Для чего Бог создал людей, имеющих мучиться в аду?

В наши дни нередко приходится сталкиваться с недоумением: для чего Бог создал человека, способного грешить? Неужели Он, как Всемогущий, не смог или не захотел сотворить человека настолько совершенным, чтобы тот имел неотвратимое стремление к добру? Но ведь если так, получается, что и грехопадение — результат недоработки Создателя, и виновник грехопадения — Бог. Следовательно, и причину будущих мучений нераскаявшихся грешников можно видеть в Творце.

Собственно говоря, подобные обвинения — не новы: вспомним для примера утверждение святителя Кирилла Александрийского (V в.): «Но кто-нибудь, думаю, скажет: если сотворенный человек имел дойти до столь великого несчастья, то не справедливо ли думать, что ему гораздо лучше было бы и не иметь бытия? Бог соделал славным и досточудным того, который спустя немного времени имел быть жалким и достойным сострадания, повинным проклятию и наказанию. Бог как Зиждитель по естеству, конечно, не мог не знать будущего. Поелику же, ведая это, творил Он его, то не обличает ли Себя более вреда, нежели пользы принесшим человеку, если имеющим быть несчастным поистине лучше было бы совершенно не родиться, согласно слову самого Спасителя, сказанному Им об ученике предателе: добрее было бы ему, аще не бы родился человек той (Мк. 14, 21). На это я скажу, что очень опасно и близко к крайнему безумию, или, лучше, прямо было бы безумием и даже гораздо более того — порицать Божественные намерения как неправильные и естество высочайшее или не считать заботящимся о надлежащем, или же считать его способным погрешать относительно полезного и лучшего для нас. Лучше было бы, если бы мы, считая естество Божественное непогрешимым в его советах и делах, удерживались от того, чтобы мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати (Рим. 12, 3) и оставляли излишнее занятие этим как не свободным от вины» [7, т. 2, с. 12].
Отметим и более близкий к нам по времени упрек: Фридрих Ницше: «Ветхий Бог, “дух” всецело, настоящий верховный жрец, истинное совершенство, прогуливается в своем саду: беда только, что он скучает. Против скуки даже и боги борются тщетно. Что же он делает? Он изобретает человека: человек занимателен... Но что это? и человек также скучает. Безгранично милосердие Божье к тому единственному бедствию, от которого не свободен ни один рай: Бог тотчас же создал еще и других животных. Первый промах Бога: человек не нашел животных занимательными, — он возгосподствовал над ними, он не пожелал быть “животным”. — Вследствие этого Бог создал женщину. И действительно, со скукой было покончено, — но с другим еще нет! Женщина была вторым промахом Бога. — “Женщина по своему существу змея — Heva”, — это знает всякий жрец; “от женщины происходит в мире всякое несчастье”, — это также знает всякий жрец. “Следовательно, от нее идет и наука”... Только через женщину человек научился вкушать от древа познания. — Что же случилось? Ветхого Бога охватил адский страх. Сам человек сделался величайшим промахом Бога, он создал в нем себе соперника... Ветхий Бог изобретает войну, он разъединяет народы, он делает так, что люди взаимно истребляют друг друга... Чтобы разрушить в человеке чувство причинности, изобретаются понятия о вине и наказании» [8, с. 71-73].
Встречаются и более радикальные обвинения. Так, то, что у философа Фридриха Ницше названо Божественным промахом, у антиклерикала Лео Таксиля — злонамеренным умыслом: «Согласно богословским умствованиям, бог всезнающ — ему известно и будущее. Значит, он должен был предвидеть, что произойдет. Ничто ведь не делается без его воли. Значит, бог сам хотел, чтобы созданные им люди согрешили, — в этом не может быть никакого сомнения» [12, с. 16].

Для того чтобы разобраться в заявленной тематике прежде всего необходимо обратиться к библейскому повествованию о начале творения, а именно к тому его фрагменту, где говорится о том, как был создан Адам. Вот этот пассаж: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1, 26-27). Итак, в отличие от всех прочих творений видимого мира прародитель был создан по образу и по подобию Божию — наделен такими особенностями и свойствами, которые отобразили в его естестве способности и совершенства Божества: разум, свободную волю, нравственное чувство, умение любить, способность к самостоятельной творческой деятельности, царственное достоинство и пр.
Отметим, что прежде грехопадения проявление этих богоподобных характеристик осуществлялось в человеке гармонично и слаженно, не вызывая взаимных противоречий, не дестабилизируя стройнейшее созвучие душевных и телесных компонент, не вызывая томлений, печалей, скорбей. Благочестивая деятельность первозданных людей преисполняла их чувством невозмутимого покоя, радости, счастья, любви (ср.: преп. Макарий Великий: «Адам, пока держался заповеди, был другом Божиим — и с Богом пребывал в раю. В Адаме пребывало Слово, и имел он в себе Духа Божия. Ум, первоначально чистый, пребывая в чине своем, созерцал Владыку своего, и Адам, пребывая в чистоте, царствовал над своими помыслами и блаженствовал, покрываемый Божественной славой. Само пребывавшее в нем Слово было для него всем: и ведением, и ощущением блаженства, и наследием, и учением. И совне пребывала на первозданных слава, так что они не видели наготы своей. Человек был в чести и чистоте, был владыкой всего, начиная от неба, умел различать страсти, чужд был демонам, чист от греха или от порока — Божиим был подобием» [6, с. 10-11]).

Всвязи со сказанным возникает вопрос: если свойственное человеку богоподобие подразумевает отблеск Божественных сил и совершенств, а Господь, как Святой, абсолютно чужд каких-либо греховных проявлений, то почему человек согрешил? Неужели он всё-таки не был совершенен настолько, чтобы иметь неотвратимое стремление к добру, как имеет его и Сам Благочестивый Творец (ср.: «Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы» (1 Ин. 1, 5))?

Напомним, что исповедуя учение о Божественных свойствах, Православное богословие нередко использует в отношении Господа высказывания, подразумевающие (за Ним) абсолютную «невозможность» совершения греха: «Как существо всесвятое, Бог не может не только творить, но и желать бытия зла» [10, с. 93]. Отсюда, собственно, и возникает вопрос: если Бог не может грешить, то почему богоподобный человек и смог и может, и согрешил и грешит? Дело в том, что когда говорится о невозможности Бога совершать то или иное, даже наимельчайшее зло, этим указывается не на ограниченность Божественного всемогущества, а на принципиально иное: Бог может творить все, что хочет и как хочет, однако же желает лишь только добра. И именно в этом Своем добровольном стремлении Бог — всемогущ (ср.: Дионисий Ареопагит:«...Сам, являющийся Причиной всего, по сверхмерной благости любит все, творит все, все совершенствует, все сохраняет, все возвращает и является Сам божественной доброй Любовью к добру ради добра. Ибо сама добротворящая Любовь к сущему, с избытком предсуществуя в Добре, не позволила Себе бесплодно остаться в Самой Себе и подвигла Себя действовать для преизбыточного порождения всего» [11, с. 185]).

Итак, подчеркнем: Божественная добродетельность сопряжена со свободой. И именно к такому, свободно избираемому благочестию был призван первозданный человек. Только в этом случае: в случае добровольного устремления к праведности человек отобразил бы в себе добродетель Святого Царя. Если же предполагаемая безгрешность Адама явилась бы навязанной ему извне безусловной, непреоборимой необходимостью, его поступки, даже и не будучи грехами, не могли бы называться добродетельными (а только лишь безгрешными).
Так, поступки животных, не будучи сами по себе греховными, вместе с тем не являются и добрыми, поскольку данные представители фауны не обладают ни свойственной человеку способностью осознанного выбора в принятии решений, ни нравственным критерием (например, совестью), ни прочими атрибутами личности, а действуют, главным образом, сообразно инстинктам — врожденной способности к совершению целесообразных действий по непосредственному безотчетному побуждению. Собственно говоря, слово «инстинкт» и происходит «через немецкое Instinkt из латинского Instinctus (naturae) “естественное побуждение” от instinguere “подстрекать”» [13, т. 2, с. 135]. Поэтому-то мы и не называем животных, включая «лютых» хищников, грешниками. Ибо грех есть уклонение от воли Создателя, противоестественное устремление к действиям (инстинкт же, напротив, — естественное), нарушение установленных Богом духовно-нравственных правил и норм (ср.: греч. «ἁμαρτία» — грех, заблуждение, ошибка от: «ἁμαρτάνω» — ошибаться, промахиваться, не попадать (в цель)): «грех (ἡ ἁμαρτία) есть беззаконие» (1 Ин. 3, 4).
Следовательно, если бы и в природу человека была заложена невозможность уклонения от Божественных благоволений (например, в форме непреодолимой программы, инстинкта «антигреховности», «праведности»), — хоть он и пребывал бы безгрешным, однако не являлся бы и нравственно-добрым; был бы подобен зверушке, автомату или роботу, но не Создателю, свободно и осознанно осуществляющему реализацию добра (ср.: свт. Василий Великий: «Добродетель же происходит от произволения, а не от необходимости; а произволение зависит от того, что в нас; и что в нас, то свободно. Посему, кто порицает Творца, что не устроил нас по естеству безгрешными, тот не иное что делает, как предпочитает природе разумной неразумную, природе, одаренной произволением и деятельностью, — неподвижную и неимеющую никаких стремлений» [9, т. 1, с. 951]).


Поэтому-то воля первозданного человека и не имела фатальной утвержденности в добре, находясь в состоянии формальной свободы, подразумевающей возможность добровольного склонения как к благочестию, так и ко злу. И именно для добровольного, осознанно-свободного утверждения человека в устремленности к праведности был установлен закон: «от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2, 16-17). В случае исполнения заповеди Адам постепенно обрел бы и навык к добру. Так, состояние формальной свободы сменилось бы в нем состоянием реально-доброй и далее — (состоянием) истинной богоподобной духовно-нравственной свободы, характеризующейся твердой и желанной решимостью исполенения заповедей и вместе — твердым неприятием греха. Таким образом, как это ни парадоксально, возможность стяжания богоподобной праведности не только не отрицала, но и необходимо подразумевала наличие у Адама возможности добровольного выбора между грехом и добром, а значит — способность грешить.
Именно так следует понимать и Отцов, неоднократно комментировавших данный вопрос (свт. Кирилл Александрийский: «Человек сотворен был в начале наделенный властию над собственными своими хотениями и обладая свободным стремлением к чему бы ни захотел: ибо свободно Божество, по образу Которого он сотворен. Так, думаю, а не иначе он был бы достохвален, если бы являлся свободным делателем добродетели и чистоту в делах имел бы, как плод расположения, а не как последствие естественной необходимости, которая совершенно не позволяла бы ему выходить из пределов добра, хотя бы он захотел делать и не то, что таково. Итак, человек в начале получил свободное и непринужденное стремление ума ко всему тому, что должно было делать; но по обольщению от змия неразумно обратился к тому, что не следовало делать, и за ничто почел совершить преступление» [7, т. 2, с. 13]; преп. Максим Исповедник: «...таинство спасения [дано для] добровольно жаждущих его, а не для насильно привлекаемых» [2, с. 255]).


Примечательно, что подобное отношение к праведности (как к добровольно и осознанно (верно) реализуемой свободе произволения) было понятно даже и ветхозаветным язычникам. Вот, например, что об этом пишет известный древнеримский оратор, философ и политический деятель Марк Туллий Цицерон: «Все люди придерживаются того мнения, что внешние блага: виноградники, посевы, оливковые насаждения, изобилие плодов земли — вообще все, что составляет жизненное благополучие и процветание, они имеют от богов. Добродетель же никто и никогда не считал полученной от бога. И это очень верно. За добродетель мы законно восхваляемы, добродетелью мы справедливо гордимся, что не могло бы быть, если бы она была даром от бога, а не зависела от нас самих. Если мы неожиданно были почтены какой-либо новой почестью, или случайно увеличилось наше богатство, или мы случайно приобрели что-нибудь приятное для нас, или избежали неприятности, и мы за это благодарим богов, то этим самым мы признаем, что в этом никакой нашей заслуги нет, и хвалить нас не зачто... Мы можем сколько угодно посвящать храмов Уму, Добродетели, Верности, но все эти [качества] находятся в нас самих. Надежду же, здоровье, богатство, способность побеждать должно просить у богов» [1, с. 187-188].

Стало быть, если бы человек не имел возможности самостоятельного выбора между добром и злом, и, следовательно, возможности грешить, он не имел бы и возможности стать праведником. В этой связи ответ на упомянутый ранее вопрос: «а не лучше ли было бы человеку совсем не родиться, нежели родиться со способностью грешить?» может быть сформулирован так (как это сделал святитель Кирилл Александрийский): «...тем, которые получили бытие и притом во благо, лучше ли было бы не родиться или родиться и соделаться причастниками благости Зиждетеля? Но в этом, как я думаю, никто не усомнится: ибо как имеющим быть несчастными, если они уже приведены в бытие, по справедливости и вожделеннее было бы не получать этого бытия, так точно, думаю, наоборот, и для тех, которые не будут таковыми, является добрым и достохвальным делом — произойти на свет и жить» [7, т. 2, с. 12]. С этими словами всецело солидарны и другие Отцы: блаженный Феодорит Кирский: «Для чего же Бог сотворил диавола, зная, что он будет таким? Бог создал все естество бесплотных, соделав оное разумным и бессмертным; существу же разумному свойственна свобода. И одни из сих существ сохранили благопризнательность к Творцу, а другие уклонились в лукавство. То же можно видеть и в людях: одни — любители добродетели, а другие — делатели порока. Посему если кто жалуется, что созданы злые, то и подвижников добродетели лишает победных наград. Ибо если бы пожелание добродетели не зависело от произвольного избрания, но по природе было бы неизменно, то не было бы достопобедных подвижников благочестия. Поелику же от произволения зависит избрание доброго и противоположного тому, то справедливо одни получают победные венцы, а другие несут наказание за произвольные грехи» [4, с. 34]; святитель Иоанн Златоуст: «Почему Бог не уничтожил врага, обольстившего человека в начале? Если бы он одолевал силою, то вопрос имел бы какой-нибудь смысл; если же он чужд такой силы, и действует только внушением, а не повиноваться Ему в нашей власти, то зачем ты отнимаешь предлог к прославлению и уничтожаешь повод к получению венцов?... Но гораздо справедливее, чтобы доблестные имели случай показать свою доблесть, а беспечные были наказаны за свою собственную ленность, чем ради последних причинить обиду первым» [5, т. 12 (2), с. 547].

Итак, возможность уподобления человека Богу как Праведнику, свободно осуществляющему делание добра, подразумевала создание Адама таким, каким он и был сотворен. Но как должно относиться к греховности прочих людей, рождающихся, в силу наличия в них первородного греха далекими от первозданной чистоты? Допустим, оветственность за преступление Адама лежит на нем самом. Но почему Бог допустил, чтобы из-за одного согрешившего страдали все его потомки, причем, страдали не только в настоящей, но и в будущей жизни? Разве они виноваты в том, что рождались (и продолжают рождаться) со скверной первородного греха, с удобопреклонностью ко злу?
Пожалуй, что данный вопрос мог бы иметь основания, если бы не предначертанное Богом от вечности Спасение и Искупление людей. Кроме того, едва ли мы можем достоверно утверждать, как бы сложилась общемировая история, если бы Адам не согрешил. Согрешили бы или не согрешили бы прочие люди? Опять же: если «да», согрешили бы некоторые (из них) или все?
Ответить можно следующим образом. Подлинное знание условно возможного будущего доступно лишь Богу. И мы не должны сомневаться в том, что Всеведующий Пантократор всегда и везде действует лишь наилучшим и всесовершеннейшим образом: «О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень?» (Рим. 11, 33-34). Поэтому наивысшую оптимальность следует признавать и за Домостроительством Спасения, подразумевающим возможность исцеления любого человека от греха жизнью по Христу, со Христом, во Христе (ср.: свт. Кирилл Александрийский: «Итак, если мы будем здраво судить, то не Зиждетеля, приведшего нас в бытие, обвиним, а напротив себя самих, от своего произволения терпящих вред. Что приводя человека в бытие, Бог имел ввиду и то, что он подпадет тлению, но знал и способы врачевания, в этом ясно убеждает нас божественный Павел, свидетельствуя о том, что спасение чрез Христа издавна предуведано было Духом. Именно так пишет он в послании к ученику своему Тимофею: н
е постыди́ся ýбо страстiю Гóсподанáшего, ни мнóю ю́зникомъ Егó: но спостражди́ благовѣствовáнiю по си́лѣ Бóга, спасшаго нáсъ и призвáвшаго звáнiемъ святы́мъ, не по дѣлóмъ нáшымъ, но по Своемý благоволенiю и благодáти дáннѣй нáмъ о Христѣ́ Иисýсѣ прéжде лѣ́тъ вѣ́чныхъ, я́вльшейся жев последние времена просвѣщéнiемъ Спаси́теля нáшего Иисýса Христá» (2 Тим. 1, 8-10)» [7, т. 2, с. 14-15] (подробнее см. также статьи: «Зачем Богу мучить грешников вечным геенским огнем?», «Спасутся ли все?»).
Правда, и в этом отношении нередко обретается неясность: почему мол, если после обращения человека ко Христу, после его благодатного очищения в Таинстве Крещения от скверны первородного и личного греха, он снова и снова грешит? Неужели Таинство не действенно? Неужели Церковь не обладает достаточным комплексом надёжных спасительных средств? Ёмким ответом на данный вопрос служит высказывание святителя
Григория Паламы: «Многие, возможно, обвиняют Адама за то, что он так легко был убежден лукавым советом, отверг Божию заповедь и через это отвержение произвел в нас смерть. Впрочем, не одно и то же — прежде опыта желать вкусить от какого-либо смертоносного растения и жаждать съесть [плод] его уже после того, как на опыте познано, что оно — смертоносно. Поэтому каждый из нас куда более достоин порицания и осуждения, чем тот Адам» [14, c, 109]. Из слов архиерея вытекает: ответ на вопрос «почему же мы все-таки грешим?» необходимо искать не только в вероучении Церкви, но и в себе.
Примечательны в данном аспекте слова преподобного Иоанна Лествичника: «Христианин есть тот, кто, сколько возможно человеку, подражает Христу словами, делами и помышлениями, право и непорочно веруя во Святую Троицу» [15, с. 28-29]. Но многие ли таковы? Много ли найдется христиан, которые, крестившись, всецело предали себя спасающему влечению Духа? А между тем, Писание призывает нас именно к этому: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены (ἠγοράσθητε) дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божии» (1 Кор. 6, 19-20); «Вы куплены (ἠγοράσθητε) дорогою ценою; не делайтесь рабами человеков» (1 Кор. 7, 23) (ср.: интересное предположение архимандрита Антонина Капустина: «Смерти временной действительно бы не было, если бы человек весь всецело предал себя влечению Духа Христова; если бы согласно было с премудростью Божией — не приготовленного и не способного человека насильно поместить в Царство непреходящей жизни. Последнее невозможно, первое — едва возможно (нетленные останки святых Божиих суть несомненный залог сей возможности)» [16, с. 160]).

Итак (повторимся), Бог создал человека исключительно для блага и блаженства, но в том, что человек уклонился, виновен не Бог. Он также не виновен и в том, что спасутся не все. Интересную аллегорическую интерпретацию данного постулата встречаем у святителя Кирилла Александрийского: «А что живому существу придется потерпеть истление, этого не не ведал Зиждитель, но напротив знал, что вместе с этим последует и разрушение непотребных тел, и уничтожение тления, и возведение к лучшему состоянию, и восприятие первоначальных благ. Он знал, что пошлет по времени Сына Своего в человеческом образе, имевшего умереть за нас и разрушить державу смерти, дабы обладать и живыми и мертвыми. Но что же? Если не все уверовали, то уже самое бесчисленное множество спасенных как бы ослабляет значение погибели оных и являет пустую печаль о них, едва не говоря так: снедят своих путей плоды (Притч. 1, 31): потому что, имея возможность, если бы захотели быть спасенными и избежать зла, в которое впали, они не приемлют Искупителя, то есть Христа. Так если бы какой садовник наполнил свой сад превосходнейшими деревьями, но затем не всем деревьям по разным причинам случилось бы избежать повреждения, то не подумает никто, чтобы решившийся заняться садоводством не хотел правильно вести это дело. И никто, думаю, не стал бы порицать его. Даже и напротив: он прилагал всю должную заботу о посаженных деревьях, а они пострадали от своей слабости. Неужели мы скажем, что лучше бы он совершенно не приступал к садоводству и не усаживал бы сада превосходнейшими растениями, но напротив уничтожил бы совсем способы садоводства, чтобы не потерпели вреда некоторые из посаженных растений? Не совершенно ли неразумно было бы считать это правильным?» [7, с. 14].

В более строгом, православно-догматическом формате, ту же самую мысль озвучивает и преподобный Максим Исповедник: «Нет разумной души, которая по сущности была бы более ценной, чем [другая] разумная душа. Ибо Бог, будучи благим, созидает всякую душу по образу Самого Себя и приводит ее в бытие самодвижущейся. И каждая [душа] по своей воле избирает либо честь, либо через дела свои добровольно принимает бесчестие» [17, т. 1, с. 216-217]. Мысль о равнообладаемости сущностью любыми представителями того или иного наиболее видового вида (см. нашу статью: «Что такое сущность, ипостась?») поддерживается и другими Святыми Отцами (см. напр. Преп. Иоанн Дамаскин: «...субстанция усматривается одинаково во всех ипостасях: в неодушевленных и одушевленных, в разумных и неразумных... Ипостасям каждого самого низшего вида свойственны одни и те же сущностные различия, которые, с одной стороны, соединяют их друг с другом через определение субстанции, с другой — отделяют их от ипостасей другого вида» [19, с. 90]; также свт. Василий Великий: «Одни наименования, употребляемые о предметах многих и численно различных, имеют некое общее значение; таково, например, имя “человек”. Ибо произнесший слово сие, означив этим именованием общую природу, не опредилил сим речением одного какого-нибудь человека, собственно означаемого сим именованием, потому что Петр не больше есть человек, как и Андрей, и Иоанн, и Иаков. Поэтому общность означаемого, подобно простирающаяся на всех подводимых под то же именование, имеет нужду в подразделении, чрез которое познаем не человека вообще, но Петра или Павла» [20, с. 100]; наконец, Феодор Абу-Кура: «Всякая вещь, которая определяется, как наиболее видовой вид, после называния вида, зовется природой и сущностью. Поэтому и все, что в равной мере его разделяет, называется единоприродным и единосущным, например, “человек” [21, с. 175]).

Для нас сейчас это особенно важно. И вот почему. Сущность есть главное образующее начало каких бы то ни было ипостасей и в частности — человеческих (то есть людей). Принадлежность же человеку сущностных характеристик, особенностей, свойств, в отличие от ипостасных, не находится в зависимости от самого человека и не обусловлена образом его жизни, хоть грешной, хоть святой: потому что сущностные человеческие особенности принадлежат всем людям в равной и неизменной степени. Творцом же человеческой сущности является исключительно Бог (человек в принципе не мог принимать участие в формировании собственной сущности, поскольку до ее сотворения не существовало и самого человека). Следовательно, если бы мы признали, что различное духовно-нравственное состояние людей (греховность или святость) обусловленно взаимным различием их сущностных свойств, нам пришлось бы признать, что и виновником порочности грешников является Сам Бог. Но это не так, поскольку различия между людьми характеризуются не сущностными, а ипостасными особенностями. Формирование же духовно-нравственных ипостасных особенностей, в отличие от природных (естественных, сущностных), зависит и от самого человека. Так, чистота и добродетель стяжается праведной жизнью, а порочность — нечестивой, греховной (порочной) (конечно, Вседержителя можно было бы упрекнуть и в другом: мол одному человеку Он способствует во спасении больше, другому — меньше, а к третьему вовсе нейтрален (как, например, это изложено в неправославных доктринах о предопределении). Но это не так: «живу Я, говорит Господь Бог: не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. Обратитесь, обратитесь от злых путей ваших; для чего умирать вам» (Иез. 33, 11) (см. по данному поводу названные выше статьи: «Зачем Богу мучить грешников вечным геенским огнем?», «Спасутся ли все?»).

Не слишком корректными в связи с вышеизложенным видятся высказывания Православных мыслителей, такие, например, как принадлежащее автору статьи «Один, но не одинок», протоиерею Максиму Первозванскому: «Отличаются люди и индивидуальностями, потому что это их набор природных сущностных качеств, они у нас разные. У каждого свои: вот мне медведь на ухо наступил, а Вы можете хором руководить. Это ваша индивидуальность или моя индивидуальность. Но если, не дай Бог, Вы оглохнете и потеряете слух, и Вы не сможете управлять хором, Ваша же личность от этого не изменится, а индивидуальность изменится» [18]. К сожалению, похожее изложение учения о сущности и сущностных свойствах просматривается и в более фундаментальных сочинениях, предназначенных для широкого круга читателей, не всегда способных разобраться в тонкостях Православной догматики. Вот, например, что повествуется о естественных свойствах в Православном катехизисе епископа Александра (Семенова Тян-Шанского): «Сущность (усия) — это то, что составляет содержание личности. Например, у ребенка в содержание его личности, в значительной мере, входят игра и обучение. Содержанием личности композитора, кроме множества общих всем людям переживаний, является еще целый мир звуков» [22, с. 10]. Подобная спутанность определений, как было отмечено выше, не только не способствует, но и препятстует правильному пониманию важнейших постулатов концепции о богооправдании (о том, что Бог — не является виновником зла) — Теодицеи (от греч. θεός, «Бог» + δίκη, «право, справедливость»).

Итак, в грехопадении человека виновен лишь диавол и сам человек. Между тем, Бог как умеющий и стремящийся обращать даже дурные человеческие действия к добрым последствиям, попустив преступление первозданных людей и дальнейшее распространение зла, не явил Себя равнодушным, безучастным наблюдателем, а действовал как Мудрый, Милосердный Педагог: «Итак закон был для нас детоводителем ко Христу, дабы нам оправдаться верою; по пришествии же веры, мы уже не под руководством детоводителя. Ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3, 24-26). Вот, как об этом свидетельствует Ириней Лионский (II в.): «Бог долготерепелив был при отпадении человека, предвидя победу, имевшую дароваться ему через Слово. Ибо когда сила совершалась в немощи, это показывало Божию благость и величественную власть. Ибо как Он терпеливо попустил Ионе быть поглощенным китом, не для того, чтобы он был поглощен и совершенно погиб, но чтобы опять, извергнутый, он более покорялся Богу и более прославлял Его, даровавшего ему неожиданное спасение, и привел ниневитян к твердому покаянию, дабы обратились к избавившему их от смерти Господу, устрашенные знамением, бывшим с Ионой, как говорит о них Писание: “И обратились они каждый от своего пути злого и от неправды, бывшей в руках их, говоря: кто знает, не раскается ли Бог и отвратит гнев Свой от нас, и мы не погибнем?” Так и вначале Бог попустил человеку быть поглощенным великим китом, который был виновник преступления, но не для того, чтобы поглощенный всецело погиб, но предустрояя и предуготовляя план совершенного Словом спасения через знамение Ионы для тех, которые одинаково с Ионой мыслили о Господе и исповедались и сказали: “Я раб Господа, и чту Господа Бога небесного, сотворившего море и сушу”; (Он сделал это) для того, чтобы человек, получая от Бога неожиданное спасение, восстал из мертвых и прославлял Бога, и повторил сказанные пророчески Ионой слова: “Я воззвал к Господу Богу моему в скорби моей, и Он услышал меня из чрева ада”, и всегда продолжал бы славить Бога и непрестанно благодарил за полученное от Него спасение, “дабы никакая плоть не хвалилась пред Богом”, и чтобы человек никогда не возымел противного мнения о Боге, думая, что нетление принадлежит ему собственно по природе и, уклонившись от истины, не хвалился в суетной надменности, будто он был естественно подобен Богу. Ибо он (сатана) таким образом делал (человека) неблагодарным к своему Творцу, помрачал любовь, которую Бог имел к человеку, и ослеплял его ум, чтоб он мыслил о Боге недостойно, сравнивая себя и поставляя наравне с Богом.
В этом состояло долготерпение Божие, чтобы человек, пройдя по всему и получив познание нравственности, потом достигнув воскресения из мертвых и опытом узнав, от чего он освобожден, всегда был благодарен к Господу, получив от Него дар нетления, чтобы более любить Его, ибо кому более отпущается, тот более любит, и познал себя самого, что он смертен и немощен, и уразумел Бога, что Он столь бессмертен и могущественен, что дарует и смертному бессмертие, и временному — вечность, и понял все прочие совершенства Божии, явленные в отношении к нему, и из них научился мыслить о Боге согласно с Его величием. Ибо слава человека есть Бог, а приятелище деятельности Божией и всей премудрости и силы Его есть человек. Как врач проявляет себя на больных, так и Бог открывается в людях» [23, с. 208-299] (ср.: «желающий внити в Царствие Его, если прежде не положит в себе ненавидеть все, влекущее сердце к миру, не может войти в Царствие, которого возжелал» (Поучения и слова преподобных аввы Исаии Отшельника и Марка Подвижника) [10, с. 179-180]; см. также свт. Василий Великий: «Но в каком случае отпускаются душевные грехи? Когда добродетель, возобладав душой и всецело оградив ее своими уроками, произведет в ней отвращение от противоположного расположения... Кто так раположен вследствие своего навыка, тому могут быть отпущены прежние неправды... А целомудрие есть истинная, с сознанием соединенная сила, глубоко отпечатлевшаяся в душе и уничтожающая следы срамных движений. Кто так уврачевал себя, приняв расположение, противное греховному, для того полезна и благодать прощения... Посему премудрый Домостроитель нашей жизни хочет, чтобы живший во грехах и потом дающий обет восстать к здравой жизни положил конец прошедшему и после содеянных грехов положил некоторое начало, как бы обновившись в жизни чрез покаяние» [9, т. 1, с. 645]).
Отметим, что именно такую, осознанную, желанную и крепко утвержденную направленность к Добру имеют и светлые ангелы (ср. Блаженный Августин: «В то время, как некоторые ангелы нечестивою гордостью отпали от Бога и с вышнего небесного жилища были низринуты в преисподнюю тьму века сего, остальное число ангелов осталось в вечном блаженстве с Богом и в святости. Ибо одним падшим и осужденным ангелом прочие увлечены были не так, чтобы их, как людей, первоначальное зло связывало оковами подневольной преемственности и всех подвергало должному наказанию; но вслед за тем, как ставший дьяволом с союзниками нечестия возгордился и этой гордостью пал вместе с ними, остальные пребыли в благочестивом повиновении Господу, получая еще и то, чего не имели – несомненное знание, благодаря которому могли быть спокойны за свое непрестанное и неизменное состояние» [3, с. 21]).


...Итак, ответом на вопрос «для чего Бог создал людей, имеющих мучиться в аду?» могут служить нижеследующие слова: для того же, для чего создал и прочих людей: для счастья и блаженства (которое они, к сожалению, сами же и отвергли)...


Леонов А. М. Преподаватель Догматического Богословия Санкт-Петербургского Православного Института Религиоведения и Церквовных Искусств.
***

1.Цицерон. Философские трактаты. М.: Изд. Наука, 1985.
2.Преподобный Максим Исповедник. Избранные творения. М.: Изд. Паломник, 2004.
3.Блаженный Августин Иппонский. Творения. СПб.: Изд. Алетейя; К.: Изд. УЦИИМ-Пресс, 1998.
4.Блаженный Феодорит Кирский. Изъяснение трудных мест Божественного Писания. М.: Изд. Издательского Совета РПЦ, 2003.
5.Святитель Иоанн Златоуст. Святитель Иоанн Златоуст. Творения святого отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. М.: Изд. Златоуст, 2004.
6.Тайна человека. М.: Изд. Православного братства апостола Иоанна Богослова, 2008.
7.Святитель Кирилл Александрийский. Творения. М. Изд. Паломник, 2001.
8.Фридрих Ницше. Антихрист. Казус Вагнер. Рождение трагедии, или Эллинство и пессимизм. М.: Изд. Артель, 2011.
9.Святитель Василий Великий. Творения. М.: Сибирская Благозвонница, 2008.
10.Малиновский Н., прот. Очерк Православного Догматического Богословия. М.: Изд. Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 2003.
11.Дионисий Ареопагит. Корпус сочинений. С приложением толкований преподобного Максима Исповедника, СПб.: Изд. Олега Абышко, 2006.
12.Лео Таксиль. Забавная Библия.Мн.: Изд. Беларусь, 1988.
13.Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. М.: Изд. Астрель; АСТ, 2009.
14.Святитель Григорий Палама. Сто пятьдесят глав. Краснодар: Изд. Текст, 2006.
15.Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на небо. М.: Изд. Ставрос, 2004.
16.Капустин А., архим. Проповеди. М.: Изд. Храма свв. бессребренников и чудотворцев Космы и Дамиана на Маросейке, 2003.
17.Преподобный Максим Исповедник. Творения преподобного Максима Исповедника. Изд. Мартис, 1993.
18.Первозванский М., прот. Один, но не одинок.
19.Преп. Иоанн Дамаскин. Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. Изд. Индрик, 2002.
20.Святитель Василий Великий. Письма. М.: Изд. Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2007.
21.Леонтий Иерусалимский. Феодор Абу-Курра. Леонтий Византийский. Полемические сочинения. Краснодар: Изд. Текст, 2011.
22.Александр (Семенов Тян-Шанский), еп. Православный катехизис. М.: Изд. Дар, 2005.
23.Святой Ириней Лионский. Против ересей. Доказательство апостольской проповеди. СПб.: Изд. Олега Абышко, 2008.
  • Like
Реакции: 1 человек

Комментарии

Преподобный Иоанн Дамаскин. Бог, по благости Своей, приводит из небытия в бытие все существующее и о том, что будет, имеет предведение. Итак. если бы те, которые согрешат, не имели в будущем получить бытие, то они не имели бы сделаться и злыми, (а потому) не было бы о них предведения. Ибо ведение относится к тому, что есть; а предведение – к тому, что непременно будет. Но сперва – бытие (вообще), а потом уже – бытие доброе или злое. Если же для имеющих получить в будущем, по благости Божией, бытие, послужило бы препятствием к получению бытия то (обстоятельство), что они, по собственному произволению, имеют сделаться злыми, то зло победило бы благость Божию. Поэтому Бог все, что Он творит, творит добрым; каждый же по собственному произволению бывает или добрым, или злым. Отсюда, если Господь и сказал: добрее было бы человеку тому, аще не бы родился (Марк XIV, 21), то Он говорил это, порицая не свое собственное творение, а то зло, какое, возникло у Его твари вследствие ее собственного произволения и нерадивости. Ибо нерадивость ее собственной воли сделала для нее бесполезным благодеяние Творца. Так, если кто-нибудь, кому вверены царем богатство и власть, употребит их против своего благодетеля, то царь, усмирив его, достойно накажет, если увидит, что он до конца остается верен своим властолюбивым замыслам (1). (Точное изложение Православной Веры, книга 4, глава 21)

(1) Иоанн Дамаскин. Диалог против манихеев.
 
К сожалению, Алексей Михайлович, ответа на главный вопрос вы так и не дали: почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла и будут вечно пребывать в нескончаемых страданиях? На мой взгляд, вы просто ушли от ответа, подменив в последнем абзаце истинный смысл этого вопроса другим.
 
Здравствуйте, Вячеслав!
... если Господь и сказал: добрее было бы человеку тому, аще не бы родился (Марк XIV, 21), то Он говорил это, порицая не свое собственное творение, а то зло, какое, возникло у Его твари вследствие ее собственного произволения и нерадивости.
Разумеется, Господь в данном случае высказывает сожаление не в отношении Своего творческого действия, а в отношении выбора грешника, употребляющего величайший Божественный дар — жизнь — не во благо, а во зло. Эти слова вполне сопоставимы с выражением, иллюстрирующим «чувства» Создателя перед Всемирным потопом: «И увидел Господь [Бог], что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем» (Быт. 6, 5-6). Данное высказывание, как и процитированное выше, иллюстрирует Божественную (Промыслительную) «реакцию» на действия нечестивых людей, предваряя имеющее последовать за нечестием бедствие. Однако оно не означает, будто Господь не предвидел от вечности, что с созданным Им человечеством произойдет именно то, что и произошло («Ведомы Богу от вечности все дела Его» (Деян. 15, 18)), или что Он разочаровался и усомнился в собственных действиях.
Разница же между приведенными фрагментами заключается в том, что в случае с допотопными людьми фраза предуказывала бедствие, обрушившееся на землю по истичении непродолжительного периода, а в случае с Иудой («Впрочем Сын Человеческий идет, как писано о Нем; но горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы тому человеку не родиться» (Мк. 14, 21)) намекалось и на будущий Суд, и на будущее воздаяние.

Можно предположить, что под действием угрызений совести и стыда, раскроющегося в предателе в День Страшного Суда, он в полноте испытает эту мысль: «лучше было бы... не родиться»; трудно даже представить, насколько сильна будет скорбь человека, не только поправшего Божеский дар — личную жизнь, — но и «продавшего» Самого Подателя жизни.
Возможно, что если бы еще при жизни Иуда правильно сопоставил рождение с тем, чем «ознаменовал» свою близость Учителю, и вместо отчаянного ожесточения и последовавшего самоубийства исполнился теми же чувствами, что и благоразумный разбойник, он мог бы заключить и иначе: лучше было бы, родившись, прожить свою жизнь по-другому (с выставлением акцента виновности не на Создателя, а на себя)...

Благодарю за ремарку!
 
Последнее редактирование модератором:
Цитита: "К сожалению, Алексей Михайлович, ответа на главный вопрос вы так и не дали: почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла и будут вечно пребывать в нескончаемых страданиях? На мой взгляд, вы просто ушли от ответа, подменив в последнем абзаце истинный смысл этого вопроса другим".

А вроде как дал ответ: Бог дает жизнь всем для любви и счастья. Он же не виноват, что мы выбираем дорогу зла. Он сказал: "Ищите прежде всего Царствия Божия и Правды его, а остальное приложится вам". Наверное, это значит, что такому человеку, который ищет одного Бога в жизни, приложатся и все земные блага, и душевные ( любовь жены, друзей, дети и все остальное). А мы по слепоте своей изначально выбираем царство земное : деньги, власть,в конечном счете грех.
Хочу обратиться с вопросом к Алексею Михайловичу и форумчанам:
Случай из деятельности нашего сестричества милосердия. В больнице мы встретились с молодым человеком с отмороженными и частично ампутированными конечностями. Он бывший заключенный и поведал главное несчастье своей жизни: Несмотря на его многие благодеяния в прошлом родная сестра его, пока он был в местах лишения свободы, продала его квартиру , и он теперь БОМЖ. И теперь он не может простить сестру, не хочет даже слышать об этом. Мы с сестрами горячо убеждали его в необходимости прощения сестры,что бы он просил Бога о даровании этого прощения, но в заключение одна из нас сказала, что он должен в первую очередь молиться о даровании ему Богом жилья. Другая возразила, что если он простит сестру, Господь сам даст все, что ему нужно. Кто из них прав, хотелось бы знать.
С.Валентина
 
Здравствуйте, Сергей!
К сожалению, Алексей Михайлович, ответа на главный вопрос вы так и не дали: почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла и будут вечно пребывать в нескончаемых страданиях? На мой взгляд, вы просто ушли от ответа, подменив в последнем абзаце истинный смысл этого вопроса другим.
Думаю, что недопонимание изложенной в работе проблематики связано прежде всего с тем, что Вы неправильно ставите вопрос. Судите сами: ответ на предложенную Вами формулировку, подразумевающую Бога виновником зла («почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла?») имеет поразительное сходство с ответом Адама Создателю, озвученному тотчас после преступления заповеди: «И сказал [Бог]: … не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть? Адам сказал: жена, которую Ты мне дал (то есть жена, которая сотворена по Твоему волеизъявлению — А. Л.), она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3, 11-12). Из цитаты отчетливо видно, что вместо признания личной ответственности за содеянное беззаконие и сердечного раскаяния, Адам адресует в адрес Бога обвинение, которое, в общем-то, сводится к следующему: если бы Ты не привел в бытие мою жену, я бы не согрешил!
Иными словами, в данном эпизоде праотец перекладывает собственную вину не только на праматерь, но и на Творца (сравните еще раз Ваши слова «почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла?» с определением Адама: «Это Бог-Любовь дал жизнь той, которая избрала путь зла»).
Отчасти, такое отношение к Богу-Любви может быть сопоставимо с тем, как если бы осужденный за серьезное правонарушение преступник на суде заявил: меня родила моя мать, следовательно, несмотря на то, что она любила меня и прилагала множество усилий к воспитанию, не я, а она виновата в том, что мною нарушен закон: не было бы моего рождения, не было бы и преступления, поэтому сажайте в тюрьму не меня, а её... Странно звучит? Но разве не также поступают те люди, которые стремятся перебросить личную ответственность за зло на Того, Кто наделил их атрибутами личности (ср. Лео Таксиль: Согласно богословским умствованиям, бог всезнающ — ему известно и будущее. Значит, он должен был предвидеть, что произойдет. Ничто ведь не делается без его воли. Значит, бог сам хотел, чтобы созданные им люди согрешили» [12, с. 16])
Применительно же к сюжету обвинения Бога Адамом, добавим: нам (в отличие от Создателя) не известно, как бы сложилась судьба прародителя, если бы Зиждитель не создал для него и жену. Вероятно, диавол искусил бы первочеловека и иначе и у того появилась бы иная возможность обвинить Вседержителя (в чем-нибудь другом)...

Полагаю, что если какой-либо грешник, вместо того чтобы спрашивать: «почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла и будут вечно пребывать в нескончаемых страданиях?», озадачится вопросом: «почему, несмотря на все благодеяния Божии, ценнейшими из которых являются дарованная жизнь и воможность усыновления Богу, я не желаю жить так, как заповедовал мне Мой Создатель и Искупитель?», он окажется несколько ближе как к покаянию, так и к будущему Царству святых.

Что же касается целесообразности будущего воздаяния грешникам и как это соотнесется с любовью и благостью Мировладыки, об этом достаточно подробно рассказано в предыдущей статье: «Зачем Богу мучить грешников вечным геенским огнем?». Напомню, что там же воспроизведены слова священномученика Андрея Уфимского, повествующие о том, что «состояние мучения будет заключаться в безсильной ненависти злых к Богу и к истине от времени лишь увеличивающейся» [24, c. 55], а также и другие слова: «В таком же ужасном состоянии ожесточенной вражды против Бога и ненависти к Нему, нераскаянные враги Божии сойдут в место мучения. Вся вероятность на стороне мнения — что такая злоба есть злоба нераскаянная, которая никогда не может смягчиться, но будет продолжаться целую вечность и постоянно возрастать и усиливать» [25, с. 367]. Очевидно, что упреки в адрес Создателя, проглядывающиеся (в том числе и) в словах «почему Бог-Любовь дает жизнь тем, которые изберут путь зла?» и явятся тем зерном ожесточения, о возрастании которого в будущем веке предупреждают вышеупомянутые авторы...

Благодарю за неравнодушие!

***

24.Священномученик Андрей, епископ Уфимский. О Любви Божией на Страшном Суде. СПб.: Изд. Воскресение, 2008.
25.Голубинский Ф., проф., Левитский Д. Премудрость и благость Божия в судьбах мира и человека. Спб.: Изд. Общества памяти игумении Таисии, 2004.
 
Последнее редактирование модератором:
Спасибо, Алексей Михайлович, за столь полное раскрытие темы. Никак нам не хочется обратиться на себя, всегда обвиняем кого-то, даже Создателя.
С наступающим Новым годом всех!
 
Спаси Господи, Алексей Михайлович! Не все еще в голове уложилось, надо еще раз перечитывать Вашу статью, но появился наконец шанс "вытащить занозу из головы"!!!
 
Алексей Михайлович, может еще напишете про первородный грех и догмат Искупления? Хорошо бы и эти темы тоже осветить тут с точки зрения Святых Отцов.
 
вопрос лучше б задать не "Для чего Бог создал людей, имеющих мучиться в аду?", а почему Бог создал людей так, что тяга к греху стала наследственной. ведь очевидно же, если бы стремление к греху не передавалась по наследству. меньше было бы тех кто выберет ад
 
Спасибо Вам за статью, Алексей Михайлович. Вы помогли мне ответить на несколько "камней преткновения", важных для меня вопросов касательно природы добра, зла и человеческой свободы выбора.
Спаси Господи!
 
Алексей Михайлович, все-таки с точки зрения логики те рассуждения, которые привели Вы (и не только в этом посте), мне напоминают, и не могу от этого избавиться, софизм.
Я, конечно, допускаю, что говоря о совершенстве человека, как творения, можно добавить, что оно не абсолютно. Но это уже у совершенства появились градации? А единица измерения "абсолютно"? Пол-абсолютно? Четверть-абсолютно? Я правильно понимаю?

Представьте, у Вас есть тварная вещь, которая со временем стала работать как-то не так. Вы идете с этим вопросом к творцу этой вещи, а он заявляет, что сделал вещь совершенной, но не абсолютной, и она должна совершенствоваться (это сюрреализм какой-то совершенствовать совершенное), но она уклонилась от задумки конструктора, хотя создана для функционирования так, как Вы ожидаете от нее. Конструктор и производитель в этом не виноваты. Короче, в гарантийном ремонте отказано. Что бы Вы на такое сказали в сервис-центре?
 
Я, конечно, допускаю, что говоря о совершенстве человека, как творения, можно добавить, что оно не абсолютно. Но это уже у совершенства появились градации? А единица измерения "абсолютно"? Пол-абсолютно? Четверть-абсолютно? Я правильно понимаю?

Представьте, у Вас есть тварная вещь, которая со временем стала работать как-то не так. Вы идете с этим вопросом к творцу этой вещи, а он заявляет, что сделал вещь совершенной, но не абсолютной, и она должна совершенствоваться (это сюрреализм какой-то совершенствовать совершенное), но она уклонилась от задумки конструктора, хотя создана для функционирования так, как Вы ожидаете от нее. Конструктор и производитель в этом не виноваты. Короче, в гарантийном ремонте отказано. Что бы Вы на такое сказали в сервис-центре?
Здравствуйте, Герман Александрович!

Мне не вполне понятно ваше предположение о том, что будто бы совершенство можно измерить в долях абсолютного. Вместе с тем мне не понятно, чем вызвана ваша ирония по поводу утверждения об относительном совершенстве первозданных людей.

О том, что мир, в том числе человек, был создан совершенным и удовлетворял критериям Творца, Писание сообщает ясно и определенно: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31).

Другое дело, что в сравнении с беспредельным Богом, обладающим полнотой всех возможных совершенств, совершенство Адама было относительным. Вообще же термин «совершенный» Писание прилагает даже и к людям, зараженным скверной первородного греха, например, к Ною: «Нóе человѣ́къ прáведенъ, совершéнъ сы́й въ рóдѣ своéмъ» (Быт 6:9). Не станете же Вы утверждать, будто совершенство Ноя было абсолютным (то есть тождественным совершенству Творца), и ему некуда было расти. Но как тогда следует понимать ваши слова: «Представьте, у Вас есть тварная вещь, которая со временем стала работать как-то не так. Вы идете с этим вопросом к творцу этой вещи, а он заявляет, что сделал вещь совершенной, но не абсолютной, и она должна совершенствоваться (это сюрреализм какой-то совершенствовать совершенное)»?.

Напомню Вам, что слова «будьте святы, ибо Я [Господь, Бог ваш] свят» (Лев. 11:44); «будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48) соответствуют призванию каждого человека, в том числе вашему призванию. Это значит, что совершенствоваться — не только возможно, но и должно.

Я рекомендую Вам внимательно изучить содержание рубрики: СВЯТООТЕЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Благодарю за реплику!
 
Последнее редактирование модератором:
Алексей Михайлович, а что тут непонятного? К примеру, в ответе на вопрос о том, почему согрешил Адам, Вы пишете, что Адам действительно был создан совершенным, однако его совершенство не было абсолютным. Возможно, для гуманитария это звучит нормально, но для технаря с матлогикой - это нонсенс. Все-таки терминология должна соотноситься с сегодняшним днем, а не микшировать сегодняшнее значение слов с теми, которые, возможно, были когда-то. А иначе наступает путаница. Поэтому, с моей точки зрения, делать ссылки на церковно-славянские тексты или их дореформенную или иную транскрипцию без перевода на современный язык с устоявшимися в современном мире понятиями не есть правильно. Вполне может получиться бессмыслица, сюрреализм.
 
Последнее редактирование модератором:
Здравствуйте, Герман Александрович! Вы пишете:
в ответе на вопрос о том, почему согрешил Адам, Вы пишете, что Адам действительно был создан совершенным, однако его совершенство не было абсолютным. Возможно, для гуманитария это звучит нормально, но для технаря с матлогикой - это нонсенс. Все-таки терминология должна соотноситься с сегодняшним днем, а не микшировать сегодняшнее значение слов с теми, которые, возможно, были когда-то. А иначе наступает путаница. Поэтому, с моей точки зрения, делать ссылки на церковно-славянские тексты или их дореформенную или иную транскрипцию без перевода на современный язык с устоявшимися в современном мире понятиями не есть правильно. Вполне может получиться бессмыслица, сюрреализм
Даю справку: слово «τέλειος», каковым в Священном Писании отмечено совершенство Ноя, не только раньше, но и теперь переводится с греческого как «совершенный» (и даже «конченный», «осуществившийся», «исполнившийся»). Однако на то, что совершенство Ноя было не абсолютным, а относительным, бытописатель указал, прибавив, «(совершéнъ сы́й) въ рóдѣ своéмъ» (Быт. 6:9).

Напоминаю Вам, что абсолютное совершенство характерно ТОЛЬКО для Бога!

Благодарю за внимание к теме!
 
Последнее редактирование модератором:
Вот именно, корень слова "совершенный", который и несет на себе смысловую нагрузку, означает работу или действие, которое уже закончено. Поэтому, возвращаясь, говорить о совершенствовании совершенного - нонсенс. Это как так заканчивать законченное?
На ПАТРИАРХИЯ.ру есть страница "Темы к рассмотрению комиссиями Межсоборного присутствия в 2015-2018 гг.", где в разделе "Комиссия по вопросам богословия" в пункте 2 указано "Богословие как наука и его место в системе знаний". Отлично, если богословие - наука, то к ней применим критерий Поппера. В нашем случае это означает, что можно взять любое утверждение и подвергнуть его сомнению. Тогда должно существовать логически непротиворечивое доказательство данного утверждения.
Беря Ваш пример выше, когда Господь увидел, что хорошо весьма, если убрать утверждение, что было создано совершенно, то все встает на свои места. Это как конструктор создал робота, который в дальнейшей эксплуатации самообучается, то есть совершенствуется. Логически непротиворечиво. Но когда утверждается, что уже создал совершенным, то тут возникают проблемы с логикой, о чем говорил выше. К слову, святоотеческое учение тоже страдает местами в логических выводах.
А возвращаясь к теме этой ветки, то, что касается конструктора, то неверное самообучение робота ложится полностью на самого конструктора. Как и отправка робота на склад говорит не в пользу конструктора. Как-то так...

И по термину "абсолютное совершенство". В обычном понимании "абсолютно" идет в паре с "относительно". С "относительной законченностью" или "относительным совершенством" все более-менее понятно. Это законченный этап в работе. Тогда "абсолютное совершенство" или просто "совершенство" можно представить, как полностью законченную работу во всех ее этапах. Тогда говоря о совершенстве человека, надо добавлять, что это относительное совершенство, что работа над ним еще не закончена. Человек - пока полуфабрикат. :) В таком случае логически все встает на свои места.
 
Здравствуйте, Герман Александрович!

Из всех высказанных Вами, по отношению к настоящей статье, комментариев последний представляется наиболее близкими к истине. Вы, наконец, соглашаетесь, что совершенство может быть относительным:
И по термину "абсолютное совершенство". В обычном понимании "абсолютно" идет в паре с "относительно". С "относительной законченностью" или "относительным совершенством" все более-менее понятно. Это законченный этап в работе
Между тем, общий контекст ваших мыслей оставляет желать лучшего. Судите сами: Вы признаёте, что совершенство может быть относительным, допускающим дальнейшее совершенствование, и в то же время убеждены, что оно не может быть не-абсолютным. Это как?

Давайте ещё раз прибегнем к Писанию. Так, святой апостол Павел недвусмысленно называет совершенными верующих («Итак, кто из нас совершен, так должен мыслить; если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет» (Флп. 3:15)). Но разве он подразумеват под этим понятием абсолютное совершенство, разве хочет сказать, что совершенство тех, к кому он обращается, тождественно абсолютному, Божественному?

А вот, например, что сообщает о совершенстве христиан Климент Александрийский: «Возродившись (то есть крестившись — А. Л.), мы тотчас же получили совершенное, ради которого мы и поспешали. Ибо мы просветились; а это значит познать Бога. Посему не есть несовершенный тот, кто познал совершенное» [26, с. 138].

Обращаю ваше внимание, что и апостол, и Климент Александрийский не только осознают вышесказанное, но и призывают тех, кого именуют совершенными, к постоянному совершенствованию во Христе.

Далее. В прошлом своем замечании Вы упомянули о матлогике:
в ответе на вопрос о том, почему согрешил Адам, Вы пишете, что Адам действительно был создан совершенным, однако его совершенство не было абсолютным. Возможно, для гуманитария это звучит нормально, но для технаря с матлогикой - это нонсенс
Ваша ошибка заключается в том, что учение о совершенстве и совершенствовании человека строится и осмысливается в христианстве не на основе матлогики, а на основе Божественного Откровения, на аскетическом опыте Отцов Церкви. Я в очередной раз рекомендую Вам ознакомиться с содержанием рубрики: СВЯТООТЕЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА

Благодарю за участие!

26. Катанский Л. Догматическое учение о семи Церковных Таинствах. М.: Изд. Паломник, 2003.
 
Последнее редактирование модератором:
Алексей Михайлович!
Спасибо Вам за эту статью.
Впервые за 10 лет появилось осмысление - и создания, и греха, и спасения, и того, как действует Всевышний во спасение, и многое другое. Понимание встало на своё место.
 
Последнее редактирование:
Алексей Михайлович здравствуйте. Скажите пожалуйста, Божие предведение о погибели некоторых людей не лишает этих людей свободы и возможности спастись?
 
Последнее редактирование:
Здравствуйте, Дмитрий!

Божественное предведение в отношении разумно-свободных существ нельзя понимать в смысле фатума или рока. Божественное предведение есть не что иное как созерцание Богом от вечности хода исторического развития мира. Это созерцание не лишает человека свободы произволения. В противном случае Виновником всех человеческих грехов был бы не грешник, а Господь. Но думать так — значит не доверять словам Вседержителя: «да воздаст Господь каждому по правде его и по истине его» (1Цар. 26:23); «У Меня отмщение и воздаяние» (Втор. 32:35).

Итак, предведение никого не лишает возможности спастись. До какого бы дна ни пал беззаконник, у него всегда есть возможность обратиться к Добру. Вспомним, что говорит об этом Сам Господь: «Если будут грехи ваши, как багряное, - как снег убелю; если будут красны, как пурпур, - как вóлну убелю. Если захотите и послушаетесь, то будете вкушать блага земли» (Ис. 1:18-19).

Благодарю за вопрос!
 

Информация о записи

Автор
Леонов Алексей Михайлович
Просмотры
39.323
Комментарии
24
Последнее обновление
Сверху