Неде­ля мясопустная

Ве­ли­кая вечерня
Утре­ня
Ли­тур­гия

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский

В СУБ­БО­ТУ ВЕЧЕРА

В СУБ­БО­ТУ НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

На Ве­чер­ни, по пред­на­чи­на­тель­ном псал­ме обыч­ное сти­хо­сло­вие. На Гос­по­ди воз­звах, по­ста­вим сти­хов 10. И по­ем Осмо­глас­ни­ка сти­хи­ры вос­крес­ны 3, и Ана­то­ли­е­вы 3: и Три­о­ди дне по­доб­ны 4. Глас 6. По­сле пред­на­чи­на­тель­но­го псал­ма чи­та­ем всю первую ка­физ­му. На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 10: вос­крес­ных Ок­то­и­ха три, во­сточ­ных три и че­ты­ре из Триоди:

По­до­бен: Всю отложивше:

Егда хо­ще­ши при­и­ти, суд пра­вед­ный со­тво­ри­ти, / Су­дие пра­вед­ней­ший, на пре­сто­ле сла­вы Тво­ея се­дяй, / ре­ка ог­нен­ная пред Твое су­ди­ли­ще ужа­са­ю­щая вле­чет всех, / пред­сто­я­щим Те­бе небес­ным си­лам, / че­ло­ве­ком же су­ди­мым стра­хом, яко­же кож­до со­де­ла: / то­гда нас по­ща­ди, и ча­сти Хри­сте спо­до­би спа­са­е­мых, яко бла­го­у­тро­бен, / ве­рою мо­лим Тя.

Глас 6

Когда Ты воз­на­ме­ришь­ся прид­ти / суд пра­вед­ный со­тво­рить, Су­дия пра­вед­ней­ший, / вос­се­дая на пре­сто­ле сла­вы Тво­ей, / ре­ка ог­нен­ная ужа­са­ю­щая / пред Тво­им су­дей­ским ме­стом увле­ка­ет всех, / и пред­сто­ят Те­бе небес­ные Си­лы, / и лю­ди со стра­хом су­дят­ся, / в том, что каж­дый со­де­лал; / то­гда по­ща­ди нас, Хри­сте, / и удо­стой уча­сти спа­са­е­мых, как ми­ло­серд­ный, / с ве­рою мо­лим Тебя.

Кни­ги разгнут­ся, яв­ле­на бу­дут де­я­ния че­ло­ве­ков, / пред нестер­пи­мым су­ди­ли­щем: / воз­шу­мит же юдоль вся страш­ным скре­же­та­ни­ем пла­ча, / вся ви­дя­щи со­гре­шив­шия, / веч­ну­ю­щим му­кам, су­дом пра­вед­ным Тво­им от­пу­ща­е­мыя, / и без­дель­но пла­чу­щия Щед­ре. / Тем­же Тя мо­лим Бла­же: / по­ща­ди нас по­ю­щих Тя, / едине Многомилостиве. Кни­ги рас­кро­ют­ся, / яв­ле­ны бу­дут де­я­ния лю­дей / пе­ред нестер­пи­мым су­ди­ли­щем, / и огла­сит­ся вся до­ли­на пла­ча страш­ным скре­же­том, / при ви­де всех со­гре­шив­ших, / в му­ки веч­ные су­дом Тво­им пра­вед­ным от­сы­ла­е­мых, / и на­прас­но пла­чу­щих жа­лост­но. / По­то­му Те­бя мо­лим, Бла­гой: / “По­ща­ди нас, вос­пе­ва­ю­щих Те­бя, / еди­ный Многомилостивый!”
Воз­гла­сят тру­бы, и ис­то­щат­ся гро­бы, / и вос­крес­нет че­ло­ве­че­ское все есте­ство тре­пе­щу­щее, / доб­рая со­де­яв­шии, в ра­до­сти ра­ду­ют­ся, / ча­ю­ще мзду вос­при­я­ти: / со­гре­шив­шии же тре­пе­щут, лю­те ры­да­ю­ще, / в му­ку по­сы­ла­е­ми, и от из­бран­ных раз­лу­ча­е­ми. / Гос­по­ди сла­вы, ущед­ри нас яко Бла­гий, / и ча­сти спо­до­би воз­лю­бив­ших Тя. Воз­гла­сят тру­бы, и опу­сте­ют гроб­ни­цы, / и вос­крес­нет все есте­ство че­ло­ве­че­ское тре­пе­щу­щее: / доб­рое со­де­лав­шие в вос­тор­ге ра­ду­ют­ся, / ожи­дая по­лу­че­ния на­гра­ды; / со­гре­шив­шие же тре­пе­щут, страш­но ры­дая, / в му­ку по­сы­ла­е­мые и от из­бран­ных от­де­ля­е­мые. / Гос­по­ди сла­вы, по­жа­лей нас, как бла­гой, / и удо­стой уча­сти воз­лю­бив­ших Тебя.
Пла­чу и ры­даю, / егда в чув­ство при­и­му ог­нь веч­ный, / тьму кро­меш­ную, и тар­тар, лю­тый червь, / скре­жет же па­ки зуб­ный и непре­стан­ный, / бо­лезнь иму­щу бы­ти без ме­ры со­гре­шив­шим, / и Те­бе пре­б­ла­га­го нра­вом лу­ка­вым про­гне­вав­шим, / от ни­х­же един и пер­вый есмь аз ока­ян­ный, / но Су­дие, ми­ло­стию Тво­ею спа­си мя, / яко благоутробен. Пла­чу и ры­даю, / ко­гда чув­ством пред­став­лю огонь веч­ный, / тьму внеш­нюю, и тар­тар, и ужас­но­го чер­вя, / а так­же – и зу­бов скре­жет непре­стан­ный, / му­ку, пред­сто­я­щую без­мер­но со­гре­шив­шим / и Те­бя, пре­бла­го­го, нра­вом злым про­гне­вав­шим, – / из них один, и при­том пер­вый – я, несчаст­ный! / Но ми­ло­стию Тво­ею, Су­дия, / спа­си ме­ня, как милосердный.
Сла­ва, глас 8: Егда по­ста­вят­ся пре­сто­ли и от­вер­зут­ся кни­ги, / и Бог на су­де ся­дет, / о кий страх то­гда ан­ге­лом пред­сто­я­щим в стра­се, / и ре­це ог­нен­ней вле­ку­щей! / Что со­тво­рим то­гда во мно­гих гре­сех по­вин­нии че­ло­ве­цы? / Егда же услы­шим зо­ву­ща Его, бла­го­сло­вен­ныя От­ца в Цар­ство, / греш­ныя же от­сы­ла­ю­ща в му­ку. / Кто по­тер­пит страш­на­го она­го из­ре­че­ния? / Но едине Че­ло­ве­ко­люб­че Спа­се, Ца­рю ве­ков, / преж­де да­же кон­чи­на не при­спе­ет, / по­ка­я­ни­ем об­ра­тив, по­ми­луй мя. Сла­ва, глас 8: Ко­гда по­став­ле­ны бу­дут пре­сто­лы и от­кро­ют­ся кни­ги, / и Бог для су­да вос­ся­дет, / о ка­кой страх то­гда, ко­гда Ан­ге­лы пред­сто­ят в стра­хе, / и ре­ка ог­нен­ная увле­ка­ет! / Что то­гда бу­дем де­лать мы, / лю­ди, во мно­гих гре­хах по­вин­ные? / И ко­гда услы­шим Его, / при­зы­ва­ю­ще­го бла­го­сло­вен­ных От­ца в Цар­ство, / а греш­ных от­сы­ла­ю­ще­го в му­ку, / кто вы­дер­жит страш­ный тот при­го­вор? / Но еди­ный Че­ло­ве­ко­лю­бец, Спа­си­тель, Царь ве­ков, / преж­де чем ко­нец на­сту­пит, / по­ка­я­ни­ем об­ра­тив, по­ми­луй меня!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен 1‑й, гла­са. Вход. Све­те ти­хий: Про­ки­мен: Гос­подь во­ца­ри­ся: И про­чее. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: дог­ма­тик ря­до­во­го гласа.

На ли­тии, Сла­ва, са­мо­гла­сен, глас 7:

На ли­тии

Гос­под­ни ра­зу­мев­ше за­по­ве­ди, та­ко по­жи­вем: / ал­чу­щия на­пи­та­им, жаж­ду­щия на­по­им, на­гия об­ле­чем, / стран­ныя вве­дем, бо­ля­щия и в тем­ни­це су­щия по­се­тим. / Да ре­чет и к нам хо­тяй су­ди­ти всей зем­ли: / при­и­ди­те бла­го­сло­вен­нии От­ца Мо­е­го, / на­сле­дуй­те уго­то­ван­ное вам Царствие. Сла­ва, глас 7: За­по­ве­ди Гос­по­да по­знав, так и бу­дем по­сту­пать: / ал­чу­щих на­пи­та­ем, жаж­ду­щих на­по­им, / на­гих оде­нем, стран­ни­ков к се­бе вве­дем, / и пре­бы­ва­ю­щих в тем­ни­це по­се­тим, / что­бы и нам ска­зал Тот, кто бу­дет су­дить всю зем­лю: / “При­ди­те, бла­го­сло­вен­ные От­ца Мо­е­го, / на­сле­дуй­те уго­то­ван­ное вам Царство!”
И ныне: Под кров Твой Вла­ды­чи­це, / вси земно­род­нии при­бе­га­ю­ще во­пи­ем Ти: / Бо­го­ро­ди­це упо­ва­ние на­ше, / из­ба­ви ны от без­мер­ных пре­гре­ше­ний, / и спа­си ду­ши наша. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Под Твое по­кро­ви­тель­ство при­бег­нув, Вла­ды­чи­ца, / все мы, на зем­ле рож­ден­ные, взы­ва­ем Те­бе: / “Бо­го­ро­ди­ца, на­деж­да на­ша, / из­бавь нас от бес­чис­лен­ных со­гре­ше­ний / и спа­си ду­ши наши!”

На сти­ховне сти­хи­ры Осмо­глас­ни­ка по алфавиту.

Сти­хи­ры на сти­ховне октоиха

Сла­ва, глас 8: Увы мне мрач­ная ду­ше, / до­ко­ле от злых не отре­ва­е­ши­ся? / До­ко­ле уны­ни­ем сле­зи­ши? / Что не по­мыш­ля­е­ши о страш­ном ча­се смер­ти? / Что не тре­пе­щи­ши вся страш­на­го су­ди­ща Спа­со­ва? / Убо что от­ве­ща­е­ши? / Или что от­ре­че­ши? / Де­ла твоя пред­сто­ят на об­ли­че­ние твое, / де­я­ния об­ли­ча­ют кле­ве­щу­ща. / Про­чее о ду­ше, вре­мя на­ста: / те­цы, пред­ва­ри, ве­рою возо­пий: / со­гре­ших Гос­по­ди, со­гре­ших Ти, / но вем Че­ло­ве­ко­люб­че бла­го­у­тро­бие Твое, Пас­ты­рю доб­рый, / да не раз­лу­чи­ши мене одес­ную Те­бе пред­сто­я­ния, / ве­ли­кия ра­ди ми­ло­сти Твоея. Сла­ва, глас 8: Увы мне, омра­чен­ная ду­ша, / до­ко­ле от злых дел не от­ста­ешь? / До­ко­ле бес­печ­но­сти пре­да­ешь­ся? / Что не по­мыш­ля­ешь о страш­ном ча­се смер­ти? / По­че­му не тре­пе­щешь вся пред страш­ным су­ди­ли­щем Спа­си­те­ля? / Что же ска­жешь ты во оправ­да­ние свое? / Или ка­кой дашь от­вет? / Де­ла твои пред­сто­ят для об­ли­че­ния те­бя, / де­я­ния изоб­ли­ча­ют и об­ви­ня­ют. / От­ныне, о ду­ша, на­ста­ло вре­мя: / бе­ги, по­спе­ши, с ве­рою воз­зо­ви: / “Со­гре­шил я, Гос­по­ди, со­гре­шил пе­ред То­бою; / но знаю, Че­ло­ве­ко­лю­бец, ми­ло­сер­дие Твое, Пас­тырь доб­рый, / не от­лу­чи ме­ня от пред­сто­я­щих спра­ва от Те­бя / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Без­не­вест­ная Де­во, / Яже Бо­га неиз­ре­чен­но за­чен­ши пло­тию, / Ма­ти Бо­га Выш­ня­го, / Тво­их ра­бов моль­бы при­и­ми, Все­не­по­роч­ная, / всем по­да­ю­щи очи­ще­ние пре­гре­ше­ний, / ныне на­ша мо­ле­ния при­ем­лю­щи, / мо­ли спа­сти­ся всем нам. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Не по­знав­шая бра­ка Де­ва, / неиз­ре­чен­но Бо­га за­чав­шая по пло­ти, / – Ма­терь Бо­га Все­выш­не­го! / Услышь моль­бы Тво­их ра­бов, Все­не­по­роч­ная, / всем по­да­ю­щая очи­ще­ние от со­гре­ше­ний; / ныне, при­няв на­ши мо­ле­ния, / мо­ли о спа­се­нии всех нас.
От­пу­сти­тель­ный: Бо­го­ро­ди­це Де­во, ра­дуй­ся: три­жды. И про­чее по­сле­до­ва­ние бде­ния. И бы­ва­ет чте­ние в Де­я­ни­их апостольских.

НА УТРЕ­НИ

Бог Гос­подь, на глас тро­па­ря Осмо­глас­ни­ка. Тро­парь вос­крес­ный, и Бо­го­ро­ди­чен, и обыч­ное сти­хо­сло­вие. Чтем же и о ни­ще­лю­бии сло­во Бо­го­сло­ва, на три де­ле­ния, его­же на­ча­ло: Му­жие бра­тие, и со­убо­зии: И по­ли­е­лей. Обыч­ныя два псал­ма: при­пе­ва­ем же к сим и тре­тий пса­лом со ал­ли­лу­и­ею красною:

НА УТРЕ­НИ

По­сле ше­сто­псал­мия по­ем “Бог Гос­подь:” на глас Ок­то­и­ха, и два­жды вос­крес­ный тро­парь, и Бо­го­ро­ди­чен один раз. За­тем обыч­ное сти­хо­сло­вие Псал­ти­ри. Се­даль­ны Ок­то­и­ха. По­сле обыч­ных двух по­ли­е­лей­ных псал­мов при­со­еди­ня­ем третий:

Пса­лом 136:

На ре­ках Ва­ви­лон­ских, та­мо седо­хом и пла­ка­хом, вне­гда по­мя­ну­ти нам Си­о­на. Ал­ли­лу­иа. На вер­би­их по­сре­де его обе­си­хом ор­га­ны на­ша. Ал­ли­лу­иа. Яко та­мо во­про­си­ша ны плен­шии нас о сло­ве­сех пес­ней и вед­шии нас о пе­нии. Ал­ли­лу­иа. Вос­пой­те нам от пес­ней Си­он­ских. Ал­ли­лу­иа. Ка­ко вос­по­ем песнь Гос­под­ню на зем­ли чуж­дей? Ал­ли­лу­иа. Аще за­бу­ду те­бе, Иеру­са­ли­ме, за­бве­на бу­ди дес­ни­ца моя. Ал­ли­лу­иа. При­льп­ни язык мой гор­та­ни мо­е­му, аще не по­мя­ну те­бе, аще не пред­ло­жу Иеру­са­ли­ма, яко в на­ча­ле ве­се­лия мо­е­го. Ал­ли­лу­иа. По­мя­ни, Гос­по­ди, сы­ны Едом­ския, в день Иеру­са­лимль, гла­го­лю­щия: ис­то­щай­те, ис­то­щай­те до ос­но­ва­ний его. Ал­ли­лу­иа. Дщи Ва­ви­ло­ня ока­ян­ная. Бла­жен иже воз­даст те­бе воз­да­я­ние твое, еже воз­да­ла еси нам. Ал­ли­лу­иа. Бла­жен иже имет, и раз­би­ет мла­ден­цы твоя о ка­мень. Ал­ли­лу­иа.

Пса­лом 136

У рек Ва­ви­ло­на там мы се­ли и за­пла­ка­ли, ко­гда вспом­ни­лось нам о Си­оне. Ал­ли­лу­иа. На ивах по­сре­ди него по­ве­си­ли мы ор­га­ны на­ши. Ал­ли­лу­иа. Ибо там спро­си­ли нас пле­нив­шие нас о сло­вах пе­сен и увед­шие нас – о пе­нии. Ал­ли­лу­иа. “Про­пой­те нам из пе­сен Си­он­ских”. Ал­ли­лу­иа. Как спо­ём мы песнь Гос­под­ню на зем­ле чу­жой? Ал­ли­лу­иа. Ес­ли за­бу­ду те­бя, Иеру­са­лим, пусть за­бы­та бу­дет дес­ни­ца моя. Ал­ли­лу­иа. Пусть при­лип­нет язык мой к гор­та­ни мо­ей, ес­ли не вспом­ню те­бя, ес­ли не по­став­лю Иеру­са­ли­ма в на­ча­ле ве­се­лья мо­е­го. Ал­ли­лу­иа. Вспом­ни, Гос­по­ди, сы­нов Эдо­ма в день Иеру­са­ли­ма, го­во­ря­щих: “Раз­ру­шай­те, раз­ру­шай­те до ос­но­ва­ния его”. Ал­ли­лу­иа. Дочь Ва­ви­ло­на зло­счаст­ная, бла­жен, кто воз­даст те­бе воз­мез­дие твоё, ко­то­рым ты воз­да­ла нам. Ал­ли­лу­иа. Бла­жен, кто схва­тит и разо­бьёт мла­ден­цев тво­их о ка­мень. Ал­ли­лу­иа.

Сте­пен­ны, и про­ки­мен гла­са. Вся­кое ды­ха­ние: Еван­ге­лие утреннее. Тро­па­ри: Ан­гель­ский со­бор Ипа­кои. Сте­пен­ны и про­ки­мен гла­са. Все, что ды­шит: Еван­ге­лие вос­крес­ное ря­до­вое. Вос­кре­се­ние Хри­сто­во: Пса­лом 50. Затем
Сла­ва, глас 8: По­ка­я­ния от­вер­зи ми две­ри Жиз­но­да­вче, / утре­ню­ет бо дух мой ко хра­му свя­то­му Тво­е­му, / храм но­сяй те­лес­ный весь осквер­нен: / но яко щедр, очи­сти / бла­го­у­троб­ною Тво­ею милостию. Сла­ва, глас 8: По­ка­я­ния вра­та / от­вер­зи мне, По­да­тель жиз­ни, / ибо с рас­све­та стре­мит­ся дух мой / ко хра­му свя­то­му Тво­е­му, / но­ся весь осквер­нен­ный те­лес­ный храм. / Но Ты, как со­стра­да­тель­ный, очи­сти его / бла­го­серд­ною Тво­ею милостью.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: На спа­се­ния сте­зи на­ста­ви мя Бо­го­ро­ди­це, / студ­ны­ми бо ока­лях ду­шу грех­ми, / и в ле­но­сти все жи­тие мое иждих: / но Тво­и­ми мо­лит­ва­ми / из­ба­ви мя от вся­кия нечистоты. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: На пу­ти спа­се­ния / на­правь ме­ня, Бо­го­ро­ди­ца / ибо по­стыд­ны­ми гре­ха­ми я ду­шу за­пят­нал / и лег­ко­мыс­лен­но рас­тра­тил всю жизнь мою. / Но Тво­и­ми мо­лит­ва­ми / из­бавь ме­ня от вся­кой нечистоты.
Та­же, глас 6: По­ми­луй мя Бо­же, / по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, / и по мно­же­ству щед­рот Тво­их, / очи­сти без­за­ко­ние мое. Так­же, глас 6: По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей / и по мно­же­ству щед­рот Тво­их из­гладь без­за­ко­ние мое.
Мно­же­ства со­де­ян­ных мною лю­тых, по­мыш­ляя ока­ян­ный, / тре­пе­щу страш­на­го дне суд­на­го: / но на­де­я­ся на ми­лость бла­го­у­тро­бия Тво­е­го, / яко Да­вид во­пию Ти: / по­ми­луй мя Бо­же / по ве­ли­цей Тво­ей милости. О мно­же­стве со­де­лан­ных мною со­гре­ше­ний тяж­ких раз­мыш­ляя, / я, несчаст­ный, тре­пе­щу пред страш­ным днем су­да. / Но, на­де­ясь на ми­лость бла­го­сер­дия Тво­е­го, / как Да­вид взы­ваю Те­бе: / “По­ми­луй ме­ня, Бо­же, / по ве­ли­кой Тво­ей милости!”
И ка­нон вос­кре­сен, и Бо­го­ро­ди­цы на 6: и Три­о­ди на 8. Ка­нон вос­крес­ный, и Бо­го­ро­ди­чен на 6, и Три­о­ди на 8.

Ка­нон, тво­ре­ние гос­по­ди­на Фе­о­до­ра Сту­ди­та, глас 6.
Песнь 1.

Ка­нон, тво­ре­ние гос­по­ди­на Фе­о­до­ра Сту­ди­та, глас 6
Песнь 1

Ир­мос: По­мощ­ник и покровитель: Ир­мос: По­мощ­ник и покровитель:
День страш­ный все­не­из­гла­го­лан­на­го Тво­е­го при­ше­ствия стра­шу­ся по­мыш­ляя: / убо­яв­ся про­ви­жду, вонь­же пред­ся­де­ши су­ди­ти жи­выя и мерт­выя, / Бо­же мой Всесильне. О дне страш­ном по­мыш­ляя / неиз­ре­чен­но­го для всех Тво­е­го при­ше­ствия, / я ужа­са­юсь; / стра­шась, пре­дви­жу его, / ко­гда вос­ся­дешь Ты су­дить жи­вых и мерт­вых, / Бо­же мой всесильный.
Егда при­и­де­ши Бо­же, / во тьмах и ты­ся­щах ан­гель­ских, небес­ных на­чал, / и мене ока­ян­на­го, сре­сти Тя Хри­сте на об­ла­цех сподоби. Ко­гда при­дешь Ты, Бо­же, / с ми­ри­а­да­ми и ты­ся­ча­ми / ан­гель­ских небес­ных на­чальств, / то­гда и ме­ня, несчаст­но­го, / встре­тить Те­бя на об­ла­ках, Хри­сте, удостой.
Гря­ди, при­и­ми ду­ше моя, той час и день, / егда Бог яве над­ста­нет, / и ры­дай, пла­чи, об­ре­сти­ся чи­ста в час истязания. Иди, по­стиг­ни, ду­ша моя, / тот час и день, / ко­гда Бог те­бе от­кры­то пред­ста­нет; / и возры­дай, вос­плачь, / дабы чи­стой ока­зать­ся / в час испытания.
Ужа­са­ет мя и стра­шит ог­нь нега­си­мый ге­ен­ский, / червь горь­кий, скре­жет зу­бов, / но осла­би ми, оста­ви, / и сто­я­нию мя, Хри­сте, из­бран­ных Тво­их соучини. Изум­ля­ет и стра­шит ме­ня / неуга­си­мый огонь ге­ен­ны, / червь горь­кий, скре­жет зу­бов; / но от­пу­сти, про­сти мне, / и ту­да, где сто­ят Твои из­бран­ни­ки, / и ме­ня, Хри­сте, помести.
Воз­же­лен­на­го Тво­е­го гла­са, / свя­тыя Твоя зо­ву­ща­го на ра­дость, / да услы­шу и аз ока­ян­ный, / и об­ря­щу Цар­ствия Небес­на­го неиз­ре­чен­ное наслаждение. Во­жде­лен­ный Твой глас, / свя­тых Тво­их при­зы­ва­ю­щий к ра­до­сти, / да услы­шу и я, несчаст­ный, / и об­ре­ту Цар­ства Небес­но­го / неиз­ре­чен­ное наслаждение.
Не вни­ди со мною в суд, / но­сяй моя де­я­ния, сло­ве­са изыс­ку­яй, и ис­прав­ля­яй стрем­ле­ния, / но щед­ро­та­ми Тво­и­ми пре­зи­рая моя лю­тая, / спа­си мя Всесильне. Не вой­ди со мною в суд, / предъ­яв­ляя мои де­я­ния, / ис­пы­ты­вая сло­ва и изоб­ли­чая стрем­ле­ния, / но по ми­ло­сер­дию Тво­е­му, не взи­рая на гре­хи мои тяж­кие, / спа­си ме­ня, Всесильный.
Сла­ва, Тро­и­чен: Трии­по­стас­ная Еди­ни­це, / на­чаль­ней­шая Гос­по­же всех, со­вер­шен­но­на­чаль­ное пре­на­ча­лие, / Са­ма нас спа­си, От­че и Сыне и Ду­ше Пресвятый. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство в трех Ли­цах, / на­чаль­ствен­ней­шая Гос­по­жа всех, / со­вер­шен­ней­шее и вы­со­чай­шее / всех на­чал На­ча­ло! / Са­ма нас спа­си: / Отец, и Сын, и Дух Пресвятой!
Бо­го­ро­ди­чен: Кто ро­ди Сы­на, несе­ян­на От­чим за­ко­ном? / Се­го убо раж­да­ет Отец без ма­те­ре. / Пре­слав­ное чу­до! / Ты бо ро­ди­ла еси Чи­стая, Бо­га вку­пе и Человека. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Кто ро­дил Сы­на без се­ме­ни / по дан­но­му От­цом за­ко­ну? / То­го же, Ко­го рож­да­ет Сам Отец без ма­те­ри. / Необы­чай­ное чу­до! / Ибо ро­ди­ла Ты, Чи­стая, / вме­сте Бо­га и человека.
Ка­та­ва­сия: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель бысть мне во спа­се­ние, / Сей мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го, и воз­не­су Его: / слав­но бо прославися. Ка­та­ва­сия: По­мощ­ник и по­кро­ви­тель / сде­лал­ся мне спа­се­ни­ем: / Он – мой Бог, и про­слав­лю Его, / Бог от­ца мо­е­го – и воз­не­су Его, / ибо слав­но Он прославился!

Песнь 3.

Ир­мос: Утвер­ди Господи:

Песнь 3

Ир­мос: Утвер­ди, Господи:

Гос­подь гря­дет, и кто стер­пит страх Его? / Кто явит­ся ли­цу Его? / Но го­то­ва бу­ди, о ду­ше, ко сретению. Гос­подь гря­дет, / и кто вы­дер­жит страх Его? / Кто явит­ся ли­цу Его? / Но будь го­то­ва, о ду­ша, / ко встрече!
Пред­ва­рим, пла­чем, при­ми­рим­ся Бо­гу преж­де кон­ца: / страш­но бо су­ди­ще, на нем­же вси об­на­же­ни станем. По­спе­шим ско­рее, возры­да­ем, / при­ми­рим­ся с Бо­гом преж­де кон­ца: / ибо страш­но су­ди­ли­ще, / на ко­то­ром мы все об­на­жен­ны­ми предстанем.
По­ми­луй Гос­по­ди, по­ми­луй мя, во­пию Ти, / егда при­и­де­ши со ан­ге­лы Тво­и­ми / от­да­ти всем по до­сто­я­нию деяний. По­ми­луй, Гос­по­ди, по­ми­луй ме­ня, взы­ваю к Те­бе, / ко­гда при­дешь со Ан­ге­ла­ми Тво­и­ми / всем воз­дать по до­сто­ин­ству их деяний.
Нестер­пи­мый, Гос­по­ди, гнев, ка­ко стерп­лю су­да Тво­е­го, / пре­слу­шав Твое по­ве­ле­ние? / Но по­ща­ди, по­ща­ди мя в час суда. Как я вы­не­су, Гос­по­ди, / нестер­пи­мый гнев су­да Тво­е­го, / ослу­шав­шись Тво­е­го по­ве­ле­ния? / Но по­ща­ди, по­ща­ди ме­ня в час суда.
Об­ра­ти­ся, воз­дох­ни ду­ше ока­ян­ная, / преж­де да­же жи­тия тор­же­ство кон­ца не при­и­мет, / преж­де да­же две­ри чер­то­га не за­тво­рит Господь. Об­ра­тись, вос­сте­най, ду­ша несчаст­ная, / преж­де, чем не до­шел до кон­ца празд­ник жиз­ни, / по­ка не за­тво­рил / дверь чер­то­га Господь.
Со­гре­ших, Гос­по­ди, яко­же иный ник­то­же от че­ло­век, / пре­гре­шив па­че че­ло­ве­ка: / преж­де су­да ми­ло­стив бу­ди ми, Человеколюбче. Со­гре­шил я, Гос­по­ди, / как ни­кто иной из лю­дей, / пре­сту­пив вы­ше ме­ры че­ло­ве­че­ской; / но преж­де су­да будь ми­ло­стив ко мне, / Человеколюбец!
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­и­це про­стая, несо­здан­ная, / без­на­чаль­ное Есте­ство в Тро­и­це вос­пе­ва­е­мое Ипо­ста­сей, / спа­си ны, ве­рою по­кла­ня­ю­щи­я­ся дер­жа­ве Твоей. Сла­ва, Тро­и­чен: Един­ство про­стое, не со­здан­ное, / без­на­чаль­ное Есте­ство, / вос­пе­ва­е­мое в Трех Ипо­ста­сях, / спа­си нас, с ве­рою по­кло­ня­ю­щих­ся / мо­гу­ще­ству Твоему.
Бо­го­ро­ди­чен: Про­зяб­ла еси Пре­чи­стая без­се­мен­ным Рож­де­ством жи­вое Сло­во, / во­пло­щен­ное во утро­бе Тво­ей, непре­лож­ное: / сла­ва Бо­го­ма­ти, Рож­де­ству Твоему. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Про­из­рас­ти­ла Ты, Пре­чи­стая, / ро­див без се­ме­ни жи­вое Сло­во, / во­пло­щен­ное во чре­ве Тво­ем без из­ме­не­ния. / Сла­ва, Бо­го­ма­терь, рож­де­нию То­бою Христа!
Ка­та­ва­сия: Утвер­ди Гос­по­ди, на ка­ме­ни за­по­ве­дей Тво­их / по­двиг­ше­е­ся серд­це мое, / яко един Свят еси, и Господь. Ка­та­ва­сия: Утвер­ди, Гос­по­ди, на камне за­по­ве­дей Тво­их / по­ко­ле­бав­ше­е­ся серд­це мое, / ибо Ты один – Царь и Господь:

Се­да­лен, глас 6:

Помыш­ляю день страш­ный, / и пла­чу­ся де­я­ний мо­их лу­ка­вых: / ка­ко от­ве­щаю без­смерт­но­му Ца­рю? / Ко­им же дерз­но­ве­ни­ем воз­зрю на Су­дию блуд­ный аз? / Бла­го­у­троб­ный От­че, Сыне Еди­но­род­ный, Ду­ше Свя­тый, по­ми­луй мя.

Се­да­лен, глас 6

Помыш­ляю о дне страш­ном / и опла­ки­ваю злые мои де­я­ния. / Как я дам от­вет Бес­смерт­но­му Ца­рю? / Или как дерз­ну я, блуд­ный, взгля­нуть на Су­дию? / Ми­ло­серд­ный От­че, Сын Еди­но­род­ный / и Дух Свя­той, по­ми­луй меня!

Сла­ва: Во юдо­ли пла­ча, / в ме­сте еже по­ло­жил еси, егда ся­де­ши Ми­ло­сти­ве, / со­тво­ри­ти пра­вед­ный суд, / не объ­яви моя тай­ная, / ни­же по­сра­ми мене пред ан­ге­лы, / но по­ща­ди мя Бо­же и по­ми­луй мя. Сла­ва: В до­лине пла­ча, / на ме­сте, ко­то­рое Ты на­зна­чил, / ко­гда вос­ся­дешь, Ми­ло­сти­вый, со­вер­шить пра­вед­ный суд, / не объ­яви тай­ных дел мо­их / и не по­сра­ми ме­ня пред Ан­ге­ла­ми, / но по­ща­ди ме­ня, Бо­же, и по­ми­луй меня!
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Упо­ва­ние ми­ра бла­гая Бо­го­ро­ди­це Де­во, / Твое и еди­ное страш­ное пред­ста­тель­ство мо­лю: / уми­ло­сер­ди­ся на удо­бо­об­сто­я­тель­ныя лю­ди, / умо­ли ми­ло­сти­ва­го Бо­га, / из­ба­ви­ти­ся ду­шам на­шим от вся­ка­го пре­ще­ния, / еди­на благословенная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Бла­гая на­деж­да ми­ра, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, / лишь о Тво­ем од­ном страш­ном по­кро­ви­тель­стве мо­лим: / сжаль­ся над лег­ко впа­да­ю­щи­ми в бе­ду людь­ми, / умо­ли ми­ло­сти­во­го Бо­га, / да из­ба­вят­ся ду­ши на­ши от вся­ко­го на­ка­за­ния, / Еди­ная Благословенная!

Песнь 4.

Ир­мос: Услы­ша пророк:

Песнь 4

Ир­мос: Услы­шал пророк:

На­ста день, уже при две­рех суд, ду­ше бодр­ствуй, / иде­же ца­рие вку­пе и кня­зи, бо­га­тии и убо­зии со­би­ра­ют­ся / и вос­при­и­мет по до­сто­я­нию со­де­ян­ных от че­ло­век кийждо. На­стал день, бодр­ствуй, ду­ша, / уже при две­рях суд, / где вме­сте ца­ри и кня­зья, / бо­га­тые и бед­ные со­би­ра­ют­ся, / и по­лу­чит по до­сто­ин­ству им со­де­лан­но­го / каж­дый из людей.
В чи­ну сво­ем, мо­нах и иерарх, / ста­рый и юный, раб и вла­ды­ка ис­тя­жет­ся, / вдо­ви­ца и де­ва ис­пра­вит­ся: / и всем го­ре то­гда, не имев­шим жи­тие неповинное. В зва­нии сво­ем мо­на­ше­ству­ю­щий и иерарх, / ста­рец и юный, раб и вла­ды­ка / бу­дут ис­пы­та­ны; / вдо­ви­ца и де­ва да­дут от­чет; / и го­ре то­гда всем, / не имев­шим жиз­ни безупречной.
Неумыт­ный суд Твой, неута­ен­ное Твое су­ди­ще хит­ро­сло­вия, / не ви­тий ху­до­же­ство кра­ду­щее, / не сви­де­те­лей непще­ва­ние от­ра­жа­ю­щее пра­вед­ное: / в Те­бе бо Бо­зе всех со­кро­вен­ная предстоят. Непод­ку­пен Твой суд, / не ута­ят­ся в Тво­ем су­ди­ли­ще ни ухищ­ре­ния, / ни ора­то­ров до­во­ды, ис­ти­ну скры­ва­ю­щие, / ни сви­де­те­лей по­ка­за­ния, / пра­во­су­дие об­ма­ны­ва­ю­щие; / ибо Те­бе, Бо­гу, со­кро­вен­ные де­я­ния всех предстоят.
Да не при­и­ду в зем­лю пла­ча, / да не ви­жду ме­сто тьмы Хри­сте мой Сло­ве, / ни­же свя­зан бу­ду ру­ка­ма и но­га­ма, / вне чер­то­га Тво­е­го из­вер­жен­ный, / одеж­ду нетле­ния осквер­нен­ную име­яй всеокаянный. Да не при­ду я в зем­лю пла­ча, / да не уви­жу ме­ста тьмы, Хри­сте мой, / да не бу­ду по ру­кам и но­гам мо­им свя­зан, Сло­во, / и из чер­то­га Тво­е­го из­вер­жен, несчаст­ней­ший, / как име­ю­щий на се­бе осквер­нен­ной / одеж­ду нетления.
Вне­гда от­лу­чи­ши греш­ныя от пра­вед­ных, су­дяй ми­ру, / еди­на­го от овец мя Тво­их со­при­чти, / от коз­лищ раз­лу­чая мя Че­ло­ве­ко­люб­че, / во еже услы­ша­ти гла­са она­го бла­го­сло­вен­на­го Твоего. Ко­гда от­де­лишь Ты греш­ных от пра­вед­ных, / со­вер­шая над ми­ром суд, / од­ною из овец Тво­их ме­ня со­чти, / с коз­ла­ми раз­лу­чая ме­ня, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / что­бы услы­шать мне тот глас Твой благословенный.
Ис­пы­та­нию бы­ва­е­му, / и кни­гам от­вер­за­е­мым со­де­ян­ных, / что со­тво­ри­ши, о ду­ше ока­ян­ная? / Что от­ве­ща­е­ши на су­ди­щи, / не иму­щая прав­ды пло­ды при­не­сти / Хри­сту, и Со­де­те­лю твоему? Ко­гда на­сту­пит ис­пы­та­ние, / и рас­кро­ют­ся кни­ги с за­пи­сью со­де­ян­но­го, / что бу­дешь де­лать, о ду­ша несчаст­ная? / Что ска­жешь в свою за­щи­ту на су­де, / не имея пло­дов пра­вед­но­сти, / что­бы их при­не­сти Хри­сту и Со­зда­те­лю Твоему?
Слы­ша бо­га­та­го во пла­ме­ни му­ки ры­да­но­сло­вия, / пла­чу­ся и ры­даю ока­ян­ный, / то­го­жде сый осуж­де­ния, и мо­лю­ся: / по­ми­луй мя Спа­се ми­ра, во вре­мя суда. Слы­ша о жа­лост­ных сло­вах бо­га­то­го / в пла­ме­ни му­чи­тель­ном, / пла­чу и скорб­лю я, несчаст­ный, / до­стой­ный то­го же осуж­де­ния, и мо­лю: / “По­ми­луй ме­ня, Спа­си­тель ми­ра, / во вре­мя суда!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Сы­на от От­ца, и Ду­ха слав­лю, яко от солн­ца свет и лу­чу: / Ова­го убо рож­де­ственне, / зане и рож­де­ние, Ова­го же про­ис­ходне, зане и про­ис­хож­де­ние, / со­без­на­чаль­ную Бо­же­ствен­ную Тро­и­цу, / по­кла­ня­е­мую от вся­кия твари. Сла­ва, Тро­и­чен: Сы­на от От­ца, и Ду­ха слав­лю, / как ис­хо­дя­щие от Солн­ца Свет и Луч: / Од­но­го как рож­да­ю­ще­го­ся, / ибо Он дей­стви­тель­но рож­ден, / Дру­го­го же как про­ис­хо­дя­ще­го, / ибо Он дей­стви­тель­но про­изо­шел, / со­без­на­чаль­ную Бо­же­ствен­ную Тро­и­цу, / при­ни­ма­ю­щую по­кло­не­ние от все­го сотворенного.
Бо­го­ро­ди­чен: Де­вая Мла­ден­ца ро­див­шая, / и чи­сто­ту со­блюд­шая, Чи­стая Ты яви­ла­ся еси / Бо­га рожд­ши и Че­ло­ве­ка, / еди­на­го То­го во обою зра­ку: / чу­до Твое Де­во Ма­ти, / ужа­са­ет вся­кий слух и помысл. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Де­ва, на свет Мла­ден­ца про­из­вед­шая / и чи­сто­ту со­хра­нив­шая, / Ты, Свя­щен­ная, яви­лась ро­див­шей Бо­га и че­ло­ве­ка, / Од­но­го и То­го же во обо­их об­ра­зах. / Чу­до Твое, Де­ва-Ма­терь, / по­ра­жа­ет вся­кий слух и помышление!
Ка­та­ва­сия: Услы­ша про­рок при­ше­ствие Твое Гос­по­ди, и убо­я­ся, / яко хо­ще­ши от Де­вы ро­ди­ти­ся, / и че­ло­ве­ком яви­ти­ся, и гла­го­ла­ше: / услы­шах слух Твой, и убо­ях­ся, / сла­ва си­ле Тво­ей Господи. Ка­та­ва­сия: Услы­шал про­рок / о при­ше­ствии Тво­ем, Гос­по­ди, и убо­ял­ся, / что Ты хо­чешь от Де­вы ро­дить­ся и лю­дям явить­ся, и воз­гла­шал: / “Услы­шал я весть о Те­бе, и убо­ял­ся”. / Сла­ва си­ле Тво­ей, Господи!

Песнь 5.

Ир­мос: От но­щи утренююща:

Песнь 5

Ир­мос: От но­чи с рассвета:

Тре­пет неис­по­ве­ди­мый, и страх та­мо: / при­и­дет бо Гос­подь, и де­ло с Ним ко­е­го­ждо от че­ло­век, / и кто от­сю­ду про­чее се­бе не восплачет? Тре­пет неопи­су­е­мый там и страх: / ибо при­дет Гос­подь, / и с Ним явит­ся / де­ло каж­до­го из лю­дей; / и кто от это­го на­ко­нец / о се­бе не восплачет?
Ре­ка ог­нен­ная сму­ща­ет мя, ис­та­ява­ет мя, / стру­жет мя скре­жет зу­бов, тьма без­дны: / и ка­ко, или что со­де­яв, Бо­га умилостивлю? Ре­ка ог­нен­ная сму­ща­ет ме­ня, то­мит ме­ня, / тер­за­ет ме­ня скре­жет зу­бов, тьма без­дны; / и как или что со­вер­шив, / я Бо­га умилостивлю?
По­ща­ди, по­ща­ди Гос­по­ди, ра­ба Тво­е­го, / да не ко­гда пре­да­си мене горь­ким му­чи­те­лем аг­ге­лом лю­тым: / в ни­х­же несть та­мо по­коя обрести. По­ща­ди, по­ща­ди, Гос­по­ди, ра­ба Тво­е­го, / не пре­дай ни­ко­гда ме­ня су­ро­вым ис­тя­за­те­лям, / Ан­ге­лам неумо­ли­мым: / там, сре­ди них невоз­мож­но по­кой обрести.
Князь и вождь та­мо вку­пе, бо­га­тый и без­слав­ный, / ве­ли­кий куп­но и ма­лый ис­пра­вит­ся рав­но: / го­ре ко­муж­до про­чее неуготовленному. Князь и вождь там рав­ны, / бо­га­тый и бес­слав­ный, / ве­ли­кий вме­сте с ма­лым / оди­на­ко­во да­дут от­вет; / го­ре то­гда бу­дет вся­ко­му неготовому!
Осла­би, оста­ви Гос­по­ди, и про­сти ели­ка Ти со­гре­ших, / и не по­ка­жи мя та­мо пред ан­ге­лы во осуж­де­нии ог­ня, / и сту­да некончаемаго. Ослабь, от­пу­сти, Гос­по­ди, / и про­сти, в чем я пред То­бою со­гре­шил, / и не яви ме­ня там пред Ан­ге­ла­ми / осуж­да­е­мым в огонь, / на по­срам­ле­ние нескончаемое.
По­ща­ди, по­ща­ди Гос­по­ди, со­зда­ние Твое: / со­гре­ших, осла­би ми, / яко есте­ством чи­стый, Сам еси един, / и иный раз­ве Те­бе ник­то­же есть вне скверны. По­ща­ди, по­ща­ди, Гос­по­ди, со­зда­ние твое. / Со­гре­шил я – про­сти мне, / ибо Ты один толь­ко чист есте­ством, / и ни­кто дру­гой, кро­ме Те­бя, / не пре­бы­ва­ет без скверны.
Сла­ва, Тро­и­чен: Еди­ни­цу есте­ством Тя Тро­и­це вос­пе­ваю, / без­на­чаль­ную, непо­стиж­ную, / на­чаль­ствен­ное, цар­ское, пре­со­вер­шен­ное един­ство, / Бо­га, и Све­та, и Жи­во­та, и Со­де­те­ля миру. Сла­ва, Тро­и­чен: Как Еди­ни­цу есте­ством / Те­бя, Тро­и­ца, я вос­пе­ваю, / без­на­чаль­ное, непо­сти­жи­мое, на­чаль­ствен­ное, / цар­ствен­ное, сверх­со­вер­шен­ное един­ство, / Бо­га, и Свет, и Жизнь, / и Со­зда­те­ля мира.
Бо­го­ро­ди­чен: В Рож­де­стве Тво­ем па­че есте­ства Чи­стая, / за­ко­ни есте­ства Те­бе ра­зо­ри­ша­ся яве, / ибо без се­мене раж­да­е­ши Пре­веч­на­го Бо­га, / от От­ца рожденнаго. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: В сверхъ­есте­ствен­ном Тво­ем чре­во­но­ше­нии, Свя­щен­ная, / за­ко­ны при­ро­ды яв­но упразд­ня­ют­ся для Те­бя: / и, дей­стви­тель­но, Ты без се­ме­ни рож­да­ешь / пред­веч­но­го Бо­га, от От­ца рожденного.
Ка­та­ва­сия: От но­щи утре­ню­ю­ща, Че­ло­ве­ко­люб­че, / про­све­ти, мо­лю­ся, / и на­ста­ви и мене на по­ве­ле­ния Твоя, / и на­учи мя Спа­се, тво­ри­ти во­лю Твою. Ка­та­ва­сия: От но­чи с рас­све­та / стре­мя­ще­го­ся к Те­бе, Че­ло­ве­ко­лю­бец, / про­све­ти, мо­лю, / и на­ставь и ме­ня в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / и на­учи ме­ня, Спа­си­тель, / тво­рить во­лю Твою.

Песнь 6.

Ир­мос: Возо­пих всем сердцем:

Песнь 6

Ир­мос: Воз­звал я всем сердцем:

Во страш­нем Хри­сте при­ше­ствии Тво­ем, егда яви­ши­ся с Небе­се, / и по­ста­вят­ся пре­сто­ли, и кни­ги разгнут­ся: / по­ща­ди, по­ща­ди то­гда Спа­се, со­зда­ние Твое. При страш­ном, Хри­сте, при­ше­ствии Тво­ем, / ко­гда Ты явишь­ся с небес, / и по­став­ле­ны бу­дут пре­сто­лы, и кни­ги рас­кро­ют­ся, / по­ща­ди, по­ща­ди то­гда Спа­си­тель, со­зда­ние Твое.
Та­мо ни­что­же по­мо­щи мо­жет, Бо­гу су­щу Су­дии, / ни тща­ние, ни коз­ни, ни сла­ва, ни друж­ба: / раз­ве от дел кре­пость твоя, о ду­ше моя! Ни­что там по­мочь не мо­жет, / где Бог яв­ля­ет­ся Су­ди­ей: / ни ста­ра­ние, ни хит­рость, ни сла­ва, ни друж­ба, / ес­ли не бу­дет от дел тво­их кре­пость твоя, / о ду­ша моя!
Та­мо вку­пе князь и вождь, ни­щий и бо­га­тый, ду­ше, / ни отец воз­мо­жет ни ма­ти по­мо­га­ю­щи, / ни из­бав­ля­яй брат осуждения. Там вме­сте бу­дут князь и вождь, / бед­ный и бо­га­тый, о ду­ша; / ни отец то­гда не смо­жет, ни мать по­мочь, / не из­ба­вит брат от осуждения.
Страш­ное ду­ше, ис­тя­за­ние по­мыш­ля­ю­щи Су­ди­и­но, / ужас­ни­ся от­сю­ду, уго­то­ви сло­во, / да не осу­ди­ши­ся уза­ми вечными. Раз­мыш­ляя о страш­ном ис­пы­та­нии у Су­дии, / ужас­нись от то­го, ду­ша, / под­го­товь свой от­вет, / что­бы не быть осуж­ден­ной на узы вечные.
Воз­ми твое, да не услы­шу Гос­по­ди, от­сы­ла­емь от Те­бе, / ни­же, еже по­и­ди во ог­нь про­кля­тых, / но воз­же­лен­на­го гла­са праведных. “Возь­ми свое!” да не услы­шу я, Гос­по­ди, / от­сы­ла­е­мый от Те­бя, / так­же как и сло­ва: “Иди в огонь с про­кля­ты­ми”, / но во­жде­лен­ный глас праведных.
Ад­ских врат из­ба­ви мя Гос­по­ди, / про­па­сти, и тьмы несве­ти­мыя от пре­ис­под­них, и ог­ня нега­си­ма­го, / и вся­кия иныя му­ки вечныя. От врат ада из­бавь ме­ня, Гос­по­ди, / от без­дны, и тьмы, чуж­дой све­та, / от под­зе­ме­лий и ог­ня неуга­си­мо­го, / и вся­ко­го ино­го / на­ка­за­ния вечного.
Сла­ва, Тро­и­чен: Тро­ич­на­го един­ства Бо­же­ство пою, / От­ца, и Сы­на, и Бо­же­ствен­на­го Ду­ха, / еди­на­го на­ча­ла дер­жа­ву, / со­раз­де­ля­е­ма­го тре­ми начертаньми. Сла­ва, Тро­и­чен: Трой­ствен­ное в един­стве Бо­же­ство / вос­пе­ваю: От­ца, и Сы­на, и Бо­же­ствен­но­го Ду­ха, / еди­но­го На­ча­ла власть, / раз­де­ля­е­мо­го тре­мя отличиями.
Бо­го­ро­ди­чен: Дверь Ты еси, Юже един прой­де вше­дый и из­ше­дый, / и клю­чи не раз­ре­ши­вый дев­ства Чи­стая, / Иисус со­зда­вый Ада­ма, и Сын Твой. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ты – Дверь, че­рез ко­то­рую про­шел / Один, во­шед­ший и ис­шед­ший, / и не рас­торг­ший дев­ства за­со­вов, Чи­стая, / – Иисус, Со­зда­тель Ада­ма и Сын Твой.
Ка­та­ва­сия: Возо­пих всем серд­цем мо­им к щед­ро­му Бо­гу, / и услы­ша мя от ада пре­ис­под­ня­го, / и воз­ве­де от тли жи­вот мой. Ка­та­ва­сия: Воз­звал я всем серд­цем мо­им / к ми­ло­серд­но­му Бо­гу, / и Он услы­шал ме­ня из ада глу­бо­чай­ше­го, / и вы­вел из по­ги­бе­ли жизнь мою.

Кондак, глас 1:

Егда при­и­де­ши Бо­же на зем­лю со сла­вою, / и тре­пе­щут вся­че­ская: / ре­ка же ог­нен­ная пред су­ди­щем вле­чет, / кни­ги раз­ги­ба­ют­ся, и тай­ная яв­ля­ют­ся: / то­гда из­ба­ви мя от ог­ня неуга­си­ма­го, / и спо­до­би мя одес­ную Те­бе ста­ти Су­дие праведнейший.

Кондак, глас 1

Когда при­дешь Ты, Бо­же, на зем­лю со сла­вою / весь мир за­тре­пе­щет; / ре­ка ог­нен­ная те­чет пред Пре­сто­лом Су­да, / кни­ги от­кры­ва­ют­ся и тай­ны объ­яв­ля­ют­ся. / То­гда из­бавь ме­ня от ог­ня неуга­си­мо­го / и удо­стой ме­ня стать спра­ва от Те­бя, / Су­дия праведнейший.

Икос: Страш­ное су­ди­ще Твое по­мыш­ляя пре­б­ла­гий Гос­по­ди, и день суд­ный, / ужа­са­ю­ся, и бо­ю­ся, от со­ве­сти мо­ея об­ли­ча­емь, / егда има­ши сести на пре­сто­ле Тво­ем, и тво­ри­ти ис­пы­та­ние: / то­гда отре­щи­ся гре­хов ник­то­же воз­мо­жет, / ис­тине об­ли­ча­ю­щей, и бо­яз­ни со­дер­жа­щей: / вель­ми убо воз­шу­мит то­гда ог­нь ге­ен­ский, / греш­ни­цы же воз­скре­же­щут. / Тем­же мя по­ми­луй преж­де кон­ца, и по­ща­ди мя Су­дие праведнейший.

Си­нак­сарь.

Икос: О страш­ном су­ди­ли­ще Тво­ем / по­мыш­ляя, пре­бла­гой Гос­по­ди, и дне су­да, / ужа­са­юсь, и стра­шусь, / со­ве­стью сво­ею об­ли­ча­е­мый! / Ко­гда вос­ся­дешь Ты на пре­сто­ле Тво­ем, / и про­из­во­дить бу­дешь ис­пы­та­ние, / то­гда от­ри­цать гре­хов ни­кто не смо­жет, / ибо са­ма ис­ти­на об­ли­ча­ет, и охва­ты­ва­ет бо­язнь: / силь­но вос­шу­мит огонь ге­ен­ны, / греш­ни­ки же зу­ба­ми за­скре­же­щут! / По­то­му по­ми­луй ме­ня преж­де кон­ца, / и по­ща­ди ме­ня, Су­дия праведнейший!

Песнь 7.

Ир­мос: Со­гре­ши­хом, беззаконновахом:

Песнь 7

Ир­мос: Со­гре­ши­ли мы, соделали:

При­па­дем и вос­пла­чем­ся преж­де су­да она­го вер­нии, / егда небе­са по­гиб­нут, звез­ды спа­дут, и вся зем­ля по­ко­леб­лет­ся, / да ми­ло­сти­ва об­ря­щем в ко­нец от­цев Бога. При­па­дем и вос­пла­чем, вер­ные, / преж­де то­го су­да, / ко­гда небе­са по­гиб­нут, / звез­ды па­да­ют, и вся зем­ля ко­леб­лет­ся, / что­бы ми­ло­сти­вым до кон­ца / об­ре­сти от­цов Бога.
Неумыт­ное ис­тя­за­ние, страш­ный есть та­мо суд, / иде­же Су­дия неута­ен есть, иде­же ли­ца несть в да­рех при­я­ти: / то­гда по­ща­ди мя Вла­ды­ко, и из­ба­ви вся­ка­го гне­ва Тво­е­го страшнаго. Бес­при­страст­но ис­пы­та­ние, стра­шен суд, / там где Су­дия, для Ко­то­ро­го нет тай­но­го, / где не скло­нить Его да­ра­ми к ли­це­при­я­тию; / то­гда по­ща­ди ме­ня, Вла­ды­ка, / и из­бавь от вся­ко­го гне­ва Тво­е­го страшного.
Гос­подь гря­дет су­ди­ти, кто стер­пит ви­де­ние Его? / Востре­пе­щи ду­ше ока­ян­ная, востре­пе­щи, / и уго­то­ви ис­хо­ди­щу де­ла твоя, / да ми­ло­сти­ва и ми­ло­сер­да об­ря­ще­ши Его, / от­цев Бо­га благословенна. Гос­подь для су­да гря­дет, / кто вы­не­сет Его яв­ле­ние? / Востре­пе­щи, ду­ша моя несчаст­ная, / востре­пе­щи и при­го­товь к ис­хо­ду де­ла твои, / дабы ми­ло­сти­вым и ми­ло­серд­ным об­ре­сти Его, / Бо­га от­цов благословенного.
Нега­си­мый ог­нь сму­ща­ет мя, / гор­чай­ший чер­вей скре­жет, / ад ду­шет­лен­ный стра­шит мя, / бла­го­уми­лен от­нюд не бы­ваю. / Но Гос­по­ди Гос­по­ди, преж­де кон­ца / утвер­ди мя стра­хом Твоим. Неуга­си­мый огонь сму­ща­ет ме­ня, / и гор­чай­ший чер­вей скре­жет; / ад ду­ше­гу­би­тель­ный стра­шит ме­ня, / в со­кру­ше­ние же бла­гое не при­хо­жу ни­сколь­ко. / Но, Гос­по­ди, Гос­по­ди, преж­де кон­ца / утвер­ди ме­ня стра­хом Твоим.
При­па­даю Ти, и при­но­шу Те­бе яко­же сле­зы гла­го­лы моя: / со­гре­ших, яко­же не со­гре­ши блуд­ни­ца, / и без­за­кон­но­вах, яко иный ник­то­же на зем­ли. / Но ущед­ри Вла­ды­ко, тво­ре­ние Твое, и при­зо­ви мя. При­па­даю пред То­бою / и при­но­шу Те­бе, как сле­зы, сло­ва мои: / “Со­гре­шил я, как не со­гре­ши­ла блуд­ни­ца / и без­за­кон­ние со­де­лал, как ни­кто дру­гой на зем­ле, / но по­ми­луй, Вла­ды­ка, тво­ре­ние Твое / и при­зо­ви меня!”
Об­ра­ти­ся ду­ше, по­кай­ся, от­крый со­кро­вен­ная, / гла­го­ли Бо­гу вся ве­ду­ще­му: / Ты ве­си моя тай­ная едине Спа­се, / но Сам мя по­ми­луй, яко­же по­ет Да­вид, по ми­ло­сти Твоей. Об­ра­тись, по­кай­ся, от­крой со­кро­вен­ное, / ска­жи Бо­гу Все­ве­ду­ще­му: / “Ты зна­ешь мои тай­ны, Еди­ный Спа­си­тель; / но Сам ме­ня по­ми­луй, как по­ет Да­вид, / по ми­ло­сти Твоей!”
Сла­ва, Тро­и­чен: Три, еди­но Су­ще­ством, и еди­но Ли­ца­ми, Три пою Сия: / Отец, Сын, и Свя­тый Дух, / еди­на си­ла, хо­те­ние и дей­ство. / Един Бог Три­свя­тый, / Цар­ство еди­но единоначальнейшее. Сла­ва, Тро­и­чен: Трех, еди­ных есте­ством / и Еди­но­го в трех Ли­цах так вос­пе­ваю: / “Отец, Сын, и Свя­той Дух – / еди­ная си­ла, во­ля и дей­ствие. / Един Бог три­свя­той, од­но Цар­ство единоначальнейшее!”
Бо­го­ро­ди­чен: Про­хо­дит крас­ней­ший от чер­то­га чре­ва Тво­е­го Бог, / яко­же Царь оде­ян­ный бо­го­ткан­ною баг­ря­ни­цею, / обаг­ре­ния тай­на­го пре­чи­стых кро­вей Тво­их, Без­не­вест­ная, / и цар­ству­ет землею. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Про­ис­хо­дит пре­крас­ней­ший Бог / от чер­то­га чре­ва Тво­е­го, / как Царь, оде­тый Бо­гом со­ткан­ной баг­ря­ни­цею, / пре­чи­стою кро­вию Тво­ей окра­шен­ной та­ин­ствен­но, / бра­ка не по­знав­шая, / и цар­ству­ет над землею.
Ка­та­ва­сия: Со­гре­ши­хом, без­за­кон­но­ва­х­ом, / неправ­до­ва­х­ом пред То­бою, / ни­же со­блю­до­хом, ни­же со­тво­ри­хом, / яко­же за­по­ве­дал еси нам, / но не пре­даждь нас до кон­ца, от­цев Боже. Ка­та­ва­сия: Со­гре­ши­ли мы, со­де­ла­ли / без­за­ко­ние, неправ­ду пред То­бою, / и не со­блюли, и не со­тво­ри­ли, / как Ты за­по­ве­дал нам. / Но не пре­дай нас до кон­ца, / от­цов Боже!

Песнь 8.

Ир­мос: Его­же во­ин­ства небесная:

Песнь 8

Ир­мос: Ко­го во­ин­ства небесные:

Страш­на­го вто­ра­го Тво­е­го, Гос­по­ди, при­ше­ствия по­мыш­ляя сре­те­ние, / тре­пе­щу пре­ще­ния Тво­е­го, / бо­ю­ся гне­ва Тво­е­го: / от се­го мя ча­са зо­ву, спа­си во веки. По­мыш­ляя о встре­че страш­но­го / вто­ро­го Тво­е­го, Гос­по­ди, при­ше­ствия, / тре­пе­щу пред гроз­ным Тво­им яв­ле­ни­ем, / бо­юсь гне­ва Тво­е­го и вос­кли­цаю: / “От то­го ча­са спа­си ме­ня навеки!”
Те­бе Бо­гу су­дя­щу вся­че­ская, / кто стер­пит земно­ро­ден, сый стра­стен? / Нега­си­мый бо ог­нь то­гда, и червь скре­же­щу­щий вель­ми, / осуж­ден­ныя при­и­мет во веки. Ко­гда Ты, Бо­же су­дить бу­дешь всех, / кто, на зем­ле рож­ден­ный, вы­не­сет это, бу­дучи стра­стен? / Ибо то­гда неуга­си­мый огонь / и червь, скре­же­щу­щий силь­но / осуж­ден­ных при­мет навеки.
Вся­кое ды­ха­ние егда при­зо­ве­ши, еже раз­су­ди­ти Хри­сте вку­пе: / ве­ли­кий страх то­гда, ве­лия нуж­да, / ток­мо по­мо­га­ю­щим де­я­ни­ем во веки. Ко­гда Ты при­зо­вешь все, что ды­шит, / вме­сте на суд Твой, Хри­сте, / ве­ли­кий бу­дет страх то­гда, ве­ли­кое бед­ствие, / и толь­ко де­ла на­ши по­мо­гут нам навеки.
Всех Су­дие Бо­же мой и Гос­по­ди, / да услы­шу то­гда гла­са Тво­е­го во­жде­лен­на­го, / да уви­жду свет Твой ве­ли­кий, / да узрю все­ле­ния Твоя, / да узрю сла­ву Твою, / ра­ду­я­ся во веки. Всех Су­дия, Бо­же мой и Гос­по­ди, / да услы­шу я то­гда / глас Твой во­жде­лен­ный, / да уви­жу свет Твой ве­ли­кий, / да со­зер­цаю се­ле­ния Твои, / да узрю сла­ву Твою, ра­ду­ясь вовеки.
Пра­во­су­де Спа­се по­ми­луй, / и из­ба­ви мя ог­ня и пре­ще­ния, / его­же мне на су­де пра­вед­но подъ­я­ти: / осла­би ми преж­де кон­ца, доб­ро­де­те­лию и покаянием. Пра­во­суд­ный Спа­си­тель, по­ми­луй / и из­бавь ме­ня от ог­ня и на­ка­за­ния, / ко­то­рое пред­сто­ит мне на су­де спра­вед­ли­во пре­тер­петь: / дай об­лег­че­ние мне преж­де кон­ца, / за доб­ро­де­тель и покаяние.
Егда ся­де­ши Су­дие, яко бла­го­у­тро­бен, / и по­ка­же­ши страш­ную сла­ву Твою Хри­сте: / о кий страх то­гда, пе­щи го­ря­щей, / и всем бо­я­щим­ся нестер­пи­ма­го су­ди­ща Твоего! Ко­гда Ты ся­дешь как Су­дия Ми­ло­сти­вый / и по­ка­жешь страш­ную сла­ву Твою, Хри­сте, / – о, ка­кой бу­дет страх то­гда / от пе­чи го­ря­щей / всем, бо­я­щим­ся нестер­пи­мо­го Су­ди­ли­ща Твоего!
Бла­го­сло­вим От­ца и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
Еди­на­го Бо­га по Су­ще­ству чту, / Три Ипо­ста­си пою опре­де­ли­тельне, иныя, но не ина­ко­выя: / по­не­же Бо­же­ство еди­но в три­ех Ли­цех, / ибо Отец, и Сын, и Бо­же­ствен­ный Дух. Бо­га, еди­но­го по есте­ству по­чи­таю, / вос­пе­ваю три Ипо­ста­си, раз­ли­чая Их: / раз­ные, но не раз­лич­ные, / по­сколь­ку еди­но в трех Ли­цах Бо­же­ство: / Отец, Сын и Бо­же­ствен­ный Дух.
Бо­го­ро­ди­чен: Из свет­лей­ша­го чре­ва Тво­е­го про­шед, / яко Же­них из чер­то­га воз­сия Хри­стос, / Свет ве­лий су­щим во тьме, / ибо прав­ды Солн­це об­ли­став, про­све­ти Чи­стая мир. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из свет­ло­го нед­ра Тво­е­го про­изой­дя, / как Же­них из брач­но­го чер­то­га / вос­си­ял Хри­стос, свет ве­ли­кий пре­бы­ва­ю­щим во тьме. / И вот, Он, Солн­цем Прав­ды за­бли­став, / про­све­тил, Чи­стая, мир.
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
Ир­мос: Его­же во­ин­ства небес­ная сла­вят, / и тре­пе­щут хе­ру­ви­ми и се­ра­фи­ми, / вся­ко ды­ха­ние и тварь, / пой­те, бла­го­сло­ви­те и пре­воз­но­си­те во вся веки. Ка­та­ва­сия: Ко­го во­ин­ства небес­ные сла­вят, / и пред Кем тре­пе­щут Хе­ру­ви­мы и Се­ра­фи­мы, / все что ды­шит и со­тво­ре­но, / пой­те, бла­го­слов­ляй­те / и пре­воз­но­си­те во все века!

Песнь 9.

Ир­мос: Без­се­мен­на­го зачатия:

Песнь 9

Ир­мос: От за­ча­тия без семени:

Гос­подь гря­дет греш­ныя му­чи­ти, пра­вед­ныя же спа­сти: / вос­пла­чем­ся, и возры­да­им, и при­и­мем чув­ство она­го дне, / вонь­же без­вест­ная и тай­ная от­крыв, / че­ло­ве­ком от­даст по достоянию. Гос­подь гря­дет греш­ных на­ка­зать, / пра­вед­ных же спа­сти; / востре­пе­щем и возры­да­ем, / и вос­при­мем чув­ством день тот, / ко­гда неве­до­мое и тай­ное лю­дей от­крыв, / Он воз­да­ет им по заслугам.
При­стра­шен и тре­пе­тен бысть Мо­и­сей, ви­дя Тя от зад­них: / ка­ко же по­стою, ли­це Твое ви­дя то­гда аз ока­ян­ный, егда при­и­де­ши с Небе­се? / Но по­ща­ди мя Щед­ре, ми­ло­стив­ным Тво­им призреннем. В страх и тре­пет при­шел Мо­и­сей, / сза­ди Те­бя уви­дев; / как же я устою то­гда, / ви­дя ли­цо Твое, несчаст­ный, / ко­гда Ты при­дешь с небес? / Но по­ща­ди ме­ня, Ми­ло­серд­ный, / ми­ло­сти­вым Тво­им взором.
Да­ни­ил убо­я­ся ча­са ис­тя­за­ния, / аз же ока­ян­ный что по­ст­раж­ду от него, гря­дый Гос­по­ди, страш­на­го дне, / но даждь ми преж­де кон­ца бла­го­угод­но Те­бе по­слу­жи­ти, / и улу­чи­ти Цар­ствие Твое. Да­ни­ил убо­ял­ся ча­са ис­пы­та­ния, / я же, жал­кий что пре­терп­лю / в день тот страш­ный, гря­ду­щий Гос­по­ди? / Но дай мне преж­де кон­чи­ны / по­слу­жить Те­бе бла­го­угод­но / и по­лу­чить Цар­ство Твое.
Ог­нь го­то­вит­ся, червь устро­я­ет­ся: / ве­се­лие, сла­ва, ослаб­ле­ние, свет неве­чер­ний, ра­дость пра­вед­ных: / и кто бла­жен­ный из­бег­ну­ти не вос­хо­щет му­че­ния пер­вых, на­сле­ди­вый вторая? Огонь го­то­вит­ся, червь устро­я­ет­ся; / так­же – ве­се­лия сла­ва, от­ра­да, / свет немерк­ну­щий, ра­дость пра­вед­ных; / и кто так бла­жен, что из­бе­жит на­ка­за­ния пер­вым, / по­лу­чив вто­рое в удел?
Да мя не от­вра­тит от ли­ца Тво­е­го Гос­по­ди ярость Тво­е­го гне­ва: / ни­же да услы­шу гла­са клят­вен­на­го, во ог­нь от­сы­ла­ю­ща­го, / но да вни­ду в ра­дость нетлен­на­го Тво­е­го чер­то­га и аз то­гда со свя­ты­ми Твоими. Да не от­стра­нит ме­ня / от ли­ца Тво­е­го, Гос­по­ди, / гнев Твой ярост­ный; / и да не услы­шу я глас Тво­е­го про­кля­тия, / в огонь от­сы­ла­ю­ще­го, / но да вой­ду в ра­дость / нетлен­но­го Тво­е­го брач­но­го чер­то­га / и я то­гда со свя­ты­ми Твоими.
Ум уяз­ви­ся, те­ло остру­пи­ся, бо­лез­ну­ет дух, / сло­во из­не­мо­же, жи­тие умерт­ви­ся, ко­нец при две­рех. / Тем­же ока­ян­ная моя ду­ше, что со­тво­ри­ши, / егда при­и­дет Су­дия ис­пы­та­ти твоя? Ум из­ра­нен, те­ло рас­слаб­ле­но, / бо­лез­ну­ет дух, сло­во из­не­мог­ло, / жизнь омерт­ве­ла, ко­нец при две­рях. / Итак, несчаст­ная ду­ша моя, что со­тво­ришь, / ко­гда при­дет Су­дия ис­пы­тать де­ла твои?
Сла­ва, Тро­и­чен: Еди­на­го Еди­но­ро­ди­те­лю, / еди­но­род­на­го Сы­на От­че, и едине еди­на­го Све­те, Све­та си­я­ние: / и еди­ный едине еди­на­го Бо­га, Свя­тый Ду­ше, Гос­по­да Гос­подь, во­ис­тин­ну сый. / О Тро­и­це Еди­ни­це Свя­тая! / Спа­си мя бо­го­сло­вя­ща Тя. Сла­ва, Тро­и­чен: От­че Еди­ный, один ро­див­ший Сы­на Еди­но­род­но­го; / и Еди­ный Свет, Еди­но­го Све­та Си­я­ние; / и Один толь­ко Дух Свя­той Еди­но­го Бо­га, / во­ис­ти­ну Гос­по­да Гос­под­ствен­ный Дух. / О Тро­и­ца, Еди­ни­ца свя­тая! / Спа­си ме­ня, бо­го­слов­ству­ю­ще­го о Тебе!
Бо­го­ро­ди­чен: Чу­до Рож­де­ства Тво­е­го удив­ля­ет мя Все­не­по­роч­ная, / ка­ко за­чи­на­е­ши без­се­мен­но необы­мен­на­го? / Рцы, ка­ко дев­ству­е­ши рожд­ши яко Ма­ти? / Еже па­че есте­ства ве­рою при­ем, Рож­ден­но­му по­кло­ни­ся: / ели­ка хо­щет бо, и может. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Чу­до рож­де­ния от Те­бя Хри­ста / по­ра­жа­ет ме­ня, Все­не­по­роч­ная, / как Ты за­чи­на­ешь без се­ме­ни Непо­сти­жи­мо­го. / “Ска­жи, как Де­вой Ты оста­ешь­ся, / ро­див как Ма­терь?” / – “То, что вы­ше есте­ства, ве­рою при­няв, / Рож­да­ю­ще­му­ся по­кло­няй­ся: / ибо Он все, что хо­чет и сде­лать может!”
Ка­та­ва­сия: Без­се­мен­на­го за­ча­тия / Рож­де­ство неска­зан­ное, / Ма­те­ре без­муж­ныя нетле­нен Плод: / Бо­жие бо рож­де­ние об­нов­ля­ет есте­ства. / Тем­же Тя вси ро­ди, яко бо­го­не­вест­ную Ма­терь, / пра­во­слав­но величаем. Ка­та­ва­сия: От за­ча­тия без се­ме­ни рож­де­ние неизъ­яс­ни­мо, / у Ма­те­ри, не знав­шей му­жа, непо­ро­чен Плод: / ибо об­нов­ля­ет Бо­жие рож­де­ние за­ко­ны есте­ства. / По­то­му Те­бя мы, все ро­ды, / как Бо­га на­ше­го Ма­терь / пра­во­слав­но величаем.

Ек­са­по­сти­ла­рий. Та­же настоящий:
По­до­бен: Со уче­ни­ки взыдем:

Ек­са­по­сти­ла­рий воскресный
и за­тем Триоди

Страш­ный день су­да, и неиз­ре­чен­ныя Тво­ея сла­вы, по­мыш­ляя / тре­пе­щу Гос­по­ди вся­ко, и тря­сый­ся стра­хом во­пию: / на зем­лю егда при­и­де­ши су­ди­ти Хри­сте Бо­же вся­че­ская со сла­вою, / от вся­ка­го из­ба­ви мя му­че­ния, / одес­ную Те­бе Вла­ды­ко спо­до­би­вый мя стати. О страш­ном дне су­да / и неиз­ре­чен­ной Тво­ей сла­вы по­мыш­ляя, / я весь со­дро­га­юсь, Гос­по­ди, / и тре­пе­ща со стра­хом вос­кли­цаю: / “Ко­гда при­дешь Ты на зем­лю со сла­вою / су­дить весь мир, Хри­сте Бо­же, / то­гда из­бавь ме­ня, жал­ко­го, от вся­ко­го на­ка­за­ния, / удо­сто­ив ме­ня Вла­ды­ка, / спра­ва от Те­бя стать.

Дру­гий: По­до­бен: Же­ны услышите:

Иной

Се день гря­дет Гос­по­да Все­дер­жи­те­ля, / и кто стер­пит страх при­ше­ствия она­го? / День бо яро­сти есть, и пещь го­ря­щая, вонь­же Су­дия ся­дет, / и по до­сто­я­нию де­я­ний ко­муж­де отдаяй. Вот, на­сту­па­ет день Гос­по­да Все­дер­жи­те­ля, / и кто вы­не­сет страх при­ше­ствия Его? / Ибо это день гне­ва, и по­до­бен он пе­чи го­ря­щей, / ко­гда Су­дия вос­ся­дет, воз­да­вая каж­до­му / по до­сто­ин­ству дел его.
Бо­го­ро­ди­чен: Час ис­пы­та­ния, и страш­на­го при­ше­ствия Че­ло­ве­ко­люб­ца Вла­ды­ки по­мыш­ляя, / весь тре­пе­щу, и се­туя, во­пию Ти: / Су­дие мой пра­вед­ней­ший, и едине Мно­го­мило­сти­ве, / ка­ю­ща­ся при­и­ми мя Бо­го­ро­ди­цы молитвами. Бо­го­ро­ди­чен: О ча­се ис­пы­та­ния и страш­но­го при­ше­ствия / че­ло­ве­ко­лю­би­во­го Вла­ды­ки по­мыш­ляя, / весь тре­пе­щу и скорб­но взы­ваю Те­бе: / “Су­дия мой пра­вед­ней­ший и еди­ный мно­го­мило­сти­вый, / ме­ня, ка­ю­ще­го­ся, при­ми / по хо­да­тай­ствам Богородицы!”

На хва­ли­тех стихиры
вос­крес­ны Осмо­глас­ни­ка 4: и Ана­то­ли­ев един:
и Три­о­ди 4, глас 6. Самогласны.

На “хва­ли­те” стихиры
вос­крес­ные Ок­то­и­ха 4, во­сточ­ная 1
и Три­о­ди са­мо­глас­ны 4, глас 6

Стих: Хва­ли­те Его в ким­ва­лех доб­ро­глас­ных, хва­ли­те Его в ким­ва­лех вос­кли­ца­ния: / вся­кое ды­ха­ние да хва­лит Господа. Стих: Хва­ли­те Его на ким­ва­лах бла­го­звуч­ных, хва­ли­те Его на ким­ва­лах звон­ких. / Все что ды­шит, да вос­хва­лит Гос­по­да! Пс 150:5–6
По­мыш­ляю день оный и час, / егда има­мы вси на­зи и яко осуж­де­ни, / неумыт­но­му Су­дии пред­ста­ти, / то­гда тру­ба воз­шу­мит вель­ми, / и ос­но­ва­ния зем­ли по­дви­жат­ся, / и мерт­вии от гро­бов вос­крес­нут, / и воз­рас­том еди­нем вси бу­дут, / и всех тай­ная яв­лен­на пред­ста­нут пред То­бою / и возры­да­ют, и вос­пла­чут­ся, / и во ог­нь кро­меш­ный оты­дут, иже ни­ко­гда­же по­ка­я­ша­ся: / и в ра­дость и ве­се­лие, пра­вед­ных жре­бий / вни­дет в чер­тог Небесный. По­мыш­ляю о том дне и ча­се, / ко­гда пред­сто­ит нам всем на­ги­ми / и по­доб­но осуж­ден­ным непод­куп­но­му Су­дии пред­стать. / То­гда тру­ба воз­гла­сит гром­ко, / и ос­но­ва­ния зем­ли по­ко­леб­лют­ся, / и мерт­вые из гроб­ниц вос­крес­нут, / и в од­ном воз­расте все ока­жут­ся, / и всех тай­ны яв­но пред­ста­нут пред То­бою; / и бу­дут бить се­бя в грудь и пла­кать, / и в огонь внеш­ний от­пра­вят­ся / те, кто ни­ко­гда не ка­я­лись, / и в ра­дость и ве­се­лие вой­дет пра­вед­ных жре­бий / – в чер­тог небесный.
Стих: Ис­по­вем­ся Те­бе Гос­по­ди всем серд­цем мо­им, / по­вем вся чу­де­са Твоя. Стих: Бу­ду сла­вить Те­бя, Гос­по­ди, всем серд­цем мо­им, / воз­ве­щу все чу­де­са Твои. Пс 9:2
О ка­ко­вый час то­гда, и день страш­ный, / егда ся­дет Су­дия на пре­сто­ле страш­ном! / Кни­ги раз­ги­ба­ют­ся, и де­я­ния об­ли­ча­ют­ся, / и тай­ная тьмы яв­ле­на бы­ва­ют, / ан­ге­ли об­те­ка­ют, со­би­ра­ю­ще вся язы­ки. / При­и­ди­те, услы­ши­те ца­рие и кня­зи, ра­би и сво­бод­ни, / греш­ни­цы и пра­вед­ни­цы, бо­га­тии и ни­щии, / яко гря­дет Су­дия, хо­тяй су­ди­ти всей все­лен­ней. / И кто пре­тер­пит пред ли­цем Его, / егда ан­ге­ли пред­ста­нут об­ли­ча­ю­ще / де­я­ния, по­мыш­ле­ния, и мыс­ли, яже в но­щи и во дни? / О ка­ко­вый час то­гда! / Но преж­де да­же не при­спе­ет кон­чи­на, / пот­щи­ся зо­ву­щи ду­ше: / Бо­же, об­ра­тив спа­си мя, / яко един благоутробен. О ка­кой час то­гда и день страш­ный, / ко­гда вос­ся­дет на пре­сто­ле страш­ном Су­дия! / Кни­ги рас­кры­ва­ют­ся, и де­ла изоб­ли­ча­ют­ся, / и тай­ны тьмы объ­яв­ля­ют­ся; / Ан­ге­лы со всех сто­рон спе­шат, со­би­рая все на­ро­ды. / При­ди­те, услышь­те ца­ри и кня­зья, ра­бы и сво­бод­ные, / греш­ни­ки и пра­вед­ни­ки, бо­га­тые и ни­щие, / ибо гря­дет Су­дия су­дить всю все­лен­ную. / И кто усто­ит пред ли­цом Его, / ко­гда Ан­ге­лы пред­ста­нут, об­ли­чая де­ла, / на­ме­ре­ния, и по­мыш­ле­ния, / быв­шие но­чью и днем. / О ка­кой час то­гда! / Но преж­де, чем ко­нец на­сту­пит, / при­ло­жи ста­ра­ние, ду­ша, взы­вая: / “Бо­же, об­ра­тив, спа­си ме­ня, / как еди­ный милосердный!”
Глас 8. Стих: Воз­ве­се­лю­ся и воз­ра­ду­ю­ся о Те­бе, / пою име­ни Тво­е­му, Вышний. Стих: Воз­ве­се­люсь и воз­ра­ду­юсь о Те­бе, / вос­пою име­ни Тво­е­му, Все­выш­ний! Пс 9:3
Да­ни­ил про­рок, муж же­ла­ний быв, / вла­сти­тель­ное Бо­жие ви­дев, си­це во­пи­я­ше: / Су­дия се­де, и кни­ги разгну­ша­ся. / Блю­ди ду­ше моя, по­сти­ши ли ся? / Ближ­ня­го тво­е­го не пре­зри. / От бра­шен воз­дер­жи­ши ли ся? / Бра­та тво­е­го не осуж­дай: / да не во ог­нь от­сы­ла­е­ма сго­ри­ши яко воск, / но да без по­ткно­ве­ния / вве­дет тя Хри­стос в Цар­ствие Свое. Да­ни­ил про­рок, быв­ший му­жем же­ла­ний, / вла­ды­че­ство Бо­жие узрев, так воз­гла­шал: / “Су­дия сел, и кни­ги рас­кры­лись”. / Смот­ри, ду­ша моя: ты по­стишь­ся? / – Ближ­не­го тво­е­го не пре­зи­рай. / Воз­дер­жи­ва­ешь­ся от пи­щи? / – Бра­та тво­е­го не осуж­дай, / что­бы, от­прав­лен­ная в огонь, не сго­ре­ла ты как воск, / но да вве­дет те­бя без пре­ткно­ве­ния Хри­стос / в Цар­ство Свое.
Глас 1. Стих: Вос­крес­ни Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­не­сет­ся ру­ка Твоя, / не за­бу­ди убо­гих Тво­их до конца. Стих: Вос­стань, Гос­по­ди Бо­же мой, да воз­вы­сит­ся ру­ка Твоя, / не за­будь бед­ных Тво­их до кон­ца. Пс 9:33
Пре­до­чи­стим се­бе бра­тие, ца­ри­цею доб­ро­де­те­лей: / се бо при­и­де, бо­гат­ство нам бла­гих по­да­ю­щи: / стра­стей уто­ля­ет дме­ния, / и Вла­ды­це при­ми­ря­ет пре­гре­шив­шия. / Тем­же с ве­се­ли­ем сию при­и­мем, во­пи­ю­ще Хри­сту Бо­гу: / вос­кре­сый из мерт­вых, неосуж­де­ны нас со­хра­ни, / сла­во­сло­вя­щия Тя еди­на­го Безгрешнаго. Глас 1: Пре­до­чи­стим се­бя, бра­тия, ца­ри­цею доб­ро­де­те­лей: / ибо вот, она при­шла, бо­гат­ство благ нам по­да­вая: / успо­ка­и­ва­ет стра­стей смя­те­ния, / и с Вла­ды­кою при­ми­ря­ет со­гре­шив­ших. / По­то­му с ра­до­стью ее при­мем, воз­гла­шая Хри­сту Бо­гу: / “Вос­крес­ший из мерт­вых, / неосуж­ден­ны­ми нас со­хра­ни, / сла­во­сло­вя­щих Те­бя, еди­но­го безгрешного!”
Сла­ва: па­ки той­же стих. Сла­ва: по­вто­ря­ем ту же стихиру.
И ныне: Пре­бла­го­сло­вен­на еси: И ныне, глас 2: Пре­бла­го­сло­вен­на Ты, Бо­го­ро­ди­ца Дева:
Сла­во­сло­вие ве­ли­кое: и от­пуст. Та­же, обыч­ная ли­тиа в при­тво­ре, в ней­же по­ем: Сла­ва, и ныне, сти­хи­ру еван­гель­скую. При­со­во­куп­ля­ем и час 1‑й, в нем­же чтет­ся огла­ше­ние пре­по­доб­на­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­ра Студита. Сла­во­сло­вие ве­ли­кое и отпуст.

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

НА ЛИ­ТУР­ГИИ

Изоб­ра­зи­тель­ная. И бла­жен­на гла­са, на 6: и от ка­но­на Три­о­ди песнь 6, на 4. По вхо­де тро­парь вос­крес­ный, Сла­ва, и ныне: Бла­жен­ны, гла­са на 6, и из ка­но­на Три­о­ди песнь 6‑я на 4. По вхо­де тро­парь вос­крес­ный, Сла­ва, и ныне:

Кондак три­о­ди, глас 1:

Егда при­и­де­ши Бо­же на зем­лю со сла­вою, / и тре­пе­щут вся­че­ская: / ре­ка же ог­нен­ная пред су­ди­щем вле­чет, / кни­ги раз­ги­ба­ют­ся, и тай­ная яв­ля­ют­ся: / то­гда из­ба­ви мя от ог­ня неуга­си­ма­го, / и спо­до­би мя одес­ную Те­бе ста­ти Су­дие праведнейший.

Кондак три­о­ди, глас 1

Когда при­дешь Ты, Бо­же, на зем­лю со сла­вою / весь мир за­тре­пе­щет; / ре­ка ог­нен­ная те­чет пред Пре­сто­лом Су­да, / кни­ги от­кры­ва­ют­ся и тай­ны объ­яв­ля­ют­ся. / То­гда из­бавь ме­ня от ог­ня неуга­си­мо­го / и удо­стой ме­ня стать спра­ва от Те­бя, / Су­дия праведнейший.

Про­ки­мен, глас 3:

Про­ки­мен, глас 3

Ве­лий Гос­подь наш, и ве­лия кре­пость Его, / и ра­зу­ма Его несть чис­ла. Стих: Хва­ли­те Гос­по­да, яко благ пса­лом: Бо­го­ви на­ше­му да усла­дит­ся хваление. Ве­лик Гос­подь наш, и ве­ли­ка си­ла Его, / и ра­зум Его неис­чис­лим. Стих: Хва­ли­те Гос­по­да, ибо бла­го петь пса­лом, хва­ла Бо­гу на­ше­му да бу­дет сла­дост­на. Пс 146:5, 1

Апо­стол
к Ко­рин­фя­ном, за­ча­ло 140:

Апо­стол
Пер­вое по­сла­ние к Ко­рин­фя­нам, за­ча­ло 140

Бра­тие, браш­но нас не по­ста­вит пред Бо­гом: ни­же бо аще ямы, из­бы­то­че­ству­ем, ни­же аще не ямы, ли­ша­ем­ся. Блю­ди­те же, да не ка­ко власть ва­ша сия пре­ткно­ве­ние бу­дет немощ­ным. Аще бо кто ви­дит тя, иму­ща ра­зум, в тре­би­щи воз­ле­жа­ща, не со­весть ли его немощ­на су­щи со­зи­ждет­ся идо­ло­жерт­вен­ная ясти? И по­гиб­нет немощ­ный брат в тво­ем ра­зу­ме, его­же ра­ди Хри­стос ум­ре. Та­ко­же со­гре­ша­ю­ще в бра­тию, и би­ю­ще их со­весть немощ­ну су­щу, во Хри­ста со­гре­ша­е­те. Тем­же аще браш­но со­блаз­ня­ет бра­та мо­е­го, не имам ясти мя­са во ве­ки, да не со­блаз­ню бра­та моего. Бра­тья, пи­ща не при­бли­жа­ет нас к Бо­гу: ибо едим ли мы, ни­че­го не при­об­ре­та­ем; не едим ли ни­че­го не те­ря­ем. Смот­ри­те же, как бы это ва­ше пра­во не ста­ло пре­ткно­ве­ни­ем для немощ­ных. Ведь ес­ли кто уви­дит, что ты, име­ю­щий зна­ние, воз­ле­жишь в ка­пи­ще, то со­весть его, как немощ­но­го, не скло­нит­ся ли к вку­ше­нию идо­ло­жерт­вен­но­го? И по­гиб­нет от тво­е­го зна­ния немощ­ный брат, за ко­то­ро­го умер Хри­стос. А со­гре­шая так про­тив бра­тьев и на­но­ся удар немощ­ной со­ве­сти их, вы гре­ши­те про­тив Хри­ста. По­то­му, ес­ли пи­ща со­блаз­ня­ет бра­та мо­е­го, не бу­ду есть мя­са во­век, что­бы не со­блаз­нить бра­та моего.
Несмь ли апо­стол? Несмь ли сво­бодь? Не Иису­са Хри­ста ли Гос­по­да на­ше­го ви­дех? Не де­ло ли мое вы есте о Гос­по­де? Аще убо иным несмь апо­стол, но убо вам есмь. Пе­чать бо мо­е­го апо­столь­ства вы есте о Господе. Раз­ве я не Апо­стол? Раз­ве я не сво­бо­ден? Раз­ве я не ви­дел Иису­са Хри­ста, Гос­по­да на­ше­го? Раз­ве не мое де­ло – вы в Гос­по­де? Ес­ли для дру­гих я не Апо­стол, то для вас – Апо­стол: ибо пе­чать мо­е­го апо­столь­ства – вы в Гос­по­де. 1 Кор 8:8–9:2

Ал­ли­лу­ия, глас 8:

Ал­ли­лу­ия, глас 8

При­и­ди­те воз­ра­ду­ем­ся Гос­по­де­ви, вос­клик­нем Бо­гу Спа­си­те­лю на­ше­му. Стих: Пред­ва­рим ли­це Его во ис­по­ве­да­нии, и во псал­мех вос­клик­нем Ему. При­ди­те, воз­ра­ду­ем­ся о Гос­по­де, вос­клик­нем Бо­гу, Спа­си­те­лю на­ше­му. Стих: По­спе­шим пред ли­цо Его со сла­во­сло­ви­ем, и в псал­мах вос­клик­нем Ему. Пс 94:1, 2

Еван­ге­лие от Матфея,
за­ча­ло 106:

Еван­ге­лие от Матфея,
за­ча­ло 106

Ре­че Гос­подь: егда при­и­дет Сын Че­ло­ве­че­ский в сла­ве Сво­ей и вси свя­тии ан­ге­ли с Ним, то­гда ся­дет на пре­сто­ле сла­вы Сво­ея. И со­бе­рут­ся пред Ним вси язы­цы, и раз­лу­чит их друг от дру­га, яко­же пас­тырь раз­лу­ча­ет ов­цы от коз­лищ. И по­ста­вит ов­цы одес­ную Се­бе, а коз­ли­ща ошу­юю. То­гда ре­чет Царь су­щим одес­ную Его: при­и­ди­те, бла­го­сло­вен­нии От­ца Мо­е­го, на­сле­дуй­те уго­то­ван­ное вам Цар­ствие от сло­же­ния ми­ра. Взал­ках­ся бо, и да­сте Ми ясти: воз­жа­дах­ся, и на­по­и­сте Мя: стра­нен бех, и вве­до­сте Мене. Наг, и оде­я­сте Мя: бо­лен, и по­се­ти­сте Мене: в тем­ни­це бех, и при­и­до­сте ко Мне. То­гда от­ве­ща­ют Ему пра­вед­ни­цы, гла­го­лю­ще: Гос­по­ди, ко­гда Тя ви­де­хом ал­чу­ща, и на­пи­та­хом; или жаж­ду­ща, и на­по­и­хом? Ко­гда же Тя ви­де­хом стран­на, и введо­хом; или на­га, и оде­я­хом? Ко­гда же Тя ви­де­хом бо­ля­ща, или в тем­ни­це, и при­и­до­хом к Те­бе? И от­ве­щав Царь ре­чет им: аминь гла­го­лю вам, по­не­же со­тво­ри­сте еди­но­му сих бра­тий Мо­их мень­ших, Мне со­тво­ри­сте. То­гда ре­чет и су­щим ошу­юю Его: иди­те от Мене, про­кля­тии, во ог­нь веч­ный, уго­то­ван­ный диа­во­лу и аг­ге­лом его. Взал­ках­ся бо, и не да­сте Ми ясти: воз­жа­дах­ся, и не на­по­и­сте Мене. Стра­нен бех, и не вве­до­сте Мене; наг, и не оде­я­сте Мене; бо­лен и в тем­ни­це, и не по­се­ти­сте Мене. То­гда от­ве­ща­ют Ему и тии, гла­го­лю­ще: Гос­по­ди, ко­гда Тя ви­де­хом ал­чу­ща, или жаж­ду­ща, или стран­на, или на­га, или боль­на, или в тем­ни­це, и не по­слу­жи­хом Те­бе? То­гда от­ве­ща­ет им, гла­го­ля: аминь гла­го­лю вам, по­не­же не со­тво­ри­сте еди­но­му сих мен­ших, ни Мне со­тво­ри­сте. И идут сии в му­ку веч­ную, пра­вед­ни­цы же в жи­вот вечный. Ска­зал Гос­подь: Ко­гда при­дет Сын Че­ло­ве­че­ский во сла­ве Сво­ей, и все свя­тые Ан­ге­лы с Ним, то­гда ся­дет Он на пре­сто­ле сла­вы Сво­ей, и бу­дут со­бра­ны пе­ред Ним все на­ро­ды; и Он от­де­лит их друг от дру­га, как пас­тух от­де­ля­ет овец от коз­лов; и по­ста­вит овец по пра­вую Свою сто­ро­ну, коз­лов же – по ле­вую. То­гда ска­жет Царь тем, кто спра­ва от Него: «При­ди­те, бла­го­сло­вен­ные От­ца Мо­е­го! На­сле­дуй­те Цар­ство, уго­то­ван­ное вам от ос­но­ва­ния ми­ра. Ибо го­ло­ден был Я, и вы да­ли Мне есть; жаж­дал, и вы на­по­и­ли Ме­ня; стран­ни­ком был, и вы при­ня­ли Ме­ня; наг, и вы оде­ли Ме­ня; бо­лен был, и вы по­се­ти­ли Ме­ня; в тем­ни­це был, и вы при­шли ко Мне». То­гда пра­вед­ни­ки ска­жут Ему в от­вет: «Гос­по­ди, ко­гда мы ви­де­ли Те­бя го­лод­ным, и на­кор­ми­ли? Или жаж­ду­щим, и на­по­и­ли? Ко­гда же мы ви­де­ли Те­бя стран­ни­ком, и при­ня­ли? Или на­гим, и оде­ли? Ко­гда же мы ви­де­ли Те­бя боль­ным, или в тем­ни­це, и при­шли к Те­бе?» И Царь ска­жет им в от­вет: «Ис­тин­но го­во­рю вам: то, что вы сде­ла­ли для од­но­го из этих бра­тьев Мо­их мень­ших, вы для Ме­ня сде­ла­ли». То­гда ска­жет и тем, кто по ле­вую сто­ро­ну: «Иди­те от Ме­ня, про­кля­тые, в огонь веч­ный, уго­то­ван­ный диа­во­лу и ан­ге­лам его. Ибо го­ло­ден был Я, и вы не да­ли Мне есть; жаж­дал, и вы не на­по­и­ли Ме­ня; стран­ни­ком был, и не при­ня­ли Ме­ня; наг, и не оде­ли Ме­ня; бо­лен и в тем­ни­це, и не по­се­ти­ли Ме­ня». То­гда и они ска­жут Ему в от­вет: «Гос­по­ди, ко­гда мы ви­де­ли Те­бя го­лод­ным, или жаж­ду­щим, или стран­ни­ком, или на­гим, или боль­ным, или в тем­ни­це, и не по­слу­жи­ли Те­бе?» То­гда Он ска­жет им в от­вет: «Ис­тин­но го­во­рю вам: то, что вы не сде­ла­ли для од­но­го из этих мень­ших, вы и для Ме­ня не сде­ла­ли». И пой­дут они в му­ку веч­ную, а пра­вед­ни­ки – в жизнь веч­ную. Мф 25:31–46

При­ча­стен:

При­ча­стен:

Хва­ли­те Гос­по­да с Небес, хва­ли­те Его в Вышних. Хва­ли­те Гос­по­да с небес, хва­ли­те Его в вышних.
Дру­гий: Ра­дуй­те­ся пра­вед­нии о Гос­по­де, пра­вым по­до­ба­ет похвала. Иной: Ра­дуй­тесь, пра­вед­ные, о Гос­по­де, пра­вым при­лич­на хвала.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки