Неоязычество

Алек­сандр Суво­ров

22 июня лета 2001-го от Рож­де­ства Хри­стова. День лет­него солн­це­во­рота. Шесть­де­сят лет назад нача­лась Вели­кая Оте­че­ствен­ная война. За горо­дом, на берегу реки собра­лась группа людей, среди кото­рых выде­ля­ется плот­ный боро­дач с тяже­лым взгля­дом в длин­ной белой рубахе с выши­тыми по подолу кра­си­выми сва­сти­ками. Тут же несколько юношей уста­нав­ли­вают идола, похо­жего на оте­сан­ный при­до­рож­ный стол­бик. Это язы­че­ский бог-гро­мов­ник Перун. Община неоязыч­ни­ков гото­вится ныне риту­ально рас­кре­стить Русь.

Вече­реет. Раз­жи­гают боль­шой костер, около кото­рого жмутся, поежи­ва­ясь от нале­та­ю­щего про­хлад­ного ветерка, несколько чело­век. Они явно нерв­ни­чают. Нако­нец боро­да­тый волхв взма­хи­вает посо­хом. “Слава роду нашему!” — басо­вито вос­кли­цает он. Из мешка достают белого петуха, он квох­чет и бьется, ему отру­бают голову. Обез­глав­лен­ная птица бро­са­ется наутек и падает в траву. Кровь брыз­жет фон­тан­чи­ком. Белый шаман под­став­ляет горсти и мажет кровью дере­вян­ного божка. С ревом рвется к небу огонь.

К волхву под­хо­дят те, что были подле костра. Их обсту­пают со всех сторон. “Долой физ­куль­тур­ника с креста!”, “Смерть быдлу!”, “Сварог! Слава волку!” — кричат со всех сторон. Те, кого пред­стоит рас­кре­щи­вать, сры­вают с себя натель­ные кресты, швы­ряют и топчут их, выкри­ки­вая руга­тель­ства. “Наре­каю Богу­сла­вом, наре­каю Веле­ми­ром, наре­каю Рос­ла­вом”, — смачно басит волхв, звучно шлепая каж­дого по лбу мокрой от крови пятер­ней. “А сейчас всем в воду — смы­вать жидов­скую скверну!” — коман­дует боро­дач и бьет в землю посо­хом с набал­даш­ни­ком в виде оска­лен­ной вол­чьей головы. Ново­об­ра­щен­ные, раз­де­ва­ясь на бегу, бро­са­ются в воду, следом к ним при­со­еди­ня­ется вся община. “Чище, чище три, смывай жидов­ское клеймо! — под­бад­ри­вает с берега шаман. — Мы — ста­ро­веры, слава рус­скому херу!”

После купа­ния все рас­са­жи­ва­ются вокруг костра, идет по кругу круг­лая чаша-бра­тина с пивом. Звучат тосты. Брен­чит гитара. Глухо бьет бубен. Пляшут блики пла­мени на оска­лен­ной морде идола, пере­пач­кан­ной в крови. Пока пету­ши­ной. Но — кумир жаждет вели­кой жертвы. Крови сына чело­ве­че­ского. Густеют лило­вые сумерки. Тонко зудят тучи кро­во­со­су­щей нечи­сти. Вьются над костром алчные духи ночи. Где-то в чаще ухает филин.

***

“Тьмы нет, все — свет” — вот, пожа­луй, глав­ный девиз дви­же­ния, назы­ва­ю­щего себя неоязы­че­ством, причем сами члены неоязы­че­ских общин часто име­нуют себя по-иному: ста­ро­ве­рами. Не стоит, однако, путать ново­яв­лен­ных “ста­ро­ве­ров” с исто­ри­че­ским ответв­ле­нием рус­ского Пра­во­сла­вия: неоязыч­ники настро­ены по отно­ше­нию ко всему хри­сти­ан­скому, мягко говоря, недру­же­любно. Всякий всту­па­ю­щий в их общину должен в кощун­ствен­ной форме отверг­нуть таин­ство кре­ще­ния и отречься от имени своего свя­того покро­ви­теля ради имени язы­че­ского, кото­рым наре­кает новичка вер­хо­вода-волхв . И с этого момента ново­об­ра­щен­ный ста­но­вится пол­но­прав­ным членом одного из язы­че­ских родов, кото­рый симво­лически воз­глав­ля­ется волком, мед­ве­дем или другим пред­ста­ви­те­лем живот­ного мира. Отре­ка­ясь от Христа, неофит маги­че­ски при­бе­гает к покро­ви­тель­ству демо­ни­че­ского суще­ства в зве­ри­ном образе, место пра­во­слав­ного свя­того зани­мает тотем, или род. “Слава роду!” — тра­ди­ци­он­ное при­вет­ствие “ста­ро­ве­ров”.

Здо­ро­ва­ясь, они берут друг друга за руки возле локтя. Празд­нуют солн­це­во­рот и коляду, носят обе­реги и одежду, сти­ли­зо­ван­ную под сла­вян­скую арха­ику, особым шиком для муж­чины (боля­рина) счи­та­ется явиться на празд­ник в коль­чуге и сра­зиться с сопер­ни­ком на мечах, из музыки пред­по­чте­ние отда­ется так назы­ва­е­мому этно­року с его глу­хими, точно зву­ча­щими из-под земли рит­мами дере­вян­ных бара­ба­нов, перед каждой тра­пе­зой при­но­сится жертва язы­че­ским идолам (чаще всего Перуну), а потом по кругу идет бра­тина с хмель­ным зельем. Словом, чудаки, ряже­ные, вроде тол­ки­е­ни­стов, эльфов и орков из модных ныне роле­вых игр! Так, да не так.

Отбро­сим внеш­нюю живо­пис­ную мишуру, хотя именно она ока­зы­ва­ется при­вле­ка­тель­ной на первом этапе для вовле­че­ния в общину новых членов, глав­ным обра­зом из числа моло­дежи. Кос­немся вещей неоче­вид­ных, той под­зем­ной сути, кото­рая кро­ется под брос­кими свое­об­раз­ными фор­мами, столь заман­чи­выми для многих и многих, кого влечет в наши дни арха­ика Руси Изна­чаль­ной.

Начать сле­дует с того, что неоязы­че­ство отвер­гает тыся­че­лет­ний путь России Пра­во­слав­ной. Само слово “Россия” едва ли не бран­ное для боль­шин­ства “ста­ро­ве­ров”, а неко­то­рые из них отвер­гают и саму Русь, говоря, что рус­ского народа давно уже нет, а есть лишь некий сброд племен и языков, назы­ва­ю­щий себя рус­скими, — просто стадо, кото­рое нужно биче­вать и гнать в нужную сто­рону. И “вер­хо­воды” неоязы­че­ства якобы знают — куда, и готовы ука­зать этот путь “посвя­щен­ным”.

Фор­мально, для общего упо­треб­ле­ния и при­да­ния дви­же­нию долж­ного фольк­лор­ного коло­рита древ­них руси­чей, в общи­нах утвер­жда­ется культ язы­че­ских куми­ров, обряды частью взяты из науч­ных этно­гра­фи­че­ских трудов (напри­мер, ака­де­мика Б. Рыба­кова), неоар­ха­и­че­ского апо­крифа-мисти­фи­ка­ции “Веле­сова книга”, заим­ству­ются эле­менты из капи­таль­ной работы Дж. Фре­зера “Золо­тая ветвь” и других, исполь­зу­ются образы рус­ских былин и сказок, мифы наро­дов мира, начи­ная с древ­не­гре­че­ской мифо­ло­гии, — а все осталь­ное довер­шает при­хот­ли­вая фан­та­зия совре­мен­ных волх­вов. Пан­теон “ново­рус­ских богов” раз­росся необы­чайно. Идео­ло­гами неоязы­че­ства при­чис­лены к нему задним числом такие “боже­ства”, как Кры­шень (Кришна), Вышень (Вишну), Будай (Будда), Астарта-Иштар (Истра — в устах ново­яв­лен­ных “бого­ис­ка­те­лей”), а Баба-Яга воз­ве­дена в ранг хто­ни­че­ской мат­ри­ар­халь­ной богини. Такие вот перлы сла­вян­ской “тео­ло­гии” выдают ныне столпы неоязы­че­ства, эти горе-линг­ви­сты, выво­дя­щие Гер­меса от креп­кого, пардон, сло­вечка “хер”. И смех, и грех, выра­жа­ясь по-про­сто­на­род­ному.

Неоязы­че­ство чуждо истин­ному народ­ному духу и ни в коей мере не должно бро­сать тень на веко­вые тра­ди­ции соби­ра­те­лей и зна­то­ков рус­ского фольк­лора. При­кры­ва­ясь теат­раль­ными деко­ра­ци­ями древ­не­рус­ского пан­теона — Перуна, Сва­рога, Свен­то­вита, Даж­дь­бога и др., — на деле неоязы­че­ские “вер­хо­воды” испо­ве­дуют эклек­ти­че­скую оккульт­ную док­трину, соче­та­ю­щую в себе штудии тео­со­фов, розен­крей­це­ров, зоро­астрий­цев, ведизм, древ­не­еги­пет­скую магию и хто­ни­че­ские культы при­ми­тив­ных наро­дов, при­бав­ляя сюда такие эле­менты рус­ской духов­ной смуты позд­ней­ших времен, как экс­тра­сен­со­рика и НЛО. Вот в таком нево­об­ра­зи­мом ведь­мин­ском вареве и вызрел миф “гипер­бо­рей­ской Руси”, родо­слов­ную кото­рого вер­хо­воды неоязыч­ни­ков выво­дят аж из седой Атлан­тиды и времен все­мир­ного потопа, воз­водя, напри­мер, топо­ним “Москва” от Мосха, сына Ноева. Слепые ведут слепых. Такова в двух словах “эзо­те­рика” неоязы­че­ства. Но глав­ный удар ново­яв­лен­ных волх­вов наце­лен в самое сердце Святой Руси — в ее тыся­че­лет­нее Пра­во­сла­вие.

Неоязы­че­ство пред­по­ла­гает отре­че­ние от тыся­че­лет­ней рус­ской исто­рии, от мес­си­ан­ской идеи Пра­во­сла­вия, освя­ща­ю­щего дер­жаву вместе со всеми насе­ля­ю­щими ее наро­дами, и от все­че­ло­ве­че­ской миссии самого рус­ского чело­века. Как идео­ло­гия оно рав­но­сильно отказу от самой идеи рос­сий­ской госу­дар­ствен­но­сти, соб­ственно от Вели­кой России и ее вели­кой куль­туры. “Род” и “Русь” неоязыч­ни­ков по сути озна­чают заклю­че­ние самого рус­ского народа в некую этно­куль­тур­ную резер­ва­цию, напо­до­бие расист­ского южно­аф­ри­кан­ского бан­ту­стана, и как след­ствие — окон­ча­тель­ный разрыв еди­ного куль­тур­ного поля “Россия—Запад”, обес­пе­чи­ва­ю­щего вза­и­мо­про­ник­но­ве­ние и пре­ем­ствен­ность двух миро­вых циви­ли­за­ций.

Конечно, само по себе так назы­ва­е­мое “неоязы­че­ство” не стоило бы столь при­сталь­ного вни­ма­ния, если рас­смат­ри­вать его в чистом виде — то есть как одну из рас­про­стра­нен­ных в наши дни тота­ли­тар­ных сект. “Ста­ро­ве­ров” отли­чают, глав­ным обра­зом, две черты — агрес­сив­ность, прежде всего ко всему христиан­скому, и тесная спа­ян­ность общины-“рода”, кото­рая харак­те­ри­зует вообще боль­шин­ство сект. В любом обще­стве суще­ствует опре­де­лен­ная кате­го­рия людей с откло­ня­ю­щимся, мар­ги­наль­ным пове­де­нием, наи­бо­лее уяз­ви­мых психоло­гически, чем и поль­зу­ются раз­но­об­раз­ные наставники-“гуру”, оза­бо­чен­ные поис­ками паствы. Ком­плекс “избран­но­сти” также нема­ло­ва­жен здесь. Но, как пред­став­ля­ется, корни явле­ния “новых ста­ро­ве­ров” много глубже.

На волне есте­ствен­ного народ­ного про­те­ста против вопи­ю­щей несправед­ливости совре­мен­ного миро­по­рядка и отсут­ствия нагляд­ной и здра­вой нацио­нальной идео­ло­гии в усло­виях усу­губ­ля­ю­щейся ныне духов­ной смуты про­ис­хо­дит зарож­де­ние оче­ред­ного идео­ло­ги­че­ского при­зрака. Наи­бо­лее уяз­ви­мой в данном отно­ше­нии явля­ется моло­дежь, кото­рой — насле­до­вать буду­щее России. Неоязы­че­ство как тота­ли­тар­ный миф про­ни­зы­вает все сферы жиз­не­де­я­тель­но­сти, начи­ная со сме­ще­ния нрав­ствен­ных устоев: “тьмы нет, все — свет” (что до боли напо­ми­нает девиз ордена сата­ни­стов-асса­си­нов: “нет ничего истин­ного, все поз­во­лено”), кор­по­ра­тив­ных язы­че­ских празд­неств, музыки и завер­шая идео­ло­ги­че­ски про­грамм­ной (то есть оче­видно тен­ден­ци­оз­ной) живо­пи­сью, лите­ра­ту­рой т. д. Все это “худо­же­ство” также не имеет ника­кого отно­ше­ния к истинно народ­ному искус­ству, в лучшем случае это пред­стает этаким “фэн­тази а‑ля рюс”. Таким обра­зом, налицо воз­ник­но­ве­ние новой суб­куль­туры, где под личи­ной фольк­лора кро­ется оккульт­ная, “эзо­те­ри­че­ская” подо­плека “гиперборей­ского мифа”, ранее быв­шего при­над­леж­но­стью “тре­тьего” рейха с его штат­ными мифо­твор­цами из оккульт­ного центра “Ане­нербэ”.

Агрес­сив­ное анти­хри­сти­ан­ство секты дает осно­ва­ние счи­тать ее одним из от­ветв­лений миро­вой сата­ни­сти­че­ской тра­ди­ции, приспособ­ленным к рус­ским усло­виям. Гене­раль­ное направ­ле­ние этой тра­ди­ции осу­ществ­ляет гло­баль­ное дви­же­ние “New Age” (“Новый век”), име­ю­щее своей глав­ной зада­чей уни­что­же­ние хри­сти­ан­ства и осу­ществ­ле­ние все­мир­ного син­теза рели­ги­оз­ных кон­фес­сий в виде культа неко­его “вер­хов­ного суще­ства” . Под неглас­ной эгидой “New Age” нахо­дится в насто­я­щее время эку­ме­ни­че­ское и неооб­нов­лен­че­ское дви­же­ния — эти мар­ги­наль­ные ветви хри­сти­ан­ства, а также неис­чис­ли­мое мно­же­ство сект и оккульт­ных групп самых раз­но­об­раз­ных толков по всему миру. Нынеш­няя духов­ная смута при­звана раз­мыть мас­со­вое созна­ние, лишить его четких ори­ен­ти­ров в кон­тек­сте обще­ми­ро­вого про­цесса гло­ба­ли­за­ции, то есть сосре­до­то­че­ния в одних руках абсо­лют­ной свет­ской и духов­ной власти над единым миро­вым госу­дар­ством. Встра­и­ва­ние России в “новый миро­вой поря­док” (пока, впро­чем, без­успеш­ное) — вот истин­ное назна­че­ние раз­вя­зан­ной оккульт­ной войны с рус­ским наро­дом. Путь к миро­вому вла­ды­че­ству, как и встарь, неиз­менно про­хо­дит через Россию.

Воз­ни­кают и ширятся связи неоязыч­ни­ков с раси­стами и наци­стами всех мастей по всему свету, с белым расист­ским интер­на­ци­о­на­лом и “черным интер­на­ци­о­на­лом”, непо­сти­жимо сво­дя­щим воедино “левые” и “правые” экс­тре­мист­ские груп­пи­ровки, — в данном случае все тече­ния анти­хри­сти­ан­ской направ­лен­но­сти очень легко нахо­дят почву для еди­не­ния. Вообще, суще­ствует уро­вень, на кото­ром неве­домо смы­ка­ются все кон­спи­ра­тив­ные орга­ни­за­ции, нити от кото­рых ведут в тем­ноту к един­ствен­ному кук­ло­воду. “Новые ста­ро­веры” не исклю­че­ние здесь, все это уже было одна­жды, и можно понять, откуда дует ветер и на сей раз. “Нынче у каж­дого ум не свой” , — гово­рит один из демо­ни­че­ских героев в романе Досто­ев­ского “Бесы”. Это было ска­зано по дру­гому поводу, но в такой же, как и ныне, пред­гро­зо­вой атмо­сфере про­зву­чали эти вещие слова. Новое вопло­ще­ние нашу­мев­шего в преж­ние вре­мена “дела Неча­ева” пока только смут­ной тенью брез­жит на гори­зонте времен новой рус­ской смуты, — смуты духов­ной. Рано или поздно на алтарь темных сил про­льется кровь.

Неоязы­че­ство раз­ви­ва­ется в наше время как часть от части без­ли­кой силы, раз­ди­ра­ю­щей обще­ство на “про­ро­ков” и “мате­риал” для оче­ред­ного экс­пе­ри­мента, явля­ется по сути веро­ят­ной линией наме­тив­ше­гося в обще­стве рас­кола. Враг рода чело­ве­че­ского по-преж­нему един, и в этом сила тьмы, раз­нятся лишь его обли­чья. “Тьмы нет, все — свет” — его оче­ред­ное лука­вое рече­ние. Нацисты-”староверы” цинично пре­зи­рают соб­ствен­ный народ, назы­вая его христианизиро­ванным быдлом, их “вер­хо­воды” пре­воз­но­сят осво­бож­ден­ное от нрав­ствен­ных препон наси­лие как глав­ный метод буду­щей власти. И они уже “идут в поли­тику”, пыта­ясь вытолк­нуть наверх соб­ствен­ных, пока безы­мян­ных вожа­ков. Тонко про­счи­ты­вают, выве­ряя каждый даль­ней­ший шаг, отде­ляя внеш­ний круг бое­ви­ков-акти­ви­стов от ядра идеологов-“верховодов”. Начата кам­па­ния по дис­кре­ди­та­ции нена­ви­ди­мой ими Церкви. И если народ не уда­лось пока раз­вра­тить “мас­со­вой куль­ту­рой”, то — не мытьем, так ката­ньем — “ста­ро­веры” пыта­ются подойти с дру­гого конца, пре­вра­тив рус­ских в “этно­массу”, под пред­ло­гом воз­вра­ще­ния к родо­вым исто­кам — раз­вен­чать и опош­лить саму наци­о­наль­ную идею, истори­ческий стер­жень народ­ного бытия, — свести ее к сумме смут­ных язы­че­ских суе­ве­рий, сов­ме­щен­ных с деструк­тив­ными, раз­ру­ши­тель­ными для души оккульт­ными прак­ти­ками для “избран­ных”. Одно дру­гого стоит, важно понять, что при кажу­щемся про­ти­во­ре­чии “справа” и “слева” дей­ствует одна и та же сила. Так­тика “двух кин­жа­лов” — излюб­лен­ный прием анти­рос­сий­ской “заку­лисы”.

Неоязы­че­ство пред­став­ляет один из фраг­мен­тов дей­ству­ю­щего в исто­рии анти­хри­сти­ан­ского начала, и каждый “ста­ро­вер” должен отда­вать себе отчет, что первый шаг к сата­низму им уже сделан. Тота­ли­тар­ная секта зом­би­рует людей, в резуль­тате чего у нео­фита воз­ни­кает как бы “второе я”: шизо­фре­ни­че­ское, зло­ка­че­ствен­ное ядро лич­но­сти, скры­тое и  нахо­дя­ще­еся все­цело в веде­нии той силы, кото­рой чело­век предал себя по соб­ствен­ной воле. Послед­ствия этого гибель­ного раз­дво­е­ния лич­но­сти, или одер­жа­ния, могут быть непред­ска­зу­емы. “Ста­ро­веры” ныне — это закон­спи­ри­ро­ван­ная тота­ли­тар­ная секта, рядя­ща­яся в пат­ри­о­ти­че­ское обли­чье, но глав­ное объ­еди­ня­ю­щее начало этих “пат­ри­о­тов” — зоо­ло­ги­че­ская нена­висть к Пра­во­сла­вию. “Хри­сти­ан­ство выду­мано жидами, чтобы под­чи­нить себе мир” — эта сакра­мен­таль­ная фраза, подобно “тьмы нет, все — свет”, входит в стан­дарт­ный набор неоязы­че­ских идиом, где рус­ская всечело­вечность, совесть и вели­ко­ду­шие также пред­стают в итоге “жидов­скими идеями”. Доста­точно открыть Еван­ге­лие, чтобы раз­ве­ять и этот миф “ста­ро­вер­че­ских вер­хо­во­дов”; вот с какими сло­вами обра­ща­ется Хри­стос к под­сту­пив­шим к Нему иудеям, уже гото­вым внут­ренне рас­пять Того, Кто пришел спасти мир: “Ваш отец диавол, и вы хотите испол­нять похоти отца вашего; он был чело­ве­ко­убийца от начала, и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда гово­рит он ложь, гово­рит свое, ибо он лжец и отец лжи” (Ин., 8, 44) . В полной мере слова эти могут быть отне­сены и к тем и к другим нена­вист­ни­кам Пра­во­сла­вия, кото­рые пита­ются из одного духов­ного источ­ника.

Язы­че­ство всегда чре­вато чело­ве­че­ской, “вели­кой” жерт­вой, ибо кумиры жаждут, чело­ве­че­ское жерт­во­при­но­ше­ние в данном случае — только вопрос вре­мени, в этом также должен отда­вать себе отчет каждый неоязыч­ник. Одна лишь кровь, “сок осо­бен­ного свой­ства”, по выра­же­нию гетев­ского беса Мефи­сто­феля, может по-насто­я­щему спло­тить бого­бор­цев, испо­ве­ду­ю­щих свой темный культ под бла­го­вид­ным пред­ло­гом почи­та­ния “родной ста­рины” и “народ­ных корней”. Корней народа, чей тыся­че­лет­ний пра­во­слав­ный путь “ста­ро­веры” нена­ви­дят больше всего на свете. Как нена­вистна им и сама Россия с ее “дву­на­де­ся­тью язы­ками”, и тыся­че­лет­няя идея рус­ского мес­си­ан­ства. Можно ли вообще быть рус­ским, не любя Россию?! И здесь неоязыч­ники дей­ствуют заодно с закля­тыми вра­гами и раз­ру­ши­те­лями рус­ской госу­дар­ствен­но­сти, это тоже важно понять. Вне Веры Отцов и вели­кая госу­дар­ствен­ность, и рус­ская идея, и сама, нако­нец, рус­ская душа — все это теряет смысл, и ника­кие идолы не спасут нас, если это будет утра­чено в одно­ча­сье. Уместно вспом­нить и другое, слова послед­него про­рока рус­ской идеи Федора Михай­ло­вича Досто­ев­ского об одном таком “неоязыч­нике”:“Этот чело­век ругал мне Христа по матерну, а между тем нико­гда не был спо­со­бен сам себя и всех дви­га­те­лей сего мира сопо­ста­вить со Хри­стом для срав­не­ния: он не мог заме­тить того, сколько в нем и в них мел­кого само­лю­бия, злобы, нетер­пе­ния, раз­дра­жи­тель­но­сти, под­ло­сти, а глав­ное, само­лю­бия. Ругая Христа, он не сказал нико­гда: “Что же мы поста­вим вместо Него, когда мы так гадки?”

И в самом деле — что?

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки