протоиерей Геннадий Фаст
Кто же Сей? Книга об Иисусе Христе

Хри­стос про­ро­че­ский

Пожа­луй, ни об одной лич­но­сти не спо­рили так долго и столь оже­сто­ченно, как о Христе. Не слу­чайно в Еван­ге­лии ска­зано:

Лежит Сей на паде­ние и на вос­ста­ние многих в Изра­иле и в пред­мет пре­ре­ка­ний (Лк.2:34).

Выда­ю­щихся людей, ока­зав­ших зна­чи­тель­ное вли­я­ние на ход миро­вой исто­рии, много. Однако никто не дис­ку­ти­рует, напри­мер, по вопросу о том, кто такой Эйн­штейн. Всем известно: он – вели­кий физик. Никто не зада­ется вопро­сом, кто такой Мухам­мед (или Маго­мет, как мы при­выкли назы­вать его): осно­ва­тель ислама, почи­та­е­мый мусуль­ма­нами пророк. Известно, кем был Кон­фу­ций, — древ­не­ки­тай­ским муд­ре­цом, зало­жив­шим основы кон­фу­ци­ан­ского мыш­ле­ния и веро­ва­ний Китая.

Но Кто Такой Хри­стос? Здесь мы стал­ки­ва­емся с вели­чай­шим раз­бро­сом мнений, кото­рые порож­дают все новые вопросы. Еще при жизни Иисус спра­ши­вал у уче­ни­ков:

За кого люди почи­тают Меня? (Мф.16:13).

Одни гово­рили, что на землю вер­нулся пророк Илия, живший за восемь­сот лет до Рож­де­ства Хри­стова. Другие пола­гали, что это – Иере­мия, потому что он спря­тал ковчег Завета – вели­чай­шую свя­тыню Изра­иля и она исчезла. Иудеи верили в то, что он придет вновь. Третьи нисколько не сомне­ва­лись в том, что перед ними – всего лишь ловкий обман­щик. Чет­вер­тые счи­тали Его сума­сшед­шим. Пятым каза­лось, что Иисус одер­жим бесами. Неко­то­рые уве­ряли, что народ имеет дело с поли­ти­че­ским пре­ступ­ни­ком…

Несмотря на то, что с тех пор про­нес­лись уже два­дцать сто­ле­тий, в наше время эти споры не только не утихли, но звучат еще громче, а спектр суж­де­ний еще более рас­ши­рился. Кто же Такой Хри­стос? «Ино­пла­не­тя­нин», «экс­тра­сенс», «махатма, при­шед­ший из Индии и достиг­ший там муд­ро­сти», «иудей­ский пророк», «Сын Божий и Бог» – чего только не услы­шишь…

Я пред­ла­гаю вашему вни­ма­нию цикл лекций, посвя­щен­ных Иисусу Христу. Каза­лось бы, что нового могут почерп­нуть из них пра­во­слав­ные рос­си­яне? Вроде бы, нам и так обо всем известно! Но, ока­зы­ва­ется, в России о Гос­поде знают очень мало, и даже, что еще более уди­ви­тельно, пра­во­слав­ные хри­сти­ане порой знают о цели­теле Пан­те­лей­моне или о чудо­творце Нико­лае больше, чем о Нем. Захо­дишь в дом, под­ни­ма­ешь глаза: икона Божией Матери, икона Ангела Хра­ни­теля… А вот образа Спа­си­теля нет! Не слу­чайно в одной совре­мен­ной книжке пра­во­слав­ные хри­сти­ане иро­нично назы­ва­ются «нико­ла­и­тами», то есть людьми, почи­та­ю­щими, прежде всего, свя­ти­теля Нико­лая. Как раз поэтому мне хоте­лось бы пораз­мыш­лять с вами именно о Христе.

Прежде всего, отме­тим совер­шенно уни­каль­ную осо­бен­ность, отно­ся­щу­юся лишь к Его Лич­но­сти. Мно­же­ство людей жили и про­дол­жают жить на земле, однако ни о ком более не было воз­ве­щено напе­ред много веков тому назад.

Иногда люди уди­ви­тель­ным обра­зом пред­чув­ствуют гря­ду­щие собы­тия, но еще не слу­ча­лось такого, чтобы о той или иной чело­ве­че­ской лич­но­сти было зара­нее ска­зано прак­ти­че­ски все. Причем речь идет не о каких‑то туман­ных выска­зы­ва­ниях: вся Его жизнь и все Его дела были так или иначе пред­воз­ве­щены про­ро­ками. Хри­стос еще не родился, Его еще не было на земле, но Он уже суще­ство­вал в мно­го­чис­лен­ных и недву­смыс­лен­ных про­ро­че­ствах. О Нем гово­рили, Его ждали, Его зара­нее любили, за Него отда­вали свои жизни, с Ним уже тогда боро­лись…

С какого вре­мени на земле заго­во­рили о Христе? С того момента, как люди обрели дар речи. Не было такого вре­мени, когда бы о Нем ничего не знали и не гово­рили. Согласно Про­то­е­ван­ге­лию, или, говоря по‑русски, Пер­во­е­ван­ге­лию, это воз­ве­ще­ние было дано первой чело­ве­че­ской чете – Адаму и Еве. Исто­рия их гре­хо­па­де­ния всем хорошо известна: им было воз­бра­нено вку­ше­ние плодов с древа позна­ния добра и зла. Тем не менее они это сде­лали, и про­изо­шел грех. Сле­дует отме­тить, что они нару­шили Божий запрет не в поис­ках истины и не для того, чтобы познать суть добра и зла, а под­дав­шись иску­ше­нию змия – духа лука­вого и нечи­стого. Этому духу, поиме­но­ван­ному в Библии древним змием, Бог гово­рит:

И вражду положу между тобою и между женою, и между семе­нем твоим и между семе­нем ее; оно будет пора­жать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту (Быт.3:15).

Адам и Ева еще не изгнаны из рая. Чело­ве­че­ская исто­рия еще не нача­лась, потому что она берет свое начало с того момента, когда Адам и Ева ока­зы­ва­ются здесь, на этой, как мы гово­рим, греш­ной земле. Однако уже в предыс­то­рии чело­ве­че­ской зало­жено это про­ро­че­ство: Вражду положу между тобою, то есть змием, и между женой. Семя змеи – это грех, и, дей­стви­тельно, вся исто­рия чело­ве­че­ства – исто­рия борьбы добра со злом. Они неиз­менно про­ти­во­дей­ствуют и борются в душе каж­дого чело­века. Известно выра­же­ние Ф.М. Досто­ев­ского: «Дьявол с Богом борется, а поле битвы – сердца людей«…

Вся все­мир­ная исто­рия – раз­вер­ну­тое опи­са­ние этого сра­же­ния. Слово «семя» и в еврей­ском пер­во­ис­точ­нике, и в гре­че­ском пере­воде озна­чает не «потом­ство», а «пото­мок», о кото­ром ска­зано в един­ствен­ном числе. Иными сло­вами, появится пото­мок, кото­рый будет пора­жать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту. Придет Тот, Кто сокру­шит главу змия, то есть сокру­шит главу греха, исторг­нет его жало. Но грех не сдастся без боя. Этот древ­ний змий, дьявол, будет жалить в пяту.

Пятой чело­век каса­ется земли. Святые отцы гово­рили, что пята – это образ плоти, чело­ве­че­ской при­роды во Христе. Эта чело­ве­че­ская при­рода и была ужа­лена дья­во­лом. Именно над ней изде­ва­лись, в нее пле­вали, и, нако­нец, в нее зако­ло­тили гвозди. Хри­стос был распят, то есть Он был «ужален в пяту» – в Свою чело­ве­че­скую, земную при­роду, потому что Его Боже­ствен­ная при­рода недо­ся­га­ема для сил зла. Чело­ве­че­ская же при­рода для того и была явлена миру, и об этом было ска­зано изна­чально. Таким обра­зом, с самого начала чело­ве­че­ская исто­рия – это рас­прям­ля­ю­ща­яся пру­жина, а Хри­стос – ее дви­жу­щая сила.

Исто­рия теле­о­ло­гична, то есть она раз­во­ра­чи­ва­ется в соот­вет­ствии с зара­нее пред­опре­де­лен­ной Богом целью. Это – не просто бес­смыс­лен­ный кру­го­во­рот времен, как гово­рит Соло­мон устами Еккле­си­а­ста и как пола­гали многие фило­софы. Исто­рии при­суща четкая направ­лен­ность, и весь вектор древ­ней исто­рии был направ­лен ко Христу.

Родо­на­чаль­ник моно­те­изма на земле – Авраам. Все три моно­те­и­сти­че­ские рели­гии – иудей­ская, хри­сти­ан­ская и мусуль­ман­ская – назы­ва­ются авра­ами­че­скими. Их при­вер­женцы счи­тают себя детьми Авра­ама и испо­ве­дуют Еди­ного Бога Авра­ама. Моно­те­и­сти­че­ские рели­гии про­ти­во­стоят язы­че­ству и поли­те­изму, то есть мно­го­бо­жию и демо­но­по­клон­ни­че­ству. Авраам – еще не осно­ва­тель рели­гии, а про­стой, никому не извест­ный месо­по­там­ский пастух, не очень бедный и не слиш­ком бога­тый. Гос­подь гово­рит ему:

Пойди из земли твое1, от род­ства твоего и из дома отца твоего, в землю, кото­рую Я укажу тебе (Быт.12:1).

и далее:

И явился Гос­подь Авра­аму и сказал: потом­ству твоему отдам Я землю сию (Быт.12:7).

Слову «потом­ство» опять‑таки и в еврей­ском, и в гре­че­ском языках при­суща лишь форма един­ствен­ного числа, то есть «пото­мок». Это заме­тил еще апо­стол Павел:

Не ска­зано: и потом­кам, как бы о многих, но как об одном: и семени твоему, кото­рое есть Хри­стос (Гал. 3:16).

Авраам – первый чело­век, вос­хо­дя­щий к пред­став­ле­нию о Едином Боге, явля­ю­щемся ему и сразу же про­ро­ча­щем о его потомке, кото­рый и будет обла­да­те­лем этой земли. Вся вера Авра­ама устрем­лена ко Христу, она, по сути, хри­сто­цен­трична, хотя, каза­лось бы, что мог знать Авраам о Христе, о Его Рож­де­стве, Пре­об­ра­же­нии, смерти и Вос­кре­се­нии? Однако о Христе ему было уже воз­ве­щено. Ему не просто отда­ется земля для потом­ков, ему дару­ется земля, кото­рая впо­след­ствии будет названа «землей Иисуса», то есть землей, с кото­рой нача­лось спа­се­ние.

Внук Авра­ама, Иаков, — третий из пра­от­цев, бла­го­слов­ляет две­на­дцать своих сыно­вей. Именно от них про­изой­дут две­на­дцать колен Изра­и­ле­вых. Бла­го­слов­ляя чет­вер­того сына, Иуду, Иаков сказал:

Моло­дой лев Иуда, с добычи, сын мой, под­ни­ма­ется. Пре­кло­нился он, лег, как лев и как львица: кто под­ни­мет его? Не отой­дет ски­петр от Иуды и зако­но­да­тель от чресл его, доколе не при­и­дет При­ми­ри­тель, и Ему покор­ность наро­дов (Быт.49:9-10).

Иаков про­ро­че­ским взором видит особую судьбу сына и его потом­ков. Но его инте­ре­сует судьба одного Потомка, дол­жен­ству­ю­щего прийти через это колено, кото­рого он назы­вает «львом», под­ни­ма­ю­щимся с добычи, «льви­цей», кото­рая заснула. Нако­нец, он недву­смыс­ленно гово­рит о том, что не отой­дет ски­петр от Иуды и зако­но­да­тель от чресл его, доколе не при­и­дет При­ми­ри­тель, и Ему покор­ность наро­дов.

Дей­стви­тельно, иудеи всегда воз­глав­ля­лись соб­ствен­ными пра­ви­те­лями, вне зави­си­мо­сти от того, были ли они в тот момент сво­бодны или попа­дали в пора­бо­ще­ние. Лишь через восем­на­дцать веков после этого про­ро­че­ства иудеи впер­вые теряют своего пра­ви­теля, своего зако­но­да­теля. Ски­петр ока­зы­ва­ется в руках Ирода, про­зван­ного Вели­ким, кото­рый не был иудеем и вообще изра­иль­тя­ни­ном, а про­ис­хо­дил из исто­ри­че­ской обла­сти, рас­по­ла­гав­шейся на юге Пале­стины. Несмотря на это, Ироду уда­лось воца­риться. Именно в его цар­ство­ва­ние и родился Хри­стос, Кото­рый назван При­ми­ри­те­лем. Ему будет при­над­ле­жать покор­ность наро­дов.

Обычно покор­ность дости­га­ется жесто­кими заво­е­ва­те­лями огнем и мечом. Однако на этот раз народы будут поко­рены миром, поэтому и Цар­ство Его будет цар­ством мира. Все это пред­ви­дит пра­о­тец Иаков, бла­го­слов­ляя одного из своих сыно­вей.

Сле­ду­ю­щая клю­че­вая лич­ность миро­вой исто­рии – Моисей, с именем кото­рого свя­зано обра­зо­ва­ние изра­иль­ского народа как народа Божия, народа бого­из­бран­ного. Через Моисея людям была дана Тора – закон, поло­жив­ший начало иуда­изму. Чув­ствуя при­бли­же­ние своего ухода в мир иной, Моисей обра­ща­ется к изра­иль­тя­нам, к своему народу, кото­рый чрез­вы­чайно чтил его, как почи­тает и поныне:

Про­рока из среды тебя, из бра­тьев твоих, как меня, воз­двиг­нет тебе Гос­подь Бог твой, — Его слу­шайте (Втор.18:15).

Что значит «про­рока <…>, как меня»? Моисей – отнюдь не рядо­вой пророк. Он – осно­ва­тель иудей­ской веры, через него людям был дан закон, он – зако­но­да­тель и их хода­тай перед Богом. Говоря о своем буду­щем Наслед­нике, Моисей ведет речь не о чело­веке, воз­ве­ща­ю­щем буду­щее и обли­ча­ю­щем совре­мен­ни­ков, а о Том, кто, подобно ему, будет Заступ­ни­ком и дарует людям Новый Завет с Богом.

И такой Пророк пришел, это – Иисус Хри­стос. Таким обра­зом, Адам, Авраам, Изра­иль, Моисей – клю­че­вые лич­но­сти вне­на­ци­о­наль­ного мас­штаба; через каж­дого из них начи­нался новый этап рели­ги­оз­ной жизни на пла­нете. Каждый из них воз­ве­щал о том, что придет Хри­стос, каждый при­зы­вал: «не огра­ни­чи­вай­тесь мною», в отли­чие от осно­ва­те­лей прочих рели­гий. Те лишь закла­ды­вали некие осно­ва­ния, строго пре­ду­пре­ждая своих после­до­ва­те­лей не отсту­пать от них ни в коем случае, а вет­хо­за­вет­ные про­роки, наобо­рот, вра­зум­ляли: «Не удо­вле­тво­ряй­тесь тем, что мы вам ска­зали. Мы лишь ведем вас к Тому, Кто придет. Только ради Него мы и суще­ствуем, ради Него гово­рим и дей­ствуем».

Биб­лей­ские про­роки воз­ве­стили об Иисусе прак­ти­че­ски все. Тексты Вет­хого Завета пере­дают нам образ Христа и рас­кры­вают суть Его учения. Это каса­ется и глу­бин­ных, осно­во­по­ла­га­ю­щих момен­тов, и, каза­лось бы, мало­су­ще­ствен­ных дета­лей. Какая раз­ница, напри­мер, в каком городе Он родится? Но даже это было воз­ве­щено про­ро­ками. Я при­веду ряд тек­стов из Свя­щен­ного Писа­ния, пред­воз­ве­щав­ших о Спа­си­теле. Это – Еван­ге­лие не от апо­сто­лов, а от про­ро­ков.

Пророк Михей, живший в VIII веке до Рож­де­ства Хри­стова, воз­ве­щает о рож­де­нии Христа, прямо ука­зы­вая на место, в кото­ром про­изой­дет это вели­чай­шее собы­тие:

И ты, Вифлеем‑Ефрафа, мал ли ты между тыся­чами Иуди­ными? Из тебя про­изой­дет Мне Тот, Кото­рый должен быть Вла­ды­кою в Изра­иле и Кото­рого про­ис­хож­де­ние из начала, от дней вечных (Мих.5:2).

Совер­шенно оче­видно, что пророк гово­рит не об обыч­ном чело­веке, а о некоей особой Лич­но­сти, про­ис­хож­де­ние Кото­рой – от дней вечных. И дей­стви­тельно, Иисус родился в неболь­шом иудей­ском городке Виф­ле­еме во вре­мена цар­ство­ва­ния Ирода. Когда волхвы задали вопрос, где должен появиться на свет Царь Иудей­ский, Ирод собрал книж­ни­ков и закон­ни­ков, кото­рые ска­зали, что, на осно­ва­нии про­ро­че­ства Михея, Он должен родиться именно там.

Рож­де­ство Иисуса озна­ме­но­ва­лось появ­ле­нием на небе особой звезды, о кото­рой в разное время гово­ри­лось очень и очень много. Напри­мер, немец­кий мате­ма­тик, аст­ро­ном, оптик и аст­ро­лог Иоганн Кеплер (1571–1630), открыв­ший законы дви­же­ния небес­ных тел, вычис­лил, что именно в год рож­де­ния Христа должен был про­изойти так назы­ва­е­мый парад планет. Он пола­гал, что именно их визу­аль­ное сов­ме­ще­ние и поро­дило эффект Виф­ле­ем­ской звезды. Неко­то­рые счи­тали, что в таком виде явился Ангел Гос­по­день, другие были уве­рены, что перед ними – спе­ци­ально сотво­рен­ная Богом звезда.

Истин­ная при­рода этого небес­ного явле­ния нам по‑прежнему неиз­вестна, что и не уди­ви­тельно, ведь даже о Тун­гус­ском метео­рите ученые про­дол­жают спо­рить до сих пор. Но о том, что такое чудо будет явлено миру, гово­ри­лось еще за пят­на­дцать веков до этого собы­тия. Причем повест­во­вал об этом не иудей­ский пророк, а языч­ник Валаам, уви­дев­ший при­бли­жав­шихся изра­иль­тян:

Гово­рит Валаам, сын Веоров, гово­рит муж с откры­тым оком, гово­рит слы­ша­щий слова Божии, име­ю­щий веде­ние от Все­выш­него, кото­рый видит виде­ния Все­мо­гу­щего, падает, но открыты очи его. Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Вос­хо­дит звезда от Иакова и вос­стает жезл от Изра­иля (Чис.24:15–17).

Это про­ро­че­ство осу­ще­стви­лось через явле­ние Виф­ле­ем­ской звезды.

Царь Давид за тысячу лет до Рож­де­ства Богом­ла­денца гово­рил:

Цари Фар­сиса и ост­ро­вов под­не­сут Ему дань; цари Аравии и Савы при­не­сут дары (Пс.71:10).

Именно из тех мест, то есть из Персии, Аравии и Эфи­о­пии, и пришли три волхва – Каспар, Мель­хиор и Баль­та­зар. Они уви­дели Виф­ле­ем­скую звезду и покло­ни­лись Иисусу.

Ирод, неза­конно завла­дев­ший цар­ским ски­пет­ром, не знал, кто из виф­ле­ем­ских мла­ден­цев – Хри­стос, и потому отдал приказ убить их всех. Еще в VI веке до Рож­де­ства Хри­стова это пре­ступ­ле­ние было пред­воз­ве­щено про­ро­ком Иере­мией – совре­мен­ни­ком вави­лон­ского царя Наву­хо­до­но­сора. Иере­мию назы­вают про­ро­ком скорби, потому что он воз­ве­щал раз­ру­ше­ние Иудеи. Пред­ви­дел он и другую ката­строфу:

Так гово­рит Гос­подь: голос слышен в Раме, вопль и горь­кое рыда­ние; Рахиль плачет о детях своих и не хочет уте­шиться о детях своих, ибо их нет (Пер. 31–15).

Это – про­ро­че­ство об изби­е­нии мла­ден­цев. Рахиль упо­мя­нута здесь в каче­стве пра­ма­тери Изра­иля; она являет собой образ родины, соби­ра­тель­ный образ мате­рей виф­ле­ем­ских мла­ден­цев. Кстати, сама Рахиль тоже погре­бена в Виф­ле­еме. Ее гроб­ница сохра­ни­лась до наших дней.

Иисус, как известно, был Учи­те­лем и много про­по­ве­до­вал, а каж­дому про­по­вед­нику присущ особый стиль речи. Осо­бен­но­стью про­по­ве­дей Иисуса было то, что Он пред­по­чи­тал выра­жать Свои мысли прит­чами, кото­рые люди должны были раз­га­ды­вать сами. Об этом задолго до При­ше­ствия Хри­стова пред­воз­ве­щал псал­мо­пе­вец Давид:

Открою уста мои в притче и про­из­несу гада­ния из древ­но­сти (Пс.77‑2).

Осо­бенно важ­ными для нас явля­ются послед­ние дни Иисуса перед Рас­пя­тием, Его крест­ные муки и Вос­кре­се­ние. Про­роки много гово­рили и об этом. Напри­мер, Заха­рия, живший в V веке до Рож­де­ства Хри­стова, гово­рит о Входе Гос­под­нем в Иеру­са­лим, назы­ва­ю­щемся у нас Верб­ным вос­кре­се­ньем, так:

Ликуй от радо­сти, дщерь Сиона, тор­же­ствуй, дщерь Иеру­са­лима: се Царь твой грядет к тебе, пра­вед­ный и спа­са­ю­щий, крот­кий, сидя­щий на ослице и на моло­дом осле, сыне подъ­ярем­ной (Зах.9:9).

Мыс­ли­мое ли дело, чтобы цари въез­жали в свои сто­лицы верхом на ослах? Но дело в том, что кони исполь­зо­ва­лись иуде­ями только во время боевых дей­ствий. Ослы же слу­жили им в каче­стве транс­порт­ных и вьюч­ных живот­ных, причем пре­иму­ще­ственно в мирное время. Хри­стос же, как мы уже гово­рили, — При­ми­ри­тель; Он пришел при­не­сти на землю мир, поэтому и въез­жает в город не на коне, а на осле и ослице. Про­ро­че­ство Заха­рии в точ­но­сти испол­ня­ется в день Входа Гос­подня в Иеру­са­лим.

Что Христа ждет в Иеру­са­лиме? Пре­да­тель­ство. Один из бли­жай­ших уче­ни­ков, Иуда, пре­даст Его. Об этом про­ро­че­ство­вал еще псал­мо­пе­вец Давид:

Даже чело­век мирный со мною, на кото­рого я пола­гался, кото­рый ел хлеб мой, поднял на меня пяту (Пс.40:10).

Когда Иисус сказал две­на­дцати апо­сто­лам:

Истинно говорю вам, что один из вас пре­даст Меня» (Мф.26:21), каждый из них спро­сил: «Не я ли, Гос­поди? (Мф.26:22).

И Хри­стос отве­тил:

Опу­стив­ший со Мною руку в блюдо, этот пре­даст Меня (Мф.26:23).

Обмак­нув хлеб, Он подал его Иуде, а тот, как и всякий иудей, знав­ший Псал­тырь наизусть, тем не менее, взял хлеб, испол­нив, таким обра­зом, страш­ное про­ро­че­ство о себе.

Как известно, Иуда предал Христа за трид­цать среб­ре­ни­ков. Эта деталь тоже была пред­воз­ве­щена про­ро­ком:

И скажу им: если угодно вам, то дайте Мне плату Мою; если же нет, — не давайте; и они отве­сят в уплату Мне трид­цать среб­ре­ни­ков (Зах.11:12).

Для хри­стиан осо­бенно важен Крест, важны стра­да­ния Хри­стовы, воз­ве­щен­ные царем Дави­дом. Он напи­сал Пс.21 с такой силой и про­ник­но­вен­но­стью, как будто сам стоял на Гол­гофе и был непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком тех вели­ких собы­тий:

Боже мой! Боже мой! для чего Ты оста­вил меня? (Как мы знаем, эти слова Гос­подь впо­след­ствии про­из­не­сет на Кресте.) Далеки от спа­се­ния моего слова вопля моего. (Отец не спас тогда Своего Сына, Тот был распят и умер.) Боже мой! я вопию днем (Хри­стос был распят именно днем), – и Ты не внем­лешь мне, ночью – и нет мне успо­ко­е­ния. Но Ты, Святый, живешь среди сла­во­сло­вий Изра­иля. На Тебя упо­вали отцы наши; упо­вали, и Ты избав­лял их; к Тебе взы­вали они, и были спа­са­емы; на Тебя упо­вали, и не оста­ва­лись в стыде. Я же червь, а не чело­век (Дей­стви­тельно, Христа уни­жали и жестоко изде­ва­лись над Ним.), поно­ше­ние у людей и пре­зре­ние в народе. Все видя­щие меня руга­ются надо мною, гово­рят устами, кивая голо­вою: он уповал на Гос­пода; пусть изба­вит его, пусть спасет, если он угоден Ему. (Мы знаем, что все это сбы­лось дословно: когда рас­пи­нали Христа, про­хо­див­шие мимо глум­ливо посме­и­ва­лись: «Если Он угоден Богу, пусть сойдет с креста!») Но Ты извел меня из чрева, вложил в меня упо­ва­ние у грудей матери моей. (Так появ­ля­ется образ Божией Матери.) На Тебя остав­лен я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой. Не уда­ляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощ­ника нет. (И, дей­стви­тельно, у Христа в тот день не ока­за­лось помощ­ни­ков.) Мно­же­ство тель­цов обсту­пили меня; тучные Васан­ские окру­жили меня, рас­крыли на меня пасть свою, как лев, алчу­щий добычи и рыка­ю­щий. (Именно так выгля­дели пер­во­свя­щен­ник Каиафа2 и воины Пилата3) — и Я про­лился, как вода; все кости мои рас­сы­па­лись; сердце мое сде­ла­лось как воск, рас­та­яло посреди внут­рен­но­сти моей. Сила моя иссохла, как чере­пок; язык мой при­льп­нул к гор­тани моей, и Ты свел меня к персти смерт­ной. (Хри­стос умер и был погре­бен.) Ибо псы окру­жили меня, ско­пище злых обсту­пило меня, прон­зили руки мои и ноги мои. (Рим­ские воины про­били руки и ноги Христа, о чем сви­де­тель­ствует Пла­ща­ница Хри­стова.) Можно было бы пере­честь все кости мои; а они смот­рят и делают из меня зре­лище.(Пилат вывел Иисуса к народу, сказав: «Вот чело­век». На Его голову надели тер­но­вый венец и вло­жили в руку палку вместо цар­ского жезла.) Делят ризы мои между собою и об одежде моей бро­сают жребий. (Так и про­изо­шло: одежды – это хито4 Хри­стов, ткан­ный Его мате­рью, о кото­ром бро­сили жребий, а ризы были раз­де­лены между вои­нами.) Но Ты, Гос­поди, не уда­ляйся от меня; сила моя! поспеши на помощь мне; избавь от меча душу мою и от псов оди­но­кую мою; спаси меня от пасти льва и от рогов еди­но­ро­гов, услы­шав, избавь меня.

Вот образ стра­да­ний Христа. Вот пла­чев­ная песнь, кото­рая могла быть вос­пета только на Гол­гофе, хотя про­зву­чала за тысячу лет до нее…

А вот что писал живший в VIII веке до Рож­де­ства Хри­стова пророк Исаия, кото­рого иногда даже назы­вают «вет­хо­за­вет­ным еван­ге­ли­стом»:

Кто пове­рил слы­шан­ному от нас, и кому откры­лась мышца Гос­подня? Ибо Он взошел пред Ним, как отпрыск и как росток из сухой земли; нет в Нем ни вида, ни вели­чия; и мы видели Его, и не было в Нем вида, кото­рый при­вле­кал бы нас к Нему. Он был пре­зрен и умален пред людьми, муж скор­бей и изве­дав­ший болезни, и мы отвра­щали от Него лице свое; Он был пре­зи­раем, и мы ни во что ста­вили Его. Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни (Здесь уже не просто опи­сы­ва­ются некие гря­ду­щие собы­тия, а рас­кры­ва­ется их внут­рен­нее, дог­ма­ти­че­ское содер­жа­ние.), а мы думали, что Он был пора­жаем, нака­зуем и уни­чи­жен Богом. Но Он изъ­язв­лен был за грехи наши и мучим за без­за­ко­ния наши (Иоанн Кре­сти­тель скажет потом: Вот Агнец Божий, Кото­рый берет [на Себя] грех мира (Ин.1:29).), нака­за­ние мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исце­ли­лись. Все мы блуж­дали, как овцы, совра­ти­лись каждый на свою дорогу: и Гос­подь воз­ло­жил на Него грехи всех нас. (Здесь едва ли не отчет­ли­вее, чем у еван­ге­ли­стов, гово­рится об иску­пи­тель­ном зна­че­нии смерти Христа, о том, что Он взял на Себя наши грехи. В самих Еван­ге­лиях эта мысль выра­жена не столь четко, впо­след­ствии она будет раз­вита апо­сто­лами.) Он истя­зуем был, но стра­дал доб­ро­вольно (То есть Хри­стос не просто «попал в беду», а стра­дал по Соб­ствен­ной воле, ведь у Него были все воз­мож­но­сти избе­жать муче­ний.), и не откры­вал уст Своих(Известно мол­ча­ние Христа на суде Каиафы и Пилата.), как овца, веден был Он на закла­ние, и как агнец пред стри­гу­щим его без­гла­сен, так Он не отвер­зал уст Своих. От уз и суда Он был взят (Дей­стви­тельно, после того, как ночью в Геф­си­ман­ском саду Хри­стос был схва­чен, Его заклю­чили в узы. По сей день сохра­ни­лась тем­ница, в кото­рой Гос­подь провел несколько ночных часов. Он и на самом деле был осуж­ден.), но род Его кто изъ­яс­нит? (И в самом деле, род Христа – это миро­вая загадка.) Ибо Он отторг­нут от земли живых; за пре­ступ­ле­ния народа Моего пре­тер­пел казнь. Ему назна­чали гроб со зло­де­ями(Хри­стос был распят вместе с двумя раз­бой­ни­ками. По обычаю тела каз­нен­ных пре­ступ­ни­ков сбра­сы­вали на посрам­ле­ние с Гол­гофы – с кру­того холма. Со сто­роны Иеру­са­лима он доста­точно поло­гий, и на него легко можно под­няться, а с другой сто­роны резко обры­ва­ется. Именно такая участь и ожи­дала Христа.), но Он погре­бен у бога­того (Иосиф Ари­ма­фей­ский, один из бога­тей­ших людей Иеру­са­лима, успел дого­во­риться с Пила­том о том, чтобы снять Тело Хри­стово и пре­дать Его погре­бе­нию в новом гробе – пещере, куп­лен­ной зара­нее, кото­рая нахо­ди­лась рядом, в саду.), потому что не сделал греха, и не было лжи в устах

Его. Но Гос­поду угодно было пора­зить Его, и Он предал Его муче­нию; когда же душа Его при­не­сет жертву уми­ло­стив­ле­ния, Он узрит потом­ство дол­го­веч­ное (Име­ется в виду род хри­сти­ан­ский.), и воля Гос­подня бла­го­успешно будет испол­няться рукою Его. На подвиг души Своей Он будет смот­реть с доволь­ством; чрез позна­ние Его Он, Пра­вед­ник, Раб Мой, оправ­дает многих и грехи их на Себе поне­сет. Посему Я дам Ему часть между вели­кими, и с силь­ными будет делить добычу (Дей­стви­тельно, хри­сти­ан­ство «полу­чило часть между вели­кими и силь­ными», сде­лав­шись самым зна­чи­тель­ным явле­нием миро­вой исто­рии.) — за то, что предал душу Свою на смерть, и к зло­деям при­чтен был, тогда как Он понес на Себе грех многих и за пре­ступ­ни­ков сде­лался хода­таем (Ис.53:1‑12).

Так были пред­воз­ве­щены стра­да­ния Хри­стовы. Но гово­рится ли в про­ро­че­ствах о Его Вос­кре­се­нии? Царь Давид про­из­но­сит слова, казав­ши­еся его совре­мен­ни­кам совер­шенно зага­доч­ными:

Ибо Ты не оста­вишь души моей в аде и не дашь свя­тому Твоему уви­деть тление (Не. 15:10).

Пока­жите душу, вышед­шую из ада, пока­жите чело­века, кото­рый не увидел бы тления! Речь может идти только о Том, Кто вос­крес из мерт­вых. Это Его душа спус­ка­лась в ад, но не оста­лась в нем, это Он вкусил горечь смерти, но не познал тления. Псал­мо­пе­вец прямо гово­рит:

Ты ука­жешь мне путь жизни: пол­нота радо­стей пред лицем Твоим, бла­жен­ство в дес­нице Твоей вовек (Не. 15:11).

У кого может быть путь жизни после погре­бе­ния? Только у Христа. И это – далеко не все про­ро­че­ства…

Впро­чем, и другие народы непре­станно ожи­дали Гос­пода. Напри­мер, в чет­вер­той эклоге «Буко­лик» рим­ского поэта Вер­ги­лия, родив­ше­гося в 70 году до Рож­де­ства Хри­стова, повест­ву­ется о том, что должен родиться Ребе­нок, Кото­рый изме­нит тече­ние жизни на земле и при­не­сет с Собой «Золо­той век»:

«Уже явля­ется послед­ний век Сивиллы Кумей­ской. Снова начи­на­ется кру­го­во­рот веков. Воз­вра­ща­ется цар­ство Сатурна, и новое поко­ле­ние нис­хо­дит с неба на землю. Обозри гро­маду все­лен­ной и посмотри, как все раду­ется име­ю­щему насту­пить отрад­ному веку. Под твоим покро­вом изгла­дится всякий след нашего пре­ступ­ле­ния (Дог­ма­ти­че­ский смысл хри­сти­ан­ской веры как раз и состоит в том, что Хри­стос берет на Себя все наши грехи.), и земля осво­бо­дится от вечных тревог».

Рим, всегда меч­тав­ший о земной власти и неустанно утвер­ждав­ший вели­кую Импе­рию, в данном случае ожи­дает совер­шенно иного. Импе­ра­то­ров и пол­ко­вод­цев у них и самих хва­тало. А вот кто ока­жется в силах изгла­дить всякий след совер­шен­ного пре­ступ­ле­ния, кто осво­бо­дит от вечных тревог? Это про­ро­че­ство со всей оче­вид­но­стью испол­ни­лись во Христе. На I Все­лен­ском соборе, состо­яв­шемся в 325 году, импе­ра­тор Кон­стан­тин I Вели­кий (272–337) при­во­дил строки Вер­ги­лия в каче­стве дока­за­тель­ства боже­ствен­но­сти Иисуса.

Рим­ский исто­рик Тацит, родив­шийся в 56 году после Рож­де­ства Хри­стова, сооб­щает: «Многие верили древним сви­де­тель­ствам жрецов, что в это самое время Восток при­об­ре­тает новые силы, что име­ю­щий прийти из Иудеи сде­ла­ется вла­сти­те­лем мира».

Как мог Рим ждать, чтобы из какой‑то захо­луст­ной иудей­ской про­вин­ции, кото­рую Помпей поко­рил в 63 году до Рож­де­ства Хри­стова, при­со­еди­нив к Риму, кто‑то придет и сде­ла­ется вла­сти­те­лем мира? Ведь власть – без­услов­ная пре­ро­га­тива Рима! Тем не менее это собы­тие недву­смыс­ленно пред­ре­кали жрецы…

Рим­ский писа­тель и исто­рик Гай Све­то­ний Тран­квилл, живший между 75 и 160 годами, пишет: «По всему Востоку рас­про­стра­нено древ­нее и твер­дое мнение, будто судь­бою опре­де­лено, что в тогдаш­нее время из Иудеи должны выйти те, кото­рые при­об­ре­тут себе вла­ды­че­ство над миром». Это сви­де­тель­ство похоже на преды­ду­щее; воз­можно, оба они вос­хо­дят к одним и тем же исто­кам. Из Иудеи вышли апо­столы и при­об­рели мир, поко­рив его Благой Вестью о Христе.

Волхвы – Каспар, Мель­хиор и Баль­та­зар, увидев звезду, пришли покло­ниться ново­рож­ден­ному иудей­скому Царю. Однако в мире рож­да­лось немало царей. Во имя чего же они пре­одо­ле­вали столь долгий и полный лише­ний и опас­но­стей путь через без­жиз­нен­ную пустыню? Они ожи­дали совер­шенно иного, осо­бен­ного Царя. Воз­можно, им было известно Вала­а­мово про­ро­че­ство.

В Свя­щен­ном Писа­нии мы не найдем ни одного упо­ми­на­ния о Китае, в отли­чие от Индии, о кото­рой речь все же захо­дит, хотя и кос­венно. Однако китай­ское пре­да­ние повест­вует об ожи­да­нии явле­ния Вели­кого Свя­того, при­ше­ствие Кото­рого было пред­ска­зано древними муд­ре­цами. Из Китая было даже отправ­лено спе­ци­аль­ное посоль­ство для покло­не­ния явив­ше­муся Спа­си­телю.

Грузия в те вре­мена была язы­че­ской землей, кото­рую насе­ляли кав­каз­ские горцы. Согласно мест­ному пре­да­нию, на Рож­де­ство они услы­шали слова, раз­дав­ши­еся из уст идола Армаза: «Ново­рож­ден­ный затмит меня светом Своим».

Итак, мы видим, что ожи­да­ние Христа было дей­стви­тельно все­мир­ным, так же как и пред­воз­ве­ще­ния о Нем. Если же вер­нуться к иудеям, то они ждали Месси5, свя­щен­ника почину Мел­хи­се­дека (Пс.109:4). По воз­вра­ще­нии Авра­ама с отби­тыми у четы­рех побеж­ден­ных восточ­ных царей плен­ни­ками и иму­ще­ством Мел­хи­се­дек, царь Салим­ский, вынес хлеб и вино, — он был свя­щен­ник Бога Все­выш­него (Быт.14:18). Он не при­но­сил в жертву живот­ных и покло­нялся Еди­ному Богу. Этот вет­хо­за­вет­ный про­об­раз осу­ще­ствился во Христе. Именно хри­сти­ан­ство пре­кра­тило жерт­во­при­но­ше­ние живот­ных, и Хри­стос явля­ется иереем по чину Мел­хи­се­дека.

Исаия в четы­рех песнях вос­пе­вает «Раба» и «Отрока» и про­ро­че­ствует о том, что придет некий «Раб Гос­по­день», «Раб Яхве», и пол­но­стью про­ци­ти­ро­ван­ная нами глава 53 его книги – одна из этих песен. У Дани­ила и у позд­ней­ших иудей­ских про­ро­ков, а затем и в иудей­ских апо­кри­фах6отчет­ливо про­смат­ри­ва­ется образ «Сына Чело­ве­че­ского», «Небес­ного Чело­века»,

Кото­рый придет с Анге­лами, причем Его после­до­ва­тели ока­жутся бед­ня­ками. То есть речь отнюдь не шла о «цар­стве все­об­щего бла­го­ден­ствия». Хри­стос же недву­смыс­ленно воз­ве­щал: Бла­женны нищие духом (Мф.5:3).

Вет­хо­за­вет­ные про­роки неод­но­кратно упо­ми­нают об «остатке Изра­иля». Иными сло­вами, несмотря на то, что изра­иль­ский народ был бого­из­бран­ным, спа­стись удастся лишь неко­то­рому его «остатку». Этим «остат­ком» и явля­ются люди, при­няв­шие Христа.

Суще­ствует много про­ро­честв о «Дне Яхве», то есть о Дне Суда Гос­подня, о кото­ром гово­рит и Спа­си­тель. Иезе­ки­иль и Иере­мия напря­мую воз­ве­щают, что не всегда пре­бу­дет Завет, полу­чен­ный наро­дом через Моисея. Придет Хри­стос, Кото­рый скажет: Сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изли­ва­е­мая во остав­ле­ние грехов (Мф.26:28) и при­не­сет на землю Новый Завет.

Когда нача­лась про­по­ведь о Христе, про­ро­че­ский аргу­мент был одним из основ­ных, он дей­стви­тельно пора­жал и убеж­дал слу­ша­те­лей. Если об этом чело­веке столько было ска­зано и все испол­ни­лось с такой точ­но­стью, значит, Он дей­стви­тельно есть то, что о Нем гово­рят, то, что Он Сам о Себе гово­рит. Хри­стос про­ро­че­ский явля­ется осно­ва­нием веры во Христа исто­ри­че­ского, реаль­ного, Кото­рый дей­стви­тельно пришел и Кото­рому мы покло­ня­емся, Кото­рого испо­ве­дуем и в Кото­рого веруем. Эти про­ро­че­ства сде­ла­лись дви­жу­щей силой исто­рии, пре­вра­щая бес­смыс­лен­ный кру­го­во­рот времен в осмыс­лен­ное дви­же­ние.

Впро­чем, наши совре­мен­ники опять пре­бы­вают в рас­те­рян­но­сти. Гро­мо­гласно обе­щан­ное «свет­лое буду­щее» ныне вызы­вает лишь горь­кую усмешку. Евро­пей­ское, рос­сий­ское и аме­ри­кан­ское обще­ства сего­дня идут «в никуда», не ожидая впе­реди ничего хоро­шего. Мы живем «просто так», «просто пока живется», стре­мясь урвать от жизни как можно больше. Это – страш­ная, раз­ру­ши­тель­ная пози­ция, крас­но­ре­чиво сви­де­тель­ству­ю­щая о том, что за душой у чело­века, по сути, ничего не оста­лось, а высо­кие цели – утра­чены…

Вет­хо­за­вет­ные про­ро­че­ства при­да­вали смысл всему про­ис­хо­див­шему – всем, каза­лось бы, бес­смыс­лен­ным и кро­во­про­лит­ным, жесто­ким войнам; всем смер­тям, рож­де­ниям, всем стрем­ле­ниям и делам чело­ве­че­ским. Все при­об­ре­тало истин­ный смысл во Христе, без Кото­рого чело­ве­че­ское обще­ство упо­до­би­лось бы мура­вей­нику.


[1] Из меж­ду­ре­чья Тигра и Евфрата.

[3] Пóнтий Пилáт — рим­ский пре­фект Иудеи с 26 по 36 год. Построил в Иеру­са­лиме водо­про­вод, однако в целом его прав­ле­ние озна­ме­но­ва­лось мас­со­вым наси­лием и каз­нями. Нало­го­вый и поли­ти­че­ский гнет, про­во­ка­ци­он­ные дей­ствия Понтия Пилата, оскорб­ляв­шие веро­ва­ния и обычаи иудеев, вызы­вали народ­ные вол­не­ния, бес­по­щадно подав­ляв­ши­еся рим­ля­нами. По словам фило­софа Филона Алек­сан­дрий­ского, жив­шего в I веке, Пилат несет пер­со­наль­ную ответ­ствен­ность за бес­чис­лен­ные жесто­ко­сти и казни, совер­шен­ные безо вся­кого суда.

[5] Месси́я (от ивр. («Маши́ах») – «Пома­зан­ник». Пома­за­ние олив­ко­вым маслом (елеем) состав­ляло часть цере­мо­нии, про­во­див­шейся при воз­ве­де­нии царей на пре­стол и посвя­ще­нии свя­щен­ни­ков в сан. В иуда­изме слово «Машиах» ино­ска­за­тельно озна­чает «Царь». Согласно иудей­ским веро­ва­ниям, иде­аль­ный царь, пото­мок царя Давида, будет послан Богом для того, чтобы осу­ще­ствить духов­ное и физи­че­ское избав­ле­ние народа Изра­иля.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки