чем пред­ла­га­ешь / нож, ме­дом помазанный?”
Пи­ла­то­ву су­ди­щу непо­вин­ный Су­дия, / во­лею при­шел еси пред­ста­ти Хри­сте, / и из­ба­ви­ти нас от дол­гов на­ших. / Тем­же пре­тер­пел еси Бла­гий пло­тию ура­нен бы­ти, / да вси при­и­мем свобождение. Су­ди­ли­щу Пи­ла­та пред­стать / Ты при­шел доб­ро­воль­но, / Хри­сте, непо­вин­ный Су­дия, / и тем нас из­ба­вить от на­ших дол­гов. / По­то­му пре­тер­пел Ты, Бла­гой ра­ны по пло­ти, / что­бы всем нам по­лу­чить освобождение.
Ми­ло­сер­дия пу­чи­на, ка­ко пред­сто­ит ог­нь Пи­ла­ту, / се­ну и тро­сти и зем­ли су­щей, / его­же не опа­ли ог­нь Бо­же­ства Хри­стос, но по­жи­да­ше тер­пе­лив­но, / иже есте­ством сво­бодь яко Человеколюбец. Как пред­сто­ит Ми­ло­сер­дия Пу­чи­на Пи­ла­ту: / Огонь – по­ис­ти­не се­ну, и трост­ни­ку, и зем­ле! / Не опа­лил его Огонь Бо­же­ства, / но все сно­сил тер­пе­ли­во / Хри­стос, сво­бод­ный по есте­ству, / как Человеколюбец.
Воз­ми воз­ми, рас­пни гла­го­ле­ма­го Хри­ста, / иудее взы­ва­ху Пи­ла­ту ино­гда: / сей же ру­це омы­ва­ше, / и тро­стию им пи­са­ше на Него ви­ну, / всем да­ру­ю­щую безсмертие. “Возь­ми, возь­ми, рас­пни име­ну­е­мо­го Хри­стом”, / – Иудеи неко­гда кри­ча­ли Пи­ла­ту; / он же ру­ки умы­вал, / и тро­стью пи­сал им Его ви­ну, / всем да­ру­ю­щую бессмертие.
Во­пи­ю­ще без­за­кон­нии Пи­ла­ту из­ли­ше: / воз­ми воз­ми, рас­пни Хри­ста, / про­ся­ху уби­ти яко осуж­де­на: / не Сей ли вос­кре­си мерт­выя, про­ка­жен­ныя очи­сти, / кро­во­то­чи­вую ис­це­ли, раз­слаб­лен­ныя стягнув? Без­за­кон­ни­ки, кри­ча еще гром­че Пи­ла­ту: / “Возь­ми, возь­ми, рас­пни Хри­ста!” / – про­си­ли убить Его, как осуж­ден­но­го. / Но не Он ли вос­кре­сил мерт­вых, про­ка­жен­ных очи­стил, / кро­во­то­чи­вую ис­це­лил, рас­слаб­лен­ных укрепил?
Что бо зло со­тво­ри, яко взы­ва­е­те вель­ми: / воз­ми воз­ми, рас­пни Его? / Пи­лат ино­гда во­пи­я­ше лю­дем нера­зум­ным: / ви­ны не об­ре­таю в Нем. / Они же горь­ко во­пи­я­ху: / воз­ми воз­ми, рас­пни Спа­са всех. “Ка­кое же зло сде­лал Он, / что вы взы­ва­е­те гром­ко: / Возь­ми, возь­ми, рас­пни Его?” / – Пи­лат неко­гда воз­гла­шал на­ро­ду без­рас­суд­но­му, / – “я не на­хо­жу в Нем ви­ны!” / Они же кри­ча­ли в оже­сто­че­нии: / “Возь­ми, возь­ми, рас­пни Спа­си­те­ля всех!”
О иудее без­за­кон­нии! О нера­зум­нии лю­дие! / Не по­мя­ну­сте ли что от чу­дес Хри­сто­вых, мно­же­ство ис­це­ле­ний? / Но и всея Его не ра­зу­ме­сте ли Бо­же­ствен­ныя си­лы, / яко­же пер­вии от­цы ва­ши, ныне же и вы не разуместе? О Иудеи без­за­кон­ные! О нера­зум­ный на­род! / Не вспом­нить ли вам что-ли­бо из чу­дес Хри­сто­вых, / мно­же­ство Его ис­це­ле­ний? / Не ура­зу­меть ли вам / и всей Его Бо­же­ствен­ной си­лы? / Но как преж­де ва­ши от­цы, / так­же ныне и вы то­го не уразумели!
Сла­ва: Би­ен быв Зи­жди­те­лю мой, и пре­дал­ся еси мене ра­ди рас­пя­ти­ся, / да спа­се­ние мое по­сре­де зем­ли со­де­лав, ис­то­чи­ши ми­ро­ви жизнь: / и обез­смер­ти­ши чест­ною Тво­ею кро­вию по­кла­ня­ю­щи­я­ся Тебе. Сла­ва: Би­че­ва­ние пре­тер­пев, Со­зда­тель мой, / Ты и пре­дан был ра­ди ме­ня на рас­пя­тие, / что­бы спа­се­ние мое по­сре­ди зем­ли со­вер­шив, / ис­то­чить ми­ру жизнь и дра­го­цен­ною Тво­ею кро­вию / бес­смер­тие да­ро­вать по­кло­ня­ю­щим­ся Тебе.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Аг­ни­ца Твоя Вла­ды­ко, пред­сто­я­щи у Кре­ста, / и ры­да­ю­щи Те­бе Твор­ца вся­че­ских, / зря­ше Твое дол­го­тер­пе­ние: / во­лею бо ро­дил­ся еси пло­тию, / и стра­сти вся в ней пре­тер­пел еси, да спа­се­ши мир. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Аг­ни­ца Твоя Вла­ды­ка, / пред­стоя у Кре­ста / и ры­дая о Те­бе Твор­це все­го, / со­зер­ца­ла Твое дол­го­тер­пе­ние: / ибо Ты доб­ро­воль­но ро­дил­ся во пло­ти / и все стра­да­ния в ней пре­тер­пел, / что­бы спа­сти мир!
Вме­сто До­стой­но: ир­мос 9‑я пес­ни: Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди: Три­свя­тое по От­че наш:

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, / при­и­ди­те, вси вос­по­им, / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

И про­чее, как обычно.

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ СВЯТЫХ
И СПА­СИ­ТЕЛЬ­НЫХ СТРАСТЕЙ
ГОС­ПО­ДА НА­ШЕ­ГО ИИСУ­СА ХРИСТА

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ СВЯТЫХ
И СПА­СИ­ТЕЛЬ­НЫХ СТРАСТЕЙ
ГОС­ПО­ДА НА­ШЕ­ГО ИИСУ­СА ХРИСТА

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ЧЕТВЕРТОК
ВЕ­ЧЕ­РА, ВО 2‑Й ЧАС НОЩИ

ВО СВЯ­ТУЮ И ВЕ­ЛИ­КУЮ ПЯТНИЦУ
НА УТРЕНИ

зна­ме­ну­ет. И со­брав­шим­ся нам во храм, бла­го­сло­вив­шу свя­щен­ни­ку по­ем на­ча­ло по обы­чаю, яко­же в чет­вер­ток 5‑й сед­ми­цы. Та­же ше­сто­псал­мие. По­сем ек­те­ния ве­ли­кая, и по воз­гла­се по­ем, Ал­ли­лу­иа, на глас 8. На­ча­ло обыч­ное, [по­сле пер­вой ек­те­нии мо­лит­вы не чи­та­ем]; ше­сто­псал­мие; по­сле ве­ли­кой ек­те­нии [мо­лит­ва 1; и] Ал­ли­лу­ия со сти­ха­ми, глас 8.

И тро­парь глас 8:

Егда слав­нии уче­ни­цы / на умо­ве­нии Ве­че­ри про­све­ща­ху­ся, / то­гда Иуда зло­че­сти­вый / среб­ро­лю­би­ем неду­го­вав омра­ча­ше­ся, / и без­за­кон­ным су­ди­ям Те­бе пра­вед­на­го Су­дию пре­да­ет. / Виждь име­ний ра­чи­те­лю, / сих ра­ди удав­ле­ние упо­тре­бив­ша! / Бе­жи несы­тыя ду­ши, / Учи­те­лю та­ко­вая дерз­нув­шия: / Иже о всех бла­гий, Гос­по­ди сла­ва Тебе.

Три­жды, кос­но и со сладкопением.

Тро­парь, глас 8

Когда слав­ные уче­ни­ки / при умо­ве­нии на ве­че­ре про­све­ща­лись, / то­гда Иуда нече­сти­вый, за­бо­лев­ший среб­ро­лю­би­ем, омра­чал­ся / и без­за­кон­ным су­дьям Те­бя, Пра­вед­но­го Су­дию, пре­да­ет. / Смот­ри, лю­би­тель стя­жа­ний, / на удав­ле­ние из-за них стя­жав­ше­го! / Бе­ги от нена­сыт­ной ду­ши, / на та­кое про­тив Учи­те­ля дерз­нув­шей! / Гос­по­ди, ко всем бла­гой, сла­ва Те­бе! (3)

Та­же ек­те­ния ма­лая. И да­ют­ся све­щи бра­тии от екклисиарха. За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 9, и воз­глас: Ибо свят Ты, Бо­же наш, и во свя­тых по­чи­ва­ешь, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем: ]
И гла­го­лет Свя­щен­ник: И о спо­до­би­ти­ся нам слы­ша­нию Свя­та­го Еван­ге­лия Гос­по­да Бо­га молим. Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Еван­ге­лие, Гос­по­да Бо­га молим.
Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (три­жды) Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)
Свя­щен­ник: Пре­муд­рость, про­сти! Услы­шим Свя­та­го Еван­ге­лия. Мир всем. Свя­щен­ник: Пре­муд­рость! Ста­нем бла­го­го­вей­но. Услы­шим свя­тое Еван­ге­лие. Мир всем.
Хор: И ду­хо­ви твоему. Хор: И ду­ху твоему.
Свя­щен­ник: От Иоан­на Свя­та­го Еван­ге­лия чтение. Свя­щен­ник: От Иоан­на свя­то­го Еван­ге­лия чтение.
Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе.
Свя­щен­ник: Вон­мем. Свя­щен­ник: Бу­дем внимать.

И чтет пер­вое Евангелие
от Иоан­на, за­ве­та Свя­тых Стра­стей, за­ча­ло 46:

И чи­та­ет пер­вое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 46

Ре­че Гос­подь Сво­им уче­ни­ком: ныне про­сла­ви­ся Сын Че­ло­ве­че­ский, и Бог про­сла­ви­ся о Нем. Аще Бог про­сла­ви­ся о Нем, и Бог про­сла­вит Его в Се­бе, и абие про­сла­вит Его. Чад­ца, еще с ва­ми ма­ло есмь: взы­ще­те Мене, и яко­же рех иудеом, яко амо­же Аз иду, вы не мо­же­те при­и­ти, и вам гла­го­лю ныне. За­по­ведь но­вую даю вам, да лю­би­те друг дру­га: яко­же воз­лю­бих вы, да и вы лю­би­те се­бе. О сем ра­зу­ме­ют вси, яко Мои уче­ни­цы есте, аще лю­бовь има­те меж­ду со­бою. Гла­го­ла Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, ка­мо иде­ши? От­ве­ща ему Иисус: амо­же Аз иду, не мо­же­ши ныне по Мне ити, по­сле­ди же по Мне иде­ши. Гла­го­ла Ему Петр: Гос­по­ди, поч­то не мо­гу ныне по Те­бе ити? Ныне ду­шу мою за Тя по­ло­жу. От­ве­ща ему Иисус: ду­шу ли твою за Мя по­ло­жи­ши? Аминь, аминь гла­го­лю те­бе: не воз­гла­сит алек­тор, дон­де­же от­вер­же­ши­ся Мене трищи. Ска­зал Гос­подь Сво­им уче­ни­кам: Ныне про­слав­лен Сын Че­ло­ве­че­ский, и Бог про­слав­лен в Нем. Ес­ли Бог про­слав­лен в Нем, то и Бог про­сла­вит Его в Се­бе, и тот­час про­сла­вит Его. Де­ти Мои, еще недол­го Я с ва­ми. Бу­де­те ис­кать Ме­ня, и, как Я ска­зал Иуде­ям; “ку­да Я иду, вы не мо­же­те пой­ти”, так и вам го­во­рю те­перь. За­по­ведь но­вую даю вам: да лю­би­те друг дру­га; как Я воз­лю­бил вас, и вы да лю­би­те друг дру­га. По это­му узна­ют все, что вы Мои уче­ни­ки, ес­ли бу­де­те иметь лю­бовь меж­ду со­бою. Го­во­рит Ему Си­мон Петр: Гос­по­ди, ку­да Ты идешь? От­ве­тил Ему Иисус: ку­да Я иду, ты не мо­жешь те­перь по­сле­до­вать за Мною, но по­сле­ду­ешь по­сле. Го­во­рит Ему Петр: Гос­по­ди, по­че­му я не мо­гу за То­бой по­сле­до­вать те­перь? Я ду­шу мою за Те­бя по­ло­жу. От­ве­ча­ет Иисус: ду­шу твою за Ме­ня по­ло­жишь? Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю те­бе: пе­тух не про­по­ет, как ты от­ре­чешь­ся от Ме­ня трижды.
Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше: ве­руй­те в Бо­га, и в Мя ве­руй­те: В до­му От­ца Мо­е­го оби­те­ли мно­ги суть: аще ли же ни, ре­кл бых вам: иду уго­то­ва­ти ме­сто вам. И аще уго­тов­лю ме­сто вам, па­ки при­и­ду, и по­иму вы к Се­бе: да иде­же есмь Аз и вы бу­де­те. И амо­же Аз иду, ве­сте, и путь ве­сте. Гла­го­ла Ему Фо­ма: Гос­по­ди, не ве­мы, ка­мо иде­ши; и ка­ко мо­жем путь ве­де­ти? Гла­го­ла ему Иисус: Аз есмь путь, и ис­ти­на, и жи­вот: ник­то­же при­и­дет ко От­цу, ток­мо Мною. Аще Мя бысте зна­ли, и От­ца Мо­е­го зна­ли бысте убо: и от­се­ле по­зна­сте Его, и ви­де­сте Его. Гла­го­ла Ему Фи­липп: Гос­по­ди, по­ка­жи нам От­ца, и до­вле­ет нам. Гла­го­ла ему Иисус: то­ли­ко вре­мя с ва­ми есмь, и не по­знал еси Мене, Фи­лип­пе? Ви­де­вый Мене, ви­де От­ца: и ка­ко ты гла­го­ле­ши, по­ка­жи нам От­ца? Не ве­ру­е­ши ли, яко Аз во От­це, и Отец во Мне есть? Гла­го­лы, яже Аз гла­го­лю вам, о Се­бе не гла­го­лю: Отец же во Мне пре­бы­ва­яй, Той тво­рит де­ла. Ве­руй­те Мне, яко Аз во От­це, и Отец во Мне: аще ли же ни, за та де­ла ве­ру ими­те Ми. Аминь, аминь гла­го­лю вам: ве­ру­яй в Мя, де­ла, яже Аз тво­рю, и той со­тво­рит, и боль­ша сих со­тво­рит, яко Аз ко От­цу Мо­е­му гря­ду. И еже аще что про­си­те от От­ца о име­ни Мо­ем, то со­тво­рю, да про­сла­вит­ся Отец в Сыне. И аще че­со про­си­те во имя Мое, Аз со­тво­рю. Аще лю­би­те Мя, за­по­ве­ди Моя со­блю­ди­те. И Аз умо­лю От­ца, и ино­го Уте­ши­те­ля даст вам, да бу­дет с ва­ми в век, Дух ис­ти­ны, Его­же мир не мо­жет при­я­ти, яко не ви­дит Его, ни­же зна­ет Его: вы же зна­е­те Его, яко в вас пре­бы­ва­ет, и в вас бу­дет. Не остав­лю вас си­ры: при­и­ду к вам. Еще ма­ло, и мир кто­му не ви­дит Мене, вы же ви­ди­те Мя, яко Аз жи­ву, и вы жи­ви бу­де­те. В той день ра­зу­ме­е­те вы, яко Аз во От­це Мо­ем, и вы во Мне, и Аз в вас. Име­яй за­по­ве­ди Моя и со­блю­да­яй их, той есть лю­бяй Мя, а лю­бяй Мя воз­люб­лен бу­дет От­цем Мо­им, и Аз воз­люб­лю его, и яв­лю­ся ему Сам. Гла­го­ла Ему Иуда, не Ис­ка­ри­от­ский: Гос­по­ди, и что бысть, яко нам хо­ще­ши яви­ти­ся, а не ми­ро­ви? От­ве­ща Иисус, и ре­че ему: аще кто лю­бит Мя, сло­во Мое со­блю­дет: и Отец Мой воз­лю­бит его, и к нему при­и­де­ма, и оби­тель у него со­тво­ри­ма. Не лю­бяй Мя, сло­вес Мо­их не со­блю­да­ет: и сло­во, еже слы­ша­сте, несть Мое, но по­слав­ша­го Мя От­ца. Сия гла­го­лах вам в вас сый: Уте­ши­тель же, Дух Свя­тый, Его­же по­слет Отец во имя Мое, Той вы на­учит все­му, и вос­по­мя­нет вам вся, яже рех вам. Мир остав­ляю вам, мир Мой даю вам: не яко­же мир да­ет, Аз даю вам. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше, ни устра­ша­ет. Слы­ша­сте, яко Аз рех вам: иду и при­и­ду к вам. Аще бысте лю­би­ли Мя, воз­ра­до­ва­ли­ся бысте убо, яко рех: иду ко От­цу: яко Отец Мой бо­лий Мене есть. И ныне рех вам, преж­де да­же не бу­дет, да, егда бу­дет, ве­ру име­те. Кто­му не мно­го гла­го­лю с ва­ми: гря­дет бо се­го ми­ра князь, и во Мне не имать ни­че­со­же. Но да ра­зу­ме­ет мир, яко люб­лю От­ца, и яко­же за­по­ве­да Мне Отец, та­ко тво­рю: во­ста­ни­те, идем отсюду. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше: ве­руй­те в Бо­га и в Ме­ня ве­руй­те. В до­ме От­ца Мо­е­го оби­те­лей мно­го. А ес­ли бы не бы­ло, раз­ве Я ска­зал бы вам: иду при­го­то­вить ме­сто вам? И ко­гда пой­ду и при­го­тов­лю ме­сто вам, сно­ва при­ду и возь­му вас к Се­бе, что­бы, где Я, и вы бы­ли. А ку­да Я иду, вы зна­е­те, и путь зна­е­те. Го­во­рит Ему Фо­ма: Гос­по­ди, мы не зна­ем, ку­да Ты идешь: как же нам знать путь? Го­во­рит ему Иисус: Я – путь и ис­ти­на и жизнь; ни­кто не при­хо­дит к От­цу ина­че, как чрез Ме­ня. Ес­ли бы вы зна­ли Ме­ня, то и От­ца Мо­е­го зна­ли бы. И от­ныне вы зна­е­те Его и ви­де­ли Его. Го­во­рит Ему Фи­липп: Гос­по­ди, по­ка­жи нам От­ца, и это­го нам до­воль­но. Го­во­рит ему Иисус: столь­ко вре­ме­ни Я с ва­ми, и ты не по­знал Ме­ня, Фи­липп? Кто Ме­ня уви­дел, уви­дел От­ца. Как же ты го­во­ришь: “по­ка­жи нам От­ца”? Не ве­ришь ты, что Я в От­це, и Отец во Мне? Те сло­ва, ко­то­рые Я го­во­рю вам, Я не от Се­бя го­во­рю: Отец, во Мне пре­бы­ва­ю­щий, тво­рит де­ла Свои. Верь­те Мне, что Я в От­це, и Отец во Мне. Ес­ли же нет, по са­мым де­лам верь­те. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: ве­ру­ю­щий в Ме­ня бу­дет тво­рить де­ла, ко­то­рые Я тво­рю, и боль­шие этих бу­дет тво­рить, по­то­му что Я иду к От­цу. И о чем ни по­про­си­те во имя Мое, Я со­тво­рю, что­бы про­слав­лен был Отец в Сыне. Ес­ли о чем по­про­си­те Ме­ня во имя Мое, Я со­тво­рю. Ес­ли лю­би­те Ме­ня, за­по­ве­ди Мои со­блю­ди­те. И Я умо­лю От­ца, и дру­го­го Уте­ши­те­ля даст вам, что­бы был с ва­ми во­век, Ду­ха Ис­ти­ны, Ко­то­ро­го мир не мо­жет при­нять, по­то­му что не ви­дит Его и не зна­ет; вы же зна­е­те Его, по­то­му что Он с ва­ми пре­бы­ва­ет и в вас бу­дет. Не остав­лю вас си­ро­та­ми: при­ду к вам. Еще недол­го, и уже мир Ме­ня не ви­дит; но вы ви­ди­те Ме­ня, по­то­му что Я жи­ву, и вы жить бу­де­те. В тот день узна­е­те вы, что Я в От­це Мо­ем, и вы во Мне, и Я в вас. Име­ю­щий за­по­ве­ди Мои и со­блю­да­ю­щий их, тот и есть лю­бя­щий Ме­ня. А лю­бя­щий Ме­ня воз­люб­лен бу­дет От­цом Мо­им, и Я воз­люб­лю его и яв­лю ему Се­бя. Го­во­рит Ему Иуда, не Ис­ка­ри­от: Гос­по­ди, что это, что Ты нам хо­чешь яв­лять Се­бя, а не ми­ру? От­ве­тил Иисус и ска­зал ему: ес­ли кто лю­бит Ме­ня, сло­во Мое со­блю­дет, и Отец Мой воз­лю­бит его, и к нему Мы при­дем и оби­тель Се­бе у него со­тво­рим. Не лю­бя­щий Ме­ня слов Мо­их не со­блю­да­ет. А сло­во, ко­то­рое вы слы­ши­те, не Мое, но по­слав­ше­го Ме­ня От­ца. Это Я ска­зал вам, с ва­ми пре­бы­вая. Уте­ши­тель же, Дух Свя­той, Ко­то­ро­го по­шлет Отец во имя Мое, Он вас на­учит все­му и на­пом­нит вам все, что ска­зал вам Я. Мир остав­ляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир да­ет, Я даю вам. Да не сму­ща­ет­ся серд­це ва­ше и да не ро­бе­ет. Вы слы­ша­ли, что Я ска­зал вам: “ухо­жу и при­ду к вам”. Ес­ли бы вы лю­би­ли Ме­ня, вы воз­ра­до­ва­лись бы, что Я иду к От­цу, по­то­му что Отец боль­ше Ме­ня. И те­перь Я ска­зал вам преж­де, чем сбы­лось, что­бы, ко­гда сбу­дет­ся, вы уве­ро­ва­ли. Я уже не бу­ду мно­го го­во­рить с ва­ми: ибо идет князь ми­ра, и во Мне не име­ет ни­че­го. Но что­бы мир узнал, что Я люб­лю От­ца и, как за­по­ве­дал Мне Отец, так тво­рю: вста­вай­те, идем отсюда.
Аз есмь ло­за ис­тин­ная, и Отец Мой де­ла­тель есть: Вся­ку роз­гу о Мне не тво­ря­щую пло­да, из­мет ю, и вся­ку тво­ря­щую плод, отре­бит ю, да мно­жай­ший плод при­не­сет. Уже вы чи­сти есте за сло­во, еже гла­го­лах вам. Бу­ди­те во Мне, и Аз в вас. Яко­же роз­га не мо­жет пло­да со­тво­ри­ти о се­бе, аще не бу­дет на ло­зе, та­ко и вы, аще во Мне не пре­бу­де­те. Аз есмь ло­за, вы же ро­ждие; и иже бу­дет во Мне, и Аз в нем, той со­тво­рит плод мног, яко без Мене не мо­же­те тво­ри­ти ни­че­со­же. Аще кто во Мне не пре­бу­дет, из­вер­жет­ся вон, яко­же роз­га, и из­сы­шет: и со­би­ра­ет ю, и во ог­нь вла­га­ют, и сга­ра­ет. Аще пре­бу­де­те во Мне, и гла­го­лы Мои в вас пре­бу­дут: ему­же аще хо­ще­те, про­си­те, и бу­дет вам. О сем про­сла­ви­ся Отец Мой, да плод мног со­тво­ри­те, и бу­де­те Мои уче­ни­цы. Яко­же воз­лю­би Мя Отец, и Аз воз­лю­бих вас: бу­ди­те в люб­ви Мо­ей. Аще за­по­ве­ди Моя со­блю­де­те, пре­бу­де­те в люб­ви Мо­ей, яко­же Аз за­по­ве­ди От­ца Мо­е­го со­блю­дох, и пре­бы­ваю в Его люб­ви. Сия гла­го­лах вам, да ра­дость Моя в вас бу­дет, и ра­дость ва­ша ис­пол­нит­ся. Сия есть за­по­ведь Моя, да лю­би­те друг дру­га, яко­же воз­лю­бих вы. Боль­ши сея люб­ве ник­то­же имать, да кто ду­шу свою по­ло­жит за дру­ги своя. Вы дру­зи Мои есте, аще тво­ри­те, ели­ка Аз за­по­ве­даю вам. Не кто­му вас гла­го­лю ра­бы, яко раб не весть, что тво­рит гос­подь его: вас же ре­кох дру­ги, яко вся, яже слы­шах от От­ца Мо­е­го, ска­зах вам. Не вы Мене из­бра­сте, но Аз из­брах вас, и по­ло­жих вас, да вы иде­те и плод при­не­се­те, и плод ваш пре­бу­дет, да, его­же аще про­си­те от От­ца во имя Мое, даст вам. Сия за­по­ве­даю вам, да лю­би­те друг дру­га. Аще мир вас нена­ви­дит, ве­ди­те, яко Мене преж­де вас воз­не­на­ви­де. Аще от ми­ра бысте бы­ли, мир убо свое лю­бил бы: яко­же от ми­ра несте, но Аз из­брах вы от ми­ра, се­го ра­ди нена­ви­дит вас мир. По­ми­най­те сло­во, еже Аз рех вам: несть раб бо­лий гос­по­да сво­е­го. Аще Мене из­гна­ша, и вас из­же­нут: аще сло­во Мое со­блю­до­ша, и ва­ше со­блю­дут. Но сия вся тво­рят вам за имя Мое, яко не ве­дят По­слав­ша­го Мя. Аще не бых при­шел и гла­го­лал им, гре­ха не бы­ша име­ли: ныне же ви­ны не имут о гре­се сво­ем. Нена­ви­дяй Мене, и От­ца Мо­е­го нена­ви­дит. Аще дел не бых со­тво­рил в них, их­же ин ник­то­же со­тво­ри, гре­ха не бы­ша име­ли: ныне же и ви­де­ша, и воз­не­на­ви­де­ша Мене и От­ца Мо­е­го. Но да сбу­дет­ся сло­во, пи­сан­ное в за­коне их, яко воз­не­на­ви­де­ша Мя туне. Егда же при­и­дет Уте­ши­тель, Его­же Аз по­слю вам от От­ца, Дух ис­ти­ны, Иже от От­ца ис­хо­дит, Той сви­де­тель­ству­ет о Мне. И вы же сви­де­тель­ству­е­те, яко ис­ко­ни со Мною есте. Я – ис­тин­ная ви­но­град­ная ло­за, и Отец Мой – ви­но­гра­дарь. Вся­кую ветвь на Мне, не при­но­ся­щую пло­да, Он уда­ля­ет, и вся­кую, при­но­ся­щую плод, очи­ща­ет, что­бы боль­ший плод при­но­си­ла. Вы уже чи­сты чрез сло­во, ко­то­рое Я ска­зал вам. Пре­будь­те во Мне, и Я – в вас. Как ветвь не мо­жет при­но­сить пло­да са­ма со­бой, ес­ли не пре­бы­ва­ет на ло­зе, так не мо­же­те и вы, ес­ли во Мне не пре­бы­ва­е­те. Я – ло­за, вы – вет­ви. Пре­бы­ва­ю­щий во Мне и Я в нем, – тот при­но­сит мно­го пло­да, по­то­му что без Ме­ня не мо­же­те тво­рить ни­че­го. Ес­ли кто не пре­бы­ва­ет во Мне, – он вы­бро­шен вон, как ветвь, и за­сох; и со­би­ра­ют их и в огонь бро­са­ют, и они сго­ра­ют. Ес­ли пре­бу­де­те во Мне, и сло­ва Мои в вас пре­бу­дут, – о всем, что хо­ти­те, про­си­те, и бу­дет вам. В том сла­ва От­ца Мо­е­го, что­бы вы мно­го пло­да при­но­си­ли и ста­ли Мо­и­ми уче­ни­ка­ми. Как воз­лю­бил Ме­ня Отец, и Я вас воз­лю­бил: пре­будь­те в люб­ви Мо­ей. Ес­ли вы за­по­ве­ди Мои со­блю­де­те, вы пре­бу­де­те в люб­ви Мо­ей, как Я за­по­ве­ди От­ца Мо­е­го со­блюл и пре­бы­ваю в Его люб­ви. Это ска­зал Я вам, что­бы ра­дость Моя в вас бы­ла, и ра­дость ва­ша бы­ла пол­на. Это – за­по­ведь Моя: да лю­би­те друг дру­га, как Я воз­лю­бил вас. Боль­ше той люб­ви ни­кто не име­ет, как кто ду­шу свою по­ло­жит за дру­зей сво­их. Вы дру­зья Мои, ес­ли де­ла­е­те то, что Я за­по­ве­дую вам. Я уже не на­зы­ваю вас ра­ба­ми, по­то­му что раб не зна­ет, что де­ла­ет его гос­по­дин; но вас Я на­звал дру­зья­ми, по­то­му что все, что услы­шал от От­ца Мо­е­го, Я по­ве­дал вам. Не вы Ме­ня из­бра­ли, но Я из­брал вас и по­ста­вил вас, что­бы вы шли и плод при­но­си­ли, и плод ваш пре­бы­вал бы, что­бы, о чем бы ни по­про­си­ли вы От­ца во имя Мое, дал Он вам. Это и за­по­ве­дую вам: да лю­би­те друг дру­га. Ес­ли мир вас нена­ви­дит, знай­те, что Ме­ня он преж­де вас воз­не­на­ви­дел. Ес­ли бы вы от ми­ра бы­ли, мир лю­бил бы свое. А так как вы не от ми­ра, но Я из­брал вас от ми­ра, по­это­му нена­ви­дит вас мир. Помни­те сло­во, ко­то­рое Я ска­зал вам: раб не боль­ше гос­по­ди­на сво­е­го. Ес­ли Ме­ня гна­ли, и вас бу­дут гнать; ес­ли сло­во Мое со­блюли, и ва­ше бу­дут со­блю­дать. Но это все бу­дут де­лать вам за имя Мое, по­то­му что не зна­ют По­слав­ше­го Ме­ня. Ес­ли бы Я не при­шел и не го­во­рил им, они не име­ли бы гре­ха; те­перь же из­ви­не­ния не име­ют в гре­хе сво­ем. Нена­ви­дя­щий Ме­ня и От­ца Мо­е­го нена­ви­дит. Ес­ли бы Я не со­тво­рил меж­ду ни­ми дел, ка­ких ни­кто дру­гой не со­тво­рил, они не име­ли бы гре­ха; те­перь же и ви­де­ли и воз­не­на­ви­де­ли и Ме­ня и От­ца Мо­е­го. Но да ис­пол­нит­ся сло­во, в За­коне их на­пи­сан­ное: “Воз­не­на­ви­де­ли Ме­ня на­прас­но”. Ко­гда при­дет Уте­ши­тель, Ко­то­ро­го Я по­шлю вам от От­ца, Дух Ис­ти­ны, Ко­то­рый от От­ца ис­хо­дит, Он бу­дет сви­де­тель­ство­вать о Мне. Но и вы сви­де­тель­ствуй­те, по­то­му что от на­ча­ла вы со Мною.
Сия гла­го­лах вам, да не со­блаз­ни­те­ся. От сон­мищ ижде­нут вы, но при­и­дет час, да всяк, иже уби­ет вы, мнит­ся служ­бу при­но­си­ти Бо­гу. И сия со­тво­рят, яко не по­зна­ша От­ца, ни Мене. Но сия гла­го­лах вам, да егда при­и­дет час, по­ми­най­те сия, яко Аз рех вам. Сих же вам ис­пер­ва не рех, яко с ва­ми бех. Ныне же иду к По­слав­ше­му Мя, и ник­то­же от вас во­про­ша­ет Мене, ка­мо иде­ши? Но яко сия гла­го­лах вам, скор­би ис­пол­них серд­ца ва­ша. Но Аз ис­ти­ну вам гла­го­лю, уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Уте­ши­тель не при­и­дет к вам. Аще ли же иду, по­слю Его к вам. И при­шед Он, об­ли­чит мир о гре­се, и о прав­де, и о су­де. О гре­се убо, яко не ве­ру­ют в Мя. О прав­де же, яко ко От­цу Мо­е­му иду, и кто­му не ви­ди­те Мене. О су­де же, яко князь ми­ра се­го осуж­ден бысть. Еще мно­го имам гла­го­ла­ти вам, но не мо­же­те но­си­ти ныне. Егда же при­и­дет Он, Дух ис­ти­ны, на­ста­вит вы на вся­ку ис­ти­ну: не от Се­бе бо гла­го­ла­ти имать, но ели­ка аще услы­шит, гла­го­ла­ти имать, и гря­ду­щая воз­ве­стит вам. Он Мя про­сла­вит, яко от Мо­е­го при­и­мет, и воз­ве­стит вам. Вся, ели­ка имать Отец, Моя суть: се­го ра­ди рех, яко от Мо­е­го при­и­мет, и воз­ве­стит вам. Вма­ле, и кто­му не ви­ди­те Мене: и па­ки вма­ле, и узри­те Мя, яко иду ко От­цу. Ре­ша же от уче­ник Его к се­бе: что есть сие, еже гла­го­лет нам, вма­ле, и не ви­ди­те Мене; и па­ки, вма­ле и узри­те Мя; и яко Аз иду ко От­цу? Гла­го­ла­ху убо, что сие есть, еже гла­го­лет, вма­ле; не ве­мы, что гла­го­лет. Ра­зу­ме же Иисус, яко хо­тя­ху Его во­про­ша­ти, и ре­че им: о сем ли стя­за­е­те­ся меж­ду со­бою, яко рех: вма­ле, и не ви­ди­те Мене: и па­ки, вма­ле, и узри­те Мя? Аминь, аминь гла­го­лю вам, яко вос­пла­че­те­ся и возры­да­е­те вы, а мир воз­ра­ду­ет­ся; вы же пе­чаль­ни бу­де­те, но пе­чаль ва­ша в ра­дость бу­дет. Же­на, егда раж­да­ет, скорбь имать, яко при­и­де год ея: егда же ро­дит от­ро­ча, кто­му не пом­нит скор­би за ра­дость, яко ро­ди­ся че­ло­век в мир. И вы же пе­чаль има­те убо ныне: па­ки же узрю вы, и воз­ра­ду­ет­ся серд­це ва­ше, и ра­до­сти ва­шея ник­то­же воз­мет от вас. И в той день Мене не во­про­си­те ни­че­со­же. Аминь, аминь гла­го­лю вам, яко ели­ка аще че­со про­си­те от От­ца во имя Мое, даст вам. До­се­ле не про­си­сте ни­че­со­же во имя Мое: про­си­те, и при­и­ме­те, да ра­дость ва­ша ис­пол­не­на бу­дет. Сия в прит­чах гла­го­лах вам, но при­и­дет час, егда кто­му в прит­чах не гла­го­лю вам, но яве о От­це воз­ве­щу вам. В той день во имя Мое во­про­си­те, и не гла­го­лю вам, яко Аз умо­лю От­ца о вас. Сам бо Отец лю­бит вы, яко вы Мене воз­лю­би­сте, и ве­ро­ва­сте, яко Аз от Бо­га изы­дох. Изы­дох от От­ца, и при­и­дох в мир: и па­ки остав­ляю мир, и иду ко От­цу. Гла­го­ла­ша Ему уче­ни­цы Его: се ныне не оби­ну­я­ся гла­го­ле­ши, а прит­чи ни­ко­е­я­же не гла­го­ле­ши. Ныне ве­мы, яко ве­си вся, и не тре­бу­е­ши, да кто Тя во­про­ша­ет: о сем ве­ру­ем, яко от Бо­га из­шел еси. От­ве­ща им Иисус: ныне ли ве­ру­е­те? Се гря­дет час, и ныне при­и­де, да ра­зы­де­те­ся кож­до во своя, и Мене еди­на­го оста­ви­те: и несмь един, яко Отец со Мною есть. Сия гла­го­лах вам, да во Мне мир има­те. В ми­ре скорб­ни бу­де­те, но дер­зай­те, яко Аз по­бе­дих мир. Это Я ска­зал вам, что­бы вас не вве­ли в со­блазн. Бу­дут от­лу­чать вас от си­на­гог; но при­хо­дит час, ко­гда вся­кий, кто убьет вас, бу­дет ду­мать, что он при­но­сит служ­бу Бо­гу. И это они бу­дут де­лать, по­то­му что не по­зна­ли ни От­ца, ни Ме­ня. Но это Я ска­зал вам, что­бы вы пом­ни­ли, ко­гда при­дет то­му час, что о том Я ска­зал вам. А не ска­зал вам это­го сна­ча­ла, по­то­му что был с ва­ми. Те­перь же иду к По­слав­ше­му Ме­ня, и ни­кто из вас не спра­ши­ва­ет Ме­ня: ку­да идешь? Но от то­го, что Я это вы­ска­зал вам, пе­чаль на­пол­ни­ла ва­ше серд­це. Но Я ис­ти­ну го­во­рю вам: луч­ше вам, что­бы Я ушел. Ибо, ес­ли Я не уй­ду, Уте­ши­тель не при­дет к вам; ес­ли же пой­ду, по­шлю Его к вам. И при­дя, Он явит ми­ру его за­блуж­де­ние о гре­хе, и о пра­вед­но­сти, и о су­де: о гре­хе, что не ве­ру­ют в Ме­ня; о пра­вед­но­сти же, что Я к От­цу иду, и боль­ше вы не ви­ди­те Ме­ня; о су­де же, что князь ми­ра се­го осуж­ден. Еще мно­гое имею вам ска­зать, но те­перь вам не под си­лу. Ко­гда же при­дет Он, Дух Ис­ти­ны, Он вве­дет вас во всю ис­ти­ну, ибо Он не бу­дет го­во­рить от Се­бя, но бу­дет го­во­рить то, что слы­шит, и гря­ду­щее воз­ве­стит вам. Он Ме­ня про­сла­вит, от­то­го что от Мо­е­го возь­мет и воз­ве­стит вам. Все, что име­ет Отец, Мое. По­это­му Я ска­зал, что от Мо­е­го возь­мет и воз­ве­стит вам. Недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня, и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня. Ска­за­ли то­гда неко­то­рые из уче­ни­ков друг дру­гу: что это Он го­во­рит нам: “недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня, и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня”, и: “Я иду к От­цу”? Итак, они го­во­ри­ли: что это та­кое, что Он го­во­рит: “недол­го”? Не зна­ем, что Он го­во­рит. Узнал Иисус, что хо­те­ли Его спра­ши­вать, и ска­зал им: о том ли вы рас­суж­да­е­те друг с дру­гом, что Я ска­зал: “недол­го уже, и вы не ви­ди­те Ме­ня; и опять недол­го, и вы уви­ди­те Ме­ня”? Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: вы бу­де­те пла­кать и ры­дать, а мир бу­дет ра­до­вать­ся; вы пе­чаль­ны бу­де­те, но пе­чаль ва­ша в ра­дость об­ра­тит­ся. Жен­щи­на, ко­гда рож­да­ет, пе­чаль име­ет, по­то­му что при­шел час ее; ко­гда же ро­дит ди­тя, уже не пом­нит скор­би от ра­до­сти, что ро­дил­ся че­ло­век в мир. И вы те­перь пе­чаль име­е­те; но Я сно­ва уви­жу вас, и воз­ра­ду­ет­ся ва­ше серд­це, и ра­до­сти ва­шей ни­кто не от­ни­мет у вас. И в тот день вы Ме­ня не спро­си­те ни о чем. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: ес­ли о чем по­про­си­те От­ца, даст вам во имя Мое. До­ныне вы не про­си­ли ни о чем во имя Мое: про­си­те и по­лу­чи­те, что­бы ра­дость ва­ша бы­ла пол­на. Это Я в прит­чах ска­зал вам: на­сту­па­ет час, ко­гда Я уже не в прит­чах бу­ду го­во­рить вам, но от­кры­то об От­це воз­ве­щу вам. В тот день бу­де­те про­сить во имя Мое, и не го­во­рю вам, что Я бу­ду мо­лить От­ца о вас. Ибо Сам Отец лю­бит вас, по­то­му что вы Ме­ня воз­лю­би­ли и уве­ро­ва­ли, что Я от Бо­га ис­шел. Ис­шел от От­ца и при­шел в мир; сно­ва остав­ляю мир и иду к От­цу. Го­во­рят уче­ни­ки Его: вот те­перь Ты от­кры­то го­во­ришь, и прит­чи ни­ка­кой не го­во­ришь. Те­перь мы зна­ем, что Ты зна­ешь все, и не име­ешь нуж­ды, что­бы кто Те­бя во­про­шал. По это­му ве­ру­ем, что Ты от Бо­га ис­шел. От­ве­тил им Иисус: те­перь ве­ру­е­те? Вот при­хо­дит час, и при­шел, что вы рас­се­е­тесь, каж­дый к се­бе, и Ме­ня оста­ви­те од­но­го; но Я не один, по­то­му что Отец со Мною. Это ска­зал Я вам, что­бы вы во Мне мир име­ли. В ми­ре скорбь име­е­те; но дер­зай­те: Я по­бе­дил мир.
Сия гла­го­ла Иисус, и воз­ве­де очи Свои на небо, и ре­че: От­че, при­и­де час, про­сла­ви Сы­на Тво­е­го, да и Сын Твой про­сла­вит Тя. Яко­же дал еси Ему власть вся­кия пло­ти, да вся­ко еже дал еси Ему, даст им жи­вот веч­ный. Се же есть жи­вот веч­ный, да зна­ют Те­бе еди­на­го ис­тин­на­го Бо­га, и Его­же по­слал еси Иисус Хри­ста. Аз про­сла­вих Тя на зем­ли, де­ло со­вер­ших, еже дал еси Мне да со­тво­рю. И ныне про­сла­ви Мя Ты, От­че, у Те­бе Са­ма­го сла­вою, юже имех у Те­бе преж­де мир не бысть. Явих имя Твое че­ло­ве­ком, их­же дал еси Мне от ми­ра: Твои бе­ша, и Мне их дал еси, и сло­во Твое со­хра­ни­ша. Ныне ра­зу­ме­ша, яко вся, ели­ка дал еси Мне, от Те­бе суть. Яко гла­го­лы, их­же дал еси Мне, дах им, и тии при­я­ша, и ра­зу­ме­ша во­ис­тин­ну, яко от Те­бе изы­дох, и ве­ро­ва­ша, яко Ты Мя посла. Аз о сих мо­лю: не о всем ми­ре мо­лю, но о тех, их­же дал еси Мне, яко Твои суть. И Моя вся, Твоя суть, и Твоя Моя: и про­сла­вих­ся в них. И кто­му несмь в ми­ре, и сии в ми­ре суть, и Аз к Те­бе гря­ду. От­че Свя­тый, со­блю­ди их во имя Твое, их­же дал еси Мне, да бу­дут еди­но, яко­же и Мы. Егда бех с ни­ми в ми­ре, Аз со­блю­дах их во имя Твое: их­же дал еси Мне, со­хра­них, и ник­то­же от них по­ги­бе, ток­мо сын по­ги­бель­ный, да сбу­дет­ся Пи­са­ние. Ныне же к Те­бе гря­ду, и сия гла­го­лю в ми­ре, да имут ра­дость Мою ис­пол­не­ну в се­бе. Аз дах им сло­во Твое, и мир воз­не­на­ви­де их, яко не суть от ми­ра, яко­же и Аз от ми­ра несмь. Не мо­лю, да воз­ме­ши их от ми­ра, но да со­блю­де­ши их от непри­яз­ни. От ми­ра не суть, яко­же и Аз от ми­ра несмь. Свя­ти их во ис­ти­ну Твою: сло­во Твое ис­ти­на есть. Яко­же Мене по­слал еси в мир, и Аз по­слах их в мир. И за них Аз свя­щу Се­бе, да и тии бу­дут свя­ще­ни во ис­ти­ну. Не о сих же мо­лю ток­мо, но и о ве­ру­ю­щих сло­ве­се их ра­ди в Мя. Да вси еди­но суть, яко­же Ты, От­че, во Мне, и Аз в Те­бе, да и тии в Нас еди­но бу­дут: да и мир ве­ру имет, яко Ты Мя по­слал еси. И Аз сла­ву, юже дал еси Мне, дах им: да бу­дут еди­но, яко­же Мы еди­но есма. Аз в них, и Ты во Мне, да бу­дут свер­ше­ни во еди­но, и да ра­зу­ме­ет мир, яко Ты Мя посла, и воз­лю­бил еси их, яко­же Мене воз­лю­бил еси. От­че, их­же дал еси Мне, хо­щу, да иде­же есмь Аз, и тии бу­дут со Мною, да ви­дят сла­ву Мою, юже дал еси Мне, яко воз­лю­бил Мя еси преж­де сло­же­ния ми­ра. От­че пра­вед­ный, и мир Те­бе не позна, Аз же Тя по­знах, и сии по­зна­ша, яко Ты Мя посла. И ска­зах им имя Твое, и ска­жу, да лю­бы, ею­же Мя еси воз­лю­бил, в них бу­дет, и Аз в них. И сия рек Иисус, изы­де со уче­ни­ки Сво­и­ми на он пол по­то­ка Кедр­ска, иде­же бе вер­то­град, вонь­же вни­де Сам и уче­ни­цы Его. Это из­рек Иисус и, под­няв гла­за Свои к небу, ска­зал: От­че, при­шел час. Про­славь Тво­е­го Сы­на, что­бы Сын про­сла­вил Те­бя, так как Ты дал Ему власть над вся­кою пло­тью, что­бы всем, ко­го да­ро­вал Ты Ему, дал Он жизнь веч­ную. А жизнь веч­ная в том, что­бы зна­ли Те­бя, еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га, и Ко­го Ты по­слал: Иису­са Хри­ста. Я Те­бя про­сла­вил на зем­ле, со­вер­шив де­ло, ко­то­рое Ты дал Мне со­тво­рить. И те­перь, про­славь Ме­ня Ты, От­че, у Те­бя Са­мо­го, сла­вою, ко­то­рую Я имел, ко­гда ми­ра еще не бы­ло, у Те­бя. Я явил Твое имя лю­дям, ко­то­рых Ты дал Мне от ми­ра. Твои бы­ли они, и Мне Ты их дал, и сло­во Твое они со­блюли. Те­перь по­зна­ли они, что все, что Ты дал Мне, – от Те­бя, по­то­му что сло­ва, ко­то­рые Ты дал Мне, Я дал им, и они при­ня­ли и по­зна­ли во­ис­ти­ну, что Я от Те­бя ис­шел, и уве­ро­ва­ли, что Ты Ме­ня по­слал. Я о них мо­лю, не о ми­ре мо­лю, но о тех, ко­го Ты да­ро­вал Мне, по­то­му что они – Твои; и все Мое – Твое, и Твое – Мое, и Я про­слав­лен в них. И Я уже не в ми­ре, а они в ми­ре, и Я к Те­бе иду. От­че Свя­той, со­блю­ди их во имя Твое, ко­то­рое Ты дал Мне, что­бы они бы­ли еди­но, как Мы. Ко­гда Я был с ни­ми, Я со­блю­дал их во имя Твое, ко­то­рое Ты дал Мне, и со­хра­нил, и ни­кто из них не по­гиб, кро­ме сы­на по­ги­бе­ли, дабы ис­пол­ни­лось Пи­са­ние. Те­перь же к Те­бе иду, и го­во­рю это в ми­ре, что­бы ра­дость Моя в них бы­ла пол­на. Я дал им сло­во Твое, и мир воз­не­на­ви­дел их, по­то­му что они не от ми­ра, как Я не от ми­ра. Я не мо­лю, что­бы Ты взял их из ми­ра, но что­бы со­блюл их от лу­ка­во­го. Они не от ми­ра, как Я не от ми­ра. Освя­ти их ис­ти­ною: сло­во Твое – ис­ти­на. Как Ты по­слал Ме­ня в мир, – и Я по­слал их в мир; и за них Я по­свя­щаю Се­бя, что­бы и они бы­ли освя­ще­ны ис­ти­ною. И не о них толь­ко мо­лю, но и о ве­ру­ю­щих в Ме­ня по сло­ву их, что­бы все еди­но бы­ли, как Ты, От­че, во Мне, и Я в Те­бе, что­бы и они в нас бы­ли, что­бы ве­ро­вал мир, что Ты Ме­ня по­слал. И сла­ву, ко­то­рую Ты да­ро­вал Мне, Я да­ро­вал им, да бу­дут еди­но, как Мы еди­но. Я в них, и Ты во Мне, да бу­дут они со­вер­шен­ны во еди­но, что­бы знал мир, что Ты Ме­ня по­слал и воз­лю­бил их, как Ме­ня воз­лю­бил. От­че! То, что Ты да­ро­вал Мне, – хо­чу, что­бы, где Я, и они бы­ли со Мною, да ви­дят сла­ву Мою, ко­то­рую Ты да­ро­вал Мне, по­то­му что воз­лю­бил Ме­ня преж­де ос­но­ва­ния ми­ра. От­че пра­вед­ный, и мир Те­бя не по­знал, но Я Те­бя по­знал, и они по­зна­ли, что Ты Ме­ня по­слал. И Я по­ве­дал им имя Твое и по­ве­даю, что­бы лю­бовь, ко­то­рою Ты воз­лю­бил Ме­ня, в них бы­ла, и Я в них. Ска­зав это, Иисус вы­шел с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми на ту сто­ро­ну по­то­ка Кед­ро­на, где был сад, в ко­то­рый во­шел Сам и уче­ни­ки Его.   Ин 13:31Б-18:1
И скон­чав­шу­ся Еван­ге­лию, по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Гос­по­ди. И абие по­ем ан­ти­фо­ны, по­вто­ря­ю­ще вся тропари. И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 1.

Глас 8: Кня­зи люд­стии со­бра­ша­ся на Гос­по­да, / и на Хри­ста Его.

Ан­ти­фон 1, глас 8

Кня­зья на­ро­дов со­бра­лись про­тив Гос­по­да /и про­тив По­ма­зан­ни­ка Его. (2)

Той­же: Сло­во за­ко­но­пре­ступ­ное воз­ло­жи­ша на Мя, / Гос­по­ди, Гос­по­ди, не оста­ви Мене. Сло­во без­за­кон­ное воз­ве­ли на Ме­ня, – / Гос­по­ди, Гос­по­ди, не оставь Ме­ня. (2)
Чув­ствия на­ша чи­ста Хри­сто­ви пред­ста­вим, / и яко дру­зи Его, ду­ши на­ша по­жрем Его ра­ди, / и не по­пе­чень­ми жи­тей­ски­ми со­угне­та­ем­ся, яко Иуда, / но в кле­тех на­ших возо­пи­им: / От­че наш, Иже на небе­сех, / от лу­ка­ва­го из­ба­ви нас. Чув­ства на­ши чи­сты­ми Хри­сту предо­ста­вим / и, как дру­зья Его, ду­ши на­ши при­не­сем в жерт­ву за Него, / и не бу­дем по­дав­ля­е­мы за­бо­та­ми жи­тей­ски­ми как Иуда, / но во внут­рен­них по­ко­ях на­ших вос­клик­нем: / “От­че наш, Ко­то­рый на небе­сах, / от лу­ка­во­го из­бавь нас!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Де­ва ро­ди­ла еси Неис­ку­со­брач­ная, / и Де­ва пре­бы­ла еси Ма­ти Без­не­вест­ная, / Бо­го­ро­ди­це Ма­рие: / Хри­ста Бо­га на­ше­го мо­ли спа­сти­ся нам. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ты ро­ди­ла, Де­ва, му­жа не знав­шая, / и Де­вою оста­лась, Ма­терь без­брач­ная, / Бо­го­ро­ди­ца Ма­рия: Хри­ста Бо­га на­ше­го мо­ли / о спа­се­нии нашем.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 2.

Глас 6: Те­че гла­го­ля Иуда без­за­кон­ным книж­ни­ком: / что мне хо­ще­те да­ти, и аз вам пре­дам Его? / Сре­ди же со­ве­ща­ва­ю­щих Сам сто­ял еси неви­ди­мо Со­ве­ща­ва­е­мый: / Серд­це­вед­че, по­ща­ди ду­ши наша.

Ан­ти­фон 2, глас 6

По­спе­шил Иуда / к без­за­кон­ным книж­ни­кам и ска­зал: / “Что вы мне хо­ти­те дать, / и я вам пре­дам Его?” / А сре­ди со­ве­щав­ших­ся / неви­ди­мо сто­ял Ты Сам, о Ком бы­ло со­ве­ща­ние. / Серд­це­ве­дец, по­ща­ди ду­ши на­ши! (2)

Ми­ло­стию Бо­го­ви по­слу­жим, яко­же Ма­рия на ве­че­ри, / и не стя­жим среб­ро­лю­бия, яко Иуда: / да все­гда со Хри­стом Бо­гом будем. С ми­ло­сер­ди­ем Бо­гу по­слу­жим, / как Ма­рия на ве­че­ре, / и не впа­дем в среб­ро­лю­бие, как Иуда, / что­бы быть нам все­гда со Хри­стом Бо­гом. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Его­же ро­ди­ла еси, Де­во, неиз­ре­чен­но, / вы­ну яко Че­ло­ве­ко­люб­ца не пре­стай мо­ля­щи, / да от бед спа­сет вся к Те­бе прибегающия. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Рож­ден­но­го То­бою, Де­ва, неиз­ре­чен­но / не пре­кра­щай по­сто­ян­но мо­лить, как Че­ло­ве­ко­люб­ца, / что­бы спас Он от бед / к Те­бе прибегающих.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 3.

Глас 2: Ла­за­ре­ва ра­ди во­ста­ния, Гос­по­ди, / осан­на Те­бе зва­ху де­ти ев­рей­ския, Че­ло­ве­ко­люб­че. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети.

Ан­ти­фон 3, глас 2

Из-за вос­кре­ше­ния Ла­за­ря, Гос­по­ди, / “Осан­на” вос­кли­ца­ли де­ти ев­рей­ские / Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)

На ве­че­ри Тво­ей, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ком Тво­им пред­гла­го­лал еси: / един от вас пре­даст Мя. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. На ве­че­ре Тво­ей, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­кам Тво­им Ты пред­ска­зы­вал: / “Один из вас пре­даст Ме­ня”. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Иоан­ну во­про­сив­шу: / Гос­по­ди, пре­да­яй Тя кто есть? / То­го хле­бом по­ка­зал еси. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. Ко­гда спро­сил Иоанн: / “Гос­по­ди, кто пре­да­ю­щий Те­бя?” / Ты хле­бо­ме­го ука­зал. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
На три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех, Гос­по­ди, / и на лоб­за­нии льстив­ном, / ис­ка­ху иудее уби­ти Тя. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. С по­мо­щью трид­ца­ти среб­рен­ни­ков, Гос­по­ди, / и по­це­луя ко­вар­но­го, / стре­ми­лись Иудеи убить Те­бя. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
На умо­ве­нии Тво­ем, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ком Тво­им по­ве­лел еси: / си­це тво­ри­те, яко­же ви­ди­те. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. При со­вер­ше­нии То­бою омо­ве­ния, Хри­сте Бо­же, / уче­ни­ков Тво­их Ты уве­щал: / “Де­лай­те так, как вы ви­ди­те”. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те в на­пасть, / уче­ни­ком Тво­им, Хри­сте Бо­же наш, гла­го­лал еси. / Без­за­кон­ный же Иуда не вос­хо­те разумети. “Бодр­ствуй­те и мо­ли­тесь, / что­бы не впасть вам в ис­ку­ше­ние”, / уче­ни­кам Тво­им го­во­рил Ты, Хри­сте Бо­же наш. / Но пре­ступ­ный Иуда не за­хо­тел вра­зу­мить­ся. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Спа­си от бед ра­бы Твоя, Бо­го­ро­ди­це, / яко все по Бо­зе к Те­бе при­бе­га­ем, / яко неру­ши­мей стене и предстательству. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Спа­си от бед ра­бов Тво­их, Бо­го­ро­ди­ца, / ибо мы все по­сле Бо­га к Те­бе при­бе­га­ем, / как к неру­ши­мой стене и Защитнице.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 3] и воз­глас: Ибо Твоя власть, и Твое цар­ство, и си­ла, и слава:

Се­да­лен. Глас 7:

Се­да­лен, глас 7

[Не се­дим же на си­це­вых се­даль­нах, за еже свя­щен­ни­ку ка­ди­ти свя­тый ол­тарь, но, сто­я­ще, по­ем я.] Свя­щен­ник ка­дит ал­тарь, а мы стоя поем:
На ве­че­ри уче­ни­ки пи­тая, / при­тво­ре­ние пре­да­ния ве­дый, / на ней Иу­ду об­ли­чил еси, / неис­прав­лен­на убо се­го ве­дый: / по­зна­ти же всем хо­тя, яко во­лею пре­дал­ся еси, / да мир ис­хи­ти­ши от чуж­да­го: / Дол­го­тер­пе­ли­ве, сла­ва Тебе. На ве­че­ре уче­ни­ков пи­тая / и зная пре­да­тель­ский за­мы­сел, / Ты на ней Иу­ду изоб­ли­чил; / хо­тя и ви­дел его неис­пра­ви­мым, / но этим хо­тел по­ка­зать всем, / что Ты был пре­дан доб­ро­воль­но, / что­бы мiр от­нять у непри­я­те­ля. / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Тебе!
Сла­ва, ко­нец. Сла­ва: Что­бы мiр от­нять у непри­я­те­ля. / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Тебе!
И ныне, весь. И ныне: по­вто­ря­ем весь седален.
Та­же И о спо­до­би­ти­ся нам: Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

И чтет свя­щен­ник вто­рое Евангелие,
от Иоан­на, за­ча­ло 58:

И чи­та­ет вто­рое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 58

Во вре­мя оно, изы­де Иисус со уче­ни­ки Сво­и­ми на он пол по­то­ка Кедр­ска, иде­же бе вер­то­град, вонь­же вни­де Сам и уче­ни­цы Его. Ве­дя­ше же Иуда пре­да­яй Его ме­сто, яко мно­жи­цею со­би­ра­ше­ся Иисус ту со уче­ни­ки Сво­и­ми. Иуда убо при­емь спи­ру, и от ар­хи­ерей и фа­ри­сей слу­ги, при­и­де та­мо со све­ти­лы и све­ща­ми и ору­жии. Иисус же ве­дый вся гря­ду­щая Нань, из­шед ре­че им: ко­го ище­те? От­ве­ща­ша Ему: Иису­са На­зо­реа. Гла­го­ла им Иисус: Аз есмь. Сто­я­ше же и Иуда, иже пре­да­я­ше Его, с ни­ми. Да яко­же ре­че им, Аз есмь. Идо­ша вспять, и па­до­ша на зем­ли. Па­ки убо во­про­си их Иисус: ко­го ище­те? Они же ре­ша: Иису­са На­зо­реа. От­ве­ща Иисус: рех вам, яко Аз есмь. Аще убо Мене ище­те, оста­ви­те сих ити. Да сбу­дет­ся сло­во, еже ре­че, яко их­же дал еси Мне, не по­гу­бих от них ни­ко­го­же. Си­мон же Петр, имый нож, из­вле­че его, и уда­ри ар­хи­ерео­ва ра­ба, и уре­за ему ухо дес­ное. Бе же имя ра­бу Малх. Ре­че же Иисус Пет­ро­ви: вон­зи нож в нож­ни­цу. Ча­шу, юже даст Мне Отец, не имам ли пи­ти ея? Спи­ра же и ты­сящ­ник, и слу­ги иудей­ския яша Иису­са, и свя­за­ша Его. И ве­до­ша Его ко Анне пер­вее: бе бо тесть Ка­иа­фе, иже бе ар­хи­ерей ле­ту то­му. Бе же Ка­иа­фа да­вый со­вет иудеом, яко уне есть еди­но­му че­ло­ве­ку умре­ти за лю­ди. По Иису­се же идя­ше Си­мон Петр, и дру­гий уче­ник: уче­ник же той бе зна­емь ар­хи­ерео­ви, и вни­де со Иису­сом во двор ар­хи­ереов. Петр же сто­я­ше при две­рех вне. Изы­де убо уче­ник той, иже бе зна­емь ар­хи­ерео­ви, и ре­че двер­ни­це, и вве­де Пет­ра. Гла­го­ла же ра­ба двер­ни­ца Пет­ро­ви: еда и ты уче­ник еси Че­ло­ве­ка Се­го? Гла­го­ла он: несмь. Сто­я­ху же ра­би и слу­ги ог­нь со­твор­ше, яко зи­ма бе, и гре­я­ху­ся. Бе же с ни­ми Петр стоя, и гре­я­ся. Ар­хи­ерей же во­про­си Иису­са о уче­ни­цех Его, и о уче­нии Его. От­ве­ща ему Иисус: Аз не оби­ну­я­ся гла­го­лах ми­ру. Аз все­гда учах на сон­ми­щах, и в церк­ви, иде­же все­гда иудее снем­лют­ся, и тай не гла­го­лах ни­че­со­же. Что Мя во­про­ша­е­ши? Во­про­си слы­шав­ших, что гла­го­лах им: се сии ве­дят, яже рех Аз. Сия же рек­шу Ему, един от пред­сто­я­щих слуг уда­ри в ла­ни­ту Иису­са, рек: та­ко ли от­ве­ща­ва­е­ши ар­хи­ерео­ви? От­ве­ща ему Иисус: аще зле гла­го­лах, сви­де­тель­ствуй о зле; аще ли доб­ре, что Мя би­е­ши? Посла же Его Ан­на свя­за­на к Ка­иа­фе ар­хи­ерео­ви. Бе же Си­мон Петр стоя и гре­я­ся. Ре­ша же ему: еда и ты от уче­ник Его еси? Он же от­вер­же­ся, и ре­че: несмь. Гла­го­ла един от раб ар­хи­ерео­вых, южи­ка сый, ему­же Петр уре­за ухо: не аз ли тя ви­дех в вер­то­гра­де с Ним? Па­ки убо Петр от­вер­же­ся, и абие пе­тел воз­гла­си. Ве­до­ша же Иису­са от Ка­иа­фы в пре­тор. Бе же утро: и тии не вни­до­ша в пре­тор, да не осквер­нят­ся, но да ядят фаску. В то вре­мя Иисус вы­шел с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми на ту сто­ро­ну по­то­ка Кед­ро­на, где был сад, в ко­то­рый во­шел Сам и уче­ни­ки Его. Знал же и Иуда, пре­да­вав­ший Его, это ме­сто, по­то­му что ча­сто со­би­рал­ся там Иисус с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми. Итак, Иуда, взяв ко­гор­ту, а от пер­во­свя­щен­ни­ков и фа­ри­се­ев – слу­жи­те­лей, при­хо­дит ту­да с фо­на­ря­ми и фа­ке­ла­ми и ору­жи­ем. Иисус же, зная все пред­сто­я­щее Ему, вы­шел и го­во­рит им: ко­го ище­те? От­ве­ти­ли Ему: Иису­са На­зо­рея. Го­во­рит им Иисус: Я есмь. Сто­ял же и Иуда, пре­да­вав­ший Его, с ни­ми. Итак, ко­гда Он ска­зал им: Я есмь, они от­сту­пи­ли на­зад и упа­ли на зем­лю. То­гда Он сно­ва спро­сил их ко­го ище­те? Они ска­за­ли: Иису­са На­зо­рея. От­ве­тил Иисус: Я ска­зал вам, что Я есмь. Итак, ес­ли Ме­ня ище­те, оставь­те этих, пусть идут. Да ис­пол­нит­ся сло­во, ко­то­рое Он ска­зал: из тех, ко­го Ты да­ро­вал Мне, Я не по­гу­бил ни­ко­го. Си­мон же Петр, у ко­то­ро­го был меч, об­на­жил его и уда­рил пер­во­свя­щен­ни­ко­ва ра­ба, и от­сек ему пра­вое ухо; бы­ло же имя ра­бу Малх. Ска­зал Иисус Пет­ру: вло­жи меч в нож­ны. Ча­шу, ко­то­рую дал Мне Отец, неуже­ли Я не ста­ну пить ее? Итак, ко­гор­та и три­бун и слу­жи­те­ли Иудей­ские взя­ли Иису­са и свя­за­ли Его, и от­ве­ли Его спер­ва к Анне, ибо он был тесть Ка­иа­фы, ко­то­рый был на тот год пер­во­свя­щен­ни­ком. Был же Ка­иа­фа тот, кто дал со­вет Иуде­ям, что луч­ше од­но­му че­ло­ве­ку уме­реть за на­род. Сле­до­вал за Иису­сом Си­мон Петр и дру­гой уче­ник. Уче­ник же тот был из­ве­стен пер­во­свя­щен­ни­ку и во­шел вме­сте с Иису­сом во двор пер­во­свя­щен­ни­ка; а Петр сто­ял у две­ри сна­ру­жи. Вы­шел то­гда тот уче­ник, дру­гой, из­вест­ный пер­во­свя­щен­ни­ку, и ска­зал при­врат­ни­це и ввел Пет­ра. Го­во­рит то­гда Пет­ру слу­жан­ка-при­врат­ни­ца: и ты не из уче­ни­ков ли Это­го Че­ло­ве­ка? Го­во­рит он: нет. И сто­я­ли ра­бы и слу­жи­те­ли: они разо­жгли уго­лья, по­то­му что бы­ло хо­лод­но, и гре­лись. А с ни­ми и Петр сто­ял и грел­ся. Пер­во­свя­щен­ник же спро­сил Иису­са об уче­ни­ках Его и об уче­нии Его. От­ве­тил ему Иисус: Я все от­кры­то ска­зал ми­ру; Я все­гда учил в си­на­го­гах и в хра­ме, где все Иудеи со­би­ра­ют­ся, и тай­но не го­во­рил ни­че­го. По­че­му ты Ме­ня спра­ши­ва­ешь? Спро­си слы­шав­ших, что Я го­во­рил им. Они зна­ют, что ска­зал Я. Ко­гда же Он ска­зал это, один из слу­жи­те­лей, сто­яв­ший по бли­зо­сти, уда­рил Иису­са в ли­цо и ска­зал: так-то от­ве­ча­ешь Ты пер­во­свя­щен­ни­ку? От­ве­тил ему Иисус: ес­ли Я пло­хо ска­зал, сви­де­тель­ствуй о том, что пло­хо. Ес­ли хо­ро­шо, по­че­му ты Ме­ня бьешь? То­гда по­слал Его Ан­на свя­зан­ным к Ка­иа­фе, пер­во­свя­щен­ни­ку. А Си­мон Петр все сто­ял и грел­ся. Ска­за­ли то­гда ему: и ты не из уче­ни­ков ли Его? Он от­рек­ся и ска­зал: нет. Го­во­рит один из ра­бов пер­во­свя­щен­ни­ка, род­ствен­ник то­го, ко­му Петр от­сек ухо: не я ли те­бя ви­дел в са­ду с Ним? То­гда сно­ва от­рек­ся Петр, и тот­час про­пел пе­тух. Итак, ве­дут Иису­са от Ка­иа­фы в пре­то­рию. Бы­ло утро, и са­ми они не во­шли в пре­то­рию, что­бы не осквер­нить­ся, но есть пас­ху.   Ин 18:1–28
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

По Еван­ге­лии же по­ем ан­ти­фон 4.

Ан­ти­фон 4, глас 5

Глас 5: Днесь Иуда остав­ля­ет Учи­те­ля, / и при­ем­лет диа­во­ла, / ослеп­ля­ет­ся стра­стию среб­ро­лю­бия, / от­па­да­ет Све­та омра­чен­ный: / ка­ко бо мо­жа­ше зре­ти, / Све­ти­ло про­да­вый на три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех? / Но нам воз­сия Стра­да­вый за мир. / К Нему­же возо­пи­им: / по­стра­да­вый и со­стра­да­вый че­ло­ве­ком, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день Иуда по­ки­да­ет Учи­те­ля / и при­ни­ма­ет в се­бя диа­во­ла, / ослеп­ля­ет­ся стра­стью среб­ро­лю­бия / и, объ­ятый мра­ком, ли­ша­ет­ся све­та; / ибо как мог ви­деть / про­дав­ший Све­ти­ло за трид­цать среб­ре­ни­ков? / Но нам вос­си­ял По­стра­дав­ший за мiр, / Ко­то­ро­му мы воз­гла­сим: / “По­стра­дав­ший и лю­дям со­стра­дав­ший / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе!” (2)
Днесь Иуда при­тво­ря­ет бо­го­че­стие, / и от­чуж­да­ет­ся да­ро­ва­ния, / сый уче­ник бы­ва­ет пре­да­тель: / во обыч­ном лоб­за­нии лесть по­кры­ва­ет, / и пред­по­чи­та­ет Вла­дыч­ния люб­ве, / несмыс­лен­но ра­бо­та­ти среб­ро­лю­бию, / на­став­ник быв со­бо­ри­ща без­за­кон­на­го: / мы же иму­ще спа­се­ние Хри­ста, / То­го прославим. В сей день Иуда при­тво­ря­ет­ся бо­го­бо­яз­нен­ным / и ли­ша­ет­ся да­ра бла­го­дат­но­го; / оста­ва­ясь уче­ни­ком, ста­но­вит­ся пре­да­те­лем: / в дру­же­ствен­ном нра­ве скры­ва­ет ко­вар­ство / и без­рас­суд­но пред­по­чи­та­ет люб­ви Вла­ды­ки трид­цать среб­рен­ни­ков, / став для пре­ступ­но­го си­нед­ри­о­на про­вод­ни­ком; / мы же, имея спа­се­ни­ем Хри­ста, / Его про­сла­вим. (2)
Глас 1: Бра­то­лю­бие стя­жим яко во Хри­сте бра­тия, / а не неми­ло­стив­ное еже к ближ­ним на­шим: / да не яко раб осу­дим­ся неми­ло­сти­вый, пе­ня­зей ра­ди, / и яко Иуда рас­ка­яв­ше­ся, ни­что­же пользуемся. Глас 1: Брат­скую лю­бовь при­об­ре­тем, / как бра­тья во Хри­сте, / и не бу­дем бес­сер­деч­ны к ближ­ним на­шим, / что­бы не быть осуж­ден­ны­ми из-за де­нег, как раб неми­ло­сти­вый, / и не рас­ка­ять­ся, как Иуда, без вся­кой поль­зы. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­слав­ная о Те­бе гла­го­ла­ша­ся вез­де, / яко ро­ди­ла еси пло­тию всех Твор­ца, / Бо­го­ро­ди­це Ма­рие, / Все­пе­тая и Неискусобрачная. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­слав­ное бы­ло о Те­бе ска­за­но по­всю­ду, – / что за­ча­ла Ты по пло­ти всех Твор­ца, / Бо­го­ро­ди­ца Ма­рия, все­п­ро­слав­лен­ная / и бра­ка не познавшая.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 5.

Глас 6: Уче­ник Учи­те­ля со­гла­ша­ше це­ну, / и на три­де­ся­тих среб­ре­ни­цех про­да­де Гос­по­да, / лоб­за­ни­ем льстив­ным пре­дая Его / без­за­кон­ни­ком на смерть.

Ан­ти­фон 5, глас 6

Уче­ник до­го­ва­ри­ва­ет­ся о цене Учи­те­ля / и за трид­цать среб­ре­ни­ков про­дал Гос­по­да, / ко­вар­ным по­це­лу­ем пре­дав Его / без­за­кон­ни­кам на смерть. (2)

Днесь гла­го­ла­ше Зи­жди­тель небе­се и зем­ли Сво­им уче­ни­ком: / при­бли­жи­ся час, и при­спе Иуда пре­да­яй Мене, / да ник­то­же от­вер­жет­ся Мене, / ви­дя Мя на Кре­сте по­сре­де двою раз­бой­ни­ку: / страж­ду бо яко че­ло­век, / и спа­су яко Че­ло­ве­ко­лю­бец, в Мя верующия. В сей день го­во­рил Со­зда­тель неба и зем­ли Сво­им уче­ни­кам: / “Бли­зок час, и по­до­спел Иуда, пре­да­ю­щий Ме­ня; / пусть ни­кто от Ме­ня не от­ре­чет­ся, / ви­дя Ме­ня на Кре­сте по­сре­ди двух раз­бой­ни­ков: / ведь Я стра­даю как че­ло­век, / и спа­саю, как Че­ло­ве­ко­лю­бец, / в Ме­ня ве­ру­ю­щих. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Неиз­ре­чен­но в по­след­няя за­чен­шая, / и рожд­шая Со­зда­те­ля Тво­е­го, / То­го мо­ли спа­сти­ся ду­шам нашим. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Неиз­ре­чен­но в дни по­след­ние за­чав­шая, / и ро­див­шая Со­зда­те­ля Тво­е­го! / Де­ва, спа­сай Те­бя величающих.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 6.

Глас 7: Днесь бдит Иуда пре­да­ти Гос­по­да, / Пре­веч­на­го Спа­са ми­ра, / Иже от пя­ти хлеб на­сы­тив­ша­го мно­же­ства. / Днесь без­за­кон­ный от­ме­та­ет­ся Учи­те­ля, / уче­ник быв, Вла­ды­ку пре­да­де: / среб­ром про­да­де, ман­ною на­сы­тив­ша­го человека.

Ан­ти­фон 6, глас 7

В сей день бодр­ству­ет Иуда, / что­бы пре­дать Гос­по­да, / Пред­веч­но­го Спа­си­те­ля ми­ра, / пя­тью хле­ба­ми мно­же­ство лю­дей на­сы­тив­ше­го. / В сей день без­за­кон­ник от­ре­ка­ет­ся от Учи­те­ля: / бу­дучи уче­ни­ком, он пре­дал Вла­ды­ку, / про­дал за се­реб­ро / ман­ною на­сы­тив­ше­го че­ло­ве­ка. (2)

Днесь Кре­сту при­гвоз­ди­ша иудее Гос­по­да, / пре­сек­ша­го мо­ре жез­лом, / и про­вед­ша­го их в пу­сты­ню. / Днесь ко­пи­ем реб­ра Его про­бо­до­ша, / яз­ва­ми ра­нив­ша­го их ра­ди Егип­та: / и жел­чию на­по­и­ша, / ман­ну пи­щу им одождившаго. В сей день ко Кре­сту при­гвоз­ди­ли Иудеи Гос­по­да, / рас­сек­ше­го мо­ре жез­лом / и про­вед­ше­го их в пу­стыне. / В сей день ко­пьем прон­зи­ли реб­ра Его, / каз­ня­ми по­ра­зив­ше­го за них Еги­пет, / и жел­чью на­по­и­ли / ман­ну в пи­щу до­ждем им про­лив­ше­го. (2)
Гос­по­ди, на страсть воль­ную при­шед, / во­пи­ял еси уче­ни­ком Тво­им: / аще и еди­на­го ча­са не воз­мо­го­сте бде­ти со Мною, / ка­ко обе­щасте­ся умре­ти Мене ра­ди? / Поне Иу­ду зри­те, ка­ко не спит, / но тщит­ся пре­да­ти Мя без­за­кон­ным. / Во­ста­ни­те, мо­ли­те­ся, / да не кто Мене от­вер­жет­ся, зря Мене на Кре­сте. / Дол­го­тер­пе­ли­ве, сла­ва Тебе. Гос­по­ди, к доб­ро­воль­но­му стра­да­нию при­бли­зив­шись, / взы­вал Ты уче­ни­кам Тво­им: / “Ес­ли и од­но­го ча­са не смог­ли бодр­ство­вать со Мною, / как вы обе­ща­ли уме­реть за Ме­ня? / Хоть на Иу­ду по­смот­ри­те, как он не спит, / но спе­шит пре­дать Ме­ня без­за­кон­ни­кам. / Вос­прянь­те, по­мо­ли­тесь, что­бы ни­кто не от­рек­ся от Ме­ня, / ви­дя Ме­ня на Кре­сте!” / Дол­го­тер­пе­ли­вый, сла­ва Те­бе! (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Бо­го­ро­ди­це, / Невме­сти­ма­го в небе­сех вме­стив­шая во утро­бе Тво­ей: / ра­дуй­ся, Де­во, про­ро­ков про­по­ве­да­ние, / Ею­же нам воз­сия Ем­ма­ну­ил: / ра­дуй­ся, Ма­ти Хри­ста Бога. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся Бо­го­ро­ди­ца, / Невме­ща­е­мо­го небе­са­ми вме­стив­шая во чре­ве Тво­ем. / Ра­дуй­ся Де­ва, про­ро­ков про­по­ведь, / Та, чрез Ко­то­рую вос­си­ял нам Эм­ма­ну­ил. / Ра­дуй­ся Ма­терь Хри­ста Бога!
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 2] и воз­глас: Ибо бла­го­сло­вен­но и про­слав­ле­но все­свя­щен­ное и ве­ли­че­ствен­ное имя Твое, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 7:

Кий тя об­раз, Иудо, пре­да­те­ля Спа­су со­де­ла? / Еда от ли­ка тя апо­столь­ска раз­лу­чи? / Еда да­ро­ва­ния ис­це­ле­ний ли­ши? / Еда со оне­ми ве­че­ряв, те­бе от тра­пезы от­ри­ну? / Еда иных но­ги умыв, твои же пре­з­ре? / О ко­ли­ких благ непа­мят­лив был еси! / И твой убо небла­го­дар­ный об­ли­ча­ет­ся нрав. / То­го же без­мер­ное про­по­ве­ду­ет­ся дол­го­тер­пе­ние, / и ве­лия милость.

Се­да­лен, глас 7

Каким об­ра­зом, Иуда, / ты пре­да­те­лем Спа­си­те­ля сде­лал­ся? / Раз­ве Он Те­бя от сон­ма Апо­сто­лов от­лу­чил? / Раз­ве да­ра ис­це­ле­ний ли­шил? / Раз­ве со­вер­шив с те­ми ве­че­рю, / те­бя от тра­пезы от­стра­нил? / Раз­ве омыв но­ги дру­гим, твои обо­шел? / О, сколь­ко ты бла­го­де­я­ний за­был, / и те­перь твой небла­го­дар­ный об­ли­ча­ет­ся нрав, / Его же несрав­нен­ное дол­го­тер­пе­ние воз­ве­ща­ет­ся / и ве­ли­кая милость.

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 3‑е
от Мат­феа, за­ча­ло 109:

И чи­та­ет тре­тье Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 109

Во вре­мя оно, во­и­ни ем­ше Иису­са ве­до­ша к Ка­иа­фе ар­хи­ерео­ви, иде­же книж­ни­цы и стар­цы со­бра­ша­ся. Петр же идя­ше по Нем из­да­ле­ча, до дво­ра ар­хи­ерео­ва: и вшед внутрь, се­дя­ше со слу­га­ми, ви­де­ти кон­чи­ну. Ар­хи­ерее же и стар­цы, и сонм весь, ис­ка­ху лже­сви­де­тель­ства на Иису­са, яко да уби­ют Его, и не об­ре­та­ху: и мно­гим лже­сви­де­те­лем при­ступль­шим, не об­ре­то­ша. По­слеж­де же при­сту­пи­ша два лже­сви­де­те­ля, ре­ста: Сей ре­че, мо­гу ра­зо­ри­ти цер­ковь Бо­жию, и тре­ми день­ми со­зда­ти ю. И во­став ар­хи­ерей, ре­че Ему: ни­че­со­же ли от­ве­ща­ва­е­ши, что сии на Тя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­ча­ше. И от­ве­щав ар­хи­ерей, ре­че Ему: за­кли­наю Тя Бо­гом жи­вым, да ре­че­ши нам, аще Ты еси Хри­стос, Сын Бо­жий? Гла­го­ла ему Иисус: ты ре­че. Оба­че гла­го­лю вам: от­се­ле узри­те Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го се­дя­ща одес­ную си­лы, и гря­ду­ща на об­ла­цех небес­ных. То­гда ар­хи­ерей рас­тер­за ри­зы своя, гла­го­ля, яко ху­лу гла­го­ла, что еще тре­бу­ем сви­де­те­лей; се ныне слы­ша­сте ху­лу Его. Что ся вам мнит? Они же от­ве­щав­ше, ре­ша: по­ви­нен есть смер­ти. То­гда за­пле­ва­ша ли­це Его, и па­ко­сти Ему де­я­ху, овии же за ла­ни­ту уда­ри­ша, гла­го­лю­ще: прор­цы нам, Хри­сте, кто есть уда­рей Тя? Петр же вне се­дя­ше во дво­ре, и при­сту­пи к нему еди­на ра­бы­ня, гла­го­лю­щи: и ты бе со Иису­сом Га­ли­лей­ским. Он же от­вер­же­ся пред все­ми, гла­го­ля: не вем, что гла­го­ле­ши. Из­шед­шу же ему ко вра­том, уз­ре его дру­гая, и гла­го­ла им ту: и сей бе со Иису­сом На­зо­реом. И па­ки от­вер­же­ся с клят­вою, яко не знаю Че­ло­ве­ка. По ма­ле же при­сту­пив­ше сто­я­щии, ре­ша Пет­ро­ви: во­ис­тин­ну и ты от них еси, ибо бе­се­да твоя яве тя тво­рит. То­гда на­чат ро­ти­ти­ся и кля­ти­ся, яко не знаю Че­ло­ве­ка. И абие пе­тел воз­гла­си. И по­мя­ну Петр гла­гол Иису­сов, ре­чен­ный ему, яко преж­де да­же пе­тел не воз­гла­сит, три­кра­ты от­вер­же­ши­ся Мене. И из­шед вон пла­ка­ся горько. В то вре­мя во­и­ны, взяв­шие Иису­са, от­ве­ли Его к Ка­иа­фе пер­во­свя­щен­ни­ку, где со­бра­ны бы­ли книж­ни­ки и ста­рей­ши­ны. Петр же сле­до­вал за Ним из­да­ли, до дво­ра пер­во­свя­щен­ни­ка; и вой­дя внутрь, си­дел вме­сте со слу­жи­те­ля­ми, что­бы ви­деть ко­нец. Пер­во­свя­щен­ни­ки же и си­нед­ри­он в пол­ном со­ста­ве ис­ка­ли лже­сви­де­тель­ства про­тив Иису­са, что­бы пре­дать Его смер­ти. И не на­шли, хо­тя и мно­го яви­лось лже­сви­де­те­лей. На­ко­нец по­до­шли двое и ска­за­ли: Он го­во­рил: “Я мо­гу раз­ру­шить храм Бо­жий и в три дня воз­двиг­нуть его”. И встав, пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: Ты ни­че­го не от­ве­ча­ешь? Что они про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? Иисус же мол­чал. И пер­во­свя­щен­ник ска­зал Ему: за­кли­наю Те­бя Бо­гом Жи­вым, ска­жи нам: Ты ли Хри­стос, Сын Бо­жий? Го­во­рит ему Иисус: ты ска­зал. Но Я го­во­рю вам: от­ныне бу­де­те ви­деть Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, вос­се­да­ю­ще­го по пра­вую сто­ро­ну Си­лы и гря­ду­ще­го на об­ла­ках небес­ных. То­гда пер­во­свя­щен­ник разо­драл одеж­ды свои и ска­зал: Он про­из­нес ху­лу! Ка­кая нам еще нуж­да в сви­де­те­лях? Вот те­перь вы слы­ша­ли ху­лу! Как вам ка­жет­ся? Они же от­ве­ти­ли: по­ви­нен смер­ти. То­гда плю­ну­ли Ему в ли­цо и за­у­ши­ли Его; дру­гие же би­ли Его, го­во­ря: про­ре­ки нам, Хри­стос, кто уда­рил Те­бя? Петр же си­дел сна­ру­жи, на дво­ре. И по­до­шла к нему од­на слу­жан­ка и ска­за­ла: и ты был с Иису­сом Га­ли­ле­я­ни­ном. Но он от­рек­ся пе­ред все­ми и ска­зал: не знаю, что ты го­во­ришь. Ко­гда же он про­шел в во­ро­та, уви­де­ла его дру­гая, и го­во­рит на­хо­дя­щим­ся там: этот был с Иису­сом На­зо­ре­ем. И он сно­ва от­рек­ся с клят­вой: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. Немно­го же спу­стя по­до­шли сто­яв­шие и ска­за­ли Пет­ру: по­ис­ти­не и ты из них, ибо и го­вор твой об­ли­ча­ет те­бя. То­гда на­чал он уси­лен­но клясть­ся: я не знаю Это­го Че­ло­ве­ка. И тот­час про­пел пе­тух. И вспом­нил Петр сло­во, ска­зан­ное Иису­сом: преж­де чем про­по­ет пе­тух, ты три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня. И вый­дя вон, пла­кал горь­ко.   Мф 26:57–75
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 7.

Глас 8: Ем­шим Тя без­за­кон­ным, / пре­тер­пе­вая, си­це во­пи­ял еси, Гос­по­ди: / аще и по­ра­зи­сте Пас­ты­ря, / и рас­то­чи­сте два­на­де­сять овец уче­ни­ки Моя, / мо­жах вя­щ­ше, неже­ли два­на­де­сять ле­гео­нов пред­ста­ви­ти Ан­ге­лов. / Но дол­го­терп­лю, да ис­пол­нят­ся, / яже явих вам про­ро­ки Мо­и­ми, / без­вест­ная и тай­ная: / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Ан­ти­фон 7, глас 8

К схва­тив­шим Те­бя пре­ступ­ни­кам / Ты, все тер­пя, так взы­вал Гос­по­ди: / “Хо­тя вы и по­ра­зи­ли Пас­ты­ря / и рас­се­я­ли две­на­дцать овец, уче­ни­ков Мо­их, / Я мог бы вы­ста­вить бо­лее две­на­дца­ти ле­ги­о­нов Ан­ге­лов. / Од­на­ко Я яв­ляю дол­го­тер­пе­ние, / что­бы ис­пол­ни­лось то, что от­крыл Я вам че­рез про­ро­ков Мо­их, / со­кры­тое и тай­ное”. / Гос­по­ди, сла­ва Те­бе! (2)

Три­щи от­верг­ся Петр, / абие ре­чен­ное ему ра­зу­ме, / но при­не­се к Те­бе сле­зы по­ка­я­ния: / Бо­же, очи­сти мя, и спа­си мя. В тре­тий раз от­рек­шись, Петр / тот­час по­нял ска­зан­ное ему, / но при­нес Те­бе сле­зы по­ка­я­ния: / “Бо­же, будь ми­ло­стив ко мне, и спа­си ме­ня!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Яко вра­та спа­си­тель­ная, / и рай крас­ный, и Све­та прис­но­сущ­на­го об­лак, / су­щую Свя­тую Де­ву, вос­по­им вси / гла­го­лю­ще Ей, еже радуйся. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Как вра­та спа­си­тель­ные, и рай пре­крас­ный, / и Све­та веч­но­го об­ла­ко, / свя­тую Де­ву все вос­по­ем, / воз­гла­шая Ей: “Ра­дуй­ся!”
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 8.

Глас 2: Рцы­те, без­за­кон­нии, / что слы­ша­сте от Спа­са на­ше­го? / Не за­кон ли по­ло­жи, и про­ро­че­ская уче­ния? / Ка­ко убо по­мыс­ли­сте Пи­ла­ту пре­да­ти, / Иже от Бо­га, Бо­га Сло­ва, / и Из­ба­ви­те­ля душ наших?

Ан­ти­фон 8, глас 2

Ска­жи­те, без­за­кон­ни­ки, / что услы­ша­ли вы от Спа­си­те­ля на­ше­го? / Не изъ­яс­нил ли Он За­кон и про­ро­ков на­став­ле­ния? / Как же вы за­мыс­ли­ли пре­дать Пи­ла­ту / То­го, Кто от Бо­га, Бо­га-Сло­во, / Ис­ку­пи­те­ля душ на­ших? (2)

Да рас­пнет­ся, во­пи­я­ху / Тво­их да­ро­ва­ний прис­но на­сла­жда­ю­щи­и­ся, / и зло­дея вме­сто Бла­го­де­те­ля / про­ша­ху при­я­ти, пра­вед­ни­ков убий­цы: / мол­чал же еси Хри­сте, тер­пя их су­ров­ство, / по­стра­да­ти хо­тя и спа­сти нас, / яко Человеколюбец. “Да бу­дет рас­пят!”, – кри­ча­ли / все­гда Тво­и­ми да­ра­ми на­сла­жда­ю­щи­е­ся, / и от­пу­стить им зло­дея вме­сто Бла­го­де­те­ля / про­си­ли убий­цы пра­вед­ни­ков; / Ты же мол­чал Хри­сте, бес­чин­ство их тер­пя, / же­лая по­стра­дать и спа­сти нас, как Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Яко не има­мы дерз­но­ве­ния за пре­мно­гия гре­хи на­ша, / Ты, Иже от Те­бе Рожд­ша­го­ся, мо­ли, Бо­го­ро­ди­це Де­во: / мно­го бо мо­жет мо­ле­ние Ма­тер­нее ко бла­го­сер­дию Вла­ды­ки. / Не пре­зри греш­ных моль­бы, Все­чи­стая, / яко Ми­ло­стив есть, и спа­сти мо­гий, / Иже и стра­да­ти о нас изволивый. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Нет у нас дерз­но­ве­ния из-за мно­же­ства со­гре­ше­ний на­ших, / но Ты умо­ли от Те­бя Рож­ден­но­го, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва! / Ибо си­лу мно­гую име­ет мо­ле­ние Ма­те­ри ко бла­го­склон­но­му Вла­ды­ке. / Не пре­зри моль­бы греш­ных, Все­чи­стая, / ибо ми­ло­стив и име­ет си­лу спа­сать / Тот, Кто при­нял за нас страдание.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 9.

Глас 3: По­ста­ви­ша три­де­сять среб­ре­ни­ков, це­ну це­нен­на­го, / Его­же оце­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­ле­вых. / Бди­те и мо­ли­те­ся, да не вни­де­те во ис­ку­ше­ние, / дух убо бодр, плоть же немощ­на: / се­го ра­ди бдите.

Ан­ти­фон 9, глас 3

На­зна­чи­ли трид­цать среб­рен­ни­ков, / це­ну Оце­нен­но­го, / Ко­то­ро­го оце­ни­ли они / от име­ни сы­нов Из­ра­и­ле­вых. / Бодр­ствуй­те и мо­ли­тесь, / что­бы не впасть в ис­ку­ше­ние: / дух бодр, плоть же немощ­на. / По­это­му бодр­ствуй­те! (2)

Да­ша в снедь Мою желчь, / и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оц­та: / Ты же, Гос­по­ди, / воз­ста­ви мя, и воз­дам им. Да­ли Мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де Мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом: / но Ты, Гос­по­ди, вос­ставь Ме­ня, / и Я воз­дам им. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Иже от язык, по­ем Тя, Бо­го­ро­ди­це Чи­стая, / яко Хри­ста Бо­га на­ше­го ро­ди­ла еси, / от клят­вы че­ло­ве­ки То­бою свобождшаго. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Мы, при­зван­ные от на­ро­дов, / вос­пе­ва­ем Те­бя, Бо­го­ро­ди­ца чи­стая, / ибо Ты ро­ди­ла Хри­ста Бо­га на­ше­го, / от про­кля­тия лю­дей чрез Те­бя освободившего.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 5] и воз­глас: Ибо Ты Бог наш:

Се­да­лен, глас 8:

Ока­ко Иуда ино­гда Твой уче­ник, / пре­да­тель­ству по­уча­ше­ся на Тя, / све­че­ря льстив­но, на­вет­ник и непра­вед­ник, / шед, ре­че свя­щен­ни­ком: / что ми по­да­е­те, и пре­дам вам Она­го, / за­кон ра­зо­рив­ша­го, и осквер­нив­ша­го суб­бо­ту? / Дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 8

О, как Иуда, неко­гда Твой уче­ник, / за­мыс­лил про­тив Те­бя пре­да­тель­ство! / Ко­вар­но раз­де­лив с То­бою ве­че­рю, / зло­умыш­лен­ник и без­за­кон­ник, / по­шел и ска­зал свя­щен­ни­кам: / “Что вы да­ди­те мне, и я вам пре­дам Его, / на­ру­шив­ше­го за­кон и осквер­нив­ше­го суб­бо­ту?” / Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 4‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 59:

И чи­та­ет чет­вер­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 59А

Во вре­мя оно, ве­до­ша Иису­са от Ка­иа­фы в пре­тор. Бе же утро: и тии не вни­до­ша в пре­тор, да не осквер­нят­ся, но да ядят фас­ку. Изы­де же Пи­лат к ним вон, и ре­че: кую речь при­но­си­те на Че­ло­ве­ка Се­го? От­ве­ща­ша и ре­ша ему: аще не бы был Сей зло­дей, не бы­хом пре­да­ли Его те­бе. Ре­че же им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Ему. Ре­ша же ему иудее: нам не до­сто­ит уби­ти ни­ко­го­же. Да сло­во Иису­со­во сбу­дет­ся, еже ре­че, на­зна­ме­нуя, ко­ею смер­тию хо­тя­ше умре­ти. Вни­де убо па­ки Пи­лат в пре­тор, и гла­си Иису­са, и ре­че Ему: Ты ли еси Царь Иудейск? От­ве­ща ему Иисус: о се­бе ли ты сие гла­го­ле­ши, или инии те­бе ре­ко­ша о Мне? От­ве­ща Пи­лат: еда аз жи­до­вин есмь? Род Твой и ар­хи­ерее пре­да­ша Тя мне, что еси со­тво­рил? От­ве­ща Иисус: Цар­ство Мое несть от ми­ра се­го; аще от ми­ра се­го бы­ло бы Цар­ство Мое, слу­ги Мои убо под­ви­за­ли­ся бы­ша, да не пре­дан бых был иудеом. Ныне же Цар­ство Мое несть от­сю­ду. Ре­че же Ему Пи­лат: убо Царь ли еси Ты? От­ве­ща Иисус: ты гла­го­ле­ши, яко Царь есмь Аз. Аз на сие ро­дих­ся, и на сие при­и­дох в мир, да сви­де­тель­ствую ис­ти­ну: и всяк, иже есть от ис­ти­ны, по­слу­ша­ет гла­са Мо­е­го. Гла­го­ла Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И сие рек, па­ки изы­де ко иудеом, и гла­го­ла им: аз ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю в Нем. Есть же обы­чай вам, да еди­на­го вам от­пу­щу на Пас­ху: хо­ще­те ли убо, да от­пу­щу вам Ца­ря Иудей­ска? Возо­пи­ша же па­ки вси, гла­го­лю­ще: не Се­го, но Ва­рав­ву. Бе же Ва­рав­ва разбойник. В то вре­мя ве­дут Иису­са от Ка­иа­фы в пре­то­рию. Бы­ло утро, и са­ми они не во­шли в пре­то­рию, что­бы не осквер­нить­ся, но есть пас­ху. Вы­шел к ним Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит: ка­кое об­ви­не­ние вы­став­ля­е­те вы про­тив Это­го Че­ло­ве­ка? От­ве­ти­ли они и ска­за­ли ему: ес­ли бы Он не де­лал зла, мы не пре­да­ли бы Его те­бе. Ска­зал им то­гда Пи­лат: возь­ми­те Его вы и по за­ко­ну ва­ше­му су­ди­те Его. Ска­за­ли ему Иудеи: нам не раз­ре­ша­ет­ся каз­нить ни­ко­го; да ис­пол­нит­ся сло­во Иису­са, ко­то­рое Он ска­зал, да­вая по­нять, ка­кою смер­тью пред­сто­я­ло Ему уми­рать. То­гда Пи­лат во­шел сно­ва в пре­то­рию и при­звал Иису­са и ска­зал Ему: Ты – Царь Иудей­ский? От­ве­тил Иисус: от се­бя ли ты это го­во­ришь, или дру­гие ска­за­ли те­бе о Мне? От­ве­тил Пи­лат: раз­ве я Иудей? На­род Твой и пер­во­свя­щен­ни­ки пре­да­ли Те­бя мне. Что Ты сде­лал? От­ве­тил Иисус: Цар­ство Мое не от ми­ра се­го. Ес­ли бы от ми­ра се­го бы­ло Цар­ство Мое, слу­жи­те­ли Мои бо­ро­лись бы за то, что­бы Я не был пре­дан Иуде­ям. Те­перь же Цар­ство Мое не от­сю­да. Ска­зал Ему то­гда Пи­лат: зна­чит, Ты, все-та­ки, Царь? От­ве­тил Иисус: ты го­во­ришь, что Я Царь. Я на то ро­дил­ся и на то при­шел в мир, что­бы сви­де­тель­ство­вать об ис­тине. Вся­кий, кто от ис­ти­ны, слу­ша­ет Мо­е­го го­ло­са. Го­во­рит Ему Пи­лат: что есть ис­ти­на? И ска­зав это, он сно­ва вы­шел к Иуде­ям и го­во­рит им: я ни­ка­кой не на­хо­жу в Нем ви­ны. Есть же обык­но­ве­ние у вас, что­бы я од­но­го от­пус­кал вам на Пас­ху. Итак, хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам Ца­ря Иудей­ско­го? То­гда за­кри­ча­ли они сно­ва, го­во­ря: не Это­го, но Ва­рав­ву. Был же Ва­рав­ва разбойник.
То­гда убо Пи­лат по­ят Иису­са, и би Его. И во­и­ни сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша Ему на гла­ву, и в ри­зу баг­ря­ну об­ле­ко­ша Его. И гла­го­ла­ху: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по ла­ни­то­ма. Изы­де убо па­ки вон Пи­лат, и гла­го­ла им: се из­во­жду Его вам вон, да ра­зу­ме­е­те, яко в Нем ни еди­ныя ви­ны об­ре­таю. Изы­де же вон Иисус, но­ся тер­но­вен ве­нец, и баг­ря­ну ри­зу. И гла­го­ла им: се Че­ло­век. Егда же ви­де­ша Его ар­хи­ерее и слу­ги, возо­пи­ша гла­го­лю­ще: рас­пни, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: по­и­ми­те Его вы, и рас­пни­те. Аз бо не об­ре­таю в Нем ви­ны. От­ве­ща­ша ему иудее: мы за­кон има­мы, и по за­ко­ну на­ше­му дол­жен есть умре­ти, яко Се­бе Сы­на Бо­жия со­тво­ри. Егда же слы­ша Пи­лат сие сло­во, па­че убо­я­ся. И вни­де в пре­тор па­ки, и гла­го­ла Иису­со­ви: от­ку­ду еси Ты? Иисус же от­ве­та не да­де ему. Гла­го­ла же Ему Пи­лат: мне ли не гла­го­ле­ши? Не ве­си ли, яко власть имам рас­пя­ти Тя, и власть имам пу­сти­ти Тя? От­ве­ща Иисус: не има­ши вла­сти ни еди­ныя на Мне, аще не бы ти да­но свы­ше: се­го ра­ди пре­да­вый Мя те­бе, бо­лий грех имать. От се­го ис­ка­ше Пи­лат пу­сти­ти Его. Иудее же во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: аще Се­го пу­сти­ши, неси друг ке­са­рев. Всяк, иже ца­ря се­бе тво­ряй, про­ти­вит­ся ке­са­рю. Пи­лат же слы­шав сие сло­во, из­ве­де вон Иису­са, и се­де на су­ди­щи, на ме­сте гла­го­ле­мем Ли­фо­стро­тон, ев­рей­ски же Гав­ва­фа. Бе же пя­ток Пас­це, час же яко ше­стый. И гла­го­ла Иудеом: се Царь ваш. Они же во­пи­я­ху: воз­ми, воз­ми, рас­пни Его. Гла­го­ла им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ща­ша ар­хи­ерее: не има­мы ца­ря, ток­мо ке­са­ря. То­гда же пре­да­де Его им, да распнется. То­гда взял Пи­лат Иису­са и под­верг би­че­ва­нию. И во­и­ны, спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли Ему на го­ло­ву, и в оде­я­ние пур­пур­ное об­ла­чи­ли Его, и под­хо­ди­ли к Нему и го­во­ри­ли: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И би­ли Его по ли­цу. И сно­ва вы­шел Пи­лат на­ру­жу и го­во­рит им: вот, я вы­во­жу Его к вам, что­бы вы зна­ли, что я ни­ка­кой ви­ны не на­хо­жу в Нем. Вы­шел то­гда Иисус на­ру­жу в тер­но­вом вен­це и пур­пур­ном оде­я­нии. И го­во­рит им Пи­лат: вот Че­ло­век. Ко­гда же уви­де­ли Его пер­во­свя­щен­ни­ки и слу­жи­те­ли, они за­кри­ча­ли: рас­пни, рас­пни. Го­во­рит им Пи­лат: возь­ми­те Его вы и рас­пни­те, ибо я не на­хо­жу в Нем ви­ны. От­ве­ти­ли ему Иудеи: у нас есть За­кон, и по За­ко­ну Он дол­жен уме­реть, по­то­му что сде­лал Се­бя Сы­ном Бо­жи­им. Ко­гда услы­шал Пи­лат это сло­во, он еще силь­нее устра­шил­ся, и во­шел в пре­то­рию сно­ва и го­во­рит Иису­су: от­ку­да Ты? Иисус же от­ве­та не дал ему. Го­во­рит Ему то­гда Пи­лат: мне ли не го­во­ришь? Раз­ве Ты не зна­ешь, что я власть имею от­пу­стить Те­бя, и власть имею рас­пять Те­бя? От­ве­тил ему Иисус: ты не имел бы на­до Мной ни­ка­кой вла­сти, ес­ли бы не бы­ло да­но те­бе свы­ше. По­это­му тот, кто Ме­ня пре­дал те­бе, боль­ший грех име­ет. С это­го вре­ме­ни Пи­лат ис­кал от­пу­стить Его. Но Иудеи за­кри­ча­ли, го­во­ря: ес­ли ты Это­го от­пу­стишь, ты не друг ке­са­рю. Вся­кий де­ла­ю­щий се­бя ца­рем, вос­ста­ет про­тив ке­са­ря. Пи­лат, услы­шав эти сло­ва, вы­вел Иису­са на­ру­жу и сел для вер­ше­ния су­да на ме­сто, на­зы­ва­е­мое “Ка­мен­ным по­мо­стом”, а по-ев­рей­ски Гав­ва­фа. Бы­ла же пят­ни­ца пе­ред Пас­хой, око­ло ше­сто­го ча­са. И го­во­рит он Иуде­ям: вот Царь ваш. То­гда за­кри­ча­ли они: до­лой, до­лой, рас­пни Его! Го­во­рит им Пи­лат: Ца­ря ли ва­ше­го рас­пну? От­ве­ти­ли пер­во­свя­щен­ни­ки: нет у нас ца­ря, кро­ме ке­са­ря. То­гда он пре­дал Его им на рас­пя­тие.   Ин 18:28–19:16А
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 10.

Ан­ти­фон 10, глас 6

Глас 6: Оде­яй­ся све­том, яко ри­зою, / наг на су­де сто­я­ше, / и в ла­ни­ту уда­ре­ние при­ят от рук, их­же со­зда: / без­за­кон­нии же лю­дие на Кре­сте при­гвоз­ди­ша Гос­по­да Сла­вы: / то­гда за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася, / солн­це по­мер­че, не тер­пя зре­ти Бо­га до­са­жда­е­ма, / Его­же тре­пе­щут вся­че­ская. То­му поклонимся. Оде­ва­ю­щий­ся све­том, как одеж­дою, / пред­сто­ял на су­де об­на­жен­ным / и при­нял удар по ще­ке / от рук, ко­то­рые со­здал, / а без­за­кон­ный на­род / при­гвоз­дил ко Кре­сту Гос­по­да сла­вы. / То­гда за­ве­са хра­ма разо­рва­лась; / солн­це по­мерк­ло, не вы­но­ся ви­деть оскорб­ля­е­мым Бо­га, / пред Ко­то­рым тре­пе­щет весь мiр. / Ему по­кло­ним­ся! (2)
Уче­ник от­вер­же­ся, / раз­бой­ник возо­пи: / по­мя­ни мя, Гос­по­ди, / во Цар­ствии Твоем. Уче­ник от­рек­ся, / раз­бой­ник же воз­звал: / “По­мя­ни ме­ня, Гос­по­ди, / во Цар­ствии Тво­ем!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Уми­ри мир, от Де­вы из­во­ли­вый, Гос­по­ди, / плоть но­си­ти за ра­бы, / да со­глас­но Те­бе сла­во­сло­вим, Человеколюбче. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Мiр уми­ро­тво­ри, Гос­по­ди, / бла­го­во­лив­ший плоть от Де­вы но­сить за ра­бов, / что­бы мы со­глас­но / сла­во­сло­ви­ли Те­бя, Человеколюбец.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 11.

Глас 6: За бла­гая, яже со­тво­рил еси, Хри­сте, ро­ду ев­рей­ско­му, / рас­пя­ти Тя осу­ди­ша, / оц­та и жел­чи на­по­ив­ше Тя. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко не ра­зу­ме­ша Тво­е­го снизхождения.

Ан­ти­фон 11, глас 6

За бла­го­де­я­ния, ко­то­рые Ты, Хри­сте, / со­де­лал ро­ду ев­рей­ско­му, / они на рас­пя­тие Те­бя осу­ди­ли, / ук­су­сом и жел­чью Те­бя на­по­ив. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо не по­ня­ли они Тво­е­го снис­хож­де­ния. (2)

О пре­да­тель­стве не до­воль­ни бы­ша, Хри­сте, ро­ди ев­рей­стии, / но по­ки­ва­ху гла­ва­ми сво­и­ми, / ху­лу и ру­га­ние при­но­ся­ще. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко не ра­зу­ме­ша Тво­е­го смотрения. На пре­да­тель­стве не успо­ко­и­лись, Хри­сте, / от­прыс­ки ев­ре­ев, / но ка­ча­ли го­ло­ва­ми сво­и­ми, / глум­ле­ние и на­смеш­ки при­но­ся. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо не по­ня­ли они Тво­е­го про­мыш­ле­ния. (2)
Ни­же зем­ля яко по­тря­се­ся, / ни­же ка­ме­ние яко раз­се­де­ся, евреов уве­ща­ша, / ни­же цер­ков­ная за­ве­са, ни­же мерт­вых вос­кре­се­ние. / Но даждь им, Гос­по­ди, по де­лом их, / яко тщет­ным на Тя поучишася. Ни зем­ля со­дрог­нув­ша­я­ся, / ни кам­ни рас­пав­ши­е­ся / ев­ре­ев не убе­ди­ли, / ни за­ве­са хра­ма, ни мерт­вых вос­кре­се­ние. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, по де­лам их, / ибо тщет­ное про­тив Те­бя за­мыс­ли­ли. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­га от Те­бе во­пло­щен­на­го / по­зна­хом, Бо­го­ро­ди­це Де­во, / Еди­на Чи­стая, Еди­на Бла­го­сло­вен­ная: / тем непре­стан­но Тя, вос­пе­ва­ю­ще, величаем. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­га, от Те­бя во­пло­щен­но­го, / мы по­зна­ли, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / еди­ная чи­стая, еди­ная бла­го­сло­вен­ная; / по­то­му непре­стан­но Те­бя в пес­нях величаем.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 12.

Глас 8: Сия гла­го­лет Гос­подь иудеом: / лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / Или чим вам сту­жих? / Слеп­цы ва­ша про­све­тих, / про­ка­жен­ныя очи­стих, / му­жа, су­ща на од­ре, воз­ста­вих. / Лю­дие Мои, что со­тво­рих вам? / И что Ми воз­да­сте? / За ман­ну желчь: за во­ду оцет: / за еже лю­би­ти Мя, ко Кре­сту Мя при­гвоз­ди­сте. / Кто­му не терп­лю про­чее, / при­зо­ву Моя язы­ки, / и тии Мя про­сла­вят со От­цем и Ду­хом, / и Аз им да­рую жи­вот вечный.

Ан­ти­фон 12, глас 8

Так го­во­рит Гос­подь Иуде­ям: / “На­род Мой, что сде­лал Я те­бе, / или чем те­бе до­са­дил? / Слеп­цам тво­им Я дал уви­деть свет; / про­ка­жен­ных тво­их очи­стил; / че­ло­ве­ка, ле­жав­ше­го на од­ре, воз­двиг. / На­род Мой, что сде­лал Я те­бе / и чем Ты Мне от­пла­тил? / За ман­ну – жел­чью, за во­ду – ук­су­сом; / вме­сто люб­ви ко Мне / ко Кре­сту Ме­ня при­гвоз­ди­ли. / Уже не вы­но­шу бо­лее: / при­зо­ву Мо­их языч­ни­ков, / и те Ме­ня про­сла­вят со От­цом и Ду­хом, / и Я да­рую им жизнь веч­ную!” (2)

Днесь цер­ков­ная за­ве­са / на об­ли­че­ние без­за­кон­ных раз­ди­ра­ет­ся, / и солн­це лу­чи своя скры­ва­ет, / Вла­ды­ку зря распинаема. В сей день за­ве­са хра­ма / во об­ли­че­ние без­за­кон­ным раз­ры­ва­ет­ся, / и солн­це лу­чи свои скры­ва­ет, / Вла­ды­ку ви­дя рас­пи­на­е­мым. (2)
За­ко­но­по­лож­ни­цы Из­ра­и­ле­вы, иудее и фа­ри­сее, / лик апо­столь­ский во­пи­ет к вам: / се Храм, Его­же вы ра­зо­ри­сте, / се Аг­нец, Его­же вы рас­пя­сте, и гро­бу пре­да­сте, / но вла­стию Сво­ею вос­кре­се. / Не льсти­те­ся, иудее: / Той бо есть, Иже в мо­ри спа­сый, / и в пу­сты­ни пи­тавый. / Той есть Жи­вот, и Свет, и Мир мирови. За­ко­но­да­те­ли Из­ра­и­ля, Иудеи и фа­ри­сеи, / сонм Апо­сто­лов взы­ва­ет к вам: / “Вот Храм, Ко­то­рый вы раз­ру­ши­ли, / вот Аг­нец, Ко­то­ро­го вы рас­пя­ли и гро­бу пре­да­ли; / но Он вос­крес Соб­ствен­ною вла­стью. / Не за­блуж­дай­тесь, Иудеи, / ибо Он – спас­ший вас в мо­ре / и в пу­стыне на­пи­тав­ший; / Он – жизнь, и свет, и мир для мi­ра!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, вра­та Ца­ря Сла­вы, / яже Выш­ний Един прой­де, / и па­ки за­пе­чат­лен­на оста­ви, / во спа­се­ние душ наших. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, вра­та Ца­ря сла­вы, / ко­то­ры­ми про­шел один Все­выш­ний / и оста­вил их по-преж­не­му за­пе­ча­тан­ны­ми / для спа­се­ния душ наших.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 7] и воз­глас: Да бу­дет мо­гу­ще­ство Цар­ства Тво­е­го бла­го­сло­вен­но и про­слав­ле­но, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 8:

Егда пред­стал еси Ка­иа­фе, Бо­же, / и пре­дал­ся еси Пи­ла­ту, Су­дие, / небес­ныя си­лы от стра­ха по­ко­ле­ба­ша­ся. / Егда же воз­несл­ся еси на дре­во, / по­сре­де двою раз­бой­ни­ку, / вме­нил­ся еси с без­за­кон­ны­ми, Без­грешне, / за еже спа­сти че­ло­ве­ка. / Незло­би­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 8

Когда пред­стал Ты, Бо­же, пред Ка­иа­фой, / и был пре­дан Пи­ла­ту, Су­дия, / си­лы небес­ные от стра­ха по­ко­ле­ба­лись; / то­гда же Ты и воз­вы­шен был на Дре­ве / меж­ду двух раз­бой­ни­ков / и при­чис­лен к без­за­кон­ным, Без­греш­ный, / что­бы спа­сти че­ло­ве­ка. / Без­злоб­ный Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 5‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 111:

И чи­та­ет пя­тое Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 111

Во вре­мя оно, ви­дев Иуда пре­да­вый Иису­са, яко осу­ди­ша Его, рас­ка­яв­ся воз­вра­ти три­де­сять среб­ре­ни­ки ар­хи­ере­ем и стар­цем, гла­го­ля: со­гре­ших, пре­дав кровь непо­вин­ную. Они же ре­ша: что есть нам? Ты узри­ши. И по­верг среб­ре­ни­ки в церк­ви, оты­де, и шед уда­ви­ся. Ар­хи­ерее же при­ем­ше среб­ре­ни­ки, ре­ша: недо­стой­но есть вло­жи­ти их в кор­ва­ну, по­не­же це­на кро­ве есть. Со­вет же со­твор­ше, ку­пи­ша ими се­ло ску­дель­ни­че, в по­гре­ба­ние стран­ным. Тем­же на­ре­че­ся се­ло то, се­ло кро­ве, до се­го дне. То­гда сбыст­ся ре­чен­ное Иере­ми­ем про­ро­ком, гла­го­лю­щим: и при­я­ша три­де­сять среб­ре­ник, це­ну Це­нен­на­го, Его­же це­ни­ша от сы­нов Из­ра­и­лев. И да­ша я на се­ле ску­дель­ни­чи, яко­же ска­за мне Гос­подь. Иисус же ста пред иге­мо­ном. И во­про­си Его иге­мон, гла­го­ля: Ты ли еси Царь Иудей­ский? Иисус же ре­че ему: ты гла­го­ле­ши. И егда Нань гла­го­ла­ху ар­хи­ерее и стар­цы, ни­че­со­же от­ве­ща­ва­ше. То­гда гла­го­ла Ему Пи­лат: не слы­ши­ши ли, ко­ли­ко на Тя сви­де­тель­ству­ют? И не от­ве­ща ему ни к еди­но­му гла­го­лу, яко ди­ви­ти­ся иге­мо­ну зе­ло. На всяк же празд­ник обы­чай бе иге­мо­ну от­пу­ща­ти еди­на­го на­ро­ду связ­ня, его­же хо­тя­ху. Имя­ху же то­гда свя­за­на на­ро­чи­та, гла­го­ле­ма­го Ва­рав­ву. Со­бран­ным же им, ре­че им Пи­лат: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам; Ва­рав­ву ли, или Иису­са гла­го­ле­ма­го Хри­ста? Ве­дя­ше бо, яко за­ви­сти ра­ди пре­да­ша Его. Се­дя­щу же ему на су­ди­щи, посла к нему же­на его, гла­го­лю­щи: ни­что­же те­бе, и Пра­вед­ни­ку То­му, мно­го бо по­стра­дах днесь во сне Его ра­ди. Ар­хи­ерее же и стар­цы на­у­сти­ша на­ро­ды, да ис­про­сят Ва­рав­ву, Иису­са же по­гу­бят. От­ве­щав же иге­мон ре­че им: ко­го хо­ще­те от обою от­пу­щу вам? Они же ре­ша: Ва­рав­ву. Гла­го­ла им Пи­лат: что убо со­тво­рю Иису­су, гла­го­ле­мо­му Хри­сту? Гла­го­ла­ша ему вси: да рас­пят бу­дет. Иге­мон же ре­че: кое убо зло со­тво­ри? Они же из­ли­ха во­пи­я­ху, гла­го­лю­ще: да про­пят бу­дет. Ви­дев же Пи­лат, яко ни­что­же успе­ва­ет, но па­че мол­ва бы­ва­ет, при­емь во­ду, умы ру­це пред на­ро­дом, гла­го­ля: непо­ви­нен есмь от кро­ве Пра­вед­на­го Се­го, вы узри­те. И от­ве­щав­ше вси лю­дие, ре­ша: кровь Его на нас, и на ча­дех на­ших. То­гда от­пу­сти им Ва­рав­ву: Иису­са же бив, пре­да­де им, да Его про­п­нут. То­гда во­и­ни иге­мо­но­вы, при­ем­ше Иису­са на су­ди­ще, со­бра­ша Нань все мно­же­ство во­ин. И со­влек­ше Его, оде­я­ша Его хла­ми­дою черв­ле­ною. И сплет­ше ве­нец от тер­ния, воз­ло­жи­ша на гла­ву Его, и трость в дес­ни­цу Его. И по­клонь­ше­ся на ко­ле­ну пред Ним, ру­га­ху­ся Ему, гла­го­лю­ще: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И плю­нув­ше Нань, при­я­ша трость, и би­я­ху по гла­ве Его. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него баг­ря­ни­цу, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Его, и ве­до­ша Его на про­пя­тие. Ис­хо­дя­ще же об­ре­то­ша че­ло­ве­ка Ки­ри­ней­ска, име­нем Си­мо­на: и се­му за­де­ша по­не­сти крест Его. В то вре­мя Иуда, пре­дав­ший Иису­са, уви­дев, что Он осуж­ден, рас­ка­ял­ся и воз­вра­тил трид­цать среб­ре­ни­ков пер­во­свя­щен­ни­кам и ста­рей­ши­нам, го­во­ря: со­гре­шил я, пре­дав кровь невин­ную. Они же ска­за­ли: ка­кое нам де­ло? Смот­ри сам. И бро­сив среб­ре­ни­ки в хра­ме, он ушел и по­ве­сил­ся. Пер­во­свя­щен­ни­ки же, взяв среб­ре­ни­ки, ска­за­ли: нель­зя вло­жить их в хра­мо­вую каз­ну, так как это це­на кро­ви. И при­няв ре­ше­ние, ку­пи­ли на них по­ле гор­шеч­ни­ка, как ме­сто по­гре­бе­ния для чу­же­стран­цев. По­то­му и на­зы­ва­ет­ся по­ле то По­лем Кро­ви до се­го дня. То­гда ис­пол­ни­лось ска­зан­ное чрез Иере­мию про­ро­ка: и взя­ли трид­цать среб­ре­ни­ков, це­ну Оце­нен­но­го, Ко­то­ро­го оце­ни­ли сы­ны Из­ра­и­ле­вы, и да­ли их за по­ле гор­шеч­ни­ка, как по­ве­лел мне Гос­подь. Иисус же был по­став­лен пе­ред пра­ви­те­лем. И спро­сил Его пра­ви­тель: Ты Царь Иудей­ский? Иисус же ска­зал: ты го­во­ришь. И на об­ви­не­ние Его пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми Он ни­че­го не от­ве­тил. То­гда го­во­рит Ему Пи­лат: не слы­шишь, сколь­ко про­тив Те­бя сви­де­тель­ству­ют? И Он не от­ве­тил ему ни на од­но сло­во, так что пра­ви­тель весь­ма удив­лял­ся. На празд­ник же имел пра­ви­тель обы­чай от­пус­кать в уго­ду на­ро­ду од­но­го уз­ни­ка, ко­то­ро­го они хо­те­ли. Был то­гда у них уз­ник из­вест­ный, по име­ни Ва­рав­ва. По­это­му, ко­гда они со­бра­лись, Пи­лат им ска­зал: ко­го хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам: Ва­рав­ву, или Иису­са, на­зы­ва­е­мо­го Хри­стом? Ибо он знал, что пре­да­ли Его из за­ви­сти. И ко­гда он си­дел на су­дей­ском ме­сте, же­на его по­сла­ла ему ска­зать: не де­лай ни­че­го Пра­вед­ни­ку То­му! Я се­го­дня в сно­ви­де­нии мно­го по­стра­да­ла из-за Него. Меж­ду тем пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны убе­ди­ли на­род по­тре­бо­вать Ва­рав­ву и по­гу­бить Иису­са. И от­ве­тил им пра­ви­тель: ко­го из дво­их хо­ти­те, что­бы я от­пу­стил вам? Они ска­за­ли: Ва­рав­ву. Го­во­рит им Пи­лат: что же мне де­лать с Иису­сом, на­зы­ва­е­мым Хри­стом? Го­во­рят все: да бу­дет рас­пят! Он ска­зал: ка­кое же зло Он сде­лал? Но они еще силь­нее кри­ча­ли: да бу­дет рас­пят! Уви­дев же, что ни­что не по­мо­га­ет, но да­же на­чи­на­ет­ся воз­му­ще­ние, Пи­лат взял во­ды, умыл ру­ки пе­ред на­ро­дом и ска­зал: неви­но­вен я в кро­ви Пра­вед­ни­ка Это­го, смот­ри­те са­ми. И весь на­род от­ве­тил: кровь Его на нас и на де­тях на­ших. То­гда он от­пу­стил им Ва­рав­ву, Иису­са же по би­че­ва­нии пре­дал на рас­пя­тие. То­гда во­и­ны пра­ви­те­ля, взяв Иису­са в пре­то­рию, со­бра­ли во­круг Него всю ко­гор­ту и, раз­дев Его, на­де­ли на Него плащ алый; и спле­тя ве­нец из тер­ния, воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Его и вло­жи­ли трость в пра­вую ру­ку Его и, пре­кло­нив пе­ред Ним ко­ле­ни, над­ру­га­лись над Ним, го­во­ря: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И опле­вав Его, взя­ли трость и би­ли Его по го­ло­ве. И ко­гда над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него плащ, и оде­ли Его в одеж­ды Его, и от­ве­ли Его на рас­пя­тие. Вы­хо­дя же встре­ти­ли они Ки­ри­не­яни­на, по име­ни Си­мо­на; его и за­ста­ви­ли взять крест Его.   Мф 27:3–32
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Ан­ти­фон 13.

Глас 6: Со­бра­ние иудей­ское у Пи­ла­та / ис­про­си­ша рас­пя­ти Тя, Гос­по­ди: / ви­ны бо в Те­бе не об­рет­ше, / по­вин­на­го Ва­рав­ву сво­бо­ди­ша, / и Те­бе, Пра­вед­на­го, осу­ди­ша, / сквер­на­го убий­ства грех на­сле­до­вав­ше. / Но даждь им, Гос­по­ди, воз­да­я­ние их, / яко тщет­ным на Тя поучишася.

Ан­ти­фон 13, глас 6

Ско­пи­ще Иуде­ев / по­тре­бо­ва­ло от Пи­ла­та рас­пять Те­бя, Гос­по­ди. / И вот, не най­дя в Те­бе ви­ны, / ви­нов­но­го Ва­рав­ву осво­бо­ди­ли, / а Те­бя, Пра­вед­ни­ка, осу­ди­ли, / об­ви­не­ние в убий­стве по­лу­чив в удел. / Но воз­дай им, Гос­по­ди, воз­да­я­ние их, / ибо тщет­ное про­тив Те­бя за­мыс­ли­ли. (2)

Его­же вся ужа­са­ют­ся и тре­пе­щут, / и всяк язык по­ет, Хри­ста, / Бо­жию Си­лу и Бо­жию Пре­муд­рость, / свя­щен­ни­цы за ла­ни­ту уда­ри­ша, / и да­ша Ему желчь: / и вся по­стра­да­ти из­во­ли, / спа­сти ны хо­тя от без­за­ко­ний на­ших Сво­ею Кро­вию, / яко Человеколюбец. То­го, пред Кем все со­дро­га­ет­ся и тре­пе­щет, / и Ко­го вос­пе­ва­ет вся­кий язык, / Хри­ста, Бо­жию Си­лу и Бо­жию Пре­муд­рость, / свя­щен­ни­ки би­ли по ли­цу и жел­чи Ему да­ли; / и все пре­тер­петь Он бла­го­во­лил, / же­лая нас спа­сти от без­за­ко­ний на­ших Сво­ею кро­вию, / как Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­це, рожд­шая сло­вом па­че сло­ва, / Со­зда­те­ля Сво­е­го, / То­го мо­ли спа­сти ду­ши наша. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Бо­го­ро­ди­ца, чрез сло­во / ро­див­шая пре­вы­ше ра­зу­ма Со­зда­те­ля Сво­е­го, / мо­ли Его спа­сти ду­ши наши.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 14.

Глас 8: Гос­по­ди, Иже раз­бой­ни­ка спут­ни­ка при­е­мый, / в кро­ви ру­це осквер­нив­ша­го, / и нас с ним при­чти, / яко Благ и Человеколюбец.

Ан­ти­фон 14, глас 8

Гос­по­ди, при­няв­ший в спут­ни­ки раз­бой­ни­ка, / кро­вью ру­ки осквер­нив­ше­го, / и нас с ним со­при­чти, / как бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)

Мал глас ис­пу­сти раз­бой­ник на кре­сте, / ве­лию ве­ру об­ре­те / во еди­ном мгно­ве­нии спа­се­ся / и пер­вый, рай­ская вра­та от­верз, вни­де. / Иже то­го по­ка­я­ние вос­при­е­мый, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Ма­лый воз­глас из­дал раз­бой­ник на кре­сте, / но ве­ли­кую ве­ру об­на­ру­жил, / в од­но мгно­ве­ние был спа­сен, / и пер­вый, вра­та рая от­крыв, в него во­шел; / Гос­по­ди, по­ка­я­ние его при­няв­ший, / сла­ва Те­бе! (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, Ан­ге­лом ра­дость ми­ра при­ем­шая. / Ра­дуй­ся, рожд­шая Твор­ца Тво­е­го и Гос­по­да. / Ра­дуй­ся, спо­добль­ша­я­ся бы­ти Ма­ти Божия. Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ра­дуй­ся, чрез Ан­ге­ла ра­дость мi­ру при­няв­шая; / ра­дуй­ся, ро­див­шая Твор­ца Тво­е­го и Гос­по­да; / ра­дуй­ся, удо­сто­ен­ная стать / Ма­те­рью Хри­ста Бога.
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.

Ан­ти­фон 15.

Глас 6: Днесь ви­сит на дре­ве, / Иже на во­дах зем­лю по­ве­си­вый: / вен­цем от тер­ния об­ла­га­ет­ся, / Иже Ан­ге­лов Царь; / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ла­ча­ет­ся, / оде­ва­яй небо об­ла­ки; / за­у­ше­ние при­ят, Иже во Иор­дане сво­бо­ди­вый Ада­ма; / гвоздь­ми при­гвоз­ди­ся Же­них Цер­ков­ный; / ко­пи­ем про­бо­де­ся Сын Де­вы. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте. / По­кла­ня­ем­ся страс­тем Тво­им, Хри­сте, / по­ка­жи нам и слав­ное Твое Воскресение.

Ан­ти­фон 15, глас 6

В сей день по­ве­шен на Дре­ве / на во­дах зем­лю по­ве­сив­ший; / вен­цом из тер­ний вен­ча­ет­ся / Ан­ге­лов Царь; / в лож­ную баг­ря­ни­цу об­ле­ка­ет­ся / По­кры­ва­ю­щий небо об­ла­ка­ми; / при­нял по ли­цу удар / в Иор­дане осво­бо­див­ший Ада­ма; / гвоз­дя­ми был при­гвож­ден Же­них Церк­ви; / ко­пьем был прон­зен Сын Де­вы. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­кло­ня­ем­ся стра­да­ни­ям Тво­им, Хри­сте. / По­ка­жи нам и слав­ное Твое вос­кре­се­ние! (2)

Не яко иудее празд­ну­ем, / ибо Пас­ха на­ша за ны по­жре­ся Хри­стос, / но очи­стим са­ми се­бе от вся­кия сквер­ны, / и чи­сте по­мо­лим­ся Ему: / вос­крес­ни, Гос­по­ди, спа­си нас, / яко Человеколюбец. Не бу­дем по­доб­но Иуде­ям празд­но­вать: / ибо Пас­ха на­ша, Хри­стос Бог, был за­клан за нас; / но очи­стим се­бя от вся­кой сквер­ны, / и ис­крен­но по­мо­лим­ся Ему: / “Вос­крес­ни, Гос­по­ди, спа­си нас, / как Че­ло­ве­ко­лю­бец!” (2)
Крест Твой, Гос­по­ди, / жизнь и за­ступ­ле­ние лю­дем Тво­им есть, / и нань на­де­ю­ще­ся, / Те­бе рас­пя­та­го Бо­га на­ше­го по­ем, по­ми­луй нас. Крест Твой, Гос­по­ди – / жизнь и вос­кре­се­ние для на­ро­да Тво­е­го; / и на него на­де­ясь, / Те­бя, рас­пя­то­го Бо­га на­ше­го мы вос­пе­ва­ем: / “По­ми­луй нас!” (2)
Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ви­дя­щи Тя ви­си­ма, Хри­сте, / Те­бе Рожд­шая во­пи­я­ше: / что стран­ное еже ви­жду та­ин­ство, Сыне Мой? / Ка­ко на дре­ве уми­ра­е­ши пло­тию во­дру­жен, / Жиз­ни Подателю? Сла­ва, Бо­го­ро­ди­чен: Ви­дя ви­ся­щим Те­бя, Хри­сте, / Ро­див­шая Те­бя взы­ва­ла: / “Что за неслы­хан­ное та­ин­ство, / ко­то­рое Я ви­жу, Сын Мой? / Как Ты уми­ра­ешь на Дре­ве пло­тью при­гвож­ден­ный, / жиз­ни Податель?
И ныне, той­же. И ныне: по­вто­ря­ем то же.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 8] и воз­глас: Ибо бла­го­сло­вен­но все­свя­тое имя Твое и про­слав­ле­но Цар­ство Твое, От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Се­да­лен, глас 4:

Иску­пил ны еси от клят­вы за­кон­ныя, / чест­ною Тво­ею Кро­вию, / на Кре­сте при­гвоз­ди­вся, и ко­пи­ем про­бод­ся, / без­смер­тие ис­то­чил еси че­ло­ве­ком, / Спа­се наш, сла­ва Тебе.

Се­да­лен, глас 4

Иску­пил Ты нас от про­кля­тия за­ко­на / дра­го­цен­ною Сво­ею Кро­вию: / ко Кре­сту при­гвож­ден­ный и ко­пьем прон­зен­ный, / Ты лю­дям ис­то­чил бес­смер­тие. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!

Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 6‑е,
от Мар­ка, за­ча­ло 67:

И чи­та­ет ше­стое Евангелие
от Мар­ка, за­ча­ло 67А

Во вре­мя оно, во­и­ни ве­до­ша Иису­са внутрь дво­ра, еже есть пре­тор, и со­зва­ша всю спи­ру. И об­ле­ко­ша Его в пре­пря­ду, и воз­ло­жи­ша на Него сплет­ше тер­нов ве­нец, и на­ча­ша це­ло­ва­ти Его, и гла­го­ла­ти: ра­дуй­ся, Ца­рю Иудей­ский. И би­я­ху Его по гла­ве тро­стию, и плю­ва­ху на Него, и пре­ги­ба­ю­ще ко­ле­на по­кла­ня­ху­ся Ему. И егда по­ру­га­ша­ся Ему, со­вле­ко­ша с Него пре­пря­ду, и об­ле­ко­ша Его в ри­зы Своя; и из­ве­до­ша Его, да про­п­нут Его. И за­де­ша ми­мо­хо­дя­щу неко­е­му Си­мо­ну Ки­ри­нею, [гря­ду­щу с се­ла, от­цу Алек­сан­дро­ву и Ру­фо­ву,] да воз­мет крест Его. И при­ве­до­ша Его на Гол­го­фу ме­сто, еже есть ска­за­е­мо, Лоб­ное ме­сто. И да­я­ху Ему пи­ти есмир­нис­ме­но ви­но. Он же не при­ят. И рас­пен­шии Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, ме­та­ю­ще жре­бий о них, кто что воз­мет. Бе же час тре­тий, и рас­пя­ша Его. И бе на­пи­са­ние ви­ны Его на­пи­са­но: Царь Иудейск. И с Ним рас­пя­ша два раз­бой­ни­ка, еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю Его. И сбыст­ся Пи­са­ние, еже гла­го­лет: и со без­за­кон­ны­ми вме­ни­ся. И ми­мо­хо­дя­щии ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: уа, разо­ря­яй цер­ковь, и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам, и сни­ди со кре­ста. Та­ко­же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся, друг ко дру­гу с книж­ни­ки, гла­го­ла­ху: ины спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, да сни­дет ныне с кре­ста, да ви­дим и ве­ру имем Ему. В то вре­мя во­и­ны от­ве­ли Иису­са внутрь дво­ра, то есть в пре­то­рию. И со­зы­ва­ют всю ко­гор­ту, и оде­ва­ют Его в пур­пур и, спле­тя тер­но­вый ве­нец, на­де­ва­ют на Него. И на­ча­ли при­вет­ство­вать Его: да здрав­ству­ет Царь Иудей­ский! И би­ли Его по го­ло­ве тро­стью, и пле­ва­ли на Него и, опус­ка­ясь на ко­ле­ни, по­кло­ня­лись Ему. Ко­гда же над­ру­га­лись над Ним, сня­ли с Него пур­пур и оде­ли Его в одеж­ды Его. И вы­во­дят Его, что­бы рас­пять Его. И за­став­ля­ют неко­е­го про­хо­же­го, Си­мо­на Ки­ри­не­яни­на, иду­ще­го с по­ля, от­ца Алек­сандра и Ру­фа, взять крест Его. И при­во­дят Его на ме­сто Гол­го­фу, что зна­чит в пе­ре­во­де: “Лоб­ное ме­сто”. И да­ва­ли Ему ви­но со смир­ной; но Он не при­нял. И рас­пи­на­ют Его и де­лят меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая о них жре­бий, ко­му что взять. Был же час тре­тий, ко­гда рас­пя­ли Его. И сто­я­ло обо­зна­че­ние ви­ны Его в над­пи­си: Царь Иудей­ский. И с Ним рас­пи­на­ют двух раз­бой­ни­ков, од­но­го спра­ва и дру­го­го сле­ва от Него. И про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: О, Раз­ру­ша­ю­щий храм и Воз­дви­га­ю­щий в три дня! Спа­си Се­бя Са­мо­го, сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми, го­во­ри­ли друг дру­гу: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Хри­стос, Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, что­бы мы уви­де­ли, и уве­ро­ва­ли.   Мк 15:16–32А
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

Та­же блаженны,
по­ста­вим сти­хов 8, глас 4:

Бла­жен­ны на 8,
глас 4

Во Цар­ствии Тво­ем по­мя­ни нас, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши, во Цар­ствии Твоем. Во Цар­ствии Тво­ём по­мя­ни нас, Гос­по­ди, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоём.
Бла­же­ни ни­щии ду­хом, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны ни­щие ду­хом, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Бла­же­ни пла­чу­щии, яко тии утешатся. Бла­жен­ны скор­бя­щие, ибо они утешатся.
Бла­же­ни крот­ции, яко тии на­сле­дят землю. Бла­жен­ны крот­кие, ибо они на­сле­ду­ют землю.
Бла­же­ни ал­чу­щии и жаж­ду­щии прав­ды, яко тии насытятся. Бла­жен­ны ал­чу­щие и жаж­ду­щие прав­ды, ибо они насытятся.
Дре­вом Адам рая бысть из­се­лен, / дре­вом же крест­ным раз­бой­ник в рай все­ли­ся. / Ов убо вкушь, за­по­ведь от­вер­же Со­твор­ша­го, / ов же срас­пи­на­емь, Бо­га Тя ис­по­ве­да та­я­ща­го­ся: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Из-за де­ре­ва Адам / вы­слан был из рая, / а че­рез дре­во Крест­ное / раз­бой­ник в рай все­лил­ся; / пер­вый вку­сив плод, от­верг за­по­ведь Твор­ца; / а вто­рой, с То­бою рас­пи­на­е­мый, / Бо­гом ис­по­ве­дал Со­кро­вен­но­го, взы­вая: / “По­мя­ни ме­ня во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни ми­ло­сти­вии, яко тии по­ми­ло­ва­ни будут. Бла­жен­ны ми­ло­сти­вые, ибо они по­ми­ло­ва­ны будут.
За­ко­ну Твор­ца от уче­ни­ка ку­пи­ша без­за­кон­нии и, / яко за­ко­но­пре­ступ­ни­ка, То­го Пи­ла­то­ву су­ди­щу пред­ста­ви­ша, зо­ву­ще: / рас­пни, в пу­сты­ни сим Ман­но­дав­ша­го. / Мы же, пра­вед­на­го раз­бой­ни­ка под­ра­жав­ше, ве­рою зо­вем: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Твор­ца За­ко­на / у уче­ни­ка ку­пи­ли без­за­кон­ные, / и как пре­ступ­ни­ка, по­ста­ви­ли Его пред су­ди­ли­щем Пи­ла­та, / взы­вая: “Рас­пни!” – / в пу­стыне ман­ну им по­дав­ше­го. / Мы же, пра­вед­но­му раз­бой­ни­ку под­ра­жая, / с ве­рою вос­кли­ца­ем: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни чи­стии серд­цем, яко тии Бо­га узрят. Бла­жен­ны чи­стые серд­цем, ибо они Бо­га узрят.
Бо­го­убийц со­бор, иудей­ский язык без­за­кон­ный, / к Пи­ла­ту неистовне зо­вый, и гла­го­ла­ше: / рас­пни Хри­ста непо­вин­на­го, / Ва­рав­ву же па­че нам от­пу­сти. / Мы же ве­ща­им к Нему раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­на­го глас: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Тол­па бо­го­убийц, / Иудей­ское пле­мя без­за­кон­ное, / неисто­во кри­ча, к Пи­ла­ту об­ра­ща­лось: / “Рас­пни Хри­ста непо­вин­но­го / и луч­ше Ва­рав­ву нам от­пу­сти!” / Мы же воз­гла­ша­ем / вопль бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка к Нему: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни ми­ро­твор­цы, яко тии сы­но­ве Бо­жии нарекутся. Бла­жен­ны ми­ро­твор­цы, ибо они бу­дут на­ре­че­ны сы­на­ми Божиими.
Жи­во­нос­ная Твоя реб­ра, / яко из Еде­ма ис­точ­ник ис­то­ча­ю­щая, / Цер­ковь Твою, Хри­сте, яко сло­вес­ный на­па­я­ет рай, / от­сю­ду раз­де­ля­я­ся яко в на­ча­ла, в че­ты­ри Еван­ге­лия, / мир на­паяя, тварь ве­се­ля, и язы­ки вер­но на­учая / по­кла­ня­ти­ся Цар­ствию Твоему. Жи­во­нос­ные Твои реб­ра / по­доб­ны ис­точ­ни­ку, бью­ще­му из Эде­ма, / ко­то­рый Цер­ковь Твою, Хри­сте, на­по­я­ет, как ду­хов­ный рай, / от­сю­да раз­де­ля­ясь, как на по­то­ки, на че­ты­ре Еван­ге­лия, / мир оро­шая, тво­ре­ние ве­се­ля, / и на­ро­ды вер­но на­учая / по­кло­нять­ся Цар­ствию Твоему.
Бла­же­ни из­гна­ни прав­ды ра­ди, яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны го­ни­мые за прав­ду, ибо их есть Цар­ство Небесное.
Рас­пял­ся еси мене ра­ди, / да мне ис­то­чи­ши остав­ле­ние: / про­бо­ден был еси в реб­ра, да кап­ли жиз­ни ис­то­чи­ши ми: / гвоздь­ми при­гвоз­дил­ся еси, / да аз глу­би­ною Стра­стей Тво­их / к вы­со­те дер­жа­вы Тво­ея уве­ря­емь, зо­ву Ти: / Жи­во­да­вче Хри­сте, сла­ва Кре­сту, Спа­се, и стра­сти Твоей. Ты был рас­пят за ме­ня, / что­бы мне ис­то­чить про­ще­ние; / был прон­зен в реб­ра, / что­бы струи жиз­ни мне из­ве­сти; / был гвоз­дя­ми при­гвож­ден, / что­бы я, глу­би­ною Тво­их стра­да­ний / в вы­со­те мо­гу­ще­ства Тво­е­го удо­сто­ве­ря­е­мый, / вос­кли­цал Те­бе, По­да­тель жиз­ни Хри­сте: / “Сла­ва и Кре­сту, Спа­си­тель, / и стра­да­нию Твоему!”
Бла­же­ни есте, егда по­но­сят вам, и из­же­нут, и ре­кут всяк зол гла­гол на вы, лжу­ще Мене ради. Бла­жен­ны вы, ко­гда бу­дут по­но­сить вас и гнать и вся­че­ски непра­вед­но зло­сло­вить за Меня.
Рас­пи­на­е­му Те­бе, Хри­сте, / вся тварь, ви­дя­щи, тре­пе­та­ше, / ос­но­ва­ния зем­ли ко­ле­ба­ху­ся стра­хом дер­жа­вы Тво­ея, / све­ти­ла скры­ва­х­у­ся, и цер­ков­ная раз­д­рася за­ве­са, / го­ры востре­пе­та­ша, и ка­ме­ние раз­се­де­ся, / и раз­бой­ник вер­ный зо­вет с на­ми, Спа­се: / еже по­мя­ни во Цар­ствии Твоем. При рас­пя­тии Тво­ем Хри­сте, / все тво­ре­ние, ви­дя это, тре­пе­та­ло, / ос­но­ва­ния зем­ли со­тря­са­лись / в стра­хе мо­гу­ще­ства Тво­е­го; / све­ти­ла скры­ва­лись, и за­ве­са хра­ма разо­рва­лась, / го­ры за­дро­жа­ли и кам­ни рас­па­лись; / и раз­бой­ник ве­ру­ю­щий / вос­кли­ца­ет с на­ми Те­бе, Спа­си­тель: / “По­мя­ни (нас во Цар­ствии Твоем)!”
Ра­дуй­те­ся и ве­се­ли­те­ся, яко мзда ва­ша мно­га на Небесех. Ра­дуй­тесь и ве­се­ли­тесь, ибо ве­ли­ка ва­ша на­гра­да на небесах.
Ру­ко­пи­са­ние на­ше на Кре­сте рас­тер­зал еси, Гос­по­ди, / и, вме­ни­вся в мерт­вых, та­мош­ня­го му­чи­те­ля свя­зал еси, / из­бавль всех от уз смерт­ных Вос­кре­се­ни­ем Тво­им, / им­же про­све­ти­хом­ся, Че­ло­ве­ко­люб­че Гос­по­ди, и во­пи­ем Те­бе: / по­мя­ни и нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. Ру­ко­пи­са­ние про­тив нас / на Кре­сте разо­рвал Ты, Гос­по­ди, / и, при­чтен­ный к мерт­вым, / та­мош­не­го му­чи­те­ля свя­зал, / из­ба­вив всех от уз смер­ти Вос­кре­се­ни­ем Сво­им, / ко­то­рым мы про­све­ти­лись, Хри­сте Бо­же наш, / и взы­ва­ем Те­бе: / “По­мя­ни и нас, (Спа­си­тель), во Цар­ствии Твоем!”
Сла­ва: От­ца, и Сы­на, и Ду­ха Свя­та­го / вси еди­но­муд­рен­но, вер­нии, сла­во­сло­ви­ти до­стой­но по­мо­лим­ся, / Еди­ни­цу Бо­же­ства, в Три­ех су­щую Ипо­ста­сех, / нес­ли­ян­ну пре­бы­ва­ю­щу, про­сту, нераз­дель­ну и непри­ступ­ну, / Ею­же из­бав­ля­ем­ся ог­нен­на­го мучения. Сла­ва: Еди­но­душ­но по­мо­лим­ся, все вер­ные, / что­бы нам до­стой­но сла­во­сло­вить / От­ца, и Сы­на и Ду­ха Свя­то­го, / Еди­ни­цу Бо­же­ства, в трех Ли­цах су­ще­ству­ю­щую, / нес­ли­ян­но пре­бы­ва­ю­щую, про­стую, нераз­дель­ную и непри­ступ­ную, / Ко­то­рою мы из­бав­ля­ем­ся от ог­нен­но­го наказания.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­терь Твою, Хри­сте, / пло­тию без­се­мен­но рожд­шую Тя, и Де­ву во­ис­тин­ну, / и по рож­де­стве пре­быв­шую нетлен­ну, / Сию Те­бе при­во­дим в мо­лит­ву, Вла­ды­ко Мно­го­мило­сти­ве, / пре­гре­ше­ний про­ще­нию да­ро­ва­ти­ся все­гда зо­ву­щим: / по­мя­ни нас, Спа­се, во Цар­ствии Твоем. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ма­терь Твою, Хри­сте, / по пло­ти без се­ме­ни ро­див­шую Те­бя, и Де­ву ис­тин­ную, / и по­сле ро­дов пре­быв­шую непо­вре­жден­ной, – / Ее мы по­буж­да­ем к хо­да­тай­ству / пред То­бою, Вла­ды­ка Мно­го­мило­сти­вый! / Про­ще­ние со­гре­ше­ний да­руй непре­стан­но вос­кли­ца­ю­щим: / “По­мя­ни и нас во Цар­ствии Твоём!”
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 11] и воз­глас: Ибо Те­бя хва­лят все Си­лы небес­ные, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.

Про­ки­мен, глас 4

Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же Мой, вон­ми Ми, вскую оста­вил Мя еси?

Про­ки­мен, глас 4

Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий. Стих: Бо­же, Бо­же мой, внем­ли мне, для че­го Ты оста­вил ме­ня?   Пс 21:19, 2А

Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Еван­ге­лие 7‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 113:

И чи­та­ет седь­мое Евангелие
от Мат­фея, за­ча­ло 113

Во вре­мя оно, при­шед­ше во­и­ни на ме­сто на­ри­ца­е­мое Гол­го­фа, еже есть Кра­ни­е­во ме­сто, да­ша Иису­су пи­ти оцет с жел­чию сме­шен, и вкушь не хо­тя­ше пи­ти. Рас­пен­шии же Его раз­де­ли­ша ри­зы Его, верг­ше жре­бия. И се­дя­ще стре­жа­ху Его ту. И воз­ло­жи­ша вер­ху гла­вы Его ви­ну Его на­пи­са­ну: Сей есть Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пя­ша с Ним два раз­бой­ни­ка: еди­на­го одес­ную, и еди­на­го ошу­юю. Ми­мо­хо­дя­щии же ху­ля­ху Его, по­ки­ва­ю­ще гла­ва­ми сво­и­ми, и гла­го­лю­ще: разо­ря­яй цер­ковь и тре­ми день­ми со­зи­да­яй, спа­си­ся Сам: аще Сын еси Бо­жий, сни­ди со кре­ста. Та­кож­де же и ар­хи­ерее ру­га­ю­ще­ся с книж­ни­ки, и стар­цы, и фа­ри­сеи, гла­го­ла­ху: иныя спа­се, Се­бе ли не мо­жет спа­сти? Аще Царь Из­ра­и­лев есть, да сни­дет ныне со кре­ста, и ве­ру­ем в Него. Упо­ва на Бо­га: да из­ба­вит ныне Его, аще хо­щет Ему: ре­че бо, яко Бо­жий есмь Сын. Тож­де же и раз­бой­ни­ка рас­пя­тая с Ним по­но­ша­ста Ему. От ше­ста­го же ча­са тьма бысть по всей зем­ли, до ча­са де­вя­та­го. О де­вя­тем же ча­се возо­пи Иисус гла­сом ве­ли­им, гла­го­ля: Или, Или, ли­ма са­вах­фа­ни? Еже есть, Бо­же Мой, Бо­же Мой, вскую Мя еси оста­вил? Нецыи же от ту сто­я­щих слы­шав­ше, гла­го­ла­ху, яко Илию гла­ша­ет Сей. И абие тек един от них, и при­ем гу­бу, ис­пол­нив же оц­та, и вон­зе на трость, на­па­я­ше Его. Про­чии же гла­го­ла­ху: оста­ви, да ви­дим, аще при­и­дет Илиа спа­сти Его. Иисус же, па­ки возо­пив гла­сом ве­ли­им, ис­пу­сти дух. И се, за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася на двое, с выш­ня­го края до ниж­ня­го; и зем­ля по­тря­се­ся, и ка­ме­ние рас­па­де­ся. И гро­би от­вер­зо­ша­ся, и мно­га те­ле­са усоп­ших свя­тых во­ста­ша. И из­шед­ше из гроб по вос­кре­се­нии Его, вни­до­ша во свя­тый град, и яви­ша­ся мно­зем. Сот­ник же и иже с ним стре­гу­щии Иису­са, ви­дев­ше трус и быв­шая, убо­я­ша­ся зе­ло, гла­го­лю­ще: во­ис­тин­ну Бо­жий Сын бе Сей. В то вре­мя, во­и­ны, при­дя на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Гол­го­фа, что зна­чит Лоб­ное ме­сто, да­ли Иису­су пить ви­на, сме­шан­но­го с жел­чью; и от­ве­дав, Он не за­хо­тел пить. Рас­пяв же Его, они раз­де­ли­ли меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­сая жре­бий; и, си­дя, сте­рег­ли Его там. И по­ста­ви­ли над го­ло­вой Его над­пись с обо­зна­че­ни­ем ви­ны Его: Это – Иисус, Царь Иудей­ский. То­гда рас­пи­на­ют с Ним двух раз­бой­ни­ков: од­но­го спра­ва, и дру­го­го сле­ва. А про­хо­жие ху­ли­ли Его, ки­вая го­ло­ва­ми сво­и­ми и го­во­ря: Раз­ру­ша­ю­щий храм и в три дня Воз­дви­га­ю­щий! Спа­си Се­бя Са­мо­го, ес­ли Ты Сын Бо­жий, и сой­ди с кре­ста. По­доб­ным об­ра­зом и пер­во­свя­щен­ни­ки, из­де­ва­ясь вме­сте с книж­ни­ка­ми и ста­рей­ши­на­ми, го­во­ри­ли: дру­гих спас, Се­бя Са­мо­го не мо­жет спа­сти! Он Царь Из­ра­и­лев, пусть сой­дет те­перь с кре­ста, и уве­ру­ем в Него; Он воз­ло­жил упо­ва­ние на Бо­га; пусть из­ба­вит Его те­перь, ес­ли Он уго­ден Ему. Ибо ска­зал Он: “Я Бо­жий Сын”. Так­же и раз­бой­ни­ки, рас­пя­тые с Ним, по­но­си­ли Его. От ше­сто­го же ча­са тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го. А око­ло де­вя­то­го ча­са возо­пил Иисус гром­ким го­ло­сом: Или, Или! ле­ма са­вах­фа­ни? то есть: Бо­же Мой, Бо­же Мой! Для че­го Ты Ме­ня оста­вил? Неко­то­рые же из сто­яв­ших там, услы­шав, ска­за­ли: Илию зо­вет Он. И тот­час по­бе­жал один из них, взял губ­ку, на­пол­нил ук­су­сом и, на­ткнув на трость, да­вал Ему пить. Про­чие же ска­за­ли: оставь; по­смот­рим, при­дет ли Илия, что­бы спа­сти Его. Иисус же сно­ва возо­пил гром­ким го­ло­сом и от­дал дух. И вот, за­ве­са хра­ма разо­рва­лась свер­ху до­ни­зу на­двое; и зем­ля по­тряс­лась; и кам­ни рас­се­лись; и гроб­ни­цы от­кры­лись; и мно­гие те­ла усоп­ших свя­тых вос­ста­ли; и вый­дя из гроб­ниц по вос­ста­нии Его, во­шли они в свя­той го­род и яви­лись мно­гим. Сот­ник же и вме­сте с ним сте­ре­гу­щие Иису­са, уви­дев зем­ле­тря­се­ние и все про­ис­хо­дя­щее, устра­ши­лись силь­но, го­во­ря: во­ис­ти­ну был Он Бо­жий Сын.   Мф 27:33–54
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
И по­ла­га­ет­ся чте­ние. Та­же пса­лом 50. И пса­лом 50. [Мо­лит­ва 10]
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

И по­сем Еван­ге­лие 8‑е,
от Лу­ки, за­ча­ло 111:

И чи­та­ет вось­мое Евангелие
от Лу­ки, за­ча­ло 111

Во вре­мя оно, ве­дя­ху со Иису­сом и ина два зло­дея с Ним уби­ти. И егда при­и­до­ша на ме­сто, на­ри­ца­е­мое Лоб­ное, ту рас­пя­ша Его и зло­дея, ова­го убо одес­ную, а дру­га­го ошу­юю. Иисус же гла­го­ла­ше: От­че, от­пу­сти им: не ве­дят бо что тво­рят. Раз­де­ля­ю­ще же ри­зы Его, ме­та­ху жре­бия. И сто­я­ху лю­дие зря­ще. Ру­га­ху­ся же и кня­зи с ни­ми, гла­го­лю­ще: иныя спа­се, да спа­сет и Се­бе, аще Той есть Хри­стос Бо­жий из­бран­ный. Ру­га­ху­ся же Ему и во­и­ни, при­сту­па­ю­ще, и оцет при­де­ю­ще Ему. И гла­го­ла­ху: аще Ты еси Царь Иудейск, спа­си­ся Сам. Бе же и на­пи­са­ние на­пи­са­но над Ним пис­ме­ны ел­лин­ски­ми, и рим­ски­ми, и ев­рей­ски­ми: Сей есть Царь Иудейск. Един же от обе­ше­ною зло­дею ху­ля­ше Его, гла­го­ля: аще Ты еси Хри­стос, спа­си Се­бе и наю. От­ве­щав же дру­гий, пре­ща­ше ему, гла­го­ля: ни ли ты бо­и­ши­ся Бо­га, яко в том­же осуж­ден еси? И мы убо в прав­ду: до­стой­ная бо по де­лом наю вос­при­ем­ле­ва: Сей же ни еди­на­го зла со­тво­ри. И гла­го­ла­ше Иису­со­ви: по­мя­ни мя, Гос­по­ди, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Си. И ре­че ему Иисус: аминь гла­го­лю те­бе, днесь со Мною бу­де­ши в раи. Бе же час яко ше­стый, и тьма бысть по всей зем­ли до ча­са де­вя­та­го. И по­мер­че солн­це, и за­ве­са цер­ков­ная раз­д­рася по­сре­де. И воз­глашь гла­сом ве­ли­им Иисус, ре­че: От­че, в ру­це Твои пре­даю дух Мой. И сия рек изд­ше. Ви­дев же сот­ник быв­шее, про­сла­ви Бо­га, гла­го­ля: во­ис­тин­ну Че­ло­век Сей пра­ве­ден бе. И вси при­шед­шии на­ро­ди на по­зор сей, ви­дя­ще бы­ва­ю­щая, би­ю­ще пер­си своя, воз­вра­ща­ху­ся. Сто­я­ху же вси зна­е­мии Его из­да­ле­ча, и же­ны спо­след­ство­вав­шия Ему от Га­ли­леи, зря­ще сих. В то вре­мя ве­ли и двух дру­гих зло­де­ев на смерть вме­сте с Иису­сом. И ко­гда при­шли на ме­сто, на­зы­ва­е­мое Лоб­ным, там рас­пя­ли Его и зло­де­ев: од­но­го спра­ва, дру­го­го сле­ва. Иисус же го­во­рил: От­че, про­сти им, ибо не зна­ют они, что де­ла­ют. И де­ля меж­ду со­бой одеж­ды Его, бро­са­ли жре­бий. И сто­ял на­род и смот­рел. Глу­ми­лись же и на­чаль­ни­ки, го­во­ря: дру­гих спас, пусть спа­сет Се­бя Са­мо­го, ес­ли Он Хри­стос Бо­жий, Из­бран­ник. Над­ру­га­лись над Ним и во­и­ны, под­хо­дя, под­но­ся Ему ук­сус и го­во­ря: ес­ли Ты Царь Иудей­ский, спа­си Се­бя Са­мо­го. Бы­ла же и над­пись над Ним пись­ме­на­ми гре­че­ски­ми, рим­ски­ми и ев­рей­ски­ми: Это – Царь Иудей­ский. И один из по­ве­шен­ных зло­де­ев ху­лил Его: раз­ве Ты не Хри­стос? Спа­си Се­бя Са­мо­го и нас. Дру­гой же, уко­ряя, ска­зал ему в от­вет: не бо­ишь­ся ты Бо­га, ведь сам ты при­го­во­рен к то­му же. И мы-то – спра­вед­ли­во, ибо до­стой­ное по де­лам на­шим по­лу­ча­ем. Он же ни­че­го дур­но­го не сде­лал. И го­во­рил он: Иисус, вспом­ни обо мне, ко­гда Ты при­дешь как Царь. И ска­зал ему Иисус: Ис­тин­но го­во­рю те­бе: се­го­дня со Мною бу­дешь в раю. И бы­ло уже око­ло ше­сто­го ча­са, и тьма на­сту­пи­ла по всей зем­ле до ча­са де­вя­то­го, так как не ста­ло солн­ца. И разо­рва­лась за­ве­са хра­ма по­сре­дине. И воз­гла­сив гром­ким го­ло­сом, Иисус ска­зал: От­че, в ру­ки Твои пре­даю дух Мой. И ска­зав это, ис­пу­стил по­след­ний вздох. Уви­дев же про­ис­шед­шее, сот­ник про­слав­лял Бо­га, го­во­ря: дей­стви­тель­но, Че­ло­век Этот пра­ве­ден был. И весь на­род, со­брав­ший­ся на это зре­ли­ще, уви­дев про­ис­шед­шее, воз­вра­щал­ся, бия се­бя в грудь. Сто­я­ли же по­одаль все знав­шие Его, и жен­щи­ны, по­сле­до­вав­шие за Ним из Га­ли­леи, ви­де­ли это.   Лк 23:32–49
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

И абие по­ем трипеснец,

Три­пес­нец

Тво­ре­ние гос­по­ди­на Кос­мы: ир­мо­сы по два­жды, тро­па­ри на 12. По­сле­ди же ир­мос оба ли­ка вку­пе. Ак­ро­сти­хис, или крае­гра­не­сие три­песн­ца есть: Про­сав­ва­тон те: еже есть, Пред­суб­бо­тие же. Глас 6. Св. Кос­мы Ма­и­ум­ско­го, глас 6, ир­мо­сы два­жды, тро­па­ри на 12. В кон­це пес­ни оба хо­ра вме­сте ис­пол­ня­ют ирмос.

Песнь 5

{Π} Ир­мос: К Те­бе утре­нюю, / ми­ло­сер­дия ра­ди Се­бе ис­то­щив­ше­му непре­лож­но / и до стра­стей без­страст­но пре­клон­ше­му­ся, / Сло­ве Бо­жий, / мир по­даждь ми пад­ше­му, Человеколюбче.

Песнь 5

Ир­мос: С ран­не­го утра я стрем­люсь к Те­бе, Сло­во Бо­жие, / по ми­ло­сер­дию без из­ме­не­ния Са­мо­го Се­бя уни­чи­жив­ше­му / и до стра­да­ний бес­страст­но пре­кло­нив­ше­му­ся; / мир да­руй мне, пад­ше­му, Человеколюбец.

{Ρ} Умыв­ше но­ги, и пре­до­чи­стив­ше­ся / та­ин­ства при­ча­ще­ни­ем Бо­же­ствен­на­го ныне, Хри­сте, Тво­е­го, / слу­жи­те­лие от Си­о­на на Еле­он­скую го­ру ве­ли­кую с То­бою взы­до­ша, / по­ю­ще Тя, Человеколюбче. Ныне с омы­ты­ми но­га­ми и уже очи­щен­ные / при­ча­ще­ни­ем бо­же­ствен­но­го та­ин­ства, / слу­жи­те­ли Твои, Хри­сте, взо­шли с То­бою / с Си­о­на на ве­ли­кую го­ру Еле­он­скую, / вос­пе­вая Те­бя, Человеколюбец.
{Ο} Зри­те, ре­кл еси, дру­зи, не бой­те­ся: / ныне бо при­бли­жи­ся час, яту Ми бы­ти, и уби­е­ну ру­ка­ма без­за­кон­ных: / вси же рас­то­чи­те­ся, Мене оста­вив­ше, / их­же со­бе­ру про­по­ве­да­ти Мя, Человеколюбца. “Смот­ри­те”, – ска­зал Ты, – дру­зья, не ужа­сай­тесь; / ибо ныне при­бли­зил­ся час / быть Мне взя­тым и уби­тым ру­ка­ми без­за­кон­ных; / вы же все рас­се­е­тесь, Ме­ня оста­вив, / но Я вас со­бе­ру про­воз­гла­сить / обо Мне – Человеколюбце”.
За­тем ма­лая ек­те­ния, [мо­лит­ва 6] и воз­глас: Ибо Ты Царь ми­ра и Спа­си­тель душ на­ших, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху, ныне и все­гда, и во ве­ки веков.

Кондак, глас 8:

Нас ра­ди Рас­пя­та­го, / при­и­ди­те, вси вос­по­им, / То­го бо ви­де Ма­рия на дре­ве, и гла­го­ла­ше: / аще и рас­пя­тие тер­пи­ши, / Ты еси Сын и Бог Мой.

Кондак, глас 8

При­ди­те все, Рас­пя­то­го за нас вос­по­ем. / Ибо Ма­рия уви­де­ла Его на Дре­ве и вос­кли­ца­ла: / “Хо­тя Ты и рас­пя­тие пре­тер­пе­ва­ешь, / Ты – Сын и Бог мой”.

Икос: Сво­е­го Агн­ца Аг­ни­ца зря­щи к за­ко­ле­нию вле­ко­ма, / по­сле­до­ва­ше Ма­рия про­стер­ты­ми вла­сы со ине­ми же­на­ми, сия во­пи­ю­щи: / ка­мо иде­ши, Ча­до? / Че­со ра­ди ско­рое те­че­ние со­вер­ша­е­ши? / Еда дру­гий брак па­ки есть в Кане Га­ли­лей­стей, / и та­мо ныне тщи­ши­ся, да от во­ды им ви­но со­тво­ри­ши ? / Иду ли с То­бою, Ча­до, или па­че по­жду Те­бе? / Даждь Ми сло­во, Сло­ве, / не мол­ча ми­мо­иди Мене, Чи­сту со­блю­дый Мя: / Ты бо еси Сын и Бог Мой. Икос: Аг­ни­ца – Ма­рия, / ви­дя Агн­ца Сво­е­го, на за­кла­ние вле­ко­мо­го, / тер­за­ясь, сле­до­ва­ла за Ним с дру­ги­ми жен­щи­на­ми, так взы­вая: / “Ку­да Ты идешь, Ди­тя? / Че­го ра­ди путь ско­рый со­вер­ша­ешь? / Не сно­ва ли иной брак в Кане, / и Ты ныне ту­да спе­шишь, / что­бы из во­ды ви­но им со­тво­рить? / Пой­ти ли Мне с То­бой, Ди­тя, / или луч­ше по­до­ждать Те­бя? / Ска­жи Мне сло­во, Сло­во Бо­жие! / Не прой­ди мол­ча ми­мо Ме­ня / Ты, со­хра­нив­ший Ме­ня чи­стой, / ибо Ты – Сын и Бог Мой!”
Си­нак­са­рий.

Песнь 8

{Σ} Ир­мос: Столп зло­бы бо­го­про­тив­ныя, / бо­же­ствен­нии от­ро­цы об­ли­чи­ша, / на Хри­ста же ша­та­ю­ще­е­ся без­за­кон­ных со­бо­ри­ще, / со­ве­ту­ет тщет­ная, / уби­ти по­уча­ет­ся / жи­вот дер­жа­ща­го дла­нию. / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, / сла­вя­щи во веки.

Песнь 8

Ир­мос: Столп с мер­зо­стью бо­го­про­тив­ною / Бо­же­ствен­ные от­ро­ки пре­да­ли по­зо­ру; / а неистов­ству­ю­щий про­тив Хри­ста / си­нед­ри­он без­за­кон­ных за­мыш­ля­ет тщет­ное, / убить ста­ра­ет­ся Дер­жа­ще­го жизнь в ру­ке Сво­ей, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки.

{Α} От веж­дей уче­ни­ком ныне сон, ре­кл еси, Хри­сте, отря­си­те, / в мо­лит­ве же бди­те, да не в на­пасть вни­де­те, и наи­па­че Си­моне: / креп­чай­ше­му бо бо­лий ис­кус. / Ра­зу­мей Мя, Пет­ре: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “С очей ва­ших”, – ска­зал Ты, Хри­сте, уче­ни­кам, – / “стрях­ни­те ныне сон и бодр­ствуй­те в мо­лит­ве, / что­бы не впасть вам в ис­ку­ше­ние; / осо­бен­но же ты, Си­мон; / ведь силь­ней­ше­му б‘ольшее ис­пы­та­ние; / по­знай Петр, Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Β} Сквер­на сло­ва устен, ни­ко­гда­же из­ре­ку Те­бе, Вла­ды­ко, / с То­бою умру яко бла­го­ра­зу­мен, / аще и вси от­вер­гут­ся, возо­пи Петр. / Ни плоть, ни­же кровь, но Отец Твой от­кры ми Тя: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “Негод­ное сло­во ни­ко­гда / не вый­дет из уст мо­их; / с То­бой умру, Вла­ды­ка, как бла­го­мыс­ля­щий, / хо­тя бы все от­рек­лись”, – вос­клик­нул Петр; – / “не плоть и кровь, но Отец Твой мне от­крыл Те­бя, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Β} Глу­би­ну пре­муд­ро­сти Бо­же­ствен­ныя и ра­зу­ма, не всю ис­пы­тал еси, / без­дну же Мо­их су­деб не по­сти­гл еси, че­ло­ве­че, Гос­подь ре­че. / Плоть убо сый, не хва­ли­ся, / три­жды бо от­вер­же­ши­ся Мене: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “Не всю глу­би­ну / Бо­же­ствен­ной пре­муд­ро­сти и зна­ния ты ис­сле­до­вал / и без­дны су­дов Мо­их не по­стиг Ты, че­ло­век”, – ска­зал Гос­подь; – / “итак, бу­дучи пло­тью, не хва­лись; / ибо три­жды от­ре­чешь­ся от Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”
{Α} От­ри­ца­е­ши­ся, Си­моне Пет­ре, еже со­тво­ри­ши ско­ро, яко­же ре­че­ся, / и к те­бе от­ро­ко­ви­ца, еди­на при­шед­ши устра­шит тя, Гос­подь ре­че. / Гор­це про­сле­зив, об­ря­ще­ши Мя оба­че Ми­ло­сти­ва: / Его­же вся тварь бла­го­сло­вит, сла­вя­щи во веки. “От­ка­зы­ва­ешь­ся ты, Си­мон Петр, / но ско­ро убе­дишь­ся в том, что ска­за­но; / и од­на лишь по­до­шед­шая к те­бе слу­жан­ка / еще рань­ше устра­шит те­бя”, – ска­зал Гос­подь; – / “од­на­ко, за­пла­кав горь­ко, ты ми­ло­сти­вым най­дешь Ме­ня, / Ко­то­ро­го все тво­ре­ние бла­го­слов­ля­ет, / про­слав­ляя вовеки!”

Песнь 9

{Τ} Ир­мос: Чест­ней­шую Хе­ру­вим, / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – / Те­бя величаем.

{Ο} Па­губ­ное со­бо­ри­ще бо­го­мерз­ских, / лу­кав­ну­ю­щих бо­го­убийц сон­ми­ще, / пред­ста, Хри­сте, Те­бе, / и яко непра­вед­ни­ка вле­ча­ше Зи­жди­те­ля всех, Его­же величаем. Гу­би­тель­ный от­ряд бо­го­не­на­вист­ни­ков, / си­на­го­га под­лых бо­го­убийц / пред­ста­ли пред То­бою, Хри­сте, / и как пре­ступ­ни­ка влек­ли Со­зда­те­ля все­го, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Ν} За­ко­на не ра­зу­ме­ю­ще нече­сти­вии, / гла­сом про­ро­че­ским по­уча­ю­ще­ся вот­ще, / яко ов­ча вле­ча­ху Тя, всех Вла­ды­ку, непра­вед­но за­кла­ти, Его­же величаем. Нече­стив­цы, За­ко­на не по­ни­мав­шие / и из­ре­че­ния про­ро­ков изу­чав­шие на­прас­но, / как ов­цу влек­ли, что­бы непра­вед­но за­клать / Те­бя, Вла­ды­ку всех, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Τ} Язы­ком из­дан­ную жизнь, / с книж­ни­ки уби­ти свя­щен­ни­цы пре­да­ху, / уязв­ле­ни са­мо­за­вист­ною зло­бою, / есте­ством Жи­во­то­дав­ца, Его­же величаем. Дан­ную на­ро­дам Жизнь свя­щен­ни­ки с книж­ни­ка­ми, / по­двиг­ну­тые соб­ствен­ной за­вист­ли­вою зло­бой, / от­да­ли на уби­е­ние, – По­да­те­ля жиз­ни по есте­ству, / Ко­то­ро­го мы величаем.
{Ε} Обы­до­ша яко пси мно­зи, / и уда­ри­ша, Ца­рю, ла­ни­ту Твою за­у­ше­ни­ем, во­про­ша­ху Тя, / Те­бе же лож­на сви­де­тель­ство­ва­ху: / и, вся пре­тер­пев, всех спасл еси. Окру­жи­ли Те­бя, как псы мно­гие, / ста­ли бить Те­бя, Царь, уда­ряя по ще­ке, / до­пра­ши­ва­ли Те­бя и лож­но на Те­бя сви­де­тель­ство­ва­ли, / и все пре­тер­пев, Ты спас всех.

Та­же ек­са­по­сти­ла­рий, трижды:

Ек­са­по­сти­ла­рий

Раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­на­го / во еди­ном ча­се ра­е­ви спо­до­бил еси, Гос­по­ди, / и мене дре­вом крест­ным / про­све­ти, и спа­си мя. Раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­но­го / в тот же день Ты рая удо­сто­ил, Гос­по­ди. / И ме­ня дре­вом Крест­ным про­све­ти / и спа­си ме­ня. (3)
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 9‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 61:

И чи­та­ет де­вя­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 61А

Во вре­мя оно, сто­я­ху при Кре­сте Иису­со­ве Ма­ти Его, и сест­ра Ма­те­ре Его, Ма­рия Клео­по­ва, и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же ви­дев Ма­терь, и уче­ни­ка сто­я­ща, его­же люб­ля­ше, гла­го­ла Ма­те­ри Сво­ей: Же­но, се, сын Твой. По­том гла­го­ла уче­ни­ку: се, Ма­ти твоя. И от то­го ча­са по­ят Ю уче­ник во своя си. По­сем ве­дый Иисус, яко вся уже со­вер­ши­ша­ся, да сбу­дет­ся Пи­са­ние, гла­го­ла: жаж­ду. Со­суд же сто­я­ше полн оц­та. Они же ис­пол­нив­ше гу­бу оц­та, и на трость вонзше, при­де­ша ко устом Его. Егда же при­ят оцет Иисус, ре­че: со­вер­ши­ша­ся. И пре­клонь гла­ву, пре­да­де дух. Иудее же, по­не­же пя­ток бе, да не оста­нут на кре­сте те­ле­са в суб­бо­ту, бе бо ве­лик день тоя суб­бо­ты, мо­ли­ша Пи­ла­та, да пре­би­ют го­ле­ни их, и воз­мут. При­и­до­ша же во­и­ни, и пер­во­му убо пре­би­ша го­ле­ни, и дру­го­му рас­пя­то­му с Ним. На Иису­са же при­шед­ше, яко ви­де­ша Его уже умер­ша, не пре­би­ша Ему го­ле­ний. Но един от во­ин ко­пи­ем реб­ра Ему про­бо­де, и абие изы­де кровь и во­да. И ви­де­вый сви­де­тель­ство­ва, и ис­тин­но есть сви­де­тель­ство его, и той весть, яко ис­ти­ну гла­го­лет, да вы ве­ру име­те. Бы­ша бо сия, да сбу­дет­ся Пи­са­ние: кость не со­кру­шит­ся от Него. И па­ки дру­гое Пи­са­ние гла­го­лет: воз­зрят Нань, Его­же прободоша. В то вре­мя сто­я­ли у кре­ста Иису­са Ма­терь Его и сест­ра Ма­те­ри Его, Ма­рия Клео­по­ва и Ма­рия Маг­да­ли­на. Иисус же, уви­дев Ма­терь и уче­ни­ка, близ сто­я­ще­го, ко­то­ро­го Он лю­бил, го­во­рит Ма­те­ри: Жен­щи­на, вот сын Твой. По­том го­во­рит уче­ни­ку: вот Ма­терь твоя. И с то­го ча­са взял уче­ник Ее к се­бе. По­сле это­го Иисус, зная, что уже все со­вер­ши­лось, го­во­рит, дабы свер­ши­лось Пи­са­ние: жаж­ду. Сто­ял тут со­суд, пол­ный ук­су­са. То­гда на­ткнув на ко­пье губ­ку, пол­ную ук­су­са, под­нес­ли к Его устам. И ко­гда вку­сил Иисус ук­су­са, Он ска­зал: со­вер­ши­лось. И скло­нив го­ло­ву, пре­дал дух. А так как бы­ла пят­ни­ца, то Иудеи, что­бы те­ла не оста­лись на кре­сте в суб­бо­ту – ибо день той суб­бо­ты был день ве­ли­кий, – по­про­си­ли Пи­ла­та пе­ре­бить у них го­ле­ни и снять их. Итак, при­шли во­и­ны, и у пер­во­го пе­ре­би­ли го­ле­ни, и у дру­го­го, рас­пя­то­го с Ним. При­дя же к Иису­су, они, ко­гда уви­де­ли, что Он уже умер, не пе­ре­би­ли у Него го­ле­ней, но один из во­и­нов ко­пьем прон­зил Ему реб­ра, и вы­шла тот­час кровь и во­да. И ви­дев­ший за­сви­де­тель­ство­вал, и ис­тин­но его сви­де­тель­ство, и он зна­ет, что ис­тин­ное го­во­рит, что­бы и вы ве­ри­ли. Ибо про­изо­шло это, да ис­пол­нит­ся Пи­са­ние: кость Его да не со­кру­шит­ся. И еще дру­гое Пи­са­ние го­во­рит: Бу­дут смот­реть на То­го, Ко­го прон­зи­ли.   Ин 19:25–37
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
И абие: Вся­кое дыхание:

На глас 3, по­ста­вим сти­хи 4.
И по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны три, по­вто­ря­ю­ще первый:

На “хва­ли­те” стихиры
на 4, глас 3 Византийца

Два и лу­кав­ная со­тво­ри, пер­во­рож­ден­ный сын Мой Из­ра­иль: / Мене оста­ви Ис­точ­ни­ка во­ды жи­вот­ныя, / и ис­ко­па се­бе кла­де­нец со­кру­шен­ный: / Мене на дре­ве рас­пят, / Ва­рав­ву же ис­про­си, и от­пу­сти. / Ужа­се­ся небо о сем, и солн­це лу­чи скры: / ты же, Из­ра­и­лю, не усра­мил­ся еси, / но смер­ти Мя пре­дал еси. / Оста­ви им, От­че Свя­тый, / не ве­дят бо, что сотвориша. Два злых де­ла со­вер­шил / пер­во­род­ный сын Мой, Из­ра­иль: / он оста­вил Ме­ня, Ис­точ­ник во­ды жи­вой, / и вы­рыл се­бе ко­ло­дец раз­би­тый; / Ме­ня рас­пял на Дре­ве, / а Ва­рав­ву вы­про­сил и осво­бо­дил. / Изу­ми­лось при этом небо / и солн­це со­кры­ло свои лу­чи. / Ты же, Из­ра­иль, не усты­дил­ся, но смер­ти пре­дал Ме­ня. / Про­сти им, От­че Свя­той, / ибо они не зна­ют, что со­де­ла­ли. (2)
Кийж­до уд свя­тыя Тво­ея пло­ти, без­че­стие нас ра­ди пре­тер­пе: / тер­ние, гла­ва; ли­це, опле­ва­ния; че­лю­сти, за­у­ше­ния; / уста, во оц­те рас­тво­рен­ную желчь вку­сом; / уше­са, ху­ле­ния зло­че­сти­вая; / пле­щи, би­е­ния; и ру­ка, трость; / все­го те­ле­се про­тя­же­ния на Кре­сте; / чле­но­ве, гвоз­дия; и реб­ра, ко­пие. / По­стра­да­вый за ны, и от стра­стей сво­бо­ди­вый нас, / сниз­ше­дый к нам че­ло­ве­ко­лю­би­ем, и воз­не­сый нас, / Все­сильне Спа­се, по­ми­луй нас. Сту­ди­та: Каж­дый член свя­то­го Тво­е­го те­ла / пре­тер­пел бес­че­стие за нас: / гла­ва – тер­ния, ли­цо – опле­ва­ния, / ще­ки – уда­ры, / уста – вкус в ук­су­се­рас­тво­рен­ной жел­чи, / уши – нече­сти­вые по­но­ше­ния, / спи­на – би­че­ва­ние, и ру­ка – трость, / все те­ло – рас­тя­же­ние на Кре­сте, / ко­неч­но­сти – гвоз­ди, и реб­ра – ко­пье. / По­стра­дав­ший за нас / и от стра­да­ний осво­бо­див­ший нас, / со­шед­ший к нам по че­ло­ве­ко­лю­бию и воз­нес­ший нас, / все­силь­ный Спа­си­тель, по­ми­луй нас!
Рас­пен­шу­ся Ти, Хри­сте, вся тварь, ви­дя­щи, тре­пе­та­ше, / ос­но­ва­ния зем­ли по­зы­ба­ша­ся стра­хом дер­жа­вы Тво­ея: / Те­бе бо воз­нес­шу­ся днесь, род ев­рей­ский по­ги­бе, / цер­ков­ная за­ве­са раз­д­рася на двое, / и мерт­вии от гро­бов вос­кре­со­ша: / сот­ник, ви­дев чу­до, ужа­се­ся. / Пред­сто­я­щи же Ма­ти Твоя во­пи­я­ше, ры­да­ю­щи ма­тер­ски: / ка­ко не возры­даю, и утро­бы Мо­ея не бию, / зря­щи Тя на­га, яко осуж­де­на, на дре­ве ви­ся­ща? / Рас­п­ный­ся и по­гре­бый­ся, и вос­кре­сый из мерт­вых, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Ви­зан­тий­ца: Ко­гда Ты, Хри­сте, был рас­пят, / все тво­ре­ние ви­дя это за­тре­пе­та­ло, / ос­но­ва­ния зем­ли по­тряс­лись в стра­хе мо­гу­ще­ства Тво­е­го. / Ибо ко­гда Ты в сей день был воз­не­сен, род ев­ре­ев по­гиб, / за­ве­са хра­ма разо­рва­лась на­двое, / гроб­ни­цы от­кры­лись, / и мерт­вые вос­крес­ли из мо­гил; / сот­ник, уви­дев чу­до, ужас­нул­ся. / Пред­сто­я­щая же Ма­терь Твоя, / ры­дая в ма­те­рин­ской скор­би, взы­ва­ла: / “Как Мне не пла­кать / и не бить Се­бя от го­ря в грудь, / ви­дя Те­бя, как осуж­ден­но­го, / об­на­жен­ным, ви­ся­щим на Кре­сте?” / Рас­пя­тый и по­гре­бен­ный и вос­крес­ший из мерт­вых, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе.
Сла­ва, глас 6: Со­вле­ко­ша с Мене ри­зы Моя, / и об­ле­ко­ша Мя в ри­зу черв­ле­ну, / воз­ло­жи­ша на гла­ву Мою ве­нец от тер­ний, / и в дес­ную Мою ру­ку вда­ша трость, / да со­кру­шу их, яко со­су­ды скудельничи. Сла­ва, глас 6: Со­влек­ли с Ме­ня одеж­ды Мои / и об­лек­ли Ме­ня в плащ баг­ря­ный, / воз­ло­жи­ли на го­ло­ву Мою ве­нец из тер­ний / и в пра­вую Мою ру­ку да­ли трость, / что­бы Я со­кру­шил их, как со­су­ды горшечника.
И ныне, глас той­же: Пле­щи Моя дах на ра­ны, / ли­ца же Мо­е­го не от­вра­тих от за­пле­ва­ний, / су­ди­щу Пи­ла­то­ву пред­стах, и Крест пре­тер­пех / за спа­се­ние мира. И ныне, глас тот же, Ан­дрея Крит­ско­го: Спи­ну Мою Я от­дал на би­че­ва­ние / и ли­ца Мо­е­го не от­вра­тил от опле­ва­ний, / пред­стал на суд Пи­ла­та и Крест пре­тер­пел / ра­ди спа­се­ния мира.
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 10‑е,
от Мар­ка, за­ча­ло 69:

И чи­та­ет де­ся­тое Евангелие
от Мар­ка, за­ча­ло 69А

Во вре­мя оно, при­и­де Иосиф, иже от Ари­ма­фея, бла­го­об­ра­зен со­вет­ник, иже и той бе чая Цар­ствия Бо­жия, дерз­нув вни­де к Пи­ла­ту, и про­си те­ло Иису­со­ва. Пи­лат же ди­ви­ся, аще уже ум­ре: и при­звав сот­ни­ка, во­про­си его: аще уже ум­ре? И уве­дев от сот­ни­ка, да­де те­ло Иоси­фо­ви. И ку­пив пла­ща­ни­цу, и снем Его, об­вит пла­ща­ни­цею, и по­ло­жи Его во гроб, иже бе из­се­чен от ка­мене: и при­ва­ли ка­мень над две­ри гро­ба. Ма­рия же Маг­да­ли­на, и Ма­рия Иоси­е­ва зря­сте, где Его полагаху. В то вре­мя при­шел Иосиф из Ари­ма­феи, вид­ный член со­ве­та, ко­то­рый и сам пре­бы­вал в ожи­да­нии Цар­ства Бо­жия. Он осме­лил­ся вой­ти к Пи­ла­ту и по­про­сил те­ло Иису­са. Пи­лат уди­вил­ся, что Он уже мертв; и при­звав сот­ни­ка, спро­сил его: дав­но ли Он умер? И узнав от сот­ни­ка, да­ро­вал те­ло Иоси­фу. И ку­пив по­лот­но, он снял Его, об­вил по­лот­ном и по­ло­жил Его в гроб­ни­цу, ко­то­рая бы­ла вы­се­че­на в ска­ле; и при­ва­лил ка­мень ко вхо­ду в гроб­ни­цу. Ма­рия же Маг­да­ли­на и Ма­рия Иоси­то­ва смот­ре­ли, где Он был по­ло­жен.   Мк 15:43–47
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
Та­же Сла­ва в выш­них Бо­гу: Свя­щен­ник же ек­те­нию: Ис­пол­ним утрен­нюю мо­лит­ву: И про­чее по обы­чаю, и по воз­гла­се: Яко Бог милости: Сла­во­сло­вие все­днев­ное, ек­те­ния про­си­тель­ная [и мо­лит­ва 12].
По­сле мо­лит­вы гла­во­пре­клон­ной – Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Абие Еван­ге­лие 11‑е,
от Иоан­на, за­ча­ло 62:

И чи­та­ет один­на­дца­тое Евангелие
от Иоан­на, за­ча­ло 62

Во вре­мя оно, мо­ли Пи­ла­та Иосиф, иже от Ари­ма­фея, сый уче­ник Иису­сов, по­та­ен же стра­ха ра­ди иудей­ска, да воз­мет те­ло Иису­со­во: и по­ве­ле Пи­лат. При­и­де же и взят те­ло Иису­со­во. При­и­де же и Ни­ко­дим, при­ше­дый ко Иису­со­ви но­щию преж­де, но­ся сме­ше­ние смир­не­но и алой­но, яко литр сто. При­я­ста же те­ло Иису­со­во, и об­ви­ста е ри­за­ми со аро­ма­ты, яко­же обы­чай есть иудеом по­гре­ба­ти. Бе же на ме­сте, иде­же рас­пят­ся, верт, и в вер­те гроб нов, в нем­же ни­ко­ли­же ник­то­же по­ло­жен бе. Ту убо пят­ка ра­ди иудей­ска, яко близ бя­ше гроб, по­ло­жи­ста Иисуса. В то вре­мя по­про­сил Пи­ла­та Иосиф из Ари­ма­феи, быв­ший уче­ни­ком Иису­са, но тай­ным из стра­ха пе­ред Иуде­я­ми, взять те­ло Иису­са. И раз­ре­шил Пи­лат. При­шел он и взял те­ло Его. При­шел же и Ни­ко­дим, при­хо­див­ший к Нему в пер­вый раз но­чью, и при­нес со­став из смир­ны и алоя око­ло ста фун­тов. Взя­ли они те­ло Иису­са и об­ви­ли Его пе­ле­на­ми, с бла­го­во­ни­я­ми, как обык­но­вен­но по­гре­ба­ют Иудеи. Был же сад на том ме­сте, где Он рас­пят был, и в са­ду гроб­ни­ца но­вая, в ко­то­рой еще ни­кто не был по­ло­жен. Там-то ра­ди пят­ни­цы Иудей­ской, так как близ­ко бы­ла гроб­ни­ца, по­ло­жи­ли Иису­са.   Ин 19:38–42
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!

И по­ем сти­хи­ры самогласны,
оба ли­ка вку­пе. Глас 1:

Сти­хи­ры на стиховне
Глас 1

Вся тварь из­ме­ня­ше­ся стра­хом, / зря­щи Тя на Кре­сте ви­си­ма, Хри­сте: / солн­це омра­ча­ше­ся, / и зем­ли ос­но­ва­ния со­тря­са­ху­ся, / вся со­стра­да­ху Со­здав­ше­му вся. / Во­лею нас ра­ди пре­тер­пе­вый, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе. Все тво­ре­ние из­ме­ня­лось от стра­ха, / ви­дя Те­бя, Хри­сте, ви­ся­щим на Кре­сте: / солн­це омра­ча­лось и ос­но­ва­ния зем­ли ко­ле­ба­лись, / все со­стра­да­ло Со­здав­ше­му все. / Доб­ро­воль­но все за нас пре­тер­пев­ший, / Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Глас 2. Стих: Раз­де­ли­ша ри­зы Моя се­бе, / и о одеж­ди Мо­ей ме­та­ша жребий. Глас 2. Стих: Раз­де­ли­ли одеж­ды мои се­бе / и об оде­я­нии мо­ём бро­са­ли жре­бий.   Пс 21:19
Лю­дие зло­че­сти­вии и без­за­кон­нии, / вскую по­уча­ют­ся тщет­ным? / Вскую Жи­во­та всех на смерть осу­ди­ша? / Ве­лие чу­до, яко Со­зда­тель ми­ра / в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся, / и на дре­во воз­вы­ша­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / да яже во аде уз­ни­ки сво­бо­дит зо­ву­щия: / дол­го­тер­пе­ли­ве Гос­по­ди, сла­ва Тебе. На­род нече­сти­вый и пре­ступ­ный / для че­го за­мыш­ля­ет тщет­ное? / Для че­го Жизнь всех он на смерть осу­дил? / Ве­ли­кое чу­до, – / ибо Тво­рец ми­ра в ру­ки без­за­кон­ных пре­да­ет­ся / и на Дре­во под­ни­ма­ет­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец, / что­бы осво­бо­дить на­хо­див­ших­ся во аде уз­ни­ков, вос­кли­цав­ших: / “Дол­го­тер­пе­ли­вый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Да­ша в снедь Мою желчь, / и в жаж­ду Мою на­по­и­ша Мя оцта. Стих: Да­ли мне в пи­щу желчь, / и в жаж­де мо­ей на­по­и­ли ме­ня ук­су­сом.   Пс 68:22
Днесь зря­щи Тя, Непо­роч­ная Де­ва, / на Кре­сте Сло­ве воз­вы­ша­е­ма, / ры­да­ю­щи ма­тер­нею утро­бою, / уязв­ля­ше­ся серд­цем гор­це, / и сте­ня­щи бо­лез­нен­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­це со вла­сы тер­за­ю­щи. / Тем­же и пер­си би­ю­щи, взы­ва­ше жа­лост­но: / увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ча­до, / увы Мне, Све­те ми­ра, / что за­шел еси от очию Мо­ею, Агн­че Бо­жий? / Тем­же во­ин­ства без­п­лот­ных, / тре­пе­том со­дер­жи­ми бя­ху, гла­го­лю­ще: / Непо­сти­жи­ме Гос­по­ди, сла­ва Тебе. В сей день непо­роч­ная Де­ва, / ви­дя Те­бя, Сло­во, на Кре­сте ви­ся­щим, / скор­бя ма­те­рин­скою ду­шою, / уязв­ля­лась серд­цем горь­ко, / и, сте­ная му­чи­тель­но из глу­би­ны ду­ши, / ли­цо и во­ло­сы тер­зая, со­кру­ша­лась. / По­то­му, уда­ряя Се­бя в грудь, / Она и вос­кли­ца­ла жа­лост­но: / “Увы Мне, Бо­же­ствен­ное Ди­тя! / Увы Мне, Свет ми­ра! / Что же Ты скрыл­ся с глаз Мо­их, Аг­нец Бо­жий?” / От­то­го и во­ин­ства бес­плот­ных, / тре­пе­том охва­чен­ные, воз­гла­ша­ли: / “Непо­сти­жи­мый Гос­по­ди, сла­ва Тебе!”
Стих: Бог же, Царь наш преж­де ве­ка, / со­де­ла спа­се­ние по­сре­де земли. Стих: Бог же, Царь наш преж­де ве­ка, / со­де­лал спа­се­ние по­сре­ди зем­ли.   Пс 73:12
На дре­ве ви­дя­щи ви­си­ма, Хри­сте, / Те­бе, всех Зи­жди­те­ля и Бо­га, / без­се­мен­но Рожд­шая Тя во­пи­я­ше горь­ко: / Сыне Мой, где доб­ро­та зай­де зра­ка Тво­е­го? / Не терп­лю зре­ти Тя непра­вед­но рас­пи­на­е­ма: / пот­щи­ся убо, во­ста­ни, яко да ви­жу и Аз / Твое из мерт­вых три­днев­ное Воскресение. Ви­дя ви­ся­щим на Дре­ве, Хри­сте, / Те­бя, всех Со­зда­те­ля и Бо­га, / Ро­див­шая Те­бя без се­ме­ни взы­ва­ла горь­ко: / “Сын Мой, ку­да скры­лась кра­со­та об­ли­ка Тво­е­го? / Не вы­но­шу ви­деть Те­бя рас­пи­на­е­мым непра­вед­но; / по­спе­ши же, вос­стань, / что­бы и Я смог­ла уви­деть / Твое вос­кре­се­ние из мерт­вых в тре­тий день!”
Сла­ва, глас 8: Гос­по­ди, вос­хо­дя­щу Ти на Крест, / страх и тре­пет на­па­де на тварь, / и зем­ли убо воз­бра­нял еси по­гло­ти­ти рас­пи­на­ю­щих Тя, / аду же по­ве­ле­вал еси ис­пу­сти­ти уз­ни­ки, / на об­нов­ле­ние че­ло­ве­ков. / Су­дие жи­вых и мерт­вых, / жизнь при­шел еси по­да­ти, а не смерть. / Че­ло­ве­ко­люб­че, сла­ва Тебе. Сла­ва, глас 8: Гос­по­ди, ко­гда Ты вос­хо­дил на Крест / страх и тре­пет на­пал на все тво­ре­ние. / И зем­ле Ты за­пре­ща­ешь по­гло­тить рас­пи­нав­ших Те­бя, / но аду по­ве­ле­ва­ешь уз­ни­ков от­пу­стить, / для воз­рож­де­ния смерт­ных. / Ты, Су­дия жи­вых и мерт­вых, / при­шел да­ро­вать жизнь, а не смерть. / Че­ло­ве­ко­лю­бец, сла­ва Тебе!
И ныне, глас 6: Уже ома­ка­ет­ся трость из­ре­че­ния, от су­дей непра­вед­ных, / Иисус су­димь бы­ва­ет, и осуж­да­ет­ся на крест, / и страж­дет тварь, на Кре­сте ви­дя­щи Гос­по­да. / Но есте­ством те­ле­се, мене ра­ди страж­дай, / Бла­гий Гос­по­ди, сла­ва Тебе. И ныне, глас 6: Уже об­ма­ки­ва­ет­ся трост­ни­ко­вое пе­ро / для под­пи­са­ния при­го­во­ра су­дья­ми непра­вед­ны­ми, / и Иису­са су­дят и осуж­да­ют на Крест. / И стра­да­ет все тво­ре­ние, ви­дя на Кре­сте Гос­по­да. / Но ра­ди ме­ня те­лес­ною при­ро­дой страж­ду­щий, / бла­гой Гос­по­ди, сла­ва Тебе!
Свя­щен­ник: Дабы удо­сто­ить­ся нам услы­шать свя­тое Евангелие:

Та­же Еван­ге­лие 12‑е,
от Мат­феа, за­ча­ло 114:

И чи­та­ет двенадцатое
Еван­ге­лие от Мат­фея, за­ча­ло 114

Во утрий день, иже есть по пят­це, со­бра­ша­ся ар­хи­ерее и фа­ри­сее к Пи­ла­ту, гла­го­лю­ще: гос­по­ди, по­мя­ну­хом, яко льстец он ре­че, еще сый жив: по три­ех днех во­ста­ну. По­ве­ли убо утвер­ди­ти гроб до тре­ти­я­го дне, да не ка­ко при­шед­ше уче­ни­цы Его но­щию, укра­дут Его, и ре­кут лю­дем: во­ста от мерт­вых, и бу­дет по­след­няя лесть гор­ша пер­выя. Ре­че же им Пи­лат: има­те ку­сто­дию, иди­те, утвер­ди­те, яко­же ве­сте. Они же шед­ше утвер­ди­ша гроб, зна­ме­нав­ше ка­мень с кустодиею. На дру­гой день, ко­то­рый при­хо­дит­ся по­сле пят­ни­цы, со­бра­лись пер­во­свя­щен­ни­ки и фа­ри­сеи к Пи­ла­ту и ска­за­ли: гос­по­дин, мы вспом­ни­ли, что об­ман­щик тот ска­зал, еще бу­дучи в жи­вых: “че­рез три дня вос­ста­ну”. По­ве­ли по­это­му охра­нять гроб­ни­цу до тре­тье­го дня, что­бы уче­ни­ки, при­дя, не укра­ли Его, и не ска­за­ли бы на­ро­ду: “вос­стал из мерт­вых”; и бу­дет по­след­ний об­ман ху­же пер­во­го. Ска­зал им Пи­лат: име­е­те стра­жу; иди­те, охра­няй­те, как зна­е­те. И они по­шли и охра­ня­ли гроб­ни­цу, за­пе­ча­тав ка­мень и при­ста­вив стра­жу.   Мф 27:62–66
И по окон­ча­нии чте­ния по­ем: Сла­ва дол­го­тер­пе­нию Тво­е­му, Господи!
Та­же Бла­го есть ис­по­ве­да­ти­ся Гос­по­де­ви, и пе­ти име­ни Тво­е­му, Выш­ний, воз­ве­ща­ти за­ут­ра ми­лость Твою, и ис­ти­ну Твою на вся­ку нощь. За­тем: Бла­го есть сла­вить Гос­по­да и петь име­ни Тво­е­му, Все­выш­ний, воз­ве­щать ран­ним утром ми­лость Твою и ис­ти­ну Твою во вся­кую ночь.   Пс 91:2–3
Три­свя­тое. По От­че наш: Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твоё есть Цар­ство: Хор: Аминь.

Тро­парь, глас 4:

Иску­пил ны еси от клят­вы за­кон­ныя / чест­ною Тво­ею Кро­вию, / на Кре­сте при­гвоз­ди­вся, и ко­пи­ем про­бод­ся, / без­смер­тие ис­то­чил еси че­ло­ве­ком, / Спа­се наш, сла­ва Тебе.

Тро­парь, глас 4

Иску­пил Ты нас от про­кля­тия за­ко­на / дра­го­цен­ною Сво­ею Кро­вию: / ко Кре­сту при­гвож­ден­ный и ко­пьем прон­зен­ный, / Ты лю­дям ис­то­чил бес­смер­тие. / Спа­си­тель наш, сла­ва Тебе!

Та­же ек­те­ния обычная. Ек­те­ния су­гу­бая, мо­лит­ва 4 и от­пуст. Пер­вый час со­вер­ша­ем отдельно.

И от­пуст:

Иже опле­ва­ния и би­е­ния, и за­у­ше­ния, и Крест, и смерть пре­тер­пе­вый за спа­се­ние ми­ра, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, свя­тых пра­вед­ных Бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст

Опле­ва­ния, и би­че­ва­ние, и за­у­ше­ния, и Крест, и смерть пре­тер­пев­ший за спа­се­ние ми­ра, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­тых и пра­вед­ных бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сёт нас, как бла­гой и Человеколюбец.

Пер­вый же час не со­во­куп­ля­ем ныне, но о вто­ром ча­се дне.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки