Как преуспеть в молитве

Как пре­успеть в молитве? Этим вопро­сом, рано или поздно, зада­ется каждый хри­сти­а­нин, кото­рый откры­вает для себя глу­бину пра­во­слав­ной веры. Молитва – это стер­жень духов­ной жизни, живое обще­ние с Богом. У каж­дого чело­века свой подход и свои успехи в молит­вен­ном дела­нии. Для одного молитва – это вычи­ты­ва­ние утрен­него и вечер­него пра­вила, для дру­гого – уча­стие в бого­слу­же­нии, для тре­тьего – посто­ян­ная «умная» молитва и т.д. Всех же объ­еди­няет одно – жела­ние быть услы­шан­ным Богом, быть с Ним. Это чув­ство вновь и вновь руко­во­дит чело­ве­ком, когда он начи­нает молиться. Но как сде­лать так, чтобы молитва дей­стви­тельно стала бла­го­го­вей­ной бесе­дой с Богом? Для этого надо обра­титься к опыту Церкви.

1. Науче­ние прин­ци­пам пра­виль­ной молитвы

Вера.

Апо­стол Павел гово­рит: «Вера же есть осу­ществ­ле­ние ожи­да­е­мого и уве­рен­ность в неви­ди­мом» (Евр.11:1). Без веры невоз­можна ника­кая молитва, ибо без веры она ста­но­вится бес­смыс­ли­цей. Мы молимся потому, что верим в то, что Бог нас слышит. Мы верим, что Он не только слышит нас, но и помо­жет. Эту веру все­ляет в нас Гос­подь: «Про­сите, и дано будет вам; ищите, и най­дете; сту­чите, и отво­рят вам; ибо всякий про­ся­щий полу­чает, и ищущий нахо­дит, и сту­ча­щему отво­рят… Отец ваш Небес­ный даст блага про­ся­щим у Него» (Мф.7:7-8,11). Вера – первое и наи­важ­ней­шее усло­вие пра­виль­ной молитвы. Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов это под­твер­ждает: «Вера – осно­ва­ние молитвы. Кто уве­рует в Бога, как должно веро­вать, тот непре­менно обра­тится к Богу молит­вою и не отсту­пит от молитвы, доколе не полу­чит обе­то­ва­ний Божиих, доколе не усво­ится Богу, не соеди­нится с Богом».

Про­ще­ние и при­ми­ре­ние с ближ­ним.

Важным усло­вием для начала молитвы явля­ется про­ще­ние и при­ми­ре­ние с ближ­ним. Если в сердце посе­ли­лась злоба, обида или вражда, то такое сердце закрыто для искрен­него обра­ще­ния к Богу. Чело­век, конечно, молится, просит, но слышит ли его Бог? За отве­том обра­тимся к Свя­щен­ному Писа­нию. Гос­подь гово­рит: «если ты при­не­сёшь дар твой к жерт­вен­нику и там вспом­нишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жерт­вен­ни­ком, и пойди прежде при­ми­рись с братом твоим, и тогда приди и при­неси дар твой» (Мф.5:23-24). Более оче­вид­ный ответ сложно найти. Бог хочет, чтобы люди жили в мире и любви. Бог есть Любовь, и Он гово­рит: «Запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга; как Я воз­лю­бил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:34-35). Хри­стос учит нас молиться: «прости нам долги наши, как и мы про­щаем долж­ни­кам нашим… если вы будете про­щать людям согре­ше­ния их, то про­стит и вам Отец ваш Небес­ный, а если не будете про­щать людям согре­ше­ния их, то и Отец ваш не про­стит вам согре­ше­ний ваших» (Мф.6:12,14-15).

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин гово­рит: «Если ты, чело­век, не про­ща­ешь вся­кого согре­шив­шего против тебя, то не утруж­дай себя постом и молит­вой… Бог не примет тебя». Хри­сти­а­нин, при­зван­ный Самим Богом к любви, не может обра­щаться с молит­вой к Богу, кото­рый есть Любовь, если не сохра­няет запо­ведь любви. Надо бояться как огня чув­ства нена­ви­сти к кому-либо, ибо «нена­ви­дя­щий брата своего, есть чело­ве­ко­убийца» (1Ин.3:15). Нена­висть, отсут­ствие любви затво­ряют сердце чело­века от Бога. Любовь всегда дея­тельна, она не пустой звук, она всегда дей­ствие. Апо­стол Иоанн Бого­слов ука­зы­вает на прямую связь между любо­вью и молит­вой: «станем любить не словом или языком, но делом и исти­ною… чего ни попро­сим, полу­чим от Него, потому что соблю­даем запо­веди Его и делаем бла­го­угод­ное пред Ним» (1Ин.3:18,22).

Если, в силу веских причин, нет воз­мож­но­сти лично при­ми­риться с ближ­ним, то чрез­вы­чайно важно про­стить его в сердце своем, после молиться о при­ми­ре­нии, и только потом при­сту­пать к осталь­ным молит­вам.

Вни­ма­ние.

«Молитва без вни­ма­ния есть оскорб­ле­ние Бога» — пишет свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Вни­ма­ние – один из важ­ней­ших прин­ци­пов пра­виль­ной молитвы. Очень важно перед нача­лом молитвы при­ве­сти в спо­кой­ствие мысли и чув­ства, и после этого сосре­до­то­читься на одном лишь деле – молитве. Молитва – это личное обра­ще­ние к Богу, а не меха­ни­че­ское чтение текста, вычи­ты­ва­ние из молит­во­слова. Бог – Лич­ность, в молитве мы обра­ща­емся не просто к абстракт­ной “энер­гии”, а к Отцу Небес­ному, без­мерно любя­щему нас и жела­ю­щему нашего спа­се­ния. Чрез­вы­чайно важно осо­зна­вать перед Кем мы пред­стоим во время молитвы, и тво­рить ее с особым усер­дием и бла­го­го­ве­нием. Вни­ма­тель­ное, осмыс­лен­ное и неспеш­ное чтение – вот, к чему должен стре­миться пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин во время молитвы. Любая спешка при­ве­дет к рас­се­я­нию в молитве. Впро­чем, и искус­ствен­ное затя­ги­ва­ние чтения и пения при­во­дят к само­лю­бо­ва­нию и ненуж­ному во время молитвы арти­стизму. Молитва – это не теат­раль­ное дей­ство, в ней не должно быть эле­мен­тов искус­ствен­но­сти и поста­новки. Святые отцы учат, что пра­во­слав­ная молитва – бес­страст­ная. Свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов пишет: «Не ищи в молитве насла­жде­ний: они отнюдь не свой­ственны греш­нику. Жела­ние греш­ника ощу­тить насла­жде­ние есть уже само­обо­льще­ние. Ищи, чтоб ожило твое мерт­вое, ока­ме­нев­шее сердце, чтоб оно рас­кры­лось для ощу­ще­ния гре­хов­но­сти своей, своего паде­ния, своего ничто­же­ства, чтоб оно уви­дело их, созна­лось в них с само­от­вер­же­нием». 

Молит­вой назы­ва­ется только то, что дела­ется со вни­ма­нием. Насто­я­щей молитве чужд авто­ма­тизм и фор­ма­лизм. Часто при­хо­дится слы­шать от людей фразу «вычи­тал пра­вило». Как будто в вычи­ты­ва­нии какого-то коли­че­ства тек­стов и заклю­чена молитва. Да, мы знаем молитвы утрен­ние, вечер­ние, после­до­ва­ние ко свя­тому при­ча­ще­нию – это все молитвы, напи­сан­ные подвиж­ни­ками и свя­тыми отцами. И благо чело­веку, если он, не имея в себе подо­ба­ю­щих слов, обра­ща­ется к Богу сло­вами святых. Но когда вместо бла­го­го­вей­ного и осмыс­лен­ного молит­во­сло­вия воз­ни­кает явле­ние вычи­ты­ва­ния тек­стов «потому что так надо», то это повод оста­но­виться и пере­осмыс­лить свой подход к молитве. Вычи­ты­ва­ние ради вычи­ты­ва­ния – это не молитва. Каково бы было нам, если наш собе­сед­ник вместо осмыс­лен­ных слов как без­душ­ный робот повто­рял чьи-то слова? Мы бы ска­зали – он как загип­но­ти­зи­ро­ван­ный, не сооб­ра­жает что делает. А что же Бог думает о нас, когда мы без вни­ма­ния бубним себе под нос утрен­ние или вечер­ние молитвы только ради того, что «так надо»? Так не надо! Ни нам, ни Богу.

Пока­я­ние.

Первым усло­вием истин­ной молитвы, по мнению свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова, явля­ется пока­я­ние. «Молитва – плач пад­шего и каю­ще­гося чело­века пред Богом. Молитва – изли­я­ние сер­деч­ных жела­ний, про­ше­ний, воз­ды­ха­ний пад­шего, уби­того грехом чело­века пред Богом» — пишет он. Без осо­зна­ния соб­ствен­ной гре­хов­но­сти и сокру­ше­ния в грехах чело­век спо­со­бен лишь на молитву гор­деца-фари­сея, кото­рый рас­ска­зы­вал Богу о своих заслу­гах и осуж­дал мытаря (Лк.18:10-14). И наобо­рот, виде­ние своих немо­щей и грехов побуж­дает чело­века обра­титься к Богу. Истин­ная молитва пока­я­ния всегда искрен­няя, как искренне само истин­ное пока­я­ние. Молитва мытаря – пример истин­ной молитвы. Не смея под­нять глаз, он бил себя в грудь и повто­рял только одно: «Боже, мило­стив будь ко мне, греш­ному». Утрен­нее молит­вен­ное пра­вило начи­на­ется с этих слов, они настра­и­вают нас на пра­виль­ный лад. Нам всегда есть в чем каяться, не стоит пре­не­бре­гать воз­мож­но­стью сде­лать это в обра­ще­нии к Богу.  

Не хлебом единым.

О чем обычно молится чело­век? О своих нуждах. Гос­поди, дай мне это, и дай мне то, а еще я болею – исцели, да вот еще и о близ­ких моих не забудь, им тоже много что надо. У кого что болит, то о том и гово­рит. Хорошо, если не забыл о пока­я­нии, а то ведь бывает и сразу, «с порога» — дай, Гос­поди, нужно мне. Я, так уж и быть, свечку поставлю. Чистый мате­ри­а­лизм. А когда не полу­чает, то печа­лится и сетует – молюсь, а Бог не дает. А должен ли? Ответ в Свя­щен­ном Писа­нии: «Не соби­райте себе сокро­вищ на земле, где моль и ржа истреб­ляют и где воры под­ка­пы­вают и крадут, но соби­райте себе сокро­вища на небе, где ни моль, ни ржа не истреб­ляют и где воры не под­ка­пы­вают и не крадут, ибо где сокро­вище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф.6:19-21). О мил­ли­о­нах мало кто молится, но и речь тут не о них, а о том, что ждет хри­сти­а­нина в веч­но­сти. Какие сокро­вища должно собрать там? Это доб­ро­де­тели – любовь, воз­дер­жа­ние, мило­сер­дие, сми­ре­ние и т.д. Против доб­ро­де­те­лей вос­стают стра­сти. А часто ли люди молятся об избав­ле­нии от стра­стей? Не часто. О мате­ри­аль­ном куда чаще. Так если мате­ри­аль­ное важней, упо­до­би­лось сокро­вищу, то там и сердце. И не уди­ви­тельно, что не испол­няет Бог таких просьб. Вот, что гово­рит Хри­стос: «Отец ваш Небес­ный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам» (Мф.6:26). Искать Цар­ства Божия без борьбы с самим собой невоз­можно, поскольку «Цар­ствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21). Молиться надо не только о про­ще­нии грехов, но еще и о помощи Божией в борьбе со стра­стями, кото­рые явля­ются при­чи­ной грехов. 

Да будет воля Твоя.

Несо­мнен­ным благом для хри­сти­а­нина явля­ется дове­рие Богу и упо­ва­ние на Его про­мы­сел. Гос­подь Иисус Хри­стос так учит нас молиться: «да будет воля Твоя и на земле, как на небе» (Мф.6:10). Про­мы­сел Божий в том, что Бог хочет спа­се­ния всем людям. Испол­не­ние воли Божией – это испол­не­ние Его запо­ве­дей. Глав­ным при­ме­ром для хри­сти­а­нина явля­ется Хри­стос. Его молитва в Геф­си­ман­ском саду нака­нуне рас­пя­тия была очень горя­чей, «был пот Его, как капли крови, пада­ю­щие на землю» (Лк.22:44). И молился Он так: «Отче Мой! если не может чаша сия мино­вать Меня, чтобы Мне не пить её, да будет воля Твоя» (Мф.26:40). Так и мы молиться должны о том, чтобы видеть волю Божию и испол­нять ее.

2. Иису­сова молитва

Бытует мнение, что Иису­сова молитва – «Гос­поди Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя, греш­ного» – это удел мона­хов и подвиж­ни­ков. Это не так. Иису­сова молитва дана всем и может быть полезна всем. Но при­сту­пать к ней непод­го­тов­лен­ным и не научен­ным осно­вам молитвы нельзя.

Молитву раз­де­ляют на устную, умную и сер­деч­ную. Первая сту­пень – это устная молитва, глас­ная, когда чело­век вслух про­из­но­сит слова молитвы, сосре­до­та­чи­ва­ется на ней и совер­шает со вся­че­ским вни­ма­нием. О такой молитве гово­ри­лось выше. Вторая сту­пень – молитва умная, совер­ша­е­мая в уме. Иису­сова молитва – это основа умной молитвы. Не научив­шись устной молитве не стоит при­сту­пать к умной. Пре­по­доб­ный Амвро­сий Оптин­ский пишет: «Устную молитву как бы кто ни про­хо­дил, не было при­ме­ров, чтобы впадал в пре­лесть вра­же­скую. А умную и сер­деч­ную молитву про­хо­дя­щие непра­вильно нередко впа­дают в пре­лесть вра­же­скую. И потому прежде всего должно дер­жаться крепче устной молитвы, а потом умной. Со сми­ре­нием, а затем уже, кому удобно и кому бла­го­во­лит Гос­подь, пере­хо­дить к сер­деч­ной». Но нельзя пола­гать, что сама молитва явля­ется при­чи­ной опас­но­сти. «Все виды бесов­ской пре­ле­сти, кото­рым под­вер­га­ется подвиж­ник молитвы, воз­ни­кают из того, что в осно­ва­ние молитвы не поло­жено пока­я­ние, что пока­я­ние не сде­ла­лось источ­ни­ком, душою, целью молитвы» — пишет свя­ти­тель Игна­тий Брян­ча­ни­нов. Ему же при­над­ле­жат и сле­ду­ю­щие слова: «При­чина пре­ле­сти – не молит­во­сло­вие, не псалмы, не каноны и ака­фи­сты, не молитва Иису­сова, – нет! Сохрани Боже вся­кого от тако­вого бого­хуль­ства! Гор­дость и ложь – вот при­чины пре­ле­сти!».

Непре­стан­ная умно-сер­деч­ная Иису­сова молитва явля­ется молит­вен­ным подви­гом подвиж­ни­ков, для про­стых же мирян пра­виль­ным будет совер­ше­ние ее по силам и воз­мож­но­стям. Для совре­мен­ного чело­века Иису­сова молитва весьма полезна, она как якорь в бушу­ю­щем житей­ском море, море стра­стей и иску­ше­ний, поз­во­ляет при­ле­питься Богу. Если не занять ум и сердце молит­вой, то их напол­нят мысли и чув­ства гре­хов­ные, порож­да­ю­щие стра­сти. Молиться можно всегда и везде – в дороге, на про­гулке, зани­ма­ясь домаш­ними делами. Во многих житей­ских ситу­а­циях Иису­сова молитва вытес­нит из ума и сердца злобу, раз­дра­же­ние, осуж­де­ние и многие другие грехи, кото­рые порой обу­ре­вают чело­века в повсе­днев­но­сти. Каждый может испро­бо­вать на себе: если чув­ству­ешь, что раз­дра­жен, вот-вот вый­дешь из себя, хочется выру­гаться или воз­никли дурные мысли, оста­но­вись и начни молиться в уме. Неспешно про­из­носи Иису­сову молитву со вни­ма­нием, бла­го­го­ве­нием, пока­я­нием, и уви­дишь, как всё внутри успо­ка­и­ва­ется, стра­сти отсту­пают и все ста­но­вится на свое место. Самое слож­ное – оста­но­виться вовремя и начать молиться вместо того, чтобы спо­рить, ругаться и осуж­дать. Также и когда при­сту­пают недоб­рые помыслы, уныние, гнетут мысли о про­бле­мах и скор­бях, стоит начать молиться, и иску­ше­ния отсту­пят.   

Не всякий чело­век, исходя даже из самых бла­го­че­сти­вых помыс­лов, готов к умной молитве. Поэтому перед тем, как начать молиться Иису­со­вой молит­вой, необ­хо­димо посо­ве­то­ваться с духов­ни­ком.

3. Пони­ма­ние смысла

Важ­ней­шим зало­гом про­дук­тив­ного обще­ния людей явля­ется вза­и­мо­по­ни­ма­ние. Когда мы гово­рим с чело­ве­ком,  то делаем это на понят­ном ему языке. Будь то какой-то наци­о­наль­ный язык или язык жестов, всегда его исполь­зо­ва­ние необ­хо­димо лишь для того, чтобы нас поняли. Бог, видя сердце чело­века, не нуж­да­ется в каких-то спе­ци­аль­ных языках, чтобы пони­мать его. Но чело­веку порой сложно найти слова для обще­ния с Богом. Каза­лось бы, что может быть проще? Говори, что дума­ешь – бла­го­дари, кайся, проси. Но боль­шин­ству людей это не дается, либо дается с трудом. А если и полу­ча­ется, то слов для выра­же­ния мыслей сильно не хва­тает. В чем дело? Все очень просто – молитве нужно учиться. Как и вся­кому дру­гому делу. Нельзя сесть за фор­те­пи­ано и сразу сыг­рать «Лунную сонату» Бет­хо­вена. Нельзя сесть за руль и сразу управ­лять авто­мо­би­лем так, как это делают пилоты боли­дов Фор­мулы 1. Нужны обу­че­ние и прак­тика. Нужны они и в молитве. И для этого у нас есть опыт Церкви и насле­дие святых отцов. На помощь при­хо­дят молит­во­словы, в кото­рых содер­жатся утрен­ние и вечер­ние молитвы, после­до­ва­ние ко Свя­тому При­ча­ще­нию и другие молитвы, состав­лен­ные вели­кими подвиж­ни­ками. Молиться по молит­во­слову – дело благое и пра­виль­ное, в этих молит­вах глу­бина веры, искрен­ность пока­я­ния и жажда бого­об­ще­ния.

Митр. Сурож­ский Анто­ний пишет: «Можно ли стать выда­ю­щимся музы­кан­том, выда­ю­щимся скуль­пто­ром, худож­ни­ком, нико­гда не слушая чужой музыки, нико­гда не глядя на про­из­ве­де­ния искус­ства, просто изнутри соб­ствен­ной гени­аль­но­сти? Конечно, нет. То же самое с молит­вой. Конечно, ты можешь и должен молиться своими молит­вами, потому что с Богом надо гово­рить непо­сред­ственно, прямо. Но, с другой сто­роны, молитвы святых нас учат тому, что святые знали о Боге, знали о себе… Поэтому я бы сказал, как меня учили, как свя­ти­тель Феофан Затвор­ник учит в своих сочи­не­ниях: учись молиться из молитв святых, но не из слов, а пробуя про­ник­нуть в опыт, выра­жа­е­мый молит­вами. А когда ты проник в этот опыт, слова дела­ются менее важ­ными, и можешь вопло­тить этот опыт в свои дела».

У чело­века, кото­рый впер­вые берет молит­во­слов в руки, часто воз­ни­кают про­блемы с пони­ма­нием молитв. Все дело в том, что молитвы в боль­шин­стве изда­ва­е­мых у нас молит­во­сло­вов запи­саны на цер­ковно-сла­вян­ском языке. Если даже напи­сано рус­ским шриф­том, то все равно по-цер­ков­но­сла­вян­ски. На этом языке ведутся бого­слу­же­ния в ряде Помест­ных Церк­вей – Рус­ской, Бол­гар­ской, Серб­ской, Поль­ской и других. За основу его был взят южно­бо­лгар­ский сла­вян­ский диа­лект, кото­рый был родным для созда­те­лей языка – рав­ноап­о­столь­ных Кирилла и Мефо­дия. При этом цер­ковно-сла­вян­ский язык нико­гда не был раз­го­вор­ным, с самого начала он исполь­зо­вался исклю­чи­тельно для молитвы и бого­слу­же­ний. Также про­ис­хо­дит и сейчас. Но если в те дале­кие вре­мена боль­шин­ству славян язык был в боль­шей сте­пени поня­тен, то сейчас многие пони­мают его лишь отча­сти. Конечно, это создает опре­де­лен­ные про­блемы для молитвы, ведь сложно молиться на языке, кото­рый плохо пони­ма­ешь. Как всякий язык, цер­ковно-сла­вян­ский тре­бует изу­че­ния. Учеб­ники доступны в интер­нете, прак­тики в молит­во­сло­вах хоть отбав­ляй. Ново­на­чаль­ному хри­сти­а­нину, кото­рый только недавно покре­стился или, будучи уже кре­щен­ным, начал свое воцер­ко­в­ле­ние, лучше поль­зо­ваться молит­во­сло­вом на совре­мен­ном рус­ском языке или с парал­лель­ным пере­во­дом на цер­ковно-сла­вян­ский. Это при­учит к молитве, даст необ­хо­ди­мую прак­тику. Парал­лельно можно начать изу­че­ние цер­ковно-сла­вян­ского языка, это в любом случае будет полезно для пони­ма­ния тек­стов и пес­но­пе­ний на бого­слу­же­нии.

Про­блема недо­по­ни­ма­ния молитв есть не только у ново­на­чаль­ных, но и в среде уже воцер­ко­в­лен­ных людей. Многие, по при­вычке, читают молитвы на цер­ковно-сла­вян­ском, не вникая глу­боко в суть про­из­но­си­мых слов. Слож­но­со­став­ные слова видятся кра­си­выми и емкими, но это не делает их понят­ными. Чело­век просто про­чи­ты­вает  текст потому, что он есть и его надо про­чи­тать. Как любят гово­рить – вычи­ты­вает пра­вило. Это невер­ный подход. Если есть недо­по­ни­ма­ние, то нужно при­ло­жить усилие к тому, чтобы найти объ­яс­не­ние. Для пони­ма­ния слож­ных слов есть спе­ци­аль­ные тол­ко­вые сло­вари. Тогда домаш­няя молитва станет осмыс­лен­ной и понят­ной.

Многие духов­ники сове­туют чере­до­вать чтение молитв по молит­во­слову и личную молитву «своими сло­вами». Это верный подход. Далеко не всю нашу жизнь можно втис­нуть в рамки кон­крет­ных молитв, а иногда слу­ча­ются ситу­а­ции, о кото­рых не напи­сано ни в каких молит­вах. Молиться только своими сло­вами опасно, можно впасть в духов­ную пре­лесть, а только по молит­во­слову – есть риск «при­вы­ка­ния», молитва станет при­выч­ной, созна­ние «замы­лится». Поэтому важно и то и другое. Обычно сове­туют после обыч­ного утрен­него или вечер­него пра­вила добав­лять свою крат­кую молитву, кон­кре­ти­зи­руя свои просьбы и бла­го­да­ре­ния.

4. Изу­че­ние литур­гики

Часто при­хо­дится слы­шать – не пони­маю, что про­ис­хо­дит на бого­слу­же­нии. Это в равной сте­пени отно­сится как к бого­слу­жеб­ным тек­стам, так и к дей­ствиям участ­ни­ков бого­слу­же­ния. А когда все так непо­нятно, то о какой молитве можно гово­рить? Мысли посто­янно рас­се­и­ва­ются, уле­тают куда-то далеко, к житей­ским забо­там и про­бле­мам. Авто­ма­ти­че­ское повто­ре­ние за всеми разных дей­ствий – нало­же­ние крест­ного зна­ме­ния, поклоны, будучи в молитве делом вспо­мо­га­тель­ным, не при­во­дят к какому-либо ощу­ти­мому резуль­тату. Выходя их храма не пони­ма­ешь, был на службе или не был.

В такой ситу­а­ции на помощь хри­сти­а­нину при­хо­дит литур­гика – наука, име­ю­щая пред­ме­том изу­че­ния хри­сти­ан­ское цер­ков­ное бого­слу­же­ние, где глав­ное место зани­мает литур­гия. Эту дис­ци­плину в полной мере изу­чают в семи­на­риях, но любой жела­ю­щий может через изу­че­ние литур­гики при­об­щиться ко всей глу­бине хри­сти­ан­ской гим­но­гра­фии и эор­то­ло­гии. Извест­ный литур­гист архи­манд­рит Киприан (Керн) так опи­сы­вает обла­сти изу­че­ния, кото­рые охва­ты­вает литур­гика:

«Как тако­вая, это наука охва­ты­вает целый ряд обла­стей цер­ковно-бого­слу­жеб­ного быта и оби­хода и рас­па­да­ется поэтому на несколько отде­лов. Вообще же к науке Литур­гики может быть три под­хода, в зави­си­мо­сти от кото­рых она при­об­ре­тает тот или иной харак­тер Эти под­ходы можно назвать: исто­рико-архео­ло­ги­че­ский, риту­а­ли­сти­че­ский или устав­ной, бого­слов­ский.

Исто­рико-архео­ло­ги­че­ский подход к науке ста­ра­ется осве­тить глав­ным обра­зом посте­пен­ное раз­ви­тие и изме­не­ние бого­слу­жеб­ных чинов, пес­но­пе­ний, обла­че­ний, цер­ков­ной утвари и т.п. Этот подход инте­ре­су­ется воз­ник­но­ве­нием и раз­ви­тием тех или иных стилей хра­мо­зда­тель­ства, ико­но­пи­са­ния и т.д. Часто в бого­слов­ских школах из науки Литур­гики выде­ля­ется особая наука Цер­ков­ной архео­ло­гии и исто­рии хри­сти­ан­ского искус­ства.

Второй подход, риту­а­ли­сти­че­ский или устав­ной, занят глав­ным обра­зом изу­че­нием системы пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния в рамках ныне дей­ству­ю­щего цер­ков­ного устава или Типи­кона и теми пра­ви­лами и обы­ча­ями, кото­рыми необ­хо­димо руко­вод­ство­ваться для пра­виль­ного и устав­ного отправ­ле­ния бого­слу­же­ния. Исто­рия самого Устава, его типы, их воз­ник­но­ве­ние и изме­не­ние в данном случае отсту­пают на второй план, усту­пая место ныне утвер­див­ше­муся Типи­кону. В семи­на­риях и Ака­де­миях часто из Литур­гики выде­ляют особую науку под назва­нием «Устава», кото­рая и зани­ма­ется изу­че­нием ука­зан­ных правил бого­слу­же­ния.

Третий, нако­нец, подход бого­слов­ский, смот­рит на науку бого­слу­же­ния не только как на пред­мет исто­ри­че­ского или архео­ло­ги­че­ского изу­че­ния и не только как на пра­вила для отправ­ле­ния бого­слу­же­ния по духу и букве цер­ков­ного Типи­кона, но глав­ным обра­зом как бого­слов­скую дис­ци­плину, как на источ­ник бого­ве­де­ния и вспо­мо­га­тель­ное сред­ство для постро­е­ния бого­слов­ской системы Пра­во­сла­вия».

Таким обра­зом, изу­че­ние литур­гики помо­жет пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину быть не сто­рон­ним наблю­да­те­лем, а созна­тель­ным, актив­ным участ­ни­ком бого­слу­же­ния. Разо­браться в сим­во­лизме и после­до­ва­тель­но­сти пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния, в первую оче­редь литур­гии, также помо­гут раз­лич­ные объ­яс­не­ния и тол­ко­ва­ния, кото­рые с лег­ко­стью можно найти в интер­нете.

5. Изу­че­ние свя­то­оте­че­ского учения и опыта молитвы

Цер­ковь имеет бога­тей­ший опыт и свя­то­оте­че­ское насле­дие в вопро­сах молитвы. Пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину, если он хочет пре­успеть в молит­вен­ном дела­нии, должно изу­чить опыт святых отцов и подвиж­ни­ков. О молитве писали многие святые отцы, все пере­чис­лить невоз­можно. Среди прочих можно выде­лить свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова. В своих трудах он не просто изла­гает соб­ствен­ные мысли, но делает глу­бо­кий анализ свя­то­оте­че­ского насле­дия, при­во­дит мно­же­ство цитат из тво­ре­ний святых отцов. Много писали почти наши совре­мен­ники – оптин­ские старцы – пре­по­доб­ные Амвро­сий, Ана­то­лий, Вар­со­но­фий, Мака­рий и другие.

Напо­сле­док хочется обра­тить особое вни­ма­ние на то, что любые молит­вен­ные подвиги необ­хо­димо начи­нать, посо­ве­то­вав­шись с духов­ни­ком.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки