Как устроен храм: почему на службе иногда выключают свет?

Ирина Редько

Оглав­ле­ние

Виньетка

 

Лампы и свечи в храме — это не только осве­ти­тель­ные при­боры, но и символ молитвы. Почему во время все­нощ­ного бдения свет выклю­чают часто, а во время литур­гии нико­гда? Зачем во время Херу­вим­ской в Гре­че­ской церкви рас­ка­чи­вают хорос — глав­ный све­тиль­ник храма? О том, что сим­во­ли­зи­рует свет в храме, рас­ска­зы­вали про­то­и­е­рей Сергий Прав­до­лю­бов, насто­я­тель храма Живо­на­чаль­ной Троицы в Голе­ни­щеве (Москва), и глав­ный архи­тек­тор Това­ри­ще­ства рестав­ра­то­ров, член-кор­ре­спон­дент Ака­де­мии архи­тек­тур­ного насле­дия Андрей Ани­си­мов.

svet01

Пока­я­ние и лико­ва­ние

Каждый, кто бывает на бого­слу­же­нии, заме­чал, что в разные моменты службы храм осве­щен по-раз­ному: то горят все све­тиль­ники, то поло­вина, то гасятся все лампы и даже свечи. Объ­яс­няет про­то­и­е­рей Сергий Прав­до­лю­бов, насто­я­тель храма Живо­на­чаль­ной Троицы в Тро­иц­ком-Голе­ни­щеве: «Все­нощ­ное бдение — это служба пока­ян­ная, при­го­тав­ли­ва­ю­щая нас к литур­гии, когда, испо­ве­дав свои грехи, мы можем при­нять про­ще­ние и милость Гос­пода, при­ча­ститься Святых Хри­сто­вых Тайн. А когда чело­век кается, он не должен быть ярко осве­щен». По Уставу свет на все­нощ­ной гасится на шесто­псал­мие, когда чита­ются пока­ян­ные псалмы Давида. На Афоне все­нощ­ную вообще при­нято слу­жить в полной тем­ноте — так удоб­нее всего молиться. Только одна-две свечи горят, и то в при­творе. Све­тиль­ники там зажи­га­ются только у иконы над Цар­скими вра­тами и у цен­траль­ной иконы. И только на вели­кие празд­ники на все­нощ­ной зажи­га­ется пани­ка­дило — глав­ный све­тиль­ник храма — со всеми све­чами, причем только в опре­де­лен­ное время: на поли­е­лее (когда веру­ю­щих пома­зы­вают освя­щен­ным маслом), на хва­лит­ных псал­мах (псалмы, пою­щи­еся в послед­ней части утрени: «Всякое дыха­ние да хвалит Гос­пода») и на пении вели­ча­ния. По словам прот. Сергия Прав­до­лю­бова, «слово “поли­е­лей” имеет несколько зна­че­ний. Иногда его пере­во­дят как “мно­го­мас­лие” — “много зажжен­ных мас­ля­ных лампад”. Но мне ближе вари­ант «мно­го­мило­сти­вый», и именно этот смысл отра­жает мно­го­кратно зву­ча­щий во время поли­е­лея припев: “Яко в век милость Его. Алли­луия”». До тре­тьей песни канона, чита­е­мого после поли­е­лея, светят все све­тиль­ники и пани­ка­дило, но к тре­тьей песне гасятся свечи и лам­пады. Прот. Сергий Прав­до­лю­бов: «Это не оттого, что празд­ник кон­чился, а оттого, что по Уставу в этот момент пола­га­ется празд­нич­ное чтение из святых отцов или исто­рии празд­ника. Про­ис­хо­дит пере­мена состо­я­ния чело­века: он «пере­клю­ча­ется» на слу­ша­ние, а потом все снова воз­вра­ща­ются к молитве, про­дол­жа­ется чтение канона, но свечи зажи­га­ются, только когда начи­на­ется Бого­ро­дич­ная песнь – “Вели­чит душа моя Гос­пода”. Воз­жи­га­ние свечей и лампад именно в этот момент — знак нашего почи­та­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы».

На литур­гии же свет не гасится нико­гда: «Литур­гия — самое тор­же­ствен­ное, самое вели­кое слу­же­ние, — пояс­няет прот. Сергий Прав­до­лю­бов. — По Уставу преп. Саввы Освя­щен­ного Литур­гия по вре­мени довольно корот­кая, не более часа два­дцати. Но здесь надо учи­ты­вать, что литур­гией закан­чи­ва­лось бого­слу­же­ние, про­дол­жав­ше­еся всю ночь. Если мы служим все­нощ­ную с восьми вечера — у нас так было в храме — и в десять часов утра закан­чи­ваем, то литур­гия вос­при­ни­ма­ется как крат­кий тор­же­ствен­ный аккорд в завер­ше­нии всей молитвы. И окон­ча­ние молитвы — это полные звуки, полное тор­же­ство, полный свет; литур­гия заслу­жи­вает такого света, потому что Хри­стос есть Свет, «Солнце правды Хри­стос Бог наш». Литур­гия нико­гда не бывает печаль­ной, даже во время Вели­кого поста она радост­ная и тор­же­ствен­ная». Радость и лико­ва­ние празд­нич­ной литур­гии на Афоне выра­жа­ется рас­ка­чи­ва­нием глав­ного све­тиль­ника – хороса. Это бывает на боль­шие празд­ники во время пения Херу­вим­ской песни. «Хорос, — рас­ска­зы­вает архи­тек­тор Андрей Ани­си­мов, — это древ­няя форма глав­ного све­тиль­ника в храме. Хорос пред­став­ляет собой боль­шое кольцо, на кото­ром стоят лам­пады или свечи. (В России в послед­ние века хорос заме­нило пани­ка­дило, на кото­ром свечи или лам­почки рас­по­ло­жены яру­сами.) Сам по себе хорос выгля­дит проще пани­ка­дила, но, когда начи­нает рабо­тать вся система, состо­я­щая из несколь­ких хоро­сов, — это кра­сота, фей­ер­верк, празд­ник, лико­ва­ние».

Тот, Кто при­во­дит свет

По мнению Андрея Ани­си­мова, «свет и орга­ни­за­ция про­стран­ства храма с помо­щью света — это задача цер­ков­ного зод­чего». Храм состоит из трех частей: при­твора, цен­траль­ной части и алтаря. В при­творе совер­ша­ются началь­ные поклоны, начи­на­ется пока­я­ние, откла­ды­ва­ются житей­ские попе­че­ния, заботы. «Поэтому при­твор при­нято делать сла­бо­осве­щен­ный, без боль­ших окон и с мини­маль­ным коли­че­ством ламп и под­свеч­ни­ков для свечей, — гово­рит архи­тек­тор. — В древ­них храмах (напри­мер, в Успен­ском соборе Мос­ков­ского Кремля) в цен­траль­ной части окна рас­по­ло­жены не ниже вто­рого яруса стены и в бара­бане купола. Это свя­зано с тем, что храм в вер­ти­каль­ном изме­ре­нии делится на несколько уров­ней, они ярко видны в рос­писи: святые, ряд ангель­ских чинов, образ Христа-Все­дер­жи­теля. И свет в пра­во­слав­ном храме может исхо­дить только от пре­об­ра­жен­ного чело­века, анге­лов и Бога, поэтому окна дела­ются не ниже уровня рос­пи­сей святых, анге­лов и Гос­пода». К тому же, как пояс­няет Андрей Ани­си­мов, древ­ние храмы имели очень тол­стые стены. Свет, про­ни­ка­ю­щий через узкие окошки сверху, отра­жался от огром­ных отко­сов (в древ­нем зод­че­стве они назы­ва­лись рас­све­тами) и рас­се­и­вался по всему храму гораздо лучше, чем если бы шел из окон снизу.

Второй источ­ник света в храме — это алтарь. Алтарь — образ рая, он обра­щен на восток, сим­во­ли­зи­ру­ю­щий приход Христа, откуда вос­хо­дит солнце. «Однако, — уточ­няет Андрей Ани­си­мов, — древ­ние храмы ори­ен­ти­ро­ваны не строго на восток. Если посмот­реть планы рас­ко­пок Кремля, Нов­го­рода, любого древ­него города, можно уви­деть, что все храмы рас­по­ло­жены по-раз­ному. При­чина не в том, что ком­паса не было. В боль­шин­стве слу­чаев обос­но­ва­ние рас­по­ло­же­ния алтаря — это восход солнца на пре­столь­ный празд­ник. Ведь место вос­хода меня­ется в зави­си­мо­сти от вре­мени года. Поэтому стро­или так, чтобы на пре­столь­ный празд­ник восход солнца на востоке при­хо­дился на сто­рону алтаря. Полу­чи­лось, что храмы, пре­столь­ный празд­ник кото­рых при­хо­дится на лето, сме­щены к северу, на зиму — к югу».

Свет, попа­да­ю­щий через окна алтаря, осве­щает и храм. Моля­щи­еся видят сол­неч­ные лучи, про­ре­за­ю­щие клубы ладана. «В древ­нем храме окно на восток нико­гда не заго­ра­жи­вали вит­ра­жами, не под­све­чи­вали икону Вос­кре­се­ния Хри­стова элек­три­че­ским светом! — гово­рит прот. Сергий Прав­до­лю­бов. — Сол­неч­ный свет должен про­хо­дить бес­пре­пят­ственно сквозь восточ­ное окно храма и осве­щать не только Пре­стол, но Пла­ща­ницу, кото­рая во время Страст­ной сед­мицы нахо­дится посреди храма. После ночной службы погре­бе­ния, утром, во время литур­гии, когда идет смена вели­ко­пост­ных черных обла­че­ний на белые, — в это время сол­неч­ные лучи про­ни­зы­вают алтарь сквозь облака ладана и падают на Пла­ща­ницу. Чита­ется суб­бот­нее Еван­ге­лие и поется “Вос­кресни, Боже…”. Уча­стие сол­неч­ного света ничто не может заме­нить. Я служил около восем­на­дцати лет ночную службу в Вели­кую суб­боту, и мы все были очень рады тому, что у нас окно не заго­ро­жено вит­ра­жом и солнце участ­вует в нашем бого­слу­же­нии». На все­нощ­ном бдении воз­глас «Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет» был связан именно с вос­хо­дом солнца. «Один путе­ше­ствен­ник в XIX веке ездил на Афон, — рас­ска­зы­вает прот. Сергий Прав­до­лю­бов, — и удив­лялся тому, почему там кругом так много часов, кото­рые отби­вают время. Ока­зы­ва­ется, на Афоне часы меряют каждый день по-раз­ному — от вос­хода солнца и до заката. И если все­нощ­ную про­слу­жили слиш­ком быстро и до вос­хода оста­ва­лось время, спе­ци­ально добав­ляли сти­хиры. По Уставу в это время поется пес­но­пе­ние, кото­рое назы­ва­ется “фота­го­ги­кон” — “све­ти­лен” по-русски. “Фота­гог” озна­чает “Тот, Кто при­во­дит свет”. Посреди храма выхо­дит певчий и начи­нает петь особым напе­вом экса­по­сти­ла­рий, это другое назва­ние фота­го­ги­кона. И в это время под­ни­ма­ется солнце, будь то над морем или над ска­лами. А когда солнце пол­но­стью взой­дет, свя­щен­ник воз­де­вает руки и про­из­но­сит: “Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет!”».

Свечка или лам­почка?

Пани­ка­дило или хорос — глав­ные све­тиль­ники храма. В рос­сий­ской тра­ди­ции на пани­ка­диле при­нято изоб­ра­жать крест. На Афоне до сих пор при укра­ше­нии пани­ка­дила при­ме­ня­ются такие древ­ние хри­сти­ан­ские сим­волы, как рыба, корабль, парус, якорь, крест в лодке. Все эти сим­волы обо­зна­чают Христа, Цер­ковь. «Пани­ка­дило (от греч. polykandēlos — состо­я­щий из многих све­тиль­ни­ков) сим­во­ли­зи­рует собой весь мир, весь космос, — объ­яс­няет прот. Сергий Прав­до­лю­бов. — Зажжен­ное пани­ка­дило — знак уча­стия всего народа, всех пра­во­слав­ных хри­стиан в тор­же­стве».

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

svet_05

Кроме боль­шого пани­ка­дила бывают еще боко­вые пани­ка­дила, лам­пады у икон и под­свеч­ники с лам­па­дами, сто­я­щие отдельно. Тра­ди­ция под­вески лампад везде разная: у греков лам­пады висят выше лика свя­того, у нас — ниже. Суще­ствуют раз­лич­ные под­свеч­ники: латун­ные, дере­вян­ные с песком… Древ­ние под­свеч­ники были дере­вян­ные, изящно рас­пи­сан­ные.

Сего­дня кроме есте­ствен­ного осве­ще­ния — солнца, свечей и лампад — храм освя­щает элек­три­че­ство. Андрей Ани­си­мов: «Конечно, в элек­три­че­ском свете нет такой тайны, как в сол­неч­ном или от свечей, но тем важнее орга­ни­зо­вать элек­три­че­ское осве­ще­ние дели­катно, без теат­раль­щины. Когда мы про­ек­ти­руем элек­три­че­ство, мы с батюш­ками выяс­няем, как они хотят светом управ­лять. Есть вари­ант рео­ста­тов, когда свет плавно уга­сает и плавно заго­ра­ется. Есть вари­ант поярус­ного выклю­че­ния света: впол­силы, в треть силы, в чет­верть силы. Делаем хоросы с лам­поч­ками или лам­па­дами со све­то­ди­о­дами — если лам­падка цвет­ная, это доста­точно дели­катно смот­рится. Есть вари­анты сов­ме­щен­ных хоро­сов: на кольце стоят элек­три­че­ские “свечки”, а внизу висят под­вески с раз­но­цвет­ными лам­па­дами. Но глав­ное — пом­нить, что свет в храме не просто слу­жеб­ная функ­ция, а символ радо­сти и пока­я­ния, тор­же­ства и победы над тьмой».

Фото Андрей Рад­ке­вича и из архива Андрея Ани­си­мова

журнал “Нескуч­ный сад”.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки